всё о любом фильме:

Сто дней после детства

год
страна
слоган-
режиссерСергей Соловьев
сценарийАлександр Александров, Сергей Соловьев
директор фильмаБорис Гостынский
операторЛеонид Калашников
композиторИсаак Шварц
художникАлександр Борисов
жанр драма, мелодрама, ... слова
зрители
СССР  7.4 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
время94 мин. / 01:34
Номинации (1):
Это лето в пионерском лагере запомнится Мите Лопухину надолго. Оно стало последним летом детства. Оно одарило Митю дружбой с прекрасным человеком, который открыл подростку смысл и величие искусства. А главное — он узнал радость и горечь первой любви…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Фрагмент 03:41

    файл добавилPaulik

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.5/10
    Может показаться странным, что Сергей Соловьёв, чьи предыдущие ленты были экранизациями классики, вдруг обратился к современности, причём к «сложным простым» проблемам четырнадцатилетних подростков. На самом же деле, существует тесная связь фильма «Сто дней после детства» с его прежними работами. Соловьёв — из тех режиссёров, кто в своём творчестве остаётся удивительно цельным, несмотря на крайние различия в проблематике и жанре собственных произведений. В сущности, это и есть признак истинного художника. И в картине «Сто дней после детства» вновь соседствуют психология и поэзия: психология отрочества, вступления в жизнь и первой любви; поэзия детства, неизведанного чувства, самой природы и вещного мира (не случайно, что действие происходит в бывшем доме графа Курепина). Психология и поэзия не противопоставлены — они дополняют друг друга. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Собирался я было вчера, или может позавчера, улицезреть (где как не в кинотеатре?!) премьеру второй части «Хоббита». И что, спрашивается, мне помешало это сделать? Ненароком пересмотрев киноленту Сергея Александровича Соловьева «Сто дней после детства» 1975 года, я поймал себя на мысли — после духовных зёрен Великого Советского Кинематографа я вряд ли смогу проглотить попкорновые голливудские плевелы. В кинотеатр я, естественно, не пошёл.

    Знаете, когда фильм абсолютно приходится по душе, совершенно не хочется сочинять длинных рецензий. Скажу банальную, избитую вещь: Искусство — это та нравственная и возвышающая над обыденностью планка, которая призвана культивировать Высокие, Непреходящие Чувства. «Сто дней после детства» полностью соответствует данному определению.

    Митя. Юноша с тонкой душевной организацией и глубоким взором печальных глаз. Конечно же не от мира сего. Митя — романтик-идеалист, способный на сильные Чувства и страдающий от неразделённой Любви. Порицающий (пускай и несколько позёрски и фразёрски) нечестность правдоруб. Никаких мизантропических черт, которые рисует ему желчный Лунёв, в Мите не обнаруживается. Все его безобидные по нынешним временам проступки лишь наивные попытки обратить на себя внимание. Такие люди как Митя наверное и в советскую эпоху были редкостью (в дореволюционной России их возможно было значительно больше), а про наше прагматическое, эпикурейское время и говорить не приходится. Видимо с приходом в Россию рыночной экономики они не смогли встроиться в новую систему отношений, и были обречены попасть в число 20 миллионов жертв губительных чубайсо-гайдаровских реформ.

    Ерголина. В такую как она и правда можно было влюбиться только после солнечного удара. Смазливенькая, губастенькая девочка без признаков рефлексии. Она не способна познать глубины Чувств, испытываемых Митей, границы её разумения лежат в пределах удобопонятной персоны логичного Лунёва. Может быть в будущем, повзрослев, Митя осознает (возможно даже рассмеётся сам над собой), что его подростковая Любовь — не тот бастион, ради которого стоило так неистово терзать себя.

    Лунёв. Лунёв — типичный рационалист, идеологическая предтеча то ли бывшего министра финансов Кудрина, то ли ультралиберала Рыжкова, а может быть какого-нибудь крупного бизнесдельца, возможно и олигарха. В антагонистической борьбе Лунёва и Мити наблюдается извечное противостояние материалистов и идеалистов, ну или «физиков» и «лириков», как выражались в прошлом столетии.

    Соня. Кому-то может показаться, что в забавной девчонке с русыми косичками нет ничего необычного. А зря. Соня — источник Света, девочка с бриллиантовой душой, или просто девочка-Ангел. Странно, что Лопухин влюбляется в аморфную Ерголину, а не в светоносную Соню, в которую можно было влюбиться даже и без всякого солнечного воздействия.

    Завершая свой скромный опус, с сожалением и с некоторым градусом морализаторства вынужден констатировать определённую эмоциональную глухоту, присущую нынешнему подрастающему поколению. Налицо зашлакованность оккультным голливудским/голливудоподобным кинематографом ("сумерками», «дневничками вампирчиков», «закрытыми школами» и т. п.). Например, когда я в детстве смотрел картину Соловьева, меня, от сострадания к главному герою, всегда пробирало на слезу, да и при нынешнем просмотре во мне просыпаются те же самые Чувства. Дети, что с вами сделали?! Видимо двадцать лет либеральной радиации не прошли даром. Надо что-то делать. Дальше так жить нельзя.

    15 из 10

    24 декабря 2013 | 09:38

    В качестве предисловия — позвольте сразу оговориться. Я не большой поклонник Сергея Соловьева. Его «перестроечные» картины просто чудовищно устарели, а большинство остальных в-общем и целом в разных своих проявлениях повторяет «молодежную тематику», затронутую именно в «Ста днях после детства». А в ней Сергей Александрович к сожалению (а может к счастью) разбирается довольно слабо.

    Но это всё совершенно другая история.

    Итак, «Сто дней после детства». Картина рассказывает о взаимоотношениях и первой любви ребят, которые находятся в пионерлагере. Среди них ярко выделяется Митя Лопухин (Б. Токарев). Человек по-своему честолюбивый, очень взрослый (в метафизическом смысле, а не в возрастном — ребята все ровесники). Он переживает первую любовь в красавицу Лену Ерголину (Т. Друбич). Однако та влюблена (или как сейчас модно говорить — «состоит в отношениях») в Глеба — «идеологического противника» Мити.

    Собственно как таковой синопсис и был описан выше. Сергей Соловьев глазами оператора Леонида Калашникова (кстати очень талантливого) нам показывает самые разные взаимоотношения подростков, которые вот-вот вступят во взрослую жизнь. А новелла, где Митя вступает в конфликт с Глебом отчетливо напомнил об оттепельной картине «Листопад» Отара Иоселиани. Кульминация этого конфликта с выплескиванием сока действительно с подачи старшего — Сережи (С. Шакуров), действительно воспринимается позже Митей как «показуха». Игра на публику.

    Отдельно хотелось бы отметить и персонажа Сергея Шакурова. Он мне показался гораздо более близок к ребятам, чем их преподаватель (к сожалению я забыл её имя). Сережа чуток, спокоен, добр к подопечным. Склонен к компромиссам. И он совершенно беззлобно объясняет Мите, что тот поступил неправильно и что «высказать человеку в лицо» выглядит совершенно по-другому.

    На самом деле, картина прекрасная. Светлая, чистая, поэтичная, как тут многожды говорилось. Немного идеалистическая, но в этом и была прелесть советского кино. Показывать то, какой жизнь должна быть, а не такой какая она есть. Вот нынешнее отечественное кино склоняется ближе к последнему, что идёт ох как не на пользу ему. Всё действие разворачивается под незабываемую музыку Исаака Шварца.

    В заключении скажу, что не назвал бы картину «детской». Она именно подростковая. По-моему мнению, она немного выглядит архаичной и проблематика, прослеживающаяся в фильме, выглядит чересчур, прошу прощения, высокопарной. Нынче, всё же так не бывает, мне кажется. Думаю, к сожалению. Тем не менее картину стоит смотреть подросткам, которым уже исполнилось лет двенадцать-тринадцать. И каждый найдёт в нём что-то для себя.

    P.S. Я не могу похвастаться тем, что были просмотрены ВСЕ фильмы Сергея Соловьева, но этот фильм я считаю его лучшим. Уж точно гораздо прекраснее его же «Одноклассников», которые вообще картонны насквозь.

    8 из 10

    19 января 2013 | 18:00

    Самый любимый детский фильм. Все кто помнят еще период советских лагерей, первой любви — этот фильм для вас. Он необычайно по соловьевски — легок. Он как сама природа как репродукция картины Моны Лизы. Все фильмы Соловьева отличаются какойто особым своеобразием. Но этот фильм хорошь тем, что в нем воспитывается чистота чувств.

    22 мая 2006 | 17:33

    Посмотрел в связи с «Лермонтовым» фильм «100 дней после детства». Выглядит очень свежо. И вдруг пришла мысль (к Владу!): а ведь это, очень вероятно, подростки детдома. Там нет упоминания о родителях, днях посещения и пр.; летний райский уголок одиноких душ… И фильм наполнился ещё большей глубиной и драматизмом.

    Цитата из фильма:»и вот уже пять столетий лучшие (sic! лучшие) люди спорят про её улыбку, доказывая каждый своё. Бывает что на доказательство уходит целая жизнь, вся судьба, но так и умираешь, испускаешь дух в бессилии доказать что-то окончательное…»

    Снобистское отношение, получивших диплом, к оценке произведений искусства не профессионалами, дезавуируют такие «любители» как Фрейд, подвергший статую Моисея (Микеланджело), психоанализу, или Эйнштейн, написавший о творчестве Достоевского.

    Филология изучает литературу из любви к ней, и любое искусствоведение должно содержать в себе любовь, пусть и в латинской транскрипции.

    n-ная дешифровка кода да Винчи

    или Высоцкий — человек Возрождения.

    Лет 30 назад, когда меня заинтересовала тема «улыбки Джоконды», жизненный опыт примеров такого выражения лица женщин — не представлял. Палитра женских эмоций, выраженных в мимике, более контрастно. Тогда я стал искать вариант «улыбки Джоконды» в мужском варианте, и нашел — портрет В. Высоцкого — рекламный снимок. Сначала просто сравнил — потом совместил половины лиц по оси — они совпали не только анатомически, но и впечатлением от глубины личности, выраженной в схожем мимическом рисунке: в одном случае смоделированном, в другом — просто зафиксированном на плёнку.

    P.S. Что «Джоконда» — это не просто бытовой портрет, — а Посланье — образ человека совершенного, андрогиния — гармония мужского и женского — подтверждает и размытый, как бы планетарный, т. е. универсальный бэкграунд полотна; напрашивается аналогия с рисунками долины Наска. Только первая раскрывается в перспективе времени, вторая — в перспективе пространства.

    F.

    5 ноября 2014 | 11:06

    Удивительно легкий, но в то же время потрясающе глубокий фильм о подростках, о первом любовном опыте, о дружбе и о вражде.

    Легкость киноленты заключается в тривиальности сюжета — буднях пионерского лагеря, одного из многих, в которых побывали, наверное, все школьники того времени. Хотя по нынешним временам, сюжет представляет немалый интерес, в первую очередь, фактическим упразднением адекватного института детства. Представить, что нынешнее поколение четырна-дцати-пятнадцатилетних детей целых три месяца лета, в сущности, представлены сами себе — не реально. А что более не реально, так это сравнивать интеллектуальное и моральное развитие подростков. Вспомнить хотя бы момент, когда ребятам предлагают сыграть «Маскарад» Лермонтова и как они это делают. Ярким образчиком целой пропасти между поколениями является, на мой взгляд, лучший момент фильма — сцена, когда Митя объясняет Глебу смысл монолога Арбенина о любви.

    Митя Лопухин — главный герой картины — на фоне своих товарищей более чем харизматичный персонаж, становится проводником-экскурсоводом в прекрасный мир отрочества. В течение очередного лета ему приходится повзрослеть. Это могло быть обычные девяноста дней детства, а стали округ-ленные до ста — днями после детства. После солнечного удара ему предстоит пережить нечто новое, прекрасно манящее и приторно горьковатое. Это взросление. Символичность совпа-дения влюбленности и солнечного удара может говорить о том, что и то и другое приходит внезапно. «И что это я дурак? Это же просто Ерголина. Я же ее тысячу лет знаю. А-а, это жара». Потом Митя узнает, что он мизантроп, а чуть позже — что это такое.

    Незамысловатую метаморфозу пионера Лопухина можно про-следить по эволюции его эпатажных поступков: будучи еще «духарным малым», от дурашливого танца под собачий вальс вначале, через подражание Лермонтовскому Вернеру и симуляцию хромоты в середине, до любовного объяснения — в финале.

    Возможно, Митя действительно герой, правда, уже не на-шего времени. Он герой своего времени. Он ведь искренне верил в то, что выплескивая компот в Глеба, предерживается высоких моральных принципов, «говорит негодяям правду в лицо». Отчасти правда на его стороне, но в большей степени, он заигрался. Заигрался во взрослую жизнь. По сути ведь, загипсовав ногу, он начал примерять разные маски, играть во взрослую жизнь, искать себя. Заплутав в самом начале пути, Митя попал в ловушку тщеславия. Именно на этой почве у него и возник конфликт с Глебом. Глеб и Митя действовали как взрослые, только каждый в своих интересах, оправдывая свои решительные действия благой целью. Их конфликт и ненависть друг к другу — не банальная подростковая бытовуха, это уже холодная война почти взрослых людей, оказавшихся по разные стороны баррикад. А на пересечении враждующих сторон, как и полагается настоящей драме — дама.

    Сердцу не прикажешь, и волей судьбы Митя влюбляется, кажется, не в ту девочку. Разочарование от того, что его зазноба увлечена подлецом, было логично и неминуемо. Любов-ная трапеция изначально обречена, несмотря на взаимную братскую симпатию Мити к Соне. Хотя, как знать, быть может, немного повзрослев, горе-Печорин поймет, что лучше «жутко душевной» Сони (сразу в ум врезается безответная любовь Сонечки Мармеладовой к Раскольникову), ему все равно не найти. Ее стремление заботиться о Мите искренне и почти героично. Ей ведь ничего от него и не надо, только быть рядом и светиться от счастья, когда он будет нуждаться в ней. Помните, как девочка напевала, кружась с ним в танце, когда Митя попросил научить его танцевать. Она никогда не скажет: «Ну, сам посуди, ну что я могу поделать? Я знаю: ты хороший, добрый, но разве я виновата, что есть другой и что он мне нравится»? К слову сказать, Лена действительно не виновата в векторе своих чувств. Любовь ведь, говорят, зла. Никто не виноват и в том, что Митя пока не отвечает Соне взаимностью, поэтому ребятам только и остается, что запом-нить это лето, а потом, немного осмыслив произошедшее, встретить замечательнейшую пору — юношество.

    16 января 2012 | 16:25

    Фильм очаровал меня заочно. Над маниакальной ностальгией будто скальпель орудовал, извлекая из бесконечно кипящего прошлого деликатные, неделимые, и оттого мириадно растерзанные, звездно-выспренные образы — этим скальпелем была невыразимо девственная, гимназическо-гипнотическая музыка «творожного озера», которая наложилась на типовые кадры этой советской кинокартины как исчерпывающий тупичность, утопичный, но осязательно действующий божий завет. И был произведен на свет клип «Юные волны». Я посмотрел этот клип, где так чудесно, как вещем сне, сочлись кадры из фильма с музыкой и думал уже, что, наверное, фильм, которого названия я не знал, просто неким райским наслаждением окажется и явит собой олицетворение безусловного отдыха и покоя. Но оказалось, что показалось. Но все же фильм в любом случае заслуживает высшей оценки и уважения, как родитель дорогих мне, цепенеющих, не выцветающих чувств.

    Фильм замечателен тем, что дает задумываться, припомнить, может, на своем веку, есть ли, бывает ли в самом деле так, что видишь человека тысячу раз, кажется, знаешь его и знаешь, что той мучительно-пламенной любви к нему не испытываешь, а потом что-то вдруг переклинивает, очаровывает, и ты уже без ума, без памяти влюблен в него? Я пересмотрел еще раз фильм, еще раз перекопал свой мемориальный огород и ничего не нашел подобного. Мне только довольно резко обрисовался сухой скелет фильма, который в общем не отнимает от себя прелести белизны.

    Скелет таков: чародей скульптор налаживает стихами Лермонтова на Митю заклинание. После солнечного казуса Митю разморило и чудовищный яд стихов Лермонтова находит слабину в здоровье этого несчастного мальчика, возбудив в нем мужчину. Но как прекрасен этот остолбенелый, пораженный необузданной страстью взгляд уставившихся на Ерголину глаз Лопухина. В этом взгляде нет ничего порочного, напротив — оно пышет прочностью, — но перелившаяся через край сосуда жизнедвижущая сила в это болезненное мгновение обнаруживает всю необъятность своих стремлений, и, к сожалению, вслепую, дождем обливает непричемного Лунева, невидимо оттеняющего в томном взгляде Мити предреченное отчаяние.

    Жуковский определяет существо поэзии Лермонтова как безочарование: «безрадостные встречи, беспечальные расставания, бессмысленные любовные узы, неизвестно зачем заключаемые и неизвестно зачем разрываемые». Гоголь поясняет его так: «Признавши над собою власть какого-то обольстительного демона, поэт покушался не раз изобразить его образ, как бы желая стихами от него отделаться. Образ этот не вызначен определительно, даже не получил того обольстительного могущества над человеком, которое он хотел ему придать. Видно, что вырос он не от собственной силы, но от усталости и лени человека сражаться с ним». Наш Лермонтов — Лопухин, демон — это скульптор, навязывающий Лермонтова Лапухину, вопрос только в том, что есть стихи в нашем случае, чем мы отделаемся от затянувшегося солнечного удара? А как будто слабый пол, трофеи можно сказать, девочки-наперсницы, одна сопротивлением, другая податливостью снимают заклятие с бедного Мити. Все разрешается не по-детски сильно, не омрачаясь взрослыми глупостями и в будущем, верим, это несчастье аукнется не иначе как добром.

    Я долго не мог понять привязки цифры «100» к сюжету фильма. Не понимаю и теперь. Круглая цифра намекает на окружность, на круг, на простоту и в то же время на усиление ее образующих… Хочется думать, что это округление значит не завершенность существа детства, но преодоление в себе порога точки-конца его и продление в бесконечность.

    12 октября 2014 | 00:55

    Немножко науки: переход из одного возрастного периода в другой, сопровождается кризисом, которым может длиться некоторое время: полгода, год, а может и пару месяцев или даже 100 дней… Если человек удачно проходит его, то он осознаёт, что уже стал немножко другим, изменился и теперь ему предстоит принять себя нового, более взрослого. Что же с этим делать спросите вы?!

    «Ты знаешь, Соня, я думаю, что делать нам ничего не надо».

    Прекрасная картина Сергея Соловьёва оказывает на зрителя буквально волшебное влияние. И не важно, кто он — так или иначе, фильм пробудит в каждом примкнувшем к экрану светлые чувства, заставит проникнуться к героям симпатией, навеет воспоминания, научит чему-то, попросит задуматься, взгрустнуть, помечтать, улыбнуться. Такое ощущение, что в ней нет ни одного лишнего слова, ни кадра, ни мелодии — она проста как всё гениальное и понятна, как всё естественное, как то, что близко каждому.

    Герои фильма личностно растут и взрослеют прямо на наших глазах. И если в начале картины, Митя не видит разницы между Лермонтовым в 14-ть и в 15-ть, то в конце, он уже сам осознаёт, как и значение того, что с ним произошло, так и то, что следует делать дальше. Четыре основных героя картины легко вырисовывают своими взаимоотношениями сложную, но в тоже время характерную паутину общения между подростками той эпохи, которая в наше время постепенно разрывается и переплетается по-новому.

    «Чего это я, дурак, это же просто Ерголина, я же ещё тысячу лет знаю».

    Запутавшийся в своих новых ощущениях мальчик влюбляется в самую симпатичную девочку, не замечая под носом любви того, кто ближе всего. Красавице безумно приятно его внимание, но она не может устоять перед простым, понятным и сильным лидером, внимание к которому легко подогревается его лёгким безразличием и самоуверенностью. Порой то, к чему человека тянуло в столь юные годы остаётся с ним надолго и может повторяться, пусть и несколько по-новому, вновь и вновь.

    «Кажется, что ты и раньше всё это видел тысячу раз, но в этот раз остолбенел, внезапно поражён, как невообразимо прекрасна эта девушка. Это обыкновенно означает, что тебя настигла любовь».

    Автор создаёт изумительное сочетание из мимолётных подсказок, прямых намёков и наглядных фактов. Мы улавливаем информацию буквально отовсюду, будь то символы, диалоги между персонажами, титры, метафоричные и столь проникновенные речи вожатого или красноречиво молчаливые взоры героев. Фильм богат интеллектуальным и чувственным символизмом: стихи поэтов, жребий ролей на сцене, солнечный удар, Джоконда, записка, душа камней, гипс, кальций, бессонница, дуэль. Но, пожалуй, самым главным и ярким среди них, несомненно, является белый воздушный змей — как символ первой любви, которую нужно просто отпустить и запомнить на всю жизнь, к которой уже нельзя будет прикоснуться в дальнейшем, но о которой так приятно вспомнить.

    «Надо смотреть на неё долго, запомнить её всю и потом носить с собой целую жизнь, и тогда всё будет хорошо».

    Соловьёв создал поистине уникальное произведение, едва ли нуждающееся в сравнении с чем-либо. Оно стоит особняком, эта лента настоящий учебник для юношей и девушек, чудесная история о первой любви, блестящая режиссёрская работа, по достоинству оценённая даже на Берлинском кинофестивале. Создатели за коротких полтора часа смогли уместить в картине столько смысла, эмоций и чувств, что её хочется пересматривать снова и снова. На наших глазах произошло настоящее превращение, которое осознали также и сами герои: они уже больше не дети и даже не подростки — теперь они юноши и девушки.

    Что же остаётся нам? Только вспомнить самим, будто это было вчера, и быть может вместе с героями пережить это снова. Давайте просто запомним этот фильм, просто запомним и всё.

    10 из 10

    30 мая 2014 | 19:08

    Отменный финал! Даже в какой-то степени неожиданно отменный. Нетривиальное решение и, как следствие, зрительская (моя личная, как минимум) овация.

    Однако, вопреки распространенному мнению, запоминается не только последнее. И, в целом симпатичный и достаточно оригинальный фильм дважды заставил меня скривиться словно от неожиданно прозвучавшей фальшивой ноты и еще один раз — недоверчиво прищуриться вследствие очевидной спорности прозвучавшего утверждения. Впрочем, обо всём по порядку.

    Завязка удалась — тут сомневаться не приходится. Ничего нового (что вполне естественно, я считаю, ведь в этой «пьесе» меняются все больше исполнители, нежели сценарий) и, в то же время, какие-то совершенно свежие краски. В нескольких репликах — средоточие извечной драмы: путь от «Я же ее сто лет знаю?!..» через «Ну а чего хотел написать? — Написать-то? Ерголина — дура. — Понятно…» к «Но разве я виновата, что Глеб есть?!..» Ей богу, здорово!

    А потом — ключевой момент. Соперничество! И вот то самое место, где я позволил себе не согласиться с автором. С. Шакуров (в качестве ретранслятора) очень убедителен, но его «Вот и всё. Твоя правда стала стоить копейку» не кажется мне истиной в последней инстанции. Ибо правда остается правдой независимо от того, кем и в каких целях используется. Она выше «мирской суеты» просто по определению. Поэтому… Имеет смысл поспорить.

    Впрочем, на это бы можно было закрыть глаза, поскольку на ход событий не повлияла бы никакая правда в принципе — в этом, как известно, завсегда и состоит суть трагедии. Но следом с небольшим промежутком прозвучали те самые фальшивые ноты, не заметить которых было никак нельзя.

    Вы — как хотите, а я поверить во внезапное «Митя, что же это мы с тобой делаем?» и «Я не знал, Соня!» просто не в состоянии. Единственная разница тут в том, что первый эпизод кажется мне неудачным сугубо в режиссерском плане, а второй — что называется, в жизненном. Ну не бывает так, и всё тут.

    Вот такие дела. Я, честно говоря, почему-то ждал худшего результата. Предубеждение какое-то, что ли. Был рад ошибиться. И всё же общее впечатление оказалось немного смазанным. Поэтому только

    8 из 10

    14 февраля 2014 | 13:11

    Фильм также пронзителен, как и музыка, которая в нем звучит. Также прекрасен, как лето в лагере, когда тебе 14 лет, когда ты первый раз влюбляешься и готов совершать необдуманные и глупые поступки.

    Это пионерлагерь не «нашего» времени, и молодежь не «нашего» времени, которая пьет, курит и говорит только о компьютерах, телефонах и деньгах.

    Это еще тот лагерь детства, где играют спектакли по Лермонтову, рассуждают о душе и об искусстве, и влюбляются, чисто, по-детски, самозабвенно. И несмотря на то, что эта любовь безответна, она все равно прекрасна и незабываема.

    Три летних месяца, которые научили главных героев любить.

    10 из 10

    11 сентября 2008 | 12:52

    Я не совсем согласен с теми, кто считает «Сто дней после детства» фильмом для детей или эдакой «светлой грустью» чеховского разлива (которой у самого Чехова, кстати, не было), идеализацией периода застоя и т. д. Прежде всего, в фильме просматривается серьезная родословная — связь с классической русской и мировой культурой и литературой. Леонардо, Лермонтов, Флобер… Не слишком ли серьезно для чисто детского фильма о пионерском лагере? На самом деле, конечно, это глубокий фильм — и о своем времени, и о всех временах, о связи времен, о вечных проблемах. Интересно, что в фильме много параллелей с… чеховской «Чайкой». Посудите сами:

    1. И в пьесе, и в фильме действие происходит на берегу замкнутого водоема (в одном случае озера, в другом — запруды, купальни; фильм о маленьких людях — и водоем меньше: -). Очень важные сцены и пьесы, и фильма связаны с этим водоемом (любовное «прозрение» героя во время купания, его обморок, «сговор с Лебедевым, финальные сцены — с Ерголиной и Загремухиной).

    2. Действие, кроме того, происходит в пределах старинной усадьбы — и в «Чайке», и в фильме. Дворянская усадьба — вообще «архетип» русской литературы и культуры.

    3. В фильме, как и в пьесе есть «разомкнутая» цепочка влюбленностей. В «Чайке»: Медведенко любит Машу, которая его не любит, но любит Константина, который ее не любит, но любит Нину, которая его не любит, но любит Тригорина, который никого не любит. В Фильме: Загремухина любит Митю Лопухина, который ее не любит, но любит Лену Ерголину, которая его не любит, но увлечена Глебом Луневым, который никого не любит.

    4. И в пьесе, и в фильме есть важный для развития действия сюжет «театра в театре». В «Чайке» ставится пьеса, автором которой является главный герой, а исполнительницей главная героиня. Причем, герой возлагает надежды на эту постановку, но они не сбываются. Героиня же (Нина Заречная) не очень довольна своей ролью в пьесе. В фильме почти то же: главный герой (Митя) возлагает надежды на пьесу, он проникся ей, «чувствует» ее, героиня же (Лена Ерголина) не очень довольна тем, как идут репетиции и представление. На «поклонах» она стоит с каменным лицом и не обращает внимания на поглядывающего на нее Митю-Арбенина.

    5. И в пьесе, и в фильме есть сюжет намечающейся дуэли между соперниками главной героини. В фильме «настоящей» дуэли быть не может — но есть «вызов» (обливание компотом и публичная диффамация) и «дуэль в виде драки». Обе дуэли, впрочем, заканчиваются квазипримирением.

    6. И в пьесе, и в фильме есть финальная сцена — объяснение героя и героини, в котором в очередной раз выясняется, что она его не любит. Вот мне кажется, что до этого момента — пока фильм развивался по канонам гениальной классической литературы, он был талантлив, глубок, неординарен — в общем, шедевр! «Чайка» в условиях акселерации! Правда, затем следует «утешительный (хороший) финал», который в серьезной литературе и в кино ни к чему хорошему не приводит. В фильме следуют несколько натянутые, как мне кажется, рассуждения героя (Мити) о том, что «нам друг от друга ведь ничего не надо» и что «надо только запомнить это лето». Мите от Загремухиной действительно ничего не надо. Ему «надо» любовь Лены. И запомнит он в этом лете прежде всего Лену, свою любовь к ней и ее не-любовь к нему… И в финале следует совсем уж разочаровывающая сцена с воздушным змеем (вместо птицы-чайки), удивляющая статичностью поз пионеров. Спасает финал только гениальная музыка Шварца.

    7. И в пьесе, и в фильме есть «надсценическая» фигура более старшего действующего лица. В «Чайке» это Дорн — утешитель, добрый, все понимающий человек, прототип которого сам автор (Чехов). В фильме это пионервожатый — тоже добрый, все понимающий, но ничего не меняющий. В отзыве на второй фильм трилогии («Спасатель») я уже писал об эволюции этого персонажа — в третьем фильме («Наследница по прямой» он превращается в… Пушкина! Присутствие надсценического персонажа (Дорн хвалит пьесу Треплева, Сережа сам лично ставит пьесу и хвалит игру Мити) придает действию глубину, олицетворяет автора, связь времен…

    А в целом фильм, конечно, талантливейший, почти гениальный. Кажется, что он сделан «на одном дыхании» — и смотрится на одном дыхании. Это фильм и на все времена, и о том времени, в котором создан. Время это — одно из самых плодотворных для отечественного кинематографа. Сталинский террор далеко позади, «угар перестройки» еще не близок… Можно наслаждаться жизнью, ее прелестью, глубиной, разнообразием, красотой. Правда… уже чувствуются тревожные симптомы. Глеб Лунев — практичный малый, будущий хозяин жизни (после Несчастья — Перестройки — они развернутся вовсю), и это ему будут принадлежать самые красивые девушки, а Мите останутся философские рассуждения с Загремухиной. Незавидно будущее пионерских лагерей, которые исчезнут, сами дворянские усадьбы. Но пока — мы сидим перед компьютерами и смотрим гениальный фильм Соловиева… Как говорится, «хоть минута — да наша!».

    P.S. К реплике одной из рецензенток. Были такие пионервожатые в пионерских лагерях! Я сам видел такого вожатого, который был художником и учил детей писать маслом. И дети разные были — в том числе, довольно интеллигентные. И то время вспоминается с ностальгией: как говорил классик, «Что прошло, то стало мило»…

    23 января 2013 | 15:26

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>