Седьмая печать

Det sjunde inseglet
год
страна
слоган«A film of visual scope, of imaginative concept, of powerful content, written and directed by Ingmar Bergman, twice honored by the Interational Jury at the Cannes Film Festival 1956,1957»
режиссер Ингмар Бергман
сценарий Ингмар Бергман
продюсер Аллан Экелунд
оператор Гуннар Фишер
композитор Эрик Нордгрен
художник Пер Аксель Лунгрен, Манне Линдхольм
монтаж Леннарт Валлен
жанр фэнтези, драма, ... слова
бюджет
$150 000
премьера (мир)
релиз на DVD
7 октября 2008, «Видеоимпульс»
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время96 мин. / 01:36
Номинации (1):
В середине XIV века рыцарь Антониус Блок и его оруженосец возвращаются после десяти лет крестовых походов в родную Швецию. Блок устал от жизни, и не видит вокруг себя ничего, ради чего стоило бы продолжать влачить свое существование. Но прежде он хочет убедиться в том, что Бог — есть…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
93%
52 + 4 = 56
9.1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:37

    файл добавилthe7notes

    Знаете ли вы, что...
    • В основу сценария фильма положена одноактная пьеса Trämålning («Роспись по дереву»), написанная Бергманом для первого выпуска театральной школы в Мальмё, в которой он преподавал. Эта пьеса-упражнение состояла из монологов, а количество ролей соответствовало числу студентов-выпускников.
    • Название взято из «Откровения Иоанна Богослова».
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В сцене сожжения ведьмы, когда камера делает долгий проезд от стражников, ломающих хворост, до костра, на заднем плане можно увидеть крышу и окна многоэтажного дома.
    • Во время съемок сцен сожжения ведьмы находившиеся на площадке пожарные так переусердствовали, что затопили одно из помещений находившейся рядом лаборатории.
    • Последние две минуты фильма представляют собой чистую импровизацию. Актёры уже отыграли всю финальную сцену, когда Бергман заметил на небе облако необычной формы. Он велел труппе вновь надеть костюмы и снял новый вариант заключительной сцены с одного дубля.
    • еще 3 факта
    Материалы о фильме
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Антониус Блок в компании своего оруженосца Йонса держит путь к родовому замку по стране объятой чумой, в самом начале путешествия за ним приходит Смерть, которая, дала ему отсрочку. Смерть очень любит игру в шахматы, а Антониус сильный игрок, в итоге она решает оставить его в живых до окончания партии. Блок и Йонс становятся свидетелями жутковатых покаянных шествий призванных защитить народ от чумы, в которых принимают участье разного рода увечные, сумасшедшие, а возглавляют их безумные монахи, ненавидящие жизнь, проклинающие людей которые ещё не заболели.

    Можно представить каким адом была жизнь людей в то время, ведь чума сожрала треть жителей Европы, превратив её пространства в огромное кладбище. К рыцарю присоединяют бродячие артисты, кузнец со своей женой, все они надеются добраться до замка, в котором смогут пересидеть чуму.

    Когда мне говорят что-то вроде: «В этом фильме есть все!», то в голове у меня возникает этакая огромная кастрюля, в которой варятся слова: любовь, жизнь, смерть… и пр. определения которые фундаментально важны для человеческой жизни. Мне всегда плохо верилось, что в рамках фильма, возможно, уместить абсолютно все вещи, которые определяют бытие человека (т. е. грубо говоря, загнать в картину все книги по теологии, философии, социологии).

    Примеров того рода удачных экспериментов единицы, на вскидку сейчас я могу назвать лишь «Гражданин Кейн», «Солярис», неудачных же намного больше. Но теперь я с уверенность могу сказать, что Бергману это удалось, ведь его история о рыцаре Антониусе Блоке если и не отвечает на важнейшие вопросы человеческого существования, то, по крайней мере, является, удачной попыткой разобраться в них.

    Хочу сказать сразу, что лента не состоит исключительно из размышлений о жизни и смерти, она вполне живая, картинка на экране подвижная, яркая и интересная. В ней нет давящей нравоучительности (лента не ограниченна несколькими действующими лицами, которые ведут камерную беседу), напротив, на протяжении фильма персонажи проходят большое расстояние, встречая множество людей.

    Антониус заводит разговоры в попытке узнать: есть ли бог, в чем смысл жизни, его душу терзают сомнения и неуверенность. Все виденное им ранее это череда убийств, проявлений ненависти, и он пытается найти некое оправдание человеческой жизни, которое даст ему надежду и уверенность. Не смотря на мрачный антураж, лента на несет в себе позитивное начало, ведь не смотря на чуму, на творящееся вокруг безумие жизнь не замирает, она как трава упорно пробивается через страхи и боль, что бы в итоге дать новое, ещё более лучшее начало.

    10 из 10

    13 июля 2008 | 15:22

    Середина XIV века, рыцарь Антониус Блок и его оруженосец возвращаются домой после десяти лет крестовых походов. Десяти лет поисков и веры. Рыцарь, как и все мы, возвращается лишь с разочарованием. Смерть становится естественным продолжением этого акта. Она является к нему повседневно, однако вместо меча, рыцарь встречает её с храбростью.

    - Подожди немного

    - Вы все так говорите, но я не даю отстрочек

    - Ты ведь в шахматы играешь?

    Казалось бы для чего все это? Но рыцарь хочет получить ответ на самый последний вопрос в жизни. Быть может самый важный вопрос и в нашей с вами жизни тоже.

    Не сообщая рыцарю, ответ зрителю даёт сам Ингмар Бергман. Свобода от предрассудков, разъедающего ума и самая обычная простота выражается в обычных молоке и землянике. А ещё то самое совершеннное в своем несовершенстве совершенство становится бергмановским ответом на многие наши вопросы.

    Бергман отважно верит в человека и дает ему надежду. Быть может поэтому смерть не замечает, как самая обычная семья бродячих актеров сбегает с этого наполненного хаосом мира.

    А что же рыцарь? Узнал ли он то, что хотел? Быть может, да. Быть может нет. Лишь в смерти весь ответ.

    8 из 10

    18 ноября 2018 | 14:29

    «Кино от Бергмана» я ценю за уважение к зрителю, которому автор всегда оставляет право на собственные размышления.
    Даже в такой сложной притче как «Седьмая печать», выполненной в жанре мрачного фарса, где он представляет древнюю, как жизнь, тему отношений человека с Богом и Смертью.

    Начало христианства, сожжение на костре юной «ведьмы» как причины чумы, выкосившей под корень половину Европы, «ясновидящий» бродячий актер с младенцем…

    А крестоносец, с мечом добивавшийся обращения народов к Богу практически всю сознательную жизнь, доигрывает со Смертью последнюю шахматную партию и все еще надеется постичь суть Бога…

    После получения Особого приза жюри Каннского кинофестиваля в 1957 год прошла половина столетия, но и сегодня фильм не потерял ни йоты актуальности, мрачной красоты черно-белых картин и мистического очарования сюжета.

    Впрочем, как ни жаль, а этот фильм, безусловно, не для всех.

    Многим из нынешних зрителей, выросших на комиксах и блокбастерах, не дающих ни малейшего повода для каких бы то ни было раздумий, этот глубокий фильм не то, что понять, а просто и смотреть не захочется…

    10 из 10

    18 января 2009 | 14:48

    Знакомиться с действительно старой классикой в наши дни по настоящему непросто. Слишком много технических проблем отвлекает от просмотра и сосредоточиться на фильме по началу непросто. Но стоит побороть себя и посмотреть хотя бы двадцать минут фильма, как техническое несовершенство перестаёт оттягивать внимание на себя и начинаешь обращать внимание на по настоящему важные вещи.

    Рыцарь Антониус вместе со своим оруженосцем Йонсом возвращается из крестового походам и наблюдает за тем как изменился быт его соотечественников за пятнадцать лет его отсутствия. Тут можно было рассказать историю о доблестном герое борющемся с преступностью, но это было бы слишком банально. Поэтому герои знакомятся с разными необычными личностями и пытаются выслушать и понять точку зрения каждого, в том числе и самой Смерти.

    И в этом простом и живом общении и заключается прелесть фильма, ведь через него Ингмар Бергман показывает многообразие мнений по насущным для людей того времени вопросам. И что особенно ценно автор не пытается навязать точку зрения кого то из персонажей, они лишь даёт нам разные мнения, а соглашаться с каким то из них или нет решать уже зрителю.

    В фильме содержится масса религиозных отсылок, особенно на откровения Иоанна Богослова. Но они не ощущаются чем то чужеродным, напротив фильм без них сложно представить. Да и в целом фильм на удивление эстетичен в своём минимализме, ведь простые решения нередко оказываются самыми действенными. Ну и ближе к середине фильма на его возраст перестаёшь обращать внимание, ведь изображение здесь далеко не главное, а персонажи и диалоги до сих пор не потеряли актуальности.

    Просмотр данного фильма может стать интересным опытом для современного зрителя, не думаю что он перевернёт ваше мировоззрение, но явно оставит после себя немало важных вопросов.

    8 из 10

    1 апреля 2017 | 13:36

    «Седьмая печать» — это великое кино. Это некая притча, философский трактат, размышление на тему вечности и взгляда за черту.

    Антоний Блок — рыцарь, проведший десять лет в крестовом походе, в котором он наделся увидеть, осознать смысл жизни. Но он не получил ничего, кроме усталости и пустых надежд. Встречая Смерть, он не молит ее не убивать его, а просит отсрочку — для того, чтобы понять смысл жизни.

    Смерть в этом фильме — это не образ черепа с косой, как рисует его на стене в начале фильма художник, для того, чтобы устрашить людей, это гораздо более сложный образ: Смерть — похожа на нас, всегда находится рядом с нами, и часто мы не замечаем ее. И, возможно, Смерть, также, как и мы, не знает ничего о смысле жизни, о Боге и других вещах. Но приходит время, как пришло время Антонию, посмотреть ей прямо в глаза.

    Антоний действительно желает лишь узнать смысл жизни, ему безразлична сама жизнь. Когда Смерть берет его ферзя, он говорит безразлично: «А я и не заметил…».

    Живыми можно назвать лишь труппу актеров. Лишь они хотят жить, они отчаянно цепляются за жизнь, они будут изображать медведя над горящим пламенем, лишь бы не умереть.

    «Седьмая печать» — это искусство, искусство взгляда, искусство жизни, искусство смерти.

    10 из 10

    14 ноября 2010 | 10:47

    - Людям полезно напоминать, что они смертные.
     — Это не добавит им радости.
     — А кто сказал, что их нужно всё время радовать? Иногда стоит и попугать.

    Мысли многогранны. Они отвлекают, они радуют, они нагнетают и убивают. Мысли делают нас. Кое-кто даже уверен, что именно мысли делают из нас людей. Именно думающий поток крушит дамбу безразличия и превращает наше бессмысленное потребление ресурсов в Жизнь. Сложно согласиться, невозможно отрицать. Задумались о жизни? А о смерти? Ведь всем известно это жуткое чувство — мысли о смерти. Безысходность и все дела. Говорят, что думать смерти нельзя — то ли грех, то ли суеверие какое-то. Нехорошо в общем. А ведь причина только одна — страх. Да, боязнь смерти естественна для человека, этот страх перекочевал в его крови ещё с тех далёких, тёмных и безобразных времён, когда погибель настигала человека в самый непредсказуемый момент, а его так называемый «логический конец» жизни, язык не поворачивался назвать таковым. И вот сейчас, за последние тысячелетия, изменилось почти всё, да вот страхи остались. Но ужас перед смертью — это одно, а паническая боязнь думать о смерти — это уж совсем другое.

    Именно мысли о смерти помогают нам заглянуть внутрь себя. Посмотреть в пустоту. Человек, пустота, знак уравнения… Ладно сейчас не об этом.

    Можно не бояться смерти, можно в неё не верить, но факт всегда останется фактом: она придёт за всеми. Будь вы король, мудрец, рыцарь или нищий.

    Рыцарь Блок, после долгих странствий, возвращается домой. Он исхудал, его тело истощено, глаза потускнели, а среди от рождения светлых волос пробились первые седые «предвестники старости». Он совсем не рад возвращению. Да и вообще такое впечатление, будто он больше никогда не познает радость, что в его жизни больше не будет спокойствия. Но кто знал, что покой сам найдёт его, да ещё и в лице смерти? Удивительно, но Блок совсем не испугался такого поворота событий. Он всю жизнь играл со смертью, как бы абсурдно это ни звучало. И он предложил смерти сыграть в последний раз.

    Я всегда был убеждён в том, что в шахматах есть нечто сакральное. Это не просто очередная настольная интеллектуальная игра. В шахматы играют мудрецы и правители, так почему-бы не сыграть со смертью? Чёрно белые фигуры, на такой же доске в таком же окружающем мире. Исход встречи во многом зависит от препятствий, от вашего противника, решающий шаг всегда за вами. Вы можете победить или нет, можете свести вашу «партию» в ничью. Но исход всегда будет один — игра подойдёт к концу.

    Почему я назвал эту рецензию именно так? Причина в том, что «Седьмая печать» — это просто вершина искусства. Это совершеннейшее творение маэстро Ингмара Бергмана. Невероятный психологизм словно просачивается сквозь экран и сумасшедшим прессом давит на ваши мысли. Чёрно-белая картинка не только усиливает эффект, но и даёт зрителю вполне понятный намёк: жизнь бывает в двух цветах, всё остальное — оттенки. «Седьмая печать» — действительно удивительное творение и его вообще сложно назвать фильмом, ведь данная картина — это как «Давид» для скульптуры, «Джоконда» для живописи. Совершенная смесь из духовности и атмосферности легко и тонко играет на струнах наших самых глубоких страхов. Местами этот фильм пугает даже больше, чем любой из фильмов ужасов. Если в последних мы наблюдаем за чужими смертями, то здесь в голову без стука врывается мысля о собственной кончине. Глубину этой картины измерить практически невозможно. Особенно ближе к концу, когда весь религиозно-философский туман рассеется, и авторы оставят нас один на один с нашими мыслями.

    Есть вещи, которые создаются с замашкой на шедевр, есть «случайные» гости в списке «зала славы». А есть «Седьмая печать». Я уж не знаю, что держал у себя в голове господин Бергман, снимая его, но то что у него вышло… Эталонная картина, которую нельзя отнести ни к одному из существующих жанров. Знаете, печатая эти строки, я старался не скатываться к обычной оде одному из моих любимейших фильмов. Наверное у меня не получилось. Но это закономерно, ведь «Седьмая печать», способно легко перевернуть мировоззрение или, по крайней мере, вывести из равновесия вашу «опытную и многое повидавшую» сущность. Весьма запутанная тропинка, ближе к концу, приведёт вас к простой, избытой, но всё же истине: нет смысла бояться неизбежности в вашей чёрно-белой жизни.

    12 февраля 2014 | 02:30

    Как же здорово смотреть старые фильмы! Фильмы, где не чувствуется наигранности, где чувствуется некоторая театральная основа, где заложены хорошие мысли, которые в настоящий момент трактуются повсеместно. Это часть истории, лучшая её часть.

    Сюжет базируется на том, что рыцарь Антониус Блок вместе со своим оруженосцем Йенсом вернулись после десятилетних крестовых походов. В то время в Европе свирепствовала чума, и всюду люди искали виноватых, по-разному трактуя Библию. И к нашему рыцарю приходит Смерть. Но перед тем, как забрать его, Смерть соглашается на партию в шахматы, дабы дать небольшую отсрочку нашему герою. Он чувствует пустоту после возвращения на Родину, и ему нужно найти ответы на вопросы, которые прямо-таки гложат. Наши герои видят ситуацию с «черной смертью» в Европе изнутри, они чувствуют неумолимый рок над своими головами. И столь отдаленное по своим представлениям становится таким близким…

    Сюжет очень интересен и многослоен, испещрен бойкими диалогами и прекрасными рассуждениями героев. Динамика практически отсутствует, но это добавляет шарма ленте, тем самым давая зрителю ощутить всю безысходность действа. Но все же в фильме присутствуют нотки комедии, когда зрители слышат беседы на темы семьи и женщин. Даже становится не по себе, что уже в 1957 году кто-то мог сочинить такой хороший диалог, тема которого так часто обсуждается в наше время.

    И вот ближе к концу зритель сам может ощутить всю неумолимость рока, нависшего над героями. Предпоследняя сцена, где за столом сидят шесть человек, особенно понравилась. Тут ощущается пик действия, своеобразный итог. И он не кажется страшным, герои не ощущают смирения. Они лишь ждут неизвестного, непонятого. Не зря мы слышим прекрасную фразу: «Я и есть само по себе незнание…»

    Но семья актера сумеет выйти из положения. И в финальной сцене мы смотрим вслед их счастью и будто говорим: «Ещё не время, ещё не время…»

    22 января 2013 | 12:31

    «Игра со Смертью»- именно эта фраза у меня ассоциируется с этим фильмом. Эти три слова в самой краткой форме описывают весь сюжет фильма.

    Почему именно «Игра со Смертью»? Потому что главный герой Седьмой печати- рыцарь по имени Антониус Блок (Макс фон Сюдов) встречает ангела Смерти (Бэнгт Экерут), который желает забрать его жизнь, но он предлагает ему сыграть в партию шахмат при условии, что в случае выигрыша Смерть должна забрать рыцаря, а в случае поражения — оставить, и так в течении всего фильма герой вынужден играть со Смертью, но он не единственный кто играет со Смертью, в той или иной степени с ней играют все герои фильма, только не все это понимают, и если кто-то умрет не от Смерти, то от чумы, как Равал.

    Несмотря на то, что главный герой устал от жизни и не видит вокруг себя ничего ради чего стоило бы жить, он играет со Смертью чтобы узнать существует ли Бог на самом деле или нет, ведь уходя в Крестовый поход он был наполнен верой, а вернувшись его уже терзают сомнения. Во многом его попытки ответить на свой вопрос являются желанием понять имеет ли его жизнь смысл или нет. Однако, его игра со Смертью может продолжаться, но исход уже определен и это стало понятно, когда он со своим оруженосцем катались на лошадях по полю и последний остановившись подходит к человеку и повернув его голову в свою сторону видит череп и позже говорит Блоку: «Напротив, мой господин! По мне он был чертовски красноречив… но смысл его слов слишком мрачен»

    У Седьмой печати захватывающий и грамотно построенный сюжет, сам фильм будет интересен и нынешнему поколению, а также интересная отсылка названия фильма к концу сюжета, где семь человек идут прочь от рассвета со Смертью держа друг друга за руки, и это все заслуга режиссера фильма- Ингмара Бергмана. Однако, в фильме были и свои «косяки», например, на протяжении всего фильма Смерть часто появлялась среди людей на публике, но ее никто не замечал, кроме Антониуса Блока, но были сцены, где даже Блок не замечал его, даже если он смотрел в его сторону, и это выглядело очень странно. К удивлению, эта картина оказалась интереснее его наиболее высоко оцененной работы- Персоны. Хорошо со своей работой справился оператор- Гуннар Фишер, и композитор- Эрик Нурдгрен, так как его музыка создавала напряжение момента в фильме. Также хорошо себя проявили актеры главных и второстепенных ролей, но лучше всего себя проявили Макс фон Сюдов и Биби Андерсон в роли Мии.

    Во время последней партии шахмат Блока со Смертью, Блок отвлекает внимание Смерти от актера и его семьи, тем самым давая им возможность спастись, и в этом Блок находит смысл своей жизни до этого не имея его вовсе. Я предполагаю, что в этой сцене раскрывается весь смысл фильма, Ингмар Бергман призывает своего зрителя не «терять» жизнь в пустую, и жить ради какой либо цели. В этом картина схожа с Персоной, где Бергман тоже призывает своего зрителя задуматься о своей жизни.

    24 декабря 2017 | 19:33

    Философская притча о сомнении, поиске смысла и знания жизни, погружающаяся в пучину вечных вопросов о человеке и мире и в то же время идущая витиеватыми путями личных драм, непреходящих страданий, что возрождаются в душах каждого поколения из столетия в столетие, может показаться предсмертным завещанием великого художника и мыслителя, однако автором этой картины стал всего лишь 38-летний режиссер Ингмар Бергман. На грани иносказания и бытописания, от вечности до вспышки мгновения, между тяжким самопознанием и широким взглядом на природу людей фильм кажется столь глубоким, обобщающим и также сугубо сакральным, исповедальным, что он без сомнения способен задеть любого зрителя, независимо от того, всматривается ли он в горизонты миропонимания или пытается лишь отчасти разобраться в себе.

    Мучительные искания земной жизни Бергман отдаляет от современности, намеренно переносит их из контекста реальности в древнюю эпоху. Этим он с легкостью избавляется от необходимости говорить конкретно и органично вплетает в свои размышления метафоры и образы, тем самым освобождая разум от всего общепринятого, расхожего, догматического и на первый взгляд очевидного. В новом пространстве режиссер говорит о жизни как долгом крестовом походе с жаждой узреть царство небесное, проникнуть в божественный замысел человеческого существования, но попытки найти оправдания вере и благостное чувство счастливого покоя заканчиваются пустотой. «Моя душа подобна пустоте, в которую я смотрю, как в зеркало, и вижу себя с отвращением и болью, — произносит главный герой Антоний Блок, — неужели все тщетно, а впереди только смерть?» Он уже слышит ее тихие шаги, видит белый гипсовый лик неотвратимого, но без единственного ответа рыцарь не может покинуть этот мир. И милосердный рок дает отсрочку — последние дни, чтобы еще раз попытаться ухватит ускользающее дыхание истины.

    Сравнение отчаявшегося рыцаря с семьей актеров и парочкой случайно влюбленных, которые скоро об этом забывают, представляет некий спектр отношений автора к осознанию реальности. Одни люди стремятся к жизни, другие — к смерти, а третьи — к бесполезному шутовству и самодовольству. Но Бергман вовсе не пытается вынести какую-то мораль, найти правильное и ложное. Он лишь обнажает действительные типы человеческого поведения и видит под их оболочкой либо простую слепую радость, которая и не нуждается в прозрении, либо вечные мытарства исканий, либо комизм игры.

    Антоний Блок рассеял время в дороге к подлинному значению бытия и лишь истощил свой дух, выцвел от солнца, высох горестным взглядом, но его постоянное медленное умирание в тумане сомнений и в борьбе со страстями вело к правде, пускай и недостижимой. И это было великой сущностью его жизни. С другой стороны, семья комедиантов далека от тяжести философского выбора, от боли непонимания, от метаний духа и каторжного самосознания, эти люди знают лишь ласковое тепло утреннего солнца, веселый смех ребенка и тихие будни скоромного быта странников. Сравнивая в заключительных кадрах радостные лица этих путешественников и темные призрачные фигуры спутников рыцаря на гребне горы, которые подобны раскинувшим руки могильным крестам, Бергман делает свой выбор. Разумный, человеческий выбор между нежным светом и тленом тьмы.

    Мы его, конечно, понимаем, безусловно, соглашаемся и вслед за гением также беспечно, непринужденно отказываемся от истины жизни как зыбкого миража, принимая осязаемое счастье взамен пустым скитаниям. И не так уж важно, что Антоний Блок, вместе с идущими по его пятам темными пилигримами, становится незримым укором всей радости мира. Ведь они, словно черные бездны, копят в себе духовную грязь этой жизни, намеренно или вынужденно отказываясь от спокойного благополучия, ибо оно — в сумраке невежества, но эти вечные всадники уже видели призрачное сверкание истины в самой глубокой пропасти подлунного мира и будут идти на обманчивый блеск, прекрасно зная, что впереди лишь смерть, и все тщетно.

    15 мая 2011 | 21:51

    Сегодня, пройдёмся по так называемой «классике». Данное полотно, на слуху давно: много трактовок сюжетной линии слышать приходилось, много споров. Но в одном сходились все — шедевр.

    Чем же так привлекает сие творение народные массы? Картина была снята за месяц с небольшим. Выйдя из штанишек коротенькой, театральной пьесы, она меняла мировоззрение людей и взгляды на строение мироздания. Цельность поджанра, в раскрываемой тематике условна, но, пройти мимо религиозного вопроса, режиссер не мог. Позже, Бергман скажет, что половина из придуманного им в пьесе — есть личные, юношеские кошмары. Боязнь неотвратимой кончины, сквозит через всё сказание, делая остановку, лишь с самом конце..

    О сюжете в подобной кинопостановке рассказывать большого смысла не имеет, так как вся фабула сможет уместиться для вас, по желанию — в пару фраз, философского толка. Но, всё же, согласно правилам, и для людей, возможно не знакомых с предметом, несколько слов.

    В середине XIV века рыцарь Антониус и его оруженосец, возвращаются после десяти лет крестовых походов в родную Швецию. Рыцарь волею тяжелой ноши судьбы, устал от всего мирского, ему хочется покоя, и ответов. Ответов, на мучающие душу вопросы о смысле бытия, и не только..

    Все умозаключения поданной фабулы расписывать не стоит, ибо каждый соизмерит увиденное на свой манер; но есть пара вопросов к режиссерской задумке, а именно: откуда известно, что заплутавший в глубинах собственного сознания рыцарь, ищет ответы именно на вопросы о Боге и смысле жизни? Об этом, прямым текстом не говорится. Есть лишь намёки, которые каждый, может трактовать согласно его собственному миропониманию. Следующее: почему, смерть так легко, и не в свойственной ей манере отпускает артистов, идущих сквозь чуму и лютый страх, по дороге очищения к свету? Что мешало ей, сыграть с ними очередную «партию»? Дать время, на поиск «истины»? Одни вопросы — ответы же, мастер прячет за маской условности притчи.

    Интересный подход, но, сейчас не тот временной отрезок эпохи, чтобы тратить время на переосмысление задумок ушедших классиков кинематографа. Сегодня, зрителю нужны ответы. Их нет, соответственно, теряется логическая связь между религиозным подтекстом картины и фабульной стороной авторской мысли. Согласен, трактовок композиции множество, но нет законченности. Там, где автор ставит жирную точку, повествование могло обрести вторую жизнь и двойной смысл.

    Пару слов об актёрах, а именно о Максе фон Сюдове. Что и говорить, роль досталась ещё та. Мало того, необходимо было изобразить вселенскую скорбь на челе, ещё и плоды духовного очищения попытаться привнести в сознание тамошних ценителей. Незавидная доля, но актёр справился. Нордический отчасти профиль, как раз подошёл под исполнение ищущего во тьме. По сути, данная роль — путёвка в большое кино. Что же касается сюрреализма данного полотна, как писали тут некоторые, то он слегка надуман, не доведён до логического завершения, а жаль..

    Итог от увиденного, или как я понял мэтра: один из самых неоднозначных, и сложных фильмов в истории, вышел на поверку сотканным из собственных авторских противоречий со своим внутренним «Я» полотном. С одной стороны, есть притча, с явным, нескрываемым уклоном в религиозные основы строения сознания человека. С другой, над картиной довлеет дух нестройной концепции авторского замысла, и данное обстоятельство, люто мешает логическому восприятию задумки. В картине есть и светлые моменты: сам процесс, склонения ангела над доской — дорого стоит. Игра королей, нашла своё пристанище в русле арт-хаузного жанра, это ли признание.. Понравились сцены самоистязания, автор хорошо знаком с предметом, и явственно перенёс задуманное в этом плане в кадр — любо дорого смотреть.

    Выразить же в целом, свои впечатления в нескольких строчках, довольно проблематично. Держа нить Ариадны в одной руке, вы непременно заплутаете в сложности схоластических основ картины. Как вы для себя её примите, зависит от погружения в предмет, и плотного знакомства с творчеством режиссера.

    В целом, мне приглянулась сама идея, прихода в бренный мир ангела смерти — но его «функциональные обязанности», на мой взгляд, можно было использовать несколько по иному. Основной акцент, должен в первую очередь идти на соотношение человеческой, светлой — незамутненной души, к нахождению дорожки к создателю. Здесь, есть посыл, но, идея не нашла себя в реализованном автором. Беда это, либо триумф Бергмана — решать Вам.

    Вердикт

    6,5 из 10

    14 января 2012 | 16:00

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: