всё о любом фильме:

Трудно быть Богом

год
страна
слоган-
режиссерАлексей Герман
сценарийАлексей Герман, Светлана Кармалита, Аркадий Стругацкий, ...
продюсерРушан Насибулин, Виктор Извеков
операторВладимир Ильин, Юрий Клименко
композиторВиктор Лебедев
художникСергей Коковкин, Елена Жукова, Екатерина Шапкайц
монтажМария Амосова
жанр фантастика, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  182.9 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время177 мин. / 02:57
На планете, погружённой в глухое Средневековье, работают наблюдатели-земляне, которые пытаются бережно подправлять ход событий, не нарушая логическое развитие истории. Главный герой, дон Румата Эсторский, осознавая свою задачу сохранения нейтралитета, тем не менее, не выдерживает, когда в Арканаре (одном из городов планеты) захватывает власть «чёрное братство», свергнувшее господство «серых», столь же отвратительных, но не столь кровавых. Румата берётся за меч, чтобы покарать злодеев, и тем самым нарушает все правила и закономерности, вмешиваясь в чужой исторический процесс.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.70 (2470)
ожидание: 88% (4096)
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
14 + 0 = 14
9.0
в России
85%
47 + 8 = 55
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Съемки начались в 2000 году и закончились в 2006 году. С тех пор, Алексей Герман работал в основном над звуком. К сожалению, он умер в феврале 2013 года, не успев доработать звуковую составляющую.
    • Режиссер решил снимать «Трудно быть богом» еще в 1968 году, через 4 года после выхода книги. Вместе с Борисом Стругацким они написали первый вариант сценария. В августе Герман получил разрешение на съёмки, но вскоре началась операция «Дунай» — вторжение в Чехословакию войск СССР и других стран Варшавского договора, поэтому режиссеру не разрешили снимать фильм. Производство картины затянулось по причине трудностей с финансированием и сложности озвучания.
    • Натурные съемки начались весной 2000 года в Чехии. В окрестностях замка Точник был построен Арканар. Павильонные съемки проходили в Санкт-Петербурге.
    • 21 февраля 2013 года Алексей Герман скончался, так и не успев закончить фильм. Завершали работу над картиной его сын, Алексей Герман мл., и Светлана Кармалита.
    • По сценарию название картины должно было быть «Что сказал табачник с Табачной улицы». К весне 2008 году Алексей Герман завершил монтаж фильма и хотел назвать её «Резня в Арканаре» или «Хроника Арканарской резни». В августе 2011 режиссер заявил, что фильм находится на стадии озвучки и окончательный вариант названия будет такой же, как у повести братьев Стругацких «Трудно быть богом».
    • еще 2 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 5149 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Именно так. При просмотре фильма не оставляет чувство отвращения: к грязи, к людям, ко всему окружающему.

    Это не фильм «по мотивам» это не экранизация книги, это дополнение к ней. Это описание мира, в котором даже люди из светлого будущего не могут сохранить свою человечность. Настолько хорошо показана безысходность, серость этой планетки, насколько это вообще возможно.

    Конечно настораживает сильная расхожесть в поведении Руматы относительно книги, отсутствие каких-то моментов, не там вставленные фразы из книги, отсутствие диалогов как таковых. Но повторюсь — это дополнение к книге.

    Не прочитав книгу фильм смотреть нет смысла. Да даже прочитав её не каждый поймёт фильм. Любой при чтении составляет для себя картину мира, персонажей. И не у всех они будут такими, как в фильме. Лично я так себе и представлял этот затхлый, вонючий, промозглый мирок, поэтому мне фильм понравился.

    10 из 10

    5 мая 2014 | 14:49

    Желание в начале фильма смотреть до конца — среднее.

    Идея: попытка землянина спасти на другой планете зачатки культуры в шевелящемся аду картин Босха\Брейгеля мл. 

    Интересен взгляд режиссера на проблемы повести через призму 50 лет. Интересно российское кинематографическое видение средневековья без цензуры. Интересны параллели прошлого с настоящим.

    Развитие сюжета кажется долгим, но это по привычке, что двигать сюжет должны главные актеры. Здесь его двигает и сама картина фильма. Показ жизни Арканара заменяет размышления авторов книги, поэтому размышлять приходится зрителю. Например, мысли о рабстве и незнании что делать со свободой в фильме выглядят как: 1) освобождение раба от цепи, на которой он сидел с трех лет, и его мгновенная смерть после нескольких пробежек по городу; 2) отказ раба снять кандалы, поскольку в них удобнее.

    Сюжет упрощен: казнь книгочея — дом Руматы, Ари (Кира) — встреча с землянами — королевский дворец, Рэба — барон Пампа, загул — плен Руматы, приход к власти Ордена — освобождение Бударха и Пампы, смерть Пампы — разговор с Будахом — разговор с Аратой Горбатым — смерть Ари — резня Руматы в Арканаре — разговор с Кондором — сильно сдавший Румата-кочевник.

    Измены идеи книги. У Стругатских есть вера в светлое будущее хотя бы на примере коммунарской земли. Герман же сценой встречи землян показывает, что они не далеко ушли от Арканара. В книге у Руматы есть оплоты веры и надежды: 1) чистая, любящая Кира (Ари); 2) добрый Пампа, рискующий ради него жизнью; 3) душевная чистота десятилетнего принца и других детей; 4) согласие с идеей Будаха о труде и знании, раскрытие Будахом секрета яда Рэбе только под угрозой детских смертей; 5) дух справедливого мятежа в Арате Горбатом.

    Герман эти оплоты разрушает: 1) Ари показана похотливой и властолюбивой; 2) в Пампу всаживают 10 стрел и оставляют гнить на обочине; 3) принца в фильме нет, дети показаны ворами; 4) Будах не говорит о труде и знании, просит только достатка, защиты или стереть человечество как гнойник, сам раскрывает яд Рэбе, показывая готовность сотрудничества с любым режимом, даже в тюрьме показан упитанным; 5) Арата показан убийцей Ари для вынуждения Руматы возглавить восстание, убит Руматой.

    По прошествии полувека взгляд изменился — оптимист-гуманист стал пессимист-мизантропом. Но примерно также изменились по содержанию и выпуски новостей, поэтому современный зритель к этому готов. Другой вопрос зрителю: кем будет он при отброшенном приличии и морали, при постоянной угрозе жизни? Здесь не каждый захочет копаться в себе так глубоко.

    К мысли «трудно быть богом» в книге Румата приходит при сложности объяснения Арате в отказе дать ему оружие землян. В фильме Румата это спокойно говорит после резни. В книге, кстати, он после резни больше молчит или говорит очень мало.

    Сквозная идея фильма — человек ко всему привыкает. Работяги, бароны, поэты приспосабливаются к правящим режимам. Кто не привыкает, живет недолго. Сам Румата постепенно привыкает харкать, сморкаться, пить вино, есть из грязной посуды, резать уши. Но все еще носит белые платки.

    Заканчивается фильм надеждой на ростки стремления к красоте у людской души. Красота — это музыка Руматы, душа — ребенок, спрашивающий отца, нравится ли ему этот звук.

    Оператор с режиссером создали живую картину, каждый кадр которой требует к себе внимания. Поэтому просто физически невозможно с первого раза оценить всю художественную мощь фильма.

    Из приемов запомнились: 1) болтающийся передний план в виде цепей, колбас, свиных ног, лезущих прохожих, трупов; 2) оборачивание героев к зрителю как бы для согласия и оправдания своих поступков; 3) высочайший реализм душных условий жизни через падающих куриц, засасывающих луж, грязных людей в личном пространстве.

    Актеры срослись с ролями, для съемок были привлечены люди с душевными и физическими отклонениями. Кривляние рож Ярмольником немного напомнили о его сценках чайника, цыпленка-табака, что ненадолго сбило настрой от фильма.

    Желание пересматривать фильм — нет.

    8 из 10

    12 июля 2015 | 17:22

    Уже долгое время эталоном русской фантастики(иногда и фэнтези) принято считать братьев Аркадия и Бориса Стругацких. Безусловно это заслуженная честь, поскольку их романы не только интересны, но и наполнены глубоким философским смыслом, метафорами и параллелями. В этом плане можно выделить роман «Град Обреченный», но речь не о нем. «Трудно быть богом» немного проще в плане смысловой нагрузки, и несет в себе больше игровых тенденций. Соответственно, для создания фильма — это, возможно, наиболее приемлемый вариант, ведь по сути, есть интересная фэнтези-история эволюции феодального государства и немного смысловой нагрузки. Возможно это и подтолкнуло Алексея Германа к созданию фильма по книге вышеупомянутых братьев. Честно говоря, это был первый, и скорее всего, последний фильм данного режиссера, который я выбрал к просмотру. Почему? Собственно об этом и будет моя рецензия.

    Очень часто так случается, что я специально сначала читаю книгу, а уж потом смотрю ее экранизацию. «Трудно быть богом» не исключение. Я уже давно слышал об этой книге братьев Стругацких, но вот прочитать все никак руки не доходили. Но однажды я увидел, что по роману вышел фильм(да еще и снят в специфической, можно сказать, гротескной манере) и у меня сразу загорелись глаза. Итак, книга прочитана, фильм просмотрен, настало время смотреть и сравнивать. Когда предвкушение достигло своего апогея, на экране уже начали появляться начальные картины фильма. Первое время все шло хорошо, но с каждой минутой я все сильнее понимал, что что-то не так…

    Первое, что хотелось бы отметить — это несоответствие фильма и книги. В плане сюжета, картина «Трудно быть богом» являет собой обрезки ключевых диалогов и исковерканные, абсолютно, все сцены из книги. Ни один из моментов не напомнил мне известный роман, и если бы я не знал, что это экранизация, я бы задался вопросом: «что же это я за хрень такую смотрю?» и выключил бы это еще на минуте десятой. Такое ощущение, что режиссер поставил себе задачу изувечить и перекроить все действо, параллельно совокупляя его с грязью и абсурдом. Иногда такой подход к созданию фильма дает свои плоды(тут можно провести аналогию с фильмом «Сало или 120 дней Содома», или фильмом «Клык»), но в данном случае все провалилось. В паре с безтолковой и непонятной вездесущей мерзостью фильм наполнен идиотскими репликами персонажей, создавая тем самым ощущение, что сценаристом взяли душевнобольного человека. Как я уже упоминал выше, и в этом плане, фильм с книгой вообще никак не пересекаются, ибо в книге большинство диалогов, если не конструктивные, то хотя бы адекватные, что же касается фильма, то тут все очень и очень плохо. Я бы привел пример какого-нибудь диалога, но я удалил этот «фильм» сразу же после просмотра.

    180 минут. Снимать трехчасовой фильм — это смелая затея, ведь надо постараться удержать зрителя у экрана целых все это время. Алексей Герман и тут показал, что он не ищет легких путей. Но одно дело в трехчасовой фильм умещать сюжет и разного рода детали, связанные с этим же сюжетом, и совсем другое — растягивать сцены и добавлять в них совершенно неуместные элементы, которые подчеркивают какую-то навязчивую идею режиссера. К сожалению, я так и не понял, что являет собой эта идея: это то ли довести до абсурда вплетенной грязью и затянутостью события романа, то ли попытаться снять «кино не для всех», а может и то и другое. В любом случае, фильм не вышел, вышло нечто, которое только чернит книгу гениальных братьев-писателей самим фактом своего существования.

    Подведя итоги, можно сказать, что фильм просто бездарный. Не могу понять, как это можно было снимать 6 лет. Я возлагал на этот фильм очень большие надежды, возможно именно из-за этого, он у меня вызвал такие негативные эмоции. Наверное впервые я был настолько возмущен после просмотра фильма.

    3 из 10

    27 июля 2014 | 04:19

    А как ещё можно назвать иначе столь узкое прочтение идей заложенных в книге. Понятное дело что нельзя, и не нужно на 100% повторять книгу… Но взять из большого глубокого произведения только грязь и мерзость?!! и воздвигнуть вокруг этого картинку. Причем визуально мутную, муторную, бесформенную и убогую.

    Игра «актеров» такая же серая как картинка. Диалоги невыразительны и пусты, но с «претензией» на философствование. Декорации, костюмы, постановка сцен… над ними вообще хоть кто нибудь работал или просто скинули в кучу в надежде на «как нибудь».

    Где? Где та глубина эмоций и переживаний, что читается в каждой букве книги? Где характерность героев отличающаяся от формулы «герой устал, он с бадуна»? Где вообще хоть что-то, кроме серой невзрачности? Игра на духовых Ярмольника вообще как дежа-вю о «Перекрестке».

    Я с нетерпением ждал просмотра этого фильма. Особенно после предварительных рецензий что, прошлая экранизация и в подметки нынешней не годиться. Кто и каким авансом смог выдать такую рецензию?

    Может я лично не дорос до понимания «первооснов высокого кино», может мое личное глубокое уважение к Стругацким и их произведениям задает слишком высокую планку к их экранизации, может тот факт что я не смог смотреть это убожество больше половины не дает мне права на оценку всего… Но может это просто отвратительный фильм?

    24 сентября 2014 | 15:02

    Все разговоры о фильме — это и правда, и ложь, одновременно. Да, физиологично, но вообще-то с определённой саркастичной иронией. Сравнивают с Босхом, а надо бы ещё и с Рабле. Ищут перекличку с реальностью, но кажется всё это кошмарный сон, лишённый примет конкретных событий и мест, состоящий по большей части из общих мест в любых их проявлениях. Видят политическую актуальность, но трактуют её как-то иначе, хотя возможно именно общность фильма и позволяет существовать в рамках фильма кардинально противоположным трактовкам (на самом деле фильм глубоко аполитичен и именно в этом кардинальное расхождение с первоисточником за авторством братьев Стругацких). Этот фильм, как и любое сновидение, не существует в мире объективной реальности. Тот редкий случай, когда любая трактовка верна. Даже более того, Алексей Герман снял фильм, который раскрывает своего зрителя изнутри, обнажая его сущность, через прохождение трёхчасового ада. Каждый успеет ощутить на собственной шкуре, благодаря невиданному прежде сюрреалистическому ультрареализму, насколько трудно быть богом по имени Человек. Возможно, это фильм, которому нужно дать пройти проверку временем, чтобы понять его новаторство, но не краткосрочной, а хотя бы лет 10, но уже сейчас очевидно, что это фильм вне каких-либо канонов, трендов, брендов и конъюнктур. А уж количество визуальных образов, обильно набрасывающихся на зрителя, и вовсе не поддаётся какому-либо анализу.

    Как по мне, с одной стороны в «ТББ» высказывается мысль против любых вооруженных противостояний, даже если это «абсолютное добро» против «абсолютного зла». Ибо, как только у добра появляются кулаки, оно становится таким же злом, только другого цвета (рыжего или чёрного, не важно). Да и вообще, несмотря на присутствие таких банальных, прописных истин Алексей Герман, как бы отгораживается от них. Оставляет их в полотне картины, но лишает акцента, заставляя несбыточные лозунги, потонуть где-то между нужником и сожженными еретиками, в итоге сами понятия «добро» «зло», «гуманизм» растворяются в пространстве непреодолимого смрада, который кажется через секунду наполнит собою зрительский зал, привнеся в него зловоние нечистот.

    Хотя, конечно, предсмертное сравнение Руматы с понятно каким политическим персонажем никуда не делось, но теперь пожалуй никто не может быть уверен в том, что Герман его осуждает. Потому странные фразы о том, что дескать удивительно, что фильм с проката не сняли, не совсем корректны, ибо такой многогранный фильм работает в обе стороны. Да там где торжествуют Серый, приходят Чёрные. Но разве каждый народ не имеет такого правителя, которого заслуживает? Да и кажется все эти фразы из Стругацких тут скорее для острастки.

    Румата не виноват в том, что тут полный мрак, грязь, дерьмо и идиоты. Он всего лишь заезжий наблюдатель, ставший демиургом. Истинная проблема Арканара не в этом гастролёре, ставшим «Богом» для сирых. Он ведь от всей души помочь пытался, но столкнулся с препятствием, которое куда сильнее человеческой природы. Об этом не говорится прямо, но это следует из рабочего названия и предыдущих лент Алексея Германа, а так же, как не странно фильмов Германа-мл. Несмотря на то, что Герман-ст. не смотрел фильмов сына. Главная проблема арканарцев и жизни их уродливой в том, что нет у них истории, нет прошлого, время победило и остановилось в точке вечной смерти, и не осталось никаких примет о том, что было прежде. Всех убили, всё сожгли, а память имеет свойство испаряться, как дурной сон. Даже у монахов вместо песен сплошные гортанные песнопения, ибо и религиозных гимнов не сохранилось. Вот и живёт этот обезличенный народ без роду и племени внутри своего безумного мирка, а зритель становится свидетелем первой записи в новой истории. И запись эта — хроника арканарской резни. И отсюда начинается вера в будущее. И раствориться Бог среди людей, поняв и полюбив их во всём их неприглядном виде. И сменит грязь весны, девственная чистота зимы. И расцветут белые розы посреди гнилья. И зазвучит мелодия надежды посреди миазм. А если у кого-то заболит живот, значит всё идёт по плану.

    3 марта 2014 | 20:29

    Сказать, что фильм потрясает — ничего не сказать.

    Когда с первых кадров ты погружаешься в атмосферу глухого, жестокого средневековья, в грязь и безысходность.

    Когда не можешь отличить наших историков от местных жителей.

    Когда исчезает твоя, личная зона комфорта, от заглядывающих прямо в лицо страшных, опустившихся лиц.

    «Вглядывайтесь в эти морды, молодые, тупые, равнодушные, привычные ко всякому зверству, да не воротите нос, ваши собственные предки были не лучше…"

    Это видение Мастера одного из лучших произведений братьев Стругацких.

    И половина людей покидает зрительный зал.

    Сюжетная линия Германа, действительно, совпадает с книгой. Но автор не разжевывает сюжет, видимо, все-таки рассчитывая на знание его зрителем, поэтому достаточно сложно разобраться в происходящем человеку, с произведением не знакомому (я ходила на фильм с отцом, книгу не читавшим, он мало что понял).

    А еще я никак не могла отделаться от ощущения схожести равнодушных, не желающих думать персонажей на экране и жвачных животных на рядах впереди меня, весь фильм жевавших поп-корн.

    В общем и целом — этот фильм стоил того, чтобы ждать его 7 лет.

    Единственные 2 минуса в картине, по моему субъективному мнению:

    1. концовка показалась мне немного затянутой, можно было бы завершить все на фразе Руматы, сидящего в луже «Трудно быть богом».

    2. половина фраз и диалогов была произнесена настолько невнятно, что я их с трудом разбирала.

    9 из 10

    28 февраля 2014 | 07:19

    Согласно научным исследованиям, проводившимся в 20 веке, гении обладают преимуществами над другими по психическим и физическим особенностям. По другим особенностям таких людей можно отнести к разряду нездоровых. Гении бывают скороспелые и долго созревающие. И те и другие плохо приспосабливаются к жизненным реалиям. Гений не может изменяться с течением временем, он либо есть или его нет. Распознать гения можно в раннем детстве. Их очень мало и рождаются они зачастую в неблагополучных семьях. Разобравшись в творчестве режиссера Алексея Германа-старшего можно сделать заключение, что этот человек ярковыраженная личность, несомненно. Об остальном я напишу ниже.

    «Трудно быть Богом» снимался во время новой, свободной России. Теперь не было совковой цензуры и все барьеры, о которых говорил режиссер, были сняты. Его отец — писатель Юрий Герман говорил: «Можно презирать ордена, но лучше их презирать, уже имея». Науку отца режиссер изучил. С 1998 года режиссер вел свою собственную авторскую мастерскую на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Наступили времена, когда все двери открыты. Он мог спокойно попросить денег у президента Б. Н. Ельцина и снять фильм «Хрусталев, машину!». «Трудно быть Богом» должен был выйти во время перестройки, но тогда режиссер отказался, объясняя это отсутствием необходимости в иносказаниях. В то время хватало фильмов обличающих власть и массовый террор. Вот здесь стоит задуматься, имеет ли право подобное гениальное творение на существование в условиях обостренной социальной несправедливости? Казалось бы должно иметь, ведь о том и произведение Стругацких! Но нет, лучший момент для премьеры это тот, когда иносказания будут востребованы! Вот такая нацеленность на результат с одной стороны завораживает, а с другой отторгает. Ведь какое это творение автора, когда картина зависит от настроений в обществе? Отторгает и то, что, несмотря на произошедшее изменение сознания людей в 90-е, режиссер продолжает противопоставлять государство и интеллигенцию: серые уходят — черные приходят, а книгочеи с Руматой страдают. Народ, по мнению режиссера, это безликая масса, способная только испражняться и харкать. Это объединяет все картины, это есть и в «Трудно быть Богом». В конце концов расплачивается за все грехи безликая масса, интеллигенция только разводит руками. Мы видим это в конце картины, когда Дон Ярмольник от усталости сокрушается на своих коллег. При всем при этом он ведет себя как настоящий баловень судьбы: ему целуют пятки, у него много рабов, его слушают влиятельные мужи. Сделать чего-либо и повлиять на происходящее он не в силах. Все что его занимает так это рассуждения о политике, о притесняемых книгочеях и музыка. Герой теряет контроль над собой только тогда, когда теряет близких ему людей. Хотя по-настоящему ли близких? Вместо того чтобы быть истинным Богом и оборвать связь с людьми, герой делает вывод что виновата всякая власть. Если все идет как идет, то перспектив у человечества нет.

    По иронии судьбы актер Ярмольник заявил: «Я играл не Дона Румата, не Путина, а самого Германа».

    В самом деле, перед нами автобиография известного режиссера, интеллигента-шестидесятника. Всю свою жизнь он боролся с тоталитарным режимом, не любил власть, не любил привилегированных, хотя сам являлся таковым. Он считал себя непохожим на всех, исключением. Его фильм это не попытка заглянуть в человечество, это отображение внутренних противоречий режиссера с окружающей действительностью. И когда человек противопоставляет себя окружающим его людям, он обрекает себя на гибель, это путь к самоуничтожению.

    Проводить параллели с майданом, болотной бесполезно, потому что Герман не воссоздал, а создал мир со своими законами. Эти законы к реалиям жизни, даже средневековья, никакого отношения не имеют. Об этом много рассуждал режиссер на съемках и даже приводил в пример Бергмана с его картиной «Седьмая печать». Извините меня, тогда почему «Трудно быть Богом» оказался хуже дешевого порно, где нет даже внятных диалогов? Неужели у нас стало так много глупых людей, что никто не может разобраться в творчестве Германа? На мой взгляд, если посмотреть на оценки к фильмам Бергмана, у нас не все так плохо. Люди нынче более разборчивее, чем мог себе представить режиссер. В этом смысле ничего гениального в «Трудно быть Богом» нет, вся технология съемки стара как мир. И дело тут не в мелочах, это не первая и не последняя картина, снятая кадрами не менее 70-100 в духе документального кино с крупными бергмановскими планами. К чему эти разделения картинки и звука? Зачем надо было при озвучивании отворачиваться от экрана и слушать актеров? Потом Герман переживал из-за того что записанная речь не совпадала с картинкой, т. е. герой разговаривал с закрытым ртом. На все это уходило годы! Собаку со стрелой снимали год, хотя компьютерщики могли за пару дней нарисовать. Или убийство Киры, которое снимали 5 месяцев! А самое главное это выдуманный мир с непонятным бытом. Если в «Хрусталев, машину!» быт понимал только житель совка, то в Европе его уже никто не понимал. Именно по этой причине Скорсезе ушел с просмотра фильма. Так же и с «Трудно быть Богом»: нет диалога и трудно зацепиться за происходящую действительность! Говоря о мелочах можно с удивлением вспомнить о кольчуге, которая почему-то свисает на лице конника или то, как садился Дон Ярмольник на коня в облачении доспеха весом в 30 кг. Такие вещи проясняются в интервью актера, где он рассуждает о странностях режиссерского выбора: «Раз уж Дон Румата с Земли, то он как любитель ковбойских фильмов должен садиться сам в седло, без помощи». Интересно, не правда ли? Почему-то, после просмотра, нас все равно убеждают, что в фильме важны мелочи. Хотя как раз они и отталкивают.

    На мой взгляд, характер съемок и сам фильм, это диагноз режиссеру. Может быть он гений, но в какой-то другой области, уж точно не в режиссуре! В режиссуре он выдавал чужое за свое и это мнение тех, кто долгое время работал совместно с Германом-старшим. Такого мнение и самого режиссера. С этим солидарны и профессионалы.

    Повторюсь, Герман — это, несомненно, ярковыраженная личность, обладающая мощным характером. Таких людей не найти в российском шоубизнесе! С таким напором можно было решать задачи за любые деньги на киносъемочной площадке. Да, качество проведения съемок было хуже, но технологии нарушаются у нас в стране повсеместно. Увы, трудолюбие и самоотдача режиссера еще не всё. Я знал, что в идеологическом плане картина провалится, но надеялся, что она выкарабкается на пресловутых мелочах, каковы были в «Проверка на дорогах» и «Мой друг Иван Лапшин». Не получилось, потому что отсутствуют банальные причинно следственные связи в головах творческой интеллигенции. Это называется «приехали».

    12 марта 2014 | 21:21

    Если вы заглянете в детализацию баллов, выставленных этому фильму на данном сайте, то увидите, что с отрывом лидируют две оценки. Как нетрудно догадаться, это оценки 1 и 10. То, что ситуация будет именно такова, я понял примерно через полчаса после начала фильма.

    Не буду в очередной раз перечислять список биологических субстанций, показанных в «Трудно быть богом». Скажу только, что этот фильм… не «высокое искусство», нет. Это скорее скрупулёзное, более того — самоотверженное ремесленничество. Герман годами (годами! представляете?) создавал своё, а точнее, арканарское Средневековье — от замков до каждой булавки. Строил, искал натуру, даже не думая восхищать зрителя красотами результатов многолетней работы художников-декораторов, а лишь для того, чтобы безжалостно утопить всё это в дерьме и крови. И это, как ни парадоксально, в какой-то мере восхищает.

    Идеи фильма, чего греха таить, несколько проще, чем идеи произведения гениальных Стругацких. И это неудивительно: Стругацкие — гуманисты, Герман — мизантроп. Стругацкие обличают человечество с надеждой на лучшее, Герман обличает его с разочарованием и безнадёгой. Ненависть может быть такой же сильной, как любовь, но не может быть такой многомерной. Поэтому неудивительно, что в трактовке Германа этот мир потерял несколько условных измерений. Хотите ли вы провести три часа в рукотворном аду Германа — решайте сами.

    Земля пухом, Алексей Юрьевич. Надеюсь, ТАМ Вам лучше, чем было здесь.

    7 из 10

    25 ноября 2014 | 14:40

    … только что вернулись из кинотеатра. Хватило меня на 2/3 фильма, дальше смотреть не смогла. Может быть действительно еще не готова к подобному виду кино языка как было сказано выше. Но сказать хочется не об этом! Я большая поклонница Великих братьев Стругацких(именно великих!),и на фильм решили ехать только потому что одноименный роман Стругацких является практически настольной книгой, и Герман указывает братьев как авторов сюжета. Т. е. Фильм снят ПО книге, возмущает то, что многие здесь этого не знают в принципе. Друзья, обращаюсь к тем кто ЧИТАЛ роман «ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ»: разве в романе было столько грязи? Разве о грязи роман? Безусловно режиссер показал нам роман через призму своего видения, НО может тогда стоило назвать фильм иначе, дабы не отбивать желание прочитать роман. Очень не люблю когда киношники засоряют эфир лишними деталями(да-да я не считаю фильм насыщенным, я считаю его сорным)коих в фильме в избытке. Так и не поняла что хотел Герман передать зрителю — трудно быть Богом или же трудно быть жителем Арканара. Думаю мало кто из смертных зрителей, не читавших роман, понял кто такой Румата Эсторский, доктор Буддах и Дон Рэба. Кто такие серые и черные?! А ведь у Стругацких все ну очень доступно понятно и лаконично! Идея романа стара как мир! Роман несет в себе много интересного, доброго, поучающего, лиричного!Что несет в себе фильм Германа, кроме грязи, я так и не поняла. Но после получаса просмотра было явное желание помыться. Всем кто не читал роман-советую заполнить этот пробел, тем кто не смотрел фильм-читайте роман и только потом смотрите фильм! С уважением ко всем рецензентам! ИМХО July

    1 марта 2014 | 20:25

    Фильм открывается просторным пейзажем — картиной населенного, дышащего, незнакомого и смутно родного мира. «Это не Земля. Это другая планета…» — обыденно и чуть устало звучит за кадром голос Алексея Германа. С этих первых нот проваливаешься в «Трудно быть богом» с головой и веришь ему уже до конца.

    Досадно за зрителей (увы, таких большинство), которые, не увидев чуда и красоты рукотворного мира, поморщились и запомнили в нем только одну грязь. Казалось бы, все слышали о жуткой антисанитарии средневековых городов — эпидемиях, пропалывавших Европу, нечистотах, выливаемых из окон прямо на улицу… Нет, не работает.

    «Они спустились к свалке и, зажимая носы, пошли шагать через кучи отбросов, трупы собак и зловонные лужи, кишащие белыми червями. В утреннем воздухе стоял непрерывный гул мириад изумрудных мух»

    Это цитата из повести Стругацких «Трудно быть богом» — первоисточника, в отступлении от которого так часто упрекают Германа. Все отсюда, включая трупы собак. Даже выражаясь фигурально, земляне у Стругацких постоянно поминают грязь: «Если бог берется чистить нужник, пусть не думает, что у него будут чистые пальцы…»

    Каких декораций требуют от фильма? Какого мира?

    Количество насилия в фильме действительно зашкаливает, есть сцены с вываливающимися внутренностями, но это почти не трогает. Ничего подобного сцене с изнасилованием генерала в фильме «Хрусталев, машину!» — по натурализму и по безысходному ужасу — вы здесь не увидите.

    Умберто Эко ошибся, пожелав зрителю в своей рецензии на фильм «приятного путешествия в ад». Нет, это не ад. В аду есть черти и мучимые, здесь эта граница незаметна. Если вам кажется, что в фильме царят лишь жестокость с пороком и вместо лиц одни рожи, значит, ваши глаза просто не привыкли к темноте. Постарайтесь не отстраняться от арканарцев с отвращением, внимательно присмотритесь к ним и вы увидите, что почти все они — люди.

    Книгу Стругацких перед просмотром читать не просто желательно — необходимо! Без нее зритель неминуемо заблудится в германовском Арканаре. С повестью нужно познакомиться хотя бы для того, чтобы отличать отца Кабани от короля (это непросто!), понимать откуда взялась фраза «таков наш примар», смеяться, когда в грубой речи арканарских детей вдруг возникают вепрь Ы и птица Сиу.

    Однако у большинства поклонников книги картина Германа вызывает предсказуемое резкое отторжение. Причина такого разочарования — в обманутых ожиданиях. Зритель ошибочно считает, что любой фильм, поставленный по книге (тем более культовой!), является ее экранизацией — то есть изначально вторичным произведением, главное достоинство которого — близость к первоисточнику.

    У фильма Германа есть могучий адвокат в лице Бориса Стругацкого, к сожалению, так и не дождавшегося премьеры. Претензии к картине оформились задолго до ее выхода на экран, и Борис Натанович, отвечая возмущенным поклонникам, требовавшим «запретить эту мерзость», много раз дал понять: «похожести» и «соответствия книге» он от фильма не ждал и не хотел.

    В своем последнем фильме Герман решил задачу качественно иного уровня сложности, чем в своих предыдущих работах, — перестал рассказывать о знакомых нам эпохах, создал чужой мир и, ничего не объясняя, закинул нас в него так же безжалостно, как в сталинские коммуналки «Хрусталева». В «Хрусталеве» зыбкой путеводной нитью могло быть только знание эпохи — практическое, у тех, кто ее застал, и теоретическое у тех, кто получал его из книг и воспоминаний старших.

    При просмотре ленты «Трудно быть богом» может помочь только знание сюжета Стругацких и крупицы закадрового текста. Мы таскаемся за Руматой, как маленький ребенок за матерью по незнакомым переулкам: мало что понятно, немного страшно, и остается только глазеть по сторонам. Все это придает фильму осязаемый эффект дополнительного измерения.

    Ощущение несомненной реальности достигается не только подробнейшей выделкой отчасти восстановленного, отчасти придуманного Германом «Средневековья», но и отказом от киноязыка, когда в фокусе оказывается то, что имеет значение для сюжета. В традиционной киноистории герои делятся на главных, второстепенных и массовку, звуковая дорожка — на основные диалоги и всегда менее интенсивный фон. В жизни такого разделения нет, а фильм Германа непосредственно описывает реальность, достигая эффекта небывалой правды и усложняя задачу восприятия непривычному к такой подаче зрителю.

    Думается, фильм сознательно сбалансирован так, чтобы даже его целевая аудитория почувствовала к концу не подъем и удовлетворение, а растерянность от столкновения с чем-то большим и непознанным.

    Последний фильм Алексея Германа не история с моралью, не зашифрованное послание и не результат перевода с языка книги на язык кинопленки. Как и в любом истинном произведении искусства, главное в нем — то, что во всех смыслах остается за кадром, то, что чувствуется, но до конца не формулируется. Ощущение важности полученного опыта.

    Путешествие не прошло впустую. Ты не знаешь, что с этим делать, но понимаешь, что тебе это нужно.

    10 из 10

    21 августа 2014 | 23:39

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>