всё о любом фильме:

Кровавое лето Сэма

Summer of Sam
год
страна
слоган«No one is safe from son of sam»
режиссерСпайк Ли
сценарийСпайк Ли, Виктор Количчио, Майкл Империоли
продюсерДжон Килик, Спайк Ли, Джери Кэрролл-Коликкио, ...
операторЭллен Кёрас
композиторТеренс Блэнчард
художникТереза ДеПрез, Николас Ланди, Рут Е. Картер, ...
монтажБэрри Александер Браун
жанр триллер, драма, мелодрама, криминал, ... слова
бюджет
маркетинг
сборы в США
зрители
США  3.8 млн,    Великобритания  130 тыс.,    Италия  113.8 тыс., ...
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время136 мин. / 02:16
История о реально существовавшем серийном убийце Дэвиде Берковице, совершавшем убийства в Нью-Йорке. В 1977 году отчаянные поиски убийцы полицией не дают никаких результатов. Город в панике, все видят друг в друге маньяка…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
50%
48 + 48 = 96
5.6
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    Трейлер 02:29

    файл добавилJefri

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 33 поста в Блогосфере>


    Так же известен как «Сын Сэма».

    Поводом для просмотра фильма, был вопрос: «Почему он убивал?»

    С июля 1976 по июль 1977 года Дэвид Берковиц, которого все жители города Нью-Йорка боялись и ненавидели, терроризировал город. Большим силам спецслужб, даже при помощи экстрасенсов, не удавалось поймать жестокого маньяка. Но этого, в фильме не показывают, а показывают историю супружеской пары и их друзей.

    Я ожидала большего от этого фильма. Я ожидала увидеть историю жизни Берковица, причины, по которым он убивал, и как ему удавалось уйти от полиции, ведь за ним «охотились» год. А его показали, как психически неуравновешенного человека, который всё время орал: «Заткните его!». Кто не читал биографию Берковица очевидно не поймёт, что он имел в виду. Но мне посчастливилось её прочитать, ещё до просмотра фильма, и мне многое было понятно. Берковица назвали «Сыном Сэма» потому что, по его словам, сосед Сэм Карр «заказывал» маньяку убийства. Однако было доказано, что это не так, хоть Берковицу и поставили диагноз «параноидальная шизофрения».

    В «карьере» каждого маньяка есть ошибочно обвинённый. В фильме им стал некий Ричи (Эдриан Броуди), вполне нормальный парень, если не смотреть на его манеру одеваться, и не обращать внимания на то, что он гомосексуалист и снимается в фильмах для взрослых. Это был его способ заработка. В основном благодоря обаянию самого актёра, этот персонаж мне стал симпатичем. А в самом конце фильма, мне даже стало его искренне жалко.

    Винни (Джон Легуизамо), разрывается между любимой женой, многочисленными любовницами и другом Ричи. Этот персонаж мне не очень понравился. Это человек со слабой силой воли, и не самый надёжный товарищ. Это говорит о том, что актёр хорошо вжился в роль.

    Диона (Мира Сорвино) любящая жена, которая знает о всех изменах мужа. Старается стать идеальной женой для своего мужа, но из-за него же у неё это не получается. Мне чисто по-женски было её жаль.

    Руби (Дженнифер Эспозито), девушка лёгкого поведения, которая, к тому же, идёт на поводу у Ричи. Не самая удачная роль Дженнифер, на мой взгляд.

    Это фильм не о маньяке Дэвиде Берковице. Сам маньяк в фильме появляется, даже не на втором, а на четвёртом плане. Но к концу фильма плавно переходит на третий. Так же в фильме я не увидела, что стало с маньяком, убившим 6 человек и ранившим 7, после того как его поймали. А именно то, что его осудили на срок более 300 лет.

    Ответ на мой вопрос (который я задала в начале): Психически неуравновешенный челоек, либо лечится, либо убивает. Берковиц убивал! Даже после того, как его поймали он надеялся убивать дальше.

    Только из-за Броуди и Эспозито, моя оценка

    4 из 10

    12 февраля 2011 | 19:30

    Люметовский лейтмотив собачьей городской жары, сводящей местное население с ума, звучал у Спайка Ли еще в непримиримом памфлете «Делай как надо». Режиссер посчитал именно её тем фактором, который заставляет людей совершать безумные поступки, сбрасывать маски цивилизованности, обнажая проблемы, существовавшие уже не один десяток лет. Его рассказ об обжигающем лете 1977 года, в котором в топах новостей были не исторические максимумы температур, а серийный убийца «Сын Сэма» Дэвид Берковиц, — это не история одного зверя, а посвящение одному звереющему от жары Нью-Йорку, его людям, его культурному и половому взрослению. «Я в равной степени люблю и ненавижу этот город» — такими словами открывает фильм один из главных участников тех реальных событий Джимми Бреслин, и все персонажи словно живут по этому канону. Той горячей порой они любили, ненавидели, впитывали и неистово посылали друг друга, а жара и безумец, убивающий всех подряд, лишь обострили все эти чувства до предела. Герой Джона Легуизамо изменяет своей жене с ее сестрой в машине, а уже вечером узнает, что чудом избежал участи жертвы маньяка; распространенный бытовушный шовинизм очень быстро перерастает в паранойю и охоту за ведьмами, которыми, как обычно, оказываются те, кто выделяются; все стремятся жить быстрее и ярче. Не стоит сравнивать нелюдя Берковица с Гитлером, и, цитируя один журнал, называть его поп-иконой, но, наложившись на общие культурные преобразования и потрясения, его поступки действительно стали своеобразным наркотиком, сперва взбудоражившими и агрессивно ускорившими общество, а потом заставившими его переживать тяжелые утренние приходы и депрессию.

    Конечно, Спайк Ли, будучи хоть и очень противоречивым в своей расовой категоричности, но всё же режиссером с очень светлой головой и разнообразным художественным инструментарием, не стал характеризовать те события привычными шаблонами и методами сухой документалистики. Облик времени передается через живописные облики персонажей, через максимально продуктивное использование цвета, темпоритма, звука, эмоции. Роскошное красное платье героини Миры Сорвино, постоянно мелькающий ярко-желтый дорожный знак «Dead End», полная луна, светящая через забрызганное кровью лобовое стекло, шипастый ошейник Эдриана Броуди, синий пижонский Корвет, слепящий свет диско-шаров, Абба и Секс Пистолс — как символы своего времени. Всё это словно нарочно оттеняет серого и приземленного Берковица, у которого в жизни есть только черный, сводящий с ума соседский пес Харви (тоже имя весьма знаковое для американской истории), и детские цветные кубики, намекающие на соответствующие психологические травмы. И вот во время очередного убийства камера мечется от жертв к безумцу с огромной скоростью и трусливо убегающий с места преступления маньяк, часто гордо именовавший себя Вельзевулом, выглядит не пугающе уродливым, а просто жалким и бесцветным. Словно доказывая, что даже в страшные дни люди могут жить чем-то кроме, Ли смешивает, казалось бы, несочетаемое: к примеру, компилируя сцену преследования маньяком с радиотрансляцией знакового матча «Янкиз», проходящего в эти секунды и по-своему копирующего эту погоню.

    Персонажи фильма (а их действительно много, как это обычно бывает в фильмах режиссера) не просто поставлены над временем, над убийцей, они демонстрируются в таком ракурсе восприятия, чтобы зритель обращал внимание именно на них и только. Драматургия выстраивается настолько комплексно и тщательно, что к финальной развязке заглавный герой уже не имеет почти никакого сюжетного отношения. Это не история об одном психе, которому черный пес приказывал убивать людей, а рассказ о времени, о городе, о людях. Правдивый, выдуманный, безумный и яркий. Аккуратное признание в любви узкачам, афро и лаку для волос, почтительное путешествие с дилером-Вергилием в «CBGB» и «Студию 54». Изменяющему и меняющему Нью-Йорку, который так легко возненавидеть и полюбить, в этом трудно не поверить Джимми Бреслину и Спайку Ли.

    18 октября 2014 | 14:51

    Летом 1977 года Нью-Йорк находился во власти двух убийц: невыносимой жары и маньяка, называющего себя Сыном Сэма. Они словно соревновались в количестве жертв, и когда вечерами стихал зной, и жители бедных кварталов спешили вдохнуть остывающий воздух грязных, пыльных улиц, на сцену выходил человек с пистолетом, возомнивший себя карающей рукой Вельзевула. Днем он бился головой о стену, умоляя замолчать древнего демона, являющегося ему в обличии соседского пса, а ночами расстреливал в упор случайных прохожих и припозднившиеся влюбленные парочки в припаркованных автомобилях. Так плавящийся от зноя город начал погружаться в пасть безумия, порожденного животным страхом смерти. А заголовки газет, возвещающие о возвращении «убийцы 44-го калибра», и кадры репортажей новостей с матерью одной из жертв, смывающей с тротуара мозги дочери, сумели нагнать ужас даже на публику городских окраин, обычно безразличную ко всему происходящему за пределами ее уютного мирка.

    Однако люди, как тараканы, приспосабливаются ко всему. И жизнь в итальянской части Бронкса продолжала идти своим чередом: пока женщины работали, мужчины проводили время за праздной болтовней и уничтожением стратегических запасов пива и пиццы. Винни, душа местного общества, рыскал по кварталу в поисках орально-анальных удовольствий, которые не решался получить от своей законной жены, а его друг Ричи вернулся из Манхеттена, поразив местное население прикидом панка и британским акцентом. И, кажется, если бы не полиция, неосмотрительно попросившая местных боссов мафии о помощи и тем самым в их глазах расписавшаяся в собственном бессилии, ничего бы не смогло встревожить мерное течение жизни доморощенных охотников на ведьм. Благо что гордым потомкам сицилийских мафиози достаточно простого подозрения в виновности, чтобы закатать предполагаемого убийцу в асфальт или утопить в Гудзоне.

    Впрочем, и Спайка Ли интересует отнюдь не процесс расследования. Для выросшего в соседнем Бруклине режиссера не важен ни убийца, ни те, кто на него охотятся по долгу службы. Гораздо больший интерес для него представляет жизнь традиционного общества в сферическом вакууме. То, как судорожно оно начинает цепляться за свои консервативные ценности, почуяв угрозу собственной жизни. Как видит преступника в каждом, посмевшем покуситься на неприкосновенность прежних устоев. Так же, как в Средние века сжигали ведьм во время эпидемии чумы, которую считали происками дьявола и Божьей карой за грехи человечества, поборники традиционных ценностей из Южного Бронкса в конце двадцатого века готовы принести в жертву Ричи, чья вина заключается исключительно в его инаковости. В том, что позволяет себе слушать другую музыку, носить ирокез, сниматься в порно и встречаться с девушкой, которую весь район считает вавилонской блудницей, или попросту шлюхой.

    Спайк Ли предельно жесток в изображении людей и не питает иллюзий в их отношении. Население части большого города изображено им не менее дремучим, чем жители какой-нибудь глухой деревни в окрестностях Аляски. Они словно не замечают жизни, проносящейся совсем рядом в ритме громыхающих семидесятых, атмосферу которых режиссер воссоздает с искренней любовью. Да, детка! Вот ради чего на самом деле мистер Ли затеял головокружительное путешествие в стиле диско по Нью-Йорку эпохи сексуальной революции и по местам боевой славы ее верных сынов: клубу «CBJB» — мекке зарождавшегося панка, «Студии 54» — точке притяжения самых модных фриков и первому свингер-клубу «Plato`s Retreat» — месту самых разнузданных кокаиновых оргий. По тому Нью-Йорку, где творил Энди Уорхолл, где ночи всегда были в стиле буги, где девиз «секс — наркотики — рок-н-ролл» был констатацией факта, а не поводом для ностальгических вздохов вчерашних бунтарей и вчерашних певцов.

    Он и в рассказчики выбрал свидетеля реальных событий — журналиста Джимми Бреслина, того самого, кому было адресовано первое послание Сына Сэма с обещанием продолжать убивать. Бреслина, который так же, как и сам Ли, любит и одновременно ненавидит Нью-Йорк и знает восемь миллионов историй о городе, где летом 1977 года прославились двое убийц: жара и маньяк Дэвид Берковиц, известный также как Сын Сэма.

    21 октября 2015 | 16:03

    Два разных типа фильмов о серийных убийцах, два разных ключа к успеху. Либо ты рассказываешь историю самого маньяка и раскрываешь его психологию, либо развиваешь побочную художественную сюжетную линию на фоне творившихся событий. И из того, и из другого можно сделать хорошее кино, но практика показывает, что в обоих случаях это получается крайне редко. Итак, «Кровавое лето Сэма» — вариант #2.

    Во-первых, Спайк Ли взял за фоновую основу историю Дэвида Берковица, который, потакая своим сексуальным комплексам, выходил на улицы и расстреливал из своего «Бульдога» 44-го калибра молоденьких девушек (парни, как правило, были исключением). Удивительно, как такой глупый и не особо заботящийся о конспирации убийца смог целый год держать Нью-Йорк в панике. Берковиц никогда не блистал ни смекалкой, ни интеллектом (за что в конечном счёте и был пойман). Пройдя армейскую подготовку, он в итоге оказался на редкость паршивым стрелком — большинство его жертв выжило после нападения. Помимо прочего, Берковиц пытался строить из себя безумца, заигрывая с полицией и, видимо, считая себя кем-то вроде английского Джека.

    Суть в том, что Ли взял весьма скучную историю и весьма скучную личность, развивая при этом дурацкую версию о безумстве. Даже в качестве бэкграунда сделал он это из рук вон плохо. Но это не было бы такой большой проблемой, пропиши Спайк основную художественную ветку надлежащим образом. Однако Винни, Ричи, Диона и другие персонажи попросту не очень интересные и все линии, связанные с ними тоже. Всё выполнено в худших традициях девяностых. Да и к тому же растянуто почти на два с половиной часа. 2,5 часа!! Куда ушёл огромный (22 млн.) для такого фильма бюджет, вообще непонятно.

    Ближе к концу Ли всё же возвращает картину на нужные рельсы, драматическая составляющая начинает прослеживаться намного отчётливее. Но это вряд ли способно искупить ворох предыдущих огрехов. Да и бэкграунд с Берковицем до самого конца остаётся слабым и неубедительным. Если быть честным, так он и вообще оказывается здесь лишним и служит лишь для прикрытия сторонних полумелодраматичных перипетий.

    3 из 10

    5 ноября 2015 | 15:38

    Более бездарного, безалаберного, спустя рукава сделанного фильма, чем «Кровавое лето Сэма» трудно себе представить: дряблая режиссура, множество персонажей, брошенных на произвол драматургической судьбы, непроработанных, плоских, вульгарных, сборная солянка из оборванных на пол пути повествовательных линий, все это приправлено ароматом протухшего, устаревшего триллера в духе Де Пальмы. Что может быть хуже? На фоне этого странного, примитивно сделанного кино «Чирак» выглядит почти шедевром.

    «Кровавое лето Сэма» пытается снова войти в ту же воду, что и «Делай как надо», пытаясь описать межэтнический и межрасовый конфликт, но делает это, бессмысленно перегружая основную сюжетную линию массой необязательных подробностей. По сути дела, каждый персонаж здесь — эпизодический, не важный, атмосфера Америки конца 70-х в картине Спайка Ли представляет собой своего рода дурдом на колесах, где все гоняются за мимолетными наслаждениями, случайным сексом, наркотиками и панк-роком (чем-то все это напоминает «Ночи в стиле буги» Андерсона). Режиссер хотел сделать социальный срез жизни тех лет, но получилось это у него бездарно и вульгарно.

    Не стоит забывать, что 70-е были расцветом социального искусства в Европе и США, можно было бы на месте Спайка Ли остановиться на судьбах художников, музыкантов и писателей тех лет, которые не просто гедонистически прожигали время, но пытались выразить себя и свое представление о мире в формально новаторских, часто социально неприемлемых, шокирующих общественное мнение произведениях (вспомним, к примеру, «Последнее танго в Париже»). Но у Спайка Ли ничего этого, к сожалению, нет, есть только гедонистический и наркотический угар 70-х, что выглядит почти в духе неоконсервативной моды таких фильмов как «Джо» Эвилдсена или «Новые центурионы» Фляйшера, ставящие под сомнение справедливость общественных потрясений конца 60-х.

    Но те, кто видел другие фильмы Спайка Ли знают его далеко не как консерватора, а как обличителя социальных язв, беспощадного критики расизма и его современных проявлений, мастера режиссуры, способного умело, грамотно, лаконично, визуально и эмоционально эффектно подать социальную тему. Что же с ним случилось? Куда подевалось его мастерство, которое было очевидно для каждого зрителя таких противоречивых, но талантливых картин как «Малкольм Х», «Лихорадка джунглей», «Круклин» и таких без малого гениальных социальных фресок, как «Делай как надо» и «Блюз о лучшей жизни»?

    Видимо, Спайк Ли пал жертвой своей репутации жесткого социального художника, от которого слишком много ждали, и хотя он изо всех сил пытается в «Кровавом лете Сэма» создать общественно-политическую мозаику из разношерстных, неравноценных историй, в сухом остатке у зрителя не остается ничего кроме дешевого, вульгарного эпатажа и нуля этой самой критики, потому что даже история маньяка, терроризирующего город, предстает у постановщика противоречиво, в несвойственном ему консервативном духе, в манере «Таксиста» Скорсезе, как возмездие гедонистам за грехи, к чему Спайк Ли точно не стремился, будучи леваком до мозга костей. Одним словом, смотреть эту заурядную, ниже среднего уровня, бездарно сделанную картину не стоит, лучше пересмотреть более ранние фильмы Спайка Ли, или в крайнем случае — «Чирак».

    12 марта 2016 | 16:08

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>