всё о любом фильме:

Полеты во сне и наяву

год
страна
слоган-
режиссерРоман Балаян
сценарийВиктор Мережко
директор фильмаОлег Пикерский
операторВилен Калюта
композиторВадим Храпачёв
художникВиталий Волынский, Н. Пастушенко, Евгений Питенин
монтажЕлена Лукашенко
жанр драма, ... слова
зрители
СССР  6.4 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время86 мин. / 01:26
Накануне своего сорокалетия герой фильма пытается подвести итоги прожитых лет. Увы: он подводит их, а они подводят его. Ничто не приносит ему удовлетворения и счастья: ни любящая жена, ни юная любовница, ни друзья, ни работа…
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Балаян рассказывал, что во время съемок «Полетов во сне и наяву» на площадке звучала музыка из фильма «Восемь с половиной» — целью режиссера было создание такого же настроения.
    • В фильме вместо Янковского поначалу должен был сниматься Никита Михалков.

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Труднее всего, как выясняется, определить жанр этой ленты, которой уже исполнилось четверть века, и тогдашним сорокалетним создателям и героям ныне-то вообще под семьдесят. Картина работавшего на студии имени Александра Довженко и мало кому ведомого режиссёра Романа Балаяна (хотя на его счёту были такие необычные экранизации классики, как «Каштанка» по повести Антона Чехова и «Бирюк» по рассказу Ивана Тургенева) сразу была воспринята как история поколения, лирическая исповедь «лишних людей» 80-х годов XX века, причём именно в момент «расцвета застоя». (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 32 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Эту картину я очень люблю. Все в ней мне нравится: и режиссер, и великолепные актеры, и атмосфера, особая атмосфера. Там, где сценарист Виктор Мережко, не может быть посредственно.

    Снимается фильм. В огороженное пространство на улице случайно вбегает человек и именно этот человек станет героем фильма.

    Молодым снятся сны, в которых они летают. Со временем у большинства эти сны проходят, но Сергей их до сих пор видит. Он привык к своему внешнему виду(свитер, джинсы),он просрочил свой возраст — не заметил ту черту, которая отделяет молодость от зрелости. Он по, сути, еще ребенок, он так и не повзрослел. Его существование превратилось в игру, в нескончаемое представление. В нем все условно, все готово к перемене декораций. Для него все легко и просто. Он ничего не берет в голову.

    Ссора с женой, обман сослуживцев, легкомысленные выходки стали его каждодневной необходимостью. Защищаясь от серых будней, этот «баловень судьбы» искренен и притворен одновременно. Он и забавляется, и втягивает в свои безобидные, как ему кажется, забавы других. В нем как будто сломался какой-то механизм взросления и нарушена логика человеческого становления. Это своего рода сопротивление среде: у него это стало игрой во время игры, но в этой игре отсутствуют чувства, у него нет привязанностей, нет опоры, все оборачивается пустотой и тоской.

    Так и происходит деформация личности, во всяком случае, режиссер показал нам неординарный характер своего героя.

    Олег Янковский идеально раскрыл характер своего персонажа: артистичность, обаяние, легкость, непосредственность, ирония — все дано в пропорции. Поэтому, тем и ценен фильм для зрителя.

    27 ноября 2011 | 14:31

    В своё время советские кинокритики окрестили фильм декадентским, упадническим, совершенно противоестественным реалиям жизни. По-моему, они не верили сами себе. Картина получилась даже слишком убедительной. Потому как людей, похожих на главного героя, можно представить себе без всякого напряга. Даже представлять не надо — они были и есть во множестве воплощений, люди, не имеющие никаких целей в жизни, мающиеся от безделья и досаждающие всем вокруг, превращая свою тоску в бесшабашность. Советская критика, наверное, учуяла здесь очернение нашей действительности, но тема, затронутая в фильме, гораздо более общая и глубокая, и пусть речь идёт только об одном человеке, но таким может стать (а может быть, и есть уже кто-то) любой из представленных персонажей.

    Это тема присутствия в данном мире. Цельности, направленности, устроенности своей жизни, желания или нежелания каких-то перемен. И речь не о бедняках, бомжах или немощных, речь в данном случае о тех, кто может, но ничего не хочет противопоставить обстоятельствам, потому что им буквально всё неинтересно.

    Неглупый человек с высшим образованием, имеющий семью, какие-то навыки, наверное, друзей, мечется изо дня в день по городу, как подросток, убегая от себя и обманывая других. И дело не в унылости провинциальных будней. Просто в 40 лет уже должна быть какая-то основательность, пусть и обременительные, но какие-то занятия, обязанности само собой. В 40 лет не должен быть потерянным, растерянным, убогим. Любить свой дом, жену, растить детей, по крайней мере — теперь уже не право, а необходимость, коль решил когда-то стать семейным человеком. Но дни проходят, годы летят, а просвета не видно. Душа в потёмках, люди непонятны. Литература, музыка, театр, рыбалка, спорт, какое-то хобби, наконец, — ничего этого нет. Есть автомобиль, который он одалживает у старой знакомой и водит по доверенности, и… какой-то непонятный сон, который был придуман, дабы оправдаться перед самим собой в своей полной опустошённости.

    Что это? Какая такая скука? Что за кризис среднего возраста у творчески развитой личности? Такие вопросы, помнится, я прочитал в одной из рецензий на страницах какой-то газеты, когда фильм вышел в прокат. Но автор, в сущности, был прав, озадаченный странным отсутствием всяких интересов к бытию у главного героя (подразумевая, правда, что все личности в стране были обязательно творчески развитыми). Нахамить, обмануть, завестись, даже нарываясь на грубость, постоянно пребывая в состоянии поиска приключений — это всё в порядке вещей, заполнение времени какой-то пустой суетой с явными признаками инфантилизма. Однако человек должен понимать, что для того чтобы прожить долгую счастливую жизнь, надо всё-таки пристать однажды к какому-либо берегу. Чувство неудовлетворённости не имеет свойства проходить само собой. Он несостоятелен ни в чём, но то ли обманывает себя постоянно, веря, что сам он и есть такая вот безболезненная шалость, такой вот тип личности, то ли надеется, что стать разумным и серьёзным совсем просто, это он всегда успеет, а пока можно покуражиться, поскольку жизнь ещё совсем не кувырком. Но чем дальше, тем больше его «милые» шутки становятся понятными только ему одному, а перспективы мрачного одиночества становятся всё более реальными.

    8 из 10

    14 ноября 2010 | 20:30

    Казалось бы, фильм с таким актерским ансамблем просто не может не понравиться, не влюбить в себя раз и навсегда. Просто математически даже. А вот…

    Не соврать, осилил его до конца только с 3 попытки. Из принципа. И то, кажется, в серединке мальца вздремнул. А всё почему? Нереально скучно! Просто безумие какое-то!

    Я вообще не понимаю, о чем эта картина. Ни грамма! Ей богу, была даже надежда на «аннотацию» к фильму на его страничке. Увы, общие слова. С одной стороны, хорошо — выходит, ничего не пропустил, с другой — плохо — картина «ни о чем». Зачем, спрашивается, смотреть?

    Может, просто время уже не то? Да нет, вряд ли. Нынче вон тоже полным-полно тех, про кого можно сказать «потерял себя». Наверное, проблема в другом. Это, так называемая, личная актуальность. По принципу: «кто не был — то будет (здесь эта часть не применяется, ибо не факт), кто был (вот это то, что надо) — не забудет». Кино для, условно выражаясь, собраний анонимных алкоголиков. Сели, посмотрели, обсудили, каждый своё вспомнил, рассказал, опять обсудили и т. д. Не пропала даром картина.

    А нормальным людям такое смотреть как-то… Незачем, наверное. Потому что кроме как классическое «С жиру беситесь! Довели ребенка до паранойи!» ничего в голову не приходит. Куда бы деться! Бедный ты бедный! Всё-то у тебя есть и всё-то тебе мало! «Папе скучно!» И все забегали, засуетились сразу. Человек погибает! Спасать товарища надо! Ты, дескать, лучше сам того, но выручи! А зачем?! Кому он такой нужен? Какой от него прок? Об этом, надо полагать, не подумали. Некогда. Вдруг не успеем! Очень похвально! Гуманизм, милосердие и иже с ними. Эмоции. «Мне это неинтерэсно!», как говорила героиня И. Стрелковой-Оболдиной в «Докторе Живаго», когда у главных героев начиналось выяснение семейных отношений.

    А сыграно хорошо — тут не поспоришь. С чего начали, как говорится, к тому и возвращаемся. Цикл. К счастью, не всегда еще убедительность формы определяет содержание.

    5 из 10

    24 ноября 2009 | 20:55

    Обычно я рассказываю первые полчаса фильма после чего перехожу к всякому другому, но в данном случае так не получится. Лучше я вам сразу расскажу о чём там речь.

    Центральный персонаж — малолетний идиот, несмотря на то, что ему 40 лет. Самый натуральный мальчишка, который с детства купался в излишнем внимании женщин. Купался-то он купался, однако повзрослеть забыл. И вот ему 40 лет, а ничего в жизни не сделано. Его однокурсник уже какой-никакой, но начальник, его старый друг уже отдал дочку замуж, а у Сергея (именно так зовут главного персонажа) всего-то однокомнатная квартира, машина по доверенности, совсем маленькая дочка и куча долгов по всему городу.

    У него даже поведение как у 15-летнего. Увидел лыжников — побежал их догонять. Увидел велосипедистов — побежал их обгонять. Увидел воров — побежал пресекать правонарушение. Попал на съёмочную площадку — давай всем мешать. А когда всё надоело — сел в товарный поезд и уехал. Хорошо!

    Только заканчивается всё грустно. Внутренний ребёнок отказывается верить, что снаружи ему 40 лет. Через это у Сергея начинается когнитивный диссонанс с последующей истерией и клоунадой — не хватает только крика «Хочу домой, к маме».

    Многие рецензии на этот фильм гласят, что режиссёр снял гимн целому поколению. Честно говоря, в 80-ых не жил, но почему-то не верится что к этой эпохе в стране скопилось целое поколение вот таких вот идиотов. Если рецензенты правы, то оказывается, что все городские люди 1940-1945 годов рождения — беспомощные подростки, поголовно несчастные и ненужные. Не верю.

    Но если смотреть с другой стороны, то фильм, несомненно, хорош. Есть у него хорошая педагогическая составляющая. Если этот фильм показать человеку 18-22 лет и сказать «посмотри что с тобой будет, если не возьмёшься за ум», то можно добиться определённых положительных результатов. Ну и, конечно, актёры хороши — сейчас таких нет.

    22 августа 2010 | 21:12

    Янковский, конечно же, сыграл Янковского, какую бы фамилию ему не приписали в титрах — Макаров, Мюнхгаузен, Брагин (Влюблён по собственному желанию), Некрасов из «Служили два товарища» или Волшебник из «Обыкновенного Чуда». Сыграл человека «не от мира сего», каковым он и был по жизни.

    Макаров бежит от матери, «с которой не виделся 5 лет», а в итоге в стогу сена свернулся в эмбриональную позу и плакал как ребенок. В 40 лет, когда за душой ничего, остается только один родной человек — мать.

    И еще музыка Храпачева. Она пронизывает весь фильм, вызывая мурашки по телу, создавая особую атмосферу. Контрастируя на фоне шлягеров тех лет, звучащих в фильме, она то и дело возвращает тебя в твои «40 лет», возвращает к той двери, от которой главный герой все время пытается убежать, но в итоге должен-таки войти в нее.

    Фильм однозначно шедевр!

    2 июля 2013 | 22:57

    Коля любит Ларису, Лариса любит Серёжу, Серёжа вроде как любит Алису, Алиса вроде как любит своего друга.

    «А что собственно случилось?», — спрашивает ещё один персонаж, который тоже вроде как заинтересован в Ларисе, когда Лариса поцеловала Серёжу на глазах у всей честной компании. «Трудно сказать», — честно ответила Лариса.

    Вот так же трудно честно сказать, о чём же всё-таки фильм.

    Главный герой — Сергей Макаров — «клоун», «подонок», «дурак дураком», которому через три дня сорок лет, а в ассортименте — нелюбимая работа, нелюбимая жена, и нелюбимая любовница. Он утверждает, что обе женщины ему одинаково близки и одинаково дороги, и проблема заключается только в том, что с первой его ничего не связывает, кроме долга, а со второй — всё, кроме долга.

    Но вот как-то интуитивно предчувствуешь, что ни с первой, ни со второй не будет ему счастья. Потому что не каждый человек создан для счастья. Некоторые — исключительно для полётов.

    Макаров — прожженный циник, который врёт на каждом шагу. Когда ему нужно сбежать с работы к любовнице, выдумывает несусветную историю про старенькую, худенькую мать, которую якобы нужно встретить на вокзале, которая якобы приехала к сыну на юбилей. Вы только вдумайтесь — врать про старенькую, худенькую мать… И ему не стыдно. «А вам не бывает стыдно?» — вызывающе парирует герой обществу. Конечно бывает. Но зачем же так упрямо совершать поступки, за которые определённо будет стыдно?

    Но Макарову похоже просто нравится, когда ему стыдно. И самое интересное, что при всём этом своем «подонстве», он нравится обществу — тому, которое окружает его в фильме, да и реальному — советскому и постсоветскому — которое считает этот фильм культовым.

    Нравится, потому что при всём своем «подонстве» Макаров обаятельный, привлекательный, в джинсах и растянутом свитере. Потому что не такой, как все. Нету ему места ни в семье, ни на работе, а, значит, и нигде. Такой вот неуместный человек. А кому не приходилось переживать подобную неуместность… Вот и жалко его, как самого себя бывает жалко, когда такая неуместность накатит — хоть в сорок, хоть в двадцать три. Бывает.

    Но одно дело, когда это — состояние, а другое — когда стиль жизни. И вот в этом случае героя уже и обаяние не спасает. И никаких чувств, кроме раздражения, он уже не вызывает. Надо как-то определяться: работа не нравится — меняй, жена не устраивает — иди к любовнице, любовница не подходит — найди другую. Но Макаров предпочитает зарыться в стогу сена. Он не хочет действовать. Это его путь.

    Возможно, таким вот бездействием герой и подкупает зрителя — особенно по части треугольника муж-жена-любовница. Потому как многие и многие семьи переживали, переживают и будут переживать подобные сюжеты. И зачастую мужчина в них ведёт себя идентично Макарову: бездействует. И можно представить себе, сколько женщин после просмотра фильма подумало: «Вот бедненький мой. Как же ему тяжело. Ведь со мной его связывает ВСЁ кроме долга…». О чём подумала другая «сторона баррикад», лучше и не предполагать… И что с этим всем делать? А зачастую никто ничего и не делает, предпочитая жить в своем персональном аду.

    Возможно, создатели фильма не предполагали акцентов на эту семейную драматургию, предпочитая вывести своего героя на другой уровень — такого себе социального отщепенца, неприспособленца, такого себе Живаго, который задохнулся от нехватки свободы и т. д. И скорее всего это уже некая киноаудитория возвела Макарова в культ героев поколения 70-х, подвела события фильма под конец брежневской эпохи «застоя» — потому что там, видите ли, песни Леонтьева играют. А какие там должны быть песни — Армстронга что ли?

    Но, похоже, сам Балаян меньше всего заинтересован в выискивании каких-то псевдосакральных подтекстов в своем произведении. Роман Гургенович сам с улыбкой вспоминает трактовку одного эпизода учеником профессора семиотики Юрия Лотмана. А именно кадры, где Макаров бежит по полю в кроссовках с красной подошвой: «Критик писал: «Это не просто подошвы — это красные подошвы. Потому что у него горит земля под ногами!». А я вспоминаю, как на площадке орал на реквизитора: «Дура, ты что, не могла найти обувь с нормальными подошвами?!»

    Нисколько не умаляю достоинств этого фильма — он на самом деле очень хорош — с тонкой атмосферой, фантастической игрой фантастических актёров. Но меня лично постигло светлое разочарование. Не люблю истории про слабых мужчин.

    20 января 2012 | 19:38

    ЧудноЕ ощущение от фильма — какой-то сюр. Как будто все это сон.

    Сон, в котором не пронизывает, нет, но обволакивает человеческая тоска по смыслу.

    Сергею нужен вызов. А его нет. В стране благополучно. Война не идет. Даже большой грандиозной стройки и то нет. Зато есть работа. Не пыльная, еще и не уволят. Жена есть, ребенок. Все здоровы. Может, дерево посадить? Ну посадит, а дальше что? В стране уже не было той идеи, ради которой хотелось делать что-то большое и великое. И не было этой идеи и у самого Сергея. И это его личная трагедия. Он в какой-то момент поплыл по течению, его все устраивало, все комфортно. Он сам принял эти правила. А, получилось, себе разменял и мечется теперь — нелюбимая жена, нелюбимая любовница, нелюбимая работа, нелюбимая подруга, дочь — вроде как все же любимая, да и мать.

    Что его может выдернуть из душевного болота? Сильное потрясение. Что-такое, которое бы всколыхнуло его мысли и сбило весь шум с них. Но в фильме нет потрясений — лишь легкая рябь. Ничего такого, чтобы выбило его с колеи.

    Мне жаль Сергея. Многие люди, если не все, проходят через подобное. В какой-то момент ты понимаешь, что едешь не в своем поезде или в своем, но проехал свою станцию. Что ж делать то… а выйти и пересесть придется. Рано или поздно. Хорошо тем, у кого есть рядом близкие люди, которые все поймут, простят и поверят в тебя. Для Сергея — это его мать, но до нее в этой истории он так и не доехал…

    10 февраля 2012 | 15:24

    Шедевр Романа Балаяна «Полёты во сне и наяву» (1982), вошедший в список лучших российских фильмов, по мнению гильдии киноведов и кинокритиков РФ.

    «Полёты во сне и наяву» — как «Осенний марафон» (Данелия), только расположенный на более глубоких, даже можно сказать более интеллектуальных, кинематографических пластах. Картина о потерянных людях и обществе в целом, как семя одуванчика под натиском ветра, перемещающегося от одного пристанища к другому и назад. Безликое, серое, пустое, прожившее достаточно бессмысленного времени, так и не найдя себе места, оставаясь навеки потерянным, будто находясь в безвременье.

    «Полеты во сне и наяву» — как одна из лучших ролей Олега Янковского и совершенно типажных, но, тем не менее, безупречных ролей Гурченко, Табакова и молодого Меньшикова.

    «Полёты во сне и наяву» — как очередной чувственный, отчасти метафизический, меланхоличный, экзистенциальный шедевр советского кинематографа, надолго оставляющий в памяти, ярко вычерченные, образы героев.

    22 августа 2013 | 18:12

    Потрясающая картина! Осмелюсь дать ему альтернативное название «Серость». В нем не надо искать логику, да и возрастного кризиса там тоже нет. Фильм о заурядности окружающего мира незаурядного человека, о том, как душит все вокруг и нет прежней радости и хмель не доставляет веселье и женщины опостылели. Что ж мне очень понятны поступки героя, тоже безумно раздражает формула: «Уснул-проснулся, уснул-проснулся — Новый год!». Ответить на главный вопрос «Что же теперь делать дальше?» должен каждый сам за себя и, как и героя Янковского утешить в этом поможет разве что мама.

    13 мая 2010 | 07:25

    Не секрет, что если копнуть советский кинематограф чуть глубже всего лежащего на поверхности, то можно наткнуться на удивительные его образцы. Ведь сложно поверить в то, что в 70-х Герман-старший создал военную ленту, где на полном серьезе сделал героем бывшего власовца. А в 80-ых Данелия под видом грустных сказок, может быть, сам того не подозревая, отвесил Стране Советов такую порцию критики, которая, не будь упрятана в причудливые аллегорические формы, поставила бы жирную точку на карьере классика. Это не говоря уже о супругах Шепитько-Климов, шокировавших мир своими военными лентами. И таких примеров можно найти достаточно для того, чтобы перевернуть зашоренное представление о совковом кино. Так и фильм молодого режиссера Романа Балаяна становится полноценным участником списка советского «несоветского» кино.

    Кстати, год выхода (1982) ленты довольно показателен — после смерти Брежнева произошел всплеск творческой активности в стране. Подобный тому, что был в 60-ых во времена хрущевской оттепели после смерти Сталина и получивший название так называемого поколения «шестидесятников». Картина была почти единодушно признана программным манифестом целого поколения, да и вообще эпохи 80-ых. Фильм тут же возвели чуть ли не в ранг культового, он был предметом жарких дискуссий и даже поклонения. Вряд ли на подобный эффект рассчитывали сценарист Виктор Мережко и постановщик Роман Балаян, поэтому такой успех их даже немного смутил. Создателям удалось запечатлеть на пленке дух тогдашнего поколения, у которого, оказывается, были пороки и слабости, не складывалась жизнь, и они изменяли супругам.

    Не покривим душой, если скажем, что Сергей Макаров слишком нетипичен для роли героя в привычном понимании этого слова. Рядовой чертежник заштатной конторы, находящийся на пороге очень важного этапа в жизни любого мужчины — 40-летнего рубежа. Время, когда пора уже подводить первые жизненные итоги, строить определенные планы, оглядываться на уже сделанное. А если позади ничего нет? А если окружающим ты больше напоминаешь несмешного клоуна? Если есть и жена, и дочь, и любовница — но они не приносят радости? Если ты не видел маму уже несколько лет? Если ты врешь напропалую всем вокруг? Если через три дня юбилей, а у тебя в жизни, да и в голове, такая путаница, что впору кукарекать под столом. Но нет, Макаров не будет исправляться и начинать жизнь заново, и хоть он уже много в ней упустил, меняться обратно ему уже, похоже, тоже поздно.

    По признанию Олега Янковского персонаж Сергей Макаров — любимый во всей его обширной фильмографии. Что, в принципе, неудивительно, ведь в Макарове много его самого. Тот же возраст, те же проблемы и вопросы, которые возникают на жизненном пути. Интересно, что роль, которая стала одной из лучших и неотъемлемой для образа актера, писалась для совсем другого исполнителя, а именно для Никиты Михалкова. Но когда Роман Гургенович увидел Олега в фильме «Мы, нижеподписавшиеся» Татьяны Лиозновой, то ясно осознал, что вот — его герой. Надо сказать, что Михалков все же появился в фильме в крошечной роли заезжего надменного режиссера, который презрительно прогоняет Сергея Макарова со съемочной площадки.

    Героем Янковского можно восхищаться, можно даже презирать, но сложно не признать того, что им движет некая внутренняя сила, которая заключается то ли в неудовлетворенности собой и окружающим миром, то ли в попытке исправить ошибки молодости, то ли хоть как-то выделиться на фоне серой действительности.
    Успех Олега Ивановича в этой роли можно объяснить как его природной харизмой, так и удивительным умением этого актера подбирать к каждому своему образу какие-то тонкие, еле заметные интонации, мимику, жесты, которые на первый взгляд вроде и не так важны, а на самом деле способны больше расположить зрителя к его герою, чем весь недюжинный актерский арсенал. Сложно теперь, спустя столько лет с момента выхода фильма, представить кого-то на его месте. А если и можно, то это была бы уже, пожалуй, совсем другая картина.

    Помимо центральной фигуры в исполнении будущего «талисмана» режиссера здесь блистает Людмила Гурченко, исполнившая роль в нетипичной для себя манере, задействовав на полную свою природную притягательность. Ненадолго появляется в фильме и совсем еще молодой тогда Олег Меньшиков — его персонаж был введен в фильм помимо сценария, чтобы немного уравновесить героя Янковского. К тому же здесь определенная символика — 20-летний обставляет 40-летнего, молодое поколение рвется вперед, невзирая на более опытных и старших.

    Показателен во многом и герой Олега Табакова — отличник в институте, начальник на работе, человек со строгим моральным кодексом, а вместе с тем с неразделенной любовью и внутренним, очень хорошо спрятанным чувством глубокого неудовлетворения жизнью. Только в отличие от своего однокашника, что-то менять он уже не хочет, а вместо этого опять надевает маску прилежного советского гражданина и укрывается обратно в свой панцирь, где его ждет советская идиллия среднего возраста.

    И хоть Роман Гургенович не был совсем неопытным постановщиком, а снискал определенный успех переосмыслением классики, именно «Полеты…» сделали ему имя и стали настоящей визитной карточкой. Интересно, что режиссер всячески открещивается от скрытого символизма своей ленты, который ей порой приписывают. Тут, скорее, дело в ином: просто звезды так сложились, что собралась компания одного поколения и сделала фильм, по сути, о себе, о своих проблемах, переживаниях, просто о том, что им казалось важным тогда. И сделали это в момент, когда зритель был готов и даже в какой-то мере подсознательно ждал такого фильма и героя такого типа. В меру аморального, в меру обаятельного, в меру оппортунистского. А если откинуть все эти возрастные рамки, то мы увидим кино, прежде всего, о потерявшемся в обществе человеке, остро переживающем несоответствие своего внутреннего мира паспортному возрасту и сражающемся с серьезным жизненным кризисом. А такое может настигнуть в любом возрасте и в самый неожиданный момент.

    Финал произведения не дает ни четких ответов на расставленные вопросы, ни даже каких-то определенных акцентов, вплоть до того, что герой у нас не прошел развития. И зритель вполне может домыслить его дальнейшую историю. Все события фильма каким-то образом крутятся вокруг того самого, как бы этапного юбилея. Но когда он наступает, ничего-то, собственно, не меняется, и предельно ясно, что юбилей не более чем повод хорошо гульнуть и повидать старинных друзей, но никак не момент превращения в не мальчика, но мужа. И не приблизит его ни количество разбитых женских сердец, ни тонны вранья, ни правда, от которой плакать хочется, ни глупые шуточки, ни никому не нужные нелепые извинения. Нужны Поступки. И вот возможность, а, главное, желание совершать их куда лучше ускорят этот важный момент.

    28 июля 2009 | 17:21

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>