Каменный крест

год
страна
слоган-
режиссерЛеонид Осыка
сценарийИван Драч, Василий Стефаник
директор фильмаН. Юрьева
операторВалерий Квас
композиторВладимир Губа
художникНиколай Резник
монтажМ. Пономаренко
жанр драма
зрители
СССР  1.4 млн
время81 мин. / 01:21
История о трагической судьбе галицкого крестьянина Ивана Дидуха, который вынужден на старости лет покинуть свою многострадальную землю, и отправиться с детьми на чужбину в поисках призрачного счастья.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    Фильм конгениален прозе Стефаника, — и мне остаётся только посочувствовать тем, не знает язык персонажей, особенностями которого Стефаник воссоздаёт их повседневую жизнь. К чему я это? А вот к чему. Кто-то сказал (о немом и звуковом кинематографе): есть выражение «великий немой», но нет выражения «великий болтающий». Согласен: в кино «картинка» важнее всего остального, но иногда… Каждое слово, междометие, интонация персонажей этого великого фильма значат не меньше, чем любой кадр с его композицией, движением камеры, монтажом и ритмом.

    10 из 10

    14 марта 2013 | 09:45

    Писатель, общественный деятель и член австро-венгерского парламента Василий Стефаник считается основателем экспрессионизма в украинской литературе. Этого мастера короткой прозы из Покутья по богатству языка сравнивали со знаменитым современником с Западной Украины Иваном Франко, а его выразительные сюжеты из тяжелой крестьянской жизни привлекали внимание не только коллег, но и политиков. Так включить его творчество в свой идеологический фарватер пытались в Советском Союзе, где Стефанику даже выделили правительственную пенсию, что было неординарным шагом в отношении писателя, открыто выступавшего на стороне украинских борцов за независимость в войне с большевицкой Россией и позже отказавшегося от нее же в знак протеста против Голодомора. Впрочем, высокий социальный градус его творчества обезопасил имя литератора от забвения и умалчивания в советские времена, что, увы, случалось со многими опальными деятелями от культуры, а в 1968 году мир увидела единственная пока экранизация его произведений.

    Главным героем сценария шестидесятника Ивана Драча есть старый крестьянин Иван Дидух, вынужденный на склоне лет вместе с семьей эмигрировать в Канаду. На память о себе он оставляет только большой крест из камня, который ближе к концовке фильма получает символическое значение. Иван Дидух имел реального прототипа — Штефана Дидуха, чья семья стала одной трех сотен тысяч украинцев, сменивших Галичину на Северную Америку во время т. н. первой волны украинской эмиграции в конце XIX — начале XX века. Эта картина Леонида Осыки оказалась одной из вершин украинского поэтического кино, продемонстрировав не только самобытность отечественной «новой волны», но и ее созвучие многим тенденциям европейского искусства.

    Обращает на себя внимание визуальный ряд фильма. Черно-белая, зачастую темная картинка и выразительные крупные планы сморщенных и усталых крестьянских лиц вызывают аллюзии на картины Рембрандта, тогда как сцены проводов уже вынуждают вспомнить сюжеты его соотечественника Брейгеля. Камера Валерия Кваса временами по-экспрессионистски искажает пространство, начиная резонировать с расколотым внутренним миром главного героя, а простоте и силе сюжета могли бы позавидовать лучшие представители итальянского неореализма. Леонид Осыка сохраняет живую и полную диалектизмов речь персонажей Стефаника, продолжая курс взятый Параджановым, который в «Тенях забытых предков» аналогично отказался от неправдоподобия рафинированного литературного языка в диалогах. С учетом же того, что роли крестьян исполнили местные жители в собственных костюмах начала столетия, аутентичность у фильма поднимается на высочайший уровень.

    Значительную часть фильма занимает сцена прощания главного героя с родной землей и односельчанами, которая разбавляется эпизодом своеобразного суда над пойманным в хате старого газды вором. Метафорически очень сильная вступительная сцена, в которой обычный украинский старик Иван, тянущий на пару с собственной лошадью тяжелый плуг, изображен эдаким Сизифом, обреченным на извечную борьбу с участком неплодородной земли на высоком холме. И когда он вдруг оказывается освобожденным от этого тяжелого бремени, то сталкивается с самым сложным испытанием в своей жизни. Тема отрыва от родной земли — самая большая трагедия в понимании режиссера. Для героя она приравнивается к смерти, и только долг перед детьми и их будущим вынуждает старика сдаться. Он не только вкапывает на холме большой крест, но и заказывает по себе панихиду. И хотя церковь считает большим грехом служить поминальную по живым, для Дидуха в этой жизни все определенно кончено, и он совсем не уверен, что сможет добраться до земли обетованной своего времени. Поэтому сменившим традиционную одежду на европейские костюмы искателям лучшей судьбы после танца отчаяния вслед зазвучит доносящаяся из церкви «Вечная память».

    Другой, менее заметный, но важный пласт фильма — жизнь украинского крестьянина под чужим сапогом. В фильме перечисляют многочисленных гауляйтеров, сменяющихся здесь примерно раз в поколение — от чехов и австрийцев до поляков и венгров — и делают горький вывод о том, что жить на родной земле стало уже невыносимо. В этом плане фильм остается актуальным даже спустя полстолетия, ведь украинцы еще как минимум дважды будут массово покидать собственные дома в поисках лучшей жизни. Отрыв от своих корней нарушает извечную моральную установку украинского крестьянина — трудиться, не покладая рук, на собственной земле, а ее нарушение чревато потерей жизненных ориентиров и, возможно, собственной идентичности.

    Общей идее подчинен также эпизод с пойманным вором, который в свое время настроил против режиссера официальную советскую кинокритику. Там до конца так и не поняли всей символической и моральной подоплеки сцены самосуда. Все же без знания исторического и культурного контекста очень сложно разобраться, кто здесь палач, а кто жертва, что как раз и поставили в упрек Осыке, обвинив того в излишней жестокости. Дело в том, что по вековым традициям Покутья пойманный вор практически не имел шансов уйти живым. А поскольку кража обрекала на голодную смерть целую семью, то злодея избивали практически до смерти. Герой Брондукова это отлично знает и поэтому даже не пытается сопротивляться. Единственное, что ему остается, так это в последний раз выпить крепкого самогона, в знак покаяния поцеловать руку газде, которого только что хотел обокрасть, и о чем-то очень грустно и долго молчать. Он уже давно оторвался от тесно связанных с этой землей традиций и потерял связь с людьми. В метафорическом смысле он уже давно умер и эта встреча в доме готового к эмиграции Дидуха — лишь момент свершения неизбежного и встречи двух приговоренных жизнью к высшей мере наказания. Разница лишь в том, что далеко не после каждого останется хотя бы крест.

    6 марта 2014 | 00:06

    О поэтическом кино знают единицы. По крайней мере среди пользователей сайта таких немного. А жаль! Потому что Параджанов породил целое направление в художественном мире советского кино. Он и его последователи рисовали свои фильмы, а не рассекали их на кадры. Каждый эпизод имел свое значение — глубокий символ.

    Продолжать традиции Параджанова попытался Леонид Осыка. Прошло всего 4 года после «Теней.. .», когда молодой режиссер снял «Каменный крест».

    Кто читал новеллы украинского классика Василия Стефаника, тот знает, что не надо ждать от фильма «легкой пластичности». Но такое напряжение эмоций, как в картине, поразит даже знатоков литературного первоисточника!

    За окнами 1968 год. В мире, да и в Союзе давно уже снимают в цвете. А тут то ли специально, то ли из-за нехватки средств — черно-белая лента да еще и на некачественной пленке. Сначала подумается: «Не стоит и смотреть», но достаточно просмотреть первые 10 минут и забудешь о своих предостережениях.

    Имею предположение, что Осыка нарочно выбрал черно-белый вариант. К такому выводу я пришел после финальных сцен. «Каменный крест» словно вобрал в себя стилистику Довженко, его яркую выразительность.

    Что имеем? Фильм сочетает школу Довженко и романтическую психологию Параджанова. С общими очертаниями разобрались. Теперь перейдем к основе.

    У этой ленты преобладает монолитная ритмика. Что это такое? Обеднелый хозяин, Иван Дидух, неторопливо, но с постоянным напряжением рассказывает зрителям историю своей горькой жизни. Впрочем, здесь мы чувствуем себя как бы лишними. Потому что по другую сторону экрана это крестьянское горе представляется современникам совсем несущественным. Как же теперь объяснить, что когда у тебя не было куска плодородной земли — ты обречен? Эту истину трудно принять сердцем.

    Семье Дидуха ничего не остается, кроме как искать бегства куда глаза глядят «в далекую Америку!» Таких обездоленных эмигрантов пичкали в трюмы кораблей и партиями полумертвых доставляли на« землю Свободы». Вот реалии украинского села начала ХХ века.

    Монолог хозяина на родной-чужой земле воспринимается, как последняя исповедь перед Богом и миром: «Ця земля не годна стільки народу вдержати. Та стільки бід втримати. Мужик не годен і вона не годна. Обоє вже не годні… »

    И здесь не услышим того ироничного оптимизма, который есть в «Земле»Довженко. Нет места вере в победу простого человека. Зато есть безумная боль, которую случайно выхватила кинокамера с веретена горя всего народа.

    Но не бойтесь! Здесь никакой банальной фразы или кадра не найдете. Зато есть классная операторская работа Кваса. Если где и недостает динамики, экспрессии, то этот недостаток компенсируют удачные наплывы камеры и карпатские пейзажи. Едва ли не каждая сцена имеет символический подтекст. Даже массовки в прямом смысле нет! Секундный портрет и тот особенный.

    А еще есть пронзительная музыка органа и бандуры. Удивляет колоритный язык гуцулов. Пролезает под кожу прощальный песнопев за упокой души.

    Оказывается, мы не знаем истинного Брондукова. Он трагический актер. Он не комедиант с «Афони». Мы только открываем для себя талант Ильченко. Дидух — это его лучшая роль. Мы видим молодых Степанкова и Миколайчука. Гениальных актеров, непризнанных временем.

    Мы наткнулись на уникальный самородок. А ему уже 43 года! Фильм вырывается из советской кинодействительности. Может именно поэтому художественный мир не хотел сразу принять «Каменный крест». И до сих пор эта картина остается малоизвестной для широкой общественности.

    К счастью, у нас есть возможность исправить такую несправедливость.

    Особенное кино — для особенных зрителей.

    21 февраля 2011 | 03:21

    Трагичность и напряжённость не отпускают зрителя на протяжении всего фильма. Боль, рок, решительность и неведение впереди: из-за нищеты украинский крестьянин вместе с семьёй вынужден уехать в Америку. Но родная земля не отпускает, тянет. В память о себе и о своих бедах он ставит на своем поле каменный крест. Этот крест последнее, что они видят в селе, уезжая из него.
    Прекрасная игра актёров. Браво Степанков!

    10 из 10

    23 ноября 2007 | 14:51

    Заголовок: Текст: