всё о любом фильме:

Такси-блюз

год
страна
слоган-
режиссерПавел Лунгин
сценарийПавел Лунгин
директор фильмаМарк Гехт, Александр Голутва, Марин Кармиц, ...
операторДенис Евстигнеев
композиторВладимир Чекасин, Юрий Кузнецов
художникВалерий Юркевич, Наталья Дянова, Алексей Шкеле
монтажЭлизабет Гуидо
жанр драма, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время110 мин. / 01:50
Номинации (1):
Мелодраматическая история о том, как жизнь соединила двоих ни в чем не схожих людей — практичного таксиста и безвольного спившегося музыканта.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
67%
4 + 2 = 6
5.6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • На 51-й минуте, когда Шлыков моет коврик, он в очках, а в следующем кадре смотрит на Селиверстова уже без очков.
    Трейлер 02:02

    файл добавилvic1976

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 16 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Жизнь обычного советского таксиста Шлыкова против Бытия саксофониста Лехи. Приземленность и Творчество пытаются найти общее, точки соприкосновения — Контакт.

    И, как оно на то выходит, можно бесконечно говорить об этом симбиозе…

    Так вот, есть один основополагающий фактор у картины — лента относится Арт-хаусу, что уже делает её нестандартной. Поэтому, просмотр рассчитан на зрителя, который уже имеет представление об особенностях Кино, как Искусства и соответствующий уровень личного развития.

    Режиссер картины доносит зрителю об обыденности и импровизации в человеческих умах, которые идут рука об руку, а значит разные мировоззрения, характеры и привычки по итогу терпят своё фиаско, ибо точкой будет конечный результат: «Представление о жизни Нашей — Жизни Важной в нас самих!»

    «Ломай Стереотипы, Гони Чернуху, Будь Человеком» — смело, не без поддержки Запада, нраво-поучительно.

    В завершении просмотра невольно начинаешь задумываться и над личной жизнью!

    8 из 10

    7 февраля 2011 | 21:41

    Потрясающая картина Павла Лунгина сильная, личная, печальная история на рубеже двух государств, переходящего из одного в другое. Чувство, что развал близок, что он не минуем — все это прекрасно отражается на настроении культуры в целом. Многие настоящие художники чувствуют и стараются как-то отразить, выразить свое мнение, свое горестное или радостное отношение. Ведь для кого-то это настоящий эмоциональный скачок в эволюцию, в вагон счастья капитализма, дарующий полноту свободного рынка и бесчисленное количество возможностей во всем. Для других новый мир — это поражение и злой рок, навязанный нам третьими лицами с какой-то целью (можно придумать все, что душе угодно). Очевидно, что у каждого свое мнение, его нужно уважать и принимать.

    Павел Лунгин создал мир на перепутье, столкновение поворотов, которых не минуемо, притягивает друг к другу и они влияют друг на друга. Жизнь и эксплуатация жизни, существование и способ уровнять всех перед неминуемой судьбой, искоренение чего-то нового, неординарного, гениального и в это же время с другой стороны чего-то непонятного, ненужного. Уничтожение и приведение под копирку всех, создание себе подобных. Но при этом оба мира оригинальны и полны идей по своему. Нету в них ничего ужасного, нету в них ничего отвратительного или омерзительного, они хороши по своему. Как и все люди, одни гениально играют на гитаре, другие с точностью до миллиметра возводят дом. Насильно навязывать свои идеи и убеждения — никогда это не проходило даром и не забывалось, а только концентрировало гнев и выплеск агрессии.

    Фильм отчетливо показывает обеспокоенное отношение автора к туманной действительности, к настоящему горю уготованного советскому народу. До сих пор трудно поверить, что тело жизни страны было расчленено на части и практически бессвязно потеряно.

    Талант и дар, который сквозь века будут помнить и чтить, потому что — это, то немногое, что дано человеку от бога, от природы. Эти способности предназначены и принадлежат всему миру, главная и тяжелая ноша обладателя — демонстрировать их обществу, прививать настоящее искусство, искушать и заманивать в сети просвещения.

    Потрясающе атмосферный фильм. Меланхолия и точечный декаданс сосуществуют вместе и творят настоящий живой, притягательный мир, который можно пощупать глазами. Потрясающая операторская работа. Феноменальная музыкальная составляющая фильма красивая, запоминающаяся и невероятно одухотворенная.

    Великолепное кино, отображающее гигантский слой проблем в неудобном срезе общества. Сильный и поучительный, искренний и неотягощенный, небанальный и великолепно срежиссированный, оставляющий полноту аромата величественности. Возможно, фильм немного суховат и раздражителен, но это мелочи.

    Потрясающий актерский тандем Петр Мамонов и Петр Зайченко. Настоящие близнецы зазеркалья своих душ. Настолько разные характеры, настолько близкие, что трудно заметить это, когда очевидность лежит перед носом. Тандем искренних людей, выросших в одной стране, но принципиально разных характером. Пытающиеся понять и помочь друг другу. Потрясающая химия между актерами начинается с первых кадров и проносится словно луч света, пытающийся настроить на диалог двух людей, принципиально по-разному смотрящих на жизнь.

    Отличный фильм. Великолепная история отношений на философском уровне. Конечно, фильм не однозначен, но ведь в мире редко встретишь такое качество.

    Осталось только посмотреть.

    9 из 10

    5 мая 2014 | 22:51

    Не могу сказать, что фильм мне не понравился. Но и не скажу, что был особенно впечатлён, хотя смотрел с увлечением. Картина довольно типична для своего времени. Гиперреализм в изображении малоприглядной позднесоветской действительности, поголовно шизанутые персонажи, немного матюгов, немного обнажёнки, много побоев, и много-много алкоголя, наконец, чарующая сомнительными прелестями заграница. В общем, стандартный перестроечный набор.

    В центре сюжета столкновение двух противоположных натур, олицетворяющих собой определенные социальные группы, определённые общественные типы, разница между которыми, и, соответственно, конфликт, обострены кризисом эпохи перемен.

    Первый «герой времени», в исполнении Петра Мамонова, представляет новое поколение так называемой творческой интеллигенции, совсем недавно вышедшей из глухого подполья, и потому нарочито подчёркивающей собственную независимость, уникальность и… гениальность. Об интеллигентности новой интеллигенции говорить, конечно, не приходится, а вот способность быть «властителями дум», как ни странно, налицо. Персонаж Мамонова — талантливый, не в меру тщеславный саксофонист Лёха Селиверстов. Его игра исполнена печали, тоски, горечи, способна вызвать слёзы. Всё что нужно Селиверстову от жизни — это музыка и… выпивка. Совмещение того и другого способно обеспечить пресловутый «праздник жизни». Всего то. 

    Антипод Селиверстова сыгран в меру брутальным Петром Зайченко. В лице таксиста Ивана Шлыкова мы видим представителя рабочего класса, с литым торсом (хоть и не без пивного брюшка), твёрдым, прожигающим взглядом, убеждённого державника, сторонника «сильной руки». Ненавидя раздолбая Селиверстова, он одновременно испытывает к нему невероятную тягу. Тяга эта поначалу заключается в желании перевоспитать, перековать бездельника. Методы перевоспитания, разумеется, преимущественно насильственные. Герои то и дело матерят друг друга на чём свет стоит, дерутся, расходятся, но неизбежно сходятся снова. Их взаимная ненависть извращённо сочетается с интуитивным желанием проникнуть в далёкий и непонятный мир чужой природы. Более того, помимо различий, персонажи обнаруживают и немало сходств. Так, к беспределу оказывается склонным не только бунтарь Селиверстов, но и традиционалист, жаждущий «порядка» Шлыков.

    Оба склонны выражать обществу протест, но если протест музыканта, истерика в метро, эксцентричен и вполне безобиден, то недовольство таксиста, жестокое избиение подростков, вызывает вопрос, кто же из двух героев более безумен. Но маньяками оказываются не только центральные персонажи. Почти каждая фигура картины отмечена каким-то безумием. Социально-политический кризис не оставил в стране нормальных, адекватных людей, и в этом я вижу одну из главных мыслей картины.

    В конце ленты удача улыбается Селиверстову. Естественно для перестроечных картин, что помощь приходит из-за границы — музыканта подмечает американский саксофонист, а это означает гастроли, записи. Визит прославленного Селиверстова к старому приятелю Шлыкову заканчивается печальной сценой — русский Иван как болванчик стоит потерянный посреди комнаты, увешанный заграничным шмотьём, с резиновой куклой в руках, с глупой улыбкой на лице. Осмеянный, оболваненный, оплёванный, нагруженный «подарками» которые ни разу ему не сдались, он остаётся один, не зная что дальше делать. Сцена, прямо-таки пророческая.

    Надо сказать, финал картины мне не понравился. Глупая погоня, глупые взрывы. Авторы словно бы неожиданно решили, что зритель не оценит работу должным образом без элемента боевика. Получился «не пришей кобыле хвост». Хотя, если учитывать, что вся картина это глупость, абсурд, бред, идущие, естественно, от удивительной перестроечной реальности, то почему бы и нет?

    7 из 10

    30 декабря 2010 | 22:46

    Обреченно летит душа.
    От саксофона до ножа.

    (с) Машина Времени

    Два разных человека, две абсолютные противоположности встречаются ночью в такси.
    Лёша Сильвестров (Мамонов) — саксофонист — личность творческая, яркая, экзальтированная, любящая выпивку, девочек, сорящая деньгами направо и налево.

    И Иван Шлыков (Зайченко) — озлобленный таксист, пролетарий с железным кулаком, недовольный и раздражительный, ненавидящий людей, которые «гребут деньги лопатой».

    Между ними завязывается непростая, вынужденная (Лёша должен Ивану денег) и довольно таки короткая дружба. Шлыков хочет перевоспитать неугомонного саксофониста, сделать из него человека. «Учил и буду учить» — говорит он сидящему на толчке герою Мамонова, после их непродолжительной схватки, захлопывая перед его носом дверь.

    Быт постперестроечного времени показан во всей красе: ободранные стены коммуналок, сосед, свихнувшийся на сионистком заговоре, обклевающий стены разоблачительными статьями, очереди за водкой, пьяные грузчики, дефицит, всеобщая разруха и непруха.

    Кому нужны блюзовые излияния талантливого саксофониста в «эпоху сторожей и дворников»? Сильвестров страдает и мается от этого: от безразличия, от невостребованности, от людской серости. Тоску топит в одеколоне, разбавляет его водой, заедает сушками и смотрит в никуда… Шлыков же, напротив, когда ему плохо — дёргает железо, тренерует мышцы живота и считает, что лучшего лекарства от меланхолии не существует.

    Но, тем не менее, между такими разнохарактерными людьми возникает симпатия и взаимное притяжение. Шлыков бесится от того, что Лёша смотрит на него свысока, а Лёша, в свою очередь, очень расстраивается, что тот не хочет и не может понять его тонкую душу. Но вот всё очень круто меняется: из Америки приезжает известный саксофонист, он в полной мере оценивает Лёшин талант — не проходит и недели как таксист, разинув рот, смотрит на огоромный экран у дороги, где показывают его недавнего должника и объекта воспитательно-профилактических работ. Это удар по самолюбию Ивана Шлыкова. Дальше события развиваются драматически…

    Петру Мамонову, конечно, очень близок образ этого саксофониста. Близок потому, что я думаю, ему приходилось сталкиваться с непониманием обывателей, с гонениями властей и простых людей на своё собственное творчество. Я говорю про его аудио-визуальные экзерсисы в составе группы «Звуки Му», последующие работы в театре. Поэтому он играет его на все сто процентов, даже более…

    Пётр Зайченко тоже хорош в образе брутального таксиста. Отличная звуковая дорожка, ввиде разрывающих ночное московское небо пронзительных звуков саксофона, делает фильм ещё более драматичным, я бы сказал, подчёркнуто психоделичным. Отличная операторская работа Дениса Евстигнеева — выхвачена каждая мелочь, всё ярко и, в то же время, ненавязчиво вырисовывает картину того непростого времени: противоречия главных героев на фоне коммуналок, ночных дорог, неубранных московских двориков, милицейских участков, свалок и прочего постперестроечного антуража.

    Конечно, невозможно не увидеть идейный посыл фильма: конфликт народа и интеллигенции. Нежелание народа понимать высокое в эпоху дефицита и нежелание интеллигенции артикулировать народ к высокому в эпоху всё того же дефецита. Но мне почему-то показалось, что эта драма несколько проще. Просто это фильм о двух хороших людях, которым плохо. Их объединяет то, что другие уже разучились чувствовать — душевная боль и пустота, но в тоже время жизненные пути у них разные и они не могут идти вместе. Но в то короткое время, которое они проведут вдвоём, можно будет поймать такси и не простое такси, а «Такси блюз».

    1 февраля 2008 | 18:34

    Дебютная режиссёрская работа бывшего сценариста Павла Лунгина посвящена неистребимой русской мечте о лучшей жизни, едва ли не ключевой национальной идее ХХ века, берущей своё начало ещё в чеховских пьесах. В конце 1980-х рок-группа «Наутилус Помпилиус» сделала её почти общенародной шлягером «Гуд бай, Америка». Второй, не менее актуальный, взгляд на картину можно обозначить в ракурсе вечно актуальной темы «Еврей в России — больше чем еврей». И всё-таки суть ключевого конфликта упирается здесь не столько в национальные, сколько в социальные отношения.

    Лунгину (как мало кому в переходную перестроечную эпоху) удалось отразить суть философии «совка» — человека, порожденного социализмом. Совок, как социальный тип, предстаёт тут в образе простого московского таксиста Ивана Шлыкова, исповедующего культ силы и воздающего ему дань ежедневным накачиванием бицепсов. Шлыков являет собой симбиоз страстного правдолюбца и мелкого рвача, который не брезгует никакими левыми заработками. Именно он, гегемон-полукровка, берётся перевоспитать вечно «расслабленного» саксофониста Лёшу Селивёрстова, однажды кинувшего Шлыкова на десять кровных рублей.

    Селивёрстов — другой пример социального гомункулуса, что-то среднее между деклассированным элементом и представителем богемной молодёжи. Суть конфликта как раз и определяют их отношения «дружбы-ненависти». Столкновение правильного Шлыкова, который живёт, как положено, с инертным Селивёрстовым, который существует так, как ему заблагорассудится, — приводит к нешуточной драме характеров. Шлыков не может ни понять, ни простить пофигистской способности Лёши жить, как тому хочется. Имея пред глазами пример свободного духа, Шлыков, как ни пытается, не может до него дотянуться.

    Тогда он ищет у Селивёрстова искреннего расположения, не осознавая, что не может быть его другом по определению. Обессиленный, он прибегает к третьему, испытанному и верному способу: решает посвятить Селивёрстова в простое человеческое счастье путём перековки в себе подобного. Лунгин особенно и не пытается скрывать сюжетную и идейную связь со знаменитым «Таксистом» (1976) Мартина Скорсезе, главный герой которого, намеревался силой перекроить мир, согласно своим о нём представлениям. Крахом последних иллюзий Шлыкова становится поездка Леши в Америку.

    Теперь он ещё острее начинает осознавать всю несправедливость жизни: почему этот без пяти минут алкоголик, наркоман и бомж вкушает плоды удовольствия в сказочной стране, а он, Ваня Шлыков, весь такой безупречный, вынужден «хлебать щи лаптем»? Так и не способный воспарить, но готовый в случае необходимости подчинить и уничтожить, Шлыков уподобляется здесь Сальери, так и не смирившемуся с осознанием собственного ничтожества. А Лёша Селивёрстов, Моцарт по духу, хоть ненадолго, но всё же воспаряет над убожеством той жизни, в которой всё это время царствовал принцип «нельзя и не положено».

    При очевидной социальной подоплёке истории режиссёру удалось расслоить конфликт на несколько других важных составляющих. Это придало ленте больший художественный вес, отмеченный, среди прочего, каннской премией за лучшую режиссуру.

    13 июня 2014 | 09:20

    «Хей, жители дна,
    Гром смеется над вами:
    Чтобы быть с ним на равных,
    Есть один путь — наверх!»

    (с) Ария


    Жил был себе обычный таксист. Жизнь размеренная без потрясений, переживаний, очень нормальная, и потому очень скучная. Однако нашего героя она вполне устраивала. Роковая встреча с музыкантом, как толчок изменяет заезженную траекторию на новую. Трудно сказать лучшую, новую, что самое важное. Таксист и сам не понимает что происходит с ним. Ржавые шестеренки в голове начинают прокручиваться. Вначале медленно с трудом, потом все быстрее.

    Образ гениального, но спивающегося музыканта меня мало заинтересовал. Интереснее другое — превращение таксиста, трудно сказать, в кого именно. Важнее то, что он увидел мир, может быть, иначе. Это как проснуться. «Нео, матрица хэз йу». Тяжело меняться, тяжело признавать свою ограниченность, но другого пути нет. Как поступить? Забыть о странной встрече навсегда, выбросить из памяти, заглушить непонятную тревогу в спортзале? Или признать: «Что-то не в порядке с твоей жизнью, с тобой». Увидеть мир за пределами окна. Осталось разбить стекло.

    Грязь вокруг не запрещает быть человеком. Сцена когда музыкант моет машину ключевая. Да, есть грязь, дно, но есть и небо. И не где-то там далеко, недостижимое, а здесь прямо в коммунальной квартире, прямо здесь, среди ободранных стен. Небо внутри тебя.

    Гениально переданы страдания души таксиста. Он хочет поделиться открывшимся. В его оркужении нет никого кто бы понял, только музыкант, но для него дружба закончилась. Ему уже все равно, он растворяется в огромном пустом городе, и вдруг становится так одиноко.

    Фильм не оставляет надежды. В этом большая драма. Очень трудно жить в ограниченности, трудно признать, трудно преодолеть её, а потом вдруг оказывается, что бодрствовать во сто крат труднее чем спать.

    27 июля 2009 | 23:40

    По фильмам можно судить об эпохе, когда они создавались. Однако, если наши потомки будут представлять себе жизнь в России, в конце 80-х годов по этому фильму, то их мнение будет несколько неправильным.

    С самого начала видно, как режиссер не любит Россию, совершенно не важно Советскую или не Советскую, но Россию. Он так ненавидит государство, которое его вырастило и воспитало, что помнит только плохое. В самом начале фильма, камера проходит по колонне демонстрантов с длинным рядом красных флагов, а затем акцентирует внимание на огромных подсвеченных буквах — СССР.

    В самом начале фильма происходит знакомство двух главных героев: Леха(Петр Мамонов) и Иван Шлыков(Пер Зайченко). Павел Лунгин противопоставляет нам двух абсолютно разных людей. Иван — таксист, сильная личность, крепок физически, спокоен, уравновешен. Саксофонист Леха — трус, пьяница, подлец, истерик(кидается под поезд, изображает мнимую болезнь). Он даже музыку то играет «не нашу» — блюз. Иван, испытывающий к таким как Алексей, ненависть, теперь получает все права ее реализовать, так как тот «кинул» его, не заплатив за длительную прогулку на такси по ночному городу.

    У каждого своя правда: Алексей считает себя гением и непризнанным интеллектуалом, и, даже попадая в материальную зависимость от Ивана, не хочет быть его рабом. Иван же, разглядев «искру» в Лёхе, полюбил его, а иначе как объяснить его поступки, и поэтому стал перевоспитывать его на свой манер, чтобы тот был человеком, хотел и умел работать, а не только играть на «дудке».

    Если Петру Зайченко с самого начала веришь, то игре Мамонова не поверил ни на минуту. Вначале, в такси он совершенно переигрывал, изображая пьяного клоуна, далее внезапно трезвеет и становится серьезным — нет логики, да и не верю актеру. Далее, даже не пытался играть алкоголика в запое, которому нужна доза: спокойно, без эмоций, клянчит деньги на водку. А где нервная дрожь тела, рук, внутреннее напряжение, потливость, краснота лица или бледность — вот как выглядит похмелье.

    Все в фильме наполнено обычных штампов: если таксисты — то пьют водку в середине дня из граненых стаканов; если интеллектуал — то обязательно или еврей, или слишком нервный как администратор в роли Сергея Газарова. В этом фильме максимализм Лунгина проявился в полной мере: Иван наделен всеми признаками трудового народа с его простой жизненной философией и желаниями, а Алексей, напротив, всеми чертами интеллигенции. Но Я по прежнему не поверил в Мамонова как опустившегося интеллигента: ни когда он старательно украшал незамысловатый бутербродик листиком петрушки, ни когда кричал Ивану: «быдло».

    Ощущение одиночества, которое оставляет после себя фильм, закономерно, потому что подобные личности вряд ли способны быть вместе: один (Алексей) не хочет понять другого, а другой (Иван) не может, сколько не пытается.

    Из положительных моментов фильма необходимо отметить хорошую игру Петра Зайченко, операторская работа на высоте, неплохой сценарий.

    Но то, что портит фильм, так это общее ощущение вечно пьющей, вечно гуляющей страны. Этот режиссер, и многие другие, подобными фильмами, представляя их на знаменитых кинофестивалях, создали за границей миф о России, как о стране полнейшего беспредела, миф, который до сих пор никому не удается разрушить.

    6 из 10

    13 августа 2009 | 15:05

    Перестройка оставила неизгладимый след в душах жителей нашей страны. Национальные принципы рушились, на место них приходили другие. Это болезненный процесс, болезненный нравственно.

    Своей картиной автор пытается найти причину идеологического развала внутри страны, и внутри каждого из нас. Два главных персонажа Иван Шлыков и Леха Селивестров противопоставляются друг другу. Таксист, труженик, человек нерушимых принципов порядка и самоконтроля, никогда бы не ужился с алкоголиком, саксофонистом-неудачником, человеком слабовольным, но свободомыслящим. А сюжет искусственно сводит их с целью идейного эксперимента, результат которого, доказывает неразрешимость конфликта двух противоположных нравственных стремлений — к свободе, и к порядку. Попытки к единению никогда не дадут результат — либо свобода окажется мнимой, либо порядок превратится в бардак.

    Такой подход придаёт картине некую камерность, каждое действие и персонаж являют собой символы народных переживаний. Режиссер обнажает социальные проблемы — блестящая и стройная снаружи, Москва гниет в подворотнях. Утрируя пороки пьянства и нищеты, автор тем самым высмеял стереотип о народном братстве, построенном лишь на гедонистических убеждениях.

    И все же Лунгин становится на сторону свободы мысли. Ему как будто жалко Леху, неудавшегося гения, алкоголика, который не может смириться с традиционными порядками. И как бы не был прав в своих убеждениях Шлыков, он все равно остаётся виноватым.

    Фильм прекрасно встретили на западе. Картина удостоилась «Золотого глобуса», а Лунгин получил в Каннах «Пальмовую ветвь», как лучший режиссер. Идея «стремления к свободе» ознаменовала грядущий переворот.

    7 ноября 2012 | 12:21

    Фильм просто великолепен. Актёрская игра на высоте. Лейтмотив — сложные взаимоотношения пролетариата и творческой интеллигенции (Мамонов). Автор явно на стороне последних, очень гротескно и в то же время правдиво изображены трудяги, такие, как таксист Иван, которого играет Зайченко. Он поражает своей игрой и похожестью на Джека Николсона.

    Это очень похоже на ситуацию в фильме «Беспечный ездок», когда ребята приходят в сельское кафе и встречают «нормальных» людей, что ратуют за свободу личности. Но на этом идея фильма не заканчивается; на мой взгляд, почти каждый эпизод — шедевр. Операторская работа хороша, насколько я могу судить.

    Все персонажи очень колоритны, все ситуации необычны и даже абсурдны. Фильм полон противоречий, сюжетных переворотов. Человеческие взаимоотношения, чувства людей — вот что удалось Лунгину показать очень хорошо. Чудесный и сумасшедший саксофон Мамонова звучит на протяжении всего фильма (не знаю, сам ли он играет на нём), делая его «психоделично-крышесносящим».

    21 апреля 2007 | 07:54

    Дебютный фильм Лунгина вышел в переломное время, в 1990 году. Кино сложное, о борьбе нового и старого. Новое в этом фильме олицетворяет Алексей Селивёрстов — пьяница, богемщик, музыкант и бродяга, сыгранный гениальным Петром Мамоновым. Старое, точней консервативное, в образе таксиста-работяги старой закалки сыграл Пётр Зайченко.

    Борьба старого с новым (читай рабочих с интеллигенцией) сосредоточена в противопоставлении работяги Шлыкова и не державшего ничего в руке тяжелей стакана и саксофона Селивёрстовым. От неприязни герои переходят к определённой симпатии. Героям так и хочется посочувствовать

    Сюжет фильма довольно таки прост и вопрос фильма заключается в том, как мы идём к счастью. Счастье у каждого своё и каждый идёт к нему своими шагами.

    Следует также отметить, что критики называли фильм антирусским, вменяли в вину Лунгину, что он очерняет русский народ, очерняет действительность и так далее и тому подобное. Но я замечу, нечего на зеркало пенять коли рожа крива. Всё это было; и распитие водки на улицах (и сейчас есть) и раздолбайство на работе и бытовая неустроенность. Но ведь и были хорошие вещи. Люди верили во что-то. Верили что могут справиться со всеми трудностями постперестроечного периода. По-моему кино об этом. Но несмотря на все невзгоды, герои идут к счастью. И оба к нему приходят. По-своемому.

    Сценарий + режиссура Лунгина+ замечательный актёрский дуэт + точное отображение атмосферы конца 80-х — начала 90-х дали нам самый душевный фильм нашего кинематографа. Также хочется отметить психоделическое звучание саксофона.

    10 из 10

    28 марта 2015 | 13:55

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>