всё о любом фильме:

Пророк

Un prophète
год
страна
слоган«Ему 19. Против него весь мир. Но Малик готов его завоевать»
режиссерЖак Одиар
сценарийТома Бидеген, Жак Одиар, Абдель Рауф Дафри, ...
продюсерЛоранн Бурашо, Мартин Кассинелли, Паскаль Кочето, ...
операторСтефан Фонтен
композиторАлександр Депла
художникМишель Бартелеми, Этьен Роде, Вирджиния Монтель, ...
монтажЖюльетт Вельфлин
жанр драма, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$308 061
зрители
Франция  1.19 млн,    США  264.6 тыс.,    Италия  111.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время149 мин. / 02:29
Номинации (1):
Приговоренный к шести годам тюрьмы, Малик Эль Джебена кажется на фоне других заключенных самым «зеленым» и самым уязвимым. Ему 19 лет. Он не умеет ни писать, ни читать. За стенами тюрьмы у него нет близких.

Все меняется, когда Лучано, лидер авторитетной банды корсиканцев, решает поручить Малику ряд опасных и рискованных миссий… Выполнение любой из этих «миссий» под прессингом корсиканцев могло бы сломить кого угодно, но не его. Каждое задание закаляет Малика. Он быстро учится жизни в новом для себя мире. Завоевывает доверие корсиканцев и мусульман. И вскоре начинает вынашивать собственные дерзкие планы…
Рейтинг фильма
IMDb: 7.90 (76 969)
ожидание: 60% (310)
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
143 + 4 = 147
8.3
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 2995 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм Жака Одияра это скорее явная метафора. Европа контролирует процесс. Но на смену ей приходит другая сила со своей религией и ценностями. Более жесткая, более примитивная и животная, но и в свою очередь бескомпромисная и непреодолимая. Эта сила является в лице арабов. Тюрьма — это маленькое общество, но все общественные процессы в ней отображаются более явно, они на поверхности.

    Что мы видим? Молодой араб Малик попадает в тюрьму. Ни родных, ни денег, ни образования и отсутствие хоть какого-то опыта работы. Его ждет явная погибель. Но тут предоставляется не самый, казалось бы, удачный случай. Араб должен сделать грязную работу, чтобы получить крышу и свое место в обществе. Он свою работу выполняет хорошо, обеспечивая и крышу и социальное положение, а именно — положение прислуги у корсиканской братвы. Время идет и Малик начинает делать самое важное — учится. Учится всему, становиться умнее и хитрее и из всего извлекать выгоду. Благо, вокруг теперь хорошие учителя, которым он прислуживает, в лице корсиканской мафии. Арабская сила в тюрьме хоть и многочисленна, но неорганизована и разрознена. Как выразился Сезар — «будь эти обезьяны умнее, мы бы тут не смогли все держать». Шаг за шагом Малик завоевывает уважение арабов и в конце концов приходит к власти над ними, скидывая европейскую гегемонию и устанавливая таким образом свои правила и власть в тюрьме. Приход новой силы и установление своих законов. И это неизбежно. Вот та тонкая нить, проходящая через всю картину.

    В фильме есть несколько сцен, заставивших меня пребывать в оцепенении. Одна из них — это преследование и последующее убийство людей в машине и захват мафиози.. Решиться на такое смог бы один из миллиона тертых парней. Сцена просто завораживает и держит в мощнейщем напряжении, как и весь фильм. Жак Одияр доказал свой режиссерский подчерк и отныне явяется заметной фигурой, привлекающей внимание многих киноманов.

    9 августа 2013 | 13:49

    Короля делает свита. Главный герой фильма «Пророк» — Малик Эль Джебена был никем, чуть ли не всю свою сознательную жизнь провёл в местах лишения свободы, у него не было никого, и в возрасте 19 лет он вновь оказался в тюрьме. Он был обречен на гибель, на грани параши, однако желание выжить пересилило даже природное отвращение, отправило в глубину души гордость, и вынудило героя стать «шестеркой» представителей корсиканской мафии, отбывающих срок в той же тюрьме.

    Корсиканцы конечно мощная сила в этих застенках, тюрьма принадлежит им, у них свои люди в охране, возможно даже в более высоких кругах. Их бизнес — нелегальный, и если бы в цивилизованной Франции был бы не такой высокий уровень правового сознания населения, не отсиживали бы такие боссы сроки, а отправлялись бы куда-нибудь в Лондон. Однако против желания руководства страны переселить некоторых корсиканцев ближе к родине Наполеона гангстеры противиться не могут, что и станет первым шагом к поднятию Малика. Он станет помогать своему боссу Цезару Лучиани, выводить из себя таких же как он этнических арабов, не имеющих такого количества привилегий, и даже сумеет наладить свой наркобизнес. При этом всего на 12 часов покинув стены тюрьмы.

    Звучит романтично? Как бы не так. Дабы подняться с колен (а первоначально выжить), Малик натёр на этих коленях мозоли, он ползал, он стирал, убирался в чужой камере, готовил кофе, убивал, наконец. А главное он всё это время учился. Он не умел читать, не умел писать, в принципе не знал что такое экономика. Когда его везли в тюрьму он в 10 раз согнул бумажку в несколько Евро, и спрятал её в дырявый кроссовок. С мыслью хотя бы один день не умереть с голоду через 6 лет, после освобождения.

    Не мог парень представить, что тюрьма предоставит шанс заработать, не хуже чем свободное предпринимательство. Для этого не нужно будет даже учиться или платить налоги. Нужно лишь пройти школу жизни, смотреть на товарищей по несчастью, обобщать полученные знания. Фильм Жака Одиара своего рода «Лицо со шрамом». Кубинская тюрьма тоже сделала из Тони Монтана сильного и стойкого человека, сумевшего подняться на вершину криминальной иерархии в Майами. Однако Монтана шёл напролом с позиции силы, убивал самостоятельно, не под кого не подстраивался, ни с кем не церемонился. Малик Эль Джебена действует с позиции хитрости, пытается успеть везде, поработать на всех, его первоначальная цель — выжить, актуальна на протяжении всей ленты Одиара.

    Тюремные фильмы отличаются социологической направленностью (не все конечно). Авторы картин пытаются промоделировать общество в застенки, показывая быт заключенных — сделать их неотъемлемый частью общества. Одиару в какой-то степени это удалось. Жизнь его героев за тюрьмой мало отличается от их жизни на свободе, один из персонажей откинувшись, также и собирается торговать наркотиками, как до того или сейчас за решеткой. Режиссёр даже не пытается заикнуться об исправительных свойствах тюрьмы, хотя в России давно уже сложился стереотип об европейских тюрьмах санаторной комфортности. Нет, Одиар демонстрирует её школой жизни, как «Зверофабрика» Стива Бушеми.

    Тем временем герой фильма продолжает подниматься, будучи одним из представителей свиты «короля» Лучиани, он уже мечтает о большем. При этом Одиар показывает Малика положительным героем, он не забывает друзей, чувство благодарности живёт в нём. Он не действует подло — благородный малый. Он на протяжении половины фильма видит призрак первого убитого им человека, он с ним общается, он на него смотрит, он о нём думает, где-то в глубине души Малика, все еще сидит чувство вины за то убийство, спасшее его собственную жизнь. Однако не винить же себя вечно, герой, оказавшись в карцере, будет уже другим. При этом на лице актёра не будет МХАТовских мук, говорящих дайте мне Сезара, в отличие от Венсана Касселя из первой серии «Врага государства N1».

    Актуальность «Пророку» придает ещё уделяемое большое количество внимания арабскому населению тюрьмы, судя по всему поднимающимся на вершины преступной пирамиды Западной Европы. В Германии довольно широкая турецкая диаспора; в альпийских государствах неплохо себя чувствуют чеченцы; бельгийцы руками братьев Дарденн беспокоятся об албанской мафии; космополитическая Франция, пережив нашествие темнокожих африканцев, готовится к окончательной арабизации страны. Видимо слова корсиканцы, неаполитанцы, сицилийцы уже потеряли свою актуальность, балом правят арабы, турки, негры и прочие иммигранты. Не появится ли случайно в центре Европы, под руководством ещё одного психа, новая Национал-социалистическая рабочая партия?

    А ещё «Пророк» — достаточно сентиментальное кино, мелодраматическая линия с другом Малика выбивается из прочного ряда криминогенной обстановки всех других сюжетных линий. Это неплохо разбавляет фильм. Последние кадры же напоминают нашу «Бригаду», можно сказать историю Саши Белого, наполненную скромностью Малика, внешним спокойствием и гордостью за себя и своих помощников, тихо, но внушительно плетущихся сзади. Короля делает свита.

    10 октября 2009 | 15:52

    История о том как французская пеницитарная система сделала из молодого человека не без способностей настоящего матерого профессионального преступника.

    Прекрасная «карьера» для арабского парня без роду без племени, не умеющего на входе ни читать, ни писать, а на выходе ставшего полноценным мафиозным лидером…

    Отличный сюжет — 2,5 часа пролетели незаметно, прекрасная игра молодого Тахара Рахима, вполне адекватное, на мой взгляд, изображение тюремного и криминального мира сегодняшней Франции… фильм ставлю в один ряд с лучшими образцами жанра.

    Из минусов — не до конца ясен религиозно-мистические подтекст и само название Пророк — автор то ли отсылает нас к исламу, хотя сам герой себя ни к какой религии в фильме не причисляет, то ли к какому то уж совсем неведомому божеству, пророком-предвестником которого выступает, видимо главный герой фильма…

    Оценка 8 из 10, слово за американскими академиками…

    23 февраля 2010 | 15:35

    Ему девятнадцать. Его зовут Малик. Он попадает в тюрьму на шесть лет. У главного героя нет ничего. Он не бритый, грязный, единственное, что у него осталось это пятьдесят евро, которые он прячет в свои рваные кроссовки. Малик не психопат, напротив он отличается, умом и ангельским поведением. Как такой тихий парень сможет выжить на зоне? Вы узнаете это сами если посмотрите фильм.

    Парадокс фильма заключается в том, что главный герой получает: знания, опыт и самое главное власть и силу в тех условиях в которых никогда бы не получил. Жак Одиар говорил: — «Тюрьма -это метаморфоза». Есть что то мистическое в группировках на зоне. Корсиканцы, арабы, у каждых свой мир, своя вера, свой бог. Очень интересно наблюдать как работает мозг главного героя за тюремной дверью. Отношения Малика и Сезаря выстроены просто и в тоже время безумно глубоко. Это отношения полного безукоризненного доминирования. Еще раз, Малик не плохой и не хороший, он тот кем является по своей сути, по своей природе вот почему, когда он работает на Сезаря (на корсиканцев) его постоянно тянет к арабам. Ему не по себе когда Сезарь говорит: — «арабы только что с деревьев слезли». В конце, концов он оказывается среди своих. Тахар Рахим создал образ неповторимого бандита, преступника который не ненавидит преступников. Сам фильм снят очень реалистично, большинство сцен приходится пересматривать, не только, из за того, что они красивы и интересны и из за того, что сленг не вполне понятен. Я думаю будущее Малика после выхода из тюрьмы будет такое. Он станет заботливым, любящим отцом и жестоким но справедливым криминальным боссом.

    Художественный фильм «Пророк» на мой взгляд лучшее событие 2009 года. Я уверен фильм со временем станет культовым.

    4 марта 2010 | 09:30

    Беспокойство возникло не сразу, но вскоре, позволив углубиться в этот необязательный просмотр. Я раздражённо крутил в руках коробку от родного российского диска, досадуя, что не могу разглядеть потерявшийся в невидимом краю цифровой хронометраж фильма, который числом на дисплее проигрывателя устремился вдогонку за длиннющим «Однажды в Америке» Серджио Леоне, нисколько не напоминая его суть.

    Монотонный и одноОбразный фильм, словно приговор каннского жюри, отдавшего свой фестивальный гран-при локализованному в тюремных стенах монобоевику, хмуро продирающемуся сквозь словесную вязь немудреной болтовни заключённых камер коридорного общежития преступных сообществ, где, барахтаясь в гуще, хватается за соломинку тонущий в безвестности Малик АльДжабена.

    Разменяв свою жизнь на чужую, парень попадает в оборот живой материи, в водовороте дней нащупывая тонкую грань существования и существа, проникаясь окружающим бытом, как своим единственным бытиём, набираясь знаний, впитывая уроки школьной грамоты и тюремного прогулочного двора.

    Молодой вор обретает дерзость избранного Всевышним пророка, наливаясь силой хитрости и изворотливостью матерого дельца, готового стряхнуть с рукава престарелого корсиканского хозяина, чтобы подмять под себя зарождающуюся империю арабского братства.

    Точёный говор и точная болтовня в адекватном аутентичном переводе от российского дистрибьютора, сделавшего безошибочную ставку на полноценную не приглаженную феню, со всеми доступными жаргонизмами и оборотами речи, чётко укладывающими непристойные предложения в жёсткий матерный оклад воровской жизни.

    Суровое и сдержанное кино о подъёме из глубины, вылившееся в настоящий криминальный роман с легким налётом романтики и отчаянного авантюризма, чуть освежающего бетонную серость речевого болота, слов нет — создающего атмосферу, но также верно съедающего заждавшийся действия, быстро пресытившийся тюремной экзотикой и страждущий свежести зрительский интерес.

    Правда, его хватает, чтобы разглядеть за свержением трухлявого Цезаря прогнившей кодлы смену кланов и начало новой эпохи, лезущий в окна и двери европейского дома едва оперившийся, но уже требующий своего бойкий восточный люд, в просвещённом знании легко продирающийся через заторможенную систему задремавших белых людей.

    Очевидное проникновение иного сквозь невзрачную историю личной борьбы, индивидуальное сражение, переросшее в противостояние идей и нравов, новый уклад, проникающий сквозь бреши прежних устоев, а в твёрдой поступи победителя — новое общество, новый человек, новый мир. Другое измерение.

    10 февраля 2010 | 01:01

    Скажу сразу: я не сидел. И в моем ближайшем окружении никто не сидел. Тем более во французской тюрьме. Обычно фильмы про войну и тюрьму разбираются на кусочки и скрупулезно оцениваются «знатоками» на предмет соответствия оригиналу. Я этого делать не могу и не хочу. Вопли и критику, основанные на незнании темы, отметаю с ходу. Тюрьма — один из ареалов существования homo sapiens и этим она ничуть не менее интересна, чем розовые кущи в райских садах.

    Посидишь — человеком станешь. Автор этой чудесной фразы или вообще не сидел, или отмотал по-полной. Думаю, нет двух мнений о том, кого и как воспитывает зона. И что происходит с человеком. Но в «Пророке» главный вопрос не «Что происходит», а «Как происходит». И в этом сила и слабость картины. Посмотрите первые и последние пять минут, вы точно поймете, ЧТО произошло — гусеница стала бабочкой (или червяк стал орлом — как угодно). Все остальное — долгая и местами излишне детализированная история того, КАК все это случилось. Почти три часа вязкого повествования, похожего на тягучку, с редкими вкраплениями стремительных и жестких сцен убийств, созданных не для криминального action`а, а скорее, для раскрытия портрета героя.

    Никаких лишних звуков, музыки и красок — полное впечатление документалки. Вот мы видим, как мелкий полуграмотный арабский гопник Малик попадает в зону. Вот мы видим, как ему уже на этом этапе не достает сообразительности примкнуть к «своим» — к арабской группировке. Одиночки быстро умирают. Или рвут всех остальных. Малик поначалу рвать никого не хочет. Но тут, как в армии — «не можешь — научим, не хочешь — заставим». И вот уже обычная причинно-следственная связь: убийство — муки совести. А дальше как у всех: «связался с плохой компанией, начал играть в орлянку и покатился». Ну, или взмыл — кому как. Его незатуманенный моральными дилеммами разум начинает, как губка, впитывать. Никаких чувств — только безжалостная реакция на обстоятельства в стиле «хочешь жить — умей вертеться».

    Надо отметить, что именно эта мысль проходит красной нитью — человек может существовать вне морали. Обычный арабский пацанчик может жестоко убивать не в угоду амбициям, лишь преследуя одну цель — выживание. А потом, незаметно даже для самого себя, стать главным злом. И тем не менее, остаться тем же Маликом. В отличие от, допустим, Майка Корлеоне, Малик не протягивает руку с перстнем для поцелуя — просто делает дело, каким бы это дело не было. Он так и остался чистой доской — ни ненависти, ни любви. Адын, всэгда адын.

    Мы не знаем, что Малик будет делать после выхода из тюрьмы. Такая концовка, конечно, некоторое заигрывание Одиара с разношерстным зрителем — то ли братва не может без вожака, то ли вожак идет впереди стаи, скромно беседуя с женой друга. Но может, после столь эпически длинной жизненной истории мы и сами в силах придумать окончание этой и начало следующей? Есть люди, которые, не меняя себя, искривляют пространство и время вокруг себя. Такие люди становятся президентами и крестными отцами. На смену лидерам прошлого приходят новые — Бараки и Малики.

    «Пророк» картина сложная и интересная. Кто-то увидит историю борьбы, кто-то — проблему отцов и детей (кстати, не раскрытую мной), а кто-то вообще выключит на половине. Но я бы советовал досмотреть — будет о чем поговорить.

    25 декабря 2009 | 18:26

    «Пророк» Жака Одиара — это жёсткий, тяжёлый, суровый, по-настоящему пугающий своими реалиями фильм, но в тоже время, моральный и даже в какой-то мере поучительный.

    Картина повествует нам историю Малика, попавшего в тюрьму, которому пришлось столкнуться с незнакомым ему миром со своими правилами и законами. Сначала его задача сводиться к простому слову «выжить», приходится исполнять поручения и выполнять всю грязную работу, дабы самому не смешаться с этой грязью. Но на протяжении фильма мы видем чёткое становление его личности, закалку характера, а также во всю проявляется его ум и хитрость. Он принимает правила чужого ему до этого мира, и начинает постепенно чувствовать себя неотъемлемой его частью, выстраивая свою собственную игру.

    Тут следует особо отметить игру Тахара Рахима, хотя и остальные актёры не подкачали. Без его отменной игры невозможно бы было прочувствовать, как меняется Малик. Как он окрепает на наших глазах.

    Но всё таки для меня остался открытым главный вопрос: кто же такой Малик? Честно говоря, для меня он остался загадкой. Я имею ввиду не того Малика, которого мы увидели на выходе, а того, что попал в тюрьму. Мне кажется картине не достаёт его истории. И это сильно обедняет работу Жака Одиара.

    Как итог, крепкая криминальная драма, заслуживающая положительных оценок и стоящая двух с половиной часов затраченного времени.

    7 из 10

    19 марта 2010 | 20:11

    Эта зрелая, сбалансированная и продуманная криминальная драма завоевала множество наград и положительных критических отзывов. Жак Одиар создаёт натуралистичный и жёсткий мир отдельно взятого исправительного учреждения, не чураясь ни ненормативной лексики, ни подробностей существования криминального элемента по ту сторону стен с колючей проволокой (гораздо лучше смотреть в качественной версии перевода, где все разговоры персонажей переведены и с матом и с присущим тюремным жаргоном. Однако вполне может такой перевод показаться сомнительным, ибо, по сути, аналоги криминального жаргона у разных наций, собственно, разные и не понятно, как ту или иную реплику переводчик обозначает знакомыми русскому уху блатными словами). Однако не стоит всё-таки забывать, что вся натуралистичность сея оборачивается часто лишь кинофантазией, хорошей, но фантазией, от реальности криминальной которая может стоять весьма далеко. Арабы, корсиканцы, негры, поделенные сферы влияния, авторитет, уважение, шестёрки, тюремный быт. История насыщенна и правдиво-киношна, проявляя некоторый негативный реверанс в сторону не тюремной реальности на примере главного героя по имени Малик. Ведь он, будучи попав в тюрьму ещё в несовершеннолетнем возрасте, здесь выучил языки, научился читать и писать, да и вообще построил себе новую жизнь, приобретя авторитет и уважение… да он самолётом впервые слетал именно благодаря заключению. Достижение успеха посредством криминальной жизни заключённого. Сел, не имея ни друзей, ни родителей, откинулся — тебя поджидают джипы и иномарки с новыми приятелями. Зритель может наблюдать прямо криминальную Золушку.

    Частое камерное и герметичное действие на протяжении всех двух с чем-то часов не отрывает от экрана ни на миг. Отличная актёрская игра, напряжение и запах камер заключения создают атмосферу. И, что немаловажно, в фильме нет ничего от американских криминально-драматических фильмов. Никакого пафоса, никакой торжественности. Одиар создаёт вроде бы обыденный тюремный быт, но он подаётся очень заинтересованно. Однако в этом кроется своя особенность, арабская, ибо для французов эта тема больновата, точнее не больновата, а актуальна. Как это, неотёсанный араб вдруг смещает матёрых корсиканцев ?

    Сюжет этого повествования немного запутан и многогранен. Достигнув совершеннолетия, араб Малик переводится в тюрьму для взрослых, так сказать, где ему ещё сидеть 6 лет. Попытки быть обособленным вскоре сводятся на нет местным корсиканским авторитетом Лучиано по кличке Цезарь, чья альтернатива и предложение просты — либо ты кончаешь важного свидетеля-араба, либо я кончаю тебя. Подготовка к делу — Малик договаривается с этим арабом насчёт отсоса в обмен на дурь, тренировки, встреча — из перерезанной бритвой сонной артерии хлещет кровь, заливая весь пол. Теперь Малик становится немного ближе к Лучиано, шестеря и ему и его команде. Убитый же араб начинает ему периодически являться в виде призрака, пророчествуя об определённых будущих моментах. Но вот все товарищи Цезаря откидываются и ближайшим соратником его становится именно Малик. Однако авторитет вовсе не теряет своего влияния — в его руках и некоторые сотрудники тюрьмы, и крупные люди на свободе, и могущественные адвокаты. Имея под рукой Малика, Лучиано даёт ему задания, которые он выполняет, будучи имея увольнительную. Так, мелкими шажками и подползанием, Малик всё ближе заслуживает доверительное отношения Цезаря, за его спиной, однако, налаживая собственный преступный бизнес по сбыче наркоты с бывшим другом по тюрьме, который уже давно откинулся. Лучиано руководит из зоны своими делами, применяя Малика, а Малик в это же время выносит свою выгоду, налаживая понемногу собственные связи. Жизнь течёт, дела движутся, но на зоне Малик остаётся той же шестёркой у Цезаря, только привилегированной — у него телек, порнуха, еда, деньги, крыша авторитета, он — уши и глаз Цезаря. Но это ещё не всё, Малику удаётся быть и важной вехой в руках корсиканца Лучиано, и заслужить внимание арабов, и даже наладить отношения с мешавшему ему в сбыче наркотиков египтянину. Малик медленно, но верно, пользуясь крышей, связями и заданиями Цезаря, переходит на сторону арабов, под финал полностью выходя из-под крыла корсиканца и становясь сам новым и уважаемым авторитетом.

    Для Одиара в данной картине фактически не существует никакого иного мира и способа существования, кроме как преступного. Откинувшийся друг Малика говорит ему, что на воле очень трудно выжить и он рвёт три шкуры с себя, чтобы прокормить жену и ребёнка. Малик организовывает с подачи цыгана сбыт наркотических средств и жизнь идёт в гору. Прямиком с зоны Малик и Цезарь руководят делами на воле, отдают распоряжения и непосредственно влияют на весь ход событий. Весь авторитетный посыл и власть криминального мира в этой картине лежат на протянутых к зрителю руках. В деятельности картины нет ничего быстрого или скачущего (кроме убиения араба и финальной сцены с Маркаджи), но фильм всё равно создаёт какое-то невидимое действие и напряжение.

    Однако актёры не совсем создают образы прожжённых бандитов и криминалов. Более всех мне понравился именно Цезарь, который вымещает реальное ощущение авторитетного преступника, близкого к образу итальянцев. Малик же кажется просто каким-то ловцом удачи, которому та пока улыбается, но он остаётся таким же как и был, 19-летним парнем, став может немного пронырливей. Малик вообще может вызывать двоякие чувства — с одной стороны он молодец, что вот так сумел наладить связи со всеми и поиметь личную выгоду и бонусы, а с другой он стал похож на проститутку, которая метается от одного клиента к другому в целях заработка. Наконец я так и не понял замысла включения в картину этой мистической линии с появляющимся убитым арабом, который напророчил пару моментов.

    В остальном, что меня удивило, это питание заключённых и отдельные приличные комнаты. А так, будь деньги и связи, — хорошая еда, дурь, алкоголь, да хоть проститутки — всё вам, товарищи заключённые, всё вам, родненькие.

    15 июня 2012 | 12:20

    Под конец данного произведения, я задал себе вопрос: «а где же, мать их, французы?». Я даже усомнился в том, что кино принадлежит стране «лягушатников», но потом вспомнил Марсель, флаг в начале фильма и что-то еще. Так вот, криминальная Франция, родина прославленного игристого шампанского, канских львов и Эдит Пиаф, оказывается принадлежит далеко не ее коренным жителям. На протяжении всего фильма мы видим корсиканцев, мусульман, негров, слышим об итальянцах и временами смотрим на обдолбанного цыгана, мечтающего центнерами перевозить гашиш, но ничего не слышим о французах (Ровным счетом не знаю ничего про криминальный мир родины Венсана Касселя, поэтому не буду гадать, хотел ли Жак Одиар, что-то этим сказать).

    Немного не понял персонажа Рейеба (который в последствии мерещился Малику). Сперва он хочет «дать ему на клыка»(стоит отдать должное переводу), потом, находясь в камере, заговаривает с будущим пророком, как старший с младшим, дает советы, предлагает книги… Не раскрыта тема о его видениях, но пожалуй это к лучшему, я просто подумал, что он «фартовый».

    Понравилось, как Малик держал от себя на расстоянии Цезаря Лучиани (С именем по моему борщнули), оставаясь все тем же мальчиком на побегушках и с хладнокровием пропускать мимо ушей предложение о высшей должности в казино. Так же он держал на расстоянии мусульман, не принимая религии, ведь он верил, лишь только своему видению, которое и подсказало чью сторону принять.

    11 февраля 2010 | 06:48

    Такой основной лейтмотив.

    Такие фильмы становятся легендами.

    Это история успеха. История успеха обычного парня, попавшего в тюрьму.

    Причем показана от начала и до конца.

    Его зовут Малик Ель Джебена. Он араб. Ему 19 лет. Ни семьи, ни друзей. В французской тюрьме, где властвует корсиканская мафия. Сам по себе.

    Его только что перевели на тюрьму «для взрослых» и он еще не влился среду. Здесь действуют свои законы, где никто никому не будет помогать просто так. Серые будни французской тюрьмы показаны очень реалистично, и в то же время неожиданно удивляют — настолько они схожи с нашей. И тут понимаешь, что нет особых различий между людьми: ни социальных, ни национальных, ни экономических. Люди везде одинаковые. И законы жизни везде одинаковы — будь то Париж, Лондон или Москва.

    Что же делать? Ведь никто его не учил, как себя здесь вести. Всему придется учится «походу» делая ошибки и набивая шишки. Путем преодоления себя и каждодневным саморазвитием, он поднимается все выше и выше в тюремной иерархии. Причем не гнушается любыми способами. Играет по всем фронтам. Везде имеет свой интерес.

    Ежедневная работа над собой: обучение языкам, психологии, нравов, наблюдение за обстановкой, социализация, навыки общения с разными людьми. Это школа, благодаря которой узнаешь реальную жизнь и на чем она основана.

    Умение рассчитывать время. Вырабатывается интуиция.

    Он видит сны — и они сбываются. Он пророк — но не тот пророк, который из святых или божественных. Он обычный парень, который достиг всего своими усилиями, подключив ум и волю. Позже у него появляются не только партнеры по бизнесу, но и близкие друзья — это Рияд. Именно он поверит в него и станет его близким другом и партнером по бизнесу.

    Малик достиг всего этого не потому что ему сопутствовала какая-то удача, а чисто тот факт, что не было пути назад: хочешь жить — убей сам. Прямолинейная, можно сказать, животная логика здесь берет свое. Здесь нет умствования и философии. Жизнь показана такой как она есть: серой, жесткой, тяжелой. А методы, которыми молодой зек свергает над собой власть — прямолинейны и просты, хотя не всегда честны. Но кого это волнует?

    Без лишней скромности скажу — это отличное «пособие» о том, как добиваться своего. Как строить бизнес, в том числе. Ведь методы Малика — очень примитивны, но при этом очень действенны! И даже если это грязные методы. Хотя он даже не подозревает, что вообще действует какими-то методами. Он просто действует, полагаясь на здравый смысл и логику, подключая при этом интуицию. А удача его настигает и так.

    И можно долго философствовать о правильности или неправильности образа его жизни и о его деятельности. Но мы точно не вправе осуждать его за то, что он выбрал жить, а не умереть.

    Настоятельно рекомендуется к просмотру не только любителям криминального жанра, но и людям с пониженной самооценкой, считающих, что все вокруг плохо и добиться успеха в чем-либо, в бизнесе в частности, невозможно. История успеха Малика Эль Джебены — не самый лучший пример, но все же очень показательный.

    10 из 10

    22 сентября 2014 | 17:46

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>