всё о любом фильме:

Поп

год
страна
слоган-
режиссерВладимир Хотиненко
сценарийВладимир Хотиненко, Александр Сегень
продюсерВера Малышева, Наталия Гостюшина, Сергей Кравец
операторИлья Дёмин
композиторАлексей Рыбников
монтажМаксим Полинский
жанр драма, военный, ... слова
сборы в России
зрители
Россия  320.4 тыс.,    Болгария  17.6 тыс.,    Словения  8.7 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время124 мин. / 02:04
Псковская православная миссия — одна из наименее изученных страниц истории Великой Отечественной войны. С августа 1941 по февраль 1944 года священники-миссионеры из Прибалтики возрождали церковную жизнь на оккупированных немцами территориях северо-запада России. После занятия этих областей советскими войсками участники Псковской миссии были высланы в лагеря.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.10 (919)
ожидание: 79% (525)
Рейтинг кинокритиков
в России
0 + 1 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм поставлен по одноименному роману Александра Сегеня.
    Трейлер 01:59

    файл добавилLowChurch

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 5163 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Хороший получился фильм. Несмотря на то, что тема Второй Мировой, на мой взгляд, затерта до дыр, в этом фильме оценка этого события происходит от лица священника, что довольно интересно и, главное, необычно. Священника сыграл Маковецкий и, надо сказать, справился с этой ролью очень хорошо. Поп из него получился очень хороший. Замечательно передана доброта, смиренность и благоразумие. Кстати, понравилось как сыграла актриса, которая всем известна по сериалу «Папины дочки». Определенно, это лучшая актриса из этого сериала. К нее, возможно, есть будущее, в отличии от остальных.

    Фашистов показали жестокими, но не настолько. Думаю, что можно было бы придать еще больше жестокости. А вот наших сделали отлично.

    Кино действительно стоящее. Приятно, что в мейнстриме нашего кино еще снимают такие фильмы.

    22 декабря 2011 | 19:46

    Не секрет, что во времена ВОВ отличительной чертой русского человека, будь то воин или крестьянин, в глазах немцев была вера, доводившая порой до противоречащего инстинктам самопожертвования. Эта сила духа имела безусловный патриотический подтекст, поддерживаемый пропагандой непобедимости, и религиозную составляющую. Последняя усилилась за счет послаблений нетерпимого к религии советского режима, сохранившихся «островков» веры по всей стране и стремления Германии к созданию автономных церковных структур, что «превращали бы каждую деревню в независимую секту». Одной из таких структур стала Псковская православная миссия, охватившая обширные территории, захваченные немцами. Именно о происходящих в ней событиях идет повествование в картине Владимира Хотиненко «Поп».

    Затронутая тема привлекла внимание за счет своей неоднозначности и деликатности — исторические искажения и однополярность идеи неизбежно вызвали бы дискуссии. В то же время создатели была стеснены скупостью фактического материала, что делало картину уязвимой для критики. Тем не менее, по окончании просмотра сложно предъявить претензии к предвзятости или неправдоподобности, что тем более ценно при столь щепетильном описании атмосферы оккупированной территории. «Поп» — военная драма, но в нем нет места сражениям и, как следствие, бесчисленным трупам, голоду и всепоглощающему ужасу. Точно и лаконично окружающую героев среду описал один из солдат немецкой армии: «Странное место эта Россия — какое чудовищное сочетание убожества жизни и красоты природы». Убожеству жизни, однако, противопоставляется вера населения, прежде всего самого попа, Александра Ионина. «Самый что ни на есть выдающийся тип русского батюшки» — это про него: добрый, рассудительный, верный своему делу и Богу, любящий жену и детей, как своих, так и приемных беженцев, которые стали одним из немногих, но ощутимых веяний войны.

    Роль священника и в мирное время важна, что уж говорить о военном — отец Александр преобразил свое окружение, восстановил храм, превращенный режимом в «Клуб им. тов. Кирова», крестил приемных детей, окружив их заботой. Найдя общий язык с немцами, он все равно оказался под ударом: партизанские войска не жаловали «миссионеров». Дальнейшие события описывают зыбкий баланс, который священнослужитель пытался найти между долгом, осознанием реалий и внешним давлением. Множественность приоритетов не привела к непоследовательности описания, ответвления сюжетной линии привнесли разнообразия — сплошные плюсы.

    Несправедливому, но столь свойственному священникам Советского Союза исходу отца Александра поневоле не удивляешься — за время просмотра привыкаешь к лицезрению реалий жизни, пусть и в толерантном свете. Как и главный герой, режиссер картины смог угодить «и вашим, и нашим» — «Поп» смотрится легко, как для военного фильма, живо, как для правдоподобного исторического, и чувственно, соответствуя своей драматической сути.

    Результат достигнут благодаря мастерству актеров (вдохновенная игра Маковецкого и Усатовой, которая уже получила «Золотого орла» за роль попадьи), интересному сюжету, показавшему военное время в новом ракурсе — глазами попа, который в ответ на призывы к побегу спокойно отвечает: «Я от немцев не бегал, неужто от своих побегу». Чего в этой фразе больше — уверенности, покорности, веры или отчаяния — кто знает, но то, что экранизация одноименного романа Александра Сегеня удалась — несомненно.

    28 марта 2010 | 00:15

    В ответ на мой наезд на РПЦ, процветавшую под немцем, мне было наказано посмотреть фильм «Поп».

    Посмотрел.

    Маковецкий создал совершенно замечательный образ.

    Осталось посмотреть, как образ связан с реальностью.

    (…когда по ящику прошел сериал «Страдания по Чапаю», один мужик (за 60) сказал: Нет, не хочу смотреть — портить того (бабочкинского, канонического) Чапаева.

    А давеча Сергей Соловьёв рассказывал о Михаиле Ульянове. Ну, естественно, и про созданный им образ Жукова. И вдруг слышу:

    - Я настолько сжился с ТАКИМ Жуковым, что теперь не хочу выяснять.

    В чем сила искусства? — талантливый художник может запросто из любого негодяя сделать обаятельного героя. — поменять валентность восприятия с минуса на плюс и наоборот. И тут НИКТО не исключение — ни Калигула, ни Джек потрошитель, ни Аль-Капоне, ни Гитлер…

    А чем дальше от событий, тем проще они замещаются мифами. — так устроена массовая психология)

    «Поп» — Первый художественный фильм, снятый под эгидой Московской Патриархии и при деятельном участии Патриарха Московского и всея Руси Алексия.

    То есть попросту заказной.

    Фильм провалился в прокате — при расходах на производство в размере 6,8 млн долларов США сборы во всех странах проката составили только 1,7 млн долларов.

    Алексей Ионов — прототип героя романа Александра Сегеня «Поп» и снятого по нему фильма, священника Александра Ионина. При этом между биографией прототипа и персонажа имеются существенные расхождения:

    в частности, персонаж показан лояльно относящимся к Советам, тогда как реальный прототип был их непримиримым противником;

    персонаж остаётся в СССР и отбывает срок заключения, в то время как реальный поп свалил из страны:

    «С приближением линии фронта вместе с семьёй эвакуировался на Запад. Включился в Русское освободительное движение, возглавляемое Комитетом освобождения народов России и генералом Власовым, окормлял лагеря перемещённых лиц в районе города Зальцбург (Австрия). После войны сумел избежать насильственной репатриации в Советский Союз. В конце 1940-х годов переехал в США, где был настоятелем храма Казанской иконы Божией Матери в Си-Клифф близ Нью-Йорка в юрисдикции Американской митрополии; после 1970 года, когда митрополия восстановила каноническое общение с Московским Патриархатом, перешел в юрисдикцию Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) и был переведен в Калифорнию, где служил в церкви Всех святых в земле Российской просиявших в г. Бурлингейм близ Сан-Франциско.» (с) вика

    16 мая 2013 | 17:45

    Тема, затронутая в фильме — очень важная, интересная, глубокая и многогранная. С одной стороны эта тема жизни населения на оккупированной территории. Здесь открывается целый пласт еще не раскрытых не не полностью осмысленных вопросов, поступков человека, тяготы его быта, общение с оккупантами, взаимодействие или невзаимодействие с партизанами и т. д. (Да еще авторы сами усложнили себе задачу, взяли не простого человека, а священника.) Для кинематографа с претензией на глубокий смысл — непаханное поле вопросов и ответов. С другой стороны в фильме прослеживается тема собственно нравственного и морального выбора человека, что сейчас напрочь отсутствует в отечественном современном кино. Это еще более широкая тема. И замечательно, что авторы обратились к ней.

    Но, увы, к величайшему сожалению, на вопросы по данной теме не только не даны ответы, но и сами-то вопросы не поставлены, а это очень огорчает, обнажает слабость и сценаристов, и режиссера. Фильм получился унылый, пустой и неинтересный. Еще раз, увы, это искренне огорчает.

    Не надо далеко ходить за примером. Да, о. Александр отказался отпевать убиенных (так и напрашивается «невинно») полицаев. Прекрасный пример моральной стойкости, но в фильме у сюжета нет продолжения, нет остроты. Все получилось нелепо и смазано. Авторы, видимо, сами не смогли ни вопроса, ни ответа найти. Хотя видится, что именно из таких острых и сложных моментов и должен был этот фильм состоять.

    Положим, о. Александр — положительный герой, пусть и по началу согласившийся при фашистах проповедовать православную веру, затем на месте понявший, что оккупация фашистов ужасна, тяжела и унизительна начинает вести антифашистскую деятельность, своим примером (он же пастырь) укрепляет моральный дух окружающих людей, призывает бороться. Да, его служение продлилось бы не долго, но оставило бы след в душах людей. Этого всего в фильме нет, потому что он насквозь ложен. В фильме вообще не показано, что идет тяжелейшая великая народная(!) война. Не показаны и тяготы оккупации, жестокость врага, жертвы мирного населения (кроме убитой в начале девушки). А ведь эти жертвы превосходили военные потери. А фильме мы видим наоборот солнечные дни, реставрация церкви, достают из воды припрятанный колокол, кипит работа, жизнь налаживается…

    Авторы сами себя загнали в ловушку. Как показать сопротивление врагу в лице о. Александра, если они сами демонстрируют и подчеркивают, что все идет отлично. Немцы сами по себе, народ сам по себе. Не чему сопротивляться. Немца-куратора о. Александра играет обаятельный актер, исповедуется, ведет задушевные беседы с о. Александр. Нет повода для противостояния с фашистами, словно нет оккупации. Поэтому все сплошь ложно и неубедительно.

    И если судить строго, что это тянет на предательство памяти наших предков, которые ценой своих жизней сопротивлялись, воевали и победили.

    Видимо почувствовав всю ложность созданной ими ситуации, авторы подсовывают нам обманку. Они хотят нас убедить, что, мол, с одной стороны фашисты, с другой большевики, а посередине Бог. И о. Александр служит именно ему, а тема служения Родины отходит на второй план, точнее на самый последний план. Хотя, как верно замечено в отрицательном отзыве, нет большей радости для истинного православного, как умереть «за други своя». Этот важнейших вопрос тоже прошел мимо авторов фильма. Идет тяжелейшая война, казалось, бы есть повод. Люди гибнут за Родину, не все были верующими, но эта их гибель искупает всё. Атеизм — путь к Богу через черный ход, говорил Бердяев. А для Бога хуже всего быть теплохладными, средними. Об этом наша великая русская литература. Но не таким ли показан о. Александр? Не беда, если бы это подчеркивалось в фильме, обострялась его душевная слабость и немощь, но авторы-то хотят нам доказать, что он положительный…

    Далее по шаблонам современно кино фильм показывает немцев добренькими и совсем незлобными, вынуждают им сочувствовать. Не буду повторяться, об этом писали. Зачем эта ложь? Жалость к немцам, ненависть к советским солдатам удручает и злит. Сколько можно?

    Сцены с исповедями кажутся надуманными. Ну, все хотят о. Александру исповедаться и предатели, и красноармейцы, и фашисты в одном фильме. Странно? Можно допустить, что у каждого есть муки совести, но так массово стремиться к исповеди кажется ложным.

    Ложен и положительный (по фильму) герой Плетнёва. По началу он вообще смахивает на дезертира. Не потому, что оказался в окружении, а потому что остановился в родной деревне, сидит в засаде, прячется. Потом вроде примыкает к партизанам, чем себя оправдывает, хотя кажется, что он должен был идти дальше к своим, но родные места его, мол, не пускали, да еще примешивается личная месть, опять же замещается служением Родине.

    Да и вообще ложен подход дни ВОВ мерить церковными праздниками.

    Это только частности. А таких частностей много, и фильм уже кажется пропитанным ложью насквозь.

    Приход Красной Армии вообще оборачивается наступлением произвола, а не долгожданной выстраданной и заслуженной Победой. Конец церковным службам, кровожадные комиссары-кровопийцы заседают в церкви, бьют священника, грубят его детям и т. д. Да и вообще в кадре уже нет размеренной тихой жизни, а наоборот сумятица, все мелькает, шум, крики… Зачем опять нас подспудно приучают к мысли, что приход большевиков обернулся злом кошмаром, арестом о. Александра. Да, да, присутствуют все антисоветские штампы современного кино, о которых очередной раз и говорить не хочется.

    Но кино посмотреть надо, чтобы самому задуматься на заданную тему, перед собой вопросы поставить, и не на деле конечно, а мысленно попытаться дать на них ответы.

    Авторы могли бы в фильме показать, что не нам судить людей, оказавшихся на оккупированной территории или в окружении, в плену. Я имею в виду не пособников врагов, а именно гражданского населения — жертв обстоятельств, военнопленных. Частично этот вопрос поставлен в «Проверке на дорогах».

    Но фильм нам этого не говорит, молчит. С православной точки зрения это звучит так: у каждого есть свобода выбора. Но какой выбор сделал отец Александр так и не ясно. И даже не показаны, например, его страдания и душевные муки от того, что он это выбор сделать не может.

    Показано лишь поверхностно — формально он за немцев, но сомневается и совершает какие-то мелкие сомнительные деяния или же не может ни на что повлиять.

    Повторюсь, что идея была отличная, но исполнение не нулевое, а отрицательное.

    Остается отметить только прекрасную игру актеров, особенно Маковецкого и Усатовой. Операторская работа на высоте. Мастерски показана величественная родная красота нашей природы. Так вот показали бы, как она дорога нашим людям, и за родную землю и воевали наши деды, но, увы, этого нет.

    3 из 10

    3 марта 2011 | 20:48

    Грешит наше современное кино… Грешит страной и страшной любовью к расстановке «правильных» акцентов, стыдится и открещивается от своего прошлого, идя с повинной в настоящем. И этим пытается купить себе запоздалую и уже не нужную индульгенцию на будущее. Находятся режиссёры, готовые воплотить на плёнке откровенно заказное кино, из неоткуда возникают знающие «доктора исторических наук», открывающие глаза заблудшему зрителю, используется чётко отработанный приём «свой-чужой». И вот, враг уже не такой уж кровожадный и жестокий. А воюющие с захватчиком соотечественники, сплошь безбожники и упыри, погрязшие в ереси и атеизме. А война? Она где-то далеко. Слышны лишь отголоски. И лагерь для военнопленных по соседству с мирной и почти идеалистической деревней.

    Нужный общий посыл, сильные в своей откровенности и меткости диалоги, отличные характерные персонажи. Всё это рубится на корню двуличием и помпезностью отдельных эпизодов, излишним пафосом и ярым навязыванием зрителю режиссёрского видения ситуации.

    Но при этом, мы видим потрясающий образ отца Александра, служащего именно людям, а уже потом церкви. Мудрый рассудительный, не лишенный иронии и не погрязший в архаичных церковных догматах. Наивный и чистосердечный. Искренне верящий в то, что ему удастся что-то изменить. Но стоя по колено в крови, нельзя не запачкаться.

    Именно на отце Александре и держится вся картина. И даже откровенно провальные моменты смягчаются отличной игрой Маковецкого.

    Правильное, нужное и своевременное кино, так необходимое современному псевдохристианскому обществу, превратившему веру в модное веяние времени. Даже несмотря ряд явных шероховатостей, вольных допущений и душок госзаказа, оно заслуживает зрительского внимания и обязательного(желательного) осмысления увиденного.

    7 из 10

    24 августа 2011 | 23:51

    Практически в преддверии «Золотого витязя» посмотрел хотиненковского «Попа», который бурляевский кинофорум в этом году открывал. Фильм, судя по всему, делался по заказу бригады Нарышкина, ну и РПЦ естественно руку приложило — там в титрах собственно список всех «сочувствующих» есть, среди которых даже гордо «Газпром» реет (ну и добавим к такому патернализму премьеру в ХХС в Пасху). Т. е. на самом деле уже титры вызвали странное ощущение от грядущего, но, забегая вперед, хочу сказать, что сильного давления сверху в фильме не чувствуется, либо это у нас агитмашина так работает, для галочки. Хотя от Хотиненко после «1612» и «Гибели империи» люди сверху уже коллаборационизма видимо не ждут, поэтому вполне может статься, что режиссер работал себе в поле и начальников не знал.

    Фильм рассказывает об истории псковской православной миссии во время Великой отечественной. Если вкратце, то оккупировав Прибалтику и прилегающие территории, немцы решили возродить православие, которое большевики успели за время своего правления уничтожить. В центре сюжета — отец Александр Ионов, который между немцами и большевиками, а над ними Бог. Сомнений нет, что тема у Хотиненко сложная, тема неисследованная не только в кино, но и в историческом сообществе, и вместе с тем тема важная, потому что хватает российскую священную корову — Великую отечественную войну — чуть ли не за самое вымя. При этом, с точки зрения драматургии, у режиссера имеется такое пространство для маневра, потому что сама история вроде как конфликт создает: обстоятельства ставят человека перед непростым выбором, и выбор этот делать надо. И если Федор Михайлович на подобных вещах романы строил, то тут все скатывается до уровня мизансцен с Маковецким, жестоких фашистов и не менее жестоких большевиков (кровососы, в буквальном смысле слова, и те и другие), пасторальных пейзажей на широкоугольный объектив, ну и полетов мух и птиц. С птицами вообще все скверно получилось: благая весть тут возникает 22 июня 1941 г., а освобождение от нацистов села Закаты уже что-то из серии репинских «Не ждали».

    К середине фильма вообще начинаешь так болеть за сельского попа, что и не очень-то Красную армию хочешь в кадре видеть, лишь бы пленные с голоду и тифа не умирали, партизаны бы не шалили, а так все окей — Бог один, ему-то какое дело, кто ты — немец или русский. При этом, позиция режиссера остается очень удобной, пунктирно намеченное смирение, тут возводится в степень уже какого-то буддийского послушания и аскезы. Хорошо там, где Бог, а если Бог с врагом, то где твой настоящий враг? Прямого ответа на вопрос Хотиненко не даст до конца фильма, хотя именно в этой загадке вся соль выбранной для экранизации темы.

    Слово «поп» — палиндром, одинаково читается слева и справа. Вот и фильм получился таким же: с какой стороны к нему не подходи звучит он, а точнее молчит, амбивалентно. Подобно калейдоскопу, камера прокручивает одни и те же картинки немецкого грузовика, который выбивает «почву» из под ног у висящих в гитлеровских петлях советских партизан, и грузовика НКВД, увозящего в поле невиновных, — все это мы уже видели, теперь нас хотят приучить ставить между этими машинами знак равенства.

    27 мая 2010 | 20:14

    Пробудись Русь златоглавая! Туманные поля твои озарены светом Божьим. Ласковые крестьяне, белобрысые и голубоглазые, любят тебя и Бога. Голубь мира осеняет землю православную, кроткую и чистую землю.

    Но дьявол не дремлет. С Запада ползет ирод. Хочет нарушить покой страны православной, счастье кротких коммунистов, (коммунистов зачеркиваем) верующих в Святую Троицу.

    21 августа 1941 года. День Всех Святых. Народ прет в церкву в лучших традициях познепутинского режима. Но в умах зреют нерадостные мысли, понеже куры у попадьи стали нестись аки бешенные. Что не минута, то яйцо. Не к добру!

    С первых минут фильма я отдал должное игре актеров. Сергей Маковецкий на высоте. Нина Усатова привычно главная по кухне и хозяйству, словно потчует тебя вкусными пирожками через экран. Режиссер Владимир Хотиненко правильно выстраивает сцены и диалоги. Мастера своего ремесла! Не мне их судить!

    Но настораживает другое, а именно та надуманная слащавость, которую ощущаешь временами. Словно бы хотели сделать немножко православного гламура и по неопытности переборщили. Или это сделано намерено?! Подумаем над этим, а пока посмотрим собственно на сюжет фильма.

    Герой Сергея Маковецкого отец Александр Ионин, служит священников в Псковской земле. После оккупации, по просьбе или приказу своего начальства, он едет в Ригу, где окунается в водоворот политической истории по образованию Псковской православной миссии под контролем фашистских сил.

    Соло пристрастного зрителя.

    --

    Рига. Кабинет православного владыки. Буржуазный лоск интерьера и варенье на столе. Осень 1941 года. За круглым столом идет разговор в духе депутатов Мамонова и Пронина из сериала «Наша Раша». Тут в кабинет входит Маковецкий-Ионин и сходу получает предложение возглавить новую миссию. Немножко поругав братьев за дружбу с фрицами, он как истинный солдат идеологического фронта берет под козырек.

    Пункт назначения — село Закаты.

    --

    Как обычно по традиции советского кинематографа, фрицы предаются античному разврату. «Мамка! Курку давай!» и это еще цветочки. Гадкие солдаты фюрера сбивают на грузовиках коров, убивают девушку (правда по случайности!) Народ негодует, и смело бросает в «освободителей» комья грязи. Тут появляется отец Александр. Он хочет возродить, он хочет окрестить. Попадья (Нина Усатова) пророчествует: «Красивые словеса! Возрождать. С немцами. Прилепят вам всем потом на лоб — иуда!»

    Отец Александр отвечает: «Большевиков обламывали! Колбасников не перехитрим что ли?!»

    Жизнь тем временем ставит все по местам. Вместо партсобраний в церкви, теперь на ее фоне крутят фашистские агитационные ленты. «Кино приехало!» — орут дети, и бегут смотреть на эстетику свастик и гордых нордических орлов.

    Соло пристрастного зрителя.

    --

    14 октября 1941 года. Праздник покрова. Плоть мертвецов покрывает землю от Смоленщины до подмосковной Дубны. На Дальнем Востоке люди просыпаются от гула в ушах. Так бывает, когда миллионы окровавленных ртов кричат одновременно.

    Прихожане церкви села Закаты выходят на улицу после службы.

    - Вот и первый снежок на покров! — голосок крайне умильный.

    - Слава тебе Господи!

    - С прааздником!

    - С празником!

    - И вас с праздником!

    Колокол надрывается. Дите спрашивает у бабки:

    - А почему покров?

    - Это Богородица свой платочек снимает и всех нас покрывает от врагов.

    Народ кучкуется. Предстоит застолье.

    --

    В фильме не обходится без мистики, и наивных попыток пустить слезу у зрителя. Один из партизан приходит убить отца Александра, стреляет, но икона Богоматери берет пулю на себя. Священник не против быть убитым, но просит возможность отпустить грехи своему убийце. Партизан соглашается и преклоняет голову. Зря! Не знает партизан силы христианского человеколюбия! Пять минут спустя, он уже любовно засматривается в глаза Богоматери, и заискивает перед батюшкой.

    Сентиментальный бред! Целевая аудитория которого, впрочем, известна.

    Нина Усатова (попадья) уходит из жизни поучительно. Заболевая тифом, она не возвращается домой, где священник приютил десяток детишек. Она умирает в лесу, в одиночестве.

    1944 год. Александр Ионин ходит вокруг гор трупов советских военнопленных. Один, поседевший и измученный, он отпевает разлагающиеся тела. Где-то не так далеко, эстетика Третьего рейха также догнивает в прочных, но затхлых катакомбах. Что есть это? Победа христианства над эзотерической школой, внезапно потерявшей свою силу? Нет. Это победа одного тирана над другим. Преобладающее движение одного маховика над другим. А между этими маховиками вечно перемалывающаяся плоть. Невинная плоть или виновная, изуродованное мясо не знает краски стыда.

    Фильм «Поп» рождает противоречивые чувства, как и то время, о котором в нем идет речь. Я чувствую истинный порыв священника Александра Ионина сделать мир чуточку лучше, но я также вижу наивность батюшки, наивность, которая граничит с конформизмом. Отец Александр не предатель, он блаженный простак, несколько умудренный опытом. Он не понимает, что машина Лжи питается его праведностью как бензином, что его праведность маскирует Зло той системы, в рамках которой он служит. Изменились времена, но не изменилась эта традиция. Сегодняшние священники, искренне служащие людям и ведущие примерный образ жизни, так же как и Ионин прикрывают фурункулы системы покровами своей праведности. Праведность служит во имя Зла. Праведник служит Тирану.

    9 февраля 2011 | 17:16

    Когда-то подававший большие надежды на ниве авторского и даже скандального кино Владимир Хотиненко сегодня снимает фильмы, которым позавидовали бы многие мастера советского агитационного искусства.

    Различие состоит в том, что эпоха российская и, как горячие пирожки из печки, из-под режиссерского крыла Хотиненко выходят то воспевание подвига моряков-подводников для излечения травмы «Курска» ("72 метра»), то новая мифология вокруг нового праздника ("1612»), то развенчание старой мифологии вокруг старого праздника (сериал «Гибель империи»)… А началось все, к слову, со старого советского плаката под названием «Следствие ведут знатоки» и его последней серии «Третейский судья», а впереди и вовсе экранизация «Слова о полку Игореве». И ведь еще в начале 90-х (в контексте времени) у него была совсем не патриотическая «Патриотическая комедия».

    Все это говорит не то, чтобы не в пользу режиссера, но как-то и не в «плюс». Хотиненко всегда в правильной позе, соответствует конъюнктуре, но, как говорят в последнее время, качественно. Вот и очередной конъюнктурный, но вполне себе качественный фильм.

    На сей раз использованы аж две патриотические «фишки» — православие (так и хочется продолжить самодержавием и народностью) и Великая Отечественная война. В центре повествования Псковская епархия, которая в период войны «отметилась» сотрудничеством с оккупационными властями и, в частности, семья православного священника, который служит в нескольких деревнях на Псковщине (или Латвии, что тоже близко).

    Сама тема, надо признать, достаточно нова — даже в советский период ее обходили, хотя вся советская идеология, казалось бы, была направлена супротив религии и церкви. Не говоря уже о том, что в кино ее старались не трогать в принципе. Из священников в советском кинематографе «засветился» разве что сельский батюшка в «Противостоянии» Семена Арановича, свидетельствовавший о зверствах нацистов в кадрах хроники. Иногда в признанных шедеврах фигурировали храмы (особенно показателен эпизод в «Они сражались за Родину»), не говоря уже о разных присказках. Но в целом тема не затрагивалась. 90-е не подарили в этом отношении ничего нового — и фильмов было немного, да и интерес представляли почему-то коллаборационисты (предатели т. е. на советском языке), но не священники. Кстати, и в данном фильме неожиданное развитие получает тема коллаборационизма.

    О достоинствах. К таковым, безусловно, стоит отнести актерские работы. Маковецкий всеми фибрами своего актерского мастерства вытягивает своего персонажа на позицию меж двух, а то и трех огней, играя драму человека, вынужденного мириться с врагами ради паствы, которой и помогает, в том числе и посредством немцев. Как всегда феерична Нина Усатова — хранительница и хозяйственница, а проще — русская баба в самом исконном и скорее положительном значении слова.

    Еще одно достоинство, идеологического плана, сводится к тезису: предатель предателю рознь. Почему-то приходит на ум параллель со Штирлицем: тот ведь тоже находился на службе у Рейха, но и пастора спас (вот, кстати, и еще служитель церкви), и Кэт с детишками в Швейцарию вывез и колясочку детскую подвез… Логика малых дел: чего зря в лес уходить партизанить и усугублять конфликт, если можно помочь людям здесь и сейчас. Каждый должен заниматься своим делом…

    Вот здесь-то и кроется главная проблема фильма — Хотиненко настолько увлекся оправданием священнослужителей, что проникся добрыми чувствами ко всем, в т. ч. к немцам. Очень «колоритный» куратор отца Александра полковник Иван Федорович Фрайгаузен персонаж скорее положительный, потому как православный Иван Федорович, но служит нацистам, потому что немец Фрайгаузен. Немцы в лагере просто служат неведомым приказам, и это не их вина. и т. д. Естественно, что священники в категорию неоднозначных попасть не могут по определению. То же самое касается деревенских жителей и большей части партизан. Дело не в том, что это идеализация военной действительности (а немцы и вправду не все были зверями), а в том, что кино почти не несет в себе конфликта в то время как война в разгаре. И будто бы испугавшись подобной гладкой картины, хотя в фильме есть и казни и протест отца Александра против них, но общего бесконфликтного посыла фильма они сильно не меняют — носителей зла все равно не хватает, режиссер решает ввести классический штамп последних лет — вредного кровожадного комиссара, туповатого фанатика. И, конечно, гэбисты служат главными врагами прогрессивного человечества, потому и избивают и сажают… Но и этого маловато — война все-таки, поэтому надо, чтобы кто-то умер из главных героев. Избирают на заклание матушку — зрителя наверняка проймет. И вполне пронимает, но в сценарий не вписывается совсем и весомо снижает художественную ценность, больше смахивая на новые формы пропаганды. Местами очень сильно в лоб.

    И как тут правильно оценить, я не знаю. Разочарования от фильма, как от «Утомленных солнцем-2», нет, но восторгаться особых поводов нет тоже. Неплохой фильм, каких немного, но и немало. Безусловно, полезно узнать что-то новое. Меня, к примеру, фильм сподвиг на поиск информации о позиции церкви в период войны — оказалось безумно интересно, потому что трагедия расколотого народа там прослеживается как нигде. Кстати, и тема коллаборационизма получает новый виток в изучении. Но в фильме нет позиции автора. Если фильм пролежит на полке лет 10, то, боюсь интерес к нему поугаснет совсем. У православной аудитории он найдет горячий отклик поддержки — женщины будут сочувствовать главному герою, мужчины будут клеймить Советскую власть, которая не поняла (и не могла понять) подвижничество попов, у коммунистов-патриотов будет вызывать большие сомнения и, естественно, протест против не светлых образов НКВД-шников и партизан. Но было ли это непредсказуемо по прочтении только лишь названия фильма и аннотации к нему?

    6 из 10

    23 августа 2012 | 21:28

    Я читаю рецензии многих» почитателей» кино и поражаюсь их недалёкости в знании нашей истории! Я думаю, что многим надо припомнить хотя бы школьную программу, не говоря уже о чём-то более масштабном.

    Фильм настолько ярок в описании того времени, что становится неумолимо больно и обидно за наше прошлое. Гонение церкви, подавление веры в высшую силу. Все наверное забыли, что делал Сталин. Огромный поклон ему за победу перед фашистами, но и наших добропорядочных людей он немало погубил!

    Этот фильм сделан безукоризненно, нет ни одного актёра, который бы портил общую картину! Да, может голубь там и выглядел не совсем естественно, но это ничто по сравнению с самой сутью фильма!

    Эта картина катализирует многие чувства забытые нами. Если в нашей жизни было бы по-больше таких священников, то и Веры было бы гораздо больше. Очень интересно наблюдать, как в реальной жизни «реальные» священники разъезжают на последних моделях Mersedes и для которых Православие — это не больше, чем бизнес.

    Если честно, русский кинематограф мне не по-душе, но этот фильм — непоколебимое исключение. Эта картина выводит нас на новый уровень.

    Советую посмотреть его всем. Он подарит Вам свежие переживания и разбудит те чувства, которые топит наша эпоха.

    10 из 10

    19 мая 2010 | 17:49

    Я читаю рецензии многих почитателей кино и поражаюсь их недалёкости в знании нашей истории! Я думаю, что многим надо припомнить хотя бы школьную программу, не говоря уже о чём-то более масштабном.

    Фильм настолько ярок в описании того времени, что становится неумолимо больно и обидно за наше прошлое. Гонение церкви, подавление веры в высшую силу. Все наверное забыли, что делал Сталин. Огромный поклон ему за победу перед фашистами, но и наших добропорядочных людей он немало погубил!

    Этот фильм сделан безукоризненно, нет ни одного актёра, который бы портил общую картину! Да, может голубь там и выглядел не совсем естественно, но это ничто по сравнению с самой сутью фильма!

    Эта картина катализирует многие чувства забытые нами. Если в нашей жизни было бы побольше таких священников, то и Веры было бы гораздо больше. Очень интересно наблюдать, как в реальной жизни «реальные» священники разъезжают на последних моделях Mersedes, и для которых Православие — это не больше, чем бизнес.

    Если честно, русский кинематограф мне не по душе, но этот фильм — непоколебимое исключение. Эта картина выводит нас на новый уровень.

    Советую посмотреть его всем. Он подарит Вам свежие переживания и разбудит те чувства, которые топит наша эпоха.

    10 из 10

    1 июня 2010 | 13:48

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>