всё о любом фильме:

Тени забытых предков

год
страна
слоган-
режиссерСергей Параджанов
сценарийИван Чендей, Сергей Параджанов, Михайло Коцюбинський
директор фильмаН. Юрьева
операторЮрий Ильенко, Viktor Bestayev
композиторМирослав Скорик
художникМихаил Раковский, Георгий Якутович, Лидия Байкова
монтажМ. Пономаренко
жанр драма, мелодрама, музыка, ... слова
зрители
СССР  6.5 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
время97 мин. / 01:37
Фильм о любви гуцульских Ромео и Джульетты, созданный по мотивам новеллы Михаила Коцюбинского.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
17 + 0 = 17
8.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Во время съемок в Карпатах Сергей Параджанов и оператор Юрий Ильенко ужасно конфликтовали. Во время очередной ссоры Ильенко бросил режиссеру: «Завтра в шесть утра ты умрешь. Я вызываю тебя на дуэль. Стреляться будем с шести шагов». «Стреляться будем с гуцульских пистолей», — ответил Параджанов. Оружие взяли у одного из местных. Ильенко сам сделал картечь из чая и листов режиссерского сценария. На дуэль пришли с секундантами: Параджанов со своим ассистентом, Ильенко — с женой Ларисой Кадочниковой и директором киностудии. Встречу назначили на старом мосту над Черемошем. Только Ильенко ступил на него, как вода снесла часть балок, а самого оператора пришлось вытаскивать из воды. Дуэль сорвалась.
    Трейлер 01:41

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.5/10
    Справедливости ради, надо отметить, что честь открытия для кино Михаила Коцюбинского, самобытного украинского писателя рубежа XIX и XX веков, а также фурор на Западе, вызванный экранизацией его произведений, всё-таки принадлежит Марку Донскому. Он ещё в 1958 году сделал весьма необычный фильм «Дорогой ценой», который получил во Франции красивое и романтическо-трагическое название «Когда плачут лошади». Кстати, одно из английских заглавий ленты Сергея Параджанова по рассказу «Тени забытых предков» Коцюбинского было отчасти схожим: «Дикие лошади в огне». (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    В 1964 году советская кинематография пополнилась одной из самых романтических и захватывающих историй. «Тени забытых предков» — это не просто фильм о гуцульских Ромео и Джульету. Тогда это было началом новой эры кино и искусства, а Параджанов стал ее отцом.

    Сложно представить, как армянин по происхождению мог создать настолько четкое описание темных гуцульских лесов, высоких Карпатских гор и, что самое главное, всего западно-украинского колорита. Он воспел гуцулькую культуру так, как не смог это сделать ни один украинский режиссер, а история, написаная великим Михаилом Коцюбинским, наконец-то сошла со страниц книги и поселилась на экране, а для некоторых — в сердце.

    Двое молодых гуцулов полюбили друг друга с детства, чего не можна сказать о их семьях. С молоком матери дети Палейчуков и Гутенюков перенимали ненависть к роду-противнику. Они сыпали друг на друга проклены, желали смерти и несчастьй. Но среди этого темного и страшного выжило более светлое чувство — любовь.

    Славная история любви, которая не умирает даже после смерти была воспета более чем хорошо. В этом фильме присутствует все человеческое и потусторонее, что есть не только в тех чудесных краях, но и везде: с одной стороны любовь, а с другой — ненависть, с одной — вечная преданность, с другой — унизительная измена, с одной — сила природы, с другой — сердца.

    Чудесная игра актеров, бесподобная работа Параджанова и Ильенка, картины природы и колорит необычного этнического населения, неплохое музыкальное сопровождение и, что самое главное, любовь длиною в вечность. Это все заслуживает высокую оценку и почетное место во всей истории кинематографии.

    9 из 10

    3 января 2015 | 01:44

    Рассказ о трагической судьбе гуцула Иванко.

    Собственно судьба обыкновенная, просто не счастливая. «Судьба такая…", — так обычно говорят в подобных случаях. Было у Иванко счастье в жизни, но не долго.

    В самой истории морали я не увидел, смысл сказанного Параджановым, мне показался выше событийности и появляется, если смотреть на всю историю героя со стороны, оценивая его прожитую жизнь сразу и целиком. Параджанов предлагает ее (жизнь) принять, такой какая она есть. Отличительный стиль режиссера в демонстрации красоты жизни, при всем ее фатализме. Увидеть, принять и оценить красоту существования и ухода, бурления жизни со всеми чувствами и эмоциями, которая была в жизни гуцула Иванко, и многих других судьбах прожитых людьми на земле. А это всего лишь несколько мгновений человеческого счастья между вечностями.

    Как еще можно рассказать об этом, если не красотой. Параджанов художник, слова ему не нужны, он рисует историю от первого до последнего кадра. Все эти цвета, звуки, передвижения камеры, игра света, ты как будто видишь еще одно измерение пространства. Это особенный режиссерский взгляд, благодаря которому Параджанов стремится передать основной смысл истории. Правильнее даже не истории, а своего мироощущения, личной философии, которая будет сквозить в остальных его фильмах.

    В фильме и в его названии видится тема о потере народного прошлого, трагической судьбе гуцулов. Не знаю, насколько образ Иванко тождественен судьбе всего этноса. Если зритель с национальной историей гуцулов не знаком, то фильм объективных знаний не добавит.

    В фильме много национального, обрядного, религиозного, много молитв, свечей и икон. Но в самой истории бога я не увидел, наоборот фильм антирелигиозен и стоит на позициях атеизма. Так уж мне показалось…

    Главным достоинством режиссера и картины является мастерское (во многом новаторское) умение снимать красивое кино. А вот смысловую составляющую придется каждому зрителю искать здесь самому. Параджанов дает право на личную оценку, основанную на эмоциональном, и может быть даже интуитивном понимании кадра.

    6 ноября 2012 | 14:19

    Фильм из той категории, которая воздействует на чувства, на подсознание, возможно на эмоции. Очень мало действа, событий — зато очень отличный визуальный ряд (переходы с ч\б в цвет и обратно), игра цветом, замечательная народная музыка и песни гуцулов, отличные грим и костюмы.

    Отличная игра Миколайчука, который в момент съёмок был студентом театрального института, абсолютно достоверно переданы эмоции и чувства человека, который так и не смог забыть и пережить своё личное горе.

    Советский(!!!) арт-хаус, которому уже 45 лет.

    8 из 10

    4 июля 2009 | 22:05

    Украинское кино советского периода — такие слова приходят в голову после просмотра «Тени забытых предков». С таким трепетом о национальном гуцульском характере снял режиссёр с фамилией Параджанов, имеющий армянские корни. И какие гуцульские божества помогли ему сделать такое колоритное кино о закарпатских горцах, смог бы ответить только опальный и эпатажный автор самих «Теней…».

    В аннотации к фильму скрывается главная загадка фильма, где знакомые с трудами Шекспира обыватели захотят усмотреть классическую историю разделённой любви героев произведения. В завязке истории — чувства привязанности детей, а затем уже взрослой пары. Но смерть не отпускает героя и следует за ним практически весь фильм. Смерть будто играется с ним, со своим должником, у которого, кроме жизни, по сути больше ничего отдавать. Фильм полон дикого трагизма, где минутные проявления радости являются нонсенсом, некой насмешкой на уставшими героями гуцульского селения.

    И вся эта скорбь на первом плане благодаря не актёрской игре Ивана Миколайчука и Ларисы Кадочниковой, а камере оператора Юрия Ильенко. Его гениальный взгляд проникает вглубь гуцульской души, его передвижения воспроизводят эффект постоянной внутренней суматохи, использование всевозможных планов позволяет оценить широкий размах работы Сергея Параджанова. Эти два человека сделали из обычной истории, предназначенной, по сути, лишь для этнологов, прекрасное кинополотно о вечной теме.

    Закоренелый традиционализм может быть интересным и гениальным, а простота без сложностей — уникальной. Так и история обычной любви парня из «задворков» цивилизации даже спустя 50 лет может вызывать плюсовые эмоции. Мастерство Параджанова в его экспрессии и надрывной эмоциональности, что и видно по фильму. Сугубо закрытые архаичные нотки гуцулов, живущих по своим языческим правилам, смог бы передать человек, близкий не только к искусству, но и честный перед самим собой и Богом.

    Трудно представить, что фильм снимался в СССР, где система кинопроизводства была чёткой и дисциплинированной. В фильме и не пахнет соцреализмом и классовой борьбой. В нём непонятный внутренний мир человека и народа гуцулов, о котором, возможно, многие и узнали благодаря фильму. Тонкость и изящество грубых и неотёсанных горных селян: и эти пропорции смог уловить Параджанов.

    23 июля 2015 | 02:44

    Фильм Сергея Параджанова «Тени забытых предков», снятая по одноименной повести Михайла Коцюбинского.

    Фильм о гуцулах, о жизни, любви и смерти, бесспорная классика мирового кино.

    Режиссёр Сергей Параджанов, грузинский режиссёр, /народный артист Украинской ССР и Армянской ССР/, человек сложной судьбы, снял не так много фильмов, пять лет провёл в лагерях строгого режима. О нём говорили, что он, грузинский армянин, сидевший в российской тюрьме за украинский национализм.

    Михайло Коцюбинский, украинский писатель, классик, /кстати мой земляк, родился в Виннице, жил в Бару, Шаргороде, Каменец-Подольском, во второй половине жизни в Крыму, в Чернигове/. По молодости был арестован за связь с народовольцами, /кто учил в школе историю, это революционная террористическая организация/. В конце жизни тяжело болел, лечился за границей /у него был туберкулёз/.

    Сюжет фильма прост.

    «Там де гори полонини, де стрiмкi потоки рiки» © встречаются мальчик и девочка Iванко и Марiчка. И проходят проходят годы, они вырастают, Iванко, /Иван Миколайчук/, отправляется на заработки, и Марiчка, /Лариса Кадочникова/, остаётся его ждать. Да не видать судьба, сорвавшись со скалы тонет в бурной реке. Iванко тоскует, потом женится на другой, Палагне, /Татьяна Бестаева/. Да жизнь не если не задалась раз, может не задастся и второй.

    Забыл сказать главное, две гуцульские семьи враждуют и вражда эта тянется с давних давен. Вот такая незатейливая простота сюжета.

    Многие критики видят в фильме параллели с Ромео и Джульеттой, как по мне, туманный Альбион не Верховина, как говорится «Федот, да не тот». Да трагическая любовь, но это же не всё.

    В фильме слишком уж дерзко поднят культурный пласт, то, что мы называем духовностью, и то, что именно присуще именно гуцулам, этнография, религиозные, бытовые, верования, обычаи, привычки и это всё на фоне снежных Карпат, на фоне дикой природы, на фоне чуть ли ни мистического, языческого, /и романтического/ начала. Этот фильм на то время был через чур украинский, через чур патриотичный, через чур правдивый. Посмотрев этот фильм можно понять Украину, на генетическом уровне, на уровне души, полюбить эту страну, окончательно и бесповоротно.

    Именно поэтому первый показ картины произвёл эффект разорвавшейся бомбы, тогда это был настоящий шок.

    И вот сейчас, кажется прошло столько времени, мир поменялся, мы изменились, культура изменилась, жизнь выдвигает совершенно другие требования, а фильм не устарел. И воспринимается, ярким, насыщенным и колоритным.

    А что такое время для настоящей истории любви, /и истории народа/, рассказанной настоящим художником.

    1 февраля 2016 | 20:16

    К этой ночи я не знал что такое Кино! Я лишь надеялся натолкнуться на него. В напрасных поисках проводил время. Бергман, Феллини и Скосезе заметно тускнеют… Далеко заглядывал с надеждой на чудо, а чудо в то мгновение спокойно лежало под носом!

    «Трудно смотреть, не понятно и как-то авангардно», — стереотипные предостережения чужих мыслей будто отгоняли меня от «Теней…». Наверное нужно было ожидать столько лет, чтоб суметь поймать ту странную Красоту! Небольшой киноопыт мне немного помог. Потому что читать повести Коцюбинского, биографии Параджанова и Миколайчука ето одно. Но к такому взрыву чуств вовремя не подготовишься!

    Параджанов мгновенно пленил меня! Душа живописца и композитора сплелась воедино у воображении Режиссера. Я видел не кадры и движения камеры, а мазки талантливого художника. Трио Параджанова, Миколайчука и оператора Ильенка сотворило картину гармонии Естественной жизни.

    Рождение и смерть, свадьба и похороны, дружба-ненависть — все до боли просто и обреченно. Не заканчивается только любовь: Ивана не остановили разлука из Маричкой. Его любовь преодолела даже смерть.

    Мои слова вряд ли вписываются в рамки рецензии. В конечном итоге умные слова — это только слова! Разве я имею право что-то советовать вам или критиковать Мастера?! Я могу только созерцать, не больше.

    Без громких эпитетов, видимо, мне не обойтись… но напишу хотя бы еще один: «Тени…» — жемчужина украинского кино искалеченная примитивностью вкусов и забвением. Поетому фильм до сих пор ожидает своих чувственных кладоискателей.

    Сегодня я зделал большое открытие: встретился с глазу на глаз с Искусством Жизни. Удачи и Вам у своих исканиях!

    3 сентября 2010 | 06:22

    «… Сейчас пришло время искать, находить и реализовывать прекрасное, прекрасное вокруг нас — наши горы, небо. Надо уметь выражать страсти, видеть, любить и благоговеть. Мало любить! Надо благоговеть…» (С. Параджанов).

    Фильм-легенда «Тени забытых предков» задумывался как украинский «Ромео и Джульетта» с имущественным семейным неравенством, которое бы стало причиной трагедии двух молодых людей. Но Сергей Иосифович, собиратель и ценитель ауры старины, будто открывший для себя в Карпатах окно в резервацию, где сохранился быт времен языческой Руси, снял картину об одной из интереснейших этнических групп украинцев. А светлой любви, которую «испугалась» сама смерть, посвятил поэтичные и символичные кадры: олень (на могилке) — словно ожившая душа Марички — возрождение ее в вечности; звезда, вспыхнувшая для влюбленных в небе — их судьбоносный путь друг к другу.

    История о молодом парне, который жил себе, не тужил, любил, страдал, забросил дела, но потом женился, и эта женитьба не принесла ему утешения — удивительно самобытна и экспериментальна по форме (кровь здесь превращается в летящих красных коней Петрова-Водкина), да и мелодика гуцульской речи — сильное выразительное средство и т. д.

    Походя на сказку народную, «Тени» приобщают зрителя к красоте природы: журчанием ручейков, ромашковыми полями, хвойными пролесками, красными ягодами на устах сахарных — это рай! Словно бежишь под проливным дождем и не чувствуешь влаги на коже, заглядываешь в глаза любимые, а вокруг все меркнет, будто солнышко за тучи прячется… Но приходит ад. Жизнь черно-белая. Тоска, одиночество. Новый стремительный виток. Быстро сменяющиеся кадры… И, падение…

    «Господи, святой Георгий, приворожи ко мне Ивана, дай мне счастья, дай деточек здоровых», — заклинала обнаженная дивчина (жена нелюбимая) в ветвях утреннего сада. Ох, и не «стерпится», и не «слюбится»! Уж если мерещится душа родная — то все мертво, что живым кажется!

    9 из 10

    19 апреля 2013 | 23:28

    Я сразу прошу прощения за свою «непоэтичность», но при всем моем уважении ко всяческому подходу к искусству, в картине Сергея Параджанова «Тени забытых предков» я, сколько ни вглядывался, ни вдумывался, увидеть не сумел ничего совсем. Исключительно скучный и даже для 1965го года не новый сценарий побуждает надеяться на оригинальное преподношение не оригинальной идеи. Впрочем, с начала действия ожидания начинают сразу и осуществляться и рушиться: действительно новое преподношение заключилось не в самом положительном ключе. Атмосфера кинофильма «бледная», скучная, сопровождаемая громкими «полу цыганскими» песнями, которые ее прекрасно дополняют своей резкостью и простонародностью.

    Не смотря на вторую премию ассоциации аргентинских кинокритиков за лучшую постановку «за цветную фотографию и съемочные эффекты», операторская работа крайне напоминает съемки современных подростковых «юморных» видео на сотовый телефон. Совершенно беспорядочная постановка подкрепляется, как я считаю, совершенно не заслужившими награды съемочными эффектами. Например такими как сцена дождя при прощании Ивана и Марички в лесу, где вода «из шланга льет» на головы главных героев, совершенно не задевая края экрана (т. е. по бокам картинки дождя, в отличие от центра, нет). Мало того, на заднем фоне отчетливо виднеется ясное голубое небо без единого облачка. Но кого это волнует?

    «Отличная постановка» так же заключается в реализации съемок. Например если при прощании (та же сцена) Марички и Ивана, Иван Миколайчук выглядит расстроенным и влюбленным, пытается утешить возлюбленную, то Лариса Кадочникова появляется и уходит со счастливой улыбкой «а-ля мой мужик сваливает на целых полгода! Наконец то!». Замечательная игра…

    В целом, фильм также примитивен, как обречено его сюжетное действие. Произведение является исключительно любительским арт-хаусом, а вовсе не профессиональной составляющей отечественного кинематографа. И даже мнение Эмира Кустурицы, снимающего замечательные, но не менее сумасбродные работы, который назвал «Тени забытых предков» лучшей картиной, снятой до сих пор, в данном контексте теряет свою авторитетность. Ибо бред есть бред, и не стоит «надумывать прекрасное» ради эффекта «положительного» для большого количества плюсиков в строке полезности рецензии.

    1 из 10

    Лучше бы не смотрел.

    4 марта 2012 | 16:07

    У творчества бывает две цели — послание и исследование. Художник хочет что-то поведать миру, какую-то идею или опыт. Причем иногда не целенаправленно, а именно миру-абсолюту, монолог с пустотой. Или с вечностью, если повезёт. Или диалог с самим собой. Это когда уже понял что-то, когда есть что сказать. Это послание. Бывает ещё творчество как изучение, как попытка понять окружающее. Как диалог с внешним миром, как созерцание и осмысление. Причем, поскольку прибором, которым художник может всё это делать является только собственная душа, то, в конечном счете, подобное творчество на самом деле это постижение, нахождение самого себя. Это исследование. Поиск. А на поиски смысла жизни не ходят строем. При этом подобное исследование художника бывает совпадает с направлением взглядов миллионов (современников или иногда потомков), а бывает и нет. Тогда творчество понятно и востребовано. А бывает что художнику и не нужны попутчики, мешают соглядатаи. И такое в исследованиях случается чаще, чем в посланиях. Творчество-исследование чаще бывает искусством для искусства.

    Повесть М. Коцюбинского «Тени забытых предков», как и кажется всё творчество, это послание, поэтическая пропаганда украинской культуры. Писатель жил и творил как раз в то золотое время возрождения, борьбы за самобытность, за право на культурное существование украинской нации как таковое, и рассвета украинской литературы. В «Тенях…" в частности Коцюбинский пытался поделиться, передать частичку своего восхищения, своей любви к Карпатам, к Гуцульщине, к народу, населяющему этот волшебный край и его культуре. «Сколько здесь красивых сказок, преданий, поверий, символов. Собираю материал, переживаю природу, смотрю, слушаю и учусь» — писал Коцюбинский, побывав в Карпатах, Максиму Горькому. «Тенями…" писатель пытается научить понимать, интересоваться и любить Украину и своих читателей.

    Фильм же «Тени забытых предков» Параджанова мне кажется это совсем другое. Это наоборот. Это процесс изучения гуцульской культуры, переосмысления творчества Коцюбинского самим режиссером. Это фильм созерцание, страсть. Причем передано это, аудиовизуально материализовано совершенно особым кино-языком Параджанова. Это аудиовизуальный, эмоциональный, художественный дневник режиссера. В первую очередь. Поэтому так тяжелее смотреть, чем какой-нибудь другой фильм. А Параджанов смотреть свой фильм не помогает. Он смотрит его сам в процессе создания. Исследует. Не подбирает понятный язык, не редактирует слова-образы до идеального состояния. Это ведь его мысли на экране на самом деле. Режиссера. А мысли не выстраиваются в ряд, они чаще мчатся вихрем, как кони, мечутся, как языки пламени. Прочитать мысли вообще занятие архисложное, можно только попробовать почувствовать эмоции. «Тени забытых предков» смотрится только так. Это проверка телепатических способностей.

    1 февраля 2009 | 22:24

    Фильм Сергея Параджанова столь насыщен в визуальном и смысловом плане, что с первых кадров захватывает дыхание, а выдохнуть не получается и после финальных титров. Счастливые, лёгкие как ветерок эпизоды сочетаются с грустными и трагичными, иногда это происходит в пределах нескольких секунд. На то, чтобы о чём-то задуматься, просто не остаётся времени, как в бурном потоке реки пытаешься прочувствовать жизнь героев фильма, и всё время запаздываешь.

    Романтизм, вера в чудесное, современность изо всех сил отбивается от всего, что было прекрасного в мире. А ведь жизнь традиционного общества обладает удивительной силой, и испытания, столь нелюбимые в нашу эпоху, её неотъемлемая часть, в которых вся горечь и радость. Не получится сделать счастливыми людей с помощью десятков тысяч законов-ограничений, потому что удобство никогда не сравнится с простой и искренней любовью, потому что свобода только в преодолении, как это получилось у Ивана и Марички.

    18 августа 2013 | 07:48

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>