всё о любом фильме:

Гамлет

год
страна
слоган-
режиссерГригорий Козинцев
сценарийГригорий Козинцев, Борис Пастернак, Уильям Шекспир
директор фильмаМихаил Шостак
операторЙонас Грицюс
композиторДмитрий Шостакович
художникЕвгений Еней, Соломон Вирсаладзе, Георгий Кропачев
монтажЕ. Маханкова
жанр драма, ... слова
зрители
СССР  21.1 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
время144 мин. / 02:24
Номинации (1):
2-х серийный художественный фильм по одноименной трагедии Уильяма Шекспира «Гамлет».
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
5 + 0 = 5
8.8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам пьесы Уильяма Шекспира «Гамлет» (The Tragical Historie of Hamlet, Prince of Denmarke, 1603).
    • Лучший фильм по опросу журнала «Советский экран» в 1965 году.
    • У режиссера Григория Козинцева не было сомнений в вопросе, кто должен играть Гамлета. Григорий Михайлович увидел молодого актёра Смоктуновского в учебном фильме «До будущей весны» режиссёра Соколова и сразу был покорён его необычайной творческой индивидуальностью.
    Фрагмент 09:42

    файл добавилvic1976

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 60 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    В этом фильме есть все: гениальная, разобранная на цитаты, пьеса Шекспира, блестящая работа режиссера (Григория Козинцева) и изумительный актёрский состав.

    История начинается с того, как на экранах показывают принца Гамлета. У него есть замок, любимая женщина, богатство, власть, слуги и вроде бы его жизнь не отягощают никакие заботы.

    Но после смерти короля (отца Гамлета) жизнь уже не кажется ему такой простой и безоблачной. Его мать через 2 месяца после похорон отца выходит замуж за его дядю, который, как выяснилось впоследствии, отравил своего брата из-за жажды власти.

    Гамлет понимает, что в мире царит порок, подлость и бесчестие. Осознаёт, что дальше все будет становиться только хуже. И из-за своего решительного нрава не может просто смотреть на всё происходящее, грезит о мести…

    Фильм заканчивается таким же кадром, каким и начинался, что свидетельствует о закольцованности происходящего. Мир не изменится, а навсегда останется таким. А эта история — лишь вырванный кусок времени, наиболее ярко олицетворяющий проблему испорченности и эгоизма всех людей.

    «Каким ничтожным, плоским и тупым мне кажется весь свет в своих стремлениях.

    И всё осквернено, как в цветнике, поросшим сплошь бурьяном».

    Фильм такой же мрачный, стихийный, как и сам Гамлет. Все эмоции на экране доведены до гротеска. Смоктуновский отлично сыграл каждую в отдельности и весь, законченный образ Гамлета. Если злость — то неудержимая. Грусть — беспросветная. Решимость — непоколебимая. Стиль фильма полностью соответствует характеру главного героя. В образе, которого мы, наряду с вышеописанными чувствами, видим бессилие противостоять целому миру.

    Декорации и музыка на высоте. Весь фильм зрителя сопровождает отличная операторская работа: размеренная, четкая, проработанная до мельчайших деталей, свойственная только советскому кинематографу. Наверное по тому, что режиссеры того времени просто не видели зарубежных картин и имели собственный неповторимый стиль съёмок.

    Лучшая, на мой взгляд, экранизация Шекспировской пьесы.

    29 сентября 2009 | 00:08

    «Я мог бы замкнуться в ореховой скорлупе и считать себя царем бесконечного пространства, если бы мне не снились дурные сны»

    Холодные стремительные волны моря разбиваются о скалистый берег, на котором видны суровые башни замка Эльсинор. Здесь королевство соленой воды, камня и неба. Но перед этим — титры, медленный пролог из имен и названий на фоне факела. Говорят, на огонь можно смотреть бесконечно. Есть и сюжеты, бесконечные в своем существовании. Само движение камеры, неторопливое, обстоятельное, готовит к значимости, наступающей незамедлительно. Нарочитая, скупая трагичность, от которой хочется совсем по-шекспировски заломить руки, в определенный момент уже не находит себе места, вытесняемая мрачной, гнетущей, трогающей, в меру символичной и естественной эмоциональностью, когда нужно кричать, рыдать, хохотать, расцарапать воздух, но не быть равнодушным.

    Экранизаций шекспировского «Гамлета» не так мало. Одним рукоплещут, другие ни на что не годны. Спорить о лучшей не имеет смысла. Но самая выдающаяся — фильм Григория Козинцева, вышедший в 1964 году. Характерно, что он имеет внушительный список наград и номинаций по всему миру. Впрочем, суть не в них. А в той редкой порядочности, с которой нужно делать картину, до последнего следуя заветам Искусства.

    Сюжет изысканно прямолинеен. Не нужно быть шекспироведом, чтобы разобраться в его подтекстах. Вместе с тем он не искажает и не упрощает известную трагедию. Режиссер говорит со зрителем на доступном языке, с открытостью мотивов, следуя лучшему из пьесы, при этом, оставляя ряд вопросов, ответить на которые каждый должен сам. Любил ли Гамлет Офелию? Знала ли Гертруда об убийстве мужа? О чем известно Полонию?.. Козинцев подобен скрипачу-виртуозу, справляющемуся с несколькими задачами одновременно. Он идеально адаптировал текст трагедии для перенесения на экран, для чего необходимо сокращать и отказываться от части монологов. Самый известный пример, покаяние Клавдия в грехах, нужное Шекспиру, чтобы остановить карающую руку Гамлета. Козинцев же использует это для разоблачения короля. Во-вторых, тема «Гамлета» не ограничивается темой мести принца за убитого отца. Трактовка куда шире и многограннее. И Григорий Козинцев честно и последовательно следует тому, что хотя месть Гамлета играет важную роль в сюжете, она не должна затмевать ряд философских вопросов с иными мотивами. Это духовная драма героя, его сомнения, расхождение между нравственностью и действительностью…Козинцев — Гений, поскольку сумел блестяще отразить шекспировские задачи, актуальные по сей день.

    Меж тем, говоря о режиссере, нельзя не сказать о человеке, огромная заслуга которого — экранная жизнь Гамлета. Образ, созданный замечательным актером Иннокентием Смоктуновским, будто вышел из под пера Шекспира. Его герой точно так же поражает находчивостью, умом и остроумием, коим словно плеткой нарочито подлиннее, без зазрения потчует придворных лизоблюдов. Он полон решимости настолько же, сколь полон сомнений, прекрасно понимая, что без потерь добро побеждает только в сказках. Гамлет знает, что обречен: «Век расшатался — и скверней всего, что я рожден восстановить его!». Но Гамлет не безумен, насколько может быть не безумно благородство. Безумен сам мир вокруг, разлагающийся и сводящий с ума. Как мы видим, это персонаж сложный, его непросто сыграть. Поэтому любая струна чьей-то души, задетая этим героем, звенит во славу Смоктуновского.

    Примечателен каждый персонаж. Гертруда (Эльза Радзиня), мать Гамлета, не желает слушать сына, боясь собственного голоса рассудка, ведь поступки не повернуть вспять. Король Клавдий (Михаил Названов) — воплощение Зла беспринципного, хитрого, улыбчивого. Полоний (Юрий Толубеев), напротив, зло суетливое, вертлявое, мелкое, словно кляуза. Лаэрт (Степан Олексеенко) — благородство, внимающее дурным советам. И, наконец, Офелия (Анастасия Вертинская), хрупкая, бездумная, словно ветер. Символично, что существование всех героев, кроме Призрака, имеющего холодную, чужую отстраненность, лежащую по ту сторону живого сознанья, показано как бы взирая с высоты. Грандиозная музыка Дмитрия Шостаковича усиливает это впечатление.

    Фильм заканчивается долгим кадром. Тем самым, с которого начинался. Конец встроен в начало, и чтобы расколоть этот круг, нужно до основания расколоть замок Эльсинор, скалы на которых он стоит и море у подножия этих скал. А до тех пор все будет повторяться снова и снова, лишь биться за правду будет уже кто-то другой.

    23 февраля 2010 | 15:40

    «Но вечно, вечно плещет море бед.
    В него мы стрелы мечем — в сито просо,
    Отсеивая призрачный ответ
    От вычурного этого вопроса».

    В. Высоцкий, «Мой Гамлет»

    Трагедия принца Датского из всех Шекспировских пьес представляется мне лучшей… и самой загадочной. В ней есть некая таинственная сила, позволяющая «Гамлету» представать все в новом обличье, попадая в руки тем или иным творцам. Недосказанность образов и идей порождает все новые трактовки.

    Однозначности нет — есть искренность и поэтическая острота чувств. В пьесе хватает переменных, чтобы, подставляя значения, получить множество трактовок. Был ли безумен Гамлет? Любил ли Офелию? Знала ли Гертруда об убийстве? Любила ли Клавдия? Что за отношения у Гамлета с Горацио? Почему он так жесток к Розенкранцу и Гильденстерну? Таких вопросов несколько десятков. Идеальная пьеса для переосмысления.

    Фильм Козинцева представляет Гамлета человеком, пребывающим, скорее всего, в глубокой депрессии. Той, что называют большой, клинической, что является психическим расстройством, но которую сложно назвать безумием. Ясность ума у него сохранна.

    Смоктуновский создал Гамлета не столько одержимого местью, сколько страдающего от черной тоски, причину которой он сам не понимает… Призрак направил его помыслы на месть, и принц поверил, что месть может успокоить его надломленную душу. Человек чувствительный, утонченный, но недобрый и подозрительный, Гамлет губит всех вокруг себя, считая (из-за депрессии), что жизнь ужасна и только страх смерти удерживает всех от самоубийства. Он не верит в любовь, в радость… уличает во лжи всех, кто считает иначе. Гамлет эгоцентрист и мотивы других людей ему в голову не приходит рассматривать. Он обречен с первых кадров, о чем говорит неумолимое море, коптящий факел, музыка Шостаковича.

    В фильме вообще потрясающе выдержано настроение, стилистика. В каждой сцене — обреченность, все зритель видит таким, как видит Гамлет — суровым, трагичным, безнадежным и несколько искусственным. Даже радость королевы в день свадьбы, даже радость Горацио от встречи с другом-принцем — все мимолетно, все сминается и отбрасывается. Свет, который исходит от Офелии становится призрачным и пугающим в ее тихом сумасшествии — и меркнет.

    Жаль, Горацио не так ярок, как мог бы быть, его в большинстве постановок и так убирают в тень, видимо, не очень понимая, зачем нужен образ друга принца. Здесь нет одного ключевого диалога, по пьесе Горацио собирается допить яд из кубка, чтобы умереть вместе с Гамлетом, не в силах отпустить его в страну мертвых одного, но тот запрещает ему. Такие чувства к принцу со стороны друга не позволили бы показать его одиночество. Гамлет — один, он — черный силуэт на светлом фоне двух женщин, любящей матери и влюбленной девушки. Офелия — хрусталь. Хрупка и телом, и сознанием — она и бьется легко. Гертруда — парча, она роскошна, мягка, ей не хватает твердости, стальной опоры…

    Этот фильм — один из эталонных.

    10 из 10

    21 июля 2009 | 21:08

    Самую известную трагедию Шекспира прочла в 12 лет. А вот фильм довелось воочию увидеть только теперь, в 20, причём почти случайно. Сидела в интернете ночью во время зимней сессии, блуждала по сайту с фильмами и тут вспомнила о том, что у Козинцева есть фильм «Гамлет». Вспомнила в связи с тем, что об этой роли мечтал Г. Вицин. Итак, приступим…

    Начну с того, что в картине отсутствует первая сцена трагедии и выпущена часть монологов. Иначе фильм затянулся бы на добрых 3,5-4 часа. Он и так-то длится 142 минуты. Но в силу ограниченности хронометража пришлось сократить трагедию. Впрочем, на моё восприятие это никоим образом не повлияло.

    А вот теперь собственно о фильме. Никогда ранее я не смотрела советские драмы и не знала, что это такое. Впрочем, «Доживем до понедельника» видела. Но и только. Но из-за любви к пьесам Шекспира решила взглянуть.

    Жалеть о потраченных двух с половиной часах не пришлось. Редко где можно увидеть подобное. Безупречно переданные характеры, суть самой трагедии, и при этом отсутствует какая бы то ни было нарочитость. Даже чисто визуально. Помните испанские костюмы короля Клавдия? На Названове эта вычурная одежда выглядит как вторая кожа. И сравните его костюмы с черным костюмом Гамлета — очень простым, почти современным, в мягких складках. В фильме всё это работает на создание образов. Испанская одежда смотрится почти панцирем, защитной оболочкой, помимо яда, к которому дважды прибегает Клавдий. Он как бы говорит: «Я защищён, и меня лучше не трогать». Вот уж подлинно… Хотя, конечно, единственный, кому бы стоило защищаться — это сам Гамлет.

    А кто защищается? Тот, кому есть чего бояться, не правда ли? Клавдий боится разоблачения, иначе бы зачем ему посылать племянника на смерть. Такое чувство, что он обо всём догадался и только из осторожности ничего не предпринимал против Гамлета, за исключением слежки.

    Гертруда, которую буквально рвёт из стороны в сторону, — от мужа к сыну и обратно, — тем не менее не выдаёт Гамлета мужу. Не может этого сделать. Сын для неё, к её чести, дороже. Но открыто встать на его сторону она не может, — не тот характер.

    Посочувствовать можно всем, даже Клавдию. Жить под Дамокловым мечом, ежесекундно опасаясь разоблачения, и всё больше запутываться в собственных преступлениях — иначе его поступки и не назовёшь — упаси Боже от такого! Хотя, конечно, нужно было думать головой, к чему приведёт убийство брата, ведь одно неизбежно тянет за собой другое; стоит только начать — и уже не остановишься. И можно проиграть самому, став жертвой собственной хитрости (или подлости, назовите как хотите). Все злодейства Клавдия вернулись к нему бумерангом. И тут его уже не жаль.

    Никакой нарочитости — ни в костюмах, ни в манерах, ни в интонациях — здесь нет. И даже этим не пахнет, в отличие от многих других фильмов. Даже разговор на повышенных тонах между Гертрудой и её сыном смотрится совершенно естественно. Жаль становится обоих: и Гамлета, вынужденного доказывать совершенно очевидное и не способного убедить мать, и Гертруду, в упор не видящую истины, какие бы доказательства ни сунули ей под нос, и разрывающуюся между мужем и сыном.

    Даже не буду сравнивать этот фильм с другими «Гамлетами». По силе производимого впечатления его можно сравнить только с «Королём Лиром» того же Козинцева.

    10 из 10

    1 июня 2012 | 18:38

    Принц Датский (Иннокентий Смоктуновский), он же Гамлет, глубоко переживает потерю самого близкого ему человека — своего отца, призрак которого является к нему и раскрывает тайну своей смерти.

    В данном фильме, снятом по мотивам одноименной трагедии Шекспира «Гамлет», переплетаются разные чувства и переживания. Поднимаются самые волнующие каждого человека вопросы: бытия и любви, товарищества и предательства… Главный герой влюбляется, затем глубоко отчаивается, потом неимоверно злится, но вдруг впадает в безумие. Наверное, мало сказать, что картина заставит просто поразмыслить обо всем этом. Нет, это нечто большее: она добавит в Вас что-то новое, какой-то неизгладимый след.

    Безусловно, это шедевр. После просмотра фильма хочется лишь молчать. Внутри остается впечатление чего-то монументального. Если нажать на паузу в любой момент фильма, можно убедиться, что это может быть отдельной фотографией. Остановите еще где-нибудь — и это произойдет еще раз. Композиция кадра выдержана так, что нельзя сказать, что нужно было сделать это по-другому. Нет, нужно было сделать именно так, как это сделал режиссер (Григорий Козинцев). Игра каждого отдельного актера отточена до мелочей. Гамлета действительно невозможно разгадать — образ передан безупречно. Грань между безумием и цепким умом героя сложно прослеживается — Смоктуновский полностью добился своей цели.

    Музыкальное сопровождение к фильму писал сам Дмитрий Шостакович — величайший композитор и пианист. Музыка в любом случае останется у Вас в голове — трагичная, грустная, но до глубины душевная.

    Призрак, медленно шагающий по холмам с длинным развевающимся плащом, загадочный замок, отреченный вид скал — все это остается перед глазами еще несколько дней, а общее впечатление от фильма — пожалуй, на всю жизнь.

    10 из 10

    10 декабря 2011 | 17:17

    Взяв бессмертное произведение Уильяма Шекспира «Гамлет, принц датский» в лучшем переводе Бориса Леонидовича Пастернака, пригласив на главную роль талантливейшего Иннокентия Смоктуновского, доверив камеру Йонасу Грицюсу, Григорий Козинцев создал экранизацию, которую можно считать образцовой.

    Знакомство с признанным классиком, великим поэтом и непревзойдённым драматургом, творившим в эпоху Возрождения — Уильямом Шекспиром — начинается обычно ещё со школьной скамьи. Именно в этот момент есть все шансы навсегда влюбиться в художника, который, сделав писательство делом всей своей жизни, прославился не только как автор самой печальной повести на свете, но и как создатель многих других интереснейших историй и титанических характеров.

    Неразрывна его связь с народным искусством — театром, кроме этого, шекспировские творения выходят также на телеэкранах. Встречаются различные их осмысления, тем более, что почва для этого весьма подходяща, однако первоисточник всегда оказывался и, вероятно, будет оказываться выше, а реальный замысел гения так и останется загадкой и предметом споров.

    Уяснив нехитрый секрет успеха, что не стоит изобретать велосипед, тем паче без руля и без сцепления, ставя и трактуя «Гамлета», режиссёр не стал придумывать новых деталей сюжета. Придерживаясь книги, Григорий Козинцев, подобно писателю, создал жизнь-драму со всеми её мрачными тонами и тёмными оттенками.

    Не менее ответственен за результат и Иннокентий Смоктуновский, взваливший на себя исполнение главной роли. Самого известного драматического героя в истории мечтает сыграть каждый серьёзный актёр. В сложном, неоднозначном, противоречивом, многогранном характере принца датского сплелись и слабость, и сила. Воплотить в жизнь такой образ — задача не из лёгких, но, как бы банально это ни звучало, Смоктуновский с ней справился. Ему присуща сценическая свобода, понимание природы своего персонажа и наконец, харизма.

    На славу поработали и Михаил Названов (Клавдий), и Юрий Толубеев (Полоний), и Владимир Эренберг (Горацио), и Степан Олексенко (Лаэрт).

    Отдельного упоминания заслуживают и женщины-героини: Эльза Радзиня (королева-мать) и Анастасия Вертинская в роли возлюбленной принца. Гертруда у Радзини получилось яркой, хотя и не вызывающей лично у меня тех же чувств, что в трагедии. Изменница, предавшая благородного супруга, здесь пробуждает скорее жалость, нежели негодование. В то же время её характер, как и образ Гамлета, можно считать сотканным из противоречий, а потому поддающимся лепке, подобно глине в руках гончара. Что касается Офелии — Вертинской, то она, напротив, оправдала все ожидания, пробудив уже знакомые по чтению эмоции и переживания. Искренняя, хрупкая, невинная — она жертва, которой сочувствуешь, которую жалеешь.

    Очень точна фраза Германа Гессе про поэтические образы Гамлета и Офелии: «Символы всех печалей и всех недоразумений мира». Именно такие они у Козинцева.

    Всё-таки артисты «старой» советской школы — большие таланты. Пришедшие в профессию в большинстве своём по призванию, они всегда выставляли на первый план не себя, а своих персонажей. Их на первый взгляд кажущееся скромным обаяние поистине неотразимо.

    Содержание в нескольких словах можно передать так: жизнь Гамлета, философа по призванию, столь несправедлива к нему, что одаривает лишь предательством близких и смертью любимых. В таких обстоятельствах трудно отказаться от мести — блюда, которое даже холодным нужно подавать умело. Об остальном желательно читать и обязательно смотреть.

    Шекспир вечен, вопрос «Быть или не быть?» — тоже, и, если не отвечать на него глобально, а лишь по отношению к данному фильму с превосходной режиссурой, прекрасными атмосферными декорациями, такой же музыкой и первоклассной актёрской игрой, то это однозначно «Быть!».

    9 из 10

    20 января 2015 | 10:09

    «Великие в желаниях не властны».

    Думаю, изъясняться о сюжете, нет надобности. Все же знакомы с содержанием пьесы о датском принце?

    Трагедия «Гамлет» в кинообличьи 1964 года Григория Козинцева стала семнадцатой по счету экранизацией на момент своего выхода в мире, она же являет собой одну из немногочисленных постановок советского кинематографа, периода «оттепели», приобретшую в последующем, заслужено, статус высокохудожественного полотна. О высоком статусе свидетельствуют факты, вот, к примеру, на Западе о картине говорили как об одной из лучших интерпретаций нетленного произведения Шекспира. В подтверждении моих слов, кинокартина имеет множество наград, как в СССР, как и полученных ей на Западе.

    Продолжу с описания актёрского состава. Будет оно кратким, по причине того что многие имена и фамилии мне не знакомы, но про одного актёра нужно мне будет обязательно упомянуть в своём плохо отредактированном тексте. Ведь вряд ли сегодня найдётся актёр умеющий передать образ датского принца впавшего в паранойю и запутавшегося во лжи королевской свиты, желающего отомстить за смерть отца, так достойно и величественно, как его передал и подал миру заслуженный лицедей Советского Союза Иннокентий Смоктуновский. Именно он на долгое время для меня останется в памяти как истинный шекспировский Гамлет, не зря в 1965 году он победил в номинации «Лучший Актёр Года» по мнению читателей «Советского Экрана», да и сам кинорежиссер верно своими словами подметил тогда индивидуальность великого актёра, цитата:

    «Я вернулся домой и знал, что Гамлет есть! И никаких сомнений, колебаний, фотопроб, кинопроб не было! Был Гамлет только такой и никакой другой! Проблема моя как режиссера заключалась в одном — мне нужно было успокоить его, добиться того, чтобы он не сомневался. Как мог, я пытался это сделать и считаю, что награжден за это сверх меры».

    Техническая сторона выполнена поразительно, слаженно, мне было заметно не вооруженным глазом, к процессу создания отнеслись серьёзно. А именно, перечисляю в чём: монтаже; монтаже звука; комбинированные съёмки стоящие немалых усилий; классическое, идеально наложенное музыкальное сопровождение от Дмитрия Шостаковича; костюмы; декорации средневековья; отменная работа оператора. Всё эти достоинства, придавшие изрядный, внушительный вид фильму, аккуратно и как раз под стать к самому первоисточнику, что кстати неудивительно, по причине того что в Советском Союзе к каждой экранизации подходили довольно скрупулёзно.

    Во время просмотра меня немного раздражала монотонность повествования. Скажу, прямо меня от неё швыряло в тоску и сон, но что удивительно монотонность повествования в последующем, при просмотре с каждой минутой, уходила в сторону, и я получил, то, что хотел увидеть, а увидел я для себя почти ту самую постановку Шекспира в её первичной постановке на сцене театра «Глобус». Вдобавок ощущая необычное дуновение готической атмосферы, атмосферу от которой несёт беспросветной грустью, строгим холодом и печалью от умирающего Датского королевства, как раз из-за неё у меня было неплохое состояние аффекта. Собственно благодаря наличию готического антуража, Смоктуновскому и ещё старанию нескольких незнакомых мне актёров, и уже всех перечисленных ранее мною плюсов, картина по праву, обязана и должна называться полноценным произведением искусства.

    Надобно также отдать должное диалогам и монологам Шекспира, переведённые Борисом Пастернаком, в них присутствует смысл вкупе с красотой русского языка, их надобно услышать самому, дабы понять их прелесть. Вот, к примеру, высказывание Гамлета, воспроизведенное голосом Смоктуновского,- «Никаких свадеб! Кто жил в браке, пусть остается в супружестве, все кроме одного! Остальные пусть воздержатся».

    Резко сделаю вывод: Неповторимая с собственной, уникальной эстетикой и настоящей театральностью, могу сказать, гениальна в истинном понимании данного слова, так как совмещена с той же простотой, строгостью и благородностью. Вдобавок возвращает должное оригиналу, что собой означает — всем кто любит читать хорошую литературу, фильм будет занимателен и интересен, как и тем, кто даже не знаком с самим «Гамлетом» он будет вместо самой пьесы, для первого ознакомления. Важнее всего, что после увиденного на экране, хочется обдумать что-то жизненное и серьёзное, вот как эта картина способна повлиять на мышление и ход мыслей в голове.

    На сегодня подобная классика, по причине своего возраста, вряд ли привлёчет внимание современного зрителя. Что, кстати, немного печалит, так как на самом деле такая строгость, вместе, с простотой, благородна и не будет тяжелой для понимания широкому простому зрителю.

    Косвенная кино-ассоциация, но очень близкая по духу: «Седьмая печать» Ингмара Бергман.

    Приятного просмотра.

    10 из 10

    22 мая 2015 | 09:37

    Гамлет, принц Датский, тяжело переживает смерть своего отца и поступок своей матери, которая вышла замуж за дядю Гамлета сразу же после смерти короля. Явившийся Гамлету призрак отца сообщает ему о настоящей причине своей смерти, в которой повинен дядя Гамлета — ныне царствующий король.

    Хотя содержание великой трагедии Шекспира кажется с первого взгляда тяжелым и сложным для понимания, в нем, все же, каждый найдет частицу самого себя. В поступках героев, в их словах, в их мыслях содержится та доля человечности, которая присуща каждому из нас. Почему «Гамлет» Шекспира был настолько популярен? По той простой причине, что проблемы, которые он выдвинул в своем произведении пережили века и остались актуальными до сих пор (кстати, это касается не только «Гамлета», но и других работ Шекспира). Потому что такие понятия, как честь, достоинство, любовь, месть, подлость всегда были и остаются неотъемлимой частью человеческой души.

    Вообще, если говорить объективно обо всех экранизациях «Гамлета», эта вышла наиболее правдивой. И не только потому, что Иннокентий Смоктуновский гениальный актер и никто до сих пор так и не смог сыграть Гамлета лучше, чем он. Просто проблемы, которые звучали в шекспировской трагедии, отчасти были знакомы русскому народу. Ну и, разумеется, советская кинематографическая школа была самой лучшей. То же самое касается и «Мушкетеров», родиной их считается Франция, но из всех постановок, советская — самая лучшая.

    23 февраля 2009 | 11:00

    В театре Высоцкий неповторим, его роль беспощадна и разрушительна. Мятежнейший дух, пугающе решителен; доказал, умирая на сцене, что выбора ему по счастью не дано. Так кто же Гамлет? В кино Смоктуновский несравним дважды, его игра индивидуальна и закрыта. Как узника человеческой бедности; из жалости он должен быть суровым, и как себя с любовью поручает нам, но притворяется с какой-то целью. Прогрессирующе терзаем сомнениями, болезнен и одержим, перегружен измышлениями; его слова уже кинжалы, а делом будет месть. Скромно оправдывает жестокость, искренне защищая ей любовь, — трагически безнадежен; да, несчастья начались, готовьтесь к новым.

    Как же давно порвалась связующая нить не только дней, вообще всего, что в свете, и вопрос быть или не быть, невпример честным, — не стоит. По нашим временам быть честным, значит уже быть одним из миллиона. Одним остаться среди всех, толкаясь между небом и землею, теряя чувства страха и любви. В его распоряженье больше губительный сарказм, чем благородных оснований, чтобы обдумать и облечь, от смерти веру уберечь. Какое же чудо природы человек, как благородно рассуждает, разуменьем некоторых почти равен Богу… Нельзя не вспомнить шестьдесят шестой сонет, как еще неспелый плод больной души, несостоявшийся монолог обреченного безумием мира человека.

    28 ноября 2012 | 20:05

    В 2014 году большой юбилей — 50 лет «Гамлету» Григория Козинцева. И, на мой взгляд, это до сих пор недосягаемая высота. Никто за эти 50 лет не смог повторить то, что сделали Козинцев, Смоктуновский, Шостакович. Никакие 3D технологии не сравнятся со сценой появления тени отца Гамлета. Это снято в 1964 году! До сцены смерти Офелии не дотягивает ни один фильм ужасов. И уверен, что никто и никогда не повторит то, как Иннокентий Смоктуновскй шепчет, истерит и просто молчит спиной.

    Повезло ли Смоктуновскому с ролями? Надеюсь, что он смог воплотить на сцене и на экране те образы, о которых мечтал. Ведь он совершенно не актёр одного амплуа. Ну, разве можно сравнить его Плюшкина или Порфирия Петровича, Деточкина или Вадима Антоновича из «Дочки-матери» Герасимова? Мне думается, что Смоктуновский — не просто большой актёр, точнее будет сказать — это большой человек. Человек талантливый до предела, честный по отношению к своей работе. Он настолько уважает зрителя, что ни одно слово не произносится без умысла. Умысел есть в каждом жесте, повороте головы или рук. Ему даже не обязательно присутствовать на экране — некоторые монологи Гамлет читает за кадром, но мурашки бегают — Смоктуновский работает.

    Есть такой миф, что каждый актёр мечтает сыграть именно Гамлета. Я бы к этому мифу добавил ещё одну мечту — сыграть Гамлета так, как это сделал Смоктуновский. Но ведь ни у кого не получится.

    Честно: меня не очень впечатляет (трогает) история, рассказанная Шекспиром. Особенно те культурные слои, которые окружили за эти века сюжет. Особенно с красивым и поэтическим переводом Пастернака. Но при этом, на мой взгляд, создателям этого фильма вполне удалось рассказать о конфликте порядочного человека с непорядочным миром. Почему Гамлет — одиночка? Зачем Клавдию нужна власть?..

    «Гамлет» Козинцева — это ещё и ювелирная работа всех художников, костюмеров, скульпторов (вы часто в титрах видели скульпторов?) — всех тех, кто создал атмосферу датского замка. Мне кажется, они даже переплюнули Шекспира, создав собственную страну. И возникает ощущение, что перед нами документальный фильм, снятый в те времена в той самой Дании.

    4 июня 2014 | 17:20

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>