всё о любом фильме:

Вальс с Баширом

Vals Im Bashir
год
страна
слоган«We may forget the past, but the past won't forget us»
режиссерАри Фольман
сценарийАри Фольман
продюсерАри Фольман, Яэль Налиели, Серж Лалу, ...
композиторМакс Рихтер
художникДэвид Полонски
монтажНили Феллер
жанр мультфильм, документальный, драма, военный, биография, история, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$21 626
зрители
Франция  461.1 тыс.,    США  253.5 тыс.,    Италия  142.8 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время90 мин. / 01:30
Старый друг Ари Фольмана, сидя ночью в баре, жалуется ему на то, что его преследует один и тот же ужасный сон: за ним гонятся 26 разъяренных собак. Почему 26? «Все очень просто, — отвечает приятель, — когда мы были на войне в Ливане, в 82-м году, в моей роте знали, что я стрелять в людей не смогу. Мне поручили перестрелять всех собак в арабской деревне. Собаки воют и лают, когда чувствуют чужаков и, таким образом, предупреждают террористов. И я перестрелял всех 26 собак, которые были в этой деревне. С тех пор они мне снятся каждую ночь. Ты мог бы что-нибудь с этим сделать?»
Рейтинг мультфильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
138 + 6 = 144
8.4
в России
1 + 1 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Это первый анимационный фильм, который был номинирован на «Оскара» в категории «Лучший фильм, снятый на иностранном языке».
    • В одном из эпизодов на 28-й минуте фильма можно заметить автомобиль ГАЗ-3102 («Волга»), который начал серийно выпускаться на Горьковском автозаводе в 1982 году, тогда же, когда и происходили события Ливанской войны.
    Трейлер 02:03

    файл добавил.GreatWay.

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 426 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм личного характера для его создателя ленты — Ари Фольмана. Фильм больше документален, чем развлекателен, так как в нем поднимаются военно-политические и общечеловеческие вопросы. Так что, если Вы собираетесь смотреть фильм для развлечения — он не для Вас. После фильма возникает чувство, которое я ощутил после просмотра ленты «Назови свое имя» (Spell Your Name, 2006), но в «Назови…» мы лишь слушаем рассказы очевидцев, а в «Вальсе…» кроме прослушивания мы еще и видим происходящее.

    Приведу немного исторических фактов (думаю, это будет не лишним в моем отзыве). Ливанская война 1982 — военная операция Израиля на территории Ливана в 1982 году в рамках гражданской войны в Ливане с целью уничтожения баз ООП. В ходе войны была взята столица Ливана Бейрут. Сабра и Шатила — лагеря палестинских беженцев, расположенные рядом с Бейрутом. В них погибло, по разным оценкам, от 300 до 3500 мирных жителей. В Израиле события 1982 года до сих пор официально не признаны войной.

    -Ты можешь рисовать, но не снимай на камеру, я против этого. (с) Карми Цнаан

    Чем же меня изначально затронул данный проект? Тот, кто даже увидит трейлер, сразу заинтересуется нестандартной техникой передачи происходящего в фильме. Перед нами предстает некая смесь стандартной, флеш- и 3-D анимации. И причем пейзажи очень колоритно выглядят, четко переданы эмоции героев. Потрясающая работа аниматора-художника с учетом добротного копирования поведения камеры оператора. При просмотре так же выделяешь для себя и отличную работу композитора и звукорежиссера. Музыка отлично подчеркивает происходящее на экране, а звуковые спецэффекты (те же взрывы, стрельба, даже поскрипывание снега) всегда к месту и не давят на слух. В общем, звуковые эффекты характерные для фильма, а не для анимационного проекта. Еще что хочется выделить, так это внимание к мелочам: тот же пролетающий самолет в небе за окном; ребенок, играющий на заднем фоне в квартире. Я был очень восхищен технической стороной «Вальса с Баширом». Ранее я такого не видел или это было лучше увиденного («Помутнение», «Ренессанс», «Принцесса»).

    Из превью фильма мы узнаем о разговоре Ари Фольмана со старым другом как-то ночью в баре. С этого все и начинается. Ари понимает, что он совершенно не помнит тех событий в Ливане, хотя тоже, как и друг воевал. Эта встреча с Боазом Рейном произошла зимой 2006. Ари решил восстановить в своей памяти события той войны и разобраться почему же он их забыл. Результаты личного расследования Ари Фольмана поражают.

    -Ты ведь можешь затронуть любую тему в своем фильме, да? (с) Боаз Рейн
    -Все, кроме этой. … Я подумаю насчет фильма. (с) Ари Фольман


    Фильм очень интересен, что подтверждают его многочисленные номинации и награды, как с технической стороны, так и с эмоциональной. Те мысли, которые вызвал данный фильм оставлю при себе, оставив Вам (читателю моего отзыва) ненавязчивый интерес к этому проекту, но напомню еще раз, что «Вальс с Баширом» наталкивает на серьезные размышления и если вы к этому не готовы, то лучше посмотрите его в другой раз.

    10 из 10

    1 февраля 2009 | 02:29

    Автобиографический мультильм Ари Фольмана посвящен резне в Сабре и Шатиле, которую, помнится, громко осуждали в советских газетах в том далёком 1982 году. Названия населенных пунктов врезались в мою память, а вот кто, кого и почему убивал, нам, подросткам, было совсем непонятно. В те сентябрьские дни «Правда» обличала израильскую военщину и их заокеанских покровителей с удвоенной силой, потом страсти поутихли, а тут вдруг помер генсек, и всем нам стало совсем не до Израиля. Так и забылось.

    Однако, судя по Википедии, в окруженных израильской армией лагерях палестинских беженцев Сабре и Шатиле погибло от 700 до 3500 штатских, безоружных палестинцев: не только боевиков, а всех подряд. Женщин, детей, стариков, мужчин тоже. Какие-то «христиане-фалангисты» пытали и расстреливали беженцев два дня, пока «неожиданно» не появились израильские солдаты и не прекратили эту жуть. Это были те самые союзные «фалангистам» израильские войска, беспрепятственно пропустившие убийц к безоружным беженцам, и в течение двух дней прикрывавшие эту «операцию», которая проходила по инициативе и с ведения министра обороны Израиля Ариэля Шарона и прочего высокого начальства.

    Через тридцать лет израильский режиссер, который, девятнадцатилетним рядовым, был в то время в том месте, вдруг обнаруживает, что ничего не помнит о Сабре и Шатиле. Его память отказалась хранить увиденное, настолько ужасным было это событие. И теперь он ищет тех, кто был тогда рядом, чтобы вспомнить: что же произошло, и что они делали?

    У этого рисованного фильма нет явных художественных достоинств, как нет и явно выраженного сюжета. Некоторые персонажи из нашего тысячелетия сняты на камеру и перерисованы на компе. Какие-то сцены повторяются по нескольку раз, казалось бы для того, чтобы усилить воздействие, но на самом деле — для накрутки хронометража. Главный герой спокойно и неспешно общается в настоящем и в прошлом со своими ровесниками, и на лицах не проступает ни одной эмоции.

    Дело в том, что саму резню никто из израильтян толком и не видел, а лишь на следующий день их глазам предстали горы трупов, толпа бегущих и голосящих палестинских женщин, мертвые дети под руинами… Если верить фильму, то юные солдатики по приказу пропустили мясников к жертвам, а сами и представить себе не могли, что в двухстах метрах от них произойдёт геноцид, под стать Аушвицу. Таким образом, эти воины невинны и как-бы ни при чём.

    Неизвестно, какую цель ставил перед собой Ари Фольман, но порядочного зрителя по окончании фильма должно охватить глубочайшее омерзение. Если даже Википедия лжет, и израильские солдаты сами не участвовали в расстрелах и грабежах, то всё равно фильм напоминает всему миру о поступке, сродни бегству Ивана Карамазова перед убийством отца. Иван один знал о замышляющемся злодействе — и дал ему свершиться. И некому было упрекнуть Ивана, однако (хоть папаша Карамазов был тот ещё негодяй), совесть до конца повести не давала Ивану покоя. И памяти Иван не потерял!

    В Сабре и Шатиле свершилась та же достоевщина, но помноженная на тысячи убитых, тысячи убийц и тысячи «знавших». Поведение палачей ещё можно хоть как-то объяснить (не оправдать!) ненавистью: религиозной ли, национальной ли, кровной… А вот чем объяснить попустительство Израиля, в восьмидесятые ещё помнящего о холокосте не по мультикам? Такое сладострастное наблюдение за избиением невинных людей не объясняется ни военным временем, ни кровной местью, ни религией, ни ненавистью ни сребренниками. Возможно ли, чтобы народ, недавно переживший погромы и лагеря, теперь сам с любопытством созерцал погром со стороны, раз уж представился случай?

    Режиссер не даёт прямого ответа, так же, как и не задаёт никаких вопросов.

    По его мнению, молодых, впечатлительных солдат оправдывает спасительная «амнезия». Им, видите ли, было так тяжело узнать о геноциде, что они предпочли забыться, чтобы жить дальше! Такая позиция более всего похожа на поведение верзилы, который с пломбиром в руке вначале с наслаждением созерцает, как шпанята издеваются над беззащитной первоклашкой, а когда обнаруживает, что его заметили взрослые, громко вопит на весь квартал. Но не зовёт на помощь, а хнычет напоказ, продолжая лизать мороженку: «Это не я! Я не виноват! Оно само!»

    И от фильма остаётся лишь чувство ненасытимого презрения к режиссеру, солдатикам, политикам, и особенно к кинокритикам, которые приняли эту эпическую трусость за мужество раскаяния.

    26 октября 2015 | 13:06

    «Вальс с Баширом» — самый необычный фильм о войне, который мне довелось видеть в своей жизни. Были великолепные ("Взвод», «Сальвадор»), были эпические ("Перл Харбор», «Спасти рядового Райана»), были слабые ("Повелитель бури»). Но никогда я не видел настоящей войны в мультипликационном варианте. Это что-то новенькое. Задумка интересная, хотя и немного непонятная — не будешь же ты показывать все ужасы войн детям.

    Но посмотрев это кино, я понял, что оно совсем не для детей. Оно — для уставших взрослых. Для тех, чья жизнь после войны — лишь время переосмысления. Кого-то Ливан будет преследовать вечно, кто-то с этим свыкнется, кого-то невозможно будет узнать, спустя столько лет. Режиссер, художник, главный актер, и много еще чего — Ари Фольман — сделал очень непростую и интересную работу.

    «Вальс с Баширом» — это попытка принять войну такой, какой она была. Тот Ливан, что видели они, молодые ребята. Поверить, что все происходившее — не сон. Переродиться. И жить дальше, жить со всем, что происходило тогда, в 82 году.

    Трудно оценивать сюжет — фильмы о войне всегда полны печали и горечи, которые затмевают очень многое. Это кино впитало в себя все самое жуткое, но смогло «проглотить», и теперь не стыдится показать себя зрителю.

    Актеры — настоящие люди. Да и не актеры они. В общем абсолютно нечего сказать по поводу того, чего не было. Были мысли, были воспоминания, но игры как таковой — не было. Они заново проживали свою молодость. Снова обращали свой взгляд туда, в смерть и жизнь, в 82. Не верить им нет никакой нужды. Ровно как и осуждать.

    «Вальс с Баширом», если вы его посмотрите, займет место в вашей кинематографической коллекции в разделе «другое». Потому что невозможно отнести этот фильм к какому-либо жанру. После полутора часов, во мне проснулась тоска. Потом произошло осмысление. Потом принятие. И только потом, спустя пару часов, раздались аплодисменты.

    Замечательный фильм.

    18 декабря 2011 | 16:39

    На него же я попал чисто случайно, переключая каналы телевизионной сетки.

    О «Вальсе с Баширом» я был уже наслышан, ранее, шесть лет назад, тогда же смотреть вообще его не хотелось, казалось, что если есть наличие темы арабо-израильского конфликта, то ясно было, для кого была нацелена заданная тематика. Думалось, что вышла фальшивая политика, не имеющая не чего общего с войной, созданная для галочки, для получения фестивальных премий. Естественно было заметно, с какой очевидной целью он был приставлен к номинации лучший фильм на иностранном языке 2008 года (да те самые престижные «золотые статуэтки»), взял тогда, он только Золотой Глобус.

    Самое что не, но есть наилучшее в нем так это подача самой темы войны не через, то, что мы привыкли понимать, а через память участников тех событий, ещё говорится о войне. Где человек пытается вспомнить, что он хотел забыть ранее — это я о сюжете немного.

    А сам фильм, дёргает за живое, просто, умеет проникать туда, своей историей, своим рисунком, и музыкой о которой я скажу отдельно.

    Музыка, сочиненная Максом Рихтером, о боже как она красива, от неё невозможно отойти… Да вообще вся музыка от этого композитора, очень изумительная, хотя и немного грустная, но оседает в мозгу, как что-то неповторимое, как что-то что хочешь прослушивать снова и снова, и в момент когда она звучит на фоне неясных сновидений главного героя «Вальса С Баширом» ощущаешь, как тебя пронзает её звук, или…

    Зарисовка от Ари Фольмана, является тяжелым воспоминанием о днях, прожитых в нечеловеческих условиях войны, войны возникшей по прихоти идиотов. Нам же остаётся только наблюдать такие иллюстрированные воспоминания и надеяться, что мы не увидим сны, состоящие из подобных мрачных картин.

    Приятного просмотра, берегите близких, спасибо за внимание к моему неграмотному тексту.

    18 мая 2015 | 09:23

    Интересная штука — человеческая память. Не раз слышала об ее защитном свойстве блокировать и «удалять» какой-то страшный момент, и лишь какие-то его отголоски иногда дают о себе знать тревожными симптомами в виде снов и видений.

    Создатель фильма Ари Фольман был на войне в Ливане. Каждый из его товарищей рассказал о том, как они тоже были там. Одного мучает сон, в котором за ним гонятся 26 собак, которых он убил, потому что не мог стрелять по людям. Другой не хочет бередить то, что нарушает его покой, помня лишь свои сны во время войны, потому что когда ему было страшно, ему хотелось спать. Кому-то удалось спастись невероятным образом, проплыв километры и пробежав сквозь пули. Кто-то, пока мог, воспринимал войну как путешествие. Еще один, вероятно не выдержав нервного напряжения, сидя в засаде, выбежал на улицу под пулеметный дождь и начал двигаться и стрелять, как ему подсказывал инстинкт или преобразовавшийся страх. И были на той улице в тот момент лишь он и Башир (убитый противниками президент Ливана), смотрящий на него с портретов, расклеенных по улице. А это сумасшедшее действо напоминало какой-то отчаянный вальс.

    А Ари Фольман не помнит себя на этой войне, лишь одно видение не дает ему покоя, как он и его товарищи лежат обнаженные в морской воде близ побережья и смотрят на горящий огнем Бейрут, потом встают, одеваются, идут, а навстречу им люди, с искаженными болью лицами, много, много людей… Он пытается понять, встречается с бывшими товарищами.

    Постепенно тот, кто ищет, начинает открывать то, что когда-то запрятал глубоко-глубоко. Оказывается, Ари Фольман стал свидетелем массовых убийств мирных жителей. Как говорит один герой этого фильма, в Ари каким-то образом была жива генетическая память, ведь его родные прошли лагеря и были свидетелями холокоста. Что здесь произошло? В отместку за смерть Башира или же по каким-то другим причинам ливанские христиане-фалангисты бросились убивать мирных беженцев. Отрезая части тела, не щадя никого, ни детей, ни женщин, ни стариков.

    На войне воюют солдаты. На войне, в противостояниях всегда гибнут мирные люди. Это страшно. Это несправедливо. Причем тут они? Но так происходит всегда. На любой войне. Ливанские христиане-фалангисты, которые учинили это, были как нацистская Германия, жестоко и преступно уничтожавшая евреев. Израильская армия, смотревшая на происходящее, да еще и пускавшая в небо осветительные ракеты, была как тогдашние Америка, Британия, многие другие государства, которые могли помешать уничтожению евреев нацистской Германией, но не сделали этого. Мир тогда молчал. Молчала армия Израиля, смотря на совершаемое зло.

    Память 19-летнего юноши, который был там и видел все, удалила эти страшные события. Потому что это был не просто страх, это были еще и чувство вины и стыда, за то, что он стал соучастником происходящего. Она вернулась к нему, и он снял этот фильм.

    По началу я не ожидала такого воздействия от анимации. Несколько сцен просто по-настоящему красивы и пронзительны, ничем не уступают кино, простите за дурацкое сравнение. Описанное мной выше видение самого рассказчика про берег Бейрута, сцена с женщиной в море, уносящей одного из товарищей Ари прочь, от горящей лодки, бегущие собаки, эти образы очень продуманны, сильны и символичны. Фильм, наверное, странный, это и мультфильм, и документальный фильм, и при всем том, благодаря этим образам, это очень художественный фильм. Уместны и те самые страшные документальные кадры в конце. Это самый настоящий серьезный и на редкость реалистичный фильм о войне. Этот фильм — своего рода признание, откровенный рассказ о том, что рассказчик, наверное, предпочел бы никогда не переживать.

    9 из 10

    29 сентября 2010 | 20:18

    История мирового кино знает множество фильмов о войне, но среди них очень редко встречаются мультипликационные ленты. Единичные удачи, вроде «Когда дует ветер», «Босоногого Гэна», «Персиполиса», «Могилы светлячков» и «Сказки сказок», только подтверждают тезис о том, что инструментами анимации художественно передать жестокость войны исключительно сложно, а, например, документировать реальность еще сложнее. Пионером в этой области был один из главных новаторов двадцатого века, Дзига Вертов, использовавший в выпусках своей «Киноправды» элементы рисованной анимации. Но эти поиски никем так и не были оформлены в самостоятельную творческую единицу вплоть до 2008 года, когда израильский документалист Ари Фольман представил картину, в которой впервые совместил документальное и игровое кино во флаконе анимационной ленты, а темой оказалась первая ливанская война, в которой он принимал непосредственное участие.

    Документальная часть ленты представляет собой своего рода журналистское расследование, в ходе которого наш современник (сам Фольман), общаясь со своими однополчанами и очевидцами тех событий, пытается собрать воедино воспоминания, поскольку сам из того времени припомнить может на удивление мало. Здесь режиссер много рассуждает о феномене человеческой памяти, которая способна выборочно помнить, выборочно забывать и даже конструировать несуществующие воспоминания на осколках различных происшествий. Для исследования этого эффекта он подключает различных экспертов, пытающихся объяснить особенности работы человеческого мозга в условиях сильнейшего стресса, каким, безусловно, есть война для двадцатилетнего парня, брошенного девушкой. И если подсознание отдельного человека способно порой создавать целые миры из обрывков событий и ощущений, то, рассуждает режиссер, на что способно человечество, когда его начинает подводить историческая память, а события прошлого со временем начинают разительно трансформироваться в коллективном сознании.

    Казалось бы, в наше время, когда любое значимое происшествие фиксируется десятками видеокамер, микрофонов и репортеров, не должно быть никаких проблем с созданием объективной картины того или иного события, но на деле все оказывается совершенно иначе. В самом Израиле, например, до сих пор не могут придти к единой оценке событий в Ливане, особенно резни в лагерях Сабра и Шатила. Режиссер, как и авторы других подобных проектов, пытается получить ответы о степени причастности армии и правительства Израиля к вопиющим актам геноцида.

    Оставаясь самобытным и оригинальным постановщиком, Фольман, тем не менее, не забывает и про опыт других кинематографистов в похожей тематике. Он в некотором роде идет по стопам четверки американцев Кубрика, Стоуна, Чимино и Копполы, каждый из которых в свое время критически переосмыслял болезненную для своей страны войну во Вьетнаме. Фольман перерабатывает известный хит «Доброе утро, Вьетнам» в «Доброе утро, Ливан», со вкусом и не без подтекста подбирает саундтрек и тщательно вырисовывает каждый кадр. «Апокалипсис сегодня» явно цитируется в сценах на пляже и на прогулочном катере, в которых безусые юнцы пытаются справиться с неуправляемым страхом, топя его в алкоголе и мечтах то ли о матери, то ли о первой любовнице; просмотр офицерами порно в захваченном роскошном дворце перекликается с эпизодом покупки проституток в «Цельнометаллической оболочке», а разлагаемые трупы лошадей и красивейшая природа Ливана напоминают про символику благородных животных из «Охотника на оленей» и джунглях Вьетнама, в которых герои «Взвода» когда-то разрешали моральные дилеммы.

    Произведение Ари Фольмана хоть и острое, но все же удерживается от лобовых обвинений в сторону государства, фиксируясь на отдельных людях, ставших вольными и невольными (со)участниками преступлений. Больше того, «Вальс с Баширом» похож на исповедь тех представителей еврейского народа, которые нашли в себе силы заговорить о своей вине в отличие от государства, считающегося свободным от ответственности за преступления союзников. И тут режиссера, кажется, больше всего ужасает тот факт, что нация, пережившая Холокост, через неполных 40 лет оказалась в диаметрально противоположной ситуации, где дети и внуки жертв Аушвица и Освенцима, аккомпанируя сигнальными ракетами и трассирующими пулями, освещали ночь, пока христиане-фалангисты убивали мусульманских стариков и детей. С другой стороны, появление этого прохладно встреченного на родине, запрещенного в Ливане и с восторгом принятого западным миром фильма, указывает, что внутри погрязшей в соседских конфликтах страны еще есть место для здоровой самокритики и людей, не желающих забывать про расстрел взводом солдат ребенка, случайно взявшего в руки гранатомет.

    23 июня 2013 | 20:45

    Трогательный, смешной, грустный, сильный, поэтичный и просто шикарно нарисованный/анимированный фильм.

    Не умею писать рецензии, просто советую увидеть, фильм классный! Прошло уже две недели после просмотра, тянет снова пересмотреть сей шедевр.

    ЗЫ. Для меня, на ряду с In Bruges и Låt den rätte komma in — Vals Im Bashir — лучшие фильмы 2008 года!

    30 января 2009 | 17:57

    В «Вальсе с Баширом» соединены такие вроде бы далеко стоящие друг от друга понятия, как «анимационный фильм» и «документальное кино». В результате получаем интересный эффект: фильм тяжелый, о трагических событиях, а смотрится легко, как комиксы. До конца не верится, что речь идет о реальных событиях, пока на экране не замелькают под самый занавес настоящие документальные кадры, засвидетельствовавшие ужасы Ливанской войны 1982 года.

    Жесткое социальное израильское кино, снятое, кажется, скорее для Израиля и израильтян, чем для всего остального мира.

    12 октября 2010 | 01:04

    Глубокомысленный анализ, наполненный душевными диалогами, трогательными воспоминаниями, галлюциногенными снами, нестандартной анимацией. О войне. Достаточно проникнуться открывающей фильм сценой с сигнальными ракетами, чтобы понять, и главное полюбить это кино. Достаточно услышать музыку Макса Рихтера, чтобы окунуться с головой в анимационный мир. Достаточно увидеть нарисованное лицо Ари Фольмана, чтобы быть уверенным — он вспомнит, ведь иначе нельзя. В начале — мультяшная свора собак, жаждущая мести. В финале — совсем не нарисованная суровая правда современности.

    Забыть то, что невозможно забыть. Войну. Мертвых людей. Мертвый город. Мертвое прошлое. Которое всегда будет с тобой.

    18 июня 2009 | 19:58

    Война на ближнем востоке, явление странное и неоднозначное. Она длиться с 1973 года. Никому не нужно объяснять, что это очень долго?

    За полтора часа не расскажешь всего. Не сможешь понять кто виноват. Не расставишь точки… Но никто и не пытается… Просто сбивчивый рассказ нашедших свое место людей, ответивших на вопросы, что ставила жизнь, прошедших через многие трудности, однако так и не понявшие что произошло с ними.

    А теперь пришло время собирать камни, и сам того не подозревая, Ари Фольман соберет их в свою корзину.

    Выступая в качестве добровольного раввина, он вместе с друзьями попытается НЕ ответить на мучающие всех вопросы. Кто изменился? Что теперь в нас не так? Мы убивали? Тогда кто же убивал нас?

    Для них война — осталась тем самым вальсом с Баширом, местом где убивают, но кто и кого? Противник почти невидим, изредка принимая форму детей и собак, быть может потому что только их и жалко, а быть может потому, что других на войне и нет. Разница между 18ю и 15ю — невелика, да и есть ли вообще? Может это и есть милосердие, не дать ребенку успеть разочароваться в жизни?

    Я наверно ничего не знаю, кроме того, что жизнь есть в каждом движении, даже если это движение к смерти.

    Для кого то этот фильм станет слишком глубоким колодцем, в который не возникнет желания нырнуть, но какими бы мрачными красками не рисовал режиссер, надо помнить, реальность всегда еще хуже. Ее нам кстати и покажут в самом конце.

    18 января 2010 | 05:40

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>