всё о любом фильме:

Солярис

год
страна
слоган-
режиссерАндрей Тарковский
сценарийФридрих Горенштейн, Андрей Тарковский, Станислав Лем
директор фильмаВячеслав Тарасов
операторВадим Юсов
композиторЭдуард Артемьев
художникМихаил Ромадин, Нэлли Фомина
монтажЛюдмила Фейгинова, Нина Маркус
жанр фантастика, драма, детектив, ... слова
бюджет
1 000 000 руб.
зрители
СССР  10.5 млн
премьера (мир)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время169 мин. / 02:49
Номинации (1):
На космическую станцию, сотрудники которой давно и тщетно пытаются сладить с загадкой планеты Солярис, покрытой Океаном, прибывает новый обитатель, психолог Крис Кельвин, чтобы разобраться в странных сообщениях, поступающих со станции, и «закрыть» ее вместе со всей бесплодной «соляристикой». Поначалу ему кажется, что немногие уцелевшие на станции ученые сошли с ума. Потом он и сам становится жертвой жуткого наваждения: ему является его бывшая возлюбленная Хари, некогда на земле покончившая с собой.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
45 + 2 = 47
8.5
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Станислава Лема «Солярис» (Solaris, 1961).
    • Эпизоды фильма снимались не по порядку. Поэтому получилось, что в одном кадре Крис в майке, а в следующем — в пижаме. Тарковский заметил это, но переснимать было поздно, поэтому он махнул рукой: «У нас же фантастика. Пусть все думают, что так и надо!».
    • Эпизод, в котором Бертон едет на машине по бесконечным тоннелям и развязкам, снимали в Токио.
    • Сначала книга, а потом и сам фильм, стали причиной нескольких ссор писателя Лема и режиссера Тарковского. В частности, писатель утверждал, что режиссер снял совсем не «Солярис», а «Преступление и наказание».
    • Одно время Тарковский хотел снять в роли Хари шведскую актрису Биби Андерссон. И она даже дала согласие сниматься «бесплатно». Но из-за бюрократических проволочек ничего не вышло.
    • Сцена в зеркальной комнате была снята, но не вошла в окончательный монтаж, режиссёр изъял её из фильма. Сейчас этот загадочный шаг поклонники Тарковского связывают с происками цензуры. На самом деле цензуру и редактуру эта сцена не волновала, и мотивы у режиссёра были внутренними. Известно, что он не раз возражал против того в фильмах, что казалось ему «слишком красивым».
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В сцене, где Крис встречается с матерью, на стуле лежат советские деньги. Например, юбилейный рубль «В честь 100-летия со дня рождения В. И. Ленина» 1970 года и бумажная купюра достоинством 3 рубля образца 1961 года.
    • еще 4 факта
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Когда Крис просматривает сообщение от доктора Гибаряна, в мониторе отражается съемочная группа.
    Трейлер 01:20

    файл добавилHunter103

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Подыскивая в поэзии Арсения Тарковского ассоциативный эпиграф, хоть как-то подходящий к фильму «Солярис» Андрея Тарковского, я остановил своё внимание на следующем стихотворении: (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 2019 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Перед тем как выйти в прокат, картина Андрея Тарковского «Солярис» претерпела немало изменений. Это и поправки сюжетного характера (Тарковского убеждали внести пояснительные тексты к фильму, дабы избежать идеологических недопониманий), и поправки хронометражного характера (кино пришлось сокращать), стоит также вспомнить вырезанную сцену с галлюцинациями Криса, так называемый «вариант с зеркальной комнатой», которую видели немногие.

    «Солярис» снят по мотивам одноимённого романа Станислава Лема. В центре повествования — психолог Кельвин. Он отправлен на космическую станцию, которая висит над планетой Солярис. С недавнего времени здесь стали происходить необъяснимые вещи. И для того, чтобы разобраться в происходящем Кельвина посылают на станцию.

    Оказавшись на корабле Кельвин подвергается различным галлюцинациям. Рядом с ним появляется его бывшая жена, которая на Земле покончила с собой после того как он её бросил. Кельвин никак не может избавиться от этого видения, он даже отправляет её в открытый космос, но каждый раз она возвращается. Очевидно это видение — следствие того, что Кельвин никак не может избавиться от навязчивых мыслей, в которых в её смерти он винит в первую очередь самого себя.

    Теперь следует обратиться к самой планете. Все попытки наладить контакт с Солярис терпят неудачу. Учёные находятся в замешательстве, они не понимают, что на самом деле представляет собой эта масса. Единственную причину галлюцинаций экипажа станции можно видеть исключительно в воздействии этой планеты. Так как эти галлюцинации сводят людей с ума, значит психологическое воздействие должно затрагивать самые тонкие струны души, давить на самые больные точки. Именно такой «больной точкой» для Кельвина оказалась его умершая жена Хари. Таким образом, очевидной становится психологическая проблема мужчина-женщина.

    Кто же такая Хари? Здесь, ««Солярис» подчиняется классическим правилам научной фантастики воплощать в самой реальности, преподносить как материальный факт представление о том, что женщина всего лишь материализует мужские фантазии: трагизм положения Хари в том, что ей становится известно об отсутствии у неё самой какой бы то ни было субстанциальной идентичности, она узнаёт, что она сама по себе Ничто, поскольку существует лишь в мечтах Другого — и лишь до тех пор, пока фантазии Другого сосредоточены на ней, — именно эта проблема превращает её самоубийство в подлинно этический акт: осознав, как Кельвин страдает от её постоянного присутствия, Хари в конце концов уничтожает себя, проглотив химический состав, делающий невозможным её восстановление».

    Таким образом, мы получаем два самоубийства Хари. Но если принять тот факт, что женщина (Хари) всего лишь «материализует мужские фантазии», то получается, что причиной смерти Хари, по крайней мере во второй раз, является сам Кельвин, а точнее его мысли, которые планета материализовала.

    Но с другой стороны «структура женщины как симптома мужчины может функционировать лишь до тех пор, пока мужчина противостоит Другой Вещи, не имеющей центра, неясной машине, «читающей» его сокровенные мечты и возвращающей их ему как симптом, как его собственное послание в истинной форме, которое он, как субъект, не готов признать».

    Исходя из этой точки зрения, мы получаем столкновение психологии Кельвина и психологии Соляриса. Но это только в том случае, если мы принимает планету за некую сущность, обладающую способностью мыслить, и мыслить не только свои мысли, но и мысли других. В таком случает перед нами типичная форма большого Другого из философии Лакана. Этот другой не только сторонний наблюдатель, но и активный участник мыслительной и психологической жизни Кельвина.

    Планета Солярис является воплощением не чего-то чисто материального, а неким пространством, где герой постигает себя, приходит к истине, пытается обрести Счастье. Как и в случае с ещё одним произведением Андрея Тарковского «Сталкер». Зону здесь можно рассматривать с тех позиций, что и Солярис.

    3 декабря 2016 | 21:13

    Фильм «Солярис» представляет собой интерпретацию А. Тарковским одноименного научно — фантастического романа С. Лема. Интерпретация эта сильно отличается от первоисточника, и, главным образом, отличается она основной идеей.

    Основную мысль Тарковского можно попытаться найти в монологах главных героев, на которые в фильме, как мне кажется, делается акцент и которые, по праву, играют важную роль для передачи той самой основной мысли. В одном из таких монологов профессор Снаут произносит: « Людям не нужно других миров, нам нужно зеркало». Этим зеркалом в картине выступает планета Солярис. Океан планеты считывает сознание героев и создает материально то, что мучает их совесть. «Вы считаете гостей чем-то мешающим, хотя это вы сами, это ваша совесть», — говорит Хари. Первым из работников станции это понял Гиборян. В своем послании Крису он говорит: «Это не безумие, здесь что-то с совестью». Профессор Снаут объясняет Крису явление его давно умершей жены, как материализацию его представления о ней.

    Крису удается вступить с солярисом в эмоциональный контакт и он осознает свою ошибку. Он мало уделял времени своей жене в последние годы ее жизни — это в последствии мучало его совесть. На станции он признал свою вину. Он вновь полюбил Хари несмотря на то, что понимал, что это лишь ее материальное воплощение. Ради того чтобы быть с ней, он готов остаться жить на станции. Но ошибки сделанные в земной жизни уже не исправить. Они не могут быть вместе, так как ничем хорошим для Криса это кончиться не может.

    Еще одна немало важная мысль обнаруживается в монологе Криса в конце фильма. В нем он говорит о том, что любишь то, что можешь потерять, например, себя, женщину, родину. И все это время человечество, земля были попросту недоступны для любви. Крис понял это находясь на станции: «Может мы здесь, вообще, для того, чтобы ощутить людей как повод для любви».

    Фильм Тарковского земной. Он не о космосе, он о людях. Планета Солярис не является предметом повествования, это лишь способ увидеть себя, свою совесть. Задуматься о своей жизни, об ошибках котрые совершил и, в конечном итоге, признать свою вину. Признаться самому себе. «Стыд — вот чувство, которое спасет человечество», — говорит Крис.

    В конце фильма океан идет с Крисом на контакт и воссоздает то, что дорого его сердцу-его отца, дом, родной пейзаж. Мы не знаем останется ли он на станции или вернется на землю и какова будет дальнейшая судьба науки «соляристики». И я думаю, что все это и не так важно, ведь главные вопросы режиссер перед нами уже поставил.

    Толкование Лема Тарковским мне интересно, так как мне ближе земные проблемы и переживания людей нежели стремление узнать, что или кто нас ждет там, в космосе. «Человеку нужен человек» — говорит Снаут, и с этим трудно не согласиться. Но я признаю, что стремление к познанию — это характерная черта человечества и она может являться отличной основой любого произведения, так как « для сохранения простых человеческих истин нужна тайна».

    28 ноября 2010 | 16:48

    Я вернулся домой!.. вместо дома — корчма (по мотивам романса А. Малинина)

    Андрей Тарковский — один из тех немногих, о ком принято говорить на «Вы» и полушепотом (не благоговейным — кто вообще благоговеет в наш насмешливый век? — но уж точно почтительным). И, конечно, он едва ли окажется в рядах порицаемых за бездарную экранизацию литературы. Что, в сущности, абсолютно справедливо: там, где другие увечили, ломали, насиловали бездарно, он делал то же самое даровито, с неторопливым могучим размахом и абсолютной уверенностью в том, что цель оправдает средства. Его всегда тянуло скорее высказаться, чем прислушаться, и избранный для жертвоприношения гению текст покорно сдавался, пустел, истончаясь до хрупкой чисто внешней сюжетно-образной формы, теряя эндемичные идеи, чтобы принять в себя чужие и слиться с ними в экстазе.

    «Солярис» — лишь один из ряда подобных метаморфов, но именно его, пожалуй, отличает виртуозность подмены, способность прикинуться именно экранизацией, а не полетом над мотивами. Вот он, психолог Крис Кельвин, прибывший на станцию, что вращается вокруг планеты с предположительно разумным океаном. Узнаваема и сама станция, ретро-футуристическая, звонко-жестяная, вошедшая с закатом соляристики в период полураспада, эру жестоких чудес, когда в предрассветной темноте на твое плечо вдруг опускается теплая рука, и то, чего ты боялся, о чем сожалел или, напротив, мечтал, приходит во плоти (кровяные тельца, клетки, молекулы) — воскресшее, невыносимое. Не окупающееся даже радостью Контакта, ведь свидание Кельвина с десять лет как умершей женой может быть как посланием океана, так и лабораторным опытом или даже случайным жестом в бессмысленном разговоре двух слепоглухих. Сюжет романа не претерпел существенных изменений, разве что придуманный мир обрел отчетливый аромат русскости: англоязычные фамилии, лица актеров-прибалтийцев, но тут же, вкрадчиво, неотделимо — Гагарин и Циолковский на оконном витраже, походя цитируемый Толстой, вдумчивое опьянение, диалоги о совести и Родина, которую нужно любить, как себя, как женщину, как ближнего, ведь кто, если подумать, ближе, чем она? И только те, у кого между романом и фильмом не случилось хронологического разрыва, кому ведома история о том, как поссорились Андрей Арсеньевич со Станиславом Самуиловичем, или же просто влюбленные в футурологию Лема, ждущие и не обретающие окончаний афоризмов, знают, что между двумя «Солярисами» парсеки безвоздушного пространства. И угадайте, чьи идеи на полпути полетели в шлюз?

    Дело даже не в том, что творцы оперируют разными людьми, хотя и это есть: одноименные персонажи в своих базовых характеристиках так и норовят разойтись, кроме разве что Хари, самотождественной в мучительных попытках (проклятые вопросы, отчаянные ласки, сожженная жидким кислородом гортань) из конструкта, наскребенного по сусекам Кельвиновского подсознания, стать личностью. Тарковский и Лем оперируют разными человечествами. Человечество польского фантаста оптимистично, деятельно, самоотверженно, чуточку глуповато и самодовольно, непоправимо экстравертно. Проблемы, которое оно ставит перед собой — по преимуществу гносеологические, яркие, конкретные. Даже оказавшись у подброшенного океаном зеркала, отразившего не праздничный фасад, но затхлые закоулки человечности, оно в лице трех своих представителей, запертых на станции, не опускает рук, но принимает эту муку как еще один рубеж, который нужно преодолеть, заново учится исповедоваться, не боится принимать решений, пусть и неправильных. Человечество русского провидца, напротив, интровертно и нерешительно, готово в любой момент отвернуться от брошенного самим существованием чуждого непознаваемого разума вызова и нырнуть в спасительную ограниченность. Рука, оказавшись в невесомости, ищет другую руку, наука после Хиросимы намертво завязла в нравственности, а возникающие перед внутренним взором вопросы, все больше этические или, бери выше, онтологические — аморфны, глубокомысленны и принципиально неразрешимы, других не держим-с.

    Вот здесь, именно здесь могла бы глубже, пронзительнее прозвучать не очень внятная у неверующего писателя тема покаяния, или на худой конец (коль скоро советская цензура обеспечивала атеизм принудительный) самопознания. Но, парадоксальным, учитывая заинтересованность Тарковского в подобных темах, образом, этого не происходит. Люди в «Солярисе» теряются среди вещей, и дождь, барабанящий по фарфору, по еще горячей глади чая в забытой чашке, приковывает взгляд эффектнее, чем безучастно страдающие лица, чем даже обнаженная плоть, глядящая сквозь мокрый халатик, и металлический страшный звон заиндевевших легких. Если Кельвин и движется, то — лишь географически и все больше по кругу: из точки А в точку А. Если и учится чему-то, то — смиренно падать на колени, перед любимой ли, перед отцом ли, доверчиво тыкаться лицом в лиловые вязаные квадраты маминого платья. Бесконечно возвращаться домой, не на Землю даже, а в фантазии о Земле, туда, где старомодный домик со старомодным папой, книги, дремучие лопухи, костер на снегу, а в гараже — пугливо косящая гнедая лошадь. И так благостно. И так спокойно. И душно, невыносимо душно.

    31 августа 2015 | 16:36

    Посмотрел фильм, и ужаснулся.

    Насколько сильно можно исковеркать такую красивую книгу! Книгу о высоком, о людских чувствах и о том, что мы — человечество, не готовы принять другой, возможно настолько же развитый разум. Мы считаем, что кроме homo sapiens никого нет и никогда не было. Но это все книга, а не этот фильм.

    На самом деле Станислав Лем сам был против подобной экранизации, это его и поссорило с Тарковским. Но Тарковский решил снять сам, без чьей-либо идеологической помощи. Однако, на протяжении всего фильма, мне казалось, что он сам не читал повесть Лема.

    Начнем сначала.

    Виды земли, березки, лес, аморфный Крис и Бертон, который показывает фильм со своей историей. Все это мне в каком-то смысле понравилось, хоть этого и не было в книге, но это более-менее интересный ход. После этого была сама «гениальнейшая» сцена в этом фильме. Бертон едет в машине. Камера переходит то на автостраду, то на Бертона с мальчиком, то снова на машину. И так —  4 минуты! Те, кто считает этот фильм гениальным, вы что, эту сцену пропустили?

    Ну ладно, это все ничего. Дальше, на Солярисе все еще более пагубно.

    Во-первых после просмотра мы так и не узнаем, что такое Солярис. Мы не узнаем, что существует множество теорий о разумности океана, о двух солнцах, о Гибаряне все переврано. Фактически, у меня даже рука не поднимается назвать этот фильм экранизацией. А котируется он именно так. Хоть убейте, но по сравнению с книгой — это просто уныло и убого.

    Однако, у Тарковского был последний шанс. Несмотря на отсутствие компьютерной графики, я думал, что он выиграет на грамотном показе человеческих чувств, любви Криса к Хари. Но я не увидел ровным счетом ничего! Ни мудрости Хари, ни замешательства Криса. Оба актера были одинаково аморфными и слишком часто падали перед друг другом на колени и говорили, что любят друг друга. Только я не поверил в это. Уж слишком все комкано и косно. Так и хочется сказать всем посмотревшим: читайте книгу, там это есть!

    И в конце, как всегда? стоит упомянуть про музыку. Я смотрел не один и не два советских фильма. И во всех музыка подбиралась более менее сносно. Но здесь, кроме прелюдии Баха (Большое ему спасибо) ничего не было. 2 с лишним часа киноленты фактически без музыкальной подложки! Ужас, да и только.
    Все это также пагубно сказалось на впечатлении от фильма.

    В общем, нечего браться за футуристический фильм, если ты не можешь его снять. И даже не то, что не в силах снять будущее и фантастичность, а даже попросту показать красоту отношений между двумя людьми.

    5 из 10

    24 ноября 2008 | 15:51

    Хочу добавить несколько слов в отношении Станислава Лема и его одноимённой книги.

    Уважаемые поклонники книги зря вы так переживаете, потому что, Лем и Тарковский говорили, по сути одно и тоже. Станислав Лем говорил о поиске божественного начала в человеке, а Андрей Тарковский о поиске человеческого начала в нём. В том-то всё и дело, что оба они говорили о том, что человеком нужно стать, о том, что это, своего рода почётное звание. Человеком, в полном смысле этого слова, человек не рождается, а становится! Вот в чём вся «соль». Человеком нельзя просто быть или родится, человеком нужно стать!

    Станислав Лем говорил о неизбежном единении космоса Человека с космосом Вселеннной. И в этом он находил божественное, сверхразумное начало, а соответственно и некое божественное ядро — основу человечности. Тогда как Андрей Тарковский говорил о неизбежном стремлении к гуманизму и нарвственности. Именно это гуманистическое, нравственно ядро составляет основу человечности.

    На мой, скромный взгляд, эти Люди (с большой буквы этого слова, потому как заслужили) представляли себе одну из сторон монеты. Один решка, другой орёл. Но самое главное, что и в том и другом случае монета одинаково высокого достоинства!

    10 из 10

    8 августа 2009 | 14:39

    Пока у нас ничего не было, мы несчастными себя не ощущаем. Но вот иметь и потерять — завязка нашей саги, наполненной страданиями. Воспоминания могут приходить наяву, могут во сне. В гениальном фильме Тарковского они материализовались. Концовка «Соляриса» показывает, что воспоминания могут и утешать душевную боль, но чаще они все-таки ранят: один из персонажей умер от стыда, его преследовали олицетворенные воспоминания о неблаговидном поступке. Другие помнят о своих постыдных искушениях. А главный герой заново переживает утрату матери и жены. «Любить можно только то, что возможно потерять», — говорит Тарковский устами своего героя. Но если смерть матери трагична, но неизбежна и закономерна, то самоубийство молодого и любящего человека оставляет тяжелый пожизненный комплекс вины. Тарковский правильно подметил, что воспоминания — одна из пыток для человека с сохранной памятью. Как примириться со своими стыдом, потерями и чувством вины? Только смириться. Герой фильма научился любить своё прошлое, он стремится исправить давнюю ошибку. Но встреченная в Чистилище женщина не идентична ушедшей, и исправить свершившееся невозможно. Кстати, физические мучения разных новых воплощений Хари являются еще одной пыткой для Криса, свидетеля этих проявлений космического Чистилища. Хочу отметить великолепную актерскую работу красавицы Бондарчук. Я не сомневалась, что умелый режиссер Тарковский «сделал» ее в этом образе. Но когда Наталья рассказывала о своей работе во время съемок «Соляриса», она жаловалась, что Тарковский как раз совсем не работал с ней над ролью. Так что глубиной этот женский образ наполнила сама Бондарчук.

    Мы не можем сказать себе:«Я не буду ошибаться и грешить; каждую минуту я буду поступать так, что никогда потом ни о чем не пожалею». Человеческая природа такова, что неизбежно мы будем совершать промахи, нередко роковые. А потом мы встанем перед проблемой — как дальше жить, укоряя и бичуя себя за непоправимое? И как терпеть ожоги от образов, всплывающих в памяти? Герой Тарковского принял самого себя и готов жить со своим раскаянием. Космический разум тоже принял это раскаяние, поэтому мучительные фантомы перестали материализоваться. Речь шла все-таки об искуплении. И Тарковский дарит зрителю надежду: после страданий наступает катарсис.

    10 из 10

    6 августа 2014 | 17:15

    На самом деле мало, что можно написать об этом фильме. Чего тут собственно расписывать, размусоливать и разжёвывать. Это классика. Классика мирового кинематографа. Про неё и так написаны сотни хвалебных статей. Все любители кинематографа давно уже ознакомились с этим фильмом. Что тут можно добавить?

    Тарковский снял необыкновенную картину. Картину — аллюзию. Как будто нарисованную на холсте. Ты смотришь и молча восхищаешься гением автора. Хоть «Солярис» и снят по роману ещё одного гения, но литературного жанра — Станислава Лема, но от него осталось здесь мало. Лишь основная линия и персонажи. Тарковский так или иначе всегда снимал «своё» кино. У него всегда было «своё» видение. За это мы его и любим.

    Тарковский, в каких бы декорациях он не снимал, всегда ставил во главу угла тему людей. И их взаимоотношений, страхов, мечтаний и скрытых желании. И очень тонко доносил это до зрителя. Эта картина также не стала исключением. Здесь мы можем наблюдать страдания Криса вынужденного наблюдать призрак давно умершей жены. Весь фильм, является, как бы запутанным клубком человеческих взаимоотношений и чувств.

    Если Кубрик в своём шедевре под названием «Космическая Одиссея» развивал мысль прогресса и холодности и бесчувственности космоса. Его определённой апатии к происходящему и к человеку, то Тарковский идёт в другом направлении. Он размышляет о «прогрессе любой ценой» и о определённом моральном уровне, который необходим поднимаясь всё выше по лестнице прогресса.

    Это без сомнения шедевр. Гений Тарковского, да и только

    17 ноября 2014 | 13:23

    Постараюсь просто и объективно описать фильм, не пересказывая сюжета. Для меня этот фильм — одно из самых невероятных в истории кино сочетаний «красоты и ума», то есть фантастики и драмы.

    Медленный вдумчивый ритм фильма впечатляет больше всего. Почему это хорошо? Да потому что только в таком темпе можно подумать над всеми недосказанностями этого неглупого кино, в котором не все «разжевано и положено в рот». Поэтому не рекомендую его тем, кому хочется драйва и экшна. Или просто не рассчитывайте на что-то подобное, все-таки это Тарковский.

    Картинка (визуальные эффекты, операторская работа, работа художников) поражает. Все недоработки умело скрыты: создатели фильма понимали что не располагают возможностью показать реалистичных роботов, монстров и космические корабли и просто не показывали их. А в Голливуде в то время пытались это сделать, и поэтому сейчас такие фильмы в плане графики вызывают улыбку.

    Драматичность. Тут можно описывать до бесконечности, но намного интереснее подумать самому при просмотре фильма. К примеру, невозможность понять совершенно иной инопланетный вид разума, любовь человека к… (копии?) человека, поиск самого себя, а также огромное количество различных ассоциаций и символов, которые каждый увидит по-разному. А хорошее философское кино, я думаю, и не должно быть басней (с какой-то поучительной моралью), а просто должно заставлять задуматься.

    10 из 10

    31 марта 2011 | 21:15

    Я бы назвала эту картину интеллектуальной фантастикой. Это достаточно бережная экранизация романа «Солярис» Станислава Лема. Бережная — в смысле аккуратно пересмотренная. Некоторые смысловые нюансы пали жертвой киноформата, но фильм от этого ничего не потерял. После просмотра фильма, как и в завершении чтения книги, у зрителя/читателя складывается очень чёткая картина мира Соляриса. Во всяком случае все средства выразительности в фильме и в книге находятся на своих местах. Акценты расставлены правильно. Океан именно такой, каким видишь его, читая роман.

    Хочется отметить, тем не менее, что те люди, которые читали прозу Лема в целом и роман «Солярис» в частности понимают, что книга-то совсем о другом. Другие проблемы она поднимает. Нет, нет, фильм гениален, и с этим никто не спорит, но у Тарковского совершенно свой взгляд и своё прочтение. Ни плохое и ни хорошее, а просто своё особое.

    Главное отличие заключается в том, что режиссер акцентирует внимание зрителя на психологических проблемах главных героев. На проблеме совести, человеческого достоинства, этики и морали. Мыслящий океан Солярис отходит как бы на второй план, становясь таинственным и зловещим фоном. У Лема же Солярис — полноценный герой книги. Он живет, меняется, пытается выйти на контакт с исследователями и непонятый уходит в тень.

    Фильм очень красивый, спокойный, холодный и рациональный. Стоит обратить внимание на потрясающую работу операторов и сценаристов. Если вы не читали романа, многое может и останется непонятным, но если вы его прочитали, то непонятного станет гораздо больше. Вот такой парадокс.

    Картина о мыслящем океане для думающих людей.

    28 декабря 2010 | 14:19

    Любой фильм должен принести что-то новое в твоё сознание, иначе он превращается в зря потраченные часы и минуты. «Солярис» с лихвой выполняет эту задачу, заставляя сознание работать на полную мощь, думать, анализировать, выстраивать логические цепочки… Однако картина оставила слишком неоднозначные впечатления, чтобы окрашивать рецензию в положительный зелёный и писать лишь восторженные комментарии. Разберёмся по порядку.

    В гениальности фильма у меня не возникало никаких сомнений. Как человек, знакомый с историей кино, я хорошо знаю какую значительную ступень занимает творчество Андрея Тарковского в становлении не только русского, но и мирового кинематографа. Сняв за свою жизнь всего 7 фильмов, Тарковский навсегда остался в памяти ценителей кино одним из самых ярких и смелых режиссёров.

    «Солярис» затрагивает проблемы, волнующие сознание человека уже не одно поколение. А точнее сказать, не затрагивает, а открывает новый, иной взгляд на них. В числе ключевых такие, как вина, прощение, время и пространство, научное познание. Сформулировано довольно смазанно, но именно этот ассоциативный ряд наиболее полно отражает мою интерпретацию фильма. И достигается это в основном с помощью диалогов, слов, произносимых героями:

    Должен вам сказать, что мы вовсе не хотим завоевывать Космос. Мы хотим расширить Землю до его границ. Мы не знаем, что делать с иными мирами. Нам не нужно других миров, нам нужно зеркало. Мы бьемся над контактом и никогда не найдем его. Мы в глупом положении человека, рвущегося к цели, которая ему не нужна. Человеку нужен человек!

    Особенным пунктом я выделила для себя понимание любви. Она воспринимается не главным смыслом существования, но необходимостью, о которой забывают люди на Земле. Как сказал сам Крис:

    Но любовь — это то чувство которое можно переживать, но объяснить нельзя. Объяснить можно понятие, а любишь то, что можно потерять: себя, женщину, родину.

    Можно продолжить рассуждать над мыслями и цитатами из фильма, которые действительно делают его выдающимся произведением искусства. Можно поговорить и о символах. Они объединены в некоторые смысловые составляющие, одна из которых — звуковое сопровождение. Шуршание листьев или же звон разбитой чашки во время сцены в библиотеке — элементы, необходимые для понимания душевного состояния героев. Однако здесь будет переход и к отрицательным моментам фильма. Музыка — откровенно говоря, мне не понравилась. Я не почувствовала смыслового единства, а частенько, вообще не замечала её.

    Переходы от сцены к стене сделаны на высшем уровне. Хорошо запомнился эпизод, когда Крис стоит лицом к камере, а потом переходит медленное перетекание на обзор с другой стороны. Я не искушенный ценитель с точки зрения технических моментов, но многое, безусловно, произвело впечатление! А вот сами сцены показались затянутыми, начиная от бесконечных тоннелей и заканчивая разговорами с Хари. Я руководствуюсь сейчас субъективным восприятием, на уровне «Захотелось ли мне пересмотреть фильм? Получила ли я удовольствие?» Ответ скорее отрицательный. При всей своей глубокой содержательности, фильм предназначается исключительно для «интеллектуального» просмотра.

    6 из 10

    7 июля 2014 | 11:34

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>