всё о любом фильме:

Новый кинотеатр «Парадизо»

Nuovo Cinema Paradiso
год
страна
слоган«A celebration of youth, friendship, and the everlasting magic of the movies»
режиссерДжузеппе Торнаторе
сценарийДжузеппе Торнаторе, Ванна Паоли, Ричард Эпкар
продюсерФранко Кристальди, Джованна Романьоли, Габриэлла Карозио
операторБласко Джурато
композиторЭннио Морриконе
художникАндреа Кризанти, Беатрис Бордоне
монтажМарио Морра
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  2.83 млн,    Франция  2.05 млн,    Испания  910.9 тыс., ...
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время124 мин. / 02:04
Это рассказ о счастливых днях, когда итальянское кино еще не знало о том, что такое «кризис итальянского кинематографа». В центре разделенной как бы на три части картины — сицилийский мальчишка Сальваторе.
Рейтинг фильма
IMDb: 8.50 (156 104)
Рейтинг кинокритиков
в мире
90%
60 + 7 = 67
8.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Первая версия фильма шла 2 часа 35 минут. В международном прокате фильм демонстрировался 2 часа 3 минуты. Через несколько лет появилась лента на 20 минут длиннее, в которой главный герой, влюбленный в кино, не только приобщается с детства к волшебному миру экрана в лице старого киномеханика, но и познает обыкновенную человеческую, плотскую любовь прямо на полу кинотеатра «Парадизо».
    • В рабочем месте киномеханика Альфредо, на стене висит постер фильма «Касабланка» (1942).
    Трейлер 01:26
    все трейлеры

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.5/10
    В этой картине есть немало кадров из фильмов 40—50-х годов, которые запали в душу сицилийского мальчишки Сальваторе со славным прозвищем Тото, поскольку он вечно крутился рядом с немолодым киномехаником Альфредо из роскошного (для тех лет) нового сельского кинотеатра с божественным названием «Парадизо». Кинематограф как подлинное царство грёз, настоящий рай, в котором мы обретаем своё бессмертие, представлен в ленте 32-летнего итальянского режиссёра Джузеппе Торнаторе не только со слезами ностальгического умиления по поводу безвозвратно ушедшего, но и с добрым юмором и любовью по отношению к наивной реакции зачарованной публики. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 53 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Берёте бутылочку лёгкого белого вина, немного сыра, ветчины, белой рыбы «по вкусу», сервируете всем этим скатерть и включаете этот фильм Торнаторе. И когда ваш стол опустеет, а нутро насытится, вы с удивлением обнаружите, что по щекам вашим струятся непроизвольные слёзы, провожая это великолепное кинополотно, уходящее в свои неумолимые финальные титры.

    Кино последних лет 25-ти, редко балует нас чудесным ощущением детства, но эта замечательная картина конца 80-х, просто таки доводит вас до «ностальгической интоксикации», заставляя хоть и на два с половиной часа, но ощутить воздушность прямодушия ребёнка.

    Это искреннее признание в любви кино, по своему внутреннему ощущению очень напоминает лучшие фильмы Феллини, такое же благоговейное преклонение перед магией искусства экрана- радующегося, в теле взрослого, маленького мальчика.

    Торнаторе очень точно подмечает универсальность кино прошлых лет, картин- посыл которых доходил и до взрослого и до ребёнка, это сейчас у нас возрастные рейтинги и ограничения в кино. Фильмы прошлых лет выражали своими образами саму жизнь вокруг человека и доверительно обращались к зрителю, теперь же ленты призваны шокировать, набалтывая километры пустопорожних диалогов с экрана…

    Присутствие в одной из ролей Нуаре, своеобразный «знак качества» для любого фильма. Его герой киномеханик Альфредо(в котором мальчик Тото ищет замену отцу)- можно сказать ровесник кино и его похороны вокруг которых строится завязка и развязка ленты, явные аллюзии режиссёра на конец кино как искусства. Очень важная деталь по ходу картины, когда герой возвращается в город своего детства, стены домов в бытность его ребёнком убранные в афиши кинолент, сменили рекламные постеры товаров.

    Кинотеатр станет истинным Раем для главного героя, где он познает «запретный плод» страсти и будет «изгнан» из него, правда всего лишь символикой режиссёрского эсперанто. Торнаторе отдал этому фильму всё своё сердце, а гений Морриконе, чтобы «далеко не ходить», наваял «лоскутное одеяло» саундтрека по мотивам музыкальных работ своих великих коллег. Особенно прослушивается Нино Рота и его каноническая тема к «Ромео и Джульетте», что отлично дополняет естественный ход событий, когда сюжет во второй части фильма плавно переходит в историю любви.

    10 из 10

    27 мая 2011 | 13:24

    Орсон Уэллс однажды сказал, что у Росселлини актеры играют хорошо потому, что итальянцы сами по себе народ очень темпераментный и артистичный, и поэтому актерство у них в крови (как любовь к пению), и потому итальянские фильмы получаются более живые и яркие, чем американские. В этом высказывании чувствуется некоторая зависть, но когда я смотрел «Парадизо», я понял, что Уэллс был прав — не по отношению к Росселлини, а по отношению ко всему итальянскому кино в целом.

    «Парадизо» удачен именно потому, что актеры в нем очень непосредственны. Тут налицо желание Торнаторе возродить великий итальянский кинематограф и феллиниевский бурлеск, но еще больше в этом фильме видно желание получить «Оскара», которого он и получил. Это типичный оскаровский лауреат: сентиментальное «эпическое» кино почти без острых углов, сделанное так, чтобы никого не обидеть в Америке и одновременно так, чтобы средний американец смог посмотреть его, не загрузившись и, может, даже пустив слезу. В актерской игре ничего самобытного нет, а по мальчику, играющему главного героя в детстве, хорошо видно, что играть он не умеет и спасает его лишь та самая итальянская непосредственность, про которую говорил Уэллс. В принципе, картина эта — такой же хитрый суррогат, как и «Жизнь прекрасна» Бениньи, но сделанный, тем не менее, вполне талантливо (как и фильм Бениньи). Последняя треть представляет собой неприкрытое вышибание слезы из зрителей, что кому-то может понравиться (особенно женскому полу), а кому-то наоборот.

    В общем, фильм достойный и, посмотрев его, вы не потратите время зря, поскольку он торкает совокупностью впечатлений, но все же это не Феллини и не де Сика. Для контраста можно посмотреть, например, «Отца-хозяина» Тавиани, сделанного в те же годы. Это менее сентиментальный и более стилистически выразительный фильм.

    7 из 10

    26 октября 2010 | 09:45

    Я люблю кино. Да! И вы. Вы его тоже любите. Но любит ли оно нас?..

    Так, как в детстве? Трогательно и смешно?!

    …Маленький Тото! Быть тобой — это же счастье. Да, ты, конечно, законченный шизофреник. Маленький, шкодливый, обаятельный шизоид (привет, Сергей))). Ты говоришь только об Альфредо и о кино. Ты грезишь о плакатах с Китоном, Гейблом, Богартом, Вэйном… Ты, ей Богу, кретин. Ты воруешь пленку! Разглядываешь на свет. Прижимаешь к сердцу. Поджигаешь и горишь вместе с ней. С твоего лица не сходит улыбка Бога, познающего и создающего мир.

    Ты мечтаешь жить, любить и умереть в каморке киномеханика. С той же улыбкой на лице и знанием, что ты заставил засмеяться, забыть свои несчастья, нищету, тоску повседневности множество людей, которых, как первый день творения, освещает луч твоего кинопроектора. Ты слишком счастливый раб лампы, исполняющей желания всех от одного твоего прикосновения. Ты веришь в то, что видишь. В то, что никогда не случается, но почему-то остается навсегда. В луч в темноте. В свет во тьме. В пламя, сжигающее волшебника, умеющего показывать кино сквозь стены.

    Браво, Альфредо. Белиссимо, старый киномеханик! Ты загорелся вместе с плакатом Касабланки! Но Тото спас тебя. И кинотеатр, и ваш маленький город, в котором даже священник не знал, как жить без иллюзий на пленке.

    В новом «Раю» тебя — старика — сменил ребенок. Потому что только дети и старики, близкие к своей первой и последней минуте, могут показывать чудеса, т. е. кино, в котором столько минут! — и все как первые и последние… Являть его тем, кто ковыряет в носу, трет глаза кулаком или вытирает платочком, кричит: «Господи, они целуются!», аплодирует, открывает рот, хлопает себя по коленке, занимается любовью или умирает от сердечного приступа…

    Кто сказал, что рай — это место, где жить нельзя? Можно! И жить, и умирать… Особенно если «Рай» — заштатный кинотеатр, в котором свободных мест не бывает. Лучшее название для кино эпохи «до телевизора», т. е. до нашего грехопадения.

    Но вот время проходит. И оказывается, что в рай — это грустный элизиум, потому что в нем живут только те, кого больше нет…

    Что в настоящем нет рая.

    …Тото! Да нет. Уже Сальваторе. Детство и юность миновали, а вместе с ними одержимость, влюбленность, верность. Ты перестал быть смешным и трогательным. Наивным. Ты потерял прекрасную Элену и почти забыл свой Парадиз. Взамен, как и положено, приобрел славу, авторитет, научившись снимать то, что раньше показывал.

    Альфредо так хотел тебе этой судьбы! Он сберег своего Тото от любви, от семьи, от счастья, от прошлого, он разлучил тебя с собой… И когда по ТВ шли твои фильмы, был счастлив, знал наизусть все слова. По два-три раза просил перечитывать статьи о тебе…

    Алефредо — Элене: Вам лучше не встречаться. Огонь всегда заканчивается пеплом. А у Тото есть только одно будущее.

    Вот только, зрячий слепец, ты ошибся.

    Твой Тото больше никогда не чувствовал себя счастливым. И больше никому не показал Рай, в котором можно жить.

    Ты забрал его любовь, но оставил бережно хранившиеся тобой десятилетия чужие поцелуи на пленке.

    Неужели они лучше, чем в жизни?

    Неужели кино этого стоит?…

    Тебе лучше знать, старый слепой повелитель Paradiso.

    Закончу так же нелогично, как начала: Торнаторе — гений, потому что он любит людей больше, чем кино.

    17 июня 2013 | 13:41

    Фильм Торнаторе — это окно в прошлое, в оживленную жизнь небольшого сицилийского городка, вырубленное рукой человека, икренне и горячо влюбленного в кинематограф. С его легкой руки началась новая эпоха в истории итальянского кино. Эпоха «Оскаров» за лучший иностранный фильм и эмоциональных, наполненных оптимизмом картин «Жизнь прекрасна», «Средиземное море»…

    В каком-то смысле «Кинотеатр» напоминает «Амаркорд» Феллини — тот же «ностальгический постмодернизм», смесь смешного с сентиментальным, переплетение рациональной действительности с идеализированными воспоминаниями. Но здесь эти воспоминания отнюдь не хаотичны: они линейны и довольно подробно восстанавливают историю главного героя и его любви к кинематографу, зародившейся в глубоком детстве.

    Жил-был маленький мальчик по имени Тото. Его отец пропал без вести на бескрайних российских полях во время войны. Мать занималась сестренкой и вела хозяйство, а Тото прислуживал старому священнику. Последний не только читал проповеди, но еще и выполнял роль цензора: в свободное время шел в кинотеатр «Парадизо» и следил за тем, чтобы киномеханик тщательно вырезал все поцелуи, не говоря уж о чем-то более серьезном. Так Тото повадился бегать в кинотеатр к старине Альфредо. Механик, по-своему привязавшись к мальчишке, невольно поощрял его интерес к кино: порой дарил обрезанные кадры, проводил бесплатно на сеансы. В конце концов, Тото даже уговорил его дать пару уроков обращения с проекционным аппаратом. Однако Альфредо в душе верил, что из мальчишки выйдет толк — а провинциальный кинотеатр для него мелковат.

    Во время сильного пожара Тото вытащил своего старшего товарища из огня, но Альфредо, хоть и остался жив, потерял зрение. Народ требовал зрелищ, и кинотеатр восстановили в еще более блестящем виде. А шестиклассник Тото стал главным киномехаником, потому что только он владел искусством обращения с пленкой. Год за годом, фильм за фильмом, он взрослел, мужал, и вот, наконец, встретил первую любовь. История чувства, робко зародившегося между Тото и красавицей Эленой, и выросшего в настоящее пламя, была ничуть не хуже кино — с той разницей, что в жизни всё не так просто. Родители девушки, богатые снобы, в жизни не позволили бы ей выйти замуж за киномеханика, живущего в крошечном домике с матерью и сестрой, и зарабатывающего гроши. Тото и Элена оказались сильнее, ибо любви чужды классовые различия. Но вот против интриг и коварства она оказалась бессильна.

    Если какому-то кругу зрителей больше придется по душе история любви, то меня захватила другая тема — зарождение, развитие и упадок кино. Было время, когда кинотеатр был единственным развлечением для сельских жителей. Они ломились толпами, захватив из дома стулья, а дорвавшись до вожделенного экрана, отнюдь не только смотрели фильм. Зрители, изумительно рельефно выписанные пером Торнаторе, делают в «Парадизо» всё, что угодно: сплетничают, плюются на головы с балкона, обедают, пьянствуют, занимаются сексом, кормят детей грудью. Кинотеатр для них — центр мира, гораздо более уютный и приватный аналог городской площади. Немое кино сменилось звуковым, черно-белое — цветным, наряды стали откровеннее, диалоги — раскованнее, и, казалось, к «Парадизо» никогда не зарастет народная тропа. Но вот появилось оно — телевидение. Теперь каждый желающий мог обзавестись собственным телевизором, что давало возможность смотреть кино хоть целый день, причем бесплатно. Тото к тому времени уже не было в родном городке, он покорял Рим, а «Парадизо» грустно смотрел на безлюдные улицы своими заколоченными окнами. Так завершилась эра кинотеатров.

    Но мы знаем, что киностудии не дали телевидению зафиксировать крышку гроба. Телевидение спровоцировало первый, но не единственный кризис. Кинопрокат испытал три периода потенциально массового оттока зрителей из кинотеатров: широкое распространение телевидения (1950-е годы в США); появление потребительской видеозаписи (рубеж 1970-1980-х годов); распространение технологии просмотра фильмов через интернет (начало XXI века). И тем не менее, пациент до сих пор скорее жив, чем мертв. Прокатчики борются с тенденцией индивидуального просмотра, совершенствуя кинотеатры и улучшая технологию. Битва еще не проиграна.

    Вот на какие темы можно порассуждать, посмотрев эту великолепную ленту Джузеппе Торнаторе. Я ничего не пишу о любовной линии и странном поступке Альфредо, потому что это тема для отдельного разговора. В любом случае, неравнодушным к кинематографу непременно надо смотреть «Новый кинотеатр «Парадизо», и желательно — в трехчасой режиссерской версии. Эти три часа пролетают незаметно, оставляя после себя… нет, не ком в горле, но — сгусток теплоты и нежности в душе.

    16 августа 2012 | 19:52

    Для всех кто любит КИНЕМАТОГРАФ…

    Ух! Как время быстро летит! Наверное, вы обратили внимание на такой заголовок. И возможно, вы поняли что я там написал. Так вот, это действительно мой двухсотый отзыв на этом сайте. Я долго мучался, выбирая на какой фильм его напишу. У меня была куча вариантов. Но когда я начал смотреть этот фильм, я сразу понял, что очень люблю этот фильм.

    А началось все с того, что я вдруг решил ознакомиться с фильмами итальянского режиссера Джузеппе Торнаторе. Сначала я посмотрел его дебютную ленту «Камморист», которая мне очень понравилась, и буквально через несколько дней посмотрел его второй фильм, мне он понравился намного больше. Но, так же как и при просмотре «Каммориста» у меня не укладывалось в голове, что это еще тогда был начинающий режиссер.

    Фильм снят великолепно. Его очень легко и интересно смотреть, несмотря на такой большой хронометраж (смотрел фильм в полной режиссерской версии, которая идет почти три часа), от него не устаешь. А первая половина фильма вообще гениальна, ее нужно распечатать покадрово и развесить на стенах. В нем неповторимая великолепная атмосфера. Очень радует работа оператора Бласко Джурато. И, конечно же, гениальная музыка Эннио и Андреа Морриконе. Единственное что разочаровывает, так это то, что это фильм, который, к сожалению, имеет свойство заканчиваться.

    И, конечно же, нельзя не упомянуть про актеров, большинство из них ранее мне были неизвестны, но теперь я буду внимательно следить за ними. Лучше всех сыграл, конечно же, молодой Сальваторе Кашо. Очень хорошо сыграл Марко Леонарди. Ну и как всегда отлично сыграл свою роль Жак Перрен. Еще очень сильно понравился мне и великолепно сыграл Филипп Нуаре, без него этот фильм был бы совсем другим. Ну и очень понравились Аньезе Нано, Энцо Каннавале, Антонелла Аттили, Никола Ди Пинто и Брижит Фоссе.

    В фильме рассказывается о том, как маленький мальчик Сальваторе однажды зачастил ходить в местный кинотеатр, потом стал работать там киномехаником, а после уехал из своего родного городка, стал известным кинорежиссером, а потом вдруг приехал обратно спустя тридцать лет. Вроде бы, в чем смысл смотреть фильм про историю одного человека, который жил черт, знает, когда и черт знает где. Для большинства людей это так. Но для киноманов это особая история. Дело в том, как бы банально это не звучало, что фильм о любви, в том числе к КИНЕМАТОГРАФУ. Это настоящая ода ему, ода от человека, который сам делает и очень любит КИНЕМАТОГРАФ. Этот фильм просто обязан посмотреть каждый уважающий себя киноман.

    Вывод: гениальный фильм, классика, шедевр. Я могу подобрать к нему еще кучу лестных эпитетов, но это все равно не опишет мой восторг и любовь к нему. Этот фильм обязан посмотреть каждый уважающий себя киноман, классику надо знать.

    Оценка:

    10 из 10

    7 июля 2010 | 18:01

    Очень доброе и душевное кино. О любви к кино, в первую очередь. Я так понимала маленького Тото, когда он, несмотря на побои матери, постоянно находился в кинотеатре. Он так трогательно сопереживал героям на экране, так зеркально отображал их эмоции. Ничто несравнимо с детскими, искренними эмоциями от просмотра кино.

    Но стоит ли любовь к кино того, чтоб посвятить себя ему полностью, забыв о родных, забыв о личной жизни? С тобой только одиночество, но зато ты занимаешься тем, чем мечтал заниматься с детства. Очень сложный выбор, и, на мой взгляд, оно того не стоит, но Альфредо думал по-другому. И кто знает, что бы было лучше для Сальваторе. Думаю, то была его судьба.

    Совершенно обаятельный мальчик Сальваторе Кашо как будто играет себя, даже имя у него, как у его героя. В него невозможно не влюбиться: в это озорство, задорность и огромную любовь в кино. Думаю, у меня в детстве так же горели глаза, когда я смотрела фильмы. И история детства покорила больше всего, я бы весь фильм смотрела только на его детство. А вот дальше не было уже такой трогательности и душевности… Не ожидала, но была рада увидеть свою любимую Аньезе Нано из сериала детства «Эдеры», но вот сама история Елены и Сальваторе не особо зацепила. Зрелость героя — и того хуже. Потерялась сказка, потерялось очарование кино, чем изначально зацепил фильм. Спасала только музыка маэстро Морриконе — вот где сказка и мечта.

    В общем, не скажу, что я в восторге от фильма. Он, конечно, мне близок темой кино, мне очень понравилась атмосфера. Думаю, он достоин всех наград и регалий, однако хотелось бы, чтоб все три пазла истории были одинаково сильны и одинаково цепляли, но зацепило меня только детство.

    6,5 из 10

    9 декабря 2016 | 20:41

    Мне жаль, что фильм я увидела на DVD, а не широком экране, мне жаль, что для кинопрокатчиков покупка и демонстрация старых пленок не актуальна, это мероприятие, возможно, не окупит расходов. Но посмотрев этот фильм — я не сожалела ни об одной минуте.

    Это не фильм — это целая жизнь! После таких фильмов, невольно вспоминается, на что, было потрачена невероятная куча времени, для просмотра всего того, что в превалирующем процентном соотношении называется «кино». Почти три часа, как три минуты, как мгновение, за которое прожита целая жизнь, вместе с героями этого фильма. Такие фильмы, как этот, фильмы Тарковского меня всегда приводят в диссонанс, состояние, когда мозг вот-вот задымится, потому что это фильмы заставляющие думать, но в то же время, чувство осенившей тебя блажи, чувство съеденного куска торта, из самых дорогостоящих и качественных ингредиентов.

    Нам, героям эры Форда, не к лицу задумчивая бледность, романтизм и наивность. Мы — стремительны, красивы, остроумны и заслужено успешны. Мы — иконы века, в котором, всё подлинно человеческое стало ретроградным; как бы получило новое определение в терминах передовой науки и «опыта успеха»: простодушие и чувственность заклеймены как глупость, доброта есть слабость а любовь — помесь инстинктов с химией… — это действительность нашего времени, нашего общества. В фильме же, я переживала каждую фазу времени, этапы взросления героев, в сцене, где весь зал аплодирует, впервые увиденному на экране, поцелую, я прикрыла щеки, буд-то сейчас все увидят, что я тоже видела этот поцелуй. Как меняются времена, желания, нравы. Этот фильм вырвал меня из эры Форда и полностью погрузил в времена происходящего на экране.

    Самое главное, этот фильм показал, что можно пожертвовать одной любовью, ради другой, посмотрев, вы обязательно поймете, почему. И, если честно, настоящая любовь — никогда не умрет. В этом фильме нет завораживающих спецэффектов или чудес пиротехники — здесь есть души людей.

    10 из 10

    19 июля 2011 | 04:07

    Уже в процессе просмотра ленты я несколько раз задавал себе один и тот же вопрос: «И почему же я смотрю его только сейчас, как так получилось, что это волшебство проходило мимо меня все это время?» Этот фильм начинает нравится с первых минут и не предает тебя до самих финальных титров. Ты просто погружаешься в атмосферу созданную художником Джузеппе Торнаторе и смотришь на происходящее глазами героев фильма, будь то умудренный жизнью одинокий и стареющий киномеханик, который знает о кино больше чем кажется, или прикоснувшийся к чуду вечно достающий его маленький сицилийский мальчик. И это именно тот самый случай когда не хочется и не имеет смысла разбирать фильм по составляющим: сюжет, сценарий, режиссура, операторская работа, игра актеров и т. д. 

    В свое время на меня произвела большое впечатление картина «Малена», все того же Торнаторе. В «Парадиззо» же, автор переплюнул самого себя. Браво режиссер! И конечно хочется отметить игру большого мастера — Филиппа Нуаре. Глядя на его героя в этом фильме, невольно хочется стать тем самым мальчиком, стоящим на стуле и тянущимся к окошку с аппаратной киномеханика, хочется быть его другом. Друзья, этот фильм — торжество кинематографа. Хочется говорить о нем и рекомендовать его всем. Я даже завидую тем которые впервые сядут его смотреть. Наслаждайтесь, приятного просмотра!

    27 сентября 2013 | 00:24

    Все разговоры о «возрождении» итальянского кинематографа на самом деле сводятся именно к этой картине. Но, конечно, «Новый кинотеатр Парадизо» — фильм далеко не гениальный; великое кино сентиментальности не терпит. Однако нельзя не отметить, что Торнаторе, в 88ом году еще начинающий режиссер, снял немого наивное, местами сбивчивое, но при этом удивительно страстное признание в любви тем режиссерам, на которых он так старательно пытается быть похожим. И действительно, синефил увидит в этой картине и Феллини, и Бертолуччи, и Этторе Сколу, и многих других гениев. Другое дело, что Торнаторе, жонглируя кинематографическими контекстами, забывает главное: что контексты эти необходимо не только вспоминать, но и переосмыслять. Увы, режиссер на протяжении всего фильма, подобно своему герою-киномеханику, сохраняет дистанцию между собой и изображаемым объектом. Оправдание этому можно найти довольно простое: «Новый кинотеатр Парадизо» для режиссера — конечно, уже пост-кинематограф, а восхваления у Торнаторе ближе к концу повествования превращаются в панегирик. Теория о «возрождении» кинематографа разбивается о железные выводы автора: кино для него — рай, безвозвратно потерянный; человеку остается его только оплакивать. В данном контексте самые сильные сцены фильма — безусловно, финальные. В них режиссер все-таки выходит на более высокий уровень обобщения и соединяет все линии своего произведения; герой, просматривая старые пленки в пустом зале, ностальгирует не только по своему детству, но и в целом — по красоте, которая, как утверждал другой итальянский режиссер в своих фильмах, имеет свойство исчезать, сталкиваясь со временем. Современному зрителю остается видеть лишь тени прошлого. Но кто сказал, что тени не могут быть по-своему прекрасны?

    2 марта 2012 | 01:49

    Популярный актёр Сальваторе Ди Вита (Перрен) поздним вечером получает весточку со своей родины — Сицилии. Он узнаёт, что там на острове скончался его старый друг Альфредо (Нуаре), который когда-то, будучи киномехаником, открыл Тото дорогу в мир кинематографа. Сальваторе ложится в постель и пускается в путешествие по волнам своей памяти: он видит себя маленьким мальчиком (Кашо), который с раннего детства знал, что кино — станет тем, чему он готов посвятить всю свою жизнь.

    Я понимаю, что сейчас выскажу крамольную мысль, которая вероятнее всего не понравится многим любителям кинематографа, однако «Новый кинотеатр „Парадизо“ — это первый из просмотренных мною фильмов итальянского режиссёра Джузеппе Торнаторе, который не оправдал ожиданий. При этом я не хочу сказать, что картина мне не понравилась, совсем нет. Просто я ожидал гораздо больше от общепризнанного шедевра, фильма, который принёс Торнаторе славу и успех, и который во всех пользовательских рейтингах находится в почётных списках лучших лент за всю историю кино. Ну не знаю, как минимум, „Простая формальность“, «Незнакомка» и «Лучшее предложение» мне понравились больше. Да и «У них всё хорошо», наверное, тоже, хоть я и поставил им одинаковую оценку.

    Я не понял, что в этом фильме такого, чтобы называть его гениальным и так уж сильно восхвалять. Нет, фильм, конечно, очень красивый, снят стильно, с итальянским шиком-блеском: идеально выверенное повествование с правильным саундтреком (Морриконе, как всегда), цепляющими сценами и отличной актёрской игрой. Но вот какой-то глобальной мысли, проблемы, вопроса, если хотите, я здесь не увидел. Чего-то такого, о чём я мог бы задуматься всерьёз, чего-то актуального или глубокого. Ну да — «детство золотое, где же ты»? Ну да, «уходя, уходи и не оглядывайся». И это всё? И вот за это Оскар? Хм…

    Странная получается рецензия. Фильм-то хороший, а такое ощущение складывается, что я его ругаю. Но что поделать, так всегда выходит, когда ожидания выше полученного удовольствия. Одно могу сказать точно. У картины «Новый кинотеатр „Парадизо“, без всякого сомнения, имеется свой зритель. То, что не сработало на мне, обязательно сработает на ком-то другом, более того, это уже произошло, раз столько людей говорят, что не видели у Торнаторе ничего лучше. Так что, советовать смотреть или нет — не возьмусь. На мой субъективный взгляд, фильм перехвален, хоть и не слишком сильно — так, самую малость.

    8 из 10

    3 октября 2013 | 14:39

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>