всё о любом фильме:

Чрево

Womb
год
страна
слоган«What are the consequences of giving birth to your dead boyfriend?»
режиссерБенедек Флигауф
сценарийБенедек Флигауф
продюсерГерхард Майкснер, Андраш Мухи, Роман Пауль, ...
операторПетер Сатмари
композиторМакс Рихтер
художникЭрвин Приб, Сет Тернер, Мариано Туфано, ...
монтажКсавьер Бокс
жанр фантастика, драма, мелодрама, ... слова
бюджет
€3 660 000
зрители
Венгрия  3.6 тыс.,    Чехия  1.7 тыс.,    Польша  1.1 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время107 мин. / 01:47
Женщина клонирует своего умершего возлюбленного и воспитывает его с младенчества до юношества, постоянно испытывая сомнения в том, верное ли решение она приняла.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.40 (9819)
ожидание: 92% (358)
Рейтинг кинокритиков
в мире
35%
7 + 13 = 20
4.9
в России
0 + 1 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Компьютерная игра, в которую несколько раз на протяжении всего фильма играл Томми, называется «Line Rider».
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1444 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм одновременно завораживает и вызывает отторжение. Прекрасно воссозданная медитативная атмосфера холодного морского берега, проникающая в душу музыка и мать, смотрящая на сына далеко не материнским взглядом…

    На мой взгляд, это картина не клонировании, не о том, что может ожидать нас в будущем (тем более, что в фильме нет никаких футуристических деталей), а о несостоявшемся материнстве. Извечный мифологический сюжет о матери, испытывавшей вожделение к собственному сыну имеет в фильме соответственное мифологическое обрамление: убраны все бытовые подробности, есть только холодная стихия и женщина, которая не меняется с годами ни внешне, ни внутренне. Ее душа остается холодной как северное море, и, хотя в ее глубине и кипят страсти, но они мертвы, как и ее возлюбленный.

    Материнская любовь, которая чаще всего является для женщины чувством куда более сильным, чем любовь к мужчине, для героини фильма остается недоступной. Она живет прошлым и не желает признать, что все изменилось, не хочет принять свою новую роль. От того на протяжении всего фильма ни разу не появляется солнце, не утихает холодный ветер, а у «матери» почти нет никаких эмоций на лице.

    Фильм о женской эмоциональной холодности и неспособности к материнской любви

    13 февраля 2012 | 19:30

    Пристань в предрассветной тишине. Укутавшись от холодного, влажного ветра, Ребекка то и дело оборачивается. Он обещал проводить. Не считая деда, Томми единственный дорогой ей человек и друг на этом побережье. Еще миг и паром отчалит, а в памяти на долгие годы останутся озаренные рассветными лучами дедушка, гигантская статуя моржа и… он, друг детства, так и не пришедший попрощаться. Девочку ждет далекая и загадочная Япония, уехав в которую, она, вероятнее всего, так и не узнает, в чем заключалась «задумка» друга, упомянутая им накануне.

    Детская дружба… Взрослые чаще всего не воспринимают её всерьез, но иной раз такая связь намного сильнее, чем может казаться, особенно, если этот друг один единственный. Именно такая, почти детская привязанность и пара вопросов, заждавшихся ответов, спустя несколько лет уже повзрослевшую Ребекку снова приводят в прибрежный город её детства, в город, в котором из её родных никого не осталось, в котором её никто не ждет. Да это и не важно, ведь этот городок пропитан её воспоминаниями о крепкой дружбе и печальном, неопределенном моменте расставания, он пропитан воспоминаниями о Томми.

    Дружба, ставшая любовью, трагическая и глупая смерть одного из влюбленных, а после иногда вполне обоснованные, иногда весьма странные поступки страдающего из-за потери — всё это уже было и не раз. Но все эти избитые сюжетные ходы в фильме «Чрево» являются лишь канвой, на которой вырисовывается огромная драма, а, может быть, даже трагедия одной маленькой женщины, которая, не смирившись с потерей, пошла ва-банк, положив на кон самое ценное, что есть у человека, — время. Благо в недалеком будущем наука преуспела в клонировании, доступном каждому желающему. Отчаянный поступок по-доброму глупой женщины, со всей свойственной ей импульсивностью, нету смысла осуждать — не впервой. А вот «слепой» расчет не без примеси эгоизма — ещё как! На что она рассчитывала? Что клонирует, выносит, родит и вырастит такого же Томми? Причем не Томми-друга, а Томми-любимого. Что он об этом никогда не узнает, что о нём никогда не узнают? В конце концов, какого отношения к себе она ждала?

    Но даже учитывая список запоздалых вопросов, Ребекке, в удивительном исполнении Евы Грин, невозможно не сопереживать, заведомо зная, что её участь предрешена. Её безрассудная любовь сыграла с ней злую шутку, а заодно и с любимой «копией». Взгляд Ребекки, выносившей и родившей «нового» Томми, отнюдь не материнский, и даже не дружеский. Этот взор, скользящий по взрослеющему мальчику, переполнен спокойным внешне и сжигающим изнутри вожделением. Она растит не сына, а объект своего желания и однажды оборвавшихся мечтаний, но вслух так никогда этого и не признает.

    Но ставка проиграна, и времени уже не вернуть. Бесконечно длинные ночи в мучительном одиночестве женщина коротает со своим преданным спутником, бессонницей. Её сознание, как плотоядный червь, уже давно подтачивает мысль, что любимый ею Томми не принадлежит ей, да и не принадлежал никогда. А в соседней комнате, за тонкой стенкой, очередная юная и ненасытная зазноба делит ложе с ее любимым. И пока Ребекка из последних сил пытается играть в «сыночки-матери», а Томми в упор не замечает очевидной фальши, тайна всё больше начинает выпирать, трещит по швам, норовит выбраться наконец из заточения в многолетнем молчании, сорвав «розовые очки» с псевдоматери и разув глаза псевдосыну. Несколько минут, чтобы наконец-то испытать желаемое, и лишь миг, чтобы осознать… Так кто же ты, Ребекка? Ты не мать, не любимая и даже не друг, ты всего лишь «чрево», обеспечившее жизнь мужчине, которому никогда не стать твоим.

    22 августа 2012 | 19:14

    «Father? — Yes. Son. — I want to kill you
    Mother?…I want to…f*ck you..» © The Doors


    Жить минимум до 120 лет, а в идеале вечно — под таким лозунгом в наше время создаются различные венчурные фонды, занимающиеся созданием «вакцины бессмертия». Именно возможность жить вечно волнует российских и зарубежных олигархов, многие из них инвестируют миллионы в частные лаборатории, желая как можно скорее получить таблетки от старости. Над похожей проблемой, только несколько с другой стороны, решил порассуждать венгерский режиссер Бенедек Флигауф, в очередной раз затронув тему клонирования.

    В небольшом городке, расположенном на побережье Северного Моря, мы наблюдаем за отношениями двух детей Ребекки и Томаса. За короткий промежуток времени их охватывает неизвестная сила, та самая неуловимая искра, которая способна соединить людей. Дружба перерастает в невероятное чувство — детскую влюбленность. После учебы, Ребекка возвращается в родные края, встречает повзрослевшего Томми и влюбляется в него, увидев того же понимающего и волнующего ее сердце молодого человека. Разлука в 12 лет не имеет никакого значения, для них не существует временных преград. Они начинают вместе жить — счастливо, но недолго. Томаса смертельно сбивает грузовик и через некоторое время Ребекка обращается в «Департамент генетической репликации», чтобы возродить своего возлюбленного. Но она даже и представить не могла каким душевным мукам подвергнется ее жизнь, приняв такое решение…

    Решение главной героини дать вторую жизнь интроспективному Томми результат скорее эмоциональной составляющей, зов сердца, нежели трезвое мышление. По ее мнению возможность клонирования — это уникальный шанс дать кому-то самый прекрасный дар — дар жизни. Ведь в «Чреве» данный вид размножения является частью повседневной жизни, тем не менее наполовину становится запретом. Клонирование сына или дочери считается нормальным, но воспроизведение бывшего любовника на свет воспринимается как эгоистичный поступок, хоть и Ребекка выступала с альтруистическими намерениями. В любом случае, это мир, в котором клонирование возможно, хотя и чревато социальными предрассудками.

    Картина Бенедека Флигауфа изобилует естественной природной красотой, метафорично переплетая настроения героев с бушующим, тревожным морем и несмолкающим ветром, уносящим вдаль песчинки прошлой жизни. Такая неприятная и холодная атмосфера одиночества, отстраненности передается зрителям, проникая все глубже благодаря «молчаливости» фильма и отсутствия содержательных диалогов. «Чрево» довольно-таки интересно наблюдать, размышлять над этическими вопросами, анализировать, и попытаться понять множество идей, которые оно создает. Флигауф определенно создал нечто, что стоит особняком от всего остального.

    Фильм, который в конечном итоге превращается в неутешительно стандартную мать/сын драму с Эдиповым комплексом и упором повествования Sci-Fi элементов, т. е. имеются расплывчатые ссылки на то, что другие клоны подвергнутся остракизму, спасает лишь чувственная игра Евы Грин (одна из ведущих актрис независимого кино), пронесшая через себя всю глубину, скорбь и раздирающие грудь тревоги эмоционально замкнутой Ребекки. Возможно, стоит клонировать фильм, в виде ремейка, чтобы такая необычная задумка воплотилась в соответствующее высокое качество.

    19 января 2011 | 17:36

    Strange he is, my son, whom I have awaited like a lover… — D.H. Lawrence

    Что делать, если вы любите кого-то настолько сильно, что мысль о существовании без него причиняет физическую боль? Как поступить, если все вокруг говорят принять это и двигаться дальше, а жизнь дает шанс вернуть этого человека?

    А ведь на самом деле помимо открытых возможностей клонирования, наша жизнь ничем не отличается от вашей. Со стороны, наверное, скорее покажется, что это не будущее, а альтернативная реальность. Но пусть клонирование и доступно для всех, оно по-прежнему не полностью принято обществом. В мире есть аббревиатура — NIMBY («not in my back yard»), что дословно означает «только не на моем заднем дворе» и относится к ситуациям, когда люди, кажется, не имеют ничего против какого-то явления, но предпочитают, чтобы на их жизни оно никак не влияло. Так и здесь — казалось бы, никто не осуждает такой выбор, но при этом матери прямо говорят, что не хотят, чтобы их дети «сталкивались с этими вещами лично».

    Да, можно долго спорить об этичности репродуктивного клонирования. Можно рассуждать о копировании генотипов и фенотипов. Можно убеждать себя в том, что всё равно это будет немного другой человек — с несколько иными чертами лица, голосом, с другим ветвлением кровеносных сосудов и Бог весть чего еще. А можно не спорить, не рассуждать, не сомневаться. Можно просто вцепиться зубами в появившуюся возможность, дать себе еще один шанс на счастье.

    Я встретила любовь всей своей жизни, Томми, когда в совсем юном возрасте приехала на лето к своему деду. Мы с Томми провели вместе несколько пасмурных и дождливых месяцев, и, поклявшись друг другу в вечной любви, расстались. Я уехала с матерью в Токио, чтобы жить на 72 этаже, и тогда это казалось лишь очередным увлекательным путешествием.

    Когда я вернулась, мы сразу узнали друг друга. Мы просто посмотрели друг другу в глаза, и поняли всё без слов, несмотря на то, что прошли долгие 12 лет. Казалось бы, ожидание было не напрасным, но наш роман был недолгим, потому что в него вмешался случай. Оглядываясь сейчас назад, понимаешь, как нелепо и глупо всё произошло. Мы были разлучены, как казалось сначала, навсегда, но я не могла смириться с этим, и решила воспользоваться той возможностью, которую подкинула мне жизнь. Когда-то Дэвид Герберт Лоуренс писал о матери как о той, кто, потеряв любовь своей жизни, долго ждала этому человеку замену, но в итоге отдала всю нежность своему сыну. Так и я стала матерью для того, кто должен был заменить мне человека, которого я любила больше жизни.

    Я не хотела уезжать оттуда. Почему? Просто эти места напоминали мне о моем потерянном Томми. А еще они как нельзя лучше соответствовали некой атмосфере моей меланхоличной любви к нему. Очень много воды — постоянный дождь и безграничный океан. Много неба. Много открытого пространства. Серый и синий цвет. И тишина. Редкие и часто ничего не значащие бытовые разговоры. Окружающая действительность была больше похожа на сон, чем на реальность. Иногда мне кажется, что другого мира я не знала никогда.

    И весь этот мир оказался не так идеален, как я того ждала. Мой Томми рос, в то время как я неумолимо старела. Со временем он стал точной копией человека, которого я любила. И от того особенно тяжело было принять то, что это не Он, и что в жизни моего сына тоже появится женщина. Иногда я забывалась в общении с ним. Я так скучала по своему прошлому, так страдала и была сломлена внутри, что ситуация выходила из-под контроля. Я сражалась одновременно с не находящей выхода сексуальностью и душившей меня тоской, понимая при этом, что не чувствую от него отторжения моих эмоций и чувств.

    Никто не знает, как и когда этому был бы положен конец, но произошло то, что заставило меня открыть правду. И если вы понимаете, что почти невозможно сказать ребенку, что он приемный, попробуйте понять, сколько мужества требуется, чтобы открыть гораздо более шокирующую правду, которая приведет к неизбежной развязке.

    Нужно поместить себя в центр моей истории, поставить себя на моё место, чтобы прочувствовать и попытаться понять. Потому что со стороны получится только осуждать. Это не очередная вариация мифа об Эдипе, это неловкая жизненная ситуация, соприкоснувшись с которой, комфортно себя чувствовать у вас вряд получится.

    29 мая 2012 | 07:31

    Фильм Чрево смотрела исключительно из-за Евы Грин. И она меня не разочаровала. Ее смелость в примерянии на себя противоречивых образов, идущих вразрез с существующими стереотипами, поражает. Каждый фильм, каждая идея доносится до зрителя только благодаря ее игре, всегда маневрируя между шедевром и пошлостью. Вот и в этот раз, на этой самой грани, актриса открыла для зрителя новый мир чувств в более чем противоречивой картине.

    Сложно сказать, о чем конкретно данный фильм. Слишком много аспектов затронуто сюжетом, и все они раскрыты потрясающе тонко. Но если подвести черту, которую, честно говоря, подводить не хочется — то фильм в первую очередь о потере. Потери того, чем насладиться не успел, без чего жизнь померкла, и утратился смысл самого существования. Нет потери страшнее этой. И это потеря любви. Любви не только применительно к возлюбленным, любовникам, — любви в целом, применительно к дорогим людям и любимым существам. Непосредственно в фильме это отражено на любовной истории, но незначительный эпизод в середине ленты заставляет нас задуматься: так ли ограничены рамки сюжетом, как кажется на первый взгляд? Конечно, нет — речь идет о любви во всех ее проявлениях.

    Кому-то идея фильма может показаться дерзкой, возможно, даже нелепой. Но давайте смотреть глубже. Пусть данная лента будет увеличительным стеклом на наши собственные, свойственные любому другому человеку, чувства — и мы сможем понять, что все сказанное в фильме, пусть и на гипертрофированном примере, но правда.

    Непосредственно в контексте самого сюжета тонко затронута тема родительской любви. На протяжении всего фильма мелькают кадры, где героиня Евы Грин находится в состоянии постоянной любви к своему ребенку, что не свойственно большинству родителей. Эти моменты очень скромно вписаны в кадр, возможно, не обращая на себя излишнее внимание, — но говорящие об одном — о спокойной, всепрощающей и все разрешающей любви к своему ребенку. Сделано это умышленно, подводя зрителя к пониманию того, что героиня видит в 5-летнем Томасе не своего ребенка. Она видит и любит в нем того, кого знала много лет назад. Эмоционально это можно прочувствовать, описывать словами не имеет смысла. Чтобы это понять, нужно посмотреть фильм до конца.

    А конец стоит того. Нет в нем ничего такого захватывающего, или неожиданного — но в нем вся боль, скорбь, печаль очередной, а может быть все той же потери. И безысходность. Словами другого персонажа из фильма, это можно выразить, как — что-то нам дается, а что-то отнимается, и с этим можно только примирится. Поэтому героиня Евы Грин говорит [обращаясь к Томасу], что важно только то, что ты здесь и у тебя есть жизнь.

    Возможно, фильм будет более доступен женщинам, из-за потрясающей игры Евы Грин, позволяющей примерить на себя ее образ каждой. Но, как мне кажется, ограничений здесь нет. Ни по возрасту, ни по полу. Потому что, как мы уже говорили, фильм о большем, чем может показаться на первый взгляд — об абсолютной любви и нашей невозможности смириться с ее потерей.

    31 октября 2011 | 01:51

    Современное фестивальное кино, да и вообще любой арт-хаус новой волны, строится на основе нескольких догматов, которые в последнее время стали уже величиной постоянной, а именно — оно должно быть снято на какую-то очень скандальную тему (либо изобиловать откровенной обнаженкой на грани прона), быть предельно абстрагированным от голливудского глянца, радовать глаз отменной операторской работой (которая зачастую представляет собой ряд красивых инсталляций, мало относящихся к сюжету) и, самое главное, быть очень скучным и тягучим. Безусловно, среди авторских работ попадаются действительно настоящие шедевры, но увы, по большей части это лишь заумное занудство, снятое по одним и тем же лекалам, которое в своем стремлении уйти от коммерческого кино Голливуда часто оказывается просто снобистским и притом абсолютно не стоящим внимания детищем. Эта картина неоднократного лауреата Берлинского МКФ (в большинстве своем — за последнюю работу «Просто ветер») венгерского режиссера Бенедека Флигауфа почти полностью соответствует вышеперечисленным требованиям, за исключением того, что снята она для столь провокационного сюжета очень целомудренно — никаких крупных планов гениталий и соитий в кадре (страшно подумать, что сделал бы с таким сюжетом Фон Триер — или наоборот, лучше бы за него взялся именно он?), ну и бездарным его тоже не назовешь. Сказать, что кино совсем не получилось, нельзя — проблематика в нем поднята весьма актуальная, для современного общества болезненная и довольно сложная, также исследующая не только моральные аспекты клонирования, но и вопрос, заданный еще в одной из серий «Секса в большом городе» — «Выходит, чтобы найти идеального мужчину, его надо родить самой?» Но, нагромоздив кучу подобных проблем, приплетя к ним еще и вопрос инцеста, неумолимо возникающий в данном сюжете, режиссер не особо интересно развивает их на экране. Оператор явно впадает в экстаз от демонстрации красивых пейзажей, что, безусловно, создает определенную атмосферу холодности, уединенности и одиночества, словно герои оторваны от остального мира, скрывшись от него в маленькой прибрежной избушке, но визуальной стороной ему не очень получается компенсировать море скуки, разлитой по экрану, поскольку картинка — фактически один из немногих компонентов, заставляющих зрителя хоть на что-то смотреть, поскольку действие сильно топчется на месте и виснет, а догадливый зритель уже давно смекнул, что ничем хорошим это все не кончится, и, зевая, ожидает развязки, рассматривая талантливо выстроенные кадры, с точки зрения фотоискусства очень ценные. Вторая удачная сторона картины — отличная игра Евы Грин, чей холодный задумчиво-презрительный взгляд гипнотизирует и создает особый эмоциональный фон. Ну а общий вердикт таков — красивое, неглупое и атмосферное, но очень скучное, отстраненное и сухое фестивальное кино, которому крупно повезло с ведущей актрисой.

    6 из 10

    3 мая 2012 | 18:47

    Ну что, по сути фильм поднимает сразу несколько тем, самая малая из которых клонирование, а остальные давно превратили общество в вечно открывающих клюв птенцов, которые громкими криками или иными способами, еще более сомнительными, безапелляционно возвещают миру о своем праве на реализацию своих желаний. Любыми путями. Отказываясь как принять реальную реальность, так и оценить релевантность и адекватность средств по сравнению с целью.

    Что мы видим. Героиня, которая любит. Наверное. Возможно. Предположим, что да. И вот тут возникает первый основополагающий вопрос. Что же или кого же она любит? Тело она любит, секс-игрушку или человека с уникальной личностью? Судя по ее дальнейшим действиям, очевидно, первое. И тогда, извините, но сочувствовать ее «горю» мне сложно, так как — ну на Земле еще осталось более 7,5 миллиардов людей, где-то половина из которых мужчины, и где-то половина из них половозрелые и способные на все, что ей нужно. Если же она любит личность, то причем здесь, извините, клонирование?

    Тем более, скажу уже, чтобы закрыть эту незначительную здесь тему, это нельзя назвать клонированием — то есть точным копированием чего-то или кого-то. При такой технологии даже полного копирования тела не происходит. И, по сути, ребенок получает часть ДНК матери, и является действительно сыном этой женщины, а не биологическим клоном ее погибшего мужчины. Что ставит дальнейшее под еще больший вопрос, чем реальное клонирование, с точки зрения морали и нравственности.

    Но сейчас не об этом. То есть и об этом тоже, конечно, потому что мы наблюдаем, как такие странные и даже страшные способы человек выбирает для чего? Для реализации своих желаний. Женщина не хочет принять реальность. Она хочет свою игрушку обратно. И она ее пытается получить почти так же, как в «Кладбище домашних животных» мальчик пытается вернуть своего кота. Вот этот отказ принять реальность является второй огромной проблемой общества в массе своей. Не желаем мы посмотреть в глаза очевидности, не хотим принять случающееся. Мы хотим сами писать сценарии. И только нам решать, когда кому умирать. Люди как боги.

    Нет в людях уважения к тому, что больше их. К жизни, к смерти, к миру и его законам. Поэтому я не могу сказать, что речь о том, что женщина делает ради любви. Ради своего эгоизма. Не ради любви.

    И вот это еще одна проблема, проблема постоянной подмены понятий, когда капризы, одержимости желаниями принимаются за любовь, чем оправдывается любой неадекват. И нет, мне не кажется это романтичным ни разу. Самое романтичное — заботиться день за днем, слышать и пытаться понять того, кого ты любишь и думать о нем, а не о себе. Каждый день выносить мусор, а не один раз завалить площадь никому ненужными цветами. В данном случае эгоизм и инфантильные капризы. Нежелание подумать о последствиях.

    Третья проблема — это сосредоточенность на желаниях, вера в их исключительную важность для мира, неспособность задуматься о том, насколько желаемое стоит желать. Насколько оно нужно и что принесет желающему, если исполнится. И хорошо, если ему просто не нужно то, что он получает в итоге, а, как правило, большая часть таких желаний на этапе реализации влекут за собой серьезные, иногда фатальные, ошибки, которые и получает в итоге такой капризуля как результат.

    Глянец, рисующий обязательный сценарий «счастливой жизни», довел людей до того, что они искренне верят, что любой их каприз стоит не только слезы одного ребенка, а и вообще весь мир пусть горит синим пламенем. Лишь бы они получили то, что хочется. В общем, фильм-диагноз. Высвечивающий основные заблуждения, штампы, кривые понятия общества в целом.

    Обсуждать после него «что женщина может сделать от любви» не вижу никакого смысла, так как фильм не только не отвечает на этот вопрос, но и не ставит его.

    И самым простым здесь вопросом о клонировании в таком контексте и задаваться смысла нет, так как личность клонировать невозможно. И для целей героини и ей подобных это изначально не выход и не метод.

    5 из 10

    только за картинку и правильную атмосферу, так как именно такое ощущение и должно вызывать наблюдение за вышеописанными заблуждениями, наглядно и объемно показанными режиссером и всей съемочной группой.

    8 января 2014 | 19:26

    Какая обворожительно чарующая, нерукотворная природа… Величественная, гордая, но открывающаяся смелым, одержимым и преданным.

    На берегу холодных морей-океанов разворачивается действие этой неторопливой драмы с легким элементом вымысла. Именно вымысла, ибо фантастика — совершенно не правильное слово, порождающее совсем другие ассоциации. Героиня (Ребекка, роль Эвы Грин) приезжает в городок своего детства, чтобы встретить выросшего телом, но не умом мальчишку, своего детского приятеля и влюбиться в него. Даже не влюбиться, а скорее, загореться им, увлечься его бесшабашностью. Далее — внезапная смерть его друга в автомобильной аварии, практически на глазах и по косвенной вине Ребекки. Смерть эту героиня не принимает, на это указывает эпизод, когда она не бежит к телу, а садится обратно в машину, прячась в этой железной клетке от жестокой реальности. После случившегося Ребекка решает клонировать своего друга, родив ребенка с его генами путем искусственного оплодотворения. На протяжении фильма зритель вместе с героиней переживает рост и взросление нового Томаса, а также пытается разобраться, получила ли Ребекка желаемое, вмешавшись в законы природы и ход времени?

    В фильмах, подобных этому, неспешных и созерцательных, безусловно, много внимания уделяется деталям. Засушенная улитка в коробке от спичек находит свою реинкарнацию в маленьком Томасе, живущем теперь в качестве ребенка Ребекки. Он вмешался в течение жизни улитки, нарушив законы природы, Ребекка вмешалась в его жизнь.

    Возможно, она чувствует свою вину за его смерть? Разговор с маленьким Томасом косвенно подтверждает это. Вопросы, вопросы… «А почему вы остановились?» — «Потому что я захотела в туалет…» И больше нет вопросов. В воздухе зрительское «Мама, ты меня убила и снова родила»…

    Повзрослевший Томас ведет свою жизнь, но тут подходит и время отвечать на вопросы. Он называет ее мамой, она видит в нем своего любовника. Свои права на Томаса заявляет его юная подружка. Голова Томаса взрывается: кто он? Что происходит вокруг?

    Так что же, Ребекка, получила ты то, что хотела? А вот мне кажется, что получила. Даже один сладкий миг стоит долгих лет ожиданий. Особенно, когда ты сделал почти невероятное, когда стал наравне с Творцом, повернул время вспять. Стоило ли достижение цели перехода через границу моральных норм общества? Для героини, отрекшейся от этого самого общества, вполне вероятно, что да. «Я подарила тебе жизнь, какие еще вопросы?» — «Спасибо, Ребекка». И жизнь продолжается, в доме загорается свет…

    В фильме присутствует небольшое рассуждение насчет возможности клонировать человека. Общество это осуждает и не приемлет. Однако, замечает Ребекка, мы пользуемся другими возможностями, которые дал нам Господь, почему не воспользоваться и этой, если это Он открыл ее нам?

    Эва Грин органична в своей холодной красоте общему настроению этого задумчивого германо-венгеро-французского фильма.

    8 из 10

    4 февраля 2015 | 20:35

    Начинается всё здорово, красивое побережье, не знаю правда где снимали кино, но очень красивые виды. Мальчик Томми и девочка Ребека — играют вместе, веселятся, возможно даже влюбляются так по-детски мило и наивно друг в друга. Всю эту красоту сопровождают красивые молчаливые кадры, музыки вообще нет, есть только звуки природы, человеческое дыхание и тишина. Далее приходит час трагедии: малышка Ребека уезжает с мамой в Японию, Томми собирается проводить её и устроить сюрприз, но ничего не происходит.. Проходит время и Ребека становится взрослой, утопической красавицей (Ева Грин) и возвращается в деревню на берегу моря, чтобы найти там малыша Томми.. и тут начинается что-то непонятное и странное..

    Хорошо раскрыла свой персонаж Ева Грин, очень глубоко сыграла и заставила поверить в свою отчаянную жизнь. Фильм тяжело морален и труден для восприятия, затронута тема клонирования, которая может быть уже в скором будущем станет очередной, новой проблемой современного мира.

    С одной стороны ярый противник экспериментов с человеческими жизнями становится жертвой этих экспериментов. С другой стороны женская любовь, перегибающая все палки, отчаянная и глубокая, порождающая на свет нечто невероятное и не до конца принятое собой. Это страшно и здесь это передано очень хорошо. В общем впечатление есть, но оно тяжелое и скомканное. Фильм красивый и имеет свою долю правды и свой смысл, свою маленькую жизнь.

    Красивая тишина, красивый дождь и море великолепно, красивая Ева Грин, красивое дыхание, красивый шум прибоя, красивый песок и шепот волн, красивая улитка и спичечный коробок, красивая история, только вот с печальным концом..

    «Чрево» — очень красивое, но не очень-то понятное для меня кино.

    7 из 10

    3 мая 2011 | 17:15

    Увидев трейлер, все о фильме становится ясно. И можно, вообщем-то не смотреть. Вроде. Но двое суток я возвращалась и возвращалась мысленно к задумке: родить своего мужчину. Это же безумие. Есть среду мам такая глупая фраза: «Идеального мужчину можно только родить самой». После просмотра фильма «Чрево» у вас язык не повернется ляпнуть нечто подобное.

    Фильм потрясающий. Завораживающий, отталкивающий, красивый. Я не любительница Евы Грин, как многие тут, — увидела её впервые в этом фильме, а уж чувак, исполняющий роль Томми, точно не мой секс- символ. Но кино именно ТАК удалось на 100 %. Иногда может показаться, что кино затянуто, но тогда вспоминается наш соотечественник А. Тарковский, и сюжет сразу начинает лететь. Меня лично заворожила операторская работа — кадры, как готовые картины, — бери и пиши, все на одном дыхании. Про актерскую работу не возьмусь судить, мне понравилось, но диалогов там мало — как и любой «не блок-бастер», фильм построен на взглядах, паузах, музыке, «картинке». Это надо прочувствовать и пропустить через себя.

    А теперь последнее, собственно, про идею. Мысль о клонировании меня никогда не интересовала. Признаться честно, не радовалась я, когда «родили» овечку Долли и не плакала, когда её закопали. Я в этих делах не знаток, но в быту могла пошутить, что, мол, надо бы клонировать нашу кошку при случае — как же мы, дескать, без любимой нашей… И вот как-то пропало у меня веселее на эту тему. Куда мы лезем? Кто нас остановит? Где та грань, между «можно» и «нельзя»? Добро и Зло, как ни затаскали мы их уже везде, здесь уж точно слились, и не дай бог в этом кому-нибудь разбираться. Я специально не обсуждаю и не рассказываю именно сюжетную линию, потому что после таких рецензий можно вообще фильм не смотреть. Но над тем, как далеко можно зайти, как с этим жить, что делать с нашей летящей вперед наукой, где надо остановиться и КТО должен это сделать — придется подумать. Я ни раз засмеялась за эти 107 минут, ни раз заплакала, несколько раз меня чуть не стошнило, но, подозреваю, это и была цель режиссера. Фильм советую смотреть однозначно. Особенно личностям, которые склонны к размеренному темпу интеллектуального кино, и не ханжам, что на последней трети фильма начнут плеваться и бранно выражаться, потеряв возможность подумать, испугаться и сделать свой собственный выбор.

    ps Чуть не забыла.

    10 из 10

    3 августа 2013 | 00:53

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>