всё о любом фильме:

Новый кинотеатр «Парадизо»

Nuovo Cinema Paradiso
год
страна
слоган«A celebration of youth, friendship, and the everlasting magic of the movies»
режиссерДжузеппе Торнаторе
сценарийДжузеппе Торнаторе, Ванна Паоли, Ричард Эпкар
продюсерФранко Кристальди, Джованна Романьоли, Габриэлла Карозио
операторБласко Джурато
композиторЭннио Морриконе
художникАндреа Кризанти, Беатрис Бордоне
монтажМарио Морра
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  2.83 млн,    Франция  2.05 млн,    Испания  910.9 тыс., ...
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время124 мин. / 02:04
Это рассказ о счастливых днях, когда итальянское кино еще не знало о том, что такое «кризис итальянского кинематографа». В центре разделенной как бы на три части картины — сицилийский мальчишка Сальваторе.
Рейтинг фильма
IMDb: 8.50 (151 380)
Рейтинг кинокритиков
в мире
90%
60 + 7 = 67
8.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Первая версия фильма шла 2 часа 35 минут. В международном прокате фильм демонстрировался 2 часа 3 минуты. Через несколько лет появилась лента на 20 минут длиннее, в которой главный герой, влюбленный в кино, не только приобщается с детства к волшебному миру экрана в лице старого киномеханика, но и познает обыкновенную человеческую, плотскую любовь прямо на полу кинотеатра «Парадизо».
    • В рабочем месте киномеханика Альфредо, на стене висит постер фильма «Касабланка» (1942).
    Трейлер 01:26
    все трейлеры

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.5/10
    В этой картине есть немало кадров из фильмов 40—50-х годов, которые запали в душу сицилийского мальчишки Сальваторе со славным прозвищем Тото, поскольку он вечно крутился рядом с немолодым киномехаником Альфредо из роскошного (для тех лет) нового сельского кинотеатра с божественным названием «Парадизо». Кинематограф как подлинное царство грёз, настоящий рай, в котором мы обретаем своё бессмертие, представлен в ленте 32-летнего итальянского режиссёра Джузеппе Торнаторе не только со слезами ностальгического умиления по поводу безвозвратно ушедшего, но и с добрым юмором и любовью по отношению к наивной реакции зачарованной публики. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 53 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Я люблю кино. Да! И вы. Вы его тоже любите. Но любит ли оно нас?..

    Так, как в детстве? Трогательно и смешно?!

    …Маленький Тото! Быть тобой — это же счастье. Да, ты, конечно, законченный шизофреник. Маленький, шкодливый, обаятельный шизоид (привет, Сергей))). Ты говоришь только об Альфредо и о кино. Ты грезишь о плакатах с Китоном, Гейблом, Богартом, Вэйном… Ты, ей Богу, кретин. Ты воруешь пленку! Разглядываешь на свет. Прижимаешь к сердцу. Поджигаешь и горишь вместе с ней. С твоего лица не сходит улыбка Бога, познающего и создающего мир.

    Ты мечтаешь жить, любить и умереть в каморке киномеханика. С той же улыбкой на лице и знанием, что ты заставил засмеяться, забыть свои несчастья, нищету, тоску повседневности множество людей, которых, как первый день творения, освещает луч твоего кинопроектора. Ты слишком счастливый раб лампы, исполняющей желания всех от одного твоего прикосновения. Ты веришь в то, что видишь. В то, что никогда не случается, но почему-то остается навсегда. В луч в темноте. В свет во тьме. В пламя, сжигающее волшебника, умеющего показывать кино сквозь стены.

    Браво, Альфредо. Белиссимо, старый киномеханик! Ты загорелся вместе с плакатом Касабланки! Но Тото спас тебя. И кинотеатр, и ваш маленький город, в котором даже священник не знал, как жить без иллюзий на пленке.

    В новом «Раю» тебя — старика — сменил ребенок. Потому что только дети и старики, близкие к своей первой и последней минуте, могут показывать чудеса, т. е. кино, в котором столько минут! — и все как первые и последние… Являть его тем, кто ковыряет в носу, трет глаза кулаком или вытирает платочком, кричит: «Господи, они целуются!», аплодирует, открывает рот, хлопает себя по коленке, занимается любовью или умирает от сердечного приступа…

    Кто сказал, что рай — это место, где жить нельзя? Можно! И жить, и умирать… Особенно если «Рай» — заштатный кинотеатр, в котором свободных мест не бывает. Лучшее название для кино эпохи «до телевизора», т. е. до нашего грехопадения.

    Но вот время проходит. И оказывается, что в рай — это грустный элизиум, потому что в нем живут только те, кого больше нет…

    Что в настоящем нет рая.

    …Тото! Да нет. Уже Сальваторе. Детство и юность миновали, а вместе с ними одержимость, влюбленность, верность. Ты перестал быть смешным и трогательным. Наивным. Ты потерял прекрасную Элену и почти забыл свой Парадиз. Взамен, как и положено, приобрел славу, авторитет, научившись снимать то, что раньше показывал.

    Альфредо так хотел тебе этой судьбы! Он сберег своего Тото от любви, от семьи, от счастья, от прошлого, он разлучил тебя с собой… И когда по ТВ шли твои фильмы, был счастлив, знал наизусть все слова. По два-три раза просил перечитывать статьи о тебе…

    Алефредо — Элене: Вам лучше не встречаться. Огонь всегда заканчивается пеплом. А у Тото есть только одно будущее.

    Вот только, зрячий слепец, ты ошибся.

    Твой Тото больше никогда не чувствовал себя счастливым. И больше никому не показал Рай, в котором можно жить.

    Ты забрал его любовь, но оставил бережно хранившиеся тобой десятилетия чужие поцелуи на пленке.

    Неужели они лучше, чем в жизни?

    Неужели кино этого стоит?…

    Тебе лучше знать, старый слепой повелитель Paradiso.

    Закончу так же нелогично, как начала: Торнаторе — гений, потому что он любит людей больше, чем кино.

    17 июня 2013 | 13:41

    Оскаровский снобизм подобен некоему фильтру, сцеживающему «правильные» фильмы с чётко сконструированной моралью в колодец массового искусства, из которого потом черпает воду (не пищу) для ума доверчивое большинство. Таким образом хаотичное скопление киночастиц сводится до упорядоченных списков типа «зе бест оф зе бест», состав которых служит для некоторых чуть ли не инициалами мирового кинематографа. Оскаровский мерчандайзинг — киноакадемики раскладывают фильмы по полочкам. Это фильмы на «п» — патетичные, простодушные, примитивные, попсовые, а в случае с лентой Джузеппе Торнаторе — приторно парадизные, притворяющиеся прочувствованными и подобострастно потакающие прошлому. Итальянский постановщик покорил академическую крепость, бомбардируя голливудские редуты ностальгическими боеголовками со смазливо улыбающимся, но за внешне обольстительной оболочкой ничего не имеющим изображением ушедшей киноэпохи, в которой «цифра» ещё не прогнала плёнку, а зрители от всей души хохотали над чаплиновской беготнёй.

    Аналитически высвечивать изъяны этой слащавой и предельно простой истории о «мудром» киномеханике Альфредо (Хичкоко) и неугомонном мальчугане Тото (и оно) кажется совсем неуклюжим занятием, ибо сочинена она ординарным киноязыком, без какой-либо кристаллической решётки, смысловые узлы которой стоили бы въедливого расхимичивания и дотошного всматривания. Однако если не сохранять ясность рассудка, можно и вправду поддаться фальшивому очарованию идеализированной итальянской деревушки, крохотной проекторной, увешанной старомодными постерами, а главное — соблазниться бесконечным потоком визуальных цитаций, которые настолько же бессмысленны, насколько бесконечны. Джузеппе Торнаторе повсюду рассовал сцены из полюбившихся ему фильмов 40-50-х годов, отчего фабулу стало пучить не только от них, но и от реакции публики на них. Но реакция посетителей кинотеатра «Парадизо» — смех, плач, истерика, ступор, — призванная быть ключевым элементом повествования, как бы эмоционально окрашивающим былые времена и придающим смысл работе Альфредо и Тото, оказывается ничего не значащим кинознаком, скрывающим свою ничтожность за импульсом лицевых мышц.

    А не значит он ничего потому, что художественная связь между означающим и означаемым безвозвратно утеряна — как и золотые годы итальянского кинематографа. Повторюсь: значительную часть повествования, помимо чередования наивного мелодраматизма и ералашного комизма, занимают запечатлённые эмоции зрителей на тот или иной фильм. Эмоция — означающее. Фильм — означаемое. Положительная эмоция означает положительный характер фильма. Но какое мне дело до постороннего мужика, проливающего слезы и наперёд проговаривающего фразы «Catene» Раффаэлло Матараццо? И какое мне дело до, собственно, самого «Catene»? Почему мужик плачет? Почему содрогается? Очевидно, потому, что экранные образы фильма «Catene» воздействуют на него. Но они не воздействуют на меня. Я как зритель должен довольствоваться некоей вторичной реакцией случайных персонажей на демонстрируемое им зрелище. А что, «Catene» так хорош, что зрителей от него уносит? Неизвестно. Между «Catene» и реакцией зрителя на него — пустота. Джузеппе Торнаторе имплантирует в мой мозг чужие впечатления, выдавая их за подлинные, хотя на самом деле эти впечатления его собственные.

    И если уж и можно прочувствовать ностальгию по ушедшей киноэпохе, то благодаря непосредственному знакомству с шедеврами тех времён, а не кем-то навязанным измышлениям и неудержимой прорве визуальных нарезок; и если лучшее, что есть в фильме, — это другой фильм, то у первого фильма проблемы; и если в ленте «Новый кинотеатр „Парадизо“» отбросить ничего не значащие кинознаки, останутся только длинные пустоши сюжетных банальностей, на которых под завывания морриконовского ветра юный Тото крутит себе плёнку, влюбляется и покидает родной дом, а также морализаторствующий джонуэйновскими репликами Альфредо, который, будто Эдип, прозревает после ослепления. Но моралин его растворился в массовке — в безликой кучке статистов, жадно поглощающих хлеб и зрелища.

    15 августа 2012 | 02:12

    Орсон Уэллс однажды сказал, что у Росселлини актеры играют хорошо потому, что итальянцы сами по себе народ очень темпераментный и артистичный, и поэтому актерство у них в крови (как любовь к пению), и потому итальянские фильмы получаются более живые и яркие, чем американские. В этом высказывании чувствуется некоторая зависть, но когда я смотрел «Парадизо», я понял, что Уэллс был прав — не по отношению к Росселлини, а по отношению ко всему итальянскому кино в целом.

    «Парадизо» удачен именно потому, что актеры в нем очень непосредственны. Тут налицо желание Торнаторе возродить великий итальянский кинематограф и феллиниевский бурлеск, но еще больше в этом фильме видно желание получить «Оскара», которого он и получил. Это типичный оскаровский лауреат: сентиментальное «эпическое» кино почти без острых углов, сделанное так, чтобы никого не обидеть в Америке и одновременно так, чтобы средний американец смог посмотреть его, не загрузившись и, может, даже пустив слезу. В актерской игре ничего самобытного нет, а по мальчику, играющему главного героя в детстве, хорошо видно, что играть он не умеет и спасает его лишь та самая итальянская непосредственность, про которую говорил Уэллс. В принципе, картина эта — такой же хитрый суррогат, как и «Жизнь прекрасна» Бениньи, но сделанный, тем не менее, вполне талантливо (как и фильм Бениньи). Последняя треть представляет собой неприкрытое вышибание слезы из зрителей, что кому-то может понравиться (особенно женскому полу), а кому-то наоборот.

    В общем, фильм достойный и, посмотрев его, вы не потратите время зря, поскольку он торкает совокупностью впечатлений, но все же это не Феллини и не де Сика. Для контраста можно посмотреть, например, «Отца-хозяина» Тавиани, сделанного в те же годы. Это менее сентиментальный и более стилистически выразительный фильм.

    7 из 10

    26 октября 2010 | 09:45

    Замечательное кино, в котором я даже немного углядел себя. И мне кажется, что каждый киноман, который просто помешан на кино, как я, увидит в этой ленте себя. Ведь, эта картина в первую очередь про огромную и бесконечную любовь к такому прекрасному виду искусства, как кино.

    Это история о молодом мальчике, который страстно влюбляется в кинематограф и в кинотеатр, который находится в его деревне и является островком рая и грез.

    Именно этот кинотеатр «Парадизо» проживает с главным героем всю жизнь — от начала и до конца. Признаться, это здание, в котором рождается любовь и происходит первый поцелуй или случается последний вздох человека, является таким же главным героем фильма.

    Также, стоит заметить, что этот фильм еще и о дружбе. Настоящей и верной. Такой, какой дружба и должна быть в идеале.

    Эта картина не зря получила Оскар и Золотой Глобус. Это действительно потрясающее кино, которое держат у экрана все время, которое заставляет сопереживать своим героям и проживать с ними маленькую жизнь.

    16 октября 2014 | 23:19

    Все разговоры о «возрождении» итальянского кинематографа на самом деле сводятся именно к этой картине. Но, конечно, «Новый кинотеатр Парадизо» — фильм далеко не гениальный; великое кино сентиментальности не терпит. Однако нельзя не отметить, что Торнаторе, в 88ом году еще начинающий режиссер, снял немого наивное, местами сбивчивое, но при этом удивительно страстное признание в любви тем режиссерам, на которых он так старательно пытается быть похожим. И действительно, синефил увидит в этой картине и Феллини, и Бертолуччи, и Этторе Сколу, и многих других гениев. Другое дело, что Торнаторе, жонглируя кинематографическими контекстами, забывает главное: что контексты эти необходимо не только вспоминать, но и переосмыслять. Увы, режиссер на протяжении всего фильма, подобно своему герою-киномеханику, сохраняет дистанцию между собой и изображаемым объектом. Оправдание этому можно найти довольно простое: «Новый кинотеатр Парадизо» для режиссера — конечно, уже пост-кинематограф, а восхваления у Торнаторе ближе к концу повествования превращаются в панегирик. Теория о «возрождении» кинематографа разбивается о железные выводы автора: кино для него — рай, безвозвратно потерянный; человеку остается его только оплакивать. В данном контексте самые сильные сцены фильма — безусловно, финальные. В них режиссер все-таки выходит на более высокий уровень обобщения и соединяет все линии своего произведения; герой, просматривая старые пленки в пустом зале, ностальгирует не только по своему детству, но и в целом — по красоте, которая, как утверждал другой итальянский режиссер в своих фильмах, имеет свойство исчезать, сталкиваясь со временем. Современному зрителю остается видеть лишь тени прошлого. Но кто сказал, что тени не могут быть по-своему прекрасны?

    2 марта 2012 | 01:49

    Знаете, если бы все фильмы были бы так продуманны, как этот, то можно было бы смотреть любой из них, будь то ужастик, или боевик, не боясь наткнуться на косяки и отсутствие логики. Этот фильм вполне может охарактеризовать все Итальянские и Французские фильмы прошлого столетия. Он один из эталонов мирового кино. И режиссерам всего мира, есть чему поучиться у Джузеппе Торнаторе. Этот человек умеет заявить о себе и о своем кино. И пусть его работы не все идеальны (например, Король рекламы), но он работает над собой, над фильмами и они получаются один лучше другого. Он запомнится в истории кинематографа, как человек, фильмы которого не были неудачны(не идеальны, но не неудачны). И даже не верится, что этот фильм всего второй в его карьере. И этот фильм лучшая его работа, исключая, разве что, Легенду о пианисте.

    Я хочу поклониться и сценаристам — Ванна Паоли и самому режиссеру, который выступил и сценаристом, Джузеппе Торнаторе. Они прекрасно показали всю жизнь Сальваторе и, к моему счастью и удивлению, они сделали это не затянуто(чем грешит добрая половина французских и итальянских фильмов).

    Также похвалы заслуживают и актеры, которые, несомненно, выполнили свою работу на ура.

    Филипп Нуаре прекрасно показал и раскрыл старого киномеханика. Более подходящего человека на эту роль и представить нельзя. Филипп Нуаре почти всегда достаются роли добрых, заботливых, но несчастных людей (и как жаль, что он больше никогда не покажется в какой-нибудь похожей роли (актер умер в 2007)) И Альфредо является как раз таким же. За не имением собственных детей, он начинает заботиться об мальчишке, становясь ему наставником и отцом. Он учит его всему, что знает сам, уговаривает ему учится, потакает мальчику во всем, мне кажется, из-за большой любви к нему, а ещё из-за того, что мальчик похож на него. Он пытается поставить его на путь истинный, изредка вправляя мозги. А после он выгоняет того из родного города, чтобы тот, как мне кажется, осуществил его мечту и выбился в люди.

    Сальваторе Кашо, Марко Леонарди и Жак Перрен прекрасно передали главного героя (Кашо играл маленького Сальваторе, Леонарди постарше, а Перрен совсем уже зрелого), гармонируя с друг другом и я поверила, что они один человек. Кашо прекрасно передал маленького шаловливого мальчишку, который рано лишился отца и хочет заниматься кинематографом. Леонарди также хорошо передал юношу, который первый раз влюбился. А Перрен изумительно поведал нам о мужчине, который стал знаменитым, но жалеет о своих ошибках и упущениях и хочет найти настоящую любовь.

    Поразительными здесь оказались и монтажер с оператором. Бласко Джурато (человек, который снял Доктора Живаго)создал потрясающую атмосферу. Как и Марио Морра. Они на славу постарались.

    Этот фильм определенно стал переворотом в кинематографе Италии. И в мировом. И я надеюсь, что его запомнят надолго. А это уже будет пол победы. Победа будет одержана, если люди будут ровняться на этот фильм и снимать такие же хорошие фильмы.

    10 из 10

    13 августа 2014 | 21:36

    Фильм Торнаторе — это окно в прошлое, в оживленную жизнь небольшого сицилийского городка, вырубленное рукой человека, икренне и горячо влюбленного в кинематограф. С его легкой руки началась новая эпоха в истории итальянского кино. Эпоха «Оскаров» за лучший иностранный фильм и эмоциональных, наполненных оптимизмом картин «Жизнь прекрасна», «Средиземное море»…

    В каком-то смысле «Кинотеатр» напоминает «Амаркорд» Феллини — тот же «ностальгический постмодернизм», смесь смешного с сентиментальным, переплетение рациональной действительности с идеализированными воспоминаниями. Но здесь эти воспоминания отнюдь не хаотичны: они линейны и довольно подробно восстанавливают историю главного героя и его любви к кинематографу, зародившейся в глубоком детстве.

    Жил-был маленький мальчик по имени Тото. Его отец пропал без вести на бескрайних российских полях во время войны. Мать занималась сестренкой и вела хозяйство, а Тото прислуживал старому священнику. Последний не только читал проповеди, но еще и выполнял роль цензора: в свободное время шел в кинотеатр «Парадизо» и следил за тем, чтобы киномеханик тщательно вырезал все поцелуи, не говоря уж о чем-то более серьезном. Так Тото повадился бегать в кинотеатр к старине Альфредо. Механик, по-своему привязавшись к мальчишке, невольно поощрял его интерес к кино: порой дарил обрезанные кадры, проводил бесплатно на сеансы. В конце концов, Тото даже уговорил его дать пару уроков обращения с проекционным аппаратом. Однако Альфредо в душе верил, что из мальчишки выйдет толк — а провинциальный кинотеатр для него мелковат.

    Во время сильного пожара Тото вытащил своего старшего товарища из огня, но Альфредо, хоть и остался жив, потерял зрение. Народ требовал зрелищ, и кинотеатр восстановили в еще более блестящем виде. А шестиклассник Тото стал главным киномехаником, потому что только он владел искусством обращения с пленкой. Год за годом, фильм за фильмом, он взрослел, мужал, и вот, наконец, встретил первую любовь. История чувства, робко зародившегося между Тото и красавицей Эленой, и выросшего в настоящее пламя, была ничуть не хуже кино — с той разницей, что в жизни всё не так просто. Родители девушки, богатые снобы, в жизни не позволили бы ей выйти замуж за киномеханика, живущего в крошечном домике с матерью и сестрой, и зарабатывающего гроши. Тото и Элена оказались сильнее, ибо любви чужды классовые различия. Но вот против интриг и коварства она оказалась бессильна.

    Если какому-то кругу зрителей больше придется по душе история любви, то меня захватила другая тема — зарождение, развитие и упадок кино. Было время, когда кинотеатр был единственным развлечением для сельских жителей. Они ломились толпами, захватив из дома стулья, а дорвавшись до вожделенного экрана, отнюдь не только смотрели фильм. Зрители, изумительно рельефно выписанные пером Торнаторе, делают в «Парадизо» всё, что угодно: сплетничают, плюются на головы с балкона, обедают, пьянствуют, занимаются сексом, кормят детей грудью. Кинотеатр для них — центр мира, гораздо более уютный и приватный аналог городской площади. Немое кино сменилось звуковым, черно-белое — цветным, наряды стали откровеннее, диалоги — раскованнее, и, казалось, к «Парадизо» никогда не зарастет народная тропа. Но вот появилось оно — телевидение. Теперь каждый желающий мог обзавестись собственным телевизором, что давало возможность смотреть кино хоть целый день, причем бесплатно. Тото к тому времени уже не было в родном городке, он покорял Рим, а «Парадизо» грустно смотрел на безлюдные улицы своими заколоченными окнами. Так завершилась эра кинотеатров.

    Но мы знаем, что киностудии не дали телевидению зафиксировать крышку гроба. Телевидение спровоцировало первый, но не единственный кризис. Кинопрокат испытал три периода потенциально массового оттока зрителей из кинотеатров: широкое распространение телевидения (1950-е годы в США); появление потребительской видеозаписи (рубеж 1970-1980-х годов); распространение технологии просмотра фильмов через интернет (начало XXI века). И тем не менее, пациент до сих пор скорее жив, чем мертв. Прокатчики борются с тенденцией индивидуального просмотра, совершенствуя кинотеатры и улучшая технологию. Битва еще не проиграна.

    Вот на какие темы можно порассуждать, посмотрев эту великолепную ленту Джузеппе Торнаторе. Я ничего не пишу о любовной линии и странном поступке Альфредо, потому что это тема для отдельного разговора. В любом случае, неравнодушным к кинематографу непременно надо смотреть «Новый кинотеатр «Парадизо», и желательно — в трехчасой режиссерской версии. Эти три часа пролетают незаметно, оставляя после себя… нет, не ком в горле, но — сгусток теплоты и нежности в душе.

    16 августа 2012 | 19:52

    Это первый фильм на моей памяти, который мне очень понравился, но о котором я не знаю, что написать. Не потому, что сказать нечего, а потому что переполняют эмоции, которые рвутся наружу, но никак не хотят облачаться в слова. И я не могу сформулировать толком ни о чем фильм, ни в чем мораль.. Я знаю определенно лишь то, что это было что-то бесконечно искреннее, живое, трепетное, чистое и светлое, и чем более чистое, тем более грустное порою… И оно проникло куда-то очень глубоко, и отозвалось сильной эмоциональной волной.

    В фильме отражается три этапа жизни главного героя- голодное, но по-своему счастливое детство, когда он был очаровательным любознательным мальчуганом лет 7-8, юность, где он уже статный, но пылкий юноша лет 18-19, и степенная, сытная зрелость, из которой ему однажды приходится обернуться назад и с головой окунуться в воспоминания. Для каждого возраста характерны свои проблемы и переживания, свое эмоциональное состояние, свои впечатления, надежды, мечты, и страхи, и все это отражается в соответствующем этапе фильма. И в каждом этапе своя атмосфера, своя драматургия, своя цветовая палитра, свое настроение, и чувственно-эмоциональный фон, и своя мудрость. И все же есть в них что-то общее, объединяющее, какое-то единое целое, общий стержень, благодаря которому фильм воспринимается целостным и гармоничным.

    Основной настроеннический импульс дает этап «детство». Маленького Тото играет до того очаровательный мальчишечка, что в него влюбляешься с первого взгляда. Я не знаю, как можно побудить ребенка настолько искренне и органично сыграть, но это было сделано, и парнишка- само обаяние и непосредственность- во всем, в каждой мелочи. Взгляды- наивные, любопытные, лукавые, шкодные, веселые, грустные, виноватые, удивленные, увлеченные.. Улыбки.. Это не игра, а абсолютно реальная жизнь ребенка, проходящая на наших глазах- проявляющаяся на полотне яркими мазками, из которых расцветает эмоциональный контур, и событийная суть. Вдохновенно, солнечно, трепетно, и без давления на жалость очень трогательно.

    И особое настроение и атмосферу создает линия отношений Тото с его другом и наставником Альфредо. Быть может, эти отношения и есть тот самый стержень, что объединяет части фильма в единое целое. Чистые, честные, искренние человеческие отношения. Малышу Тото, потерявшему на войне отца, очень нужен был отец, а для одинокого Альфредо, накопившеего за жизнь, уже клонящуюся к закату, огромное количество нерастраченной любви к детям, которых ему иметь не довелось, и простой житейской мудрости, которой не с кем было поделиться, Тото был отрадой и радостью. Они нашли друг друга в этом бурном океане жизни, и их нежная привязанность друг к другу, чистая любовь, в лучшем смысле этого слова, и дает, наверное, то самое трепетное настроение фильма, которое так сильно трогает. Покойному Филиппу Нуаре отдельное спасибо за роль Альфредо. Простой безграмотный работяга, с утра до ночи крутящий фильмы в кинотеатре, одинокий, бездетный… Но сколько доброты в этом человеке, тепла, сколько любви, сколько мудрости! Даже после трагических событий, которые, кажется, сломают любого, он не озлобился. Да, стал более меланхоличным, да, постепенно замкнулся, но он не растерял своей безграничной любви, и обескураживающей теплоты, до последнего дня он оставался самим собой — добрым, чутким Альфредо…

    Этот фильм передает эмоциональное состояние естественных, простых, но при этом очень тонких, трепетных отношений, описать которые крайне сложно. Их нужно почувствовать. И Торнаторе предоставляет зрителю такую возможность. Он не показывает ничего экстраординарного, потрясающего, сенсационного, зрелищного. Но он дает возможность с обычными, простыми людьми прожить такие чувства- простые, но глубокие, что едва ли можно остаться к этому фильму равнодушным. По кр. мере, у меня это явно не получилось. Я прожила эти эмоции, пропустила через себя, и они остались во мне. Бесценным опытом и мудростью жизни.

    Резюме. Великолепный, чувственный, искренний, и очень трепетный фильм. К просмотру рекомендуется.

    13 октября 2013 | 22:54

    Фестивальный хит Джузепппе Торнаторе вызывает недоумение именно количеством полученных им премий, неоправденно высоким статусом в общем-то провинциального, простого и сентиментального фильма. Торнаторе, как и Скола, очарован итальянским кинематографом периода его расцвета, однако признание в любви не равнозначно развитию, творческому осмыслению и спору. Взяв за основу «Амаркорд» Феллини, режиссер на протяжении всего фильма использует беспроигрышный прием показа отрывков из классики, чередуя крупными планами лиц зрителей в зале. Плюс музыка Морриконе, тягучая и грустная. Больше в фильме ничего нет. Сравните с тем, как изменения итальянского кино поданы и осмыслены в «Мы так любили друг друга» Сколы. Не говорю уж о том, что финальные склейки кадров с поцелуями воспроизводятся на любом кинофестивале перед авторской программой — задача для студентов ВГИК.

    Скучный интерпретатор Торнаторе благодаря статусу этого фильма неожиданно стал чуть ли не лидером итальянского кино, снял непрямую вариацию на ту же тему ("Малена») и продолжает по сей день снимать тупиковые ремиксы. Этот архаичный и удивительно старомодный оммаж никак не позволяет ставить Торнаторе на одну ступень с неровными, но ищущими режиссерами типа Соррентино, Гарроне или Манфреди.

    5 из 10

    29 апреля 2012 | 12:31

    Берёте бутылочку лёгкого белого вина, немного сыра, ветчины, белой рыбы «по вкусу», сервируете всем этим скатерть и включаете этот фильм Торнаторе. И когда ваш стол опустеет, а нутро насытится, вы с удивлением обнаружите, что по щекам вашим струятся непроизвольные слёзы, провожая это великолепное кинополотно, уходящее в свои неумолимые финальные титры.

    Кино последних лет 25-ти, редко балует нас чудесным ощущением детства, но эта замечательная картина конца 80-х, просто таки доводит вас до «ностальгической интоксикации», заставляя хоть и на два с половиной часа, но ощутить воздушность прямодушия ребёнка.

    Это искреннее признание в любви кино, по своему внутреннему ощущению очень напоминает лучшие фильмы Феллини, такое же благоговейное преклонение перед магией искусства экрана- радующегося, в теле взрослого, маленького мальчика.

    Торнаторе очень точно подмечает универсальность кино прошлых лет, картин- посыл которых доходил и до взрослого и до ребёнка, это сейчас у нас возрастные рейтинги и ограничения в кино. Фильмы прошлых лет выражали своими образами саму жизнь вокруг человека и доверительно обращались к зрителю, теперь же ленты призваны шокировать, набалтывая километры пустопорожних диалогов с экрана…

    Присутствие в одной из ролей Нуаре, своеобразный «знак качества» для любого фильма. Его герой киномеханик Альфредо(в котором мальчик Тото ищет замену отцу)- можно сказать ровесник кино и его похороны вокруг которых строится завязка и развязка ленты, явные аллюзии режиссёра на конец кино как искусства. Очень важная деталь по ходу картины, когда герой возвращается в город своего детства, стены домов в бытность его ребёнком убранные в афиши кинолент, сменили рекламные постеры товаров.

    Кинотеатр станет истинным Раем для главного героя, где он познает «запретный плод» страсти и будет «изгнан» из него, правда всего лишь символикой режиссёрского эсперанто. Торнаторе отдал этому фильму всё своё сердце, а гений Морриконе, чтобы «далеко не ходить», наваял «лоскутное одеяло» саундтрека по мотивам музыкальных работ своих великих коллег. Особенно прослушивается Нино Рота и его каноническая тема к «Ромео и Джульетте», что отлично дополняет естественный ход событий, когда сюжет во второй части фильма плавно переходит в историю любви.

    10 из 10

    27 мая 2011 | 13:24

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>