всё о любом фильме:

Легенда о Тиле. Фильм первый – Пепел Клааса

год
страна
слоган-
режиссерАлександр Алов, Владимир Наумов
сценарийАлександр Алов, Владимир Наумов, Шарль де Костер
директор фильмаС. Миндич
операторВалентин Железняков
композиторНиколай Каретников
художникЕвгений Черняев, Алексей Пархоменко, Лидия Нови
монтажТатьяна Лихачева, Елена Суражская
жанр приключения, ... слова
зрители
СССР  17.5 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
время156 мин. / 02:36
Свободолюбивый и жизнерадостный народ Нидерландов под властью испанского короля. Гонения, пытки, костры инквизации.

Бесстрашному Тилю Уленшпигелю и его неунывающему другу Ламме предстоит пройти множество испытаний, совершить немало подвигов, прежде чем на их родную землю вернется мир.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    Сказочная и трагическая история развития Европы 16-ого века.

    Тиль и Неле безумно любят друга с детства, но им суждено преодолеть расставание и гигантское количество времени с испытаниями, прежде чем обрести покой и совместное счастье. Тиль с другом Ламме развлекают публику актёрскими выступлениями, в которых Тиль постоянно провоцирует власти и церковь своими язвительными шуточками. Церковь отправляет провокатора на виселицу, но Тиль слишком умён и дерзок, чтобы так просто умереть.

    Я видел два варианта этой киноленты: один более мягкий и классический, второй более яркий и дерзкий. В дерзком варианте режиссёры Алов и Наумов добавляют желчные высказывания и жесты.

    Не буду уделять внимание блистательному актерскому составу Евгений Леонов, Михаил Ульянов, Алла Демидова, Иннокентий Смоктуновский, Вера Васильева и Евгений Евстигнеев. Наиболее удачно, по-моему, сыграл Леонов. Роль Тиля исполняет зарубежный актёр Лембит Ульфсак, внешность и манера игры которого безумно похожи на Абдулова (говорят, на роль пробовали и самого Абдулова, но режиссёрам потребовалась менее известная и более европейская личность персонажа).

    Поражает масштабность и картинность пейзажей и образов. Фильм снимали в европейской части советского союза, где можно увидеть старинную европейскую архитектуру.

    Режиссёры возродили образы с полотен таких художников, как Иероним Босх, Питер Брейгель Старший, (чем-то даже) Франсиско Гойя.

    Сама стилистика книги Шарля де Костера «Легенда о Тиле Уленшпигеле и Ламме Гудзаке, их приключениях — забавных, отважных и достославных во Фландрии и иных странах» проникнута бесподобной атмосферой абсурда и нелепости.

    Мне этот фильм напомнил «Седьмую печать» Бергмана (там тоже есть подобная святая семья актёра) и некоторые постановки Марка Захарова.

    Наиболее удачным является первая серия, в ней события приобретают наибольшую образность и драматизм. Нельзя не переживать за изгнанного из города за правдолюбие Тиля, и его бесконечно верную возлюбленную колдунью-Неле.

    Короли представляют собой семейство маньяков, которые стремятся уничтожить общество. Церковь предстаёт перед нами в качестве обжор и хитрецов монахов. Само общество выражено образом слепой кучки людей, ведомой таким же слепцом. Через все эти нелепые и абсурдные картины катится деревянное колесо — образ времени, которое меняет всё вокруг, кроме двух возлюбленных Тиля и Неле.

    Наиболее слабой является третья четверть картины, её можно вообще смело вырезать, хотя и она пестрит множеством ярких образов.

    Боюсь, что сегодня фильм может понравиться только студентам художественных вузов. Молодой зритель вообще, судя по всему, мало знаком с творчеством советских и постсоветских мастеров телевизионного искусства. Наиболее вкусным фильм может показаться поклонникам творчества Марка Захарова.

    Желаю вам побольше выносливости и терпения. Приятного просмотра.

    8 из 10

    3 мая 2011 | 21:49

    У весёлого угольщика Клааса и его верной жены Сооткин родился долгожданный сын, которого нарекли Тильбертом. Рос он весёлым и на выдумку гораздым мальчишкой, любил шутки и розыгрыши, а обострённое чувство справедливости заставляло его порой творить то, что остальные поостереглись бы делать. Но, благодаря лёгкому нраву и обаянию Тиля, всё ему прощалось, а горожане за его бесстрашие и острый ум стали звать его Уленшпигелем — прозвище, в котором сошлись мудрость совы и горькая правдивость зеркала. Добродушный толстяк Ламме Гудзак и дочка доброй колдуньи Неле помогали своему другу выходить сухим из воды, и их незримая связь с годами всё крепла. Так и жил бы дом Тиля трудом и миром, если бы одновременно с ним не родился другой мальчик, жестокий и холодный садист. Его звали Филипп, и он был сыном своего отца — бессердечного и не знающего пощады Карла V, императора Священной Римской империи, благодаря которому костры инквизиции во Фландрии запылали так ярко, как не пылали никогда прежде.

    Появившись в нидерландском фольклоре в Позднее Средневековье, Уленшпигель долгое время представлял собой не что иное, как собирательный образ типичного народного героя, эдакий гибрид Иванушки-дурачка с Ходжой Насреддином — отчаянно везучего, острого на язык и не имеющего никакого уважения к очевидно глупым и бессмысленно самонадеянным представителям власти. Всё изменилось в девятнадцатом веке, когда Шарль де Костер, вдохновлённый персонажем из народных легенд, написал собственную интерпретацию приключений Тиля, с пытками и любовной историей. Четырёхтомный роман переносил героя на два века вперёд, в эпицентр событий антииспанской революции в Нидерландах, и предлагал читателю иного Уленшпигеля, более сложного и одновременно по-человечески более понятного. Героя поневоле, начавшего борьбу против удушающей королевской власти в стремлении отомстить за гибель безвинно осуждённого инквизицией отца и сошедшей с ума матери. Шута по природе, никогда не упускающего момента поиздеваться над очередным денежным мешком или разжиревшим на подношениях паствы священником. Сильного духом, умевшего вдохнуть в обессиленных фламандцев веру в незыблемое право быть свободными от гнёта чужих королей. Да, это был совсем другой Уленшпигель, который с лёгкостью мог бы затмить славу Дон Кихота и Робина Гуда вместе взятых, если бы де Костеру не изменило чувство меры и он не превратил свой роман в фантазию о Спасителе, побеждающем семь смертных грехов, дарующем мир и покой всем страждущим и наказывающем всех виновных.

    Александр Алов и Владимир Наумов, не в первый раз работающие в тандеме, сумели исправить оплошность бельгийского писателя, найдя вдохновение в месте, куда стоило бы отправиться любому желающему воссоздать атмосферу определённого исторического периода — в картинной галерее. Иллюзия вероятной необязательности использования картин Питера Брейгеля-старшего в качестве подложки для начальных титров рассыпается уже в первом кадре, когда перед зрителем на фоне сдержанных цветов холодного пейзажа Фландрии появляются такие знакомые шестеро слепых во главе со своим незрячим же поводырём. Взяв в качестве визуальной основы произведения современника описываемых в фильме событий, Алов и Наумов превратили зрителя в ребёнка, наблюдающего, как оживают виденные на страницах художественных альбомов старые картины. Часть первая, «Пепел Клааса» начинающаяся как своеобразная экранизация «Фламандских пословиц», постепенно меняет яркие чистые цвета нелетающих селёдок и одежд мочащихся на Луну глупцов на оранжево-серую гамму пожарищ и пепла «Триумфа смерти». Во второй же части, «Да здравствуют нищие!», мрачность «Хмурого дня» умело смешивается с красочностью «Крестьянской свадьбы», ставя яркую финальную точку очевидной аллюзией на издевательскую аскетичность «Мизантропа».

    В скрупулёзно созданной действительности Фландрии середины шестнадцатого века, на фоне тщательно загримированных под реальных Карла V и Филиппа II Смоктуновского и Дворжецкого, в декорациях великого нидерландского художника, никогда не существовавшие персонажи прорастают в ткань фильма, поражая своей невыдуманной настоящестью. Сделав ставку на искренность и неподдельность эмоций, отказавшись от напрашивающейся декостеровской театральности, режиссёры не прогадали. Нескладный, неладный, невпопадный Тиль Лембита Ульфсака напрочь лишён ореола непременного пафоса геройства — он с лёгкостью может, стоя на эшафоте, предложить королю поцеловать себя в зад, и ринется в гущу сражения, чувствуя стук пепла отца с каждым биением собственного сердца. Он шут, бунтарь, но ни в коем случае не мессия. Лишён святости верно ждущей своего Одиссея Пенелопы и образ кроткой Неле — Владимир Наумов неслучайно предложил эту роль своей жене. Камера так часто берёт крупные планы Натальи Белохвостиковой, взгляд так бережно скользит по её лицу, как будто режиссёр осторожно прикасается к нежной коже подушечками пальцев. И кажется, будто это взгляд Тиля, без всякой магии способного разглядеть свою любимую сквозь дым сотен тысяч костров, дотронуться до неё через все выжженные поля и опустевшие города.

    В интерпретации Алова и Наумова роман, представляющий собой странную смесь сборника европейских сказок с героическим фэнтези, обрёл удивительную цельность. Аккуратность и умеренность в выборе художественных средств, тщательный выбор актёров даже на роли в эпизодах и вдумчивая переработка первоисточника позволила тандему сценаристов-режиссёров управлять временем, сделав пятичасовой хронометраж практически незаметным, не умалив при этом всеохватности ленты. Умело комбинируя и сменяя жанры — от фарса до мелодрамы, от классического детектива до экшена — Алов и Наумов лишь изредка отвлекаются на второплановых персонажей, и только для того, чтобы почётче сфокусироваться на троице главных героев.

    …И пусть шестеро слепцов так и кочуют по стране во главе со своим незрячим поводырём, то сварясь, то мирясь, случайно помогая нуждающимся, промышляя воровством и насилием в попытках обрести-таки покой. Запертые в собственном неверии и злобе они так и будут вечно скитаться в мечтах о горячей еде и крыше над головой. А Ламме, слабый телом, но обладающей удивительной внутренней силой Ламме, найдёт то, к чему так долго шёл вместе с верными друзьями, терпя лишения и искренне веря в справедливость своей судьбы: сочных каплунов, жирных пулярок и пухленькую жёнушку, розовую, как форель. А нестареющие Тиль и Неле, оставив фламандский народ строить своё простое счастье, отправятся дальше. Туда, где так нужен дух внутренней свободы и искренняя любовь. Туда, где неутомимая сова вновь и вновь будет приносить каждому страждущему зеркало. До тех пор, пока в нём не отразится та реальность, которую тот действительно заслужил.

    12 апреля 2016 | 06:42

    Легенда о Тиле-1

    Не знаю, кому как, а мне всегда страшновато смотреть фильмы, поставленные по любимым книгам. Мне легче не смотреть (что часто и бывает). Поэтому, заполучив фильм «Легенда о Тиле» режиссеров А. Алова и В. Наумова, снятый в далеком 1976 году, смотреть его не торопилась. Перелистала десятки раз перечитанную книгу «Легенда об Уленшпигеле» Шарля де Костера; мысленно оглядела давно созданные собственной моей фантазией образы любимых героев. Не изменю ли я им, просмотрев плод труда и фантазии других людей? Не возникнет ли у меня досадного недоумения — почему эти люди все увидели не так ? И сожаления, что чистота моего собственного восприятия нарушена?

    «Легенду об Уленшпигеле» я читаю, наверно, лет с 12-ти, и она не разочаровывает меня с каждым очередным прочтением. Вот такая любовь…

    Спустя пару недель, я посмотрела первую серию из 4-х, и каждую последующую — через 1-2 недели. Сразу не смогла — было как-то …тяжело. Итак:

    Авторы честно отметили, что их фильм снят по мотивам книги Ш. де Костера. Даже название изменено; возможно, выбрав вместо знаменитого прозвища менее известное данное при крещении имя, авторы хотели подчеркнуть, что героем их является не абстрактный образ человека-пересмешника, а именно живой, теплый, остро чувствующий боль, сострадание, страх, гнев, любовь, ненависть человек по имени Тиль.

    Разделение действа на два полноценных фильма — «Пепел Клааса» и «Да здравствуют нищие» условно, ибо фильмы неразрывно связаны друг с другом не только основными действующими героями, но и неразрывным сюжетом, общей идеей, завершением.

    Выбирая отдельные эпизоды жизнеописания главного героя или переделывая их согласно своего видения, авторы бережно сохранили общий смысл и дух произведения. Цвет и звук фильма полностью соответствуют этому духу; музыка композитора Н. Каретникова, моменты произведений Вивальди плюс подлинные народные напевы 16 века — это звук. Цвета — темные тяжелые коричнево-черные и грязно-оливковые; даже весенняя зелень, даже цвет персика — приглушены, размыты.

    А еще временами полная иллюзия оживших картин старых голландцев, вроде бы давно знакомые лица, пейзажи, зарисовки быта…

    Все это создает и погружает меня, зрителя, в атмосферу Фландрии 16-го века. Испанский гнет, разгул инквизиции, борьба с еретиками, охота на ведьм (без кавычек), доносы, пытки, казни…

    А в маленьком городе Дамме — узкие улочки, узкие витражные окна, городской сторож протяжно кричит, оповещая граждан «По-олночь!» или «У-утро!», или «До-ождь!..» — в семье угольщика Клааса и его жены Сооткин родился сын, названный при крещении Тильберт. И, наверно, теперь надо перейти к самому большому достоинству фильма -к его героям.

    Сказать, что в советском кинематографе актеры играли хорошо, все равно, что процитировать «дважды два-четыре». Актеры, которым довелось воплотить в общем-то уже хрестоматийные образы Клааса, Сооткин, Тиля, Ламме, Катлины, Неле …смотрите сами. Лично же со мной произошло удивительное! С тех пор, читая «Легенду…», я вижу персонажей фильма (что для меня абсолютно нетипично и свидетельствует уж об очень точном попадании в роль).

    Клаас, угольщик, труженик, хороший муж, отец, друг, всеобщий любимец, жизнерадостен, жизнелюбив, кроток… Молодой, кудрявый Михаил Ульянов великолепно воплощает этот образ! Он не сложен, да — но зрим, ощущаем. Если испанский король ненавидел фламандский народ в том числе за жизнелюбие, умение радоваться солнцу, близким, цветам, жареным каплунам…всему бытию …. вот он, воплощение народа, Клаас. А каков он в горе, его горестно-озадаченное «четвертовали Иоста!». Именно этому человеку довелось попасть под безжалостные жернова. А режиссерам — передать жуть той атмосферы страха, что любой прохожий, заглядевшийся на твое окно, в уме уже сочиняет текст доноса на тебя — и не выбраться, не спастись, не доказать свою невиновность.

    Разумеется, я человек впечатлительный. И все-таки, как им удалось добиться того, что во время просмотра фрагмента фильма, связанного с обвинением и последующей расправой мне было трудно дышать? Мне, многажды читавшей об этом же? Мне, как и любой средний зритель, просмотревшей в 90-х-тысячных годах множество всяких кровопролитных и жестоких моментов? Почему же у меня холодели руки, наблюдая молчащих Сооткин и Неле, оцепеневших от душевной боли и жалости, сидящих над связанным Уленшпигелем?

    У Сооткин кроткое милое лицо и мало слов. Ее имя теперь связано с актрисой Ларисой Малеванной. Она сыграла «половину» Клааса, любящую, трудолюбивую, кроткую — и несгибаемо твердую и мужественную, когда дело касается мести доносчику (ибо не только же в спрятанных деньгах причина этой несгибаемости).

    И Неле в фильме почти все время молчит. Она провожает, она ждет, ждет, она молится. У Натальи Белохвостиковой сплошные крупные планы: светлые гладкие волосы, высокий лоб, огромные «говорящие» глаза — в которых все: любовь, ненависть (о, как она смотрела на рыбника!), мольба (как горячо, искренне и как-то «по-домашнему» молит она Господа за любимого). В храме на Неле светлые платья — контраст с общим темным. Она так редко — и так искренне и счастливо смеется. Она, как может, защищает — Клааса, Сооткин, мать, Тиля. При всей кротости, я бы сказала, что Неле — не просто сильная, достойная, верная и нежно любящая подруга своего героя — она тоже воин. Кто сказал, что воин не может нежно любить?

    Продолжение следует.

    Фильм оцениваю как «почти любимый и мощный», то есть

    9 из 10

    12 апреля 2011 | 16:25

    Этот фильм вышел в 1976 году. Мне тогда было 14 лет. Посмотрел я его в кинотеатре «Россия» (тогда наравне с «Октябрем» это был главный кинотеатр столицы, и, соответственно, страны). Уже не помню, как я попал на этот сеанс. По-моему, мы просто пошли вместе с сестрой в кино. Я, что называется, «улетел» сразу, с первых же кадров, не заметив, как пронеслись более трех часов экранного времени. А после ошеломленный долго еще не мог прийти в себя. Что меня так поразило? Не знаю. Трудно сказать. Какое-то особое настроение, которое он создавал, особая интонация… Средние века, инквизиция, процессы над ведьмами, ожившие полотна Босха, музыка Вивальди… И во всем этом вечный странник — шутник и балагур Уленшпигель вместе с добряком и обжорой Ламмой Гудзаком. Потом я сводил на этот фильм своего друга, а после, кажется, ходил еще раз… В семейной библиотеке оказалась книга Шарля де Костера «Легенда об Уленшпигеле», которая стала для меня одной из самых перечитываемых книг в период с 14 до 17 лет. Как-то по случаю, в ларьке «Союзпечать» я купил набор открыток с кадрами из этого фильма, украсил ими свою комнату, и даже вклеил одну в свой школьный дневник. Уленшпигель стал моим персонажем, моим подростковым героем. Даже стихи как-то написались про него, хотя это уже было много позже.

    История Тиля и Нелле стала для меня архетипическим каноном, фактическим образцом любви женщины к мужчине. Меня подкупало и завораживало, что при всей беспутности и неприкаянности Тиля, Нелле ждала его и была ему верна. Фильм так же подарил мне сильные эротические переживания, поскольку в нем было достаточно много откровенных сцен, что для советского кино было, мягко говоря, нетипично, а для меня, как для подростка, крайне волнительно. Помню в самом начале меня поразила сцена — король Испании Карл V, стоя в покоях, целует грудь обнаженной по пояс фрейлины. Для того времени сцена небывалая. И в этот момент ему сообщают: «Ваше Величество, у вас родился сын!» А я был со старшей сестрой и жутко смутился. Сколько раз потом в своих грезах я представлял себя на месте этого короля… Впрочем, что там эротика. Фильм потряс меня художественной достоверностью. Снимался он, по большей части, в Прибалтике и Польше. Но дело даже не в мощеных улочках и замках, а в какой-то предельно точно уловленной атмосфере. Авторам каким-то удивительным образом удалось передать не только дух того времени, но и состояние души человека средневековья. Разумеется, я не знаю, как там было на самом деле. Но тут ведь как — либо веришь, либо нет.

    И я уже не говорю о великолепном подборе актеров. Евгений Леонов считал эту роль лучшей за всю свою актерскую карьеру.

    Как я узнал позже, у фильма была и остается трудная судьба. После выхода на большой экран разразился скандал, и фильм запретили. Он не демонстрировался и был практически забыт. Я не знаю всех подробностей, кому-то он костью в горле встал из чиновников от искусства. Через какое-то время мне стало казаться, что этого кино просто нет в природе. И с кем бы я не говорил, никто, за редким исключением, фильма не знал и не помнил. Прошло лет 30. И вот на один из моих Дней Рождений моя жена Ира дарит мне два DVD-диска «Легенда о Тиле». Фантастика! Что? Откуда? Оказывается, услышала про фильм из моих рассказов и, желая сделать мне приятное, где-то добыла. Но каково же было мое разочарование, когда, начав смотреть, я остался глух и равнодушен. Меня, что называется, «не вштырило». Я был расстроен и списал свое разочарование на то, что мне уже, некоторым образом, не 15. И картинка стала смотреться проще, и шуточки все знакомы, да и голым бюстом уже не впечатлишь. Ну, посмотрел и посмотрел — вроде как, гештальт завершил. Но какое-то странное чувство все же осталось. Мне казалось, что когда я смотрел фильм на большом экране, он вызывал несколько иное состояние. Он был тогда, как бы медленней, задумчивей… Да и сцен некоторых, как будто не хватало. В общем, я остался в недоумении. Подумал, что вырос я из этого кино, и лучше бы не пересматривал. По этой же причине я стараюсь пореже общаться с одноклассниками. А тут как-то ночью словно толкнуло меня что-то, и полез я на просторы интернета добывать информацию про это кино. И что же вы думаете? История почти детективная! Оказывается, когда фильм выпускали на DVD, то сократили его аж на полтора часа, ужав все «длинные места», чтобы сделать фильм более динамичным. И таким образом коммерсанты угробили гениальную картину, полностью разрушив весь авторский замысел. И спросить с них некому. Это как если бы взять и пройтись с монтажными ножницами по Тарковскому. А че?! Не происходит же ничего! Чего он идет, как дурак со свечой и молчит? Это ж никакого терпения не хватит. Режем! И случилась бы очередная, никем незамеченная культурная катастрофа, если бы не добрые люди. Какой-то энтузиаст, где-то добыл старую VHS (видеокассета) и отцифровал на свой страх и риск 5-часовую, оригинальную версию! Правдами и неправдами я добыл эту копию. Пусть и в плохоньком качестве, но я смотрю фильм своего детства. И, о Боже… Это тот самый фильм! До мурашей по коже, до затаенного дыхания, до слез и комка в горле. И хоть качество оставляет желать лучшего (не до жиру), это действительно то самое кино, которым я бредил, когда мне было 15. И снова под звуки флейты Тиль бредет по раскисшей от осенних дождей дороге… И оживает Брейгель… И звучат строки Экклезиаста… И веет беспросветной печалью… И катится, катится тележное колесо с холма…

    … Тиль, а ты боишься Бога?
    - Нет…
    - А я боюсь.
    - Почему?
    - Не знаю.
    - Я вообще-то тоже боюсь. Только все время забываю об этом…

    5 июля 2016 | 00:31

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>