всё о любом фильме:

Седьмая печать

Det sjunde inseglet
год
страна
слоган-
режиссерИнгмар Бергман
сценарийИнгмар Бергман
продюсерАллан Экелунд
операторГуннар Фишер
композиторЭрик Нордгрен
художникП.А. Лунгрен, Манне Линдхольм
монтажЛеннарт Валлен
жанр фэнтези, драма, ... слова
бюджет
$150 000
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время96 мин. / 01:36
Номинации (1):
В середине XIV века рыцарь Антониус Блок и его оруженосец возвращаются после десяти лет крестовых походов в родную Швецию. Блок устал от жизни, и не видит вокруг себя ничего, ради чего стоило бы продолжать влачить свое существование. Но прежде он хочет убедиться в том, что Бог — есть…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
92%
48 + 4 = 52
9.1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • В основу фильма положена пьеса Ингмара Бергмана «Роспись по дереву».
    • Название взято из «Откровения Иоанна Богослова».
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В сцене сожжения ведьмы, когда камера делает долгий проезд от стражников, ломающих хворост, до костра, на заднем плане можно увидеть крышу и окна многоэтажного дома.
    • Во время съемок сцен сожжения ведьмы находившиеся на площадке пожарные так переусердствовали, что затопили одно из помещений находившейся рядом лаборатории.
    • еще 2 факта
    Трейлер 02:37

    файл добавилthe7notes

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.5/10
    Практически именно с этого фильма, удостоившегося на фестивале в Канне в 1957 году специального приза жюри (поровну с «Каналом» Анджея Вайды, что по-своему знаменательно, учитывая несомненный символизм «хождения по кругам ада» и в данной картине об участниках Варшавского восстания в годы второй мировой войны), началась всемирная слава шведского режиссёра Ингмара Бергмана. Хотя ряд предшествующих работ мастера ретроспективно тоже были признаны кинематографическими шедеврами — например, «Лето с Моникой» и «Вечер шутов». Но «Седьмая печать» представляет уже зрелого, пусть лишь 38-летнего по возрасту художника, который, безусловно, склонен к богоборческим мотивам и пытается вырваться за пределы внушаемого с детства протестантизма (тем более что и отец Бергмана был пастором) даже при обращении к материалу, имеющему религиозную тематику. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 68 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Такой вопрос задаёт себе рано или поздно каждый человек. Не исключение и замечательный шведский режиссёр Ингмар Бергман. Вообще, стоит заметить, Бергман является одним из немногих кинохудожников, которые касаются в фильмах не каких-то конкретных сфер жизни, сотворяя произведения на социальную, культурную или психологическую тематику, но вопросов истинно экзистенциального характера.

    Вот и на этот раз, мне представляется, Бергман решил побаловать и себя самого и любящего подобные странноватые развлечения зрителя. Казалось бы, весьма простая фабула: крестоносец Блок, вернувшись из похода, открывшего для него все ужасы мира, встречает своего ангела Смерти и договаривается об отсрочке до конца партии в шахматы, которую он намерен со Смертью же разыграть. Затем следует обычное вроде бы повествование, изобилующее описаниями быта средневековой Швеции и обнадёживающая (отчасти) концовка. Вот и всё, вот и весь фильм.

    Однако мастер никогда не был столь поверхностен, не будем же и мы ставить на произведение ярлык «шедевр», не разобравшись, что к чему. В первую очередь, хочу заметить, фильм не изобилует большим количеством красивых визуальных образов, как это бывает, например, в фильмах Тарковского. Но необходимость в подобных образах отпадает сама собой, когда дело доходит до тщательно скрываемого автором подтекста, аллюзий и сравнений, которыми фильм богат до невозможности. Тут вам и сравнение бичующихся с дурачащимися артистами, тут и сцена в трактире, когда люди сначала рассуждают об очищении, о праведности и грядущем по их души конце света, а потом весело хохочут, завидев издевательства одного человека над другим. Бросающееся в глаза сравнение прогуливающейся с Михаэлем Мии с девой Марией и Христом. Йов или Юф чем-то походит на самого Бергмана ("Снова у тебя видения», — говорит ему жена). А задаёт весь тон мрачной истории изуродованный чумой труп, встреченный Йонсом на побережье (весьма красноречивый, действительно). Да даже во внешнем облике Смерти и Блока уже виден определённый контраст (чёрные одеяния и оглушительно тёмные, словно неживые очи ангела смерти супротив ослепительно белых волос и светлых глаз Антония). Можно подметить ещё сцену обольщения Ската, фоном которой служила ироничная песенка артистов про нечистого, который танцует где-то на берегу и скрывается повсюду. Вобщем, полон фильм всякими интересными «вкусностями», за которые цепляется что взгляд, что разум.

    Ещё, пожалуй, фильм обладает невероятно интересными диалогами, тут уж ни отнять, ни прибавить, как говориться, всё как надо. Особенно хороши в этом плане сцены в которых участвует Йонс и блестяще исполнивший его господин Бьёрнстранд. Его разговор с кузнецом в трактире и на дороге, во время перепалки того со Скатом — бесценны.

    Замечательная актёрская игра Биби Андерсон, Нильса Поппе, Бенгта Экерота, Бьёрнстранда и вездесущего (в фильмах Бергмана) Макса является также одним из украшений этого фильма.

    А вот писать о смысле картины мне как-то не хочется, даром что за меня всё прекрасно изображено на плёнке (или в цифровом виде, кому как). Просто облекать в слова такую красивую мысль о тайне человеческого бытия, которая раскрывается в «Седьмой печати», мне кажется потрясающим невежеством. Потому лишь пожелаю вам того чувства, которое совершенно в своём несовершенстве, да побольше счастливых мгновений. Ведь ради этого и живём, правда?

    В заключении хотелось бы добавить, что это самый светлый фильм Бергмана, который я видел.

    10 из 10

    21 января 2014 | 00:03

    Снятая всего за 35 дней, с минимальными производственными затратами (Бергману даже пришлось занять денег у актрисы Биби Андерссон) «Седьмая печать», является одним из самых искренних фильмов Бергмана, своеобразным road movie и средневековой мистерией одновременно.

    Рыцарь Антониус Блок вместе со своим оруженосцем возвращается на родину после долгих лет неудачных Крестовых походов. Рыцарь устал и подавлен, измучен бессонными ночами. Теперь он возвращается в родной замок.

    Антониус Блок мучается не только из-за десяти лет, проведенных в пустых сражениях на Святой земле. Он стремится познать Бога, найти вещественные доказательства его присутствия, нечто большее, чем «туман невнятных обещаний и незримых чудес», тогда он поймет, что невыносимый ужас, происходящий на этой земле, действительно имеет смысл.

    Смерть давно уже ходит за Антониусом Блоком. В черном балахоне с мертвенно бледным лицом она появляется на фоне сурового северного моря и ведет диалог с рыцарем. Перед вечной стихией и Смертью уже бесполезно лукавить — но Блок просит отсрочку в виде партии в шахматы. Получив ее, он решает найти ответы на мучащие его вопросы и сделать хотя бы один по настоящему осмысленный и полезный поступок в своей жизни.

    Родная страна, тем временем, находится на пороге Апокалипсиса. Страшная бубонная чума выкашивает целые города и селения. Повсюду людям мерещатся дурные знамения. По дорогам страны бродят толпы бичующих себя флагеллантов. Священнослужители, вместо того, чтобы укреплять веру людей в светлое будущее, напоминают им о тщетности жизни и благословляют сожжение юных умалишенных, якобы принесших чуму. Бывшие проповедники крестовых походов становятся насильниками и мародерами. Все в этом мире напоминает о Смерти, подчинено ей, жизнь человека страшна, ужасна и совершенно бессмысленна.

    Но так ли это на самом деле? Встречая по пути разных людей, Антониус Блок убеждается, что как раз жестокость этого мира и ожидание смерти бессмысленны, а простые земные радости, вроде парного молока с земляникой, и есть настоящая жизнь.

    Добрая и светлая семья актеров, следующая вместе с рыцарем к его родовому замку, схожа по именам с библейскими Иосифом, Марией и младенцем. В упоении простыми радостями жизни они олицетворяют собой божественное начало в людях, а именно Любовь.

    Продолжая партию в шахматы, Смерть настойчиво обращает внимание на спутников рыцаря, и тот решает спасти хотя бы семью актеров, которые так счастливы и у которых еще так много незаконченных дел. Отвлекая внимание Смерти, Антониус Блок смахивает фигуры с доски. Теперь он выполнил свое предназначение, и может плясать со Смертью свой последний танец на этой земле…

    Мораль фильма, на мой взгляд, следующая: страх смерти, так или иначе присутствующий в каждом из нас, отвлекает от действительно важных вещей, которые мы еще можем сделать в этой жизни. То, что будет происходить после смерти — неизвестность, не так страшна, если наша миссия в этом мире действительно выполнена. И это единственное, о чем на самом деле стоит думать.

    Несмотря на мрачный символизм, «Седьмая печать» — на редкость живой и наполненный тонким юмором фильм, который стоит серьезных размышлений и может стать мотивацией к действию.

    10 из 10

    26 декабря 2009 | 00:44

    Ингмар Бергман — тот режиссер, который заставляет задуматься практически с первого кадра своих фильмов, окутывает пеленой таины и грусти.

    Но что же это за «Седьмая печать», кто она?

    Вопросы, которые задаються, но не воспроизводяться в этом фильме имеют древнюю историю и самые разные трактовки. Бергман решил воспользоваться моментом и высказать свои мысли по этому поводу. Смерть — добра или зла? Способна ли она дать человеку второй шанс? Стоит ли ее вообще бояться? Таких вопросов очень много, и они по чуть-чуть растолковываются с каждой сценой фильма.

    Мои ощущения от просмотра — мурашки по коже от такого четкого и правильного образа Смерти, которую блестяще сыграл Бенгт Экерот — неторопливая, рассудливая и (в какое-то время) рассеяная.

    Актерская игра других актеров (особенно Макса фон Сюдова) тоже завораживает, заставляет поверить в их тяжелую жизнь и пережить все то, что чувствует человек XII-XIV веков.

    Рассуждайте о вечном вместе с этим фильмом.

    10 из 10

    14 октября 2014 | 01:14

    «Седьмая печать» — это великое кино. Это некая притча, философский трактат, размышление на тему вечности и взгляда за черту.

    Антоний Блок — рыцарь, проведший десять лет в крестовом походе, в котором он наделся увидеть, осознать смысл жизни. Но он не получил ничего, кроме усталости и пустых надежд. Встречая Смерть, он не молит ее не убивать его, а просит отсрочку — для того, чтобы понять смысл жизни.

    Смерть в этом фильме — это не образ черепа с косой, как рисует его на стене в начале фильма художник, для того, чтобы устрашить людей, это гораздо более сложный образ: Смерть — похожа на нас, всегда находится рядом с нами, и часто мы не замечаем ее. И, возможно, Смерть, также, как и мы, не знает ничего о смысле жизни, о Боге и других вещах. Но приходит время, как пришло время Антонию, посмотреть ей прямо в глаза.

    Антоний действительно желает лишь узнать смысл жизни, ему безразлична сама жизнь. Когда Смерть берет его ферзя, он говорит безразлично: «А я и не заметил…».

    Живыми можно назвать лишь труппу актеров. Лишь они хотят жить, они отчаянно цепляются за жизнь, они будут изображать медведя над горящим пламенем, лишь бы не умереть.

    «Седьмая печать» — это искусство, искусство взгляда, искусство жизни, искусство смерти.

    10 из 10

    14 ноября 2010 | 10:47

    - И что это такое?

    - Пляска смерти.

    - А это смерть?

    - Да, пляшет и увлекает всех за собой.

    - Зачем ты малюешь такие страсти?

    - Людям полезно напоминать, что они смертные.

    - Это не добавит им радости.

    - А кто сказал, что их надо все время радовать? Иногда стоит и попугать.

    - Тогда они не будут смотреть твою картину.

    - Будут, череп притягивает еще больше, чем голая бабенка.

    - Если ты их напугаешь…

    - Они задумаются.

    - И?

    - Еще больше напугаются. ©


    По своему устрою жизнь — как партия в шахматы, только фигур на много больше, точнее людей, которые так же, как и шахматные фигуры, делятся на белых и черных — добрых и злых, но в жизни конь, не ходит буквой «Г» и волей случая, король может стать пешкой! Один неверный ход, может привести к завершению партии, так и в жизни, шаг, сделанный не в том направлении, может привести к смерти!

    Фильм, который можно смотреть по несколько раз и каждый раз узнавать что-то новое, ведь философский подтекст этой картины, целиком и полностью, понять за один просмотр, на мой взгляд, очень сложно!

    Любовь — то чувство, которое многим, придает сил идти дальше, не останавливаться ни перед чем, жить и наслаждаться каждым дыханием! В фильме есть такая любовь, но есть и другая, не настоящая, которая толкает людей на глупые, не обдуманные поступки. Режиссер показывает нам, что у всего есть две стороны, «черная и белая», даже у любви!

    «Если все несовершенно в нашем несовершенном мире, то любовь само совершенство в своем совершенном несовершенстве» ©

    Вера — как и любовь, многие только благодаря ей, не перешли на сторону «черных» и живут в страхе оступится. Она многим придает силы, дает надежду, люди продолжают верить в Бога, светлое будущее и если вера сильна, то надежда не умрет! Но и тут есть другая сторона, в фильме, вера, поддается сомнению. Если Бог есть, то почему он заставляет нас страдать, если мы в него верим, почему он не поможет?

    «Я хочу знать. Не верить, не предполагать, а знать. Хочу, чтобы Бог протянул мне Свою длань, явил Свой лик, заговорил со мной» ©

    Смерть — основная тема фильма, то во что верят все, то к чему рано или поздно придет каждый, ну или смерть придет к каждому! Кем бы ты ни был при жизни, в ее руках, ты просто пешка! В фильме прекрасно показано, как бы ты не старался «выиграть партию» — это не возможно, ведь она уже давно проиграна! Образ смерти, мудрец в черной рясе с косой, делающий свою работу, хитрый, коварный, вроде бы ничего не обычного, но то, как ее нам преподнесли, философия речи, это незабываемо. На мой взгляд, лучший пример смерти в кинематографе!

    «Судьба-злодейка веселится,

    И ты, приятель, не робей,

    Сегодня праздник приключится,

    А завтра нам кормить червей» ©


    К просмотру обязательно!

    Шах и Мат!

    8 июня 2013 | 02:57

    В литературе есть совсем немного ярких проявлений достославной жизни рыцарства. Во-первых, конечно, король Артур со своим легендарным круглым столом и Ланселотом во главе. Во-вторых, печально-героическая Песнь о благородном Роланде. В-третьих, самый, пожалуй, известный странник — Дон Кихот Ламанческий, заключенный в своем сознании, который, волею Сервантеса, поставил жирную и глубокомысленную точку на истории рыцарства (Испания стала его, рыцарства, последним оплотом, так довелось). И дал, таким образом, Вальтеру Скотту или Марку Твену, к примеру, в более поздние времена архиидеализировать или аннигилировать этот вечный симбиоз тела и железа, чести и жестокости, верности и простодушия, упрямства и самоотверженности в назидание потомкам. Ингмар Бергман отказался и от того, и от другого.

    Нет здесь ни трагедии Фауста, ни хитрости Мефистофеля. Судьба героя давно предрешена, и жребий брошен, есть только странное любопытство потусторонней силы. Вуди Аллен потом в пьесе своей сведет такую встречу к комизму, но ладно, продолжим по теме…

    Неважно, сколько человеческих жизней загубил Антониус Блок, отыграаливший Рыцарь. Эти люди, рыцари, были только в легендах стяжателями славы и творящими подвиги во славу прекрасных дев. Самая главная цель этих воинствующих была одна — Иерусалим, берег разных религий, и отсюда, после свершения и осознания ужасных подвигов под эгидой Христа — обреченность главного героя в латах. Ему, проигравшему, потерявшему веру, честь и смысл существования, не страшно и со смертью поиграть. (Этот сюжет совсем не молод — о том многое можно понять из гравюр Дюрера, картин других немцев, голландцев в сакраментальном сюжете «Рыцарь и смерть».) Ему, разуверившемуся, и только ради одного — оглянуться назад и сотворить хоть одно благое дело.

    Благородная ли она, эта цель? Вестимо. Но одного желания творить добро мало. Перед смертью, как говорится, не надышишься. А Смерть уж идет за ним по пятам, будь она хоть в черном капюшоне, хоть чумой бубонной, заграбастывая алчною косою тех, с кем Рыцарь встречается по дороге в небытие. И даже стирая хладный пот с чела от соприкосновения с иной реальностью и несправедливостью житейской, он, уже почти не принадлежащий этому миру, пытается заглянуть под покров ее мрачной сути, желая страстно уяснить трансцендентный вопрос жизни и смерти — «Зачем я жил и что там дальше?» Пытливый Рыцарь желает только одного — знания. Ни веры, ни любви, ни добродетели — знания. Прямо сейчас, коли дали отсрочку. Коварство Смерти Бергмана потрясает — неизвестность. После таких слов Рыцарь умирает. Нет, не тогда, когда неузнанная им жена бросает мелеагрово полено в печь, и не в конце притчи, под «Откровения Иоанна Богослова», а именно здесь. (Пляски Смерти, видимые бродячим циркачом, поистине прекрасны: тут тебе и экспрессивный Мусоргский, тут и апокалиптичный Гойя.)

    Рыцарство, помимо прочего, примечательно еще и тем, что повсеместно, уговором иль мечом, распространяло такую добротную и замечательную индийскую игру — шахматы. Древнейшую и мудрейшую из забав, которая доказывает, что без пешек и окружения правитель — ничто. «Седьмая печать» — фильм о пешке, которая захотела кое-что узнать о том, что там такое творится под знаменами и ликами. С неумолимой жертвой, разумеется…

    10 из 10

    24 января 2011 | 05:26

    Седьмая печать — именно то кино, на мой взгляд, которое в первую очередь должно называться артхаусом. Ведь главный упор в фильме сделан не на эффекты и оболочку, а на содержание. Используя скупые возможности и ресурсы он в полной мере передает и реализует мысль автора.

    Главный герой фильма рыцарь Блок играет с ангелом смерти в шахматы, чтобы отсрочить час смерти. Но зачем? Он не боится умереть, он хочет понять Бога, найти смысл этой бренной жизни. А есть ли он?

    В ходе своего короткого возвращения в Швецию герой успевает побывать в нескольких местах, познакомиться с разными людьми. В стране страшный мор, чума, люди бегут с насиженных мест, но разве можно убежать от смерти?

    Созерцательной идеологии главного героя противостоит его слуга, считающий, что в жизни надо радоваться каждому прожитому моменту, не искать причин и не задавать вопросов. Спасет ли его это?

    Но жизнь за руку со смертью идут своим чередом. В конце концов Блоку удастся добраться до своего фамильного замка и встретить жену, но будет слишком поздно — шахматная партия уже проиграна. Что дала ему эта маленькая отсрочка? Некое великое знание? Нет, просто он понял, что несмотря ни на что, жизнь остается просто жизнью со всей её красотой, с прекрасной летней погодой, с лесной земляникой и доброй компанией друзей.

    Не думаю, что фильм многим понравится. В нем нет действия как такового, это скорее личностное восприятие мира автором, его взгляд на проблему смерти и жизни. Мне лично очень понравился эпизод, в котором смерть лучковой пилой пилит дерево под сидящим на нем героем. Это один из самых изящных, красивых и в тоже время драматически сильных моментов смерти, которые я видел в кино.

    Каков же итог? Мы все играем со смертью в шахматы, кто более, кто менее удачно — итог один.

    8 из 10

    только потому, что нельзя всем фильмам ставить наивысшею оценку.

    P.S. Смерть в фильме как и в жизни играет нечестно.

    7 января 2010 | 22:07

    Фильм снят в аляповатой манере европейского кино, но удачно то, что низкое качество плёнки и черно-белость картины добавляют ей немного якобы большей атмосферности конца средневековья.

    Можно ли разглядеть в этом фильме особые философские мысли? Да, если Вы живете в 57 седьмом году прошлого века и Вам 38 лет и зовут Вас, к примеру, Ингмар. Мне тоже сейчас 38, и этот фильм досмотрел до конца только из любопытства, что бы соотнести его с современными философскими картинами такими как, например: «Фауст» Шокурова, «Изгнание» Звягинцева и т. п.

    Мой вывод к сожалению прост, смотреть имеет смысл только, что бы понять насколько некоторые современные режиссеры смогли гораздо глубже раскрыть такие философские понятия как: религия, смерть, любовь, вера и т. д. А работа шведского режиссера вполне достойна и по форме и по содержанию, но только для прошлого столетия. На мой взгляд — этот фильм кандидат на вылет из топа «250 шедевров» уже как несколько лет. При всем уважении к Ингмару нашему Бергману, это картина не актуальна и не вечна, с точки зрения глубины раскрытия темы смысла жизни человека и прочее, не смотря на критическое отношение режиссера к религиозному мракобесию и цитирования библейских апокалипсисов…

    8 апреля 2013 | 16:36

    Философская притча о сомнении, поиске смысла и знания жизни, погружающаяся в пучину вечных вопросов о человеке и мире и в то же время идущая витиеватыми путями личных драм, непреходящих страданий, что возрождаются в душах каждого поколения из столетия в столетие, может показаться предсмертным завещанием великого художника и мыслителя, однако автором этой картины стал всего лишь 38-летний режиссер Ингмар Бергман. На грани иносказания и бытописания, от вечности до вспышки мгновения, между тяжким самопознанием и широким взглядом на природу людей фильм кажется столь глубоким, обобщающим и также сугубо сакральным, исповедальным, что он без сомнения способен задеть любого зрителя, независимо от того, всматривается ли он в горизонты миропонимания или пытается лишь отчасти разобраться в себе.

    Мучительные искания земной жизни Бергман отдаляет от современности, намеренно переносит их из контекста реальности в древнюю эпоху. Этим он с легкостью избавляется от необходимости говорить конкретно и органично вплетает в свои размышления метафоры и образы, тем самым освобождая разум от всего общепринятого, расхожего, догматического и на первый взгляд очевидного. В новом пространстве режиссер говорит о жизни как долгом крестовом походе с жаждой узреть царство небесное, проникнуть в божественный замысел человеческого существования, но попытки найти оправдания вере и благостное чувство счастливого покоя заканчиваются пустотой. «Моя душа подобна пустоте, в которую я смотрю, как в зеркало, и вижу себя с отвращением и болью, — произносит главный герой Антоний Блок, — неужели все тщетно, а впереди только смерть?» Он уже слышит ее тихие шаги, видит белый гипсовый лик неотвратимого, но без единственного ответа рыцарь не может покинуть этот мир. И милосердный рок дает отсрочку — последние дни, чтобы еще раз попытаться ухватит ускользающее дыхание истины.

    Сравнение отчаявшегося рыцаря с семьей актеров и парочкой случайно влюбленных, которые скоро об этом забывают, представляет некий спектр отношений автора к осознанию реальности. Одни люди стремятся к жизни, другие — к смерти, а третьи — к бесполезному шутовству и самодовольству. Но Бергман вовсе не пытается вынести какую-то мораль, найти правильное и ложное. Он лишь обнажает действительные типы человеческого поведения и видит под их оболочкой либо простую слепую радость, которая и не нуждается в прозрении, либо вечные мытарства исканий, либо комизм игры.

    Антоний Блок рассеял время в дороге к подлинному значению бытия и лишь истощил свой дух, выцвел от солнца, высох горестным взглядом, но его постоянное медленное умирание в тумане сомнений и в борьбе со страстями вело к правде, пускай и недостижимой. И это было великой сущностью его жизни. С другой стороны, семья комедиантов далека от тяжести философского выбора, от боли непонимания, от метаний духа и каторжного самосознания, эти люди знают лишь ласковое тепло утреннего солнца, веселый смех ребенка и тихие будни скоромного быта странников. Сравнивая в заключительных кадрах радостные лица этих путешественников и темные призрачные фигуры спутников рыцаря на гребне горы, которые подобны раскинувшим руки могильным крестам, Бергман делает свой выбор. Разумный, человеческий выбор между нежным светом и тленом тьмы.

    Мы его, конечно, понимаем, безусловно, соглашаемся и вслед за гением также беспечно, непринужденно отказываемся от истины жизни как зыбкого миража, принимая осязаемое счастье взамен пустым скитаниям. И не так уж важно, что Антоний Блок, вместе с идущими по его пятам темными пилигримами, становится незримым укором всей радости мира. Ведь они, словно черные бездны, копят в себе духовную грязь этой жизни, намеренно или вынужденно отказываясь от спокойного благополучия, ибо оно — в сумраке невежества, но эти вечные всадники уже видели призрачное сверкание истины в самой глубокой пропасти подлунного мира и будут идти на обманчивый блеск, прекрасно зная, что впереди лишь смерть, и все тщетно.

    15 мая 2011 | 21:51

    Во главе повествования культовой картины Ингмара Бергмана Ангел Смерти и люди, которым суждено встретить его на своём пути:

    Антониус Блок: Рыцарь утомлённый и физически и душевно десятью годами крестового похода, берёт отсрочку у Ангела Смерти, чтобы найти ответ на измучивший его вопрос. Рыцарь желает знать существует ли Бог в этом мире. Отсрочка не даёт тех знаний, что он так жаждет. Она даёт ему нечто большее — познание истинных радостей жизни. Отныне Антониус готов умереть за них, но всё ещё стремиться знать, обрести гарантии. Он спросит Ангела Смерти, но ответа не получит. Смерть не обладает знаниями. Тот, кто пытается найти ответы у смерти, обречен, остаться в неведении.

    - Вид у вас не весёлый.. Устали? Почему?

    - Спутник докучный.

    - Ваш оруженосец?

    - Нет. Я сам.




    Оруженосец Йонс:
    Ему наплевать на небо, впрочем, как и на преисподнюю — вот так характеризует себя Йонс. Он высмеивает пороки и глупость людей. Сочиняет мрачные песни, вполне соответствующие гнетущей реальности. Йонс погряз во тьме и уже не способен верить в светлые, вечные ценности бытия. Он раздаёт простакам мудрые советы о том, как правильно жить, но не готов верить даже в собственные слова. Так почему бы Ангелу Смерти не пригласить его сплясать?

    «Судьба каналья,

    а ты лишь жалкий негодяй.

    Сегодня ты бодр и всех веселей,

    а завтра уже добыча червей».




    Кузнец, Скоморох и Лиза:
    Простаки, не ценящие друг друга и самих себя. Лиза не задумываясь готова променять мужа на скомороха, а собственное имя на вымышленное — Кунигунда. В свою очередь её незадачливый муж страдает, потеряв супругу, а обретя её вновь уже и не рад тому. Для скомороха ценности не представляют ни любовница, ни дети, ни друзья. Таким людям смерть отсрочек не даёт.

    «В Южных странах водятся звери похожие на людей. Обезьяны называются…»

    Прислуга Йонса и жена рыцаря: Они готовы встретить смерть так словно — это долгожданная гостья. В своём бесконечном страхе перед чумой и Судным днём, люди перестают замечать, как постепенно эти несчастья овладевают ими настолько, что ничего другого кроме как наступления, столь ожидаемого Судного дня, желать и не приходится.

    Юф, Миа и Микаэль: Верные супруги, боготворящие своё дитя. В разгар эпидемии чумы бродячим артистам нелегко заработать себе на хлеб. Однако они верят, что их сыну повезёт в жизни больше. Они не унывают, так как все неурядицы переживают сплочённо, принимая себя и друг друга такими, какие они есть. Неуклюжими, слабыми, но искренними и любящими. Эти люди достойны, наслаждаться дарами жизни.

    - Я так разъярился! Я рычал, как лев!

    - Они испугались?

    - Нет, только смеялись.


    Картина Ингмара Бергмана повествует о таком Средневековье, каким современный человек привык его представлять, опираясь на сведения историков, литературные труды и произведения искусства. Бергман погружает нас в тревожный мир прошлого: в трактирах не умолкают разговоры о чуме, церковь запугивает народ наступлением Судного дня, казнят без вины виноватых людей, народ ищет Бога и ответы на вопросы, измучившие их сердца.

    Немаловажными вопросами задаётся и зритель: «Что есть смерть? Достоин ли я жить?».. По этой причине это фильм, который относят к разряду культовых, являющих собой кладезь простой житейской мудрости, важной во все времена.

    28 августа 2011 | 20:58

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>