всё о любом фильме:

Манхэттен

Manhattan
год
страна
слоган«Woody Allen's New Comedy Hit»
режиссерВуди Аллен
сценарийВуди Аллен, Маршалл Брикмен
продюсерЧарльз Х. Джофф, Роберт Гринхат, Джек Роллинз
операторГордон Уиллис
композитор-
художникМэл Борн, Альберт Вольски, Роберт Драмхеллер
монтажСьюзэн Е. Морс
жанр драма, мелодрама, комедия, ... слова
сборы в США
зрители
США  15.9 млн,    Франция  2.35 млн,    Испания  1.71 млн, ...
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время96 мин. / 01:36
Номинации:
Желая бросить опостылевшую работу и привычный круг знакомств, телевизионный сценарист заводит роман с любовницей своего друга. И вновь оказывается в замкнутом круге лжи, лицемерия, пустословия. Неожиданно для себя он делает открытие, что надо больше доверять людям…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
98%
52 + 1 = 53
8.6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 03:13

    файл добавилБуказавр

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 343 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    После просмотра первое, что хочется сделать так это написать рецензию, в которой перечислить все остроумные фразы этого фильма, я кстати во время просмотра их записывал чтобы потом веселить своих друзей и родных, однако воздержусь от цитат ибо это может сделать ваш просмотр этого фильма менее интересным, а я этого не хочу.

    Фильм получился очень остроумным, тут разговорный несколько ядовитый юмор, который прекрасно поднимает настроение. Вообще кроме юмора тут ещё немало интересно, тут показаны отношения людей и то как они разнообразны, тут показаны разнообразные бытовые проблемы, что так же радует так как чувствуешь, что смотришь нечто действительно стоящее внимания.

    Вуди Аллен, на мой взгляд, культовая фигура в киноискусстве у него есть стиль и манера, он невероятно талантливый режиссёр и актёр, смотря на главного героя, я и представить не могу человека сыгравшего этого персонажа лучше и смотрящегося в нём более правдоподобно, быть может, потому, что этот образ режиссёр списал с себя, но это лишь мои догадки. Но остальные актёры также на высоте, не буду всех их перечислять.

    В итоге это остроумная комедия которая, как мне кажется, может поднять настроение каждому, потому что это жизненное кино и юмор тут тоже не взят с потолка, думаю это стоит увидеть каждому.

    10 из 10

    5 марта 2012 | 00:03

    Писать отзывы на фильмы Аллена лично мне чрезвычайно сложно, потому что все картины мэтра сугубо эмоциональны, и рациональный рассказ о них неизбежно будет сухим и не отражающим действительной прелести ленты.

    «Манхэттен» — это фильм, о котором очень сложно писать что-то конкретное, его просто нужно посмотреть. В очередной раз маэстро приглашает нас к замочной скважине понаблюдать за отношениями самых обычных людей, которые могут оказаться нашими соседями или коллегами по работе. Простая, но в то же время запутанная история любовного многоугольника, сдобренная невероятным юмором и иронией.

    - Люди должны жениться раз и навсегда, как голуби или католики

    Их непреодолимо влечёт друг к другу. Они спорят до хрипоты о Бергмане и вместе укрываются от ливня газеткой. Классическое чеховское влеченье душ, мыслей и тел. Одна загвоздка: она встречается с его лучшим другом (очень некстати женатым), и у него есть молодая 17-летняя девушка, сдувающая с него пылинки и готовая лететь за любимым хоть на край света. Он и она: Айзек (Вуди Аллен) и Мэри (Дайан Китон). Блистательный дуэт, мастерски разыгрывающий любовную партию.

    Со мной явно что-то не так. У меня ни разу не было романа, который длился бы дольше связи Гитлера с Евой Браун

    Если честно, в фильме нет ничего, что можно было бы невзлюбить: интеллектуальные и псевдоинтеллектуальные беседы об искусстве, малейшие нотки колебаний любовного настроения и безудержно хлещущая романтика, развивающаяся в интерьерах удивительного Нью-Йорка.

    Я бы не слишком доверял психоаналитику, который звонит мне в три часа ночи и рыдает в трубку

    Знакомя нас с историей непростых взаимоотношений своих героев, Аллен проводит экскурсию по любимым местам Нью-Йорка: набережные у мостов, уютные ресторанчики, маленькие кинотеатры, в которых показывают авторское кино и разнообразные музеи и выставки, которыми Нью-Йорк славится наравне со статуей Свободы или Empire State Building. Непередаваемый аромат невероятной атмосферы романтики большого города сладко щекочет нос и влюбляет всё сильнее с каждой новой секундой.

    Ты такая красивая, что я даже не могу смотреть на счётчик

    Любовь, с которой Аллен снял этот фильм, способна согреть сильнее самого отменного грога или глинтвейна. Забавная ворчливость персонажа Вуди только усиливает эффект. Перед нами удивительно лёгкий увлекательный кинороман, пропитанный любовью к жизни, Нью-Йорку и всему человечеству. Отличный антидепрессант и восхитительное кинолакомство.

    4 мая 2009 | 07:26

    Вроде бы обычная романтическая комедия: смотрится просто, много шуток, только это Аллен : у него всегда необычно.

    Начинается фильм как гимн городу, потом эта тема как-то заминается и больше почти не вылезает. На главный план выходит противоречивый главный герой, и его отношение к Нью -Йорку, девушкам, жизни.

    Вуди как всегда великолепен, классический образ немного безумного ловеласа, непонятно почему от него все девушки без ума. Аллен сам подшучивает над эти(бывший муж героини Китон).

    В фильме много слов которых в обычном лексиконе не часто встретишь, хотя их значение всем известны. Почти все шутки решены пошлого намёка, но понять их может не каждый, не все разбираются в искусстве.

    «Манхеттен» пытается выглядеть интеллектуальным, но его простота перевешивает, как всегда это бывает с фильмами Аллена.

    Это не романтическая комедия, это шедевр Вуди Аллена!

    9,9 из 10

    22 апреля 2010 | 21:15

    Фильмы Вуди Аллена отличаются, на мой взгляд, особой романтичностью. Его фильм 1979 года «Манхэттен», наверно, лучший фильм в его карьере. У ленты есть одно главное положительное качество, а именно атмосфера.

    Атмосфера обычной городской жизни. Небоскребы, парк, посиделки с друзьями и разговоры о жизни, любви и простых темах… в общем это романтика, то, чего нет во многих фильмах. Также это очень спокойная лента. Благодаря черно-белым тонам и игре актеров кажется, что всё здесь в равновесии, благодаря чему картина кажется очень спокойной.

    Актеры удивляют. Кажется, что на экране самые обычные люди, которые ни чем от нас не отличаются. Они не герои и не злодеи, они такие же как и мы, неоднозначные, растерянные и неуверенные. Вуди Аллен вообще не играет, он просто проживает роль. Приятно удивило присутствие Мэрил Стрип. Остальные прекрасно справились со своей задачей.

    «Манхэттен» — классика мирового кино. Столь атмосферного и романтичного фильма я не видел давно. Этот фильм лучше смотреть ни о чем не думая, ничего не анализируя, ведь это очень простая картина. Особой глубины тут нет, зато есть любовь, ирония, юмор и простые разговоры.

    10 из 10

    11 августа 2011 | 12:00

    Неудивительно, что завершением так называемой «нью-йоркской трилогии» Вуди Аллена стал «Манхэттен» — фильм, который хоть и не ставит одноименный островок во главу людских судеб, но выводит его роль далеко за пределы простых декораций. Хотя, ради справедливости, исключительно декоративным придатком «город большого яблока» у Аллена не был никогда, у него с этим местом отношения особые. С фанатичным постоянством разворачивая действие картин именно здесь, он, время от времени, совсем ненадолго отпускал дорогих сердцу персонажей с их мыслями о смерти, искусстве и арендной плате за квартиру, давая городу произнести слово, причем, неизменно к нему прислушиваясь. Так может поступать только истинно любящий человек, и нет ничего странного в том, что о чувствах Аллена к Нью-Йорку знают далеко за его границами. А зарождались эти чувства как раз тогда, когда Вуди находился в активном поиске собственного стиля и творческого почерка.

    Бред, наверное, но кажется, что в своё время, в семьдесят седьмом, режиссер будто по-дружески договорился с этим местом, пообещав что-то такое, о чем мы с вами можем только догадываться. И что же случилось затем? В «Энни Холл» город, словно не доверившись новому партнеру, то и дело порывался заслонить собой сложные любовные перипетии, но, в итоге, остался на вторых ролях. Годом позже, в «Интерьерах», тот же город, напротив, проявил невиданную скромность и просто постеснялся лезть в серьезнейшую драму, ограничился незначительными штрихами, побоявшись что-то испортить. А потом прошел еще год…

    Создавая мощный образ, «Манхэттен», тем не менее, не выглядит фильмом-открыткой, как, например, недавние «Римские приключения». Хотя Аллен рисует город магическим и притягательным, он добавляет ему некоего своеобразия, которое не каждый сумеет полюбить. Ведь, несмотря на общую лояльность, Нью-Йорк может спокойно подставить в критической ситуации. Может по щелчку пальцев поменять темп жизни, просто потому что ну вот так вот, смирись. Может нагло вторгаться в планы, а в необходимый момент хитро промолчать и целиком уйти в фон. Характера этому месту явно не занимать, а привыкнуть к сему норову непросто даже каждодневно сталкиваясь с ним, проживая здесь долгие годы. Любопытно, кстати, что извне и изнутри городское пространство показано абсолютно разным. Поначалу возникает диссонанс, ведь после впечатляющих начальных пейзажей, с небоскребами, яркими огнями, кипящей жизнью и иными помпезностями, зритель оказывается в спокойном и тихом месте, в котором пребывает практически до самой развязки. Это как увидеть яркую, мерцающую неоновую вывеску бара-ресторана, зайти внутрь и оказаться в полутемном помещении с низкими потолками, где все мирно сидят за деревянными столиками и разговаривают вполголоса. Зрителю дают понять: всё, что он знал о Манхэттене из популярной культуры и выпусков новостей — правда, но это ничего не значит. Настоящую атмосферу любого места на планете можно прочувствовать лишь какое-то время пробыв там, погрузившись в него с головой, и этот островок не исключение.

    «Манхэттен» для Аллена стал первым в карьере экспериментом с отсутствием цвета, к слову, наиболее успешным. Пожалуй, как и каждая ч/б лента в современную эпоху, это дань старому кино и былым временам, за которую здесь отвечают, например, еще и классические гершвиновские мелодии, взятые саундтреком к картине. По словам же самого режиссера, решение снимать в черно-белой гамме и широком формате было продиктовано, во-первых, необходимостью понять, как будет работать такая техника при съемке фильма с камерной обстановкой, а во-вторых — банальным желанием дать больше места Нью-Йорку. С последним, впрочем, и без того особых проблем не случилось. Многое в этом смысле в фильме решили кадры общего плана, напоминающие о первичности города и, так уж вышло, человеческой незначительности. Только представьте: широченная улица, машины, дома, впечатляющий пейзаж на горизонте, и только где-то в нижнем углу, справа — крохотная телефонная будочка, из которой герой делает важный звонок. Всего этого бы не случилось без опытного Гордона Уиллиса, оператора, к чьим заслугам можно отнести и завораживающую игру с темнотой в нескольких разговорных сценах, придающую им уникальный визуальный стиль, такой нечастый для работ Вуди.

    Даже несколько поразительно, что, будучи одним из сильнейших режиссерских фильмов именно художественно, в остальном «Манхэттен» не представляет собой ничего сверхъестественного. Картина является эталоном ни к чему не обязывающего многословия, гипнотического и невероятно симпатичного, но всё же. Есть в том, однако, некий шарм. Сквозь призму всего вышесказанного традиционная алленовская болтовня, узнаваемые характеры его персонажей, трудности человеческих отношений, автобиографические детали — всё, включая искрометный юмор, выглядит по иному, приобретает флёр интимности и близости, который невозможно игнорировать при просмотре! Это выделяет картину из остального творчества Аллена даже сегодня, через тридцать шесть лет, не говоря уже о временах, когда в его активе было две с половиной ленты… В одном интервью режиссер сказал: «Редко бываю доволен своими фильмами сразу по завершении работы. Почти никогда. С „Манхэттеном“ я чувствовал такое разочарование, что даже не хотел выпускать его на экраны». Можно усмотреть в этих откровениях творческое кокетство, но больше — переживания о том, как не спустить в трубу дело, возможно, целой жизни. Всегда трудно признаваться в любви, еще труднее — проворачивать это в таких масштабах. И если уж взялся, то надо постараться довести до идеала. Не потому, что объект чувств ждёт этого, а потому что так задумано, так прочувствовано, любая оплошность — осадок на душе. Годы показали, что поводов для стыда и самобичевания нет, «Манхэттен» останется в истории одним из величайших кино-подарков, когда-либо сделанных Нью-Йорку. Городу огромному и маленькому, пышному и скромному, суровому и сентиментальному. Возможно, лучшему на Земле.

    17 апреля 2015 | 14:14

    «Страшно необаятельный актер (Вуди Аллен), который пытается казаться неотразимым» — остроумная характеристика, выданная кодовому герою, по сути, любого раннего фильма Вуди Аллена, Андреем Тарковским.

    При просмотре «Манхэттена», с сеанса которого мэтр ушел уже на середине, и вправду трудно справиться с раздражением. Герои фильма, все уже взрослые люди, напоминают студентов-первокурсников. Свое филистерство они маскируют бесконечными, утомляющими серенадами, в которых сексуальная тема сублимируется на редкость неуместными культурологическими отсылками и пустопорожним философствованием, читай резонерством. При этом все они, так или иначе, принадлежат к прослойке «творческой интеллигенции».

    Сам Вуди Аллен в своем классическом репертуаре — играет Вуди Аллена. Чрезвычайно болезненный, раздражительно-тревожный типчик, ипохондрик-мизантроп, по началу, в своем несносном занудстве с примесью зауми, даже превосходит своих друзей. Не обладающий и десятой долей харизмы доктора Хауса, или интеллектуальности героев Томаса Манна, он каким-то чудом умудрился снискать себе лавры героя-любовника. Сексуальный эпизод с одной из героинь следует прямиком за аналогичной сценой с другой без всяких объяснений и переходов. Бергман, за которого герой Аллена намеревался расквасить лицо своей спутнице, мешается с Кьеркегором, Кафка с Фрейдом…

    Но постепенно, именно последний все чаще становится главным фигурантом в культурологических ужимках героев. В диалогах тема сексуальной неудовлетворенности, наконец, пробивается через ширмы псевдо-интеллектуальности. Если в начале «Манхэттен» напоминает вконец ставшую приторной «Сладкую жизнь», то чем дальше, тем больше усталые и потерянные портреты героев тяготеют к карикатурности. И заставляют вспоминать «Жизнь богемы» Аки Каурисмяки. Когда Мэри встречает своего бывшего, а тот, ну точь в точь, облезший и слегка разложившийся Вуди Аллен, становится ясно, что перед нами ироническая зарисовка о вконец запутавшихся в себе и своих сексуальных комплексах людях. Мэри, между прочим, замечает, что тот превосходно выглядит. Где-то на этом же промежутке, латентная сексуальность начинает бить из героев фонтаном. Они формируют довольно извращенные и запутанные все тем же сексуальным подтекстом союзы, пытаясь, наконец, понять, с кем из их бывших/нынешних/потенциальных партнеров они хотели бы идентифицировать свои эротические фантазии. Но проблема в том, что этот собирательный образ для них воплощен сразу в нескольких людях.

    Характерный эпизод — когда два лучших друга (!), один из которых спит с женщиной, с которой второй изменял своей жене (!!), идут в оперу с этими самыми женщинами (!!!). Инцестуальный характер этой чудовищно завуалированной оргии четко дает понять, что всем тут глубоко начхать на культуру, которая здесь играет роль, ну разве что предлога.

    И тогда их становится даже немного жалко. А герой Вуди Аллена на общем фоне предстает в весьма выгодном ракурсе, из-за качества, так недостающего остальным — самоиронии, приближающей его к откровенности с самим собой. Его связь с 17-летней девушкой, которую поначалу так и хочется приписать наклонностям самого автора и интерпретировать как некое жалкое последствие безысходности, на самом деле приближает Вуди к целостности, компенсируя ему подростковую неудовлетворенность, которая так гложет его самого и всех его друзей. Это его возможность ощутить сентиментальное, пусть с налетом патологии, но такое долгожданное счастье, в поисках которого остальные герои готовы, кажется, перетрахать всех в городе, кто знает кто такой Сартр. Символ свободы, обретенной через жертву установками (своими и общества), нечто большее, чем экстравагантая выходка, каковой ее считал сам герой Аллена. Именно из-за подсознательного ощущения этой свободы, женщины Манхэттена, эти полубогемные создания, скрывающие фрустрацию за флером утонченности, так и льнут к невротичному очкарику, антиподу физического идеала в любой табели о рангах со времен австралопитеков.

    Сам город, планы которого эпизодически вкрапляются в сюжет, представлен нарочито ретроспективно, в романтическом стиле немого кино, будто намекая героям, что злосчастная цель их исканий заключена в них самих, только молодых, юных, еще не отгородившихся от себя же истинных панцирем словоизвержений. Таких, как та самая 17-летняя девушка, еще неиспорченный идеал естественности, без которой все их интеллектуальные изыскания, становясь голословными, напоминают трепыхания рыбы на льду.

    Разумеется, «Манхэттен» — авторское кино. Причем авторское, в прямом смысле этого слова. Выделяя себе роль единственного прозревшего, Вуди как бы дает понять зрителям, что их участь — разделять бесконечные томления остальных персонажей. То есть до скончания дней своих тыкать наугад, повторять собственные ошибки и все глубже увязать в самообмане, имея при себе лишь расшатанные ходули или костыли, в которые превращаются искусство, философия и даже психоанализ, когда служат оболочкой, а не содержанием. Впрочем, второй вариант — последовать за ним самим, вовсе не исключен. Но учитывая контекст положительных отзывов на ныне сверхвостребованное творчество Аллена, да и в принципе, тренд на «интеллектуализированную» продукцию, не следует впадать в иллюзию по этому поводу. И с иронической усмешкой, так свойственной творчеству постановщика, костатировать, что расстановка сил все та же. Людям по-прежнему проще терпеть неловкость и неудовлетворенность, прикрывая свои потребности «высокими материями», чем честно, пусть и путем некой жертвы, обратившись к своему естеству, перестать относиться к себе так серьезно.

    23 августа 2015 | 15:45

    Стильный и очень трогательный фильм Вуди Аллена, рассказывающий нам, на первый взгляд, совершенно ничем не занимательную историю, но как и многие работы режиссера, раскрывающие целый мир человеческих чувств и мотиваций.

    Выглядит все это как романтическая комедия, но на самом деле все гораздо глубже. Взаимоотношения главного героя с жизнью — это не комедия и не драма, а самая настоящая трагедия, потому что в попытках разобраться в себе, расставить приоритеты, он приходит к полной пустоте и еще сильнее запутывается.

    При этом трагедии в самом фильме мы не ощутим — здесь очень много юмора, остроумных легких диалогов, много жизненной мудрости, замаскированной под шутки, да и вообще вся атмосфера этого фильма удивительно легкая и жизнерадостная, несмотря на все разыгрывающиеся перед нами маленькие драмы.

    В качестве, так сказать, бесплатного бонуса, это один из немногих фильмов, где мы можем увидеть самого Аллена. Он все-таки невероятный — очень трогательный и очень настоящий.

    Фильм, который, как и многие фильмы Аллена, заставляет задуматься о собственной жизни. Вспомнить, что ты любишь, подумать о том, чего ты хочешь. Потому что в один далеко не прекрасный момент может стать поздно. Но от этого не страшно — только немного грустно и хочется продлить ощущение светлой ностальгии и любви ко всему хорошему, что тебя окружает. Удивительное кино.

    10 из 10

    23 марта 2012 | 00:08

    Тонкий интеллектуальный юмор, затрагивающий все искусствоведческую сферу, начиная от скандинавской суровой сказочности Иргмана Бергмана и заканчивая упоминанием книги о блестящей британской писательнице-модернистки Вирджинии Вулф и работами, о боги, Дианы Арбус; удивительно атмосферно-точные и небанальные типажи (харизматичная Дайан Китон, «маленький очкастый еврей», как сам себя называет Вуди, угловатая девочка, внучка Хемингуэя, с роскошными бровями и дикостью во взгляде; о моей любимице Мэрил Стрип — исполнившей малую, но скандальную роль — и говорить нечего, прелесть очаровательна, сердито-грациозно, со своими развевающимися волосами и стремительностью — ах, ах, ах!); «Нью-Йорк, Нью-Йорк»;

    и жизнь. Живая жизнь. Как писал Пастернак. С ее грустью и радостью, богатством и бедностью абсолютно на всех уровнях жизни, с ее «блеском и нищетой» (по Бальзаку).

    Очаровательное кино. Спасибо гениальному трагическому комику Вуди.

    6 апреля 2013 | 02:06

    О чём это картина? Спросил я себя, после просмотра. Ответ очень прост, о людских отношениях, о том какими они могут быть: прекрасными и ужасными, интересными и странными, постоянными и не очень.

    Остроумие Алена, которым пронизан фильм, щекочет в моей голове те самые рецепторы, доводя меня до «интеллектуально оргазма.»

    - Я наконец испытала оргазм, но мой доктор, сказал, что это был неправильный оргазм.

    - Неправильный? У меня никогда не было неправильного оргазма. Даже мой наихудший оргазм был то что надо.(с)

    В картине почти нет действия, есть только персонажи и диалоги, но это делает фильм не только НЕ скучным, а ещё более затягивающим. Великолепный персонаж Алена, и в противовес ему колоритный персонаж Дайан Китон создают контраст отношений между людьми, совершенно разных с одной стороны и таких одинаковых с другой. Айзек представлен нам как не определившийся в жизни писатель. В свои 47 он не знает какие женщины ему нравятся, какой именно работой он хочет заниматься, он боится перемен в жизни, он немного эгоистичен и мстителен. Кажется именно в этом персонаже Ален собрал почти все внутренние переживания человека и подал нам, под очень пикантным соусом. Помещая его в самые обычные жизненные события, Ален позволяет нам наблюдать, очень комичные ситуации, высмеивая те проблемы, которые в нашей жизни нам кажутся глобальными.

    После просмотра этой картины, доброй и по своему забавной, жизнь не кажется такой огромной проблемой. Я ставлю этому фильму твёрдую девяточку, с огромным плюсом. Если хандра и меланхолия одолела Вас, советую позволить чёрно-белому Алену развеять, разрушить, разбить её вдребезги.

    - Да, мой психоаналитик меня предупреждал насчет тебя. Но ты была такая красивая, что я нашел другого психоаналитика.

    18 января 2015 | 20:34

    Он жил на Манхэттене. Острове, который, подобно ежу, ощетинил иголки небоскрёбов в небо. Острове, на котором двадцать четыре часа в сутки не прекращается жизнь. Бесконечные потоки машин заполняют его центральные авеню. Полтора миллиона людей, живущих на нем, каждый день с головой погружаются в свои дела, заботы и в бесконечные проблемы, которые они так часто создают себе сами. В бурлящих водоворотах повседневности не замечая истинных жизненных ценностей, лежащих перед самым их носом.

    Он любил Манхэттен. И считал, что на Земле нет лучше места. Город, состоящий из стекла и бетона, затмевающий человеческую индивидуальность концентрацией жителей на один квадратный километр площади, был для него родной стихией. Здесь прошла вся его жизнь. Здесь живут его друзья, с которыми он ведёт высокоинтеллектуальные дискуссии. Здесь он знакомился со всеми своими женщинами. Здесь его дом. И как бы он сам его не критиковал и не проклинал, он бы не променял его ни на что на свете.

    Он — главный герой фильма Вуди Аллена «Манхэттен». Его зовут Айзек и он во многом похож на своего создателя. Ему 42 года, но, не смотря на свой возраст, он до сих пор не смог разобраться в жизни и продолжает существовать стихийно. Он очень не равнодушен к женщинам. Хотя, надо заметить, что и они не равнодушны к нему, привлеченные его неординарностью и интеллектом. Попытки создать семью не увенчались успехом. Первая жена — преподавательница детского сада, подсела на наркотики и пошла по наклонной. Вторая — сменив свою бисексуальность на однополую ориентацию, бросила его ради женщины. Такие неудачи не отобьют желание в очередной раз вступать в брак только у редкого оптимиста. Он живёт для себя, встречаясь с женщинами для приятного времяпрепровождения, не желая обременять себя каким-либо постоянством отношений. От второго брака у него есть сын, которого теперь воспитывают две женщины. С ним Айзек встречается в отведённое время, но не может выстроить родительских взаимоотношений, потому что сам ещё является ребёнком. Он заводит роман с семнадцатилетней школьницей, Трейси (ее роль замечательно исполняет Мэриэл Хемингуэй, внучка великого американского писателя), пытаясь убежать от приближающейся старости. Постоянно твердит ей, что их отношения мимолётны и лишь временны, а после расставания, осознаёт, что эта связь была чем-то большим, чем очередная интрижка. Но действительно ли в нем родилось чувство, а не детская прихоть и сможет ли он дождаться её возвращения из Лондона, куда она уезжает учиться на полгода?

    В одной из последних сцен фильма, Айзек, окончательно запутавшийся и потерянный, лежит на кушетке и пытается хоть как-то восстановить картину мира. Рядом лежит покорно слушающий диктофон, которому, на манер общения с психоаналитиком, он рассказывает ради чего, по его мнению, стоит жить. А перед этим высказывает замысел небольшого рассказа: «.. о людях на Манхэттене, которые постоянно создают себе лишние невротические проблемы, для того что бы забыть о более важных, неразрешимых проблемах вселенского масштаба, но он должен быть оптимистичным..». В этом замысле укладывается не только содержание фильма, но и почти всего творчества Аллена, его взгляда на жизнь. Эхом догоняет брошенное в разговоре с Трейси: «Люди не понимают, что они делают!». В современной жизни в мегаполисе, человеку редко удается поступать осознано. Находясь в непрерывном беге, у него не хватает времени сесть и спокойно поразмыслить: как жить дальше? Как результат: не решив одних проблем он создаёт себе новые. Не желая смотреть правде в глаза, он убегает от своих истинных чувств и желаний, самолично делая из себя душевного калеку. В этом свете роман Айзека с Мэри, которому в фильме отводится большая часть экранного времени, ни что иное, как попытка убежать от себя, обмануть себя, заменив желанное подвернувшимся. Мери бежит от любви к Эйлу, другу Айзека, который, испытывая ответные чувства, не может уделять ей достаточно времени, так как повязан узами брака и семейными обязательствами. Айзек уходит от навязчивой мысли о слишком большой разнице в возрасте между ним и Трейси, приходя к стереотипу, и тем самым подчиняясь общественному мнению, о том, что отношения нужно заводить с людьми своей возрастной категории. Вместе, Айзек и Мери, осознают своё одиночество, помогают друг другу понять свои истинные чувства. Хотя, истинность чувств Айзека можно поставить под сомнение. Трейси позволила ему осуществить желание, которое, пожалуй, скрыто в глубине каждого из нас — желание быть Богом. Ведь для семнадцатилетнего подростка, который только начинает жить, сорока двух летний мужчина, многое повидавший, да к тому же с такими незаурядными интеллектуальными способностями, какими обладает наш герой, является всем: человеком, знающим о жизни всё и знающим как жить — почти Богом.

    «Манхэттен» — третий фильм, снятый Алленом с оператором Гордоном Уиллисом. По словам Вуди, Уиллисс во многом стал для него учителем, показав множество приемов работы с камерой и светом. Опытный оператор, приверженец классической американской манеры съемок, за плечами которого к моменту их встречи ("Энни Холл» снята в 1977) была работа с Френсисом Фордом Коппола на всех частях «Крестного отца», сильно повлиял на визуальное решение фильмов снятых ими совместно. Благодаря этому союзу родилось восемь замечательных лент, ставшие визитной карточкой режиссера, ознаменовавших собой приход в мир кино человека со своим, уникальным видением, полным интеллектуального юмора, самоиронии, трагизма и толикой сентиментальности. Фильмы этого периода визуально не похожи друг на друга. Как будто создатели договорились не повторяться, снимая каждый следующий в новой манере или вообще, снимались разными людьми. «Манхэттен» не стал исключением. В глаза сразу бросаются две особенности изображения: 1) Оно черно-белое; 2) Оно широкоформатное. Складываем первое со вторым, включаем на заднем фоне музыку Гершвина и мы получаем волшебный, открыточный образ города небоскребов, живущий в голове главного героя. Вроде бы мы смотрим на Нью-Йорк конца семидесятых, но усилиями авторов время преображается и мы видим город в романтическом ореоле двадцатых. Так визуальный ряд вторит внутреннему миру Айзека/Аллена, давая нам увидеть окружающую действительность его глазами.

    Гимн Нью-Йорку и его жителям, один из лучших фильмов Вуди Аллена, наполненный умным, ироничным юмором и противоречивостью чувств, вряд ли оставит кого-то равнодушным. Ну а если оставит.. Что ж.. Жаль, конечно, но значит Аллен не Ваш режиссер.

    8 января 2016 | 11:29

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>