всё о любом фильме:

Туринская лошадь

A torinói ló
год
страна
слоган-
режиссерБела Тарр, Агнеш Храницки
сценарийЛасло Краснахоркаи, Бела Тарр
продюсерМартин Хагеман, Джульетт Лепутр, Мари-Пьер Масиа, ...
операторФред Келемен
композиторМихай Виг
художникЛасло Райк
монтажАгнеш Храницки
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Франция  15.1 тыс.,    Венгрия  5 тыс.,    Португалия  4.3 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время146 мин. / 02:26
Номинации (1):
В 1889 году на улице итальянского города Турина случилось странное происшествие. Кучер хлестал кнутом свою старую лошадь, которая отказывалась тронуться с места. Неожиданно к повозке подбежал хорошо одетый господин с пышными усами и обнял животное за шею, при этом горько зарыдав. Это был не кто иной, как всемирно известный философ Фридрих Ницше. Его с трудом увели от лошади, а когда привели домой, выяснилось, что он не в себе. Ницше поместили в лечебницу для душевнобольных, где он провел остаток жизни…

Но что же случилось с лошадью и ее хозяином? Об этом и расскажет фильм.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.80 (9699)
ожидание: 91% (220)
Рейтинг кинокритиков
в мире
88%
45 + 6 = 51
8.1
в России
63%
5 + 3 = 8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 02:28
    все трейлеры

    файл добавилAbleAction

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 101 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм тяжелый. Особенно для не подготовленных к арт хаусу как к таковому. Это да это так. Но как снят. Черно белые краски жизни, «похоронная» музыка, минимализм во всем, задержка кадра на объекте, в меню только картошка в мундире, серые крестьяне и снаружи и внутри себя. Писали, что фильм о безысходности. Я так не думаю. Что авторы этого фильма хотели нам сказать? О трудной жизни крестьян в 19 веке? Да нет же. В средневековье куда было тяжелее жить. А за такие речи о Боге и Богах можно было загреметь на костер. Ведь не просто так фильм поделен на шесть дней.

    За шесть дней Господь построил наш мир на сколько нам всем известно из первоисточника. Причем построен поэтапно. В фильме мы видим картину с точностью до наоборот. Сначала пропадают насекомые. Потом лошадь отказывается везти повозку. Затем приходит человек и говорит, что город уже весь разрушен и ведет беседу о Боге и Богах которых нет и не было. Но хозяин дома с ним не соглашается — т. е. пытается бороться со всем происходящим. Причем одной рукой. Потом исчезает вода — источник жизни. Потом возвращение домой — ибо идти некуда, цели в жизни больше нет. И наконец — конец света. Хозяин последний раз пытается побороться со «всем этим» произнося «надо есть». Это чисто философский фильм. И великий Ницше нам об этом намекает.

    11 из 10.

    6 сентября 2012 | 23:26

    Создателями фильма, очевидно, разыгрывается Ницшевская тема смерти бога, довольно символической смерти. Безусловно, человеку, нисколько не знакомому с философией Ницше, будет скучно, он впадёт в пессимизм или и вовсе проклянёт этот фильм.

    Но обо всём по-порядку. Подобно тому, как в сказке кто-то кричит «А король-то голый!», так и Ницше кричит: «А человек-то полый!» То есть, человек пуст внутри, и сам по себе ничего не представляет без собственного стремления быть человеком. Наши герои из фильма как раз таковы, они не наполнены внутренним человеческим содержанием. Их жизнь практически ничем, в сущности, не отличается от жизни животного, а конкретно: от жизни их лошади. Без бога полый человек — ничто. Такова, наверное, одна из идей. Хотя, под богом Ницше понимал только основание их существования. То есть, заданный извне смысл их жизни. Если его нет — то смысла нет (а его нужно искать самостоятельно, а для этого нужно трудиться, а трудиться сложно, потому что человек ленив).

    Мне было легко смотреть фильм, потому что я не сопереживал героям как жертвам. Я видел в них лишь иллюстрацию полого человека по Ницше. Сосед, пришедший за паленкой откуда-то (не понятно при том, почему же он сосед, если, как очевидно, слишком далеко живёт) рассказывает о том, что города не стало, что люди сами виноваты, и что бог (или Бог) умер. Идея фильма такова, что если бог умер, значит, у людей больше нет понимания добра и зла, а если так, то их и самих нет. Вот они и исчезают. В то же время, у Ницше всё немножко по-другому: если бог умер, значит, да, нет добра и зла, но это ещё не всё. У него это, в свою очередь, означает, что нет чего-то такого, что может иметь к человеку намерения, а это значит, что нужно теперь действовать самим, проявлять свою волю, без глупой надежды, наполнять себя (смыслом, действием), стремясь стать сверхчеловеком (притом, не превозносящимся над другими, но превозносящимся исключительно над собой). А нам показывают людей, которые на это не способны. Безысходность во всём.

    В фильме один раз мелькают цыгане… Цыгане, конечно, предстают как злодеи, но они, по-крайней мере, живые персонажи. Пусть они наполнены разрушением и бессмысленным кутежом, но они НАПОЛНЕНЫ, они живые. Наши же герои цепляются на последнем издыхании за свою повседневность.

    Иногда сцены казались затянутыми. Казалось, что двумя минутами того, как крестьянин едет на своей лошадёнке в ветер, автор уже сказал всё, что необходимо, но он едет на ней ещё минуты три. И так весь фильм. Однако по завершению просмотра ясно, что именно эти затянутые сцены и создают пространство фильма, как огромный лес и длинная река создают ландшафт (вместо трех сосен и ручейка). В фильме же мир создан достаточно объемный, хоть и ограниченный территориально.

    Кажется, даже можно ощутить фильм почти физически: это вкус пыли, запах старых сухих листьев, уже давно бесцветных, а также холод надвигающейся пустоты.

    Обреченное «надо есть», сказанное отцом, как бы убеждающим самого себя в этом в одной из сцен, мне приглянулось особенно (подробнее — смотрите сами). Думают ли герои о чём-то? Пытаются ли осознать свое положение? Вероятно, нет, и в этом их ад. Они живут в аду, если за ад принимать дурную бесконечность. Но только, скорее всего, в фильме показан не конец Света вообще. Это индивидуальный конец света, и он страшнее, потому что в нём больше одиночества.

    9 из 10

    20 сентября 2015 | 12:57

    Еще один фильм снятый творческим венгерским тандемом Белла Тарр и Агнес Храницкий снова продемонстрировал особый взгляд на мир. Как и в предыдущих фильмах несмотря на не маленький хронометраж и малую динамику что -то удерживает возле экрана. И посмотрев фильм без раздумий не обойтись. И лишь осмыслив все, поймешь что именно скрывалось за увиденными рутинными простыми действиями.

    Итак, отчего же разрыдался Ницше и что же стало с лошадью?

    Лошадь помня побои, но зная свое место, добрела домой, везя хозяина, вынужденного жить, преодолевая трудности, которые обеспечены ему парализованной рукой и не дружелюбной окружающей средой. А дома их встретила дочь, обязанная изо дня в день кормить лошадь, одевать отца, топить печь, варить картошку. Изо дня в день одно и тоже. Лишь условия жизни становятся жесче и жестче. Ветер дует все ожесточеннее, однажды исчезнет вода, потом свет. Как реагировать на происходящее? Снова подыматься, снова есть, снова пытаться выбраться?А зачем?

    На седьмой день дочь поняла то, что почувствовала лошадь и осознал Ницше, то что за стопкой сказал забредший гость:весь мир унижен, все что мы делаем, мы скорее обречены делать и совершаем под давлением, нежели по желанию и велению сердца, повторяем изо дня в день до неизбежного конца, когда для каждого из нас гаснет свет.

    Вот такая умная не веселая философская притча получилась у венгерских режиссеров. И как всегда с ними и в этой картине их любимые актеры:Михай Кормош и Януш Держи. Но этот черно-серый фильм захватывает внимание скорее не актерской игрой, а замыслом и фирменной манерой съемки

    9 из 10

    10 октября 2011 | 19:11

    Смотреть было непросто не столько из-за длительности, сколько из-за отсутствия динамики сюжета. Здесь как раз в полной мере проявляется одна из главных идей Ницше о вечном возвращении:

    жизнь, как она есть, — без смысла, без цели, но возвращающаяся неизбежно, без заключительного «ничто»: «вечный возврат».

    Подтверждая эту мысль, герои весь фильм занимаются однообразными повторяющимися вещами: одеваются, носят воду, варят и едят картошку (одна картофелина в день — меню, на которое стоило бы обратить внимание завсегдатаям мак-доналдсов), пьют палинку.

    Постоянный ветер, черно-серые тона и депрессивная мелодия задают тон всей картине. Единственными яркими пятнами на этом фоне становятся приход соседа и визит цыган, оставивших героине Библию, зачитавшей из нее отрывок. Библия вспоминается и раньше: повествование поделено на 6 дней, что позволяет провести определенную аналогию с созданием мира, но только зеркальную, ибо в фильме мир не создается, а уничтожается. Лошадь отказывается принимать пищу и воду, затем и вода в колодце исчезает. Финалом становится исчезновение света. А ведь цыгане звали героиню на край света — в Америку!

    Но куда уж там… Отец с дочерью так и остаются в своей хижине. Без воды. С картошкой, которую они «должны есть», но героиня заражается безразличием и апатией лошади. Ей ничего не хочется, словно все уже было. Хотя точнее сказать, что ничего не было, а главное — и не будет.

    Смысл жизни человек придает самостоятельно, видимо смысл весь в этом и есть: ставить цель, идти вперед, а не по кругу. Иногда только смерть может вырвать из этого круговорота, но в данном случае она осмысленней жизни, ведь персонажи просто с у щ е с т в у ю т, а не живут.

    Стоит смотреть в качестве противоядия от бездействия, пассивности и лени.

    8 июля 2012 | 04:27

    Все-таки главная проблема современного авторского кино заключается в том, что у режиссеров осталось очень мало свежих идей. Куда ни глянь, везде наблюдаешь сугубо фестивальное кино доморощенных «последователей» Бергмана, Тарковского и прочих великих. Причем каждый из них пытается сделать что-то креативное, просто далеко не всегда это смотрится как зрелое и убедительное произведение. Хотя, разумеется, есть исключения.

    Самое радикальное из них вышло 20 лет назад — черно-белое «Сатанинское танго» венгерского режиссера Белы Тарра. Это почти восьмичасовое сошествие в рутинный человеческий ад, сопровождающееся сложнейшей работой оператора и минималистичной музыкой Михая Вига. Неожиданно это делает кино безумно красивым и гипнотичным при всей его грязи и безысходности. Но речь все же идет о последней работе Тарра, которую сложно назвать серьезным откровением после «Сатанинского танго», но все же… я поймал себя на мысли, что авторское кино совершенно не обязано быть оригинальным — оно должно быть искренним, целостным и воздействующим. И «Туринская лошадь» — один из немногих представителей именно такого кинематографа.

    Во-первых, если не знаешь года создания этого фильма, то его можно смело принять за творение 50-ых или 60-ых. Второй раз убеждаюсь, что самые виртуозные стилизации под черно-белое кино принадлежат именно Тарру. Стилистически и тематически фильм может вызвать ассоциации с «Белой лентой» Ханеке (роскошный фильм ведь!), но даже ему чертовски далеко до этой потрясающей кинематографической мощи, которую иногда так хочется ощутить на большом экране. Кстати, смотреть на большом экране фильм вполне можно — режиссер ограничивается вполне адекватными 150-ю минутами. Надо сказать, это делает фильм еще более ёмким и еще более воздействующим.

    Режиссер создал свою маленькую вселенную, дико фактурную, ни на что не похожую, напрочь вырванную из контекста нормального земного существования. Словно органичное завершение библейских сюжетов, эта вселенная неумолимо угасает на протяжении шести дней… гнетущая повседневность и нравственный тупик героев способствуют этому. Надо сказать, фильм мог запросто скатиться в заунывную сельскую драму, если бы не потрясающе выстроенные длинные планы, каждый кадр которых пропитан магией упадка. Поэтому знаменитая фраза Ницше «Бог умер» вполне может сойти за основную мысль фильма.

    Да и вообще, тема подобного духовного апокалипсиса успела стать ключевой у многих культовых режиссеров, но лучше Белы Тарра и Вернера Херцога ее не раскрыл никто. В творчестве обоих режиссеров одним из главных героев становится пейзаж, и всем своим существованием он олицетворяет медленное вымирание человеческой цивилизации. Но если Херцог пытается уловить побольше ярких моментов, увидеть мир во всем его многообразии и красоте перед неминуемым крахом, то Тарр куда более пессиместичен. Кажется, что все его черно-белое творчество направлено к единственной возможной развязке — ко дню, когда Бог либо умрет, либо окончательно покинет наше заблудшее человечество.

    26 марта 2014 | 02:28

    По культуре, в культе кино, как-то говорили, что Бела Тарр — один из тех режиссеров, которые снимают кино для самих себя. Посмотрев туринскую лошадь, я полностью это осознал. Мне так и не удалось понять венгерский арт-хаус. Несмотря на то, что киношная тусовка, наградила режиссера различными призами, думаю большинство людей потратят время впустую, за просмотром этой работы.

    Опять же, уже достало ожидание какого-то апокалипсиса, на ровном месте и депрессивное нагнетание, на протяжении всего фильма. Подобные настроения стали визитными карточками большого количества артовых режиссеров(мудисоны, фон триеры и прочие). Я наоборот склонен полагать, что не за горами светлая эпоха, когда у людей произойдет переосмысление ценностей. Поэтому принципиально не разделяю мрачную бытовуху, подкрепленную не глубоким мистицизмом.

    Отдельно хотелось бы отметить, что хотя действие происходит не в самом зажиточном сельском доме, но все таки современном для 19 века, главные герои почему-то едят руками. Что это за бред?

    18 марта 2012 | 22:27

    Оставаясь верен себе, Бела Тарр в своем последнем фильме представляет сплошную трагедию человеческого бытия, поглощающую и распыляющую наше сознание. Сюжет развивается вокруг мифической истории о Фридрихе Ницше, который становиться свидетелем жесткого избиения лошади. Он со слезами на глазах бросается жалеть животное. Жестокий факт вандализма глубоко поразил чувствительного философа, и тот замолчал на одиннадцать лет. После этого эпизода Ницше окончательно тронулся рассудком. Несмотря на это, в эпицентре ленты осталась только лошадь и ее владелец, а история и персона Ницше передвинулись за границы кадра.

    Практически во всех фильмах Бела Тарра присутствует тема апокалипсиса, конца света, самосвертывания сущего, а потому «Туринская лошадь» органично вписывается в этот эсхатологический ряд. Существенно ни стиль, ни форма не изменились: перед нами один и тот же фильм, который Тарр последовательно и уверенно снимает на протяжении многих лет. Каждый элемент, движение, взгляд и пейзаж указывает на то, что мир конечен, на его бессмысленность и самодеструкцию. Ощущение конца усугубляется с каждым днем. Герои собирают вещи, выходят, идут за горизонт и возвращаются, потому что за холмами, за чертой ничего нет. Пустота заставляет вернуться к предыдущему состоянию бытия, которое все больше сжимается небытием. Фигура Фридриха Ницше, не будучи в эпицентре истории, является важным смысловым толчком и намеком на безумство, смерть и абсурд. Немецкий философ в некотором роде является Альтер-эго Тарра, который также устает от бесконечных попыток что-то объяснить людям (и в то же время с помощью объяснения понять себя), а потому оставляет мир — уходит в молчание. Впрочем, молчание для режиссера — это не объект рефлексии как, например, в одноименном фильме Ингмара Бергмана. Бела Тарру достаточно указать на горизонт небытия, намекнуть на ростки смерти в каждом элементе мира, не теряя при этом связность и статику последнего.

    Возможно, именно демонстративный жест отстранения от антропологии отталкивает от картин Тарра, ибо мы не знаем, как оперировать пространством культуры, где уже нет человеческого. «Туринская лошадь» может быть отдельной планетой, где перестают расти деревья, течь реки и сооружаться дома. Наверное, поэтому персонажам нечего сказать друг другу, их просто ничего не объединяет. Мир Бела Тарра — это черная дыра, которая поглощает абсолютно все вокруг, упуская любые дифференциации и градации. Единственный вопрос, который осторожно возникает после просмотра ленты — а что же дальше?

    8 из 10

    21 января 2012 | 20:59

    - Разве ты их не слышишь?
    - Кого?
    - Личинок древоточца не слышно. Я 58 лет их слышал. Но сейчас от них ни звука.
    - Правда, их больше не слышно. Что это значит, папа?
    - Я не знаю. Давай спать.


    В своем последнем фильме венгерский мастер длинных планов показывает нам шесть дней из жизни отца, дочери и их лошади. Эффект присутствия во время просмотра создается просто поразительный. После 2,5 часов, которые идет фильм, кажется, что провел все эти шесть дней там, с его героями. Хотя главными героями для меня стали не отец и не дочь, и даже не лошадь. Главный герой этого фильма — ветер. Это абсолютно бесполезно описывать — просто надо видеть.

    Сам автор определяет свое произведение, как «фильм о тяжести человеческого бытия». Однако к одной этой идее все не сводится — я уверен, что у каждого зрителя после просмотра возникнет много своих мыслей. Также мне кажется, что вместо мыслей может возникнуть и пустота. Разумеется, будут и недовольные, потому что четкого сюжета и развернутых диалогов здесь нет.

    Хочется сказать пару слов о технических деталях, благодаря которым этот фильм не смотришь, а практически живешь в нем. Во-первых, непрерывность действия — использовано всего 30 монтажных склеек. Во-вторых, отсутствие зума — приближение и отдаление всегда достигается только движением камеры. В-третьих, отсутствие искусственных декораций — специально построенный дом из старого камня и дерева, специально вырытый колодец, настоящая домашняя утварь, т. е. практически подлинный XIX век. Однако моя высокая оценка фильму даже не за это. Просто я никогда не видел, чтобы кто-нибудь еще так снимал ветер.

    10 из 10

    10 октября 2011 | 10:41

    Одна-единственная фраза может передать мою грусть: ее ставят обычно в конце описания, повествующего о паломничестве героя к местам прежней любви или былой славы, вот эта фраза: «…и он заплакал…». Ж. Жене

    Выключите свет. Абстрагируйтесь от внешнего мира. Два с половиной часа, шесть дней и целая жизнь ждут вас впереди, но будьте осторожны: настоящее Тарра может поглотить вас, вы медленно погрузитесь в затхлое болото выброшенных на поверхность останков давно ушедшей старины и, кто знает, может быть вам…понравится?

    В вышеприведенной фразе Жан Жене выразил суть человеческой жизни, ее смысл и чаяния — любовь и слава. Каждый человек хочет быть любим и каждый хочет реализовать свои амбиции. Но Бела Тарр жесток. Ни любви, былой ли настоящей, в киноленте нет, как, впрочем, и ушедшей славы. Есть только жизнь, изначальная ее форма, жизнь априори — это попытка выжить. Как бы парадоксально не звучало, выживание — это негласное правило, которое человек выполняет с самого появления на свет. Печально? Нет, эта мысль просто убийственна.

    В своей последней киноленте венгерский мэтр показывает жизнь отца и дочери, а также единственной помощи на их пути — старой лошади. Тарр намеренно не указывает время и место действия, подчеркивая тем самым их незначительность по отношению к величию жизни. На первый взгляд можно сказать, что идеей «Туринской лошади» есть визуализация сложности существования человека «на дне». Бедные люди — отец и дочь — находятся на грани выживания, у них нет ничего — ни любви, ни славы, ни куска хлеба.

    Шесть дней, шесть блеклых и унылых суток представляет пред зрителями Бела Тарр. Самый долгий день — первый, он изначально являет собой всю безрадостность человеческого существования. С каждым следующим часы сокращаются, ветер становится все более остервенелым, а мир… Мир умер. Сам режиссер говорит, что «это фильм о смертности, и родился он из глубокой боли…» — это далеко не ирония, и чем больнее человеку, тем ближе Апокалипсис. Сплетение религиозных мотивов и свидетельства о ницшеантстве, противопоставление жизни и смерти, а также глубокая метафоризация в киноленте Белы Тарра «Туринская Лошадь» нацелены на представление только одной простой цели, и эта цель до пресловутой боли проста: невыносимая тяжесть бытия.

    P.S. «Хочешь знать, в чем смысл жизни? Но его стоит поискать, поискать в самых узких и отвратных закоулках — там, где продают счастье…»

    23 ноября 2012 | 20:59

    Итак, дамы и господа, каким?

    По версии Джорджа Ромеро, тихим утром к Вам в дверь постучится Ваша умершая бабушка. По версии М. Найта Шьямалана, растениям в конце концов надоест господство в мире двуногой твари без перьев и они решат, что им пора самоаннигилироваться. По версии Дэнни Бойла, люди доиграются с экспериментами над животными и устроят себе весёлую жизнь через примерно месяц. Во всех этих случаях, в большому сожалению, человек всё-таки выпутывается и выживает.

    А по версии Бела Тарра, он не должен. Он должен слишком поздно заметить, что что-то не так и до последнего момента цепляться за свою повседневную жизнь.

    Фильм, на мой взгляд, совершенно жуткий. Жуткий всем — монотонностью действия, красками, звуками, ветром, картошкой, цыганскими проклятиями.

    Простой сюжет — глухое нелюдимое место, отец, дочь, лошадь, неизвестно откуда пришедший сосед с безумными речами (откуда он вообще взялся этот сосед — вокруг же куда ни кинь взгляд — одна степь?!), каждый день одно и то же, но каждый день что-то неуловимо другое. То исчезают привычные звуки, то картошка кажется менее вкусной чем обычно. А потом перемены становятся катастрофическими — исчезает вода, огонь, ветер, а что с этим делать человек представления не имеет. И бежать ему некуда — везде то же самое, а точнее — везде ничего нет.

    Может быть, это некая аллегория судьбы человечества — исчезнет вода, топливо, воздух будет загрязнён настолько, что нечем станет дышать? А человек будет до последнего хвататься за свой быт, поскольку изменить ничего уже не способен.

    Нет, ладно, давай спать!

    27 марта 2012 | 07:33

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>