всё о любом фильме:

Июльский дождь

год
страна
слоган-
режиссерМарлен Хуциев
сценарийАнатолий Гребнев, Марлен Хуциев
директор фильмаАлександр Яблочкин
операторГерман Лавров
композиторБулат Окуджава, Юрий Визбор
художникГеоргий Колганов, Н. Ефанова
монтажА. Абрамова
жанр драма, ... слова
зрители
СССР  3.1 млн
премьера (мир)
возраст
для любой зрительской аудитории
время109 мин. / 01:49
Героям фильма — примерно тридцать. Очень часто именно в это время у людей наступает период пересмотра уже выработанных ранее позиций. К такому пересмотру и приходит Лена, героиня этого фильма. Ей многое надо обдумать заново.

Она начинает понимать, что прежние оценки поверхностны, все предстает перед ней в ином, более ясном и резком свете. Это порой связано с потерями. Лена теряет бывшего ей самым близким человека, который становится чужим и далеким.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Что ни говорите, у ряда наших киноборзописцев, обрушивавшихся в прежние годы со всей силой на вроде бы камерные фильмы, далёкие от политики и идеологии, был исключительный нюх на подспудный, мало кем угадываемый «воздух времени», который непонятно где содержится, в неком пространстве между кадрами или же в том, как они сменяют друг друга в своём беге по полотну экрана. «Июльский дождь» — одна из таких внешне обычных лент (пусть и обвиняли Марлена Хуциева по привычке в некритическом восприятии западного «кинематографа отчуждения», прежде всего — работ Микеланджело Антониони, что делали потом и в отношении Геннадия Шпаликова и Киры Муратовой), но она непостижимо загадочна и словно похожа на какую-то из мелькающих в прологе живописных картин эпохи Возрождения. Хотя многие склонны были видеть в данной монтажной фразе, как и в прерываемых или заглушаемых классических мелодиях в фонограмме, явный упрёк режиссёра относительно растиражированности и заштампованности всех сфер человеческого сознания в эпоху торжества маклюэновской «Гуттенберговой галактики» (а до нынешней видео-компьютерно-виртуальной реальности ещё было далеко!). (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 91 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    После долгого перерыва посмотрел фильм. И взглянул вдруг другими глазами. По-новому взглянуть заставило происходящее: студенты, выходящие на демонстрации за энную сумму, участвующие в партийной жизни за мобильник; все эти письма с подписями нашей «интеллигенции», которые то отзываются, то не отзываются; наша «Дума» (это вообще без комментарий); все эти движения «наши»; пати с темой «я хочу господина Пэжэ». И подумалось, что это не с Луны свалилось. Во время хрущевской оттепели пропела наша «интеллигенция» реформы под гитары и шашлычок, пропела за подачки, которые придумал для неё ещё товарищ Сталин. А потом начались фиги в кармане, анекдоты в курилках, и брюзжание на кухнях. Так что, нынешний цинизм, конформизм имеет свои причины и корни.

    Поэтому и взгляд иной.

    К тому же слишком явное влияние французской «новой волны».

    Короче, очередной вариант Кубанских казаков… Так и видится, что большая часть страны, которая жила в коммуналках и не имела даже малой части того, что имели эти певуны, удивлялась: «Это из какой же жизни, сынок?»

    А жаль…

    9 ноября 2011 | 15:59

    Этот фильм — попытка последовать стандартам французской новой волны. Но я не назову ее удачной.

    История о поколении 30-летних, когда между собой спорят разные приоритеты: карьера, семья, старая дружба, новая квартира. Июльский дождь, с которого и начинается рассказанная в фильме история, представляется мне символом непостоянства и скоротечности. Но он все равно очень важен и влияет на судьбу главных героев.

    Что мне понравилось? Телефонный роман, рожденный июльским дождем. Пикник с заученными ролями и шутками действующих лиц. Разговор главной героини с матерью о замужестве, которое могло бы стать залогом спокойного будущего. Шикарна сцена в ресторане с «незнакомым» знакомым. Просьба к Визбору не петь, и его же маленький монолог о человеческом материале. И, конечно же, симфония городского пейзажа, пронизанная случайно подслушанными обрывками радийных трансляций. Вот этого пойманного мгновения эпохи очень не хватает многим сегодняшним фильмам, которые, в принципе, могут сниматься в павильоне, расположенном в любой стране мира.

    Что не понравилось? Французские актеры новой волны выглядели на экране живыми людьми. Советские, при всем к ним уважении, театрально произносили текст, вступая в нужное мгновение, чтобы не заглушить реплику партнера. Мне, например, казалось, что Визбор вообще свой текст произносит, глядя в суфлер, хотя, конечно, такого не было и быть не могло. Сценарий показался невнятным. Некоторые сцены, например, эпизод смерти отца главной героини, перетянуты по времени и откровенно нудны. Финал разочаровывает.

    А еще я не люблю бардов, и снова увидел — за что. Как только они берут в руки гитару, все непременно делают умные лица и затихают в задумчивости. Но от песен их лично мне хочется лишь спать. И вот тут я понимаю героев Ураловой и Белявского, которым хочется уехать от всей этой компании далеко-далеко.

    Если что — товарищи меня поправят, но Данелии в его «Я шагаю по Москве» настроение нововолновых французов удалость поймать и адаптировать к отечественным особенностям намного лучше.

    7 из 10

    26 августа 2012 | 21:44

    Фильм- история о людях и для людей. Любовь, романтика долгих телефонных разговоров, философские рассуждения…- каждый найдет в нем что-то интересное именно для себя. Медленный, не спешный, и как будто даже без особого драматизма, нервного напряжения и всякого рода страстей. Но это только на первый взгляд. А на самом деле…

    Главная героиня фильма Лена внешне выглядит вполне счастливой: есть друзья, есть работа, есть родители и даже есть кого любить. Но к сожалению, ее представления о счастье увы далеки от реальности.

    Фильм начинается с дождя. Кажется обычное дело- дождь, но только не в этой истории. Дождь как будто смывает все лишнее наносное, открывая для главной героини истинное положение вещей. мир в котором живет Лена предстает перед ней плоским, скучным, серым, друзья перестают быть неординарными, любимый человек — самый умный, самый гениальный бывший для нее центром мира оказывается абсолютно чужим, а случайный прохожий, поделившийся своим пиджаком, напротив становится родным.

    Весь фильм насквозь пропитан чарующей атмосферой 60-х. Буквально с первого кадра влюбляешься в открытые, беззлобны лица прохожих, в шумящую зелень деревьев и разумеется в Москву, красивую и величественную, в ту Москву, которую мы увы потеряли. Мне кажется, что фильм стоит посмотреть, возможно даже не один раз и вовсе не потому, что это классика… А лишь для того, чтобы взглянув на свою жизнь через призму фильма попытаться понять ее суть.

    Когда вспоминаю этот фильм, на ум приходят слова главной героини(за точность фразы не ручаюсь) : «Жаль что сейчас не ведут дневников, я бы написала, что день прошел как обычно»

    17 апреля 2011 | 01:14

    Даже не верится, что я только сейчас посмотрел этот фильм целиком, от начала до конца, не отрываясь.

    Каким-то непостижимым образом Марлену Хуциеву удалось передать дух времени, эпохи, страны… И одновременно рассказать историю пересечения нескольких судеб, неуловимых прикосновений, меняющих ход жизни.

    Весь фильм снят как бы не специально, глазами человека созерцающего жизнь. События проистекают медленными толчками, как биение сердца, как ровный пульс живого человека. Вроде бы на протяжении фильма происходит лишь одно сильное событие, но мне кажется, что не оно меняет героев. А ведь они изменились, что-то сместилось, неуловимо, но бесповоротно. Как это произошло? В какой момент? Я так и не заметил, не могу ответить…

    В фильме очень интересная манера построения кадра и съемки, камера движется в ритме фильма, повинуясь его дыханию и не смея торопить.

    Очень редкое и душевное кино. Рекомендую к просмотру.

    10 из 10

    24 февраля 2009 | 01:47

    На мой взгляд, самый достойный советский фильм 1966 года. Конечно, рассказывая историю о мужчине и женщине, переосмысливающих свою жизнь и отношения, Марлен Хуциев отталкивался от координат Антониони и Годара. В силу этого, сравнения с французской новой волной не случайны.

    Но режиссер смог добиться удивительного эффекта — он сделал стильный, тонкий, поэтичный фильм, наполненный национальным колоритом. Этим колоритом стало участие известнейшего советского шансонье (барда) — Юрия Визбора, исполнявшего песни не только на свои стихи, но и на стихи Булата Окуджавы.

    Пожалуй, эту картину мог усилить еще лишь Высоцкий, но он снимался в тот год в «Вертикали» Говорухина.

    Исполнительница главной роли Евгения Уралова — очень точна в деталях. Вообще, на мой взгляд, ее героиня, как будто пришла в фильм из картин Антониони — ей вполне было по силам сниматься у него.

    Александр Белявский на фоне Ураловой особенно старается не выделяться. Его персонаж вовсе не чета харизматичному Фоксу из «Места встречи». Он играет скромного мужчину — и делает это потрясающе. Отсутствие брутальности, компенсируется великолепным чувством ритма и партнерши, а великолепная дикция придает его герою волевые черты.

    В итоге: безусловно лучшая советская картина 1966 года. Добрый поэтичный фильм с прекрасной режиссурой Хуциева, безупречной игрой Александра Белявского и Евгении Ураловой.

    9 из 10

    13 сентября 2012 | 02:55

    Марлен Хуциев — безусловно человек-эпоха, по его фильмам можно историко-культурные диссертации защищать. Его первый фильм «Весна на Заречной улице» разговаривает со зрителем простым и понятным языком, как лучшие фильмы 50-х. Он светел, одухотворен и прекрасно однозначен. Само время не предполагает многозначности. Только что отвоевали страну, ее надо отстраивать и возрождать.

    1964 год — появляется уже значительно более сложный фильм «Застава Ильича», который, не дойдя до экранов, теряет революционный пафос и превращается в безыдейное «Мне двадцать лет». Трансформация симптоматичная. Хрущовым развенчан сталинизм, но удар коснулся основ социалистического строительсва, в головах поселились сомнения. То время, которое принято называть оттепелью, по моему глубокому убеждению, было на самом деле временем потерь и разочарований. Чуткое ухо и тонкая кожа художника улавливает перемены лучше других, не всегда, может быть, понимая их значение. В фильме «Мне двадцать лет» герой мучительно ищет смысл своего существования — уже, как можно догадаться, не в революции, а в войне находя духовный стержень, помогающий выстроить душу.

    1966 год. И вновь знаковый фильм «Июльский дождь». От фильма к фильму кинематографический язык Хуциева становится все сложнее, а оптимизма остается все меньше. Это имеет причину — смысл уже утерян. Когда нет понимания, нет и простых слов для объяснения. Что главное, что второстепенное, кто я, зачем я, что ценного в моих отношениях — определяющие жизнь вопросы. Но ответы на них уже ускользающе призрачны. Мотивы поступков необязательны, слова умны и ничего не значат.

    Автор любуется героиней и словно не замечает ее эгоцентризма. А зрителю это видно с самого начала, когда ее ведет камера, и она оглядывается, будто убегая от преследователя, заранее уверенная в предмете интереса наблюдателя. Сам ее телефонный роман возник в общем-то из-за пренебрежения интересами другого. Невозвращенная куртка так и останется поводом для звонков. А может быть, девушка просто безразлична к другим? «Вы не могли бы сегодня не петь» — я бы честно обиделась, тем более что как зритель именно надеялась на песню. Наконец, расставание, ничем не оправданное не только для зрителя, но и для самой героини. Чего она хочет? — Мне почему-то уже неинтересно. Зачем модернизм, вся эта многозначность и неординарность, если за ними тупик глупой женской души. Глупой, несмотря на все умные слова. Потому что в двадцать семь лет женский ум — это ее любовь. Показать другой ум у женщины время еще будет — позднее. А сейчас ты должна научиться понимать сердцем, молча. И если ты можешь своему мужчине бесстрастно, холодно, как будто вас ничто не связывает, отказать, уйти от него просто так, ни к кому, когда он понял, что не может без тебя, — то ты еще не женщина, и станешь ли когда-нибудь? Или так и не поняв, в чем женское счастье, проскачешь бобылкой свою молодость, овеваемую обманчивыми весенними ветрами оттепели, а потом, когда поймешь запоздало, подрастут уже новые зубастые эгоистки.

    За что я все-таки люблю Хуциева — за то, что мало кто из кинематографистов умеет так любить Россию, так ценить ее мимолетные приметы. Наверное, потому что грузин. Его запечатленное пленкой любование Москвой, стремление оставить в фильме как можно больше документов времени — одна из важнейших составляющих успеха его картин, особенно сейчас. А еще спасибо ему за встречу фронтовиков у Большого театра. В детстве я успела повидать сама, как это бывало — и до сих пор это самое яркое мое впечатление от Москвы. Это настоящее. Не могу того же сказать о жизни детей оттепели…

    6 из 10

    23 сентября 2013 | 19:25

    Сопротивление прозы и поэзии, их разнородность в пространстве экрана были открыты уже отцами — основателями советской синематеки Кулешовым («Великий утешитель») и Пудовкиным («Простой случай»). Заявленная проблема жила и здравствовала на протяжении 30-ых — 60-ых, периодически подвергаясь художественному осмыслению и превращению, тем не менее, без значительных успехов. С одной стороны, причина внешняя. Давление идеологии и цензуры загоняло художников в прокрустово ложе программ и лозунгов. С другой — сама задача оказалась глубинной, сущностной, выходящей за границы драматургии и режиссуры. Ибо здесь кинематографический метод натолкнулся, не много не мало, на конфликт материи и духа. Первичная трансцендентальная идея не могла слиться с первичной же конкретностью кинообраза, который был посредником между действительностью и сознанием, а потому сдерживал мысль в рамках вещественной формы. В свою очередь и сюрреалистический принцип не позволял достичь есенинской метафоры: «Розу белую с черной жабой // Я хотел на земле повенчать», — ибо не предлагал ничего нового, лишь менял угол обзора. Необходимо было произведение, в котором бы сам быт, мир осязаемый, заговорил высоким слогом, стал символом, тождественным чистому полету души. И на путь этот, «опираясь на плечи великанов», в 64-ом вышел молодой режиссер Марлен Хуциев, который в течение следующих 6-и лет снимает «поэтическую трилогию» («Застава Ильича», «Июльский дождь», «Был месяц май»), перевернувшую понятие экранной выразительности и каноны повествования. Однако сила этих картин была признана лишь спустя два десятка лет, в 80-е, в преддверии скорого крушения Союза, когда теоретические изыскания освободились от беспощадного давления власти и узрели ту уже погасшую коллизию.

    «Июльский дождь» — это картина жизни, наблюдаемая со стороны. Монтаж акцентирует внимание на деталях, поднимается до панорамы, соединяет частное и общее. Однако ракурс всегда внешний, по форме документальный. Фильм не устремляется в скрытые течения изображаемой действительности, он ищет их отголоски в повседневности.

    Уже этот мотив сталкивает высокое и низкое: обыденность и искусство. Однако если печатный станок штампует тысячи репродукций средневековой фрески, превращая сакральную красоту в вульгарный китч, то режиссер идет в обратном направлении. Выхватывает серые будни, типичные интерьеры, банальные характеры и делает из них индивидуальные и исключительные образцы, обрисованные дотошно, в подробностях жизни, что не позволяет усомниться в их привычной реалистичности. Он открывает красоту в пошлости, иными словами, находит великое в ничтожном. И очищает мир от копоти фальши.

    Именно очищение — центральная тема фильма, которая воплощается в поэтизации действительности и постепенном метаморфозе главной героини, словно охватывая одновременно малое и большое, душу и вселенную. Средствами возвышения выступают как одухотворенные пейзажи, монтируемые с деформируемым под влиянием внутреннего, ведомого мыслью режиссера движением, так и все построение фабулы. Хуциев смело рвет сюжетные путы, его рассуждения не следуют формальной линии повествования, а канва представляет собой калейдоскоп конкретных и отвлеченных образов. Однако поток сознания не растворяет личную и магистральную историю. Преодоление предметности пространства служит его олицетворению в фигуре главной героини Лены. Именно персонаж фокусирует переживания мира, именно через него транслируется содержание всей картины. Таким образом, композиция, растекаясь многообразием портретов города, природы, коммуналки, компаний друзей, ночными разговорами по телефону, сомнениями и отчуждением, в конечном счете, завязывается в один драматический узел. Детали жизни постепенно собирают противоречия, мельчайшие уколы, что вырастает в тяжелый конфликт человека и среды, ставя его один на один с вопросом самоидентификации. Дилеммой борьбы или согласия.

    Однако Хуциев не разрешает ее, ибо ему важно обнаружить сам факт пошлости быта человека и общества. И это не упрек, ибо пошлость едина с благополучием. А быт как раз к нему и стремится. Оттого, понимая это, наша героиня меняется: из характера беспечного и романтичного, становится меланхоличной и задумчивой. Движение ее к внутреннему терзанию и освобождению от ложных и насаждаемых самой жизнью идеалов и есть цель авторского сообщения.

    В этой работе Хуциева ощущается невообразимая красота мира, которая звучит в мелодии кинематографической поэмы, поминутно существующей между романом и стихами, между движением и созерцанием.

    12 августа 2010 | 17:47

    Драма

    - Владик, придумайте мне хобби.
    - Ну, на вашем месте я бы коллекционировал друзей.
    - Прекрасно. Я записываю вас в свою коллекцию. Вы занятный тип, Владик.


    Москва. 60е годы. В толпе прохожий идёт 27-летняя девушка Лена (Евгения Уралова) и останавливается на остановке. Начинается тёплый июльский дождь, и порядочный молодой человек Женя (Илья Былинкин) отдаёт ей свою куртку, чтобы она не промокла. Лена говорит ему свой номер телефона, чтобы он смог связаться с ней и вернуть принадлежащую ему куртку. На этом их короткая встреча заканчивается, и Лена возвращается в своё привычное русло жизни, где её ждёт мать (Евгения Козырева), молодой человек Володя (Александр Белявский), работа на типографии и весёлые, а в то же время грустные посиделки с друзьями. И лишь иногда в её квартире звонит телефон, и Женя предлагает встретиться и вернуть свою куртку, которую он одолжил Лене, чтобы она смогла укрыться от июльского дождя.

    Картина Марлена Хуциева «Июльский дождь» начинается с долгого плана московской улицы с перерывами на показ картин классической живописи. Музыкальное сопровождение резко прерывается и меняется с классики на радиопередачи. По улице идут люди в разных направлениях, не замечая друг друга, и взгляд зрителя останавливается на девушке Лене, образ который гениально создала актриса Евгения Уралова, как бы выбирая именно её для дальнейшего путешествия вместе. И ведь действительно получилось так, что в фильме нам не просто показывают фрагмент из жизни человека, а мы погружаемся вместе с Леной в её жизнь, рассказанную нам не ей самой, а показанную как будто нашими глазами со стороны, чтобы мы могли сами составить мнение, проживая вместе с ней очень важный период жизни.

    Каждый диалог этого фильма и каждая, будь то длинная сцена посиделок с друзьями, или будь то короткая визуальная вставка, — это маленький шедевр, где зритель видит не актёров и декорации, а людей и жизнь. Все персонажи фильма дышат, их можно почувствовать, подумать вместе с ними, оценить их слова, поступки, посмеяться над их остроумными шутками или улыбнулся над порой корявыми и неуместными фразами, переживать вместе с ними их горе и печали.

    Лена в этой картине похожа на героинь фильмов Антониони, она вместе со всеми и в то же время совсем одна. Она много думает и рассуждает, переживает яркие вспышки и серые бытовые будни. Лена приходит к заключению, что её нынешний молодой человек Володя, который тянет с предложением ей руки и сердца, всё-таки не подходит ей, причём объяснить это не может ни она себе, ни зритель, который наблюдает за их отношениями и тоже понимает её мысли и поддерживает её решение. Это не тот случай, где в фильме показаны отрицательные и положительные персонажи, либо же положительный персонаж совершает нехороший поступок, и мы понимаем причину перемены отношения к нему. Напротив, здесь показаны тонкие нюансы человеческих чувств и отношений, которые так близки нам, ведь никто из нас не может понять, почему нас окружает такое количество хороших и интересных людей, но некоторые из них становятся нашими близкими друзьями, а с другими мы не можем выдержать и минутный разговор.

    Среди квартирных посиделок и танцами и шашлыков в лесу перед костром вместе с приятными и интеллигентными людьми в жизнь Лены врываются звонки Жени. Сначала разговоры идут только о встрече и возврате куртки, а потом перерастают в нечто большее. Голос в трубке становится нематериальным (стоит отметить, что он звучит не сразу, а только начиная примерно с середины картины), чем-то необъяснимым и другим, притягивающем куда-то в иное непонятное измерение, где всё происходит, может быть, и не лучше чем здесь, но совершенно по-другому. Лена уже не ассоциирует этот голос с живым человеком, который просто в нужный момент порядочно себя повёл, а ассоциирует его с отрешением в другую реальность. Поэтому разговоры их становятся всё честнее, откровеннее и чаще, что окончательно убеждает Лену в её решении.

    Ночью, после того, как я посмотрел этот фильм, сон как рукой сняло. Сначала мне было невыносимо обидно, что он закончился, а потом я бродил по квартире и отходил от эмоционального состояния, возвращаясь в настоящую реальность и прокручивая в голове фрагменты фильма, желая снова окунуться в тот мир. Потом мне приснился странный сон, где я видел несколько достаточно важных для меня сцен из моей жизни, но почему-то они выглядели совсем иначе, нежели я их помню.

    - В Москве +9. Временами дождь.
    - Хочется в Москву.


    10 из 10

    1 августа 2010 | 04:21

    Первое что понравилось в фильме, что он на грани, не похож на стандартное советское кино, но в то же время передает атмосферу. Невероятно удивила операторская работа — очень нестандартная подборка кадров, особенно умилили люди смотрящие в камеру, поразил ход взглядов в камеру самих героев. Разносторонними являются не только кадры — подборка музыки невероятно органична, хотя и очень разная. Отдельно почтение Визбору.

    И не только ему. Смотря этот фильм мне впервые за долгое время подумалось: «вот это настоящая актерская игра!». Так тонко и сильно, что дух закладывает. Особенно конечно Лена, но так же и Женя, который появляется один раз, но так, что когда он говорит его образ стоит перед глазами. Вообще персонажи очень разные и дополняют друг друга, есть и юмор, и интеллект, и легкость и тяжесть. Все вместе проникает под кожу.

    Но на мой взгляд самое главное в этом фильме это актуальность темы. Смотря этот фильм сейчас по сути мало что по-другому. Конечно не тот режим, не то время, но несколько десятков лет спустя в людских отношениях происходит тоже самое. Не у всех, конечно, но еще нужнее этот фильм тем, у кого такого нет. Лена пример для подражания, она нашла в себе силы отсеить лишних людей и не испугалась одиночества во имя преданности самой себе.

    Плавные, но в то же время стремительные перемены открывают глаза и Лене, и зрителям, фильм помогает собраться с силами, прозреть… И больше не хочется ничего говорить, ибо Марлен Хуциев искусно выразил это в талантливом фильме, а значит выразить это в рецензии было бы провальной попыткой и кощунством.

    Фильм напоминает тонкое кружево, сотканное из неподдельных эмоций и острых фраз. Просто посмотрите и попытайтесь понять.

    10 из 10

    1 октября 2010 | 05:24

    Какой же все-таки прекрасный фильм! От него веет теплым ветерком и влагой, не душной, давящей, а приятной…

    Наверное, я тоже мечтаю, чтобы мне было о чем поговорить и помолчать по телефону, чтобы мне было о чем погрустить, когда все веселятся или же наоборот улыбаться, когда никто этого не может. Хочется, чтобы не было 400 знакомых, а было несколько друзей, но таких, которые могут позвонить из Саратова.

    Жаль, что главный герой так никогда и не поймет, почему имея столько положительных качеств… он не герой ее романа, даже когда делает предложение так «торжественно и во фраке». Нет… он из слишком современного металла, который не сгорает в слоях атмосферы… А она… она — тот самый июльский дождь! Потому что она: теплая, сильная, упорная и непокорная. Она сама говорила, что хочет остаться свободной, несвязанной. Потому что мало кто способен ее удержать. Если только трубка телефона… с другом на том конце.

    Чудесный фильм! И великолепная атмосфера… когда всегда есть куда пойти… когда есть тот дом, где каждый день — день чьего-нибудь рождения, куда не надо звонить, где тебе всегда рады и не дадут грустить!

    10 из 10

    2 июля 2010 | 14:54

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>