всё о любом фильме:

Море внутри

Mar adentro
год
страна
слоган-
режиссерАлехандро Аменабар
сценарийАлехандро Аменабар, Матео Хиль
продюсерАлехандро Аменабар, Фернандо Бовайра, Эмильяно Отеги
операторХавьер Агирресаробе
композиторАлехандро Аменабар
художникБенхамин Фернандес, Соня Гранде, Эмилио Ардура
монтажАлехандро Аменабар
жанр драма, мелодрама, биография, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$62 000
зрители
Испания  4.1 млн,    США  306.2 тыс.,    Германия  295.8 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время125 мин. / 02:05
Номинации (1):
Реальная история испанца Рамона Сампедро, который, будучи полностью парализованным около тридцати лет, 2 года боролся за право на добровольный уход из жизни. Фильм рассказывает о его отношениях с двумя женщинами: Джулией, его адвокатом, и подругой Розой, которая пытается убедить Рамона, что жизнь стоит того, чтобы жить. Сила любви Рамона вдохновляет женщин на поступки, которые казались им невозможными. Рамон, несмотря на желание смерти, раскрывает своим друзьям и близким ценность и смысл жизни. Он не может двигаться сам, но может заставить любого изменить течение его жизни.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
84%
110 + 21 = 131
7.6
в России
3 + 0 = 3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Хавьер Бардем старался оставаться без движения даже между съёмочными дублями на площадке.
    Трейлер 02:06

    файл добавилFinal.Earth

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 7.0/10
    Перед самым выходом своего четвёртого по счёту полнометражного фильма на экраны Испании 32-летний режиссёр Алехандро Аменабар, чилиец по происхождению, специально показал по телевидению, как делался сложный грим 34-летнему актёру Хавьеру Бардему, чтобы он выглядел не только старше почти на двадцать лет, но и грузнее, одутловатее и вообще обездвиженным. Ведь герой этой картины — бывший моряк Рамон Сампедро, проведший около тридцати лет в постели из-за паралича, который разбил его после несчастного случая в молодости во время прыжка со скалы в море. И все эти годы Сампедро думал о том, чтобы прекратить свои мучения и уйти из жизни при помощи эвтаназии, однако не желал делать это тайно и с риском для тех, кто мог быть впоследствии наказан за содействие в подобном умерщвлении. Он пытался добиться законного права тяжёлого инвалида на добровольную смерть — в том числе ради создания своеобразного прецедента. Но так и не получив по суду разрешение на эвтаназию, Рамон Сампедро в январе 1998 года всё-таки воспользовался услугами одной из своих приближённых особ и принял яд. А до этого успел издать книгу «Письма из ада», в которой описал трудную жизнь человека, прикованного к кровати в течение десятилетий. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 752 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Вот вы все пишете о том, что фильм «Море Внутри» о проблеме эвтаназии, проблеме свободы и право на смерть. Но, на мой взгляд, этот фильм о жизни, о жизни и всех её проявлениях…

    Многие могут сказать, что Рамон сделал правильный выбор, что так будет лучше для всех, но прежде всего для него самого. Я не буду осуждать его или выступать за правильность его выбора, дело не в этом. Каждый фильм такого плана заставляет нас задуматься над нашим мировоззрением, нашими ценностями. Да конечно легко выпить цианистый калий и убежать от проблем окружающего мира. Но к чему это приведет… к смерти, но к какой… смерти.

    Вот все говорят, что Рамон существовал, конечно это так, если смотреть со стороны стериотипов, а ведь все так и смотрят, так и смотрел сам Рамон… а почему бы не превратить существование в жизнь, неужели это так тяжело, ведь надо просто начать жить и все…

    Многие спросят, а как это он мог сделать, а я отвечу: А это ему самому надо решать… Я его не осуждаю и я не на его стороне. Это была его жизнь и ему решать что с ней делать, но вот что я хочу сказать ему, да именно ему: «Этот поступок накладывает большую ответственность на человека, его совершившего, и готов ли ты взять на себя эту ответственность?» Я думаю что нет.

    Человек, убегающий от жизни, не сможет взять на себя ответственность за смерть, при чем за смерть, которая понесет за собой ещё большее количество смертей…

    12 августа 2008 | 16:00

    «Море внутри» — это очень тяжелый, мощный и личный фильм откровение, душераздирающая история о человеческом духе и контроле человека над своей судьбой, демонстрирующая тайну и красоту жизни.

    Возможно самым большим достижением фильма является убежденность, которую он демонстрирует зрителю через путь Рамона от жизни к смерти.

    Жизнеутверждающая радость «Море внутри» есть в том, что несмотря на то, что он о смерти, он наполнен жизнью — не в этом ли удивительный парадокс? Рамон даёт понять каждому кто его окружает весь смысл и ценность жизни, тем самым давая им способность двигаться вперёд.

    Алехандро Аменабар без сомнения создал впечатляющую драму, которая является одновременно движущейся и наводящей на размышления, благодаря сильному сценарию и мощному центральному персонажу в исполнении Хавьера Бардема.

    8 из 10

    28 февраля 2011 | 20:48

    Красивейшая поэма в творческом исполнении о жизни и смерти чилийского режиссера Алехандро Аменабара. Еще никогда так сильно, ощущение пустоты между «началом и концом» было настолько естественным и сильным.

    Этот фильм вряд ли сумеет дать смысл жизни людям, которые давно потеряли веру в себя, однако он своим мастерским воплощением всех актеров, сознательным подходом всей съемочной площадки, режиссурой подарил незабываемые ощущения, которые чувствует главный герой в исполнении Хавьера Бердема.

    В двойне приятно, что главную награду в 2005 году, получил фильм европейского производства. Фильм стоящий, без лишней смысловой и философской нагрузки, кино для души.

    9 из 10

    26 мая 2009 | 10:48

    Челн готов — на той стороне ты попадешь, быть может, в великое Ничто. Но кто хочет вступить в это «быть может»?

    Фридрих Ницше

    Есть лишь одна серьезная мировоззренческая проблема — проблема самоубийства. Стоит ли жизнь того, чтобы ее прожить? В этом и заключается фундаментальный вопрос философии.

    На этот вопрос вам и предстоит ответить, ознакомившись с историей Рамона Сампедро, чью искалеченную и поседевшую биографию экранизировал в 2006 году Алехандро Аменабар. В далеком шестьдесят восьмом Рамон прыгнул в море и сломал шею — теперь он влачит унизительное существование паралитика, существование, которому сам Рамон не может придумать ни одного оправдания. Спокойный, будто пульс покойника, Сампедро не верит юристам и курит в надежде на то, что никотин основательно повредит его здоровью, угрюмо рассказывает о собственном прошлом, но смотрит в будущее и видит там только смерть, что представляется галисийскому калеке не страшной старухой с косой, но ангелом, возвещающим финал его печальной истории. Не нужно, впрочем, думать, что борьба за возможность осуществить эвтаназию полностью занимает нашего героя — в свободное время протагонист воспитывает племянника, ссорится с упертым старшим братом, работает гибридом священника и психоаналитика на общественных началах и, натурально, строит любовь. И пусть это строение развалится карточным домиком ввиду драматической деменции Джульетты — награда найдет героя, и Рамон истинным Сократом уйдет в золотой закат, запивая неудавшийся праздник жизни цианистым калием.

    Так ожидаемая слезовыжимательность оборачивается спокойным реализмом с памперсами и испанским захолустьем, каковое захолустье визуализируется простыми людьми, обшарпанными стенами, голыми деревьями и шумящим морем. Так, начинаясь успокоительным женским монологом про покой и умиротворение, тепло и яркие краски этого волшебного мира, кино продолжается бурей, просвечивающей юбкой и бессмертной музыкой Вагнера. Финальные титры линией горизонта делят экран на прямоугольники неба и моря, рождение закольцовывает грядущую смерть колесом бытия, а поцелуй людей-инвалидов закономерно провоцирует последующую ревность — ни один вечер не обходится без любви, ни одно утро не обходится без обиды. Невозможно не отметить и то, с каким изяществом Аменабар разбавляет постановочную строгость летательным сюрреализмом на стыке Островского и Баума — суицидальная мечта превращает героя в птицу, а ударная доза успокоительного отправляет его жилище в рейс по маршруту «Канзас — Страна Оз». Вообще, подобной эпизодической прелести здесь очень много, фильм буквально напичкан символическими печатными станками и универсальными ответами на неприличные логические уловки вроде reductio ad Hitlerum. Смешнее всего то, что этот последний аргумент завзятого спорщика использует здесь не какой-нибудь Владимир Соловьев, которому по должности положено нести околесицу, но почтенный святой отец, рассуждающий о том, что жизнь принадлежит не нам, но вечности, что жизнь…

    Но что, спрошу я у вас, есть жизнь? Вы думаете, что жизнь — это солнце, ласково греющее нежно чирикающего человека? Нет, жизнь — это жаркое зарево, в котором сгорят все миражи, от веры до любви. Возьмите хотя бы персонажа неправдоподобно непрезентабельного Бардема, состаренного прической, гримом и дурацким бадлоном, — детские санки гражданина Сампедро истлели вместе с надеждой, осталась лишь трагически кроткая улыбка и напрасные секунды счастья, лишь подчеркивающие мрачную безысходность окружающего гетто, сработанного из четырех стен, кровати и потолка над головой. До травмы он был только веселой тенью, теперь в его голове заключен целый мир — воспоминания, былые надежды и непреклонная решимость до основания разрушить этот мир, чтобы остался только прах, зола и пепел. Но разрушить мир сложно, вот и корчится Рамон обреченным безъязыким узником, живой иллюстрацией мифа о Сизифе. Хотя зачем иллюстрации? Мы и так знаем цену современности, этой абсурдной паутине, сплетенной из абсурдных усилий абсурдных людей; людей вроде вас, людей вроде меня.

    Ваш покорный слуга, к примеру, когда-то хотел стать президентом и обогатить этот мир изрядной порцией любви и здравого смысла. Я смотрел на телевизионные выступления Бориса Николаевича Ельцина, и от радужных перспектив захватывало дух. Тогда мне казалось — нужно только повзрослеть — и президентское кресло будет моим, и я использую этот великий шанс облагодетельствовать счастьем всех, даром, чтобы никто не ушел обиженным. Теперь я повзрослел; но где то счастье для всех, где задуманный несколько позже девяностых годов великий роман, где хотя бы посаженные деревья и построенные дома? Ну да ладно, оставим в покое застенки моих детско-юношеских иллюзий, подумайте лучше о том, чего добились вы, любезные читатели. Сдается мне, вы тоже попросту израсходовали отпущенное время, потратив его на заплесневевшую в радости дрему обитателей лепрозория. Так не хватит ли дразнить свинцовое небо, барахтаясь в мутной тине жизни?

    Ну да не будем о грустном, вспомним лучше эпизод, в котором близкие паралитика достают из кладовки поросшую мхом каталку, а сам паралитик начинает путь в прекрасное далеко, наблюдая по дороге детей и стариков, велосипедистов и собак, лаконичную природу и ветряные мельницы. В одном этом кратком путешествии мы можем увидеть столько содержания, что вспоминается старая истина — все плотские наслаждения, воспринятые убогим разумом глупца, не стоят и малой крохи сознания Сервантеса, пишущего своего Дон Кихота в жалкой тюрьме. Впрочем, не буду вводить вас в заблуждение, «Море внутри» имеет мало отношения к этому актуальному для населения распадающегося соцлагеря конфликту разума и тела, мысли и колбасы, конфликту, что столь блестяще описал в своем «Дантоне» маэстро Вайда. Рамон способен разменять одно на другое, он способен мыслить, он даже книгу написал, но все же эта рокировка слишком его тяготит — он не желает пить море, он желает только уйти с миром.

    Одна злая ведьма, помнится, посоветовала одной юной кхалиси поглядеть на полумертвого супруга и рассудить, чего стоит жизнь, когда ушло все остальное. Не поймите меня превратно, жизнь, действительно, не сводится к возможности бегать и прыгать, но нельзя не признать и того, что жизнь является не столько обязанностью, сколько правом. Рамон Сампедро слишком любил свободу — свободу передвижения, свободу распоряжаться своим ветхим телом, свободу от судей, политиков и церковных деятелей, наконец, — и в этой высшей верности он отверг злую насмешку случая, тяжелый камень, эту бесплодную вселенную, этот мир, состоящий из пустой борьбы за вершину. Именно поэтому его жизнь следует назвать именно жизнью, а не существованием; именно поэтому его самого следует представлять счастливым.

    И остается лишь повторить вам уже сказанное — можно жить, иллюзорно существуя мозгом в колбе, и можно существовать, проживая смрадной серостью реальности. Отпущенные нам дни, безусловно, стоит прожить, но едва ли стоит тратить их на напрасное существование — живущие блаженны, существующие прокляты. И не беда, что первых всегда меньше, чем вторых, — Бог, как известно, предпочитает метких стрелков большим батальонам.

    29 августа 2013 | 14:06

    Фильм испанского режиссера Алехандро Аменабара «Море внутри» является одним из тех произведений искусства, которые заставляют людей поверить в неповторимость жизни. Нет, главный герой картины — парализованный Рамон Сампедро — не стремился побороть свой недуг и усталость.

    Совсем наоборот — он рьяно отстаивал свое право на эвтаназию. Этот фильм заражает жаждой жить потому, что ты начинаешь ценить каждую, даже самую горькую минуту своей жизни. Ты начинаешь жить жадно, пытаясь получить максимум впечатлений и красок от того, что происходит вокруг тебя. Того, чему ты можешь стать непосредственным свидетелем.

    Рамон (Хавьер Бардем) стал инвалидом из-за несчастного случая — неудачно нырнул в море и сломал шею. На протяжении 27 лет он был прикован к кровати, не в состоянии пошевелить даже пальцем руки. Но море — то, что породило и то, что «убило» его — всегда было для Рамона страстью. Даже будучи парализованным больным человеком, он не переставал слышать и видеть море внутри себя. Он жил в гармонии с миром и людьми, пусть даже не все они понимали его желание добровольно уйти из жизни.

    Пересказывать сюжет этого фильма бессмысленно — каждый должен увидеть и оценить его. Может быть, не каждый разделит с главным героем его желание умереть. Может быть, вы посчитаете его слабым человеком, отказавшимся бороться за свою жизнь. Но вы не пройдете мимо. Это один из тех фильмов, о которых можно сказать: «Я хотел бы посмотреть его как в первый раз». Это один из тех фильмов, в финальных титрах которых боишься увидеть надпись «Основан на реальных событиях». Это один из тех фильмов, в конце которых эти слова есть…

    Этот фильм — история галисийца Рамона Сампедро, который ушел из жизни 12 января 1998 года. Его смерть произвела огромный резонанс, как в Испании, так и среди мировой общественности. Пусть ему так и не удалось совершить свое главное дело — отстоять право на добровольную смерть, он показал всем хороший пример. Показал, как достойно может прожить свою жизнь человек, прикованный к постели тяжелой болезнью. Он написал множество стихов, было издано две его книги: Cartas desde el infierno (Письма из ада) и Cando Eu Caia (Когда я уйду). Последний сборник стихов был издан посмертно. О Рамоне Сампедро написано много книг и снято 2 фильма.

    10 из 10

    21 марта 2009 | 22:01

    Дальше в море, дальше в море,
    И в невесомости глубины,
    Где мечты становятся явью,
    Соединяются две воли,
    Исполняя одно желание…

    (из стихотворения Рамона Сампедро)

    Эта картина, несмотря на своё не слишком динамичное развитие, сама по себе словно море — море жизненных трагедий, а его главный герой — омываемая этим морем крутая, гордая скала. Обездвиженный, он словно каменный исполин находится на берегу и с тоской смотрит на волны, ощутить которые ему уже никогда не будет суждено.

    Есть мнение, что инвалиды — одна из самых «слезодавительных» тем кинематографа, однако этот фильм испанского режиссёра Алехандро Аменабара полностью опровергает это суждение. Рамон Сампедро, моряк, практически полностью разбитый параличом в результате неудачного прыжка со скалы в море, вызывает вовсе не жалость, напротив — этот человек излучает безграничное желание жить и бороться. Но он борется не за жизнь, а за право на смерть.

    Эвтаназия — довольно животрепещущая тема, вопрос о её гуманности стоит достаточно остро и вызывает оживлённые споры. Может ли человек таким образом добровольно прекратить свои мучения, или же он обречён на тяжкое, приносящее лишь боль существование до того момента, пока его не заберут на небеса? Для Рамона не было этого «или», не было других выходов — только смерть. И тут смешными кажутся доводы парализованного же священника, расплывающегося в доводах относительно того, что жить — это обязанность человека. Они вдребезги разбиваются о твёрдое «жизнь без свободы — это не жизнь».

    Недосягаемая свобода показана потрясающей, удивительной красоты съёмкой воображаемого полёта героя к берегу. Горький привкус лекарств и запах его комнаты сменяются морским бризом, его ждёт любимая женщина. Но освобождение от страданий, всё то, к чему через смерть стремится Рамон, осуждается обществом и считается самоубийством. В этом подлинная трагедия. Люди, будто назойливые, надоедливые стаи чаек заклёвывают его обвинениями в эгоизме и слабохарактерности, но может ли быть слабаком человек, который, будучи по его собственному высказыванию, «говорящей головой на мёртвом теле», не отгораживался от мира и жил так полно, насколько это было возможно?

    Немаловажна и роль семьи — далеко не последняя в фильме. Как бы ни было сложно порой совладать с крутым нравом и сварливостью Рамона, они всё равно остаются рядом с ним, пусть они кротки и не слишком оживлённо участвуют в обсуждении его дальнейшей участи, уважая его собственное мнение. Тут важно само присутствие этих людей, особенно племянника, Хавьера, который, несмотря на подростковую раздражительность, остаётся верным и любящим парнем, для которого парализованный дядя — учитель жизни и важная её часть.

    Ещё одна сюжетная линия — история Рамона и его адвоката Хулии. Она помогает ему в суде, а он называет её «своей Джульеттой» и говорит о прекрасной смерти рядом с ней. В силу своего недуга на не может помочь ему довести дело до конца, но делает, возможно, куда более большее дело — освещает дни его жизни. От «розовой» романтики здесь мало — оба тяжело больны, но вместо этого можно наблюдать развитие отношений взрослых, познавших все тягости жизни людей, которые научились ценить то, что приобрели, не размениваясь на мелочи. У них мало времени. И они стараются распорядиться им как можно лучше. И, конечно, Роза — мать-одиночка, проникшаяся к герою нежными чувствами. Её роль в картине второстепенна, но в жизни Рамона она стала ангелом, даровавшим ему долгожданное освобождение. Как благодатная молния разбила его скалу и отпустила его туда, куда он так долго рвался.

    Поражает актёрское мастерство Хавьера Бардема — ему блистательно удалось передать всю ту стойкость и вместе с тем тихое, временами вырывающееся наружу, как тот самый морской прибой, отчаяние и гнев. Безусловно, обречённость быть прикованным к постели в течение трёх десятков лет наложила отпечаток на Рамона, но он всё тот же гордый и непокорный галисиец — этот волевой подбородок, быстрая, пылкая, эмоциональная речь и полные тоски, словно чуть вылинявшие с годами, но, тем не менее, светящиеся глаза…

    Фильм довольно тяжёлый и писать о нём сложно — безусловно, нужно его смотреть и делать выводы самому. Затронуто множество философских и религиозных тем, в том числе, свобода выбора человека. Но одно можно сказать точно — после просмотра невольно начинаешь прислушиваться к своему собственному морю, ценить в нём каждую песчинку, каждый камешек и хотеть жить, как не хотелось никогда.

    9 из 10

    24 мая 2012 | 21:28

    «Море внутри» — безупречно рассказанная история о человеке, который хотел свободы воли. Фильм расцветает в моменты визуального воплощения полетов во сне, флешбека в тот злополучный день и от других режиссерский решений. Сложно обвинить Аменамбара в фальши, его фильм грустный, трагичный, мрачный, но ироничный, как сама жизнь.

    Море вокруг. Десять секунд до прыжка. Ты оглядываешься на красивую девушку. Семь секунд. Блики солнца играют на волнах. Непреодолимое желание растворится в воде, становится невыносимым. Пять секунд. Любуешься своей тенью на камнях. Почему ты решил прыгнуть? Словно почувствовал, что ждать больше нельзя. Две секунды. Ты падаешь в бездну, в точку невозврата. Впереди не светлое будущее с женой, детьми, тихой старостью на крыльце своего дома. Впереди тридцать невыносимых лет. Больно. Вода заполняет легкие, скоро все прекратится, будет легче. Но что-то тянет наверх, к жизни. Значит не судьба, значит не сейчас.

    По-твоему это жалкое существование. Ты слышишь море, представляешь его, но не можешь почувствовать. Ты хотел бы ходить, но лежишь в комнате, которую давно возненавидел. Только во сне вырываясь из распорядка дня, можно воспарить над землей и пронестись до столь желанной морской глади, где началась твоя взрослая жизнь, матросом отправившись смотреть мир. Закрыв глаза, ты пересматриваешь частично засвеченную кинопленку своего прошлого, что-то забылось, но счастье и радость каждый раз возвращаются. Тогда ты жил полной жизнью, а многие нет.

    Невозможность управлять собой угнетает, хочется кричать, но какой в этом толк? Да периодически ты выполняешь роль психолога, говоришь с родственниками, друзьями, пытаешься направить их на правильный путь, помогаешь словом. Они не хотят, что бы ты умирал, но радости еще двадцать лет такой жизни не принесут. Может быть там свобода? Усталость берет верх. Никто не знает что после смерти, но кажется, это единственный выход.

    Самоубийц не судят, но в твоем случае можно только отравиться. Ты хочешь сделать это законно, другого выхода нет, иначе пострадают близкие, но добиться эвтаназии не получается. Суд не хочет брать ответственность, церковь посылает такого же паралитика как ты поговорить о самом страшном грехе. Да, выезжая на кресле-каталке в последний раз понимаешь, что жизнь прекрасна, но уж точно не для тебя. Все же ты исполняешь свой план, боль снова пронзает нутро, дышать становится трудно. Удовлетворение. Тьма внутри.

    29 августа 2013 | 23:26

    Когда оглядываешься на прожитые дни, кажется, что они пролетели за один миг. Время не медлит и никто здесь надолго не задерживается. (Р. Бах. «Карманный справочник мессии»)

    Как смешно наблюдать за своими переживаниями о том, что годы летят, а я так много не успел. Не перелюбил всех женщин земного шара, не попал в «100 Форбс», не слетал в комос и т. п. И вместо того, чтобы остановиться, продолжаешь целеустремлённый бег в направлении земных благ, завоёвывая всё новые рубежи, а время (если оно всё-таки существует) также ускоряется и уже года пролетают незаметно, примерно как дни в детстве. Потратив столько сил и времени на сомнительные достижения, не в силах признаться себе, что сделал много ненужного и бессмысленного. Хотя конечно же, я не смею ни о чём жалеть)))

    Как ещё я могу себя успокоить, только посмотрев на физически не полноценного человека, Рамона, прикованного к постели, уж он то точно пролежал зря и бессмысленно целых 28 лет и 4 месяца, как кажется на первый взгляд.

    С одной стороны лучше было бы ему сразу погибнуть-во время прыжка в море, а с другой-… может быть, Рамону удалось совершить главное путешествие в своей жизни, ВОВНУТРЬ!!!

    Приоткрыть свою внутреннюю дверь удаётся немногим, например, просветлённым буддам, творческим натурам, умалишённым и т. п. Некоторым удаётся стучаться в эту дверь, но открыть до конца мешают наши желания, это вечное движение во вне, погоня за материальными благами (ничего плохого в этом не вижу). Но путь этот ведёт в никуда, жизнь пролетает незаметно и не осознанно. Рецепт,- чтобы остановиться и задуматься о смысле бытия -нужно стать либо святым, либо паралитиком. Ограниченному физически человеку не нужно прикладывать усилия, чтобы остановиться, он и так обездвижен. Ему не надо вести борьбу с желаниями здорового человека, он их просто лишён. Инстинкты больше не затуманивают его разум, он не может идти во вне, у него остаётся только один путь, вовнутрь. Двери открываются… Наступает покой, этакая своеобразная физиологическая смерть (недаром его книга называется «Умереть живым») Умерев однажды, изчезает страх, отбирающий свободу выбора у физиологически здоровых людей. Перестав бояться смерти, Рамон открывает непостижимый внутренний мир, огромное море внутри, способность летать за пределы того, что есть плоть и кровь и возможность самостоятельно и осознанно выбирать то, во что ему верить.

    По мимо всех философских вопросов затронутых в этом фильме, нельзя не отметить абсолютно справедливое пренебрежительное отношения к власти и закону, лишающего людей достоинства. Во время просмотра ещё раз понимаешь, что права человека на всё, что касается его собственного выбора (правильного или неправильного-не нам судить) гораздо важнее, примитивных догматов социума, государства и церкви. «Абсурдно делать человека рабом врачебной этики, священнической морали или отвратительной и ужасной защиты всемогущего отца — Государства…» Если бы все люди перестали бояться…

    9 из 10

    24 декабря 2011 | 01:06

    Я тут подумала, как хорошо, что фильм не снимали какие-нибудь подзаборные готы, мнящие себя Возвестниками Тьмы… Только представьте: на постели лежит паралитик, из-под одеяла выглядывает эмо-чёлка. Паралитик с выражением читает стихи о смерти и закатывает глаза к потолку, потому что окружающие не хотят облегчить его страдания. Потом паралитик встречает свою Джульетту в чёрном парике, и они дают торжественную клятву умереть в один день (можно ещё ритуал провести). Но Джульетта предаёт его… О Горе!

    В принципе, вот и краткое содержание. И как же хорошо, что содержание обрело достойную форму! Не запороть такую тему — это надо действительно талант иметь. Потому что всем нам с детства говорят про абсолютную ценность жизни — и с этим не поспоришь. Негуманно, несерьёзно. Если смотреть на жизнь с высоты — то она непременно должна продолжаться. Люди должны рожать детей и двигать планету к прогрессу…

    Но есть частные случаи, когда умереть действительно нужно. Об одном из таких случаев и рассказывает этот фильм. Рассказывает неторопливо, мудро, красиво — и что самое приятное — с иронией. Главный герой не льёт слёзы в подушку днями и ночами и не действует на нервы пафосными речами про блаженный вечный покой. В его глазах лишь иногда проскальзывает загнанность и бесконечное отчаяние сильного, на много способного человека — но лежащего в кровати, как овощ. Этот герой достоин настоящего уважения, и неудивительно, что в фильме многие практически поклоняются ему, и даже будучи полностью парализованным, он умудряется влюбить в себя сразу двух женщин.

    Он хочет умереть. Не потому, что жизнь ему в тягость. А потому, что он слишком любит её — и не в состоянии любить как следует. Как он не в состоянии любить женщину, так он не может ощутить на коже солёный морской ветер, прохладную воду и горячее солнце. А это просто пытка — чувствовать в себе целое море любви и быть неспособным его выплеснуть. Он, должно быть, просто разрывался от отчаяния… Потрясающе сняты моменты, где он мечтает полететь, прикоснуться к женщине; как он едет в суд и видит за окном машины всю жизнь в движении… Жизнь — это движение… Какой восторг читается в его глазах, когда он видит поле с ветряными мельницами… Хотел бы он так же!

    В общем-то, мне с самого начала было понятно, чем всё кончится, и фильм во многом предсказуем. К тому же, моральный вопрос про эвтаназию я давно для себя решила. Кстати, есть и оплошности. Например, герой мог очень просто совершить самоубийство, не привлекая к этому посторонних. Как в «Малышке на миллион». А его «гениальный» способ разделить подготовку к убийству на такие ничтожные части, что их и за преступление-то нельзя считать… А как насчёт человека, подающего стакан с цианистым калием? Даже если он не знает про содержимое, ему припишут непредумышленное убийство…

    Конечно, не в этом суть, я просто придираюсь. Фильм хороший. Местами очень трогательный, в целом правильный и поможет некоторым задуматься о жизни. Мне, в принципе, понравился, но особо сильного эмоционального отклика не вызвал.

    29 октября 2009 | 00:15

    -Давайте поговорим о вашем будущем. Что там?

    -Смерть. И у вас тоже. И у всех остальных. Все мы когда-нибудь умрем. Так почему же мое желание умереть кажется вам настолько странным?


    …Он стоит на невысокой скале, готовясь прыгнуть в море. Соленый ветер треплет его длинные вьющиеся волосы. Стройный, загорелый юноша думает о своей любимой. И мысли эти отвлекают его от реальности. Он хорошо знает море. И со скал нырял не раз. Но сегодня… Все еще поглощенный своими грезами, он прыгает. Дно движимого отливом моря оказывается слишком близко…

    Основанный на реальных событиях фильм испанского режиссера Алехандро Аменабара охватывает несколько лет жизни Рамона Сампедро, оставшегося инвалидом в результате несчастного случая. Рамон полностью парализован. Его конечности атрофировались, а единственное, что сохранило подвижность — это лицевые мышцы. Но даже пребывая в таком состоянии, он не производит впечатление человека, которого хочется пожалеть. Скорее наоборот — Рамон из тех людей, которых жалость только унижает. Это спокойный и твердый человек, понимающий и знающий о жизни больше, чем кто бы то ни было. Он научился писать и рисовать картины, держа ручку во рту. Он сохранил недюжинное чувство юмора — и он не одинок, как многие, подобные ему, доживающие свой век в больницах. Его окружает множество людей, для которых он очень дорог: отец, семья брата, жизнь которых полностью подчинена распорядку дня Рамона. Его часто приходят навестить друзья. Казалось бы, какая воля к жизни у человека, навсегда прикованного к постели! Но нет. Скорее, речь идет о воле к смерти. Уйти из жизни — вот то, чего так страстно желает герой, но желания эти не находят понимания у окружающих его людей.

    Жизнь как страдание. Смерть как избавление от страданий.

    Жизнь — единственное, что дается нам действительно один раз. Жизнь — это то, что нельзя повторить и обратить вспять. Она прекрасна. Прекрасна даже в мелочах, на которые мы обычно не обращаем внимания. Разве не здорово ощущать землю под ногами? Разве не прекрасно чувствовать прохладу падающих на лицо снежинок, дыхание ветра, прикосновение руки любимого человека? Каждый из нас испытывает это ежедневно и не задумывается о том, что есть люди, которые даже не представляют, каково это. Люди, подобные Рамону. Вся жизнь с ее чудесными мгновениями прошла мимо него. 26 лет! Вдумайтесь в эту цифру — большинство из вас столько еще даже не прожили. За это время изменилось все. Его отец превратился в дряхлого старика, брат обзавелся семьей, а он все это время пролежал в своей комнате, переворачиваемый раз в несколько часов с боку на бок заботливой золовкой. Он так и не познал радость настоящей любви и счастье отцовства. Так что же плохого в том, чтобы покончить с такой никчемной жизнью? Именно об этом спрашивает нас режиссер. Именно в этом состоит главный вопрос этой потрясающей картины. А ответа нет. Ищите его в себе — для каждого он свой.

    Смотря «Море внутри», нельзя не вспомнить о другом фильме — не менее драматичном, но более светлом и жизнеутверждающем. О картине французского режиссера Джулиана Шнабеля «Скафандр и бабочка», снятой в 2007 году и являющейся как бы зеркальным отражением «Моря внутри». Герой «Скафандра и бабочки», лишенный даже возможности говорить, нашел в себе силы жить дальше и радоваться тому, что просто живет. Подобные мотивы присутствуют и в фильме Аменабара. Именно в этом пытается убедить Рамона служитель церкви — такой же, как он, полностью парализованный, но сумевший в свое время найти смысл даже в такой жизни — нести людям веру. А Рамон не смог смириться со своим существованием. И смысла в нем все эти годы просто-напросто не видел. И нельзя винить его в этом.

    Однако… есть кое-что, перед чем бессильна даже смерть. То, что окрыляет людей и дает им надежду даже в самых безвыходных ситуациях. То, что могло заставить Рамона отказаться от своей идеи уйти из жизни — и тогда бы фильм был абсолютно другим… Я говорю о любви, ведь фильм еще и об этом. О двух женщинах, для которых знакомство с главным героем стало стимулом пересмотреть собственные взгляды на жизнь. О двух женщинах, искренне полюбивших Рамона — и речь здесь именно о любви женщины к мужчине, а не об обычной для таких случаев жалости. Адвокат Хулия, сама страдающая неизлечимым заболеванием, была призвана помочь Рамону доказать его право на эвтаназию в суде. Хулия приняла точку зрения Рамона, но так и не смогла преодолеть свой страх перед смертью. Ди-джей местной радиостанции Роза, в один миг оставшаяся без работы, вновь обрела смысл своей жизни благодаря Рамону — и в итоге оказалась единственным человеком, по-настоящему любящим его. Ведь если любишь, непременно найдешь в себе силы отпустить любимого человека. Пусть даже и навсегда.

    Не могу сказать, что фильм радикально изменил мой взгляд на проблему эвтаназии, являющуюся предметом ожесточенных споров во всем мире. Я всегда считала, что в некоторых случаях искусственное прерывание жизни более гуманно, чем ее продолжение, которое доставляет самому человеку только боль и ненависть к самому себе. И «Море внутри» только укрепило мои убеждения. Ведь жить — это же право, а не обязанность?

    «Море внутри» — своеобразный «спектакль одного актера». Сыграть человека, полностью обездвиженного, способного выражать свои мысли, чувства и эмоции лишь в едва заметных поворотах головы, моргании глаз и движениях перекошенного судорогой рта — сложная задача. И испанский актер Хавьер Бардем идеально с ней справился. Те, кто знаком с ним только по роли ловеласа Антонио в фильме «Вики Кристина Барселона», будут удивлены его перевоплощением. Как точно он смог передать внутреннюю боль, боль, которую не видят окружающие, но видит зритель — затаившуюся в уголках рта, в выражении глаз человека, который научился «страдать с улыбкой»! Верю. Восхищаюсь…

    Это одна из тех кинолент, которые непременно нужно посмотреть. Кто-то будет восхищаться главным героем, кто-то сочувствовать, а кто-то и осуждать, но каждый наверняка найдет в этом фильме что-то свое. «Море внутри» — красивое, глубокое и неторопливое кино. И ощущения после просмотра подобны прыжку со скалы в море. Что-то тяжелое, как будто обруч, сдавливает грудь, и становится трудно дышать. И на губах появляется вкус соли… Эти ощущения обязательно стоит испытать. Возможно, после просмотра у вас получится другими глазами взглянуть на свою жизнь — и научиться чуточку больше ценить ее…

    20 марта 2010 | 19:33

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>