всё о любом фильме:

Трудно быть Богом

год
страна
слоган-
режиссерАлексей Герман
сценарийАлексей Герман, Светлана Кармалита, Аркадий Стругацкий, ...
продюсерРушан Насибулин, Виктор Извеков
операторВладимир Ильин, Юрий Клименко
композиторВиктор Лебедев
художникСергей Коковкин, Елена Жукова, Екатерина Шапкайц
монтажМария Амосова
жанр фантастика, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  182.9 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время177 мин. / 02:57
На планете, погружённой в глухое Средневековье, работают наблюдатели-земляне, которые пытаются бережно подправлять ход событий, не нарушая логическое развитие истории. Главный герой, дон Румата Эсторский, осознавая свою задачу сохранения нейтралитета, тем не менее, не выдерживает, когда в Арканаре (одном из городов планеты) захватывает власть «чёрное братство», свергнувшее господство «серых», столь же отвратительных, но не столь кровавых. Румата берётся за меч, чтобы покарать злодеев, и тем самым нарушает все правила и закономерности, вмешиваясь в чужой исторический процесс.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.70 (2714)
ожидание: 88% (6680)
Рейтинг кинокритиков
в мире
94%
29 + 2 = 31
9.1
в России
85%
47 + 8 = 55
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Съемки начались в 2000 году и закончились в 2006 году. С тех пор, Алексей Герман работал в основном над звуком. К сожалению, он умер в феврале 2013 года, не успев доработать звуковую составляющую.
    • По сценарию название картины должно было быть «Что сказал табачник с Табачной улицы». К весне 2008 году Алексей Герман завершил монтаж фильма и хотел назвать её «Резня в Арканаре» или «Хроника Арканарской резни». В августе 2011 режиссер заявил, что фильм находится на стадии озвучки и окончательный вариант названия будет такой же, как у повести братьев Стругацких «Трудно быть богом».
    • Режиссер решил снимать «Трудно быть богом» еще в 1968 году, через 4 года после выхода книги. Вместе с Борисом Стругацким они написали первый вариант сценария. В августе Герман получил разрешение на съёмки, но вскоре началась операция «Дунай» — вторжение в Чехословакию войск СССР и других стран Варшавского договора, поэтому режиссеру не разрешили снимать фильм. Производство картины затянулось по причине трудностей с финансированием и сложности озвучания.
    • Натурные съемки начались весной 2000 года в Чехии. В окрестностях замка Точник был построен Арканар. Павильонные съемки проходили в Санкт-Петербурге.
    • 21 февраля 2013 года Алексей Герман скончался, так и не успев закончить фильм. Завершали работу над картиной его сын, Алексей Герман мл., и Светлана Кармалита.
    • еще 2 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 5138 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Великий режиссер Алексей Герман. Я очень хорошо запомнила цитату в одной из написанных им книг: Если ты хочешь заниматься искусством, и не желаешь участвовать в великой стройке мусорной кучи блокбастеров, твой фильм просто не дойдет до киноэкрана. И нет ни малейшей разницы, ждал ли ты ответной пылкой любви от своего народа или ты устраивал себе свой маленький праздник самовыражения. Получается так, что в любом случае — снимай, не снимай — всё равно никто смотреть не будет.

     — Я посмотрела! Борис Стругацкий в интервью в мае 2010 года говорил, что Герман с ним «ни по каким вопросам не советовался». При этом Стругацкий заявил, что «заранее знает, что фильм получится замечательный и даже эпохальный». Это он конечно погорячился! Чем руководствовался и что хотел сказать нам зрителям, любящим хорошее кино, этим фильмом режиссер? То ли он смеялся над самим собой, то ли разочаровался в жизни так, что посмел гениальное произведение Стругацких превратить в отхожее место!

    Если Вы не читали книгу вы никогда не поймете о чем этот фильм! Нам дарят мир по колено в навозе: смачный, воняющий, булькающий. Мир, не понимающий своей грязи и упивающийся ею. Здесь то и дело принюхиваются, отплевываются, страдают от вшей и клопов. И больше ничего в этом фильме нет. Вы не увидите сюжета, игру актеров и смысла! Да, я вам и не советую терять время на просмотр. Прочтите лучше книгу!

    1 из 10

    Но только Алексею Герману за его выдающийся талант и мастерство в прошлых работах!

    8 мая 2014 | 15:27

    Фильм было крайне тяжело смотреть. Подруга, которая пришла со мной на сеанс еле отсидела 2 часа, после чего ушла с ужасным настроением. По её словам она ещё долго не могла прийти в себя после увиденного. У многих людей была такая же реакция после просмотра данного фильма. Для некоторых зрителей просмотр этого фильма стал настоящим испытанием. И здесь сразу встаёт вопрос о том, подумал ли о зрителе А. Герман, когда снимал фильм.

    Ответ можно найти в одном из интервью Светланы Кармалиты (сценарист)- жены А. Германа, которая сказала: «огромному количеству зрителей кино противопоказано, человеку неподготовленному…сориентироваться по мыли невозможно поначалу, а войти душой и сердцем, ну чем- нибудь воспринимать искусство, это не всем дано».

    Нет сомнений в том, что Алексею Герману удалось передать обстановку Арканара, весь ужас тоталитарного государства, в котором невежество, посредственность, мракобесие в порядке вещей, где всех «инакомыслящих» в виде учёных, писателей подавляют.

    И сможет ли кто -нибудь из режиссеров экранизировать повесть Стругацких «Трудно быть Богом» лучше, чем А. Герман, мне кажется нет.

    29 апреля 2014 | 17:56

    По поводу «Трудно быть богом».

    Я ни разу не кинокритик, боже упаси, поэтому прошу рассматривать через призму «среднестатистического россиянина».

    Кино очень атмосферное, потому и затянутое — режиссеру нужно было, чтобы зритель проникся атмосферой всей этой грязи, унижения, бесправия, смерти и снова грязи. Настолько старательно все было сделано, что первые полтора часа меня периодически подташнивало от созерцания, ну и плюс прыгающие в камеру лица не улучшали ситуацию. Во второй половине, с появлением общих планов, стало полегче, и кино стало из документального художественным.

    История в целом незатейлива — на какой-то планете со схожими к земным параметрам обнаружили цивилизацию, наблюдали за ней и после вспышки культуры, этакого аналога земного Возрождения, были внедрены земляне, «прогрессоры», которые должны очень аккуратно двигать прогресс, как технический, так и морально-общественный, не вмешиваясь напрямую. Что и делает дон Румата, отыскивая и пряча на болотах Умников и Книгочеев, за которыми охотятся и которых убивают власти.

    На самом же деле, средневековое общество с борьбой за власть, аналогами христианской (да впрочем и любой) веры — Орден, убого, страшно и фантастически точно похоже на нашу действительность, где каждый сам за себя и одновременно против всех.

    И философские выводы дона Руматы о том, что в обществе Серых обязательно, рано или поздно, но обязательно появятся Чёрные, которые будут преследовать и уничтожать Умников, и Серые к ним, Чёрным, примкнут в этой ненависти.

    Так было, так есть и так будет, такова природа человеческая.

    На мой взгляд, фильм слабоват. Во-первых, я лично ожидал большего (и, возможно, в этом вся проблема). Во-вторых, экранизировать «Град обречённый» было бы, по-моему, гораздо важнее и острее социально.

    Но в любом случае, эта эпическая работа — важная веха в попытках осмысления нашей жизни через работу художника. Это действительно произведение искусства.

    28 февраля 2014 | 17:58

    Да, киноманы меня пожалуй назовут ничего не понимающим в высоком искусстве быдлом.

    1) Поклонникам книги и писателей, настоятельно не рекомендую смотреть данную картину. Экранизация 1989 года вам покажется идеальной. Даже Бондарчук сделал Стругацких лучше на мой взгляд. Это не Стругацкие, даже если писатели поддержали Германа, не думаю, что ожидали увидеть это. В экранизации нет книги и на 10%, не теряйте денег и времени, очень пожалеете! Я вас предупредил.

    2) Киноманы писали, что это новый киноязык, что это невероятная «картинка», операторское и постановочное мастерство, поражающий натурализм. С этим не могу спорить, но познакомится с больным сознанием режиссёра я ни кому не посоветую (пошёл не на Германа, шёл на Стругацких). Вы увидите невероятное количество экскрементов, мочи, соплей, слюны и прочей непонятной субстанции сыплющейся и льющейся на вас ежесекундно с экрана. Бесноватые герои корчат рожи и кривляются, на лицах, руках и одеждах свисают сопли, экскременты, фрагменты тел, герои беснуются, обтирают это об себя и других, беснуются дальше, но никоим образом не передают сюжет, никакого развития. Сюжета нет вообще, это кавалькада нечистот, насилия и безумного театрального перфоманса. Актерской драматической игры нет тоже, кроме неубедительного в образе Руматы Ярмольника (не по вине актёра), просто на него хотя бы можно смотреть, он в образе.

    3) Откровенно не понимаю, почему этот красивый киноязык и натурализм пал в область нечистот и безумия. Нет, это безусловно не натурализм быта, в средневековье так не жили нигде. Даже в самом запущенном селе с повальным алкоголизмом в России, даже на загаженных улочках городов перенаселённого Бангладеш, вы не встретите такого грайндкора. В быту мы далеко ушли от Средневековья, когда города выкашивались эпидемиями, санитария и гигиена были не на высоте (что неплохо показано например в Парфюмере, пусть та эпоха и попозже). Но жители Арканара просто вымерли бы от кишечных инфекций, от банальной дизентерии, и даже до эпидемий чумы или оспы люди бы не дожили. Никакие города настолько в нечистотах не утопали, иначе были бы непригодны для жизни. Да и людей настолько перепачканных нечистотами, нигде вы на планете не найдёте, кроме психиатрических лечебниц. Арканар в этой картине напоминает плод больного воображения копрофила, а не историческую достоверность средних веков.

    Итог: Фильм для очень больших поклонников режиссёра. Фильм для заядлых и очень искушённых киноманов. Оценивать не могу: как картинка великолепно. Как Стругацкие это 0. Как игра актёров — это тонкая грань между авангардным театром и домом умалишённых. Перепачкать «дерьмом» с ног до головы массовку, набранную из людей страдающих синдромом Дауна, лилипутов, людей с врождёнными увечьями и просто отталкивающей внешности — ещё не значит показать средневековье.

    1 марта 2014 | 01:17

    Бог устал нас любить или 5 с половиной

    Если пропустить обязательный и обстоятельный монолог про фильмы, которые есть у каждого великого режиссера, где он либо полностью все рассказывает о себе или оставляет творческое завещание неблагодарным потомкам, то «Трудно быть богом» — вовсе и не художественное полотно в привычном смысле этого смысла. Это больше инферно в формате 3D, которое в свое время не удалось Анри Жоржу Клузо. Его все же дожрал «Ад», а Герман успел выпустить всех своих демонов наружу. Да так, что все испугались или отказались воспринимать «пост мортем» режиссера как законченное высказывание, поспешив зафиксировать старческое сумасшествие автора.

    Формально «История Арканарской резни» (так очень долго назывался проект) снята по мотивам знаменитого романа из прогрессорского цикла Стругацких «Трудно быть богом». Книга за прошедшее время успела устареть, как и многое из творчества советских фантастов. Но Герман вынес из нее главное — интеллигентские страхи перед грубой реформаторской силой, приход которой прогрессивно настроенное население так любит предрекать, но так сильно боится. И что в итоге, все возвращается на круги своя до новых переворотов. «Трудно быть богом» Германа идет еще дальше, в полотно впрыскивается панический ужас, хаос и неразбериха — кусочки пораженных страхом режиссерских генов перед сталинскими лагерями и пожаром войны. В итоге доведенный до совершенства (невнятности, абсурда) стиль «Хрусталева» поглощает все на экране и за его пределами без остатка.

    В безумных припадках бьются на целлюлозе люди, в кадре что-то постоянно чавкает, разрывается, булькает, вываливается — целый мир как будто не вмещается в объектив камеры. Зато она разгуливает по миру Арканара, как полноценный участник происходящего — в нее бубнят и привлекают ее внимание жители средневекового города. Уродливые недочеловеки, которых хочет изменить благородный дон Румата, но в отличие от Триера, Пазолини и Аристакисяна, Герман лишен даже капли сочувствия к населению Арканара. А в это время с камерой там гуляешь и ты, и тебе становится невыносимо мерзко от увиденного, тебя с ходу бросают в грязь, дерьмо (еще чуть-чуть и начнут мерещиться запахи), чтобы ты обнаружил, что у этой клоаки нет дна, тут невозможно плыть, а можно только тонуть (если кто-то вдруг попытается представить себя эдаким героическим Марком Рентоном в толчке). Но Герман не дает полностью захлебнуться экскрементами, вовремя выволакивая зрителя из выгребной ямы за волосы. Ему важно, чтобы зритель смотрел и видел все, без остатка. И даже посреди невообразимого гвалта, кашля и бормотания зритель может увидеть суть и остатки сюжета Стругацких, деконструированного до невозможности и лишенного нарративности.

    Первое и ключевое наблюдение — цикличность и постоянность происходящего. Не зря Ярмольник отстоял перед Германом исполнение «Каравана», который он время от времени наигрывает, плюс не зря вся история закольцовывается падающим снегом. Чтобы мы не предпринимали, чтобы не делали, кошмар останется с нами, отражаясь и запечатлеваясь в расширенных от ужаса зрачках. Второе и не менее важное, мир Германа непоколебим, то есть его невозможно разрушить. Такой режиссер видит страну, устои которой неизменны из века в век. Свою страну и так вышло, что и нашу с вами. Здесь нет места демократическим мазкам, здесь приход серых и черных вообще ничем не отличается друг от друга, а ростки культуры нещадно затаптываются (не зря Румата так тщательно, но безрезультатно пытается цитировать Высоцкого), а люди предстают в роли расходного материала. И лента Германа, задуманная еще в 60-х, идеально совпадает с новым временем. Да и по-другому быть не могло, поскольку время здесь остановилось много столетий назад. Но от того, не менее страшно от того, что творится на экране и отлично зеркалится с наступающим новым российским средневековьем. Завещание Германа не о том, как трудно быть Богом, но легко стать Сатаной. О том, что ненавидеть проще, чем любить. О том, что жалость невозможна к тем, кто не хочет ничего менять. О том, что сострадание такая же выдумка православного мира, как и жалость. О том, что легче уничтожить, чем хотя бы немного изменить. История для России вполне обыденная, посмотрите на нашего ближайшего соседа.

    Единственный шанс спастись — воспринять «Трудно быть Богом» как камертон, звучание которого может совпасть или не совпасть с видением ситуации каждым человеком. Лента, кстати, работает и на этом уровне. Вопрос только, что если амплитуда этого камертона с вами не резонирует, не факт, что вы не пытаетесь усиленно доказать обратное, занимаясь излюбленным российским занятием — самообманом. Кажется, феномен эскапизма это единственное в российской истории, чего не успел понять Герман. Или просто не захотел понять, поскольку не умел быть равнодушным.

    10 марта 2014 | 15:39

    Это абсолютно авторское кино. Воля режиссера довлеет над всем — кажется, что ни одного лишнего плевка актеры не совершают без его ведома. Посему и говорить о чьей-то выдающейся игре нелепо — пожалуй только Голубенко в роли Араты Горбатого запомнился единственным дьявольским глазом. Эдакий антагонист Руматы — у благородного дона божественный «третий глаз» во лбу сверкает, а у «короля нищих», впрочем, как и у всех в Арканаре, — видимая недостача, увечье, прореха. Та же прореха — и в их душах, отсутствие духовного глаза.

    Герман снял абсолютно метафизическое кино. Зрители, которые видят на экране одну только грязь (сопли, слюни, фекалии, мочу), ничего не видят. Перед нами не грязь, а чистая метафора (точнее, гипербола) — вот что выделяют люди, если не умеют «выделять» мысли. Сопли и фекалии — это содержимое внутреннего мира таких людей. Присмотритесь вокруг — наверняка вы знаете подобных персонажей. У одних в голове — деньги и карьера, у других — шмотки и гаджеты, у третьих — пиво и футбол. На языке высокой культуры это называется — моча и говно. Герман вывернул наизнанку таких людей — вот отчего им трудно смотреть фильм, подсознательно там себя узнавая.

    Двадцать лет Румата провел среди полулюдей-полуживотных — стоит ли удивляться, что «заразился» от них? Равнодушием, гнилым духом, мелочностью, презрением к ближнему. Среди ослов нетрудно быть богом — человеком всяко труднее. Потому что человек — это не тот, кто что-то доказывает другим (оставим чудеса богу), а тот, кто всё доказывает себе. Выпустить кишки Рэбе и присным — поступок куда благороднее, чем коллекционировать уши своих противников. Ибо что с ушами, что без них — они все равно ничего не слышат. Бывает, что целые поколения ничего не слышат, не внемлят истине — тогда богом становится тот, кто сметает их с пути истории. Ради следующего поколения. И так далее — пока не придут слышащие.

    Фильм по сравнению с книгой — словно мудрость старца рядом с наивностью юнца. Стругацкие придумали хорошую идею (усугубить средневековье и запустить туда благородного прогрессора), но реализовать как следует ее не смогли. В повести посланцы Земли слишком организованны и могущественны, а их «подопытные» слишком темны и слабы — сразу же возникает закономерный упрек: зачем делать Румату сотоварищи приближенными к сильным мира сего, если можно сделать их сразу полноценными властителями — королями, монархами? Тогда и Возрождение, и Просвещение будут на расстоянии одного поколения — Петр Первый тому порукой. А так — буря в стакане воды получается.

    Герман дает свой ответ на этот «водный» вопрос. В его Арканаре люди ничего не значат — значит среда. Серый туман, дождь, всевозможные жидкости, жижа — это категории не реальности, но метареальности, те субстанции, из которых еще не выделилось собственно человеческое, еще не обрело форму идей, еще не стало самосознанием. Мы словно в утробе разума, с удивлением и некоторым отвращением разглядываем сморщенного, плавающего в околоплодных водах эмбриона, который еще не cogito, а значит и не sum. Растворяются в этих дорациональных субстанциях, как в кислоте, и просвещенные души землян — они обречены, как был обречен бог, однажды явившийся к простым людям на землях Палестины.

    Простота — она ведь хуже не только воровства. Особенно простота «первичного бульона». Тысячи лет нужно вариться человечеству, чтобы сварить какой-никакой супец. Тысячи примитивных жизней — в надежде, что сварится что-то стоящее. Тысячи поколений — пока кто-то не произнесет вдруг: «Гул затих. Я вышел на подмостки…» Тогда всё. Смерти не напрасны. Кровь не впустую. Сопли и фекалии больше не пачкают. Впереди свет Бога, которого создали сами люди. Культуры. Падите же на колени. Ибо это — единственная вечность, единственная сила, единственный бог. Быть которым — труднее всего…

    22 мая 2014 | 02:29

    Я боялся, что этот фильм выйдет. И как любой страх — опасение сбылось.

    8 лет назад, то есть в 2006 году, пробежала весть, что Герман старший снимает кино по лучшей повести братьев Стругацких «Трудно быть Богом». Стало ясно, что пропустить фильм не удастся.

    В книге и фильме главный герой — Дон Румата — человек из светлого и гуманного будущего, освещенного достижениями науки и буддизма, а окружающая его толпа, волей случая и отсутствия технического прогресса — дремучее и вонючее, как портянка бравого солдата Швейка, средневековье. У Руматы имеется миссия — просвещение. Изначально подразумевалось, что человек из будущего, в считанные недели начнет на отсталой планете Золотой Век в совокупности с Эпохой Возрождения и одновременно Научной революцией. Но в реальности — никому из живущих в грязи и говне аборигенов эти новшества в бок не упали, отчего Румата скатывается на два уровня ниже Божественного и многозначительно произносит: «Трудно быть Богом», после чего немедленно падает пьяной мордой в лужу.

    Герман совершенно бесподобно сделал в последние 10 лет своей жизни то, что умел лучше всего — показал на экране всю жесть биологического существования. Чарльз Буковски однажды выразил все это в одной эпичной фразе: «Все жрут, срут и трахаются».

    И вот сейчас, когда отгремела премьера, узбагоились критики, фанаты и равнодушные перестали кидаться калом в благополучно почившего режиссера, я скажу — вся СОЛЬ картины в том, что соединив авторский посыл и художественные средства, Алексей Юрьевич совершенно гениально продемонстрировал, какими животными были… наши собственные предки пару-тройку столетий назад. Так что, как сказал Румата: «Смотрите, слушайте, кинографируйте… и цените, и любите, черт вас возьми, свое время, и поклонитесь памяти тех, кто прошел через это!»

    Кстати, помимо благородного Дона, ковыляющего через мрак на саанском скакуне, в книге и фильме имеется вполне реальная фигура из нашей истории — путешествующий книгочей, знаток научных истин и целитель, который, как и Румата столкнулся с невежеством большинства умов. В известной аудиокниге его неверно называю БуддАх, в фильме эта ошибка исправлена — бУддах.

    9 из 10

    21 августа 2015 | 19:26

    Поделюсь с вами впечатлениями человека, не читавшего книгу Стругацких. Перед просмотром, правда, я узнала кратко сюжет, почитала про то, как снимали этот фильм. Много людей ушло из зрительного зала, но это и понятно.

    Главный герой ходит посреди средневекового безумства другой планеты и пытается отдельными фразами привить местным жителям хоть какую-нибудь культуру. Однако его действия остаются незамечеными в суматохе человеческих настроений, он будто на заднем плане. Он бог, но в то же время самый обыкновенный житель планеты.

    Голос за кадром довольно быстро и отрывисто поясняет общую тему фильма. В начале отрывки фраз, брошенных героями, ещё как-то составляют картину происходящего, но со временем совершенно теряется канва истории.

    К откровенным сценам я подготовилась морально перед просмотром. Смакование данных моментов иногда казалось нарочитым, кроме того, вся эта средневековая жизнь напрочь забила и героя и всё, что с ним происходит. Постоянно мелькали десятки кривляющихся лиц, отчего все остальные герои, кроме героя Ярмольника, слились воедино. Относительно правдивости того, что было показано, можно поспорить. Люди-животные обитают везде, на улицах, в домах и даже в дворцах знатных донов. Они шляются из стороны в сторону и никто из них не занимается каким-то конкретным делом, кроме кривляния. Но как же был создан город, были сделаны дома, выкованы мечи и латы, как эти люди питаются и зарабатывают себе на жизнь? Ведь должна быть у них какая-то направленность жизни. В общей массе животного этого существования, совершенно внезапно кто-то высказывает какие-то мысли, совершенно непонятно откуда взявшиеся у человека, который пять минут назад так истово кривлялся.

    Эта сосредоточенность на зловонном быте средневековья, а также непомерная растянутость фильма, на мой взгляд были излишни. Лично меня заставляют задмываться фразы героев, некие детали того, что и как они делают, над этим можно размышлять. В данном фильме говорят редко, герои сливаются в единую массу, часто их реплики невозможно разобрать. Вот он смотрит на тебя и выразительно-ехидно улыбается, но сказанное им тихо и неуверенно. Мне бы хватило несколько сцен, посвященных средневековым нравам, а остальное можно было бы сделать деталями на фоне истории главного героя. Хотя сослагательное наклонение, конечно, тут выглядит смешно. Герман сказал то, что он хотел сказать.

    Особенно мне понравились самые последние минуты фильма, минут пять. Девочка проходит со своим папой и спрашивает, нравится ли ему музыка, которую играет Румата. Он говорит:" не знаю». Девочка отвечает: «у меня от неё живот болит». Они уходят и виднеется очень красивый эстетичный такой пейзаж с туманом, лошади бредут в далеке и Румата играет свою мелодию. И идея ясна, и коротко, и эстетично.

    Я затрудняюсь поставить этому фильму оценку. Мне он не очень понравился, хотя я, возможно, пересмотрела бы его, чтобы лучше уловить некоторые моменты.

    3 марта 2014 | 23:30

    Сподобился и я посмотреть, прочитав перед этим так много отзывов, что сказать о фильме принцпиально что-то новое едва ли смогу. Да что я? Умберто ко, на что умница, фильм посмотрел и в коротком отзыве только и написал, что, дескать, впечатлен, а еще и добавил, что сравнительно с фильмом Германа работы Тарантино — комиксы. Как будто фильмы Тарантино не комиксы сами по себе вне всякой связи с Германом! Ряд соображений изложу тезисно

    - смотреть фильм в кинотеатре не рекоммендую никому, а уж тем паче в компании с девушкой. Идеальный формат — на крупнопанельном ТВ, в компании с эрудированным товарищем, за рюмочкой и нне спеша;

    - фильм Германа посмотрело уж слишком большое количество неподготовленной аудитории — поклонников славной книги Стругацких. Отсюда много ругани неподготовленных и прямолинейных разочарованных. Следует отметить, что отношения режиссера с исходником очень вольные, Герман никаких конвенций не подписывал, судить его следует по особым законам, себе же установленным.

    - кто справился с «Хрусталевым» — фильмом новой эстетики — «ТББ» одолеет и, соответственно, не принявшиим предпоследний фильм Германа эстетика ТББ едва ли придется по душе.

    - фильм сюрреален, по сущесту может быть охарактеризован как сон Германа после прочтения ТББ на темы этого произведения. Соответственно, ругань с позиций здравого смысла, реалистических канонов и проч, совершенно мимо адреса — у фильма другая ценностная система. Даже наличие совершенно неразумных роз и голубей — понятно, что символизм, — как-то не смущает хулителей с позиций твердого разума. Многое зависит от красоты оптики, субъективизма создателя и проч. Естественно, затянуто. Многое можно вырезать и добавить без ущерба целостности фильма.

    - по первости мне было очень смешно. Уж слишком много у Германа заданного, трэшевого в эстетике грязи, дерьма и проч. Потом пообвык. Квинтэссенцией вкусового провала мне видится цитирование Ярмольником Пастернака — ну зачем то.

    - фильм, конечно, крупное событие в мире арт-хауса. Он очень вылизанный в деталях и достаточно дорогой, с размахом сделанный. В подотрасли некоммерческого кино все делается как правило скромненько и минималистично. У Германа получился эдакий Кельнский собор, огромный и любопытный для разглядывания в мелочах.

    - по просмотру, держа в уме всю картинку, фильм стоит пересмотреть, чтобы посмаковать частности, преимущественно, изображения на втором плане и отдельные реплики

    - не самый недемократичный пример артхауса за счет того, в том числе, что в кадре все время что-то происходит, босхианские персонажи меняются, все мельтешат. Организация постановки, работы декораторов, художников не дают особо скучать. Минималисты типа Белла Тарра, Джейлана более сскучны при просмотре.

    - доводилось встречать сравнения с работами Стеллинга. Направленность изображения в стилистику фламандцев, натурализм и проч. вполне дают основания для срванения ТББ с «Летучим голландцем» или «Элкерликом», но у Германа очень побогаче, поизобретательней и красивее. Специфика такого кино требует искушенности в изобразительномм искусстве, знание которого поважней будет, чем прочтение повести, без которого, тоже понять сюжет будет слложновато. Западному зрителю уж точно синопсис не помешает. Знакомство с «Андреем Рублевым» тоже.

    - ТББ такой слон в посудной лавке. Его и с западными шедеврами некомммерческого кино из-за буйства фантазий и несдержанности визуальных видений режиссера никакими продюсерами рядом не поставить, отечественное же кино современное выглядит бедным родственником, нищии и одномерным. Невозможно, но хотелось бы знать мнение Бергмана об этом фильме.

    - фильм, думается, ни у кого любимым не станет, Герман не сделал зрителю приятно. Вместе с тем огромное знаковое зрелище-аттракцион, обреченное на пересматривание, цитирование.

    8 из 10

    15 июня 2014 | 17:50

    Это не Земля, это другая планета

    Посмотрел вчера в кинотеатре данный фильм. Сразу оговорюсь, что к творчеству А. Ю. Германа отношусь положительно, но «Трудно быть богом» очень сильно разочаровал. Многие критики и простые зрители после просмотра упоминают, что это собственный мир Германа, и я с ними полностью согласен. Из первоисточника взяты лишь небольшие фрагменты и куски, имена героев. События в фильме лишь отдаленно напоминают события в книге. Думаю, что Стругацкие с трудом представляли такой мир и такую жизнь и взаимоотношения в нем.

    Отдельно хочется сказать об актерах. К сожалению (увы, и ах) выделить кого-либо кроме Ярмольника сложно. Многие актеры просто не подходят для своих ролей.

    Одним словом, полное разочарование от фильма, ждали конфетку, а получили сами понимаете. Смысл рассказа полностью утрачен и это один из неприятных минусов. Еще одним минусом является, то поток грязи, дерьма и непристойностей, который льется на зрителя с экрана. Считаю, что это недостойно мастера, коим являлся А. Ю. Герман.

    Подводя итог, хочется сказать, что снимать фильмы по Стругацким вовсе не так сложно, как многие говорят. Вспомним хотя бы «Обитаемый остров». Фильм был досконально снят по книге без малейших изменений и получился весьма отличный на мой взгляд. Так, что будем ждать новой экранизации ТББ в будущем.

    2 марта 2014 | 09:08

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>