всё о любом фильме:

Последнее искушение Христа

The Last Temptation of Christ
год
страна
слоган-
режиссерМартин Скорсезе
сценарийПол Шредер, Никос Казандзакис
продюсерБарбара Де Фина, Гарри Дж. Уфлэнд
операторМихаэль Балльхаус
композиторПитер Гэбриел
художникДжон Бирд, Эндрю Сандерс, Жан-Пьер Делифер, ...
монтажТельма Шунмейкер
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  2.04 млн
премьера (мир)
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время164 мин. / 02:44
Номинации:
Иисус Христос — плотник из Иудеи. Он зарабатывает на жизнь тем, что рубит кресты, на которых представители римской власти распинают преступников. Иисуса посещают голоса и видения — он догадывается, что избран, но не может понять, в чём его предназначение и кем он избран: Богом или дьяволом. Иуда, друг Иисуса, страстно осуждает его за сотрудничество с властями и даже избивает Иисуса.

Пытаясь понять и постичь себя, Иисус уходит странствовать вместе с Иудой. Ему предстоит пройти трудный путь Мессии.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
84%
42 + 8 = 50
7.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • «Последнее искушение Христа» — экранизация одноимённого романа Никоса Казандзакиса.
    • Эпиграфом к фильму являются слова Никоса Казандзакиса: «Двойственная сущность Христа — величайшая жажда человека познать Бога, жажда столь человечная и одновременно столь же и нечеловеческая… всегда была для меня непостижимой тайной. С ранней юности моим глубочайшим страданием и источником всех моих радостей и мук была непрекращающаяся и беспощадная битва между духом и плотью… а моя душа была ареной, где две эти армии сошлись и скрестили оружие».

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 6.5/10
    Американский режиссёр Мартин Скорсезе мечтал поставить фильм по роману греческого писателя Никоса Казанцакиса в течение пятнадцати лет. Его привлекла трактовка евангельской истории как притчи о вечном соперничестве в человеке плотского и духовного, земного и божественного. По этой версии, обычный плотник из Назарета, призванный Богом, вынужден нести все тяготы своего предназначения. А последним искушением для него оказалось видение будущей жизни с Марией Магдалиной, если бы Иисус был всё-таки спасён от распятия на кресте. Вот почему картина Скорсезе вызвала бурю споров, противоречивых мнений и даже террористические акции со стороны католических фанатиков, которые протестовали против её демонстрации в кинотеатрах. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 28 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Уиллем Дефо и Харви Кейтель

    Эти актеры справились с задачей, поставленной автором одноименного романа Никосом Казандзакисом на достойном изгибающем характерные устои уровне. То есть сотворили именно те образы и вытекающие из этих образов проблемы в перекличке с мощным философским резонансом духовного бытия. Забудьте о звездном таланте этих актеров — ибо чтобы играть таких персонажей, им пришлось забыть о голливудском позерстве и целиком упасть в бездну романа Никоса Казандзакиса.

    Синематографическая призма, через которую режиссер провел спектор духовной конструкции извечного человеческого вопроса на схождении связей между Богом и «не Богом»

    Сначало конечно банально нужны для этого костюмы, антураж и дух той эпохи. С этим художники-постановщики вместе с операторами справились более, чем достойно. Но самым главным этапом служила адаптация первоначальной истории.

    И сценарист Пол Шредер сделал это с наивысшим мастерством. За что ему от меня низкий поклон. Пол смог ни только полностью увидеть и сосредоточить тот важный элемент послания, но и также взял на вооружение из романа те аспекты, которые являлись фундаментальным обособлением важной духовной проблематики.

    Евангелие… ?

    Я посещал четыре года духовные семинары, да так проникся всей религиозной субстанцией, что взялся за изучение Буддизма, Ислама, Католицизма и Христианства на полном обороте.

    После трех лет знакомства с Православной составляющей я не на шутку верил в Бога и даже упивался полученными знаниями, относя себя в некой элите этого направления и образа жизни.

    Но потом все полетело с рук и мое мировоззрение стало проходить путь генерирования…

    Прочитал несколько дневников Святых отцов. Святость — это наивысший уровень, на котором ни то, чтобы невозможно совершить грех, а даже и подумать о грехе практически невозможно. И вот как раз между дневниками начались несоответствия — разные даты, разные ощущения и описания Святого уровня и т. д. Тогда-то я и задумался, что вся Библия вполне может иметь чисто человеческое наследие без участия Бога. Но уверять это на сто процентов я не осмелюсь. Ибо только глупец может в таких вопросах иметь абсолютную уверенность.

    Нужны ли знания о Боге?

    Нет. Для того, чтобы пройти достойный путь своей жизни — нужны только деяния.

    А если и существует Бог, то он дает человеку столько знаний о себе, сколько считает нужным для элементарного похода, в котором человек будет нести свой крест.

    Верю ли я в Бога?

    Вопрос такой может задать кому-либо только невежда. По этому я его задаю сам себе. Да, я верю. В мире есть вера, которая основана на информации и есть вера, которая основывается на самой вере. Вот и моя вера лежит на самой вере.

    Верю ли я в то, что описано в Евангелие?

    Этот вопрос я задаю себе вот уже несколько лет и ответить я на него ни смогу наверное до конца своих дней.

    Так что для меня данный фильм является совершенным откровением вариантности тех событий, что возродили Христа.

    Скорсезе взял на себя очень сложную и ответственную задачу. Ведь чтобы крикнуть о том, чего нет в самой священной книге — нужно приготовиться к многочисленным ударам от сторонников изложения. Может быть, Мартин умышленно вел рекламную компанию в мире кинематографа по своей персоне? Я не знаю. Подбеливать и хвалить данного режиссера я не буду по этому вопросу.

    Но сам факт того, как создатели фильма отнеслись к этой истории — с моей стороны заслуживает уважения.

    Если вы являетесь человеком с традиционным отношением к религии, и подобные искажения в истории Вас вводят в раздражение, то сие творение Вам следует пропустить мимо своих глаз. Но если вместе с тем вы являетесь пленником синема, то обязательно устройте себе знакомство с данной киноработой Скорсезе. Поклонников неожиданного сюжета ждет потрясающий финал.

    И вообще я считаю ни честным — относится к религиозным вопросам предвзято и односторонне. А именно я боюсь тех людей, которые утверждают что либо на 100% о религиозном наследии.

    Заключение

    В этом фильме Христа не опорочили. И только здесь, в этом полотне была демонстрация того — на сколько Христос может быть слабым в своей вере, в своей святости, в своей воле, в своей службе Богу и одновременно — на сколько он может быть сильным в этих же позициях.

    26 марта 2011 | 18:43

    Фильм не просто впечатляет, он ошеломляет! Думаю это самая гениальная вещь у Скорсезе в его фильмографии. Никакого плевка в сторону христианства и в помине нет. Никто не может знать, как было на самом деле.

    Последние 20 минут выворачивают всю вашу душу, стереотипы, сознание наизнанку. Дефо действительно хорош. Скорсезе мастерски подчеркнул изящность, интеллигентность, наконец, фотогеничность этого, прямо скажем, не ослепляющего эталонной красотой, актера. Христос вышел беспрецедентный!

    Эпизод с Харви Картелем, где он обличает Сатану, пересматривала раз 50, не меньше. Смотрите, люди добрые, такие фильмы бывают только раз в жизни.

    25 мая 2008 | 02:42

    После просмотра фильма остается достаточно странное послевкусие. Похоже Скорсезе пытался, но так и не смог получить некий баланс между экранизацией сложного и спорного текста Казанцакиса и попыткой не пуститься в совсем уж откровенное богохульство.

    В итоге зритель видит достаточно растянутое и странное кино. От оригинального романа фактически остались только часть завязки и финал, периодический закадровый голос так и не смог внятно объяснить причины и побуждения поступков экранного Христа.

    Дефо явно теряется в сложной и противоречивой роли, переходя от яростного проповедника к запутавшемуся в мистических голосах плотнику и обратно. Кастинг вообще очень спорный. Неплох как раз Кейтель в роли Иуды, большая часть остальных персонажей прописана слабо, особенно это заметно на примере апостолов. Люди, которые должны повести за собой тысячи последователей и построить христианскую церковь выглядят серой и смутной массовкой, не проявляющей никаких задатков харизмы и будущего великого призвания. Про неуместную роль Боуи-Пилата и говорить не приходится — все и так видно.

    Картинка то статично демонстрирует искаженно-исхудалые дикие лица иудеев, видимо апеллируя к «Евангелию от Матфея» Пазолини, то срывается в быстрый ритм чуть ли не блокбастера, когда Иисус идет с учениками сотворять очередное чудо или громить менял в Храме. Диалоги разбиваются на обычные простонародные разговоры и чередование евангельских цитат и притч, что выглядит не всегда к месту.

    Музыкальная часть заслуживает отдельного разговора — заунывные арабские напевы, кстати тоже похожие на звуки фильма Пазолини вдруг сменяются электронным синтезатором восьмидесятых, более уместным в каком-нибудь «шедевре» раннего Залмана Кинга.

    С одной стороны Искушение не оправдывает, конечно, своего «богохульного» флера, скажем тот же Мел Гибсон в своем стремлении к псевдореализму наворотил в Страстях гораздо более возмутительных вещей, с другой и обычно яркого, самобытно-авторского скорсезевского кино не получается, что обидно при наличии таких актеров и истории.

    В итоге получился крепкий середнячок, вполне достойный к просмотру, но не более.

    27 ноября 2012 | 02:38

    В этом фильме представлена довольно странная трактовка библейского сюжета и личности Христа. Фигура Иисуса довольно-таки противоречива. Харви Кейтель идеальный Иуда. Жаль, критики не оценили.

    9 из 10

    14 февраля 2007 | 23:11

    Иисуса мучают головные боли, он шепчет, что ему слышатся голоса. Начало фильма настраивает нас на то, что перед нами нездоровый человек с явными психическими расстройствами. Иисус бросает работу, уходит в странствие и начинает проповедовать некую альтернативу иудаизма.

    Он, как и многие другие в те годы в Израиле, призывает изгнать торговцев из храмов ("Это дом моего отца!»). На просьбу толпы одарить их хлебом, он туманно отвечает, что не в хлебе счастье, а муки на земле даруют счастье на небе.

    Иисус отправляется в пустыню (т. к. Иоанн Креститель сказал что «Наш Бог — Бог пустыни»), и проводит там без еды и воды сорок дней. Ему являются поочерёдно то змий-искуситель, то лев, утверждающий что он его сердце, то древо познания, то Иоанн Креститель. Учитывая манеру съёмки, жару в пустыне и затяжной пост, все эти видения воспринимаются исключительно как миражи и галлюцинации. Развитие сюжета — вялое, сонное, погребально-умиротворенное. Когда Иисус возвращается изнеможённым в город, зритель в моей лице оказывается утомлён фильмом почти столь же сильно. Продолжаем.

    Иисус приходит в дом к двум женщинам, которые говорят что «Бог не в пустыне, он здесь», затем поют и кормят беднягу. Отныне Иисус полон решимости. Он меняет тактику. Он берет топор и вместе со своей армией направляется в Иерусалим. Иисус хочет принести себя в жертву. Фактически, он совершает самоубийство. Он мог прыгнуть в огонь, но вместо этого разгромил Иерусалимский рынок.

    Иисус предстаёт перед Понтием Пилатом. Ни в одной другой экранизации евангелия я не встречал столь слабо поставленных сцен. Пилат в исполнении прекрасного певца, но посредственного актёра, Дэвида Боуи жеманится как Джек Леммон в фильме «В Джазе только девушки». Боуи не производит никакого впечатления вообще. Он слишком молод, слишком худощав, слишком интеллигентен. Он садится с Иисусом, обычным преступником, на одну скамью. Он стоит, в то время как Иисус сидит. Их диалог — очередная проходная сцена фильма. Ладно, достаточно. Дальше идём:

    Иисуса распинают на кресте. И вот, мы, наконец-то, (если вы думаете, что рецензия скучна и монотонна — значит вы просто не видели сам фильм), становимся свидетелями того, что так взбесило католичество с православием. Уже на кресте, под палящим солнцем, Христа искушает дьявол. Дьявол проводит Иисуса по жизни, которую он бы мог вести, если бы отказался от Бога и не полез на крест. Жизнь та, надо заметить, довольно безрадостна. Иисус женится на Марии Магдалине, которая вскоре умирает. Тогда Иисус погоревав немного приходит в дом к тем двум женщинам, что однажды накормили и напоили его (см. выше). У него — куча детей. Он говорит, что счастлив, но на лице хорошего актёра Уильяма Дефо — такая грусть, что и словами не описать. Он ложиться на сметное ложе будучи дряхлым стариком, и к нему приходят его ученики. Они обвиняют Иисуса в предательстве. И Иисус понимает, что это дьявол искушал его мирской жизнью. И он открывает глаза, и видит, что мирская жизнь лишь привиделась ему. И он принимают свою смерть достойно.

    ===

    Я смотрел «Страсти Христовы» Мела Гибсона. Смотрел «Евангелие от Матфея» Пазолини. И сейчас мне кажется, что даже Гибсон выступил по данному вопросу убедительнее всеми признанного Мартина Скорсезе (с Пазолини и сравнивать то страшно, но всё же попробую). Постановка — ужасающая. Если Пазолини, который тоже не славился динамизмом своих лент, оформил интерпретацию евангелия чередой художественных полотен, а Иисуса представил в образе революционера а-ля Че Гевара, то Скорсезе снял все два с половиной часа в привычной помпезной манере, но словно на замедленной скорости.

    Огромное количество знаменитостей так же не пошло на пользу фильму. Уильям Дефо отнюдь не еврей, его внешность чересчур груба и резка. В некоторых сценах он словно щенок, которому отдавили лапы, в других — головорез и бунтарь. Впрочем, не запутаться в таком неопределённом аморфном герои и правда, задача не из лёгких.

    Харви Кейтель (по крайней мере, еврей) с рыжей кудрявой шевелюрой играет опять то же самое что и везде — жесткого, решительного мужика. Настоящий революционер. Иуда в данной постановке вовсе не предатель Христа, а самый горячий приверженец нового порядка.

    Еврейка Барбара Херши, как и все остальные, чересчур знаменита и узнаваема для такой символичной роли. К тому же, внешность её мне лично не показалась подходящей для «первой проститутки в Израиле». Хотя по нелепости экранного образа Дэвид Боуи определённо переплюнул весь актёрский состав.

    Идея о борьбе «духовного и мирского» в жизни Христа раскрыта крайне странна. Зачем богу понадобилось убивать своего сына? При чём тут искупление грехов, если Иисус заведомо часть Бога, а соответственно, не ровень простым смертным? Чем бога не устроила бы такая смиренная и аскетичная «мирская жизнь» сына? Почему дьявол продемонстрировал Христу «мирскую жизнь» на таком плохеньком примере? Разве нельзя было затмить ему глаза прекрасной беззаботной жизнью с Марией Магдалиной (или кем-то вроде неё)?

    Центральная мысль фильма — о выборе между земной жизнью и небесной. Прямым текстом говорится, что нужно выбирать небесную жизнь. Мораль — исключительно библейская. Да и фильм, крайне религиозен и консервативен. Но ещё он нелеп. Определённые моменты вызывают смех. Замогильные проповеди Христа, оживление мертвых, его постоянные метания из холода да в жар (то «нет насилию», то «я пришёл не с миром, но с мечом») — всё это навевает скуку. Ощущение после просмотра фильма, словно отсидел на трех-часовой научной конференции или только что от дантиста.

    Как пропаганда христианства и отречения от материальных благ фильм не состоятелен. В фильме «Догма» есть шутка, относительно рекламной компании католической церкви под девизами «Католичество — это круто!» и «Дружище Христос». Так вот, в данном фильме всё наоборот. «Католичество — это долгая мучительная смерть в пустыне под палящим солнцем» и «Психически нездоровый шизофреник Христос».

    Как произведение искусства фильм категорически не состоятелен. Если кто-то считает, что Антониони и Пазолини снимали «неспешно», то Мартин Скорсезе доказал, что может хотя бы в «неспешности» перещеголять своих европейских кумиров. Актёры не подходят на свои роли. Музыка Питера Гэбриэла содержит довольно примитивные восточные напевы (почему восточные, кстати?), и звучит абсолютно невпопад. Пазолини в «Евангелии от Матфея» умудрился представить аутентичными даже русские революционные гимны. Свита Христа Пазолини — голодранцы с задворок Италии, а у Скорсезе — гламурные звёзды. Да, не все эти актёры в 1988 году были звёздами. Но на выделенные им роли они всё равно не подходили. Никак.

    2 из 10

    26 октября 2009 | 01:27

    О знаках господа и месте его в жизни человека. Как отличить праведный путь от неверного? В чем благодать: в счастливой и наполненной житейскими мелочами жизни простого человека или в мифическом и надуманном мученичестве на кресте? Как понять знаки бога, если все упирается в человеческую трактовку?

    Где грань между добром и злом, между простым каждодневным подвигом сынов человеческих и спорным шагом на эшафот в качестве неудавшегося бунтовщика?

    Насколько велико искушение почувствовать себя мессией, почувствовать себя выше всех прочих себе подобных, почувствовать себя избранным, почувствовать себя богом?

    Был ли выбор у Иуды, и стоит ли дружеская просьба мученичества быть проклятым в веках?

    И кто, все же, главный искуситель? И кто есть бог и сатана?

    Господь — не пастырь, и для человека нет готовых ответов на все его вопросы, и именно в этом он равен Создателю — в свободе выбора.

    И каждый проходит свой единственный и неповторимый путь, путь к богу. И не всегда этот путь прям и в нужном направлении, поскольку нет нужного направления — поскольку Бог везде. И каждый волен найти Бога в осеннем листке, в новорожденном, в гранитном камне, в мече, окровавленном «за веру»…

    Не удивительно, что фарисеи от церкви ополчились против этого фильма. За 2000 лет ничего не изменилось. И в храмах по-прежнему правит «золотой телец». Только теперь они торгуют распятиями — уменьшенными копиями варварского орудия убийства язычников-римлян…

    21.11.2014

    Baddy El Riggo

    21 ноября 2014 | 16:11

    Все-таки, какой хороший фильм, впрочем, других у Скорсезе не бывает, лучший режиссёр всех времен и народов, по моему скромному мнению. Я давно хотел посмотреть фильм «Последнее Искушение Христа», причины далекие от религии. Никогда не был религиозным человеком и, по сути, мне все равно, как кто воспринимает историю, произошедшую 2000 лет назад, Казанзакис описал её так, Браун вообще нашёл там массу загадок… и другие тоже могут предположить что угодно, я бы поверил только очевидцу, и то если бы он мне лично всё рассказал.

    Сразу же напрашивается сравнение фильма со «Страстями Христовыми» М. Гибсона, но мне бы этого делать не хотелось, фильмы получились настолько разными, что и ясно, вряд ли Гибсон стал бы списывать со Скорсезе и правильно сделал. Но без сравнений не обойтись. Если «Страсти» больше напоминают документальный фильм, переносящий нас в то время, прямо в место действий, то «Последнее Искушение Христа» говорит, что все мы на этой земле люди, и всем свойственно грешить, а значит жить. И это является плюсом картины.

    Также не хочется говорить, что один фильм лучше другого, потому-то, потому-то… Да, оба фильмы мне понравились, оба фильма заслуженно признаны общественностью, а мной так вообще шедеврами. А вот в отличие от «Страстей», что смотрело большее количество кинолюбителей, фильм Скорсезе не является скучным, картина яркая и запоминающаяся, выполнена в большей части легко, без лишних пыток для зрителя аля слезадавилка. Пока всего несколько минут после просмотра прошло, но думаю, со временем фильм также крепко будет сидеть в голове и не грузить самых впечатляемых в отличие от побратима.

    Тут и великолепно исполненные роли главными героями. Особенно роль удалась Уильяму Дефо, актеру, обладающему заметной харизмой и справляющемуся с большим количеством своих ролей на ура. И снова напрашивается сравнение с Иисусом из «Страстей», оба получились здорово, лица немного разные и всё. И судьба у каждого, как не странно, может сложиться по-разному, но это уже видение событий режиссёром и авторами сценария, а зрителю всегда хорошо, если сюжет разворачивается непредсказуемо, мне это всегда нравилось, плюс несколько вистов такому фильму. Харви Кейтель мастерски исполнил роль Иуды, он у него получился сильным персонажем одним из лучших у этого незаурядного актёра.

    После просмотра становится ясно, почему фильм, также как и «Код да Винчи», создал не один скандал, ну что поделать тематика такова, иногда нужно отходить от общественно принятых норм и придумать что-то своё, такое, что может шокировать и заставить говорить, это не запрещено. Это и есть художественная составляющая величайших из искусств, то есть литературы и кино.

    7 июля 2006 | 23:38

    Никос Казандзакис. Кому-нибудь это имя что-нибудь говорит? Мне вот говорит много. А до просмотра своего первичного это было для меня только череда красивых слогов. А, между прочим, этот человек как раз и придумал всю основную идею, которую уже потом воплотил на экраны великий мастер своей науки Мартин Скорсезе. Казандзакис умер в 1957-м году, но его рукопись «Последнее искушение», написанная за 6 лет до смерти вдохновило деятелей кино. В основном Пола Шредера. Он-то и адаптировал рукопись в сценарий картины, что так мастерски реализовал Скорсезе.

    Мартин Скорсезе. Наверное, нет зрителя, которому это имя не говорило бы ровным счётом ничего. Вот он в 1988-м году сотворил гениальнейшее произведение кино, которое стало носить схожее с первоисточником название. А именно — «Последнее искушение Христа». Об этом фильме я узнал довольно тернистым способом. Прочитав книгу «Ария. Легенда о динозавре» (Ди Троя, Троегубова и Маргариты Пушкиной). Оттуда я узнал, что песня сольного альбома Кипелыча «Свет дневной иссяк» была написана Пушкиной под вдохновением вот этой самой картины Скорсезе. В песне речь шла об искушении в пустыне! А сам фильм вот о чём…

    В прологе, дабы не злить верующих, сходу оговорено, что фильм написан не под диктовку Библии. Скорее, это фильм пытается показать Христа как человека, который готовился стать Мессией. Поэтому Церковь едва ли не вето наложила на этот фильм.

    А если тему притязаний оставить, наконец, в покое, то картина получилась не просто шикарной, но даже шедевральной. Его и в артхаус можно записать. Но, если вешать ярлыки, то это, пожалуй, артмейнстрим.

    И вот фильм пытается показать природу Иисуса Христа как сопротивление двух в нём личностей: Бога и человека. Если у вас стоят книжные заслонки на глазах, то обойдите этот фильм стороной. Он покажется вреден. Но я извлёк в нём множество пользы. Верующий истинно, да укрепится в своей вере.

    Подобно как здесь Христос постоянно испытывал страшные душевные страдания от того, что ему предстояло испить чашу сию. Непривычным, неискушённым зрителям покажется (показалось даже), что у Христа было много грехов. Но это просто так говорил с экрана персонаж Уиллема Дефо. Довольно необычный Христос у него получился. Он был тогда молод. Сейчас, как мне кажется, он бы и дьявола сыграл с таким же успехом.

    Необычный и сам фильм. Иуда, например, был лучшим другом здесь у Иисуса. И вообще, едва ли не самый положительный персонаж. Его сыграл Харви Кейтель. Их диалоги с Иисусом просто будоражат все уголки сознания. Но картина, при ближайшем рассмотрении, не чернит святой образ Спасителя. Она лишь призывает думать!!! А что? Они — художники! Они так видят.

    Голос внутри Иисуса скрывает природу своего происхождения. Он принимает его за голос дьявола. Но неуверенно, говоря матери (Марии — в миру — Верна Блум), что, дескать, а вдруг это Бог?! Иисус питает/(питал) чувства к Марии Магдалине (Барбара Херши), но нам открыто дают понять, что Иисус выбирает оскопление. И ещё! Сцены с Магдалиной — тогда ещё блудницей — выглядят просто даже слишком открыто. Эротика проявлялась и дальше.

    Само повествование поначалу кажется рваным. Иисус, работая плотником, делает кресты для казней. За что он презираем. Кстати!.. Что это такое, что приговорённых на смерть оголяли пред толпой? Лично по мне — это первая не стыкуемая ересь. Её можно простить. Ведь на такую одну, казалось, нелепую сцену, приходят дюжина сцен полезных. Сюжет начинает вертеться вокруг Библии. И это радует. Становится отчётливо понятным уважение всех, кто трудился над таким большим проектом, Святому Писанию. А некоторые моменты показаны с таким пониманием и подходом, что нынче я, будучи уже зрелым человеком и искушённым зрителем, просто диву давался и не мог сдержать мурашки, что так и высыпались по моему телу — настолько всё мощно передано! Ещё интерпретация, ещё!.. Чудеса? Превращение воды в вино, воскрешение Лазаря (Томас Арана). Земной путь? От Иоанна Крестителя (Андре Грегори) до распятия. Словом, вместительный фильм. Но и идёт он немалое количество времени. (Нашего земного времени!)…

    Первым и главным гвоздём ленты можно назвать то самое искушение в пустыне. Когда сатана искушал будущего Спасителя. Кто ж тогда мог подумать, чем оно обернётся, когда лукавый пообещал, что они ещё встретятся. И вот я вплотную подошёл к самому главному еретичеству. Минут за сорок до финала произошло нечто такое, что я даже боюсь смотреть. Именно то, за что так и разносят в пух и прах последовательно Казандзакиса, а затем уже и самого Скорсезе. И написать не могу, не нарушив правил, и морального права даже не имею перед зрителем, не видавшим ленту. Но случится нечто такое, что просто даст по жбану неподготовленному взгляду. Я уже знал, что там будет, и меня коробило от ужаса и страсти. Только-только картина стяжала Духа Святого и тут — на тебе!.. Всё верх дном. И в тартарары. Но Скорсезе не был бы собой, если бы не придумал этому сногсшибательную, умопомрачительную концовку.

    Возвращаемся к главному: Фильм призывает не слепо верить, а немного желает шевеления серого вещества у задеревенелых христиан. (Я никого не пытаюсь этим потеснить, ни в коем!)…

    Чего несколько лишается фильм? Ну, не очень раскрыты другие апостолы. Они как бы фон и больше для связки. Ну, показали отречение Петра (Виктор Арго)… Но остальные?.. Но я не вменяю это в просчёт или недочёт. Фильм ставит акценты не там и не так. Но это я уже повторяюсь в третий раз. А тут пора уже заканчивать.

    Можно ещё обратить внимание на Джульетт Кэтон — образ того ещё ангела. Но всё это уже в остатке. Превосходный фильм. Сильный эмоционально и сильный духом фильм. Непривычный глазу и такой крепкий сердцу.

    10 из 10

    24 августа 2015 | 22:59

    Прошу прощения если невольно повторю чью-то мысль. Я постараюсь как можно обьективнее описать данный фильм и высказать свое мнение.

    То через что прошел легендарный американский режиссер во создание «Последнего искушения Христа» схоже с муками самого Иисуса в данной ленте. Скорсезе, будучи верным и верующим католиком, воссоздал Сына Божего (Уиллем Дефо, в одной из своих лучших ролей) ни только Месией, Богом и Царем Иудеев но и простым человеком, что и шокировало мировое Христианское сообщество. Немало людей разкритиковали эту картину даже не посмотря ее, все из за большого скандала связонного с весьма противоречивым толкованием Библийских событий основанным на одноименном романе Никоса Казанцакиса. Но откинем все это в сторону, ведь анализировать этот шедевр с художественной точки зрения намного интереснее и полезнее для тех кто еще его не посмотрел. Так что начнем!

    В интернете фильму Мартина Скорсезе присудили неоднозначные названия «взрывного, жесткого, непредсказуемого» — эпитеты принадлежащии и к предыдущим работам режиссера («Злые Улицы», «Таксист», «Бешеный Бык»). Это доказывает что мэтр остался верным своему стилю работы и без труда перенес события с грязных улиц Нью-Йорка в кровавую «Святую Землю» времен жизни и Распятия Христа, сохраняя былое напряжение и характер событий. Здесь присутствует монтаж Тельмы Шунмейкер, сценарий Пола Шредера, картинка Михаэля Балльхауса и музыка Питера Гэбриеля.

    Стилистика фильма рвет в клочья все стереотипы. Весьма неожиданный «микс» Страстей Христовых с жестким арт-хаусом и психоделическими элементами был явно ни всеми понят и попусту разнесен в пух и прах людьми далекими от киноискусства. Режиссер использовал так называемый эффект «Паратаксиса» (не путать с лингвистическим термином) — сильное, страстное желание Иисуса из Назарета стать обыкновенным человеком, ни Сыном Божим становится невозможным — он уже слишком далеко зашел в поисках самого себя. Разрываясь между искушениями и долгом Христос получает то что хотел, но кого это помысел: Сатаны или Бога? Это вы узнаете после просмотра данной ленты.

    Хотелось бы добавить один плюс актерскому составу. Уиллем Дефо не похож ни на одного «экранного» Иисуса — он улыбается, плачет, гневается, танцует и пьет вино. Его образ никак ни изврашен, он просто ближе к реальности тех жестоких… даже адских времен. Также великолепны Харви Кейтель в роли Иуды (не ссылайтесь на глупейшую номинацию на «Золотую Малину») и Барбара Херши в роли Марии Магдалены. В качестве бонуса короткие (но запоминаюшимися) появления Гарри Дин Стэнтона и Дэвида Боуи.

    Итог.

    Великолепная экранизация скандального романа, вдохнувшая душу в (позволю себе одно сугубо персональное мнение) достаточно плоских и не правдоподобных персонажей Нового Завета, «Последнее искушение Христа» было и является до сих пор одной из самых важных работ в фильмографии Скорсезе, не только в художественном но и в духовном смысле.

    К сожалению, многие люди отказываются принять и что более важно понять другие взгляды, даже воистину великих художествеников.

    9,5 из 10

    16 апреля 2012 | 02:03

    Если ты снимаешь фильм про Христа, хорошенько подумай, прежде чем ввести хотя бы одно, самое незначительно отклонение от мнения церкви. Не то из-за какой-то мелочи, фанатики мира с пеной на устах будут доказывать, что этот фильм само зло, создатели антихристы, а режиссёр сын дьявола. И если картине, созданной ради денег, всё это будет только на руку, для художника это будет действительно сильный удар плёткой.

    Так вот представьте храбрость Мартина Скорсезе, который решил снять фильм, полностью переигрывающий фигуру Иисуса и делающий его совершенно не похожим на прототип из евангелии. Естественно эта картина вызвала буру эмоций и негодования не только на западе, но и у нас в стране. Даже в 1997(спустя почти десять лет после премьеры) святоши нашей страны требовали запретить показ этого фильма по НТВ. Гнев был настолько силён, что даже не стал скандальной рекламой для фильма. Жалкая приключенческая (но зато скандальная!) лента «Код да Винчи» собрала, чуть ли ни 800 миллионов в прокате, когда Искушение провалилось, и сегодня имеет скромный рейтинг IMDB. Видно, по мнению многих, фигура Христа неприкосновенна, и находиться под запретом. Но ведь искусство, не просто сознание, фантазии человека, это его душа. Уже плохо, когда табу расставляются в физической жизни, но когда они доходят и до духовного существования, то можно считать что апокалипсис не за горами. Так вот Мартин не собирается ставить пределы, он создаёт фильм, наверное, самый правдивый, об Иисусе Христе.

    Для главной роли Скорсезе позвал Уилльема Дефо. Можно предположить, что у него уже был опыт игры Христа. В картине «Взвод» он хоть и играет самого обычного человека, но по смыслу представляет собой как раз таки олицетворение Иисуса. В этом же фильме Мартин даёт Уилльему развернуть этот образ до конца. И вышла у актёра если не лучшая, то, безусловно, одна из лучших ролей в кино. Ведь надо самому прочувствовать боль своего героя, дабы передать столь эмоциональное и глубокое перерождение из человека в бога. И он действительно всё это передаёт на экране, создавая действительно образ, которому веришь и искренне сопереживаешь. Ну, так давайте же перейдём от актёра, к его герою, и попытаемся разобраться, что же снял Мартин.

    В «Искушении» Иисус вовсе не робот, знающий, что он должен делать. Здесь он самый обычный человек, который совершает ошибки, и подчас не знает, что же будет дальше. Почему? Дело в том, что Скорсезе пытается рассмотреть Христа как реально существующего человека, а не какое-то олицетворение мира и добра. Представьте, что вы обычный маленький человек тех лет, узнаёте что вам, немного не мало, нужно искупить грехи всего человечества и стать богом. Нет, это не означает то, что вас ждут события фильма «Брюс всемогущий»! Быть богом, значит забыть о себе и жить исключительно ради других. Терпеть боль и страдания всего человечества, и каждого человека. Естественно от такой новости появляется страх, перед огромной ответственностью. Иисус всеми силами пытается навлечь гнев отца, дабы тот снял с него ответственность, но потом, понимая, что всё это бесполезно, всё же пытается смириться, но это лишь искусственное согласие, которое вынужден принять Христос, для этого бог и посылает ему последнее искушение…

    Прежде чем преступить к этому искушению, надо вспомнить ещё одного важного героя данной картины. Иуда. Бессовестные люди всё же номинировали исполнителя этой роли Харви Кейтеля на «Золотую малину». Хотя он тоже сыграл, пожалуй, главную роль в жизни, и создал неповторимый образ. Его Иуда вовсе не предатель, он крепкий человек который в отличие от того же Христа, знает своё предназначение и с лёгкостью готов умереть на кресте. Между Иисусом и Иудой, есть одно весомое различие, первый верит, что в основу всего положен дух, второй уверен, что тело. Этот спор не просто не создаёт конфликт между ними, а наоборот роднит и делает одним целым. Христос, олицетворение духа, Иуда олицетворение тела. Дух без тела быть не может, так же как и на оборот. Поэтому именно Иуда в данной картине становится самым приближенным к Христу человеком, и играет важную роль в его становлении. Ну, всё ж давайте вернёмся к основной теме данного фильма (хотя и эта, имеет большое значение).

    Иисус всегда хотел одно. Быть как все, не желая великой судьбы. Именно это искушение ему и преподносят в конце. Христос сходит с креста, не дождавшись смерти, и живёт обычной жизнью. Наверное, этот момент может быть самым нелюбимым и провокационным для церкви. Как это так? Иисус наш бог, моральный ориентир, сам поддаётся искушению! На самом деле Христос просто не мог, и не должен был сопротивляться. Последнее искушение для него не испытание, а урок. Иисус видит что произойдёт, если не следовать своему пути, своей судьбе. В данной истории это основной шаг в становлении Христа. Ведь теперь он следует судьбе не потому, что вынужден, а потому что сам принимает её и соглашается с ней. В конце главный герой очищается, пропадает всё земное, страх, сомнения, боль, теперь он понимает свою судьбу и произносит «Свершилось».

    В заключение моего скромного отзыва хочется вспомнить другой фильм, принятый на ура, как публикой, так и церковью. «Страсти христовы». Мэл Гибсон ставит основой всего насилие, и показывает, что путь от человека к богу, лежит через физическое страдание, когда Мартин утверждает, что этот путь лежит через куда большие, духовные муки. Герою фильма Гибсона повезло, его Иисус страдал примерно 12 часов, когда Иисус Скорсезе страдал всю жизнь. Но будь выбор, за кем идти, я бы выбрал Христа из «Последнего искушения». Ведь наставить заблудшего на путь истинный может лишь тот, кто однажды с этого пути сбивался, но нашёл в себе силы вернуться.

    20 сентября 2009 | 16:13

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>