всё о любом фильме:

Сто дней после детства

год
страна
слоган-
режиссерСергей Соловьев
сценарийАлександр Александров, Сергей Соловьев
директор фильмаБорис Гостынский
операторЛеонид Калашников
композиторИсаак Шварц
художникАлександр Борисов
жанр драма, мелодрама, ... слова
зрители
СССР  7.4 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
время94 мин. / 01:34
Номинации (1):
Это лето в пионерском лагере запомнится Мите Лопухину надолго. Оно стало последним летом детства. Оно одарило Митю дружбой с прекрасным человеком, который открыл подростку смысл и величие искусства. А главное — он узнал радость и горечь первой любви…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Фрагмент 03:41

    файл добавилPaulik

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.5/10
    Может показаться странным, что Сергей Соловьёв, чьи предыдущие ленты были экранизациями классики, вдруг обратился к современности, причём к «сложным простым» проблемам четырнадцатилетних подростков. На самом же деле, существует тесная связь фильма «Сто дней после детства» с его прежними работами. Соловьёв — из тех режиссёров, кто в своём творчестве остаётся удивительно цельным, несмотря на крайние различия в проблематике и жанре собственных произведений. В сущности, это и есть признак истинного художника. И в картине «Сто дней после детства» вновь соседствуют психология и поэзия: психология отрочества, вступления в жизнь и первой любви; поэзия детства, неизведанного чувства, самой природы и вещного мира (не случайно, что действие происходит в бывшем доме графа Курепина). Психология и поэзия не противопоставлены — они дополняют друг друга. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм Сергея Соловьева «Сто дней после детства» вышел в 1975 году. Выпустила его студия Мосфильм. До этого фильма чаще всего Соловьев экранизировал классику, в частности Чехова. В своей работе «Сто дней после детства» он решил обратиться к современности, для него это было чем-то новым. Сергей Соловьев 1944 года рождения, родился он в Карелии. Как уже было сказано, в начале своего творческого пути он экранизировал классику: Чехова и Гоголя. В начале 70-х годов экранизация предоставляла режиссерам некоторую свободу, они могли высказать свое мнение. А Соловьев всегда был склонение к поэтическим мыслям и старался выговориться, поэтому фильм «Сто дней после детства был чем-то новым для его творчества, хотя и в нем он раскрыл множество интересных и интригующих вопросов.

    Одной из самых важных проблем поднятых в фильме — это любовь, переходный возраст, время, когда все ощущается настолько ярко, все кажется настолько новым, что справиться с эмоциями порой бывает очень сложно. Этот фильм о молодости, о радости, о грусти, о любви, о влюбленности, об ошибочных чувствах, о дружбе, разочарованиях, о справедливости и нечестных действиях, о скрытых намерениях и несправедливости, о решениях, которые могут изменить жизни, о событиях, которые никогда не случатся…да, практически обо всем. В первую очередь в фильме замечаешь только любовь, ту подростковую, первую, которая причиняет страдания и неудобства. В этом состоянии у героя все переворачивается в душе, отказ же не должен убить в нем желании к любви, наоборот этот отказ стимулирует его, воспитывает душу. Формирует эту душу, так как скульптор из камня делает прекрасную статую. Первая любовь настигает героя, тогда когда он боится быть собой, тогда когда идет формирование его личности, поэтому отличным помощником для выражения себя являются театральные подмостки и пьеса, наполненная любовью.

    Действие фильма разворачивается в детском лагере. Разве бывают лагеря в старой усадьбе, где есть маленький пруд, домашний театр, полуразрушенные ворота и все кажется таким сказочным? А этот лагерь как раз такой. Все там необычно, там есть столовая, больше похожая на светлую веранду или пианино в кустах! Совершенно необычная среда. Удивителен и вожатый Сережа. Где встретишь вожатого, который откровенничает «Я вас немного боюсь» и который цитирует стихи Лермонтова и является скульптором? Только в этом лагере. А Митя, мальчик чье сердце впервые в жизни настигла любовь? Он читает «Героя нашего времени» и решает загипсовать ногу, так как женщины влюбляется в таких мужчин до безумия. Но Лена, та для которой и был разыгран весь этот маскарад, все равно остается верна Глебу, как она признается Мите позже, что ей очень жаль, но поделать ничего не может, так как «ну нравится Глеб и все». Замечателен и мальчик, которые помогал Мите как мог, даже в те моменты, когда совершенно не был настроен на помощь. Но есть и еще одна героиня, которая, по-моему мнению, также помогла Мите выйти из детства и спустя сто дней после начала лагеря стать немного другим человеком, или хотя бы направить его на путь взросления. Соня, она привнесла дружбу и нежность в жизнь Мити. И один самых любимых для меня моментов в фильме, когда Митя и Соня танцуют вальс на поле. Он — пытающийся научиться танцевать, чтобы соперничать с Глебом. И она- безответно влюбленная в него, не проявляющая своего чувства. Она все время тянется к нему, пытается быть ближе, успокаивает и утешает. Она становится как сестра для Мити, к сожалению, он только и считает её подругой, сестрой, но никак не хочет замечать её влюбленность. Также я могу выделить еще одну любимую мне сцену: Митя читает монолог, о любви. Он так говорит о любви, что видно, что он знает, что это чувство. Эти простые слова «Он просто очень любит её и все» трогают до глубины души. Я бы хотела отметить Митины печальные глаза. Неизвестно по какой причине, но они для меня говорили больше всего. Больше чем его слова или действия. Видимо и Лена понимала, что Митя любит её, раз с первых его слов у пруду поняла, о чем будет речь.

    Картина «Сто дней после детства» цветная. Поэтому весь пейзаж, показанный в картине радует взгляд больше, нежели если картина была бы черно-белой. Композитор Исаак Шварц написал музыку к данному фильму, его заглавную мелодию. Очень легкую, будто летящую по воздуху. Кроме нее он написал и будто французский шансон и какой-то марш. Эта музыка придает картине немного меланхоличный настрой.

    Следует сказать пару слов, почему так называется фильм. Герои проживут в лагере три месяца, сто дней, после окончания восьмого класса. По окончанию этих дней каждый из них познает что-то новое в жизни, то, что заставит их выйти из детства и смотреть в жизнь более открытыми глазами. Нельзя сказать, что финал у фильма грустный или, разочаровывающий. Нет, ведь если подумать, то благодаря отказу Лены Митя взрослеет, благодаря признанию Сони он понимает, что нужно жить дальше, воспринимать все иным образом, быть благородным. Каждый из героев благодарен этим каникулам. В конце фильма Соня и Митя сидят у купальни, в задумчивости, не зная, как осмыслить все то, что произошло в их жизни, но тут Митя воспроизводит мысль, которая мне очень импонирует. Он сказал: «Помнишь, Сережа рассказывал нам о «Джоконде»… Надо просто смотреть на нее долго, запомнить и носить с собой всю жизнь… Давай просто запомним это лето, запомним, и все». Эти неожиданно взрослые слова вдруг отодвигали события фильма в область воспоминания, уже с этого момента детство закончилось.

    10 из 10

    31 мая 2010 | 15:03

    Немножко науки: переход из одного возрастного периода в другой, сопровождается кризисом, которым может длиться некоторое время: полгода, год, а может и пару месяцев или даже 100 дней… Если человек удачно проходит его, то он осознаёт, что уже стал немножко другим, изменился и теперь ему предстоит принять себя нового, более взрослого. Что же с этим делать спросите вы?!

    «Ты знаешь, Соня, я думаю, что делать нам ничего не надо».

    Прекрасная картина Сергея Соловьёва оказывает на зрителя буквально волшебное влияние. И не важно, кто он — так или иначе, фильм пробудит в каждом примкнувшем к экрану светлые чувства, заставит проникнуться к героям симпатией, навеет воспоминания, научит чему-то, попросит задуматься, взгрустнуть, помечтать, улыбнуться. Такое ощущение, что в ней нет ни одного лишнего слова, ни кадра, ни мелодии — она проста как всё гениальное и понятна, как всё естественное, как то, что близко каждому.

    Герои фильма личностно растут и взрослеют прямо на наших глазах. И если в начале картины, Митя не видит разницы между Лермонтовым в 14-ть и в 15-ть, то в конце, он уже сам осознаёт, как и значение того, что с ним произошло, так и то, что следует делать дальше. Четыре основных героя картины легко вырисовывают своими взаимоотношениями сложную, но в тоже время характерную паутину общения между подростками той эпохи, которая в наше время постепенно разрывается и переплетается по-новому.

    «Чего это я, дурак, это же просто Ерголина, я же ещё тысячу лет знаю».

    Запутавшийся в своих новых ощущениях мальчик влюбляется в самую симпатичную девочку, не замечая под носом любви того, кто ближе всего. Красавице безумно приятно его внимание, но она не может устоять перед простым, понятным и сильным лидером, внимание к которому легко подогревается его лёгким безразличием и самоуверенностью. Порой то, к чему человека тянуло в столь юные годы остаётся с ним надолго и может повторяться, пусть и несколько по-новому, вновь и вновь.

    «Кажется, что ты и раньше всё это видел тысячу раз, но в этот раз остолбенел, внезапно поражён, как невообразимо прекрасна эта девушка. Это обыкновенно означает, что тебя настигла любовь».

    Автор создаёт изумительное сочетание из мимолётных подсказок, прямых намёков и наглядных фактов. Мы улавливаем информацию буквально отовсюду, будь то символы, диалоги между персонажами, титры, метафоричные и столь проникновенные речи вожатого или красноречиво молчаливые взоры героев. Фильм богат интеллектуальным и чувственным символизмом: стихи поэтов, жребий ролей на сцене, солнечный удар, Джоконда, записка, душа камней, гипс, кальций, бессонница, дуэль. Но, пожалуй, самым главным и ярким среди них, несомненно, является белый воздушный змей — как символ первой любви, которую нужно просто отпустить и запомнить на всю жизнь, к которой уже нельзя будет прикоснуться в дальнейшем, но о которой так приятно вспомнить.

    «Надо смотреть на неё долго, запомнить её всю и потом носить с собой целую жизнь, и тогда всё будет хорошо».

    Соловьёв создал поистине уникальное произведение, едва ли нуждающееся в сравнении с чем-либо. Оно стоит особняком, эта лента настоящий учебник для юношей и девушек, чудесная история о первой любви, блестящая режиссёрская работа, по достоинству оценённая даже на Берлинском кинофестивале. Создатели за коротких полтора часа смогли уместить в картине столько смысла, эмоций и чувств, что её хочется пересматривать снова и снова. На наших глазах произошло настоящее превращение, которое осознали также и сами герои: они уже больше не дети и даже не подростки — теперь они юноши и девушки.

    Что же остаётся нам? Только вспомнить самим, будто это было вчера, и быть может вместе с героями пережить это снова. Давайте просто запомним этот фильм, просто запомним и всё.

    10 из 10

    30 мая 2014 | 19:08

    Подростковое кино, которое в отечественном кинематографе сегодня фактически отсутствует, никогда не было простым жанром, поэтому и в лучшие времена на него решались не часто и немногие.

    В 1975 году Серебряного Медведя за режиссуру на Белинском фестивале получил Сергей Соловьев за фильм «Сто дней после детства». Сложно сравнивать его с чем-то: этот фильм, сегодня слегка подзабытый, стоит особняком. Тема, поднятая авторами (сценарий Александра Александрова и Сергея Соловьева), лишена какого-то взрослого снисхождения, намека на забавность. Это история перерождения, вылупления из скорлупы. Можно, наверное, смотреть на подростковые проблемы со стороны и с легкой улыбкой говорить о том, что это еще не проблемы, но ведь для взрослеющего человека сейчас ничего важнее нет, чем это противостояние миру. Поэтому интонация, выбранная для фильма, верна и с психологической точки зрения, и с эстетической.

    Это честность режиссера и сценаристов нежно переплетается со стихами, строчками, цитатами и отрывками. Эта поэтичность — тоже яркая краска отрочества, возраста первого прикосновения к искусству, и от того, каким будет это прикосновение, многое зависит в другой, взрослой жизни. Герои фильма «Сто дней после детства» проживают последнее лето своего детства в пионерском лагере, расположившемся в живописной помещичьей усадьбе, они здесь не только дружат, влюбляются, разбивают сердца — свои и чужие, они еще и прикасаются к миру прекрасного. Во главе со своим вожатым Сережей (Сергей Шакуров) отряд ставит драму Лермонтова «Маскарад», представляя ее на сцене старинного театра, каждый из ребят находит себя в своем герое. В этом незамутненном восприятии искусства (вновь только через себя) есть какая-то мудрость, честность: здесь нет демагогии, рассуждений о каких-то «измах», ты просто живешь вместе с персонажем, если умеешь его понять.

    Наверное, именно поэтому так важно, говоря об этом фильме, подчеркнуть актерскую составляющую: филигранные работы Нины Меньшиковой и Сергея Шакурова, настолько органичные, что кажутся порой безыскусными, ни на одну секунду не входят в диссонанс с дебютами Бориса Токарева (Митя Лопухин), Ирины Малышевой (Соня Загремухина), Андрея Звягна (Лебедев), но особая нота этого ансамбля — Татьяна Друбич в роли Лены Ерголиной. Во многом именно ей принадлежит ты самая поэтическая интонация всего фильма, или, вернее сказать, лирический мотив.

    Фильм наполнен аллюзиями и ассоциациями, порой его хочется назвать «Митиной любовью», порой «Повестью о первой любви», и каждая из этих, этих ассоциаций, добавляет новую краску в наше восприятие фильма.

    К режиссерскому чутью, пониманию психологии, драматургической деликатности и прочим составляющим фильма нужно прибавить еще что-то очень важное — память о себе, о том, как ты видел и слышал в четырнадцать лет, о том, каким представлялся мир и каким ты представлял себя (здесь появляется еще одна ассоциация: так хорошо «помнил» себя Сэлинджер). Без этой собственной истории отрочества не сбудется подростковый фильм, наверное, потому что он должен преломлять все происходящее через героя, который в этом возрасте все преломляет через себя. И нет другой формы познания, чем познание через себя — мучительное, терзающее, порой болезненное, но сладостное своей открытостью миру, и самим миром, который обретается подростком в после этого преображения.

    6 июня 2016 | 21:43

    Сто дней после детства — это добрый детский советский фильм Сергея Соловьева в своевременном жанре лагерной повести. Фильм о первой любви, первой ненависти, о складывающихся взглядах на жизнь, о формировании из детей настоящих целостных личностей. Динамичное действие кинофильма, наполненное детскими эмоциями и смешивающееся с чувствами, умом и взрослостью их вожатых, пронизывается в фильме стремительной и волнующей музыкой, призывая зрителя к романтическому мышлению и заставляя вспомнить детство. Лагерная атмосфера гарантирует пейзажи красивой русской природы, которые, впрочем, вовсе не надоедают своей однообразностью и излишностью (как бывает во многих старых фильмах такого типа). Изображение природы здесь не менее динамично, она идеально сопоставляется с действием: когда грустно — идет дождь, когда весело — светит солнце, когда серьезно — небо пасмурное и заставляет задуматься о происходящем.

    Это отличное произведение С. Соловьева, пример тех фильмов, которые нужно показывать нашим детям.

    6 марта 2012 | 17:04

    Демифологизация, суть которой — в безыллюзорности мышления, серьезно потрепала тему детства-юности в сегодняшнем кино. Миф о золотой поре, средоточии счастья (помните у Л. Толстого: «счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства!») уныло скукожился. Его знаки — свежесть, беззаботность, сила веры, невинность — поменяли тона, запестрели красками греха и кошмара, иронии и «страшного смеха» в фильмах Германики и прочих знатоков школ, лагерей и трендов современного искусства.

    Соловьев — жилец эпохи других координат — идеализирует, романтизирует, украшает всячески и сумерки души подростка, и его неоперившийся мир (культурой, литературой, музыкой Шварца, туманящими пейзажами, бонтонными диалогами, словно из салонов пушкинской поры, книжками и песенками на французском…). Разрисовывает реальность без стеснения и меры узорами мечты, а волшебная кисть — память. Неотменяемая и безмерная, как любовь.

    У Эпштейна есть тонкое, эскизное определение любви: «Сент-Экзюпери сказал, что любить — это смотреть не друг на друга, а в одном направлении. Мне кажется, ни то и ни другое. Любить — это стоять вполоборота друг к другу и видеть, как лицо любимого дочерчивается пейзажем, линией горизонта, как даль приближается и становится лицом».

    Это истинно поэтический взгляд, который скорее впитывает и льнет, чем понимает и осознает. Он может растворять границы между лицом и миром, улыбкой и пейзажем, смывать барьеры пространства и времени.

    У Сергея Соловьева зрение именно такое, поэтическое и влюбленное. Разрез взгляда на любимую «вполоборота»: ты и вкупе с тобой — и тоже ты! — дождик, купальня, летний зной, солнце, прожигающее насквозь макушки дерев, обморок, гипс, ночь без сна, две порции второго, кальций на языке, боль Лермонтова, трещинки Джоконды, змей, упорхнувший птицей-подранком в небо, — все, что навсегда подранило память.

    «Сто дней после детства» — фильм истинно соловьевской прозрачности, раненой нежности, полуулыбки и надеждной чистоты вопрошающих глаз. Тающий, ускользающий. Вот почему назван он «После детства», а не «Дальше юность». Есть такое выражение: «Детство заканчивается тогда, когда появляются воспоминания, вызывающие грусть». Красиво. Но мне тут не грусть нравится, не из-за нее красиво мне. Я бы вообще оставила лишь половину высказывания: «Детство заканчивается тогда, когда появляются воспоминания». А фильм именно о рождении воспоминаний, о том, как самое живое, истинное, дорогое становится ими. Не чем-то прозрачным, как полумгла, а прочным и неотменяемым, как улыбка Джоконды. Да, она с трещинками улыбается, и воля реставраторов к улыбке этой подмешена, но, как и Вечность, ее можно разгадывать всю жизнь, тянуться за ответом, вычерпывать, пить. Улыбка-воспоминание! Когда появляется чувство прошедшей улыбки, прошедшего лета, Прошедшего… ты повзрослел. Потому что у детей, по Лабрюйеру, нет ни прошлого, ни будущего. (Зато лучше всех умеют они настоящим жить).

    А еще детство заканчивается тогда, когда переживаешь ужас превращения мира в действительность. Не помню, у кого стащила мысль эту. Чем мир от действительности отличается? Мир — это всё! Всё, что есть, — Вселенная, миры. Действительность — то, что существует реально. «Realis» в переводе — «вещественный». Ну и, как пишет словарь, «понятие «действительности» противоположно не понятиям «иллюзия», «фантазия», которые могут быть осуществлены (улыбка), а понятию «возможность»». Получается, мир со всеми его возможностями и невозможностями, принадлежащий детству, в ужасе взросления превращается в нечто настолько реальное, что невозможное в нем невозможно, да и возможное — не всегда. А значит, мир урезается, оскучняется, сжимается.

    Вероятно, Соловьев не об этом снимал. Только вот Митя Лопухин точно это пережил, примеряя роли, ища себя, пробуя на вкус Ленкину улыбку, отражая солнечный удар, прячась от следующего, убивая презреньем соперника, выплескивая кровь вишневую в его лицо…

    Сенека сказал: «дети красивее всего, когда кончается детство». Может, фильм Соловьева про последние сто дней красоты? И о том, что память о ней — ниточка упорхнувшего змея — не обрезаема. Потому что, коли обрежешь, что ж тогда в тебе будет парИть, нежить, звать, мучить, вести, болеть, чтобы все жило внутри?

    Недавно прочла несколько писем А. Платонова. Смотрите, как красиво и сильно: «… Всякий человек имеет в мире невесту, и только потому он способен жить. У одного ее имя Мария, у другого приснившийся тайный образ во сне, у третьего весенний тоскующий ветер…».

    Так что вот еще о чем фильм Соловьева. Все наши невесты — из детства. Не важно, Ленка это, Лик Марии иль Джоконды, ветер тоскующий, образ во сне, букетик в распашке окна, зацелованный дрожащим тюлем…

    Но о самом дорогом в этом фильме слов у меня почему-то мало. А самое дорогое — Митя, конечно. Он щемяще несовершенен, как первая любовь и последняя нежность. Он брюзглив, горд, нервен, одинок, тщеславен, не прям и все время расстроен. Но он переполнен, он сосуд божьей радости, в нем столько мечты, солнца, открытия, лета и лёта…

    Тип вот такого «неоперившегося» — идеал для режиссера.

    Неоперившийся — текучий, не застывающий, не зарастающий защитой, дрожащий душой, неготовый, незаконченный, тревожный, без конкретной «линии» и «задачи», во всех направлениях сразу, жадный ко всему, что окружает, ненасыщаемый и (даже после двух порций) голодный. Его — главное в нем — не тронет, не искрошит взросление.

    Потому что слабость велика, а сила ничтожна.
    Когда человек родится, он слаб и гибок.
    Когда умирает — он крепок и черств.
    Когда дерево растет, оно нежно и гибко.
    А когда оно сухо и жестко — оно умирает.
    Черствость и сила — это спутники смерти.
    Гибкость и слабость выражают свежесть бытия.
    Поэтому то, что отвердело — не победит.

    Лао Цзы

    13 октября 2013 | 19:46

    «Сто дней после детства» Сергея Соловьева с первых же кадров поражает искренностью. Я настаиваю именно на этом слове, поскольку «достоверность» отдает воссозданием картины преступления или чем-то ещё столь же отстраненным и холодным. Фильм Соловьева правдив настолько, насколько только возможно, но это не нарочитое воссоздание условий, а действительно нечто реальное, только пропущенное создателями фильма через себя, чтоб принять форму кино и застыть так в веках.

    Точно ли так выглядят летние лагеря, их администрация и их посетители? В точности. Необъяснимым образом — ведь прошло без малого сорок лет. Точно ли так выглядит раннепубертатная любовь и все, что с ней связанно? Не всегда, не у всех, это — совершенно конкретная история совершенно конкретных людей. Но люди эти — живые, настоящие, осязаемые, и потому их чувства и отношения тоже совершенно реальные.

    Но дело не только в том, что «все как в жизни» (хотя это требует немалого художественного чутья и её, этой жизни, знания). И не все сводится к возрасту героев. Это история взросления, даже именно переломного момента взросления, что прекрасно отражено в названии, но это также замечательная история любви. Трогательная, романтичная и, несмотря ни на что, не трагичная. К финалу «Ста дней после детства» становится невыносимо грустно, но это светлая грусть.

    Может, отчасти потому, что всем героям сопереживаешь — всем, в равной степени. И юному дураку Лопухину, и простому жизнерадостному Луневу, и тонкой несчастной Загремухиной (конечно. это самый возвышенный персонаж фильма) и даже не особенно, если честно, раскрытой Лене Ерголиной. Хотя самыми симпатичными и вызывающими уже не только сочувствие и интерес, но и безусловную любовь зрителя вышли персонажи как бы второстепенные, то есть не участвующие в любовной интриге. Абсолютно прекрасный «нравственно хилый» Лебедев или замечательная Ефросинья Кузьминична… Все актерские работы очень хороши; молодые актеры поработали замечательно. и тем удивительнее, что, кажется, ни у одного из них, кроме Татьяны Друбич, не было в дальнейшем крупных киноролей.

    «Сто дней после детства» — это очень многое. Это ностальгия, это прекрасный снимок реального быта, это сильная история о любви, это замечательная с чисто кинематографической точки зрения работа. Думаю, немного найдется людей, которые в этом фильме ну уж совсем ничего для себя не найдут. Но главное — «Сто дней после детства» теплые, как утреннее июльское солнце.

    8 из 10

    14 ноября 2014 | 09:41

    А как бы поступили вы? Как бы вы, ощутив высокое чувство, привлекли к себе внимание, будучи 14-и летним ребенком? Давайте посмотрим правде в глаза. это просто сказка. на месте Глеба, любой бы просто убил Митю. он лезет не в свою тарелку, и откровенно мешается. Я ждал большего, и пускай многие хвалят этот фильм, мол, любовь окрыляет, заставляет по-другому смотреть на мир… но не в 14 лет.

    Снят фильм не плохо, хотя и есть моменты, к которым можно придраться.

    К актерам вопросов нет, они откровенно хорошо выполнили свою работу. И тем не менее Соловьев, почему-то не радует, а наоборот, как-то разочаровывает, то как его превозносят — ошибка, может он и не плохой постановщик вообще, но что в его дипломной работе, что в данном произведении, он откровенно не блещет. Возможно, дело в наивном сценарии.

    На мой взгляд — кино на один раз, сказка, ибо невозможно представит себе такую историю, особенно с героями, которым по 14 лет. Первая любовь? такой она вряд ли может быть. Только если вы не Митя, только если у вас не все в порядке с головой.

    5 из 10

    6 ноября 2012 | 21:21

    Отменный финал! Даже в какой-то степени неожиданно отменный. Нетривиальное решение и, как следствие, зрительская (моя личная, как минимум) овация.

    Однако, вопреки распространенному мнению, запоминается не только последнее. И, в целом симпатичный и достаточно оригинальный фильм дважды заставил меня скривиться словно от неожиданно прозвучавшей фальшивой ноты и еще один раз — недоверчиво прищуриться вследствие очевидной спорности прозвучавшего утверждения. Впрочем, обо всём по порядку.

    Завязка удалась — тут сомневаться не приходится. Ничего нового (что вполне естественно, я считаю, ведь в этой «пьесе» меняются все больше исполнители, нежели сценарий) и, в то же время, какие-то совершенно свежие краски. В нескольких репликах — средоточие извечной драмы: путь от «Я же ее сто лет знаю?!..» через «Ну а чего хотел написать? — Написать-то? Ерголина — дура. — Понятно…» к «Но разве я виновата, что Глеб есть?!..» Ей богу, здорово!

    А потом — ключевой момент. Соперничество! И вот то самое место, где я позволил себе не согласиться с автором. С. Шакуров (в качестве ретранслятора) очень убедителен, но его «Вот и всё. Твоя правда стала стоить копейку» не кажется мне истиной в последней инстанции. Ибо правда остается правдой независимо от того, кем и в каких целях используется. Она выше «мирской суеты» просто по определению. Поэтому… Имеет смысл поспорить.

    Впрочем, на это бы можно было закрыть глаза, поскольку на ход событий не повлияла бы никакая правда в принципе — в этом, как известно, завсегда и состоит суть трагедии. Но следом с небольшим промежутком прозвучали те самые фальшивые ноты, не заметить которых было никак нельзя.

    Вы — как хотите, а я поверить во внезапное «Митя, что же это мы с тобой делаем?» и «Я не знал, Соня!» просто не в состоянии. Единственная разница тут в том, что первый эпизод кажется мне неудачным сугубо в режиссерском плане, а второй — что называется, в жизненном. Ну не бывает так, и всё тут.

    Вот такие дела. Я, честно говоря, почему-то ждал худшего результата. Предубеждение какое-то, что ли. Был рад ошибиться. И всё же общее впечатление оказалось немного смазанным. Поэтому только

    8 из 10

    14 февраля 2014 | 13:11

    Поднималось в небо солнышко,
    Разбудило соловья…

    Вопреки законам природы, пернатый символ поэзии не всегда заливается ранней весной. Своенравная птичка в 1975 году проленилась до самого лета, но настал миг, когда соловей пропел совсем другими трелями — непривычно пронзительными и печальными. Все вроде было понятно и обычно: прекрасный режиссёр проводил отбор на главную женскую роль в подростковой мелодраме, а центральный персонаж с забавной фамилией Лопухин медленно переживал период взросления. Между ними ничего общего. Постановщику уже за 30, он давно женат, а что экранный мальчишка мечется в тисках нахлынувших чувств, так это ничего странного — ребенок же ещё. Всему причиной неизвестная девчонка, на чьих губах почти незаметна улыбка, зато в больших глазах часто бывает грусть. В жизни Таня Друбич, на экране Лена Ерголина — единая личность, лишившая покоя двух мужчин. Режиссер Сергей Соловьёв впоследствии не смог отпустить девчонку, сделав своей новой женой, а пионер Митя Лопухин силился понять природу изменившегося мироощущения — а вдруг и в самом деле просто голову напекло. Перемежая реальность и вымысел, на советском экране развернулась трогательная история взросления, первой любви, становления личности и поиски себя в самом себе. Отнюдь не сказка о всегда готовых пионерах, а повесть, доступная каждому подростку, для чего ему не понадобится считать до ста.

    Сильное чувство всегда врывается в жизнь внезапно. Мальчишка упрямо себе втолковывает, что так не может быть, что он «тыщу лет знает эту Ерголину», и что нет в ней ничего особенного — умилительная наивность, у которой нет ни единого шанса в противостоянии с красотой. Будь Лопухин хоть семи пядей во лбу, а все равно не нашёл бы объяснения стрясшейся с ним метаморфозы, когда на стройную девочку с косой до пояса невозможно насмотреться. В ее волосах венок из васильков, она умная и гуляет с другим мальчиком. Ах, это рвущееся на кусочки сердце! Сам Лермонтов так страдал должно быть, не зря же своего Печорина мыкаться в неприкаянности заставлял. С подачи пионервожатого Сережи свежеиспеченный романтик ищет всё новые символы, которые помогли бы понять, что же ему делать с этой любовью. Митя Лопухин совсем не похож на шекспировского Ромео, и возвышенные фразы ему не свойственны. Зато советский подросток значителен другим — отчасти против своей воли, отчасти по повелению сердца он стремительно взрослеет, учится иначе воспринимать тех, с кем учился с первого класса и кого знал как облупленных. В голове Мити неслышно шелестят прожитые в пионерлагере дни, их так много, что вся жизнь становится подобной летящей искорке. Он ослеплён любовью и не замечает чувств от другой, но будто уже взрослый мужчина умеет отсекать то, что ему видится ненужным.

    Каким бы эффективным ни представлялось образование советской эпохи, но это не мешает видеть намеренную идеализированность картины Соловьёва. Идеально гладкие воды, величественные густые деревья, утонченная музыка Шварца и огромное количество подростков, которые покинут пионерский лагерь уже другими людьми. В своих отношениях ребята ведомы эмоциями, они еще не привыкли сперва думать, а лишь затем говорить, но именно в этой непосредственности и состоит непостижимое обаяние детства, с которым так больно расставаться. Снимая свое кино, Соловьёв словно брал реванш у собственной судьбы, в которой не было таких прекрасных мгновений. Зато Сергей Александрович уже неплохо понимал, что такое любовь, и как именно она влияет на человека. В своих воспоминаниях режиссёр озвучивал первоначальное желание увидеть в Лене Ерголиной «юную Иру Купченко», что так сильно осложняло ему поиск. Задумчивая Татьяна Друбич вроде как не походила ни на одну из актрис недавнего прошлого, но ее взгляд дал последнюю деталь будущей картине, и по иронии судьбы никак не повлиял на дальнейший путь самой актрисы. Реальность доказала свое бессилие над лирической сущностью фильма, у Соловьёва вышла цельная история, у которой просто не могло быть продолжения.

    С настоящим изыском сценаристы переплели в мелодраме поэзию Лермонтова с прозой ребячьих диалогов. На голом энтузиазме советские подростки играют в свой «Маскарад» и лишь только пытаются почувствовать персонажей классика. Спектакль вряд ли имел бы успех, если не восход того самого солнышка. Не руководитель распределил роли, а сама судьба, когда ранним утром внесла значительные перемены в отношении мальчика к девочке. У Мити Лопухина и его соперника Глеба Лунёва по сути нет противостояния за сердце красавицы, но роль Арбенина, плавно переплывшая от одного парня к другому, стала символом взросления, без которого познать душу лермонтовского героя невозможно. Да и Лена Ерголина с Соней Загремухиной скорее подруги, чем вероятные соперницы, тем более в свои годы они, как известно, более зрелые, чем их кавалеры. Причудлив любовный четырехугольник в этом фильме, но пламенным страстям не бывать, ведь эти ребята только на пути в мир взрослых, и от неразделенных чувств будут лишь тихонько плакать да губы кусать.

    Вот бы время пошатнулось,
    Вот бы замерли все стрелки на часах,
    Вот бы утро век тянулось,
    И не вяли б васильки на волосах.

    Но это лишь мечты. Замершие было стрелки продолжат свое движение, девочки вырастут в женщин, юноши станут мужчинами. Неумолим этот бег времени, но милостив к тем, кто не только отдаёт любовь, но и может принять ее сам. Сергей Соловьёв безукоризненно точно показал этапы взросления. За сто дней мальчишка многое узнает о природе чувств и научится не бежать от них, а обращать в свои лучшие черты. Символична записка для любимой Лены, где Митя, ни секунды не колеблясь, подписывается как Дмитрий. Это ли не последняя фаза короткой жизни, прошедшей в границах пионерского лагеря? Да, рассветная не будет сиять вечно, но озарит дальнейший путь, по которому можно пройти без прежней боязни. Соловей за режиссерским пультом и соловей около купальни одновременно увидели ту, что навсегда изменила их жизни. Двое мужчин, один взрослый, другой взрослеющий, поняли, как же много им ещё предстоит узнать и пережить. Но когда перед глазами светлый девичий лик, остальное уже не имеет особого значения. Любовь неизбежно принесет испытания, вполне возможно, что и боль, но менее прекрасной от этого не станет. Не нужно списывать её приход на солнечный удар, а лучше поблагодарить природу за то, что не обделила сердце.

    2 января 2016 | 21:19

    Примечательно, что два различных метода поиска фильмов для просмотра привели к работам Соловьёва. Если отбросить шаблонные мысли о первой любви, о её важности априори, и тому подобные, якобы необъяснимости, то фильм может нам показать мысль, возможно второстепенную, а возможно специально уложенную на второй план. Любовь как инструмент мировосприятия. Возможно у этого объектива чертовски маленькая глубина резкости, но он способен рождать шедевры из текстуры любой степени банальности. Любовь как средство понимания. Не каждый способен в 14 лет понять человека 19 века по фамилии Лермонтов. Но средство есть. Любовь как неотделимое. Безответна не значит бессмысленна. Любая, она дарована для того, чтобы удержать ту красоту, которую способен увидеть только ты.

    2 апреля 2012 | 18:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>