всё о любом фильме:

Мельница и крест

Mlyn i krzyz
год
страна
слоган«Behind every great painting lies an even greater story»
режиссерЛех Маевски
сценарийМайкл Френсис Гибсон, Лех Маевски
продюсерЛех Маевски, Марек Бачик, Кшиштоф Борс, ...
операторЛех Маевски, Адам Сикора
композиторЛех Маевски, Юзеф Скшек
художникМарсель Славиньский, Катажина Собанска-Стрзалковска, Станислав Порчжик, ...
монтажЛех Маевски, Норберт Рудзик
жанр драма, история, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  72.7 тыс.,    Польша  51.9 тыс.,    Италия  29 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время92 мин. / 01:32
В основе фильма — написанный в 1564 году Питером Брейгелем шедевр «Путь на Голгофу», созданный на сюжет Страстей Христовых. Картина Леха Маевского представляет собой фантазию на тему судеб десяти персонажей, которых можно увидеть на знаменитом полотне (в их числе — Дева Мария), самого Питера Брейгеля и антверпенского купца, коллекционера предметов искусства Николоса Йонгелинка, по заказу которого художником было создано несколько картин.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.90 (2962)
ожидание: 83% (79)
Рейтинг кинокритиков
в мире
78%
32 + 9 = 41
7.4
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 01:55
    все трейлеры

    файл добавилvic1976

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 45 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Этот фильм польского режиссера Леха Маевски удивителен уже тем, что представляет собой будто бы ожившую картину — шедевр Питера Брейгеля «Путь на Голгофу», написанный в 1564 году. Изначально пытающийся «войти» в картину, фильм, можно сказать, блестяще реконструирует ее мир — а за одно время и нравы современников живописца. Не знаешь даже, что отметить в первую очередь — поистине великолепную операторскую работу, актерские работы или режиссуру Леха Маевски.

    Питер Брейгель старший — один из главных художников Северного Ренессанса, во многом «выросший» на картинах великого живописца Иеронима Босха; автор таких картин, как «Вавилонская башня», «Морской бой в гавани» и многих других. В фильме художника играет Рутгер Хауэр, знаменитый актер, кстати, соотечественник Брейгеля. Можно сказать, что он замечательно воплотил образ художника (если посмотреть на автопортрет Брегеля, можно даже найти общие черты, но речь не столько о внешности).

    Также в фильме второплановую роль играет Шарлота Ремплинг. На эту актрису, кажется, приятно смотреть в любой роли, данный фильм — не исключение.

    Из ранних работ Леха Маевски можно было увидеть лишь «Евангелие от Гарри», очень малоизвестный фильм, даже не смотря на присутствие Вигго Мортенсена в главной роли. Это единственный кинофильм режиссера, который удалось найти. В нем можно обнаружить много пересечений с «Мельницей…», можно даже сказать, что в этих двух фильмах, снятых с промежутком в 17 лет, прослеживается развитие киноязыка режиссера — это признак автора.

    Фильм почти бессловесен; большую часть хронометража на экране предстают ожившие персонажи картины, показан их быт, крестьянская жизнь, а так же то, как у Брейгеля, наблюдавшего за ними, рождался замысел полотна. Сам художник объясняет смысл некоторых элементов картины: слева (откуда несется крест — смысловой центр тщательно сбалансированной «паутины» Брейгеля) — светлое небо, круг жизни — стены города; справа (куда несется крест) — мрачный ландшафт, круг смерти — кольцо зевак вокруг места казни.

    И, конечно, Мельница — этому объекту в фильме придается огромное значение. В общих планах почти с любого ракурса в кадре видна мельница, причем точно такая же, как на картине (как и другие элементы запечатленного пейзажа), только движущаяся — фильм вообще визуально очень точно воспроизводит картину. Мельница показана даже изнутри — массивные механизмы, отбрасывающие тени на неустанно следящего за всем мельника. Кстати, важно то, что переосмысляющей, казалось бы, всю мировую историю фигурой здесь является сакральная фигура Мельника. Он смотрит на все происходящее, в частности, на Несение креста с головокружительной высоты Мельницы. Практически неразличимый на оригинальной картине, здесь Мельник играет одну из главных ролей в разворачивающемся действе.

    Фильм врывается в картину, а потом спокойно покидает ее. Своеобразный постскриптум — кадры самой картины в Венском музее истории искусств. Отдаляющаяся камера будто возвращает зрителя в реальный мир.

    Вердикт. Этот фильм — искусство во всех смыслах этого слова.

    14 октября 2011 | 20:40

    Признаться, к моменту просмотра этого фильма я была совершенно не готова к тому, что увижу. И это несмотря на то, что поразить меня продуктом кинопроизводства на основе художественной живописи было трудно: первое, что приходит на ум — Куросава со своими «Снами» и Вебберовская «Девушка с жемчужной сережкой».

    Первые полчаса я вообще недоумевала по поводу того, зачем вообще нужно было искать фильм с оригинальной аудиодорожкой: мне казалось, что даже в «Чайке по имени Джонатан Ливингстон» слов больше. Ты слышишь всё, что угодно — шум ветра, топот копыт, возню детей, скрип дверей, квохтанье домашней птицы… — всё, кроме человеческой речи. С первых же минут впадаешь в заданный ритм, неспешный, словно ход застывающего времени, но при этом напряженный, как еле уловимый гул в небе перед грозой. Вообще, появляется ощущение, будто находишься в каком-то дурдоме, где люди, словно тени, существуют под воздействием медикаментов. Но что-то не дает руке взять пульт и остановить происходящее. И это что-то — совершенная эстетическая красота на экране. Мозг, словно парализованный, нисколько не спешит прекратить это тихое безобразие, это безмолвное сумасшествие только по одной причине — глаза под угрозой расстрела отказываются подчиняться мозгу. И мозгу, как органу вполне себе здравомыслящему, сие абсолютно ясно.

    Представьте себе, что вы зашли в музей. Не пошли в музей на экскурсию, а по воле доброго волшебника дождливой осенней ночью забрели в художественный музей, так, погреться и переждать дождь. Волшебник тут обязателен, ибо кто вас пустит в музей ночью, не правда ли? Ну так вот, вы ходите по пустым, тихим залам в полумраке, слышите только эхо собственных шагов и вдруг картины на стенах начинают оживать. Они не говорят, но каждая рассказывает свою историю. И одна такая история полностью захватывает вас, захватывает настолько, что вы не в состоянии пошевелиться и уж тем более уйти. Вы просто не можете уйти, даже если уже утро и дождь закончился, даже если охранник настойчиво вас просит об этом — вам нужно, почему-то просто необходимо дослушать и досмотреть эту историю до конца. Эта история банальна: она о том, как пекут хлеб, растят детей и пасут скот; и она вечна, потому как показывает, что такое человек в своей жертвенности, жестокости, любви, доброте, алчности… о том, какова природа его, которая не меняется на протяжении тысячелетий. Эту историю вы знаете наизусть, она по факту библейская, но она по-прежнему не отпускает вас, потому что по сути она — о вас.

    Передать визуальное удовольствие от просмотра этой работы очень трудно, так как удовольствие это несоизмеримо с моими скромными способностями к описанию. Каждый кадр хочется остановить и разглядывать. Лица, костюмы — всё как-будто сошло с полотен шестнадцатого века. И после просмотра очень непросто войти в обычный ритм жизни. Даже оглянувшись вокруг себя, не сразу понимаешь, что вернулся во времени вперед. Этот фильм может нравится или не нравится, его кто-то поймет или не поймет, или поймет не до конца, но вряд ли кого-то он оставит равнодушным. Более того, такого рода картины надо пересматривать, хотя бы раз в пять лет, и уж точно показывать детям, достигшим определенного возраста, для всеобщего развития.

    10 из 10

    4 июня 2015 | 17:12

    «Мельница и крест» отнюдь не первая картина, в которой живопись представлена в кинематографической ипостаси. Например, Куросава в своих «Снах», снятых уже более 20 лет назад использовал картину «Вороны над пшеничным полем» Ван Гога. Однако построение цельного драматического сюжета на основе картины — это эксперимент, мимо которого сложно пройти мимо. Вдохнуть жизнь в сердца статичных персонажей и вложить речь в уста немых — задача архисложная. Но справился ли с ней Лех Маевски?

    Несложно догадаться, какими критериями при выборе картины для своего эксперимента руководствовался польский режиссер. Перенасыщенные деталями, изобилующие метафорами полотна фламандских живописцев XV-XVI веков как будто специально созданы для экранизаций. Количеству взаимосвязанных сюжетных линий, которые можно проследить на работах художников северного Возрождения позавидовал бы и сам Алехандро Гонсалес Иньярриту.

    «Путь на Голгофу» — одна из крупнейших и наиболее насыщенных деталями работ Питера Брейгеля-старшего. Взяв за основу, на первый взгляд, избитый и крайне простой библейский сюжет, Брейгель искусно вплетает в него персонажей собственной эпохи, заставляя взглянуть на столь знакомую историю под совершенно другим углом. Красные одеяния римских легионеров при ближайшем рассмотрении оказываются мундирами испанских завоевателей, да и одежда людей из толпы выдает в них современников Брейгеля. Однако, художник ставит во главу угла все же не страдания своего угнетенного народа, а тему, в злободневности которой не приходится сомневаться и сегодня — тему безразличия к чужой доле. Придавленный к земле непосильной тяжестью креста Иисус, хоть и расположен строго по центру композиции, оказывается совершенно незаметен на фоне других, вроде бы малозначительных персонажей и событий. Тем самым Брейгель (а вместе с ним и Маевски) констатирует печальный факт — по-настоящему значительные события эпохи всегда ускользают от человеческого внимания.

    Но вернемся непосредственно к киноленте. Лех Маевски очень кропотливо и дотошно воссоздает мир эпохи Брейгеля, уделяя внимание мельчайшим деталям. Например, девушка, прикладывающая хлеб к голому животу исполняет важную фламандскую традицию той эпохи, символизирующую ожидание и желанность беременности. Другой пример — во фламандских домах существовало правило — порог дома всегда должен быть чист, как бы ни было грязно внутри. И у Маевского мы видим постоянно надраивающих пороги домов женщин. Однако, в его дотошности нет и доли школярства — Маевски копает глубже, и демонстрирует он это, блестяще используя приемы самого же Брейгеля, чтобы донести до нас суть его полотна. Лицо Христа — главного действующего лица картины мы увидим лишь раз и то мельком, в самом конце фильма.

    Визуально картина близка к совершенству, изумительная компьютерная графика в сочетании с плавным ходом цифровой камеры завораживает. Синтез творения художника эпохи Возрождения и художников современности, создавших из его картины объемный мир, не может не восхищать.

    Но оставим восторги по поводу аутентичности эпохи и визуальных решений в картине Маевского. Что же в сухом остатке? Большая часть сюжетных линий, заявленных режиссером, получает так мало времени в кадре, что невольно возникает вопрос — а зачем они в принципе нужны. При этом Маевски сознательно избегает диалогов, тем самым как бы ограничивая свое вмешательство в творчество Брейгеля визуальной составляющей. Единственный диалог в фильме по сути происходит между Брейгелем и Йонгелинком — заказчиком картины. Остальные персонажи в фильме и вовсе молчаливы, за исключением Девы Марии, чьи монологи чуть более чем совершенно банальны и предсказуемы.

    Драматургия все же оказалась принесена в жертву прозе, и фильму Леха Маевского стоит отвести почетное место в пантеоне славы документальных лент об искусстве, потому как собственная художественная ценность его неотделима от художественной ценности первоисточника.

    Вердикт: эксперимент не удался, но его результат более чем заслуживает внимания.

    18 ноября 2012 | 23:39

    На дворе уже октябрь. На сегодня в России успели пройти премьеры новых фильмов таких мэтров как: Терренс Малик, Ларс фон Триер, Педро Альмодовар. И говоря на чистоту — кино они сняли может и неплохое, но как минимум уступающее их же предыдущим работам. Куда интереснее на этом фоне смотрится фильм малоизвестного польского режиссера Леха Маевского…

    «Мельница и крест» — самый «другой» фильм 2011 года.

    Замечательная, на мой взгляд, идея пришла в голову Маевского. И ещё более замечательно что эту идею он достаточно конструктивно реализовал. Фильм получился медленным, спокойным, размеренным, передающим всю атмосферу эпохи Средневековья, как и сама картина Питера Брейгеля. Благодаря «Мельнице» мы имеем возможность полностью проникнуться в шедевр мировой живописи вышедшей из под кисти одного нидерландца в далеком 1564 году.

    Режиссер с особой скрупулезностью, посредством фильма, рассказывает о своём представлении картины Брейгеля — «Путь на Голгофу», о судьбах некоторых людей запечатленных на ней, делится своими мыслями по поводу увиденного. Честно сказать я и подумать не мог, что можно в течении полутора часов рассказывать о какой-либо картине, при этом поддерживая некоторый интерес у слушателя. Маевскому это удалось. Вот так здесь соединяются два таких наипопулярнейших вида искусства как живопись и кинематограф.

    Кроме необычности сего фильма, хочется также отметить и актеров. Хорошо смотрится голландец Рутгер Хауэр, который за свою кинокарьеру сыграл в стольких различных амплуа, что кажется багаж его возможностей неисчерпаем. И в этом фильме он в очередной раз подтверждает это. Запомнился в фильме и Майкл Йорк. Вообще благодаря воссозданной атмосфере, все детали в фильме смотрятся на высоком уровне.

    «Мельница и крест» конечно не самое зрелищное кино, даже скорее скучное, но оно сильно отличается от всего что показывают сейчас. Плюс фильм позволяет немного культурно обогатится, и это хорошо. Поэтому, думается, посмотреть его всё же стоит, и тем более в сегодняшнем засилие не самых качественных американских кинофильмов на наших экранах.

    Стоит отметить, что этот фильм на русский язык не озвучивался и показывают его у нас в стране только с титрами в ограниченном прокате. Так что добраться до него не так и просто. Но всё же, при удачном случае, советую посмотреть, пусть даже и на английском — слов там немного и при малейшем знании языка всё можно будет понять. А вообще думается такой фильм в будущем сам плавно перекочует к нам, на телеканал «Культура».

    После фильма буду немного по-другому смотреть на картины в музеях.

    7 из 10

    9 октября 2011 | 11:58

    Очень медитативный фильм. Я несколько раз чуть не уснул. Правда, по медлительности и нудности фильм Маевского не смог превзойти «Смерть мастера чайной церемонии», но это была серьезная заявка на победу. И это при том, что оба фильма я считаю хорошими.

    «Мельница и крест» на самом деле не скучное кино, а довольно интересное. Просто ритм его настолько медленный, что к нему нужно привыкнуть. Эффект ожившей картинки сделан чрезвычайно искусно. Большую часть фильма мы видим бытовые сценки, редко нарушаемые разговорами. Потому в фильме сюжета нет, только череда таких сценок, которые как разрозненный пазлы зрителю нужно самому собрать воедино.

    Собственно, пересказывать содержание бессмысленно. Посмотрите картину Брейгеля Ст. «Путь на Голгофу» — вот вам и сюжет. Казнь Христа глазами простых людей из толпы. Но это описание фильма весьма поверхностное. Мне даже сложно сказать про что фильм. Или это про Фландрию в Иудее, или про Иудею во Фландрии, или про фламандцев, играющих в I в., или про иудеев в костюмах XVI в.? То ли это плод воображения художника, то ли правдивое изображение действительности в завуалированной форме. А может это про то, что история со Спасителем повторяется из века в век, меняя лишь декорации. Фактически нам показали мир картины, нарисованной Брейгелем, и логику нужно искать только в рамках этой картины (в прямом и переносном смысле.

    Какую же мысль режиссер хотел донести до нас? На мой взгляд, центральный смысл заключается в том, что даже со смертью Спасителя жизнь продолжается. Детишки всё так же играют и устраивают возню, мужики лапают баб, младенцев нужно кормить, а корову доить, а хлеб печь. Потому жернова мельницы всё так же вертятся и им всё равно кого казнили, Спасителя или простого мужика. А народ всё равно через день будет петь и танцевать свои простые и примитивные танцы. Очень по Брейгелю, как мне кажется. А если это и не так, то смысл показанного всё равно надо искать в творчестве художника.

    26 октября 2011 | 00:02

    Этот момент и есть самый лучший в фильме: творец выше создателя. Великий художник заставляет играть по своим правилам самого Господа Бога, сделав его своим персонажем. Великий художник останавливает время; великий художник живёт вне времени.

    Увы, до эпизода остановки мельницы прочие эпизоды кино не дотягивают. Не связанные каким-либо внятным сюжетом, они рассыпаются на разрозненные (иногда очень красивые) картинки невнятного, лишённого накала визуального повествования. Действительно впечатляющие десять или пятнадцать минут фильма — и остальное время как пролонгированное индульгирование режиссёра, не сумевшего показать трагедию — он же, в соавторстве, сценарист, не сумевший создать хороший сценарий. Фильм несёт смысловую нагрузку немногим большую, чем трейлер к нему — а завораживает, в своей затянутости, куда меньше.

    И всё же фильм запоминается — замечательной работой художников и костюмеров и, конечно же, Брейгелем-Хауэром. Великий голландец сыграл великого голландца. Немного усталый, с прозрачным, потаённо лукавым взглядом, устремлённым в вечность, являющийся зрителю мимолётным призраком в заляпанной красками шапке, — именно так должен выглядеть творец.

    Подводя итог:

    Режиссёрская работа — 3;
    Сценарий — 4;
    Операторская работа — 5;
    Костюмы и декорации — 9;
    Питер Брейгель — 10;
    Рутгер Хауэр — 10.

    6,8(3) из 10

    7 декабря 2011 | 18:08

    Я вообще ни разу не смотрел экранизаций картин и даже представить не мог, что изображение с холста можно перенести на киноплёнку. Оказывается, если проявить изрядную долю фантазии, то можно. Что и сделал польский режиссёр Лех Маевски, сняв «Мельницу и крест».

    Основой фильма послужила знаменитая картина Питера Брейгеля «Путь на Голгофу». На работе художника изображено около сотни людей, из которых режиссёр взял порядка десятка (самые выдающиеся персонажи) и попытался их «оживить», пофантазировать на тему того, что было с этими людьми до момента запечатления, чем они жили и что чувствовали. Также показан сам художник, рисующий на протяжении фильма картину и размышляющий о том, кого и где лучше расположить. Брейгеля в фильме сыграл небезызвестный Рутгер Хауэр, которого я никак не ожидал увидеть в серьёзном фильме после его роли в трэшевом «Бомже с дробовиком».

    Очень понравилась стилистика, в которой снят «Мельница и крест» — объёмные замершие персонажи и как бы нарисованный красками фон. Смотрится это великолепно. Конечно же, нельзя не отметить и то, насколько подробно снята жизнь персонажей с момента их пробуждения и до того момента, в который они запечатлены на картине. Ведь это было вполне будничное утро и все занимались своими обычными делами, никто даже думать не мог о том, что попадёт на холст. Но художник решил, что именно эти люди и должны присутствовать.

    Этот фильм заставил меня, человека, абсолютно равнодушного к живописи, пересмотреть все картины Брейгеля. Мне кажется, что это что-то да значит. Например, что фильм удался и заслуживает оценки

    8 из 10

    26 октября 2011 | 08:22

    Тысячи и тысячи людей посещают миллионы музеев и выставочных залов мира, кто-то ради эстетического удовольствия, кто-то просто ради знакомства с произведениями искусства самых знаменитых художников мира. Однако мало, кто когда-либо задумывался над героями этих картин. Взял ли их художник из головы, сочинил ли он их в совеем воображении, или все-таки картина может быть основана на реальных событиях? Одной из таких картин стало полотно, принадлежащее руке нидерландского художника Питера Брейгеля, с необычным названием «Путь на Голгофу», герои которого нашли свои буквальное воплощение в кинофильме польского режиссера Леха Маевского «Мельница и крест».

    Сюжет

    Сюжет фильма представляет собой фантазийное представление судеб героев картины, включая самого художника Питера Брейгеля, который становится не только автором, но и невольным свидетелем событий, запечатленных позже на полотне.

    Игра актеров

    Честно говоря, для меня представляет особую трудность судить об игре актеров конкретно в этом фильме, поскольку как таковой игры в картине не было. Можно выделить только три персонажа, на которых было остановлено внимание. Во-первых, это сам Питер Брейгель в исполнении Рутгера Хауэра. Откровенно, я никогда не симпатизировал этому актеру, однако именно благодаря нему кино стало более ярким. Шарлотта Ремплинг, исполнившая роль Марии, матери «Христа», не продемонстрировала особой игры. Если Рутгер Хауэр мог сказать что-нибудь в кадре, то голос Ремплинг мы можем услышать исключительно за кадром.

    Режиссура

    Вне всякого сомнения, картина «Мельница и крест» — это кино на любителя. Ни каждый сможет выдержать полуторачасовое действие. Режиссер Лех Маевский не ставил изначальной задачей ввести ряд параллельных сюжетных линий. Да, мы видим жизнь героев картины, но мы видим не интригу, а обыденную жизнь жителей средневековых Нидерландов с их бытом, привычками и образом жизни.

    Сценарий

    Сложно сказать, с какой степенью сценаристы консультировались с историками. Можно лишь отметить, что зрителю предстанет возможность увидеть жизнь нидерландцев под властью испанцев. Так, например, запомнился момент, в котором несчастного жителя по неясным причинами испанские солдаты до полусмерти избивают на виду у его жены, а затем привязывают к колесу на столбе. Еще впечатлили эпизоды с крестьянкой, которая вынуждена одна воспитывать несколько детей.

    Работа оператора и визуальные эффекты

    Я посчитал не упускать из виду эти две детали фильма, так как они произвели необычное художественное составляющее. Операторы сам Лех Маевски и Адам Сикора снимали кино под строго фронтальными ракурсами на фоне нарисованного пейзажа. Тем самым создавалось впечатление, что герои еще чуть-чуть и станут героями картины, слившись с этим пейзажем.

    Итог

    Еще раз повторю, что «Мельница и крест» — это специфическое кино, и примет его не каждый зритель. Если его и относить к какому-либо жанру, то скорее к научно-популярной картине, нежели художественной. Таким образом, все, кто предпочитают просмотр классических артхаусов, то обязательно посмотрите это кино.

    22 мая 2013 | 01:35

    Помните те великолепные заставки от телеканала «Культура», где шедевры мировой живописи оживали и становились на несколько мгновений живыми?

    Так вот поляк Лех Маевски решил сделать что-то подобное, но уже на полтора часа. Получилась крайне занимательная штука: по крайней мере, если вы не впечатлительны к диктатуре средневековья (а не впечатлительных к диктатуре, судя по результатам выборов в России, у нас большинство), то вы получите хорошую полуторачасовую экскурсию у одной картины венского художественно-исторического музея.

    Самое потрясающее в этой истории — это проникновение в то, с какой кропотливостью можно и нужно подходить сегодня к искусству. Взять даже историю мельника — не поленитесь, найдите репродукцию картины «Несение креста» Брейгеля в интернете в большом разрешении (хотя бы 8 МПкс), а теперь внимательно присмотритесь к мельнице на скале. Видите мельника на краю скалы? Плохо видите? Он там есть, честно-честно. Так вот, это один из ключевых персонажей фильма «Мельница и крест», персонаж, который за собой скрывает загадку нашего бытия. Как это удалось Маевски? Как это удалось Брейгелю? Думаю, что каждый найдет свой личный ответ после просмотра «Мельницы и креста»…

    8 из 10

    24 сентября 2011 | 22:52

    Behind every great painting lies an even greater story» или «За каждой великой картиной лежит еще большая история» — так гласит слоган фильма «Мельница и Крест». Действительно, сюжет, положенный в основу картины Питера Брейгеля «Путь на Голгофу» является одной из самых судьбоносных в мировой истории (кто не знает, Голгофа — это холм, на котором был распят Иисус Христос). Это маленькое человеческое действо, вызвало мощнейший резонанс в мире, определив на веки судьбы многих людей. Но Лех Маевски, считает по-другому: в своем фильме он утверждает, что это событие не явилось судьбоносным, что люди, так же как и ранее — забудут его, продолжат увязать в трясине будней, будут петь и танцевать. Помнить будут лишь близкие люди, будет помнить история.

    Фильм пропитан большим количеством символов и отсылок к истокам христианской веры. Некоторые откровенно бросаются в глаза, другие едва примечательны. Именно это, на первый взгляд, не аккуратное нагромождение, которое запутывает разум и способствует появлению общей картины. Не понятность сменяется осознанием, вопросы сменяются ответами.

    Произведение Маевски действительно можно считать анализом картины. Автор пытается расшифровать каждого изображенного героя, погружая зрителя не только внутрь картины, но и внутрь каждого персонажа, но и здесь делает это своеобразно — нет диалогов, раскрывающих сущность, есть только действо, ведь любуясь картиной этому нет места.

    Это фантазия, очень смелая фантазия, ибо был большой риск ошибиться, сделать все приторно, поэтому перед просмотром имели место сомнения. Всем колебаниям не осталось места по окончанию просмотра — предположения автора, относительно героев имею место. Невольно задаешься вопросом, действительно, а может так оно все, и было. Не было места серости, лишь красочность и сочность.

    Итог: стоящий просмотра фильм. Фильм — поэтичный, атмосферный и даже не смотря на то, что в нем большую роль играет религия — он ничего не утверждает и ничего не отрицает.

    8 из 10

    14 ноября 2012 | 02:54

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>