всё о любом фильме:

Сказка странствий

год
страна
слоган-
режиссерАлександр Митта
сценарийЮлий Дунский, Валерий Фрид, Александр Митта
директор фильмаАлександра Демидова, Георгета Вилку Савеску, Ярослав Рериха
операторВалерий Шувалов
композиторАльфред Шнитке
художникТеодор Тэжик
жанр фэнтези, приключения, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
время101 мин. / 01:41
Два злодея похищают мальчика-сироту, обладающего волшебным даром находить золото. Его сестра долгие годы ищет его, испытывая лишения, и наконец встречается с братом. Но оказывается, что найти — еще не значит спасти…
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Фрагмент 01:53

    файл добавилАнна в лепестках

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 37 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Восхитительная кинематографическая притча Александра Митты, прошедшая цензуру и при этом сохранившая свою органичность и философское наполнение, по выразительности своей иносказательности ничуть не уступающая фильмам гениального Марка Захарова.

    В ней достаточно просто (пусть и не для детского сознания) через совсем прозрачные аллегории выражено вся мотивация человеческой жизни и все проявление человеческой натуры — как в светлых (любовь, верность, семейные ценности, самопожертвование и желание помочь ближнему несмотря на цену, которую придется заплатить, и самое выразительное — способность мечтать и хранить верность своей мечте), так и в самых низменных ее проявлениях (алчность, предательство, глупость и упоение собственной безнаказанностью).

    Без особого труда в этом поистине пророческом фильме мы, к великому сожалению, без труда находим все события современности. Охоту на беззащитного человека власть имущими ради развлечения (дело депутата Лозинского), пародия на справедливость в судебных инстанциях («Мы те, кому дана власть над такими как ты. И поэтому очень дорого стоит твой расквашенный нос. Уж конечно побольше, чем твоя жизнь»), сытый разгул общества потребителей (бурящие дракона «прометеи»), сформированного из погрязшего в мелких бытовых радостях на пути к своей мечте былых героев (растолстевший и обленившийся Дон Кихот). Нам противны подобные персонажи в фильме, но мы прекрасно сознаем, что они — всего лишь иносказательное и слабо завуалированное отображение нас самих. И от этого становится действительно страшно и грустно.

    Но осознавая это, мы внутренне готовы меняться — а значит, и избавляться от собственных пороков. Не напрасно один из главных героев картины — Орландо — в замечательном исполнении Андрея Миронова представлен странствующим лекарем и философом, едва ли не каждая фраза которого отдает мудрой сакральностью (например, памятника автору при жизни стоит одна только фраза — «Не стоит сердиться на плохих людей. Знаешь, для чего их создал Бог? Чтоб мы смотрели на них и старались быть совсем другими»).

    Пронзительная и будоражащая самое черствое и бесчувственное сердце музыка Шнитке как тест на право считаться человеком, обладающим душой, а не просто биологической прямоходящей оболочкой — одно из самых главных составляющих непередаваемой атмосферы картины. Сильнее по воздействию на зрителя производят разве что музыкальные произведения Эдуарда Артемьева. И если Вы еще не пошевелили и пальцем, чтобы у Вашего ребенка появились понятия добра и зла — пусть он посмотрит этот поистине волшебный фильм. Вместе с вами — потому что к таким фильмам стоит возвращаться в любом возрасте. И не исключено, что тогда у него тоже появятся крылья, чтобы достичь своей светлой и чистой мечты. Без веры в которую каждому из нас, бросающимся в бездну жизни, суждено только разбиться.

    1 мая 2011 | 11:45

    Помнится, было мне семь лет, когда я впервые для себя увидел эту сказку, после которой меня не покидало ощущение прыжка с высокой башни, на самодельных крыльях, подобное высокой стихии воздуха.

    Притча о поисках сестры своего родного брата, украденного разбойниками, «Сказка странствий» далеко не наивная сказочка на ночь, ведь её содержание рассказывает об человеческих сторонах, как и плохих, мерзких и отвратных, так и об добрых, отзывчивых, находчивых, милосердных. Вроде бы произведение преподносится детской аудитории, да только её направление к взрослому, говорит об обратном. Начиная со сцены в городе, где тёмный Дед Мороз проникает через дымоход в жилище нищих сирот, и, продолжая сценами, тонких смысл которых сможет прекрасно уловить лишь любознательный зритель.

    Не обойду вниманием техническую сторону, именно эффекты и саму грандиозность постановки! Забудьте Питера Джексона со Смаугом, здесь у нас дракон с размером целый остров, сделанный по старинке, кустарным способом, но выглядящий внушительно. Красивый полёт, город поражённый чумой, даже намёки на политическую ситуацию, — для своего времени в СССР вышло творение, сочетаемое в себе страшное и прекрасное, — довольно смелый шаг со стороны проката и создателей.

    И тот самый диалог ученого, пришедшего к выводу о схожести людского организма с планетой Земля, говорит со зрителем простым языком о высоких материях, оставляя его на грани сказки и мрачного реализма. Андрей Миронов и антагонист в исполнении Льва Дурова отыгрывают блистательно, особенно это касается гениального Орландо, да Винчи этого мира, сыгранного Мироновым, для него она стала чуть ли предсказанием.

    К тому же, за тридцать три года, сказка не утратила свежести, ведь как произведение искусства, отсылающее к трудам Андерсона, попадает в сердце, оно выглядит более тёмной и строгой версией «Снежной Королевы», — имена брата и сестры Май и Марта = Кай и Герда.

    Возвышенная музыка Альфреда Шнитке, передающая силу внутренней любви, способна разрушать замки и топить ледяные глыбы! Как и само сообщение, отправленное режиссером, оставляет в душе, надежду на доброе, вечное. Живая сказка, подобная чудесному лекарству, она способна залечить своей неподкупной, гениальной простотой некую вашу внутренние раны.

    «Не стоит сердиться на плохих людей. Знаешь, для чего их создал Бог? Чтоб мы смотрели на них и старались быть совсем другими.».

    11 февраля 2016 | 17:39

    Фильм раздражает своей простотой! Все идеи, пронизывающие фильм просто невероятно просты, просто до боли просты… Как можно было уместить в сказке, совершенно взрослые представления о жизни? Нет, это определённо сказка для взрослых!

    Немного о сюжете… Двое сирот брат с сестрой следовали по жизни вместе, делили горести и радости. Ничего бы не произошло, если бы не удивительные способности мальчика — он мог чувствовать золото, ему становилось плохо, больно, от приближения хотя бы маленькой монетки. Прожив всё детство в нищете они были счастливы, просто находиться друг с другом. И в один праздничный день мальчика похищают…

    Вся жизнь Марты (сестры) превращается в поиск. Проходит год, два, три… Она находит своего брата, находит его ценой жизни замечательного человека — гения, изобретателя, друга. Она находит брата, пройдя через сотни опасностей, через тюрьмы, болезни, смерти… Да, она нашла своего брата, но тот ли он человек, каким был раньше?

    Фильм построен на великолепной игре актёров, на потрясающей музыке и на идее, которая пронизывает весь фильм, которую каждый для себя поймёт по-своему. Миронов, человек, который живёт своей ролью, привнёс в фильм такую трагическую улыбку, которая остаётся надолго после просмотра фильма.

    Картину стоит посмотреть, хотя бы ради того, что бы понять способны ли мы ещё чувствовать, живы ли мы…

    15 октября 2008 | 10:38

    Надкушенная калиострова вилка кажется идеальным символом начала 80-х, времени инертной романтики и будничных чудес. Как никогда незыблем курс Корабля, плывущего без кормчих и ветрил; пассажиры целиком погружены в себя, в самоценное личное на фоне светлого общего. Дремлющая идеология бессильна, не замечает, а может быть, сознательно поддерживает культ лодки, полуразбитой о быт, как нового флагмана в искусстве. Новые капитаны сродни еретику-одиночке Мюнхгаузену: их вызов общественным устоям не интересен и не нужен. Казалось, в аберрации близости лишь модная забава просветлённой души.

    Этим отчасти можно объяснить феномен захаровских лент и фильма, о котором далее пойдёт речь — «Сказке странствий» Александра Митты. После небывалого успеха «Экипажа» режиссёр мог позволить себе снять и новый блокбастер, и притчевую драму, но предпочёл укрыться за волшебными канонами. Сюжет напоминает «Снежную королеву» с готичными вкраплениями историй в стиле Роальда Даля. Валлийский сказочник полагал, и справедливо, что дети есть маленькие взрослые и сюсюкаться с ними не стоит. Страшно ли, сложно ли — не беда, осознание истины придёт рано или поздно, было бы за что переживать. В фильме Митты пугающей символики с избытком, но каждой детали присуща простота смыслов. Летящие сундуки с золотом, последняя ткань на рубашку, и не надо быть Конфуцием, чтоб узреть в суде инквизиции извечный конфликт власти и творца. Попадаются и более тонкие находки, к примеру, гигантский дракон в болоте с рыцарями на спине, морфирующими в обывателей. Идиллия общества потребления в тени грядущей катастрофы. Пророческая усмешка и горький намёк: уже скоро! Таких сеансов магии «непременно с разоблачением» в фильме много. Их роль двояка: поддержание сюжетного напряжения и отсылки к времени и нравам. Иные больно аукаются и тридцать лет спустя.

    Как бы то ни было, приёмы Митты классические и вполне в духе традиционной сказки. Все, за исключением одного. В какой-то момент режиссёру удаётся вплести мотив, который, то слабея, то разрастаясь, охватывает новые грани бытия и, наконец, перерастает в восторженный порыв. Здесь музыка фильма — не иносказание, а почти главное действующее лицо. Интонации, заданные Шнитке, идеально ложатся в кадр, добавляя неожиданное послевкусие. Но тема полёта в музыке и фильме — особая, многозначная. Сначала это просто действо, «икаровы крылья», путь свободы, новая грань возможного. Затем в контексте «мир — ограничен, ты — безграничен» полёт в «Сказке странствий» обретает протагорову глубину. Его персонификация, лекарь Орландо — не фантазёр и не мечтатель, он, как и близкий ему по духу последний герой Андрея Миронова, «точно знает как». Импровизации окрылённого актёра выстраивают ткань сюжета в форме монолога. Полёт мысли и фантазии выше, ярче материального, он не прекращается, даже усиливается в моменты отчаяния и крушения надежд. Таланта недостаточно: полёту необходима цель, пункт назначения, смысл. В этом плане у Митты очень точно выстроены ключевые образы. Орландо — душа, искатель, несовершенный святой; Марта — идея, идеал, движитель, безликий ангел. На стороне разума и логики — десятки открытий, подчас гениальных, предвосхищающих время. На другой чаше весов непреклонная решимость, готовность любой ценой спасти дорогого и близкого человека. Дух сострадания правит разумом, и, в конечном итоге, побеждает. Почти достоевская мысль о мире и слезе ребёнка, в её практическом воплощении.

    У Митты она вышла ещё и гофмановской, отчего он, возможно, и взялся снимать-таки сказку. При просмотре зрителя не покидает тесный неуют раздвоенности, осязаемости потустороннего мира. Все эти босховы пространства огня и воды, в которых люди и чума равно имеют плоть, нивелируют барьер, о который разбиваются хрупкие жизни. Как избежать смерти, «мимо орла проскользнуть», в реальности не знает никто. В «Сказке» же допустимо волшебство, магия превращений. И герой, сам того не ведая, стараниями своего неугомонного ангела получает второе рождение и новую жизнь. Тем, кто творил и страдал, не стоит бояться забвения и пустоты. Полёт длится вечно!

    25 апреля 2013 | 18:38

    Не «сказочная» сказка. Сам фильм — потрясающий, очень интересный сюжет, необычайные приключения, все перипетии яркие, живые.. Очень характерные герои, не слащаво эпичные, а хорошие, вылепленные с точностью до мелочей. Но в целом от фильма остаётся осадок безнадёжности, меланхолии… Такое чувство, что пока на западе снимают добрые сказки со счастливым концом, нашим детям с малых лет дают понять что жизнь не сахар. В то же время, обращаясь к творчеству того же Андерсена, братьев Гримм, чьи мотивы явно прослеживаются и в фильме Митты, те же меланхоличные тенденции мы видим и столетия назад. Как бы там ни было, это добрый и поучительный фильм, обязательный к просмотру если не с детских, то с юношеских лет.

    8 апреля 2012 | 01:36

    Долго искал что посмотреть этим вечером. После сотни фильмов помещенный в разряд подходящих мне по духу и лучших исходя из личного вкуса, тяжело найти что-то, что вызовет еще большее впечатление или хотя бы сравниться с былым.

    В своем поиске я решил оттолкнутся от актерского состава и выбрал Миронова, что позволило найти то, что так давно искал — фильм который еще не видел!

    Начало было не многообещающим, я уже начал ожидать просто хорошего фильма, каких много, с уже заезженными образами, сто раз произнесенными мыслями, однотипным сюжетом, единственное в чем был уверен — хорошая игра актеров не позволит провести вечер зря. Но! Неожиданно с момента когда брюхатые мужики начали добывать кровь дракона на котором живут, я понял, что кажется наткнулся на шедевр и дальнейшее развитие событий окончательно закрепило мое мнение, а развязка оставила неизгладимое впечатление, которое останется со мною еще на много лет и думаю что еще не раз посмотрю этот фильм.

    Безусловно, мы не узнаем здесь ничего такого, чего мы не знали раньше, но дело ведь совсем не в том, ведь мало знать, важно помнить, мало помнить — важно понимать. Путь к пониманию лежит через сопереживание и этот фильм помогает сопереживать!

    Все сыграно так, что вас неизбежно поглотит происходящее на экране, человек не обделенный фантазией, логикой и мышлением, увидит множество микро смыслов, перерастающих в эпопею описывающую историю тысячелетий! Верность, Безысходность, Свобода, Богатство, Нищета, Суд, Заточение, Приключение, Философия, Сострадание, Соблазн, Ярость, Перерождение, Целеустремленность, Мечта, Вечность, Бытие, Смерть, Сила — эти и многие слова раскроют пред вами свой глубинный смысл, став частью сюжета, его героев, ситуаций, образов, став частью вас, на момент просмотра, оставшись долгим впечатлением вечера.

    10 и 10

    4 июня 2013 | 18:26

    В этой истории есть все: трогательное, смешное, страшное и доброе. Сказка, которая увлекает зрителя самым простодушным образом, заставляет смеяться, плакать, сопереживать героям. Фильм интересен и взрослым и детям.

    Маленькая Марта (Т. Аксюта), которая пытается найти своего брата Мая (В. Сторожик) и Орландо (А. Миронов) — врач и бродячий поэт. На долю героев выпадает много испытаний, но они не испугаются ни злых разбойников, ни чумы, ни огромного дракона, бока которого обросли лесом, а на спине уместилась целая деревня.

    Очень необычен Андрей Миронов в роли Орландо, человека, несомненно, очень одаренного, но лишенного внутреннего стрежня, не сумевшего найти себя. Встреча с Мартой перевернет все представление его о жизни и о самом себе.

    Драматические события, внезапный поворот сюжета, комические моменты и случаи порою страшные! Да дети обожают страшилки! Эти страшилки не имеют ничего общего со страшилками западных фильмах, который унижают и подавляют человека. На наших сказках, хотя порою и страшных, дети научатся преодолевать свою боязливость и откроют Доброту в самом себе!

    Музыка Шнитке помогает перенестись в средневековье и остро подчеркивает драматизм фильма.

    Фильм-притча, фильм сцены которого стоят пред глазами: Май, рисующий на развалинах замка крылья под Шнидке, полет на крыльях Орландо и Марты и самая пронзительная сцена сказки — диалог Марты и Мая: «Орландо!?»- «Что, девочка?»

    Преждевременный и скоропостижный уход Андрея Миронова заставил вздрогнуть сердца всех наших людей. Он привносил в нашу жизнь неповторимую светлую краску. Он давал особый тон, ноту, рождал мелодию и одаривал ею всех нас. Этой мой любимый фильм с Андреем Мироновым и еще «Человек с бульвара Капуцинов».

    Так сейчас не снимают и вряд ли получится снять.

    7 марта 2011 | 20:14

    Пройдёт время, и Алёша Ярославцев, глядя на казнь своего похитителя, поймёт ницшеанское «невиновно всё ничтожное в своем ничтожестве» и вспомнит отцовское «плохие люди созданы на благо тех, кто хочет быть хорошим». И дело даже не в том, что еретически философствующий, как Орландо — давний знакомый Алёши, усач так уж сложен для понимания, нет. Просто чтобы его понять, нужно почувствовать то, о чем он говорил. И вот Алёшу, стоящего в десяти шагах от эшафота, обдаст ветром, который вместе с запахами Мая будет нести с собой исходящую от приговоренного алчность денег и власти, не выбитую из него даже приближением старухи с косой, ну, или с чернильными струпьями — тоже давней знакомой Алёши. Тогда-то Алёша и осознает, что духовное ничтожество — приговор природный, принуждающий, принижающий, пригвождающий волю к материи. В юноше не будет злости на обидчика — лишь покорное понимание и сдержанная радость от того, что благодаря отцовскому наставлению на пьедестале смерти стоит не он. И когда тело осклабившегося преступника, обнятое веревкой за шею, безвольно затрясётся в проеме эшафота, Алёша отвернётся и пойдет домой.

    По дороге он не своей памятью вспомнит, как когда-то, в давние века, между гор и озёр, в морозе гофмановской ночи рождественские огни бенгалились, и лились из них аквамариновые искры, и сказочно-плутовская мелодия сменялась тревожно-торжественными нотами, а вместе с ней и румяное личико сестры — рыхлыми лапищами страшилища. Там был мальчик. Мальчика уносили вглубь средневековых пустошей, мальчика температурила золотая лихорадка, мальчик плакал и стонал. Со временем пустошь проела пустоши внутри, лихорадка подружилась с организмом, плачестоны утекли, а мальчик стал пленником богатства, позабывшим и сестру, и совесть. Алёша не мог понять, откуда в его голове эти воспоминания. Может, это чья-то душа брезжит, может, кто-то с того света жаждет перерождения?

    Пройдёт время, и Александр Митта, приёмный отец Алёши Ярославцева, глядя на журналиста газеты «Известия», скажет: «Сказка странствий» была для меня решением проблемы метафоры в кино», и ни тени лицемерия не будет читаться на его лице. Ведь аллюр аллегорий алхимически превращает сказочные эпизоды в исполненные не всегда прочитываемым подтекстом интермедии. Едкая иносказательность была самоцелью режиссёрской работы, а все метафоры безжалостно жалили социальный эпидермис, распарывали бюрократическое брюхо аккурат посерединке, тыкали разъевшуюся харю коммунистов в жижу государственной проблематики. Как водится, сказка сказкой была только на первый взгляд, а рейтинг «0+» ей присудил кто? — неглубокомысленные, однако, цензоры, схававшие визионерскую наживу, но не въехавшие в метафорический жесткач содержания. Для сравнения — даже у конструктора «Лего» рейтинг «3+».

    Так и получилось, что сказка обернулась самой настоящей явью. Райская Потребляндия, построенная на спине у дракона, олицетворяла Советский Союз, сидящий на нефтяной игле. Разбушевавшийся дракоша в сказке 82-го — пророчество, привет из прошлого 91-му. Чума, черноволосая ледигага на коне, вторгающаяся в киношную страну, метафоризировала советские танки, введённые на территорию Чехословакии в рамках операции «Дунай», год 68-й. В СССР этого не поняли, зато поняли в Чехословакии, и донесли в СССР. «Сказку странствий» положили на полку, а если бы прочитали в ней ещё один иносказательный код — куда более язвительный, чем нефть и танки, — то сожгли бы к чертовой бабушке яге. Слишком уж заретушированными стилизацией под западноевропейский фольклор оказались эпизоды, изобличавшие судебный разгул нквдшников. Сцена замуровывания Орландо, отсылающая к румынской мифологии, к легенде о Мастере Маноле, недвусмысленно намекала на то, как обращались в Советском Союзе с людьми, дерзко сочетавшими в себе непозволительное донкихотство и еретическое давинчивство, — и «заложить кого-то» у Митте обретало буквалистское воплощение. Помимо абстрактного проговаривания серьёзных тем, «Сказка странствий», конечно же, эксплуатировала классическую структуру бинарных оппозиций — добро-зло, живой-мёртвый, вода-огонь, — выстраивая вокруг неё шеренгу повествовательных штрихов. Но сказка близилась к финалу и структура разрушалась: добро сливалось со злом, мёртвое мерцало в живом. Пройдёт время, и финальное восхождение Орландо-Мая по обломкам богатства к чистой стене будет считаться примером для жаждущих свободы воли, а пока… пока ничтожное правит, и оно, как водится, в том невиновно.

    5 сентября 2012 | 14:49

    Один из самых памятных и любимых фильмов с детства и на всю жизнь с многократными пересмотрами в меняющихся каждые несколько лет форматах. Образы, сцены и диалоги, ставшие основой личных культурных кодов, вызывающие дрожь и по сей день.

    - Куда ты идешь?
    - Не знаю.
    - Ну, тогда нам по пути — я тоже не знаю…

    Очень сложно поверить, что автор снобистского, претенциозного, лицемерного и во многом лживого учебника по сценарному мастерству в далеком 1983 году снял фильм-шедевр, настолько поражающий своей искренностью, жесткостью (это при заявленном в названии жанре сказки!), пронзительностью, прошибающий в гениальной финальной сцене на такой катарсис, которого на моей памяти и в моей жизни, возможно, больше и не было.

    Если это результат того бессердечного манипулирования зрителем, которому и учит А. Митта в своей книжке — что ж, ему удалось меня обмануть, сломать и опрокинуть. Извинить меня, правда, может тот факт, что первый и самый мощный эффект от просмотра был получен в раннем детстве, а ломать детскую психику гораздо легче.

    Но верить хочется, что причиной этого моего экстатического переживания всё же были:

    а) гениальный сценарий лучших советских сценаристов за всю историю — Дунского и Фрида (кстати, отсидевших, как и все порядочные люди, в сталинские времена свою десятку — за покушение на убийство тирана, естественно; отсюда и прошибающая на холодный пот жуткая сцена абсурдного суда — сценаристы знали, как отправляется правосудие в нашей чудесной стране не понаслышке);

    б) на всю жизнь ставшая одной из любимых пробивающая до дрожи музыка Шнитке;

    в) бесподобная актерская игра Миронова, за которым пытались не отставать Дуров, Аксюта (озвучена Нееловой) и остальные;

    г) жуткая до невероятия атмосфера тёмного средневековья с эпидемией чумы («Странные праздники. Что-то меня знобит от этого веселья»), казнями через замуровывание заживо (возможно, ещё давным-давно замурованные в башне люди создали чудесные картины на стенах тюрьмы, которые никто не видит, даже главные герои), вросшим в землю драконом и целиком сожранной волками за одну ночь лошадью вместе с костями и шкурой.

    Обычно, даже в самых лучших фильмах, сильные сцены перемежаются с более простыми, чтобы дать зрителю перевести дух. Здесь же каждая последующая сцена сильнее предыдущей, и отдыха при просмотре не предвидится.

    И не отпускает мысль, что если бы Митта все свои ранние фильмы (и особенно «Сказку странствий») снимал по своим же, сформулированным впоследствии правилам (производства халтуры на потребу невзыскательной публики), они забывались бы после первого и последнего просмотра, а не стали б произведением искусства и культурным явлением в истории страны.

    Сказка считается жанром легким, детским и довольно условным. Но данный фильм названием обманывает — это суровая притча о природе человека, которая — ох, как не сказочна. Герои действительно странствуют и, переходя из локации в локацию, сталкиваются с таким набором абсурда, сюрреализма, алчности, жестокости, лицемерия и иных средневековых прелестей, что становится понятно — современный гуманный человек таких нагрузок бы не перенёс. Протагонист же — человек эпохи Возрождения, предтеча, опередивший своё время (обратите внимание: в его записках вперемешку и полный бред и гениальные прозрения, изобретения, которые могли бы изменить лицо мира), справляется гораздо лучше. Через его пример мы видим, что цивилизация всё-таки куда-то движется, прогресс не пустое слово и весь этот ужас рано или поздно закончится. Правда, победить его можно только бесстрашием, готовностью к самопожертвованию, любовью к людям более сильной, нежели любовь к себе, своему ремеслу, таланту и творческому наследию.

    17 марта 2016 | 13:50

    Светлая, теплая грусть… Хочется плакать и в тоже время смеяться, хочется чувствовать себя ребенком и в тоже время мудрым взрослым.

    Сказка- притча, она ведет нас долгой дорогой странствий. Что нам встретиться по пути?

    Как понять где хорошо, где плохо, какой дорогой нужно было пойти, и не лучше ли было остаться, чем идти дальше?

    Можно сушить болото годами, веками, осторожно и неспешно, чтобы перебраться на другую сторону, а можно смело броситься опасности в лицо, и перейти на другую сторону, даже если бы пришлось идти по спине настоящего, живого дракона.

    Можно остановиться на половине пути и довольствоваться тем, чего ты достиг. Ты ведь действительно смелый и отважный, столько всего сделал, и как нужен отдых… А можно не забывать, как много еще всего нужного и важного впереди, не время на остановки.

    Каждый человек может полететь, если захочет, просто нужно подумать, нужно вспомнить, нельзя предаваться унынию. Пускай они говорят, что ты ничто и никто, и что чей-то расквашенный нос стоит твоей жизни. Но ведь ты то знаешь, ты можешь летать!

    Пир во время чумы. Ты спешил к свободе, празднику, а попал к беспощадной, костлявой чуме… И можно метаться, бояться, кричать от обиды, что уже не взлетишь, а можно встретить опасность лицом к лицу, смеяться ей в лицу.

    Но что делать, если в конце долгого, трудного пути, когда стольким пришлось пожертвовать, ты не находишь того, чего искал? Что если средства были непомерны, а цель оказалась ничтожна?

    А может нужно просто взглянуть с другой стороны, быть может то что ты ищешь здесь, просто очень глубоко.

    И ты снова сможешь летать…

    27 июня 2010 | 11:26

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>