всё о любом фильме:

Туринская лошадь

A torinói ló
год
страна
слоган-
режиссерБела Тарр, Агнеш Храницки
сценарийЛасло Краснахоркаи, Бела Тарр
продюсерМартин Хагеман, Джульетт Лепутр, Мари-Пьер Масиа, ...
операторФред Келемен
композиторМихай Виг
художникЛасло Райк
монтажАгнеш Храницки
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Франция  15.1 тыс.,    Венгрия  5 тыс.,    Португалия  4.3 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время146 мин. / 02:26
Номинации (1):
В 1889 году на улице итальянского города Турина случилось странное происшествие. Кучер хлестал кнутом свою старую лошадь, которая отказывалась тронуться с места. Неожиданно к повозке подбежал хорошо одетый господин с пышными усами и обнял животное за шею, при этом горько зарыдав. Это был не кто иной, как всемирно известный философ Фридрих Ницше. Его с трудом увели от лошади, а когда привели домой, выяснилось, что он не в себе. Ницше поместили в лечебницу для душевнобольных, где он провел остаток жизни…

Но что же случилось с лошадью и ее хозяином? Об этом и расскажет фильм.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.80 (10 853)
ожидание: 90% (220)
Рейтинг кинокритиков
в мире
88%
45 + 6 = 51
8.1
в России
63%
5 + 3 = 8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:28
    все трейлеры

    файл добавилAbleAction

    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 101 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Выражаю своё личное мнение и согласен что у других зрителей этого фильма может быть своя точка зрения.

    Интригующим моментом фильма является его пролог, с упоминанием истории случившейся при участии Ницще. Но фильм совсем не об этом…

    Сюжет фильма не самое главное, более важно, что все средства фильма, такие как: длинный непрерывный кадр с невероятной красотой картинки, музыкальное сопровождение, игра актеров и минимализм сюжета т. е. событий за два с половиной часа происходит очень мало, и все события носят практически один характер, и все это для выражения ИДЕИ — безысходность. Безысходность однобокая и однообразная как и повествовательная манера фильма. Отталкивающая атмосфера, и серое однообразие в котором даже неминуемая гибель воспринимается как тень надежды.

    Персонажам фильма не хочется сопереживать и даже понимать их не хочется, чувствуется односторонне высветление их жизни, которое усиливается грандиозной по своей депрессивности музыкой. Не сопереживая персонажам не хочется погружаться в атмосферу фильма, которая становится отталкивающе тошнотворной и лучшая реакция на весь этот процесс просто уснуть. Потому что тяжело представить человека который хотел бы переживать нечто подобное на протяжение двух с половиной часов.

    По окончанию первого часа фильма это состояние усиливается монологом в философском стиле призванный подтвердить ту же идею отчаянья. И подарок цыган какой то религиозной книги не меняет ситуации. А главное никакого намёка хоть на что то радостное вы не дождетесь.

    Кроме идеи безысходности в фильме нет никакой иной глубины, только мнительность и претензия на глубину за счёт техничности съёмки и оригинальности формы, и внешняя депрессия всего лишь скрывает пустоту и заносчивую претенциозность.

    Мой вывод: два с половиной часа моей жизни прошли в пустую, я не получил ни удовольствия, ни вдохновения, ни даже полную осмысленную идею над которой стоило бы посидеть, а только налёт скуки и отчаяния.

    Не все фильмы стоит смотреть, не все книги стоит читать — Выбирайте Сами.

    18 февраля 2012 | 17:55

    Туринская лошадь, по заверениям режиссера Бела Тарра, его последний фильм, действительно достойно завершает историю его творчества и представляет собой вершину мастерства этого автора. В Туринской лошади наиболее широко и глубоко раскрывается главный лейтмотив всего творчества Тарра, а именно изучение и описание темы экзистенциального апокалипсиса.

    Тенденции, протянутые прочными холодными нитями, сквозь все творчество венгерского режиссера, нашли в Туринской лошади наиболее полное, четко очерченное, выражение.

    Стиль Бела Тарра, во всяком случае, после начала его постоянного сотрудничества со сценаристом Ласло Краснохоркаи, отличается характерными фирменными чертами. Минимализмом, служащим не просто показателем профессионализма и зрелого аскетически-выверенного чувства художника-профессионала, но несущим в себе также особый смысл. Это минимализм искусства, выражающего глубокую темную задумчивую меланхолию и уныние. В этом случае, художник нехотя, давясь, как бы перебарывая себя, взаимодействует с миром, выражает свое к нему отношение. В сравнении с оптимистичным жизнерадостным искусством, стремящимся затронуть, упомянуть как можно больше сфер жизни, представляя, при этом, все в радостном, позитивном ключе, искусство задумчивой меланхолии и упадка, очень сдержанно и ограниченно узким кругом обобщений и абстракций. Частности и весь мир в целом обрисовываются как нечто очень неприятное, скупые на эмоции, четко выверенные мазки тушью черным по белому, являя презрение ко всем иным цветам, изображают грязное, ущербное, враждебное и т. д. То есть, минимализм этого жанра, который можно охарактеризовать как меланхолическую экзистенциальную драму, логически последовательно раскрывает превалирующее настроение и психологические установки, как художника, так и поклонников такого искусства. И диалектическая заслуга всего творчества Тарра и Туринской лошади как последнего элемента в этой цепи, что светило этого жанра выведено в зенит.

    Весь фильм поставлен в декорациях старого полуразвалившегося одинокого дома, стоящего посреди безжизненной пустынной местности, непрерывно продуваемой неистовым ветром. Игровой скелет фильма основан на повторении одних и тех же циклических сцен, совершаемых в лишенном не просто радости, но и самого ощущения жизни, действиях: одевания-раздевания, приготовления-поглощения пищи и т. д.

    Туринская лошадь минималистична не только декорациями, сценами и деятельностью в них, но также и персонажами. Их всего три: Ветер, отец и дочь/лошадь

    Дочь и лошадь персонажи настолько тесно обстоящие друг к другу, что порой можно задаться вопросом — разделял ли их автор или же это не более чем два проявления одной сущности. Главная черта дочери и лошади их угнетенное положение и подчиненность по отношению к главе семейства, внешняя слабость. Это главные страдальцы картины, ее боль и основное эмоциональное наполнение.

    Отец, глава семейства, суровый и черствый холодный тиран, олицетворение власти и внешней силы. Угнетатель дочери и лошади, на самом деле зависимый от них ничуть не меньше, чем они от него, и никак не менее слабый.

    Ветер — олицетворение безразличных и безучастных ко всему человеческому объективных законов. Всесокрушающая и все стирающая сила, не различающая слабых и сильных, угнетаемых и подчиненных, ноль в знаменателе отношений отец и дочь/лошадь.

    Также здесь следует заметить, что в фильме присутствует еще один персонаж, своеобразный посланник Ветра — безучастный докладчик Его воли.

    По меткому замечанию одного кинокритика, Туринская лошадь — это жизнь режиссера после Бога. В этом утверждения прослеживается явная ссылка на знаменитую афористичную фразу Ницше о том, что Бог умер. Действительно, кажется, что Бог в мире фильма действительно мертв, он оставил это ветреное пустынное пространство, в котором факт любой жизни и, в частности, жизни трех существ — отца, дочери и лошади является нелепейшим недоразумением и бессмысленным проклятием для них. А главная пронизывающая, а скорее продувающая все существо фильма сила — индифферентный Ветер, не Бог, а только его бездушная оболочка.

    Ницшеанские стремления к власти и силе, основе, делающей из человека подобие умершего Бога, заменяющего его, также нивелируются в Туринской лошади. Они изображаются не как проявления естественных природных гармонических потенций, своеобразного сконцентрированного на человеке поэтико-философского отражения естественного отбора, а как чудовищная бессмысленная и безжалостная ко всему сущему ошибка в механизме бытия.

    Однако, не смотря на общую пессимистичность фильма, его конец, который, разумеется, символичен и может быть истолкован по-разному, все же несет в себе дух катарсиса, а не бросает зрителя на произвол судьбы в бездну отчаяния.

    Туринская лошадь, как и все творчество Бела Тарра придется по душе далеко не всем. Особенную неприязнь оно может вызвать у любителей жизнеутверждающего начала. Ибо это философия отчуждения от жизни. Это поэзия тесного дна пересохшего колодца, в котором, тем не менее, открывается необъятная Вселенная еще одного проявления величия Человеческого.

    31 декабря 2012 | 03:04

    Сквозь призму шести дней жизни лошади, ее хозяина и его дочери после этого события, фильм повествует о судьбе мира, началом разрушения которого, по совпадению, стал день, когда Ницше увидел старую лошадь. Или, скорее, наоборот, Ницше медленно сходит с ума именно с того дня, когда мир начинает исчезать. Когда происходит анти-творение мира, шесть дней его исчезновения, в полном соответствии с обратной последовательностью творения, описанной в книге Бытия. И если в первый день начинает медленно умирать лошадь, то в последний день в полной тишине исчезает и свет.

    На протяжении всего фильма не покидает ощущение онтологической трагедии происходящего, и это ощущение нарастает по мере того, как один день в фильме сменяет другой.

    В этом фильме нет ни одного лишнего кадра, ни одного лишнего звука, ни одного лишнего слова… это безусловная метафизика, шедевр, который можно назвать уже не столько фильмом, сколько бытием на пленке, и если вообще возможна экзистенциальная онтология в кино, то этот фильм, на мой взгляд, есть предел ее воплощения.

    22 декабря 2012 | 04:32

    Создателями фильма, очевидно, разыгрывается Ницшевская тема смерти бога, довольно символической смерти. Безусловно, человеку, нисколько не знакомому с философией Ницше, будет скучно, он впадёт в пессимизм или и вовсе проклянёт этот фильм.

    Но обо всём по-порядку. Подобно тому, как в сказке кто-то кричит «А король-то голый!», так и Ницше кричит: «А человек-то полый!» То есть, человек пуст внутри, и сам по себе ничего не представляет без собственного стремления быть человеком. Наши герои из фильма как раз таковы, они не наполнены внутренним человеческим содержанием. Их жизнь практически ничем, в сущности, не отличается от жизни животного, а конкретно: от жизни их лошади. Без бога полый человек — ничто. Такова, наверное, одна из идей. Хотя, под богом Ницше понимал только основание их существования. То есть, заданный извне смысл их жизни. Если его нет — то смысла нет (а его нужно искать самостоятельно, а для этого нужно трудиться, а трудиться сложно, потому что человек ленив).

    Мне было легко смотреть фильм, потому что я не сопереживал героям как жертвам. Я видел в них лишь иллюстрацию полого человека по Ницше. Сосед, пришедший за паленкой откуда-то (не понятно при том, почему же он сосед, если, как очевидно, слишком далеко живёт) рассказывает о том, что города не стало, что люди сами виноваты, и что бог (или Бог) умер. Идея фильма такова, что если бог умер, значит, у людей больше нет понимания добра и зла, а если так, то их и самих нет. Вот они и исчезают. В то же время, у Ницше всё немножко по-другому: если бог умер, значит, да, нет добра и зла, но это ещё не всё. У него это, в свою очередь, означает, что нет чего-то такого, что может иметь к человеку намерения, а это значит, что нужно теперь действовать самим, проявлять свою волю, без глупой надежды, наполнять себя (смыслом, действием), стремясь стать сверхчеловеком (притом, не превозносящимся над другими, но превозносящимся исключительно над собой). А нам показывают людей, которые на это не способны. Безысходность во всём.

    В фильме один раз мелькают цыгане… Цыгане, конечно, предстают как злодеи, но они, по-крайней мере, живые персонажи. Пусть они наполнены разрушением и бессмысленным кутежом, но они НАПОЛНЕНЫ, они живые. Наши же герои цепляются на последнем издыхании за свою повседневность.

    Иногда сцены казались затянутыми. Казалось, что двумя минутами того, как крестьянин едет на своей лошадёнке в ветер, автор уже сказал всё, что необходимо, но он едет на ней ещё минуты три. И так весь фильм. Однако по завершению просмотра ясно, что именно эти затянутые сцены и создают пространство фильма, как огромный лес и длинная река создают ландшафт (вместо трех сосен и ручейка). В фильме же мир создан достаточно объемный, хоть и ограниченный территориально.

    Кажется, даже можно ощутить фильм почти физически: это вкус пыли, запах старых сухих листьев, уже давно бесцветных, а также холод надвигающейся пустоты.

    Обреченное «надо есть», сказанное отцом, как бы убеждающим самого себя в этом в одной из сцен, мне приглянулось особенно (подробнее — смотрите сами). Думают ли герои о чём-то? Пытаются ли осознать свое положение? Вероятно, нет, и в этом их ад. Они живут в аду, если за ад принимать дурную бесконечность. Но только, скорее всего, в фильме показан не конец Света вообще. Это индивидуальный конец света, и он страшнее, потому что в нём больше одиночества.

    9 из 10

    20 сентября 2015 | 12:57

    - Разве ты их не слышишь?
    - Кого?
    - Личинок древоточца не слышно. Я 58 лет их слышал. Но сейчас от них ни звука.
    - Правда, их больше не слышно. Что это значит, папа?
    - Я не знаю. Давай спать.


    В своем последнем фильме венгерский мастер длинных планов показывает нам шесть дней из жизни отца, дочери и их лошади. Эффект присутствия во время просмотра создается просто поразительный. После 2,5 часов, которые идет фильм, кажется, что провел все эти шесть дней там, с его героями. Хотя главными героями для меня стали не отец и не дочь, и даже не лошадь. Главный герой этого фильма — ветер. Это абсолютно бесполезно описывать — просто надо видеть.

    Сам автор определяет свое произведение, как «фильм о тяжести человеческого бытия». Однако к одной этой идее все не сводится — я уверен, что у каждого зрителя после просмотра возникнет много своих мыслей. Также мне кажется, что вместо мыслей может возникнуть и пустота. Разумеется, будут и недовольные, потому что четкого сюжета и развернутых диалогов здесь нет.

    Хочется сказать пару слов о технических деталях, благодаря которым этот фильм не смотришь, а практически живешь в нем. Во-первых, непрерывность действия — использовано всего 30 монтажных склеек. Во-вторых, отсутствие зума — приближение и отдаление всегда достигается только движением камеры. В-третьих, отсутствие искусственных декораций — специально построенный дом из старого камня и дерева, специально вырытый колодец, настоящая домашняя утварь, т. е. практически подлинный XIX век. Однако моя высокая оценка фильму даже не за это. Просто я никогда не видел, чтобы кто-нибудь еще так снимал ветер.

    10 из 10

    10 октября 2011 | 10:41

    "… всё из-за суждений человеческих. Ведь всё, к чему они прикасаются, — всё обесценивается. Добиваются — обесценивают, обесценивают — добиваются, или, если хочешь, скажу по-другому: касаются — обесценивают и тем самым добиваются, или касаются, добиваются и тем самым обесценивают…»

    После съемок бытийственной притчи «Туринская лошадь», венгерский Тарковский Бела Тарр ретируется из кинематографа с колючим свистом тленного ветра, разрушив до основания зловонный мир разложившихся душ. Удивительная способность Тарра заключается в мастерском применении магического гипноза, подталкивающего зрителя к отрешенному созерцанию черно-белых, не лишенных эстетичности циклических алгоритмов, не провоцируя при этом императивные позывы.

    На фоне пейзажа тревожной разобщенности и щемящей пустоты, вплетенным в общую ткань ритуальной аскетичной безысходности похоронным саундтреком, отец и дочь продолжают с покорной флегматичностью выполнять бытовые автоматизмы: одеваться, переодеваться, есть обжигающую пальцы вареную картошку, запрягать индифферентную коняшку, выпивать стандартную дозу палинки и в неистощимой бесконечности сливаться равнодушным взглядом с ажитированной бурей. Скорбное безмолвие прерывается лишь скоротечным ницшеанским монологом и эмоциональной разухабистостью проезжавших мимо цыган.

    Тарр уже не настолько молод, чтобы проводить основательную уборку при появлении в доме крыс. Он давно созрел до полного уничтожения кишащего тварями сооружения. Он достаточно мудр, чтобы верить в то, что в мире полном страданий возможно найти микроскопическое место для своего личного счастья, как и умен для банального голливудоподобного обнуления сложившейся системы, в которую человечество встроено маленькими пазлами, вошедшую в глобальную фазу своего проявления, нагло и без отдачи эксплуатируя жизненные ресурсы. Он бескомпромиссно опрокидывает замкнутый, наполненный огненной лавой мизантропический сосуд, с гипнотической невозмутимостью и дисфоричной вялотекучестью расщепляя живые формы.

    Мир подчиняется черным чудесам антихриста: метафизическая лошадь впадает в апатию, опустошается колодец, затихает мрачновато-алармистская буря, последний свист штурмового ветра прерывает мятежный танец ссохшейся мертвой листвы, пыльный туман проникает в одичало-дрожащие души, покорно оседая амиантовым осадком, гаснет свет, человек погружается в пропахшую сыростью могильную тьму, вакуумное бесчувствие, процесс смерти.

    21 июня 2015 | 00:20

    Последний фильм режиссера Бела Тарр навсегда останется культовым, пусть и не получит никакого всенародного признания.

    Данную философскую притчу о конце света и о вопросе человеческого существования (если хотите: о смысле жизни) критики легко бы могли назвать жалким претенциозным арт-хаусом, если бы не созданная сильнейшая атмосфера картины.

    Отключив атмосферу, фильм бы превратился в неудобоваримое нечто, в котором бы никто не захотел разгадывать символизм и пропитываться идеями автора.

    Атмосфера эта, которую я лично для себя считаю одной из самых сильных, которую когда-либо мне удалось ощутить в кино, основана на нескольких прекрасно исполненных элементах:

    1. Визуальное оформление — черно-белая картинка с прекрасно подобранными декорациями и неустанным бушующим ветром в виде ураганно-разлетающейся листвы и пыли.

    2. Музыка — одна шедевральная композиция Михая Вига, которая обволакивает все два с половиной часа картины, вовремя затихая и нарастая. Вершина тоскливости в хорошем смысле слова.

    3. Актерская игра — двух главных героев, отца и дочь, переживающих шестидневное уничтожение мира, играют малоизвестные актеры Янош Держи и Эрика Бок. Их игра, как и весь фильм, не представляет из себя нечто сложно сконструированное, но ей проникаешься и веришь.

    Говорить о лошади по кличке «Ричи» не хочется, все и так должны понимать, что играет она хорошо, иначе бы ничего не получилось и с фильмом в целом. Её задачи в плане актерской игры не поражают масштабами, но в те моменты когда от этого существа исходят удивительные по убедительности и силе эмоции, замираешь и испытываешь желание зааплодировать ей.

    4. Живая операторская работа — камеру здесь воспринимаешь как ещё одного героя, в фильме очень мало монтажных склеек и обычно камера беспрерывно очень долго сопровождает главных героев картины. Завораживающие, чувственные, специально очень затянутые планы и её очень сильные плавные полеты делают картину еще более изящной.

    «Туринская лошадь» пугает, вызывает страх и смущает. Её очень хочется бросить первые тридцать минут, но потом в неё затягивает окончательно и приходится «мучится», наблюдая за наверное самой сильно давящей картиной «конца»: конца света, конца жизни, без варианта с хэппи-эндом. Для кого-то это кино станет синонимом слова «скукота». Безысходность, жалкость существования и однообразие бытия. Кто-то скажет, что сия проблема не относится к нашему времени: у нас есть такие вещи как современные технологии и разнообразие развлечений. Но Бела Тарр говорит вовсе не об этом, а об увядании всего в целом, ошибочности мироустройства, болезни развития человечества, заводящей в тупик, о бессмысленности и обреченности.

    Персонаж-сосед, эффектно врывающийся посреди унылого бытия отца и дочери, толкает глубокую пессимистичную речь, а потом, забирая с собой фруктовую водку, уходит как призрак. Бела Тарр заканчивает свою карьеру, как бы говоря: «я пытался что-то показать, но в итоге всё сводится к этому», но на самом деле надеется, что кого-то его картина промотивирует на хоть что-то. И это правда: несогласие и борьба внутри себя — это естественные чувства, во время просмотра «Туринской лошади», которые должны возникать у человека, намеренного наслаждаться жизнью. Главное, не слишком поверить, что всё потеряно и выхода нет. Иначе можно закончить как герои картины или как Ницше, дань которому здесь отдана более чем достойная.

    «Туринская лошадь» радует и глубиной, и четкостью, и красотой, своей формы изложения: здесь сложно найти сцену, которая бы не наталкивала на какую-либо мысль, а то, насколько сильно впечатляют, использованные для внушения автором, приемы, каждый должен решить для себя сам. Кто-то сядет за фильм совсем не с тем настроем и ничего не увидит, а кто-то скажет что на Берлинском кинофестивале 2011 года всё сделали правильно.

    9 из 10

    12 января 2014 | 15:32

    Итак, дамы и господа, каким?

    По версии Джорджа Ромеро, тихим утром к Вам в дверь постучится Ваша умершая бабушка. По версии М. Найта Шьямалана, растениям в конце концов надоест господство в мире двуногой твари без перьев и они решат, что им пора самоаннигилироваться. По версии Дэнни Бойла, люди доиграются с экспериментами над животными и устроят себе весёлую жизнь через примерно месяц. Во всех этих случаях, в большому сожалению, человек всё-таки выпутывается и выживает.

    А по версии Бела Тарра, он не должен. Он должен слишком поздно заметить, что что-то не так и до последнего момента цепляться за свою повседневную жизнь.

    Фильм, на мой взгляд, совершенно жуткий. Жуткий всем — монотонностью действия, красками, звуками, ветром, картошкой, цыганскими проклятиями.

    Простой сюжет — глухое нелюдимое место, отец, дочь, лошадь, неизвестно откуда пришедший сосед с безумными речами (откуда он вообще взялся этот сосед — вокруг же куда ни кинь взгляд — одна степь?!), каждый день одно и то же, но каждый день что-то неуловимо другое. То исчезают привычные звуки, то картошка кажется менее вкусной чем обычно. А потом перемены становятся катастрофическими — исчезает вода, огонь, ветер, а что с этим делать человек представления не имеет. И бежать ему некуда — везде то же самое, а точнее — везде ничего нет.

    Может быть, это некая аллегория судьбы человечества — исчезнет вода, топливо, воздух будет загрязнён настолько, что нечем станет дышать? А человек будет до последнего хвататься за свой быт, поскольку изменить ничего уже не способен.

    Нет, ладно, давай спать!

    27 марта 2012 | 07:33

    Это фильм другой, другого такого, даже на подобие, нет в мире. Поэтому, советую посмотреть, потому что такого вы не видели.

    Обычно, мне нравятся фильмы глубокие и при первом осмыслении кажется, что это именно глубокий фильм. Но, это созидательный фильм. Он не претендует ни на что, подобно миру в самом фильме.

    Мне почему то сложно писать рецензию к этому фильму. Мне кажется, я не достаточна умна для него, хотя все понимаю.

    Еще сделала, в который раз, вывод о человеке и смысле его существования. Смысл человек придумал себе сам, деятельность человек придумал себе сам, так как бездействие возвращает тебя в темные мысли и к суровой реальности — «а че делать то? А зачем я здесь? Ай, ладно, делать нечего, пойду хоть картошку поем.»

    Этот взгляд со стороны на нашу жизнь отрезвляет, но потом снова наступают дела.

    Я наблюдала за жизнью отца и дочки, потом возвращалась к своей жизни и выдыхала: слава Богу у меня есть интернет, есть рестораны, гулянки, книги, кинотеатры. Слава Богу я могу забыться во всех этих делах. Но даже имея эти дела, моя интуиция подсказывает мне, что когда-нибудь и мне наскучит все это, как героям фильма наскучила картошка. Но, слава Богу, у нас прогресс, мир не стоит на месте и возможно люди придумают новые развлечения. Люди еще те сказочники.

    26 марта 2012 | 16:18

    Смотреть было непросто не столько из-за длительности, сколько из-за отсутствия динамики сюжета. Здесь как раз в полной мере проявляется одна из главных идей Ницше о вечном возвращении:

    жизнь, как она есть, — без смысла, без цели, но возвращающаяся неизбежно, без заключительного «ничто»: «вечный возврат».

    Подтверждая эту мысль, герои весь фильм занимаются однообразными повторяющимися вещами: одеваются, носят воду, варят и едят картошку (одна картофелина в день — меню, на которое стоило бы обратить внимание завсегдатаям мак-доналдсов), пьют палинку.

    Постоянный ветер, черно-серые тона и депрессивная мелодия задают тон всей картине. Единственными яркими пятнами на этом фоне становятся приход соседа и визит цыган, оставивших героине Библию, зачитавшей из нее отрывок. Библия вспоминается и раньше: повествование поделено на 6 дней, что позволяет провести определенную аналогию с созданием мира, но только зеркальную, ибо в фильме мир не создается, а уничтожается. Лошадь отказывается принимать пищу и воду, затем и вода в колодце исчезает. Финалом становится исчезновение света. А ведь цыгане звали героиню на край света — в Америку!

    Но куда уж там… Отец с дочерью так и остаются в своей хижине. Без воды. С картошкой, которую они «должны есть», но героиня заражается безразличием и апатией лошади. Ей ничего не хочется, словно все уже было. Хотя точнее сказать, что ничего не было, а главное — и не будет.

    Смысл жизни человек придает самостоятельно, видимо смысл весь в этом и есть: ставить цель, идти вперед, а не по кругу. Иногда только смерть может вырвать из этого круговорота, но в данном случае она осмысленней жизни, ведь персонажи просто с у щ е с т в у ю т, а не живут.

    Стоит смотреть в качестве противоядия от бездействия, пассивности и лени.

    8 июля 2012 | 04:27

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>