всё о любом фильме:

Господин оформитель

год
страна
слоган-
режиссерОлег Тепцов
сценарийЮрий Арабов, Александр Грин
директор фильмаОлег Тепцов
операторАнатолий Лапшов
композиторСергей Курехин
художникНаталья Васильева, Лариса Конникова
монтажИрина Гороховская
жанр фэнтези, драма, детектив, ... слова
зрители
СССР  3.3 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время109 мин. / 01:49
Действие этой таинственной истории, снятой в стиле модерн, происходит в начале прошлого века. Гениальный (или безумный?) художник однажды встречает прекрасную женщину, как две капли воды похожую на одно из его творений…
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Это первый фильм в кинокарьере Виктора Авилова, ранее он участвовал лишь в театральных постановках.
    • Этот фильм является ремейком дипломной работы режиссера Олега Тепцова, которую ему порекомендовали снять в виде полнометражной картины.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В одной из заключительных сцен фильма герой погибает, сбитый автомобилем на Лазаревском мосту (в 1914 г., в котором происходит действие того эпизода картины, мост не существовал, он был построен в 1947-49 гг.), ныне функционирующем в режиме пешеходного. В 1988 г., когда фильм вышел на экраны, по мосту еще было возможно движение транспорта, в т. ч., автомашин и трамваев.
    • еще 1 факт

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 7.0/10
    Нейтрально звучащий заголовок рассказа «Серый автомобиль» Александра Грина не случайно модифицировался в проникнутое едкой иронией название «Господин оформитель», что улавливает перерождение искусства в декадентское (напомним: «декаданс» — это разрушение) оформительство, уже лишённое человеческой души. Натура подменяется искусным муляжом, фантомом, своего рода «живым мертвецом». И этот фильм, появившийся в перестроечные годы, подавался как «первый советский мистический триллер» (с чем могли бы поспорить и «День гнева» Суламбека Мамилова, и «Десять негритят» Станислава Говорухина, которые всё-таки вышли раньше) или же в качестве своеобразного посвящения русскому искусству начала века. Между прочим, сценарист Юрий Арабов, кажется, впервые «изменивший» постоянному режиссёру Александру Сокурову, признавался в интервью, что хотел «снять шляпу перед авангардом». (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Невероятная история, полная недосказанностей и инфернального ужаса. Звездная роль Виктора Авилова, который, как мне кажется, был обойден вниманием режиссеров, не спешивших утверждать его на главные роли. А жаль, это был человек незаурядного драматического дарования.

    В «Господине оформителе» он прекрасен, как древнегреческий колосс, несущий на своих плечах богатейшую гамму самых разнообразных эмоций — от простых до таких, например, как любовь, восхищение и ненависть в одном взгляде.

    Анна Демьяненко тоже чудо как хороша: такой бездушной, холодной, циничной и прекрасной куклы-манекена я не видела нигде и никогда! В последних кадрах фильма просто кровь стынет в жилах при одном взгляде на нее! Козаков тоже весьма не плох, но первую скрипку играет все же Авилов.

    Еще больше глубины фильму добавляет музыка, так что к концу полностью теряешь ощущение реальности и погружаешься в мрачное предчувствие неминуемой трагедии. Ко тому же, в фильме звучит уникальная запись — поэт Александр Блок лично читает свое стихотворение «Шаги Командора», — что добавляет драматизма и без того страшному финалу.

    10 из 10

    7 ноября 2008 | 02:54

    Петербург, год одна тысяча девятьсот восьмой. Творческая интеллигенция, погрузившаяся в пришедшие с Запада упаднические настроения и эсхатологические предчувствия, агонистично ищет остроты ощущений и новой правды в мистицизме, оккультизме и сектантстве. Еще не начались богемные кутежи в «Бродячей собаке», и бал правят представители символизма. Символ рассматривается как отражение иной, совершенной реальности, а художник становится проводником, продолжателем божественного замысла, которому дано завершить сотворение идеального мира. Но главному герою фильма Олега Тепцова, появившегося из авангарда другой эпохи сломанных судеб и цветов, мало быть продолжателем. Платон Андреев не просто рисует лошадей с пустыми глазницами, ищет вдохновение в моргах и упивается своей гениальностью. Он играет в тихие игры с Творцом, пытаясь поставить зарвавшегося Бога на место, создав нечто идеальное в противовес вечным недоделкам «Этого-с-нимбом-на-голове». Создать Платону удается лишь манекен для витрины ювелирного магазина, а натурщицей ему служит юная Анна, больная чахоткой дочь дворника. Художник обманывает девушку, не заплатив ей за работу, но через шесть лет она вспоминает про забытого публикой Пигмалиона, пригласив того оформить недавно купленный особняк на Островах. Правда, будучи замужем за солидным предпринимателем, Анна всячески отрицает былое знакомство с Платоном. Более того, требует называть себя Мари.

    «Господин оформитель» встречает открытыми дверями блоковского «Балаганчика» с обязательным танцем сюртуков (здесь — бесформенно-белесых простыней) и выходом в нарисованное окно, и блоковским же Командором, лейтмотивно шагающим через весь фильм, чтобы в конце нагнать жути скрипящим голосом то ли Багрицкого, то ли Качалова. Оперный саундтрек, дающий знать о кончине любви, служит связкой между сценами, визуализируясь сепией винтажного граммофона, ретроспективные вставки оммажат немое кино, а картежная сцена и рассекающие монохром ночи фары зловещего ландо напоминают о мотивах, позаимствованных из «Серого автомобиля» Александра Грина. Интрига закручивается двумя одинаковыми пеньюарами, а саспенс нагнетается гулкими шагами в темноте, мерцанием свечей да карканьем ворон, что, несмотря на тривиальность, все же создает ощущение тревоги. Беспокойство усиливается благодаря дребезжащим мелодиям Сергея Курехина, постепенно сливающимся с гробовой тишиной, чтобы в итоге нарастить мощь пронзительным сопрано Ольги Кондиной. Разряжает же атмосферу комедийная симпатичность платонова камердинера, потешно приводящего в чувства хозяина-морфиниста, и лопоухого смотрителя Смоленского погоста, скачущего через лужи и умилительно лопающего кладбищенскую малину с куста. В конечном итоге, кино это в большей мере эстетское, нежели страшное, чему свидетельством и модерновые интерьеры, и пижонские костюмы, и обилие картин художников-символистов, по сюжету принадлежащих кисти главного героя, а по факту работающие на узнавание, как и то и дело появляющиеся в кадре фотографии Блока и Брюсова.

    Платон Андреев сюжетно зарифмован с образом Дона Жуана, который известен не только соблазнителем, но и безбожником, особое удовольствие получающим от совращения монахинь. И одна такая монахиня, являясь чем-то средним между белым кроликом и посланником господним, через анфиладу обшарпанных дворов приводит героя к дому умирающей Анны — так Создатель принимает вызов честолюбивого художника. Икона в красном углу при этом плавно сменяется «Грехом» Франца фон Штука, и покоящийся на плечах Евы змей-искуситель знаменует неминуемую кару. Гриновский рассказ о хищных вещах века и грядущем восстании бездушных машин трансформируется в модернистскую притчу о возмездии. Человек как существо амбициозное так и жаждет заполучить приставку «сверх-», но беда вся в том, что «Тот-с-нимбом-на-голове» все еще жив и уже создал совершенный в своем несовершенстве венец всего, а в попытках его переплюнуть можно сотворить разве что очередную розовую козу. А там, глядишь, все окончательно выйдет из под контроля, когда вновь сотворенная Ева или Галатея получит в наследство часть алчной и заносчивой души демиурга, да и проглотит его самого, так что останется лишь тонкая струйка сочащейся из уголков потемневших губ смолы. Семь дней творения успешно прошли без нашего участия, и остается лишь декорировать уже имеющееся, не посягая на лавры Творца.

    16 ноября 2013 | 20:58

    Душа эстета подобна арфе с бесчисленными струнами-спектрами всевозможных эмоций-оттенков. Запечатлённые, воспроизводимые изящные образы колышут струны, создавая музыку красоты, но одни просто наслаждаются её звучанием, другие же стремятся синтезировать новую мелодию, неведомую, свою, возвышаясь этим в чужих глазах и обретая в некотором роде бессмертие. Наиболее же дерзновенные бросают вызов самому Творцу, вступая с ним в бесконечный спор, правя ноты несовершенной, по их мнению, мелодии природы. Таков Платон Андреевич, художник-декоратор с европейской известностью, утомлённый своей славой, искушённый ролью всеобщего вдохновителя. Чтобы оформить витрину магазина, он ваяет манекен с прекрасной девушки, умирающей от чахотки, посягая на силы, для него запретные, стремясь преодолеть смерть, перенеся чудо жизни, едва теплящейся, в холодную восковую куклу.

    Душа декадента подобна расстроенной арфе с растянутыми, кое-где порванными струнами, к которым прикасались чересчур сильно, желая извлечь звук громче, чем это было возможно. Никакие образы, даже самые извращённые и аморальные, не способны породить внятной мелодии, вызывая лишь дикую какофонию, особенно когда за окнами — девятьсот четырнадцатый год, и вся огромная Российская империя агонизирует, беспамятствует, умирает. Платон Андреевич уже давно не принимает заказы, заливая свою безысходность водкой и добивая морфином. На горизонте маячит безумие и страшная смерть в полном забвении. Студия — эклектичная свалка арт-объектов, по большей части незавершённых; стены завешаны жуткими сюрреалистичными рисунками. Стареют искусные манекены, повёрнутые лицами к стенам, и видел бы скульптор эти лица: уродливые, испещрённые морщинами, готовые рассыпаться в прах и унести с собой.

    Что толку от того, что талант совершенен, если кукла, виртуозно сотворённая с прелестной и невинной Анны, превратилась в суррогата человека и припеваючи существует в бездуховном мире, сама не обременённая душой? Воплотилась в демона с ангельским ликом, стала губить живых, намереваясь добраться до самопровозглашённого демиурга, и виной всему — отсутствие любви. В аналогии с многомерной арфой-душой любовь — материал, из которого сделаны струны. Любовь уходит, умирает — струны расслаиваются, рвётся оплётка, и играть всё тяжелее и тяжелее. Платон Андреевич оттого и зовётся «оформителем», что его творения — пусть талантливые, но только «декорации»: бессмысленные, бесполезные, сделанные из гордыни и корысти. В них не вложено ничего истинного, человеческого, никакой теплоты, и поэтому они не могут быть искусством. Настоящее искусство служит человеку, указывает дорогу, но не сбивает с неё, не заманивает в страшные ловушки.

    Чтобы постичь это, господин оформитель ступит в свой последний и решительный путь. Он будет скитаться по безликим петербургским задворкам, в сотый и тысячный раз подниматься по винтовой лестнице в студию, словно сверлом прорезывая фальшь мнимых своих целей; исследовать безмятежные, утопающие в зелени кладбища, и дьявольщина будет вечно преследовать его целым сонмом инкарнаций во главе с серым автомобилем — ведь автомобиль считался тогда ещё диковиной, и непостижимая причина его движения отторгала. Визуальные образы, всевозможные артефакты модерна всегда вычурны и пусты — в них нет спасения, и лицо Платона Андреевича — некрасивое, грубое, но по-человечески светлое — создаёт с ними заметный контраст. Подлинный резонёр здесь — фантасмагорический мир звуков, сплетающихся в загадочные, необычайно эклектичные, но всегда пронзительные и правдивые фразы, не знающие границы в своём развитии и в определённый момент вырастающие до сокрушительных фраз на людском языке, когда начинают греметь неумолимые Шаги Командора.

    И даже в самый последний час, когда тьма загнала в угол, не всё ещё потеряно. Очищение возможно, даже если цена этому — запредельно высока. Любовь никогда не умирает полностью, если ты — человек. В прекраснейший момент она воскреснет, вспыхнет с новой силой. Заблуждения, грехи, даже понятые за мгновение до смерти, в ослепительном сиянии приближающейся судьбы — не проследуют в могилу за недавним своим носителем. Они рассеются, заростут весенней травой, молодыми деревьями, их затопят ручьи, их затопчут резвящиеся счастливые дети, как со временем деятельность Творца сотрёт все земные следы его бесславных и покаранных подражателей. Искусство всесильно и вечно — но лишь в той мере, в какой всесилен и вечен человек.

    8 октября 2014 | 19:49

    Я исправляю несовершенство мира, сотворённое тем, с нимбом.

    Так на полном серьёзе считал гениальный до безумия художник Платон Андреевич (В. Авилов). Из обрывков шелковой ткани и газовых платков он создавал стиль эскапизма, в котором главной героиней была умирающая от чахотки прозрачная девушка Анна Белецкая (А. Демьяненко).

    Сотворив свою Галатею, Платон достиг пика своих возможностей. Помещенная в сундуке на витрине ювелирного магазина, она утопила в глубине взгляда разум художника. Восковой манекен стал жемчужиной уходящего мира художников конца ХIX — начала XX века, того периода, который одни эстеты будут считать Серебряным веком, другие завсегдатаи бомондных вечеров — упадочным Декадансом.

    Однажды спустя несколько лет бывший модный оформитель очнулся в реальности, которая оказалась страшнее лет забытья. Встреча с ожившей статуей, девушкой Марией, женой нувориша (М. Козаков) растревожила омут чувств Платона. Часть сознания пыталась установить правду, найдя на кладбище крест с выбитым именем умершей Анны, другая часть нырнула в ирреальность, сведя в могилу разоренного мужа Марии, и пытавшаяся найти успокоение в холодных объятиях бывшей куклы.

    3 января 2009 | 00:14

    Российская Империя доживает свои последние дни. Середина 1910-ых, ныне прозвана «Серебряным Веком». Тогда жили и творили художники, писатели и поэты в последствии ставшие классиками. Один из таких творцов — Платон Андреевич, талантливый художник-скульптор который делает из воска потрясающие, словно живые скульптуры. Однажды, во время оформления витрины ювелирной лавки, герой делал скульптуру с одной натурщицы- чахоточной девицы по имени Анна. Он был поражён её красотой и решил запечатлеть её облик в веках создав самую свою прекрасную работу. Но объясниться с позировавшей ему девушкой он не успел, она умерла от своей болезни. А спустя пару лет, Платон Андреевич встретил свою музу вновь. Но теперь у неё был богатый муж и новое имя…

    «-Вы знаете этого, с нимбом на голове? Ну так вот, мы с ним соперники. Он сделает, а я — доделываю.» (с)

    В час рассвета холодно и странно,
    В час рассвета — ночь мутна.
    Дева Света! Где ты, донна Анна?
    Анна! Анна! — Тишина.
    Только в грозном утреннем тумане
    Бьют часы в последний раз:
    Донна Анна в смертный час твой встанет.
    Анна встанет в смертный час.

    В советском кинематографе было не мало отличных картин. Но своих зрителей он особо не баловал фильмами ужасов или мистическими триллерами. Такая возможность творившим тогда отечественным режиссёрам предоставилась лишь в годы перестройки. При этом не роняя планку качества картин не в сюжетном плане, не тем более в плане актёрской игры. Пусть из снятых в те годы картин мы помним сегодня только немногие единицы (дело в том, что тогда на экран хлынули фильмы дебютантов, или кто долго молчал и наконец то дорвался до камеры), но эти самые единицы- достойны внимания и сегодняшнего кинозрителя. Об одном из фильмов конца 80-ых и поговорим в этой рецензии. Итак, это- «Господин Оформитель» снятый дебютантом Олегом Типцовым.

    История этой картины во многом необычна. Сперва Типцов снял по мотивам мистического рассказа Александра Грина (того самого кто написал «Алые Паруса») «Серый Автомобиль», свою дипломную короткометражку. А когда он приступил к съёмкам своего первого полнометражного фильма, ему посоветовал кто то из бывших учителей, заняться именно этим проектом. И он превратил свой «диплом» в полноценную картину. На съёмках фильма собрались в основном дебютанты. Но все продемонстрировали высокий уровень своей профессиональной пригодности. В первую очередь это касается композитора ленты Сергее Курехина, талантливого музыканта до этого выступавшего в составе многих популярных групп. А так же оператора Анатолия Лапшова. Ибо картинка и музыка всегда были первым что «бросается в глаза» и запоминается после окончания фильма. А в «Господине Оформителе» саундтрек и операторская работа -по сути первые скрипки. Вторыми безусловно выступают актёры. И тут у дебютной ленты Типцова туз в рукаве. Так как главные роли играют Виктор Авилов и Михаил Козаков, одним своим присутствием в кадре создающие особую, непередаваемую атмосферу. А также весьма органичная в своей роли «не актриса» Анна Демьяненко. Которая в последствии пыталась поступить в театральный, но так и не смогла и сыграв в паре проходных картин вышла замуж и в начале 90-ых эмигрировала в Америку. Забавно то, что режиссёр познакомился с ней в пионерском лагере, в котором отдыхал его сын а Демьяненко была вожатой. И он уговорил её сыграть одну из ведущих ролей в его картине. И пусть она не профессионалка в плане передачи эмоций и всего прочего, но своей молчаливой и задумчивой и игрой точно попавшая в образ странной и загадочной госпожи Марии…

    Касательно Авилова сказать можно лишь одно-актёр талантливый и одарённый. Правда его весьма своеобразная внешность не позволяла ему играть разнообразные роли. Достаточно вспомнить то, как он неуместен был в роли Эдмона Дантеса в ТВ экранизации романа Дюма -«Узник Замка Иф». А тут, он пришёлся как нельзя кстати. И в паре с Козаковым (богатый муж Марии-Анны, господин Грильо), и в паре с Демьяненко- Виктор был ведущим исполнителем. Запоминаются его интонации, когда он чуть паясничая и насмехаясь над собеседником, немного с ленцой, объясняет что его соперник тот «кто с нимбом». Его мимика и походка. Он идеально вписался в картину. Роль художника Платона Андреевича -его звёздный час, и безусловно лучшая из сыгранных им ролей на экране. О театре судить не берусь, так как не один спектакль с его участием я не видел. Для меня Виктор Авилов (к слову-заслуженный артист России) — на всегда останется связанным с мистическим триллером «Господин Оформитель»…

    Сценарий для картины писал популярный и по ныне автор Юрий Арабов. Сотрудничавший с Александром Сакуровым и работавшим над текстами его драм «Солнце» и «Молох». Так как я не знаком с первоисточником (имею в веду рассказ Грина), то не могу судить насколько точной вышла экранизация. Но то, что получился цельный и самобытный фильм — несомненно. А сам сюжет вышел немного туманным и зловещим. Поэтому я считаю, что сценарная часть картины выполнена выше всяких похвал. Не смотря на то, что в финале не хватает классической, «доступной» ясности. Но даже этот финт не является минусом, а становиться как бы ещё одной изюминкой ленты.

    Помниться я говорил про необычность картины. Вернее следовало бы сказать -мистичность. Демьяненко так и не «вышла в люди», а неординарный композитор Курехин умер в возрасте 42-ух лет. Ровно как и Михаил Козаков с Виктором Авиловым не дожили до серьёзного возраста и умерли не столь давно, оставив многие так и не сыгранные ими роли. Вполне возможно что нечего мистического и нет, и это просто трагическое совпадение. Кто знает?..

    Да и сам Типцов с тех пор больше нечего так и не снял. Всякий раз глядя на добротно поставленный и разыгранный дебютантами фильм, не перестаю удивляться, почему так выходит, что эти талантливые люди после первого своего успеха решают уйти из профессии в которую до этого так стремились?Но пока я на этот вопрос так и не нашёл ответа…

    «Господин Оформитель» вышел на экраны СССР в 1989-ом году, и стал номинантом национальной премии Российской Академии кинематографических искусств «Ника»,в трёх категориях: «Лучшая работа художника по костюмам», «Лучший звук» и «Лучшая работа художника-постановщика». Правда не одна из номинаций так и не вылилась в награду…

    Не могу поставить картине высшую оценку из за того, что фильм Типцова вышел крайне тяжёлым для просмотра. И пересмотреть его я вновь решусь очень не скоро, во многом из за его особой, неприятной (что ли?) атмосферы… А так, это качественный мистический триллер с небольшим философским подтекстом. Поэтому рекомендую к просмотру ценителям хорошего, остросюжетного кино и ставлю такую оценку:

    8 из 10

    24 июля 2013 | 12:18

    Мистика и театр — основная тематика данной (и практически единственной) картины Олега Тепцова. «Господин Оформитель» — это история об искупительной смерти Личности.

    Огромное восхищение вызывает игра актёров. Виктор Авилов, так точно сумевший передать образ Художника. Михаил Козаков, известный и популярный уже на тот момент, изысканно показал образ богатого и влиятельного человека — Грильо. И совсем неизвестная, обычная вожатая из лагеря, Анна Демьяненко. Несмотря на полное отсутствие опыта, передала образ Анны-Марии в точности.

    Музыка, написанная Сергеем Курёхиным, отлично дополнила картину, создавая нужную обстановку при просмотре. Думаю, без правильно подобранных композиций, финал бы не получился столь зрелищным.

    Единственный вопрос, который не решён лично для меня, это Виктор Авилов и его экранный двойник, Александр Блок. Сходство актёра и поэта (уже на предсмертных фотографиях) страшно удивляет. Глаза навыкат, слишком светлый белок, этакий гипнотизирующий глаз. Может, это было тайной задачей О. Тепцова? Заинтересовать зрителя столь интересным сходством, вкладывая свой смысл в эту параллель?

    9 из 10

    1 марта 2016 | 14:10

    Фильм, который в свое время вогнал меня в транс, глубокие размышления о магии творчества и, соответственно, повлиял на мои эстетические вкусы. «Господина оформителя» очень редко показывают по ТВ, и кассету для коллекции я искал долго и упорно. Обнаружил, зайдя случайно в видео-ларек в Севастополе, ожидая заказ в открытом кафе. Так что, тут тоже без мистики не обошлось.

    Фильм снят по мотивам «Серого автомобиля» Александра Грина, но как-то уж очень далек от оригинала.

    История состоит из двух частей. 1908 год: преуспевающий, модный художник-оформитель диктует свою волю заказчикам. Сам же хочет в прямо смысле вложить душу в свои творения, продлить жизнь человека в произведении искусства, заочно состязаясь с Богом.

    1914 год: забытый всеми художник берется за оформление дома нувориша, и обнаруживает, что жена заказчика Мария — точная копия бедной девушки Анны, которая шесть лет назад послужила моделью для восковой фигуры, а затем умерла от чахотки. Но возможно ли такое? Мертвая Анна, живая Мария, манекен, фантом, живой мертвец… Господин оформитель против своей воли оказывается в сумеречной зоне.

    Этот фильм оказался первым к карьере великолепного Виктора Авилова. Атмосферу декаданса усиливает шикарная музыка Сергея Курехина, инфернальное чтения блоковского стихотворения «Шаги Командора» Эдуардом Багрицким, рисунки модернистов.

    Как по мне — это лучший мистический фильм в истории российского кинематографа. Страшная сказка для взрослых.

    10 из 10

    29 мая 2012 | 09:46

    Санкт-Петербург, 1908-й год. Художник Платон Андреевич влюбляется в Анну Белецкую — юную особу, которая была избрана им натурщицей для манекена в витрине модного ювелира. Отныне амбиции «русского Пигмалиона», намеревающегося создать совершенную восковую куклу, направлены на соперничество с самим Господом. Но когда Анна умирает от чахотки, от Платона Андреевича уходят слава и признание, а приходят одиночество и разлад с миром и самим собой.

    Творческий тупик приводит его к отчаянию, болезни и психическому расстройству, спасением от которых становятся наркотики. Спустя шесть лет в доме богатого заказчика Грильо Платон Андреевич знакомится с Марией, не просто женой хозяина, но, главное, абсолютным двойником умершей Анны. Для некогда знаменитого, а теперь забытого оформителя наступает период расплаты: прошлое начинает мстить за себя — «восковая кукла» губит Платона Андреевича, сделавшего её объектом культа…

    Данный маньеристско-символический детектив с оттенком пародии, снятый по мотивам рассказа Александра Грина «Серый автомобиль», был предъявлен публике как первый советский мистический фильм ужасов. Явленный здесь мир призраков, фальсификаций, трагических самообманов и прозрений подспудно вбирает в себя наследие Эдгара По, Оскара Уайльда, мистические пристрастия Гоголя и Булгакова, немецкий экспрессионизм и французский авангард.

    Перверсивный декаданс и присутствие бессознательной рифмы на тему смены эпох вполне адекватно отражает ситуацию в искусстве конца 1980-х, которая перекликается с ситуацией в Россию накануне Первой мировой войны. А Петербург — как историческая родина фантомов и призраков — становится идеальным полигоном для роковых страстей, иррациональных мотивов, разбросанных повсеместно исторических намёков и эстетических ассоциаций.

    Музыка Сергея Курёхина (пожалуй, это лучшее из написанного им для кино) не просто поддерживает повествование, но задаёт необходимый иронический тон в то время, как зрелище пытается напугать; в результате создаётся необычный эффект какого-то неподдельного «детского ужаса». Апогеем его становится дотрагивающийся до плеча Платона Андреевича манекен, предлагающий ему утробным голосом «любовь». Первоначальная версия фильма длилась чуть больше часа. Когда решили выпускать фильм в прокат, были сделаны досъёмки.

    Поэтому в полном варианте добавилось некоторое количество чисто изобразительных кадров: офорты, рисунки, акварели, которые призваны были создать нужный эстетический фон, может быть, в ущерб динамике действия. В любом случае, смелое соединение малоизвестного рассказа Грина с «Балаганчиком» Блока, предпринятое Тепцовым при посредничестве сценариста Юрия Арабова (постоянного соавтора Сокурова) не имело на тот момент ни прямых, ни косвенных аналогов в советском кино.

    11 июня 2014 | 08:35

    Создание мистической истории — дело нелёгкое. Тем более, когда ты живёшь в стране настолько пропитанной разного рода мистикой, что придумать что-то сверх действительности трудно.

    Картина Олега Тепцова «Господин оформитель» (1989 год) — это довольно необычное явление на закате советского кинематографа. Сплошная эклектика во всём, сочетание музыки, театра, живописи, поэзии и, конечно, кино. Фильм представляет собой ярчайший коллаж на тему Художника и его предназначения в мире. Мистическая составляющая жизни выдающихся мастеров, их одержимость собственными творениями, необычайная страсть к искусству и способность видеть то, что неподвластно взгляду обычных людей, непростые отношения со Смертью — всё это есть в картине Тепцова.

    В центре истории стоит некто Платон Андреевич (Виктор Авилов), художник-оформитель. Через его характер зрителю предлагается наиболее полно ознакомиться с бременем великого таланта, возложенного на плечи одного человека. Тем паче, что человек этот решился соперничать с самим Христом, о чём вальяжно и спесиво заявил очередному заказчику. Но обо всём по порядку.

    Создав в 1908 году удивительной красоты куклу для витрины по образу и подобию Анны Григорьевны Белецкой, Платон Андреевич, очевидно никак не ожидал, что через шесть лет, оказавшись на грани нищеты, вновь встретится со своим творением. Однако, сначала Платон Андреевич принимает Мари (так зовут куклу) за ту самую Анну. На мой взгляд, то, что зритель сразу въезжает в мистику, это упущение. Не возникает даже вероятности того, что это НЕ кукла. Поэтому неожиданного поворота в финале не состоится. Но это и не самое главное.

    В дальнейшем события фильма крутятся только вокруг взаимоотношений между Платоном Андреевичем и Мари. Причём, вот что удивительно — муж Мари, Грилье, в исполнении Михаила Козакова, как будто бы засыпает или исчезает в эти минуты. В финале становится ясно, что кукла Мари, судя по всему, руководила действиями мужа, но в процессе повествования по персонажу Козакова есть вопросы. То ли он слишком терпелив, то ли слеп. Например, каким образом Платон Андреевич попал в дом перед сценой у бассейна, уже после того как был уволен, большой вопрос.

    Вообще, у фильма очень неровный ритм. Это касается как длины кадра, так и плотности монтажа, которая часто колеблется и иногда мешает логике событий. Скажем, эпизод, идущий вслед за бассейном. Ладно, туда художник как-то попал и даже поговорил с Мари. Но ведь Грилье его уволил, однако он волшебным образом смеет появиться за его спиной, где уже находится некоторое время, пока Грилье играет в карты. Ведь можно было показать, как он туда входит, верно? Видимо, это для авторов картины несущественно.

    Кстати, эпизод с картами — один из сильнейших в фильме. Здесь режиссёру удалось создать нужное напряжение за счёт блестящей игры актёров (в первую очередь, голосом) и совершенно уникальной, неповторимой музыки Сергея Курёхина.

    Музыка Курёхина — отдельная статья. Причём то, что я хочу написать дальше настолько очевидно, что я не хочу это писать. Но, видимо, придётся. Музыка этого блестящего композитора так точно сработала на атмосферу всей картины, что режиссёру оставалось только подобрать нужные краски и склеить коллаж там, где музыка передаёт настроение. Склеил, кстати, Тепцов очень удачно. Даже не склеил, а сшил, оставив крупные швы в виде абсурдистского вида картин, переменчивой стилистики съёмки или неожиданных повторениях кадра. И это всё тоже сработало в нужном направлении.

    Интересно, что просмотрев множество голливудских ужастиков, в картине Тепцова современный зритель подсознательно будет ждать саспиенса. К тому же, в финале ему явно будет не хватать объяснялок. А именно — какова история куклы? Каковы причины её ухода с витрины и как она шла к Платону Андреевичу эти шесть лет? Но тем и хорош «Господин оформитель», что эта история замешана не на саспиенсе, а на абсурде.

    С картиной можно провести массу аналогий. Скажем, отношения Платона Андреевича и Мари — это видоизменённая история Пигмалиона и Галатеи, а также заимствованная мистификация из «Портрета» Гоголя. А сцена с убийством художника очень напоминает сцены из гоголевского же «Вия», только панночка не в гробу. Но движение персонажей Авилова и Демьяненко вокруг гроба очень уж знакомы, как и появление группы товарищей-прислужников куклы после выстрела. Однако, углубляться в это не стоит, у картины своя история, у сценария свой путь.

    Кроме разве что не слишком убедительной Смерти в виде парня в костюме на различных транспортных средствах, вопросов к сценарию не возникает. А к Смерти вопрос такой — коль он задан на колёсах, почему он вдруг стреляет? Следующий за этим вопрос — почему герой встаёт и идёт умирать под колёса, я уже не задаю. Блок с ним.

    «Шаги командора» Блока в финале, музыка Курёхина, пластический театр в начале картины, абсурдистская живопись — эти приёмы ещё раз убеждают нас в том, что кино — искусство синтетическое. «Господин оформитель» очень выгодно смотрится на фоне картин Марка Захарова, где снятые на камеру спектакли не становятся кино, несмотря на талантливый ансамбль создателей. Тепцову удалось доказать то, что очевидно при любых раскладах — кино-это в первую очередь атмосфера.

    5 февраля 2014 | 13:07

    Да простят вышеотписавшиеся рецензенты, но фильм крайне затянут, в конце даже задремал, в самом трагическом месте… Все вроде бы есть для удовлетворения чувств, изголодавшихся по умному отечественному кино — яркие кадры, отдельные эпизоды, игра Авилова и Козакова, музыка Курёхина, демонстрация завернутой живопИси. Только не строится все в единое целое, не увлекает, смотришь и все ждешь — вот, сейчас, еще чуть-чуть, ан нет, чего-то не хватает, сюжет застревает сам на себе, спотыкается о самолюбование сочной пейзажной картинкой, глубокомысленной (якобы) пустотой, заумь вперемешку с винегретом, или, если угодно, постоянные замахи на рубль с отсутствием последующих ударов. Декаданс, понимаете ли… Особую сонливость вызвали длительные сцены размазанного мувемента полотнищ в начале и попытки взлететь лже-Анны в конце. Тарковский нервно курит в сторонке.

    Фильм желательно смотреть в состоянии легкой меланхолической депрессии, За отдельные элементы -

    5 из 10

    20 октября 2010 | 02:05

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>