всё о любом фильме:

Царь

год
страна
слоган«Грозный царь - грозное время»
режиссерПавел Лунгин
сценарийАлексей Иванов, Павел Лунгин
продюсерПавел Лунгин, Василий Бернхардт, Ольга Васильева
операторТом Стерн
композиторЮрий Красавин
художникСергей Иванов, Екатерина Дыминская, Наталья Дзюбенко, ...
монтажАльбина Антипенко
жанр драма, история, ... слова
бюджет
$15 000 000
сборы в России
зрители
Россия  805 тыс.,    Украина  56.2 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время119 мин. / 01:59
1565 год. Темные времена. Правление Ивана Грозного. Русь растерзана голодом и ливонской войной. Во всем мерещатся правителю измена и предательство. Его верные слуги, опричники, залили страну кровью. В каждом готовы они увидеть государева врага. Главный закон для них — царь. Единственный, кто пошел против царской воли и опричных злодейств, — митрополит Филипп, верный друг детства Ивана Грозного. Он возвысил голос свой и принес себя в жертву. Это противостояние расскажет о том, на что была способна Русь и в падении и в величии духа.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.90 (2169)
ожидание: 65% (1700)
Рейтинг кинокритиков
в России
2 + 1 = 3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Роль митрополита Филиппа — последняя роль в кино Олега Янковского. Актер скончался 20 мая 2009 года, три дня спустя после показа фильма на Каннском фестивале.
    • Рабочим названием фильма долго значилось «Иван Грозный и митрополит Филипп». Но в последний момент его всё-таки сократили до более простого и понятного широкой публике и иностранным зрителям.
    • Фильм снимали в Суздале, где специально для этого построили декорацию опричного дворца. Дальнейшая судьба декорации вызвала в городе скандал: никто не хотел брать на себя траты по её демонтажу.
    • Главная роль изначально писалась в расчёте на Петра Мамонова. Как заметил Павел Лунгин, ещё на съёмках совместного фильма «Остров» он увидел в Мамонове противоречивого русского правителя.
    • еще 1 факт
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • События в фильме разворачиваются в период между 1565 и 1568 годами. Ивану IV, родившемуся в 1530 году, в этот момент 35-38 лет. Петру Мамонову, исполнившему роль царя, на момент съемок было 57-58 лет.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 3772 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Интересно, что историческая часть фильма в основном не по нраву людям, знающим историю по советскому школьному учебнику. Как же так, Иван IV (переворачиваются странички учебника) разгромил Казань, присоединил Сибирь, ведет Ливонскую войну, экономика что-то там и так далее. К слову сказать, экономика из-за опричного разгула к концу его царствования находилась в полном развале, Ливонская война была проиграна (зачем туда вообще было лезть, непонятно — Ливония Москве никак не угрожала, более того, ее существование отвлекало от земель Руси внимание `братьев-славян`, сиречь Польшу и Литву), ну а людей, взявших ему Казань, Грозный обвинил в измене и сам и перерезал. Но это к слову. Экскурс в. Желающие могут спорить — я историк, к спору на эту тему всегда готов.

    Да, фильм тоже не идеален — вместо перегиба исторической правды в одну сторону (как у Эйзенштейна) получился перегиб в другую. Но, положа руку на сердце: уж лучше неверные костюмы и смещение возрастов персонажей, чем хвалебные оды параноику, разрушавшему собственное государство. Лучше пусть будут стандартные киношные ошибки, чем наследие пропаганды, надобность в которой исчезла вместе с СССР. Эта пропаганда перекорежила в умах всю русскую историю. До сих пор штамп сидит: все хорошее — от строгого, но справедливого царя, все плохое — от его советников, которые, сволочи такие, только казну жрут и с пути истинного сбивают. При том, что именно это были люди, воевашие на литовских и татарских рубежах. Пока царь съезжал с ума в Александровской слободе, бояре-воеводы захватывали ему территории, за счет которых Русь и `выросла в четыре раза` (не считая Сибири, которая была колонизирована). А в благодарность за это получали дыбу. Не случайно ведь Девлет-Гирей так легко взял Москву. Лучших военачальников Грозный уничтожил, а его опричное войско оказалось трусливым и малоспособным сборищем бандитов.

    `Царь` в первую очередь — фильм-эмоция. Он не исторический, он носитель идеи. С этим режиссер прекрасно справился: противостояние двух миров, двух людей. Фигура Филиппа, конечно, за уши притянута: помимо митрополита, были и другие люди, смевшие выступать против царя. Курбский тот же. Но режиссеру нужен был именно митрополит, потому что одна из идей фильма — божественность царской власти, богоданность, которой Грозный себя оправдывал. `Где мой народ?` А народ ушел за другим царем, власть которого шла от Бога не только в напыщенных эпитетах.

    Оценку `хорошо` поставить не могу. Ошибки в картинке, в подаче слишком явные. Но фильм берет за душу. Силой, моралью, посылом.

    1 декабря 2009 | 10:20

    Фильм «Царь», с моей точки зрения, относится не к историческому жанру, а скорее, является историко-философским, в нем много символики, поэтому не стоит искать в нем натурализм и всестороннюю оценку деятельности Ивана Грозного. Фильм о другом. Ситуация, которая лежит в основе сюжета, — противостояние истины и неправедной власти — интернациональна по своей сути. Кроме пары Иоанн — Филипп можно вспомнить и других исторических антагонистов, например, короля Болеслава Смелого и убиенного им святого епископа Станислава в Польше, Генриха VIII и Томаса Мора в Англии. Однако время и место действия заостряют драму. Уж слишком велика была самодержавная власть русских царей, слишком непререкаем для народа был авторитет единственного в мире защитника православия, слишком зависела от него церковь. Митрополит явно обречен, нет за его спиной Рима с его анафемами, нет больше на земле православных государей, кроме «Ваньки Мучителя». Филипп оказался один на один с могущественным злым человеком. Вместе с ним только Бог.

    На самом деле фильм «Царь» про двух царей, ибо вместе с земным царем Иоанном на экране незримо присутствует Другой Царь, Который гораздо выше его — Царь Небесный. И каждый герой фильма, так или иначе, выбирает, которому из двух царей он будет служить. Третьего не дано — уж слишком безбожен царь, совесть свою не обманешь.

    Одна из начальных сцен фильма — грозный царь в величественном облачении выходит к народу, подданные тут же падают перед царем на колени, склонившись до самой земли, кажется, что все здесь — рабы Иоанновы… Но по ходу действия выясняется — не все!- есть и рабы Божии.

    Сцены, в которых герои оказываются в ситуации выбора самые яркие, врезающиеся в память: митрополит Филипп, который не желает ставить печать на несправедливом приговоре, его племянник, который под пытками остается верен истине. Особенно впечатляет нелегкий выбор монахов — каждый из них решает, оставить ли своего настоятеля умирать одного или умереть вместе с ним. Зритель видит лицо каждого монаха в момент рокового решения…

    Свой выбор делает и царь. Он решает, править ли ему по закону Макиавелли, «цель оправдывает средства», или по Закону Божьему. На первый взгляд, первый путь более действенный, при помощи страха можно сплотить царство, но всегда ли это помогает? Вот сталкиваются два государя, Иоанн и Сигизмунд, в битве за Полоцк. Иоанн побеждает на поле боя, но православный город открывает ворота Сигизмунду. Не потому ли, что он более милостивый государь, чем Иоанн?

    Можно и глубже посмотреть на проблему выбора Иоанна. Читая Писание, он выбирает себе Бога. Какой он, его Бог, — карающий или милосердный? Что позволяет Иоанну его Бог, что Бог требует от него, как от царя — карать или миловать? Царь выбрал карающего Бога.

    При царе находится его «ангел хранитель» — митрополит Филипп и его «бес» — шут Вассиан. Шут угадывает тайные желания Иоанна, глубоко живущие в его сердце. Самое дерзкое из них — присвоить себе власть Божию, самому себе быть законом и судом. Шут искушает Иоанна, убеждая его, что царская воля и есть воля Божья. Филипп же, напротив, убеждает царя, что Христос хочет совсем другого — Он хочет милости, Иоанн, проливая кровь, действует исключительно своевольно. Душа царя какое-то время еще колеблется, но, в конце концов, выбирает, фактически, путь безбожия. «Нет у меня больше митрополита!»- дерзко заявляет Иоанн. Царь заковывает Филиппа в кандалы и вместе с ним заковывает в кандалы свою совесть.

    Кто какому царю служит, от того и награду получает. У Небесного Царя есть правда и вечность, зато у земного есть виселицы, колы, дыбы, огонь, вода и медные трубы. Эту мысль подчеркивает встреча митрополита с Малютой Скуратовым — встреча раба Божьего и раба царского. В обмен на жизнь Малюта просит у Филиппа силой Божьей исцелить его сына. Филипп в ответ требует от него жертвы — уйти в монастырь. «Не могу, — говорит Малюта — я государю служу». «Вот у него и чуда проси!» — отвечает святой.

    Бежит время, приходят и уходят земные цари, превращаются в прах их законы и их беззаконие, но вечен остается Небесный Царь и вечен Закон Его.

    Не только во времена Иоанна — и сегодня люди выбирают между земным и небесным, и, конечно, не только в России. Журналист выбирает, служить ли ему власти, деньгам или истине, адвокат выбирает, служить ли ему закону или мафии, творческий человек — искусству или конъюнктуре. Не только царь Иоанн, но и каждый человек на земле имеет за своими плечами ангела и беса и каждый человек, который ставит свою волю выше воли Божьей, свергает Бога с престола и возводит на царский престол себя любимого. Выбор происходит каждую минуту. Каждую минуту жизнь спрашивает человека: «Ты чьих будешь? Какого царя слуга?»

    19 декабря 2009 | 18:24

    Шедевр. Просто шедевр. После просмотра невольно задумываешься: «А может не так уж и безнадежен наш кинематораф?» Может стоит снять десяток легковесных полунедофильмов, чтобы родился такой?

    Игра Мамонова великолепна и противоречива одновременно. С одной стороны образ царь вызывает откровенную жалость. о которой уже было столько сказано, а с другой задумываешься — а должным ли образом Мамонов играет? уж не переигрывает ли он? насколько удалось ему воплотить в образе Грозного задумку режиссера?

    Исторически сложилось, что со школьных лет у нас у каждого сложился чисто субъективный образ Иоанна Васильевича, и то, что представил Лунгин на экране для многих явилось неожиданностью — ни в одном учебнике истории взаимоотношения царя и митрополита не показаны ТАК.

    Само название — «Царь» — краткое, лаконичное, но в то же время такое грозное, является безапелляционно подходящим к картине и всему происходящему в ней.

    Царь, просто царь. Хочу казню, хочу милую. И никаких аргументов «за» и «против».

    Хочу отметить три момента, которые заставили мурашкам пробежать лично по моей зрительской коже.

    Первый — связан с иконой Богородицы, когда блаженная девочка пускает ее по воде к мосту, на котором происходит кровавая бойня. Едва икона касается столба моста — тот рушится.

    Второй — условный поцелуй царя, который обрекает на смерть каждого получившего его. Нельзя не заметить ниточку, ведущую к тем самым тридцати серебряникам, о которых идет речь в первых минутах картины.

    И третий — похороны митрополита: когда его лицо накрывают траурной черной материей. Янковский словно сыграл в тот момент свою судьбу… Светлая ему память…

    Царь, мечущийся между кровавыми расправами и поиском праведности и спасением своей души, народ, страдающий и затравленный, опричники, творящие беззакония — вот та история, которая должна быть нами воспринята. И некоторые «исторические ляпы», на которые уже не раз обращали свое внимание критики, по большому счету не имеют значения. Не они — главное.

    Игру Янковского оцениваю весьма неоднозначно: с одной стороны видна глубина проделанной работы относительно роли. А с другой опять-таки задумываешься: а был ли и в самом деле Филипп таким уж праведником?..

    В общем, «Царь» — тот фильм, на который стоит потратить время и силы. Хотя бы для того, чтобы составить свое собственное мнение о нашем историческом прошлом. Пусть и далеким.

    10 из 10

    6 ноября 2009 | 21:47

    Фильм не претендует на какую-то особенную достоверность тех или иных исторических событий, а больше нацелен на раскрытие нечто более глубокого, касающегося души каждого человека.

    Иван Грозный считает себя христианином, постоянно молится и Филипп христианин и тоже молится. Я думаю, в наши дни тоже можно не редко встретить таких `Иванов Грозных`, которые называют себя православными, но полны ненависти на весь мир и при этом считают себя праведными.

    И с другой стороны, в фильме великолепно показано, что такое святость в понимании православного христианства.

    Фильм о красоте и благоразумии смирения, всецелого упования на промысел Божий, неизменной верности совести.

    Фильм о духовной красоте, которая несмотря ни на что пробивается и светит миру сквозь окружающий мрак и безумие.

    28 ноября 2009 | 18:55

    Сколько лет назад умер наш кинематограф? Ответить сложно, да и стыдно браться за такое дело, как считать годы бесплодия нашего искусства. Просветления? Да, они безусловно имели место быть, время от времени появлялось что-то более или менее смотрибельное и мы вроде как поднялись на мировой уровень, запустив повсеместно свои смутные саги о делах вампирских да о клерках с гипертрофированным честолюбием. Но всё это на общем фоне российских культурных вакханалий выглядит как предсмертные судороги униженного и растоптанного, некогда гордого существа.

    «У нашего кино нет лица» — не так давно красовалась на КиноПоиске в разделе «интервью» цитата небезызвестного кинонеудачника Грымова. «Да у него души нет» — отвечаю я вам. Почему, когда речь заходит о Франции, у нас сразу же выстраивается ассоциативный ряд из характерного для их кинематографа определений? Почему, когда мы говорим США, то мысли могут уйти и в бесталанность Голливуда, и в преклонение перед его корифеями, и в глубокие-глубокие дебри ветвистого авторского кино? Почему кинематограф есть у Швеции и у Израиля, а у великой страны есть какая-то ерунда, мазня по стенам — экранам кинотеатров и полный хаос в мозгах создателей, перевоплощающийся в отвращение даже слегка искушенного зрителя. Что это?

    Абсолютная толерантность к далекому слову «катарсис» или суровое, как сибирский мороз, русское отрицание моды как таковой, в том числе и на интеллект со всеми его обязанностями и составляющими. Кто разберёт… Результат в том, что говоря о фильмах с нашей душой, вспоминаются «Судьба человека», «Броненосец Потёмкин», творения Тарковского; но стоит посчитать их возраст и становится страшен сам вопрос: «А что мы видели за прошедшие 20-30 лет стоящего и неспособного к забвению?».

    Выбравшись из нашего с вами упаднического времени безверия, Павел Лунгин принялся за кинематографическое возрождение страны. (О ранних работах упоминать не буду, так как с ними не знакома. Да и к черту, потому как уважения глубокого он заслужил и последними двумя своими работами, что сразу откинуло необходимость ретроспектива в его прошлый «маленький» киномир.) Его работа «Остров» уже получила своё признание и все заслуженные ею комплименты, она бесспорно хорошо, по-сложному хороша. И очарование её было заключено в той самой русской душе, изложенной в удивительно хорошем сценарии, и во втором открытии велосипеда, что в наших фильмах, как оказалось, актёры должны и могут играть! По крайней мере, один актёр, имя которому Пётр Мамонов, обладает такими «экстраординарными» способностями.

    Новый фильм Павла Лунгина «Царь» замечательный, с какой стороны на него не посмотри. Его обличие не в напудренных лицах крестьян и уложенных волосах людей при дворе, не в конкурсной программе за лучший грим и костюмы, а в тяжеловесном кадре с грязными и измученными голодом лицами крестьян, и в таких же грязных и измученных вечным страхом непредсказуемости гнева царского приближенных к нему людей.

    Эта реальность, созданная Томом Стерном как оператором, вечным помощником «певца сильных мира сего» Клинта Иствуда, подкупает сразу же. Эта реальность в каждом событии фильма, в будничности и ритуальности русской жизни, в трагизме и чувстве обречённости всего происходящего на экране. В чувстве неминуемой беды, которое следует за каждой минутой экранного времени, за каждым самоуничтожением и внутренним сожжением людей, играя в пользу воспроизведения достоверных событий.

    История, положенная в основу фильма, собственно сценарий, заслуживает самых высоких похвал, но при всей современной изощренности мастерства слова хочется выразить восхищение совсем другого характера. Павел Лунгин может по-настоящему гордиться своей неприклонностью перед нередкими составляющими своей профессии — гиганто- и глобаломанией. Он хоть и берется за повествование о великом государстве, о царизме, но фильм с большим названием «Царь» не пытается объять необъятное, не мечется из стороны в сторону, пытаясь осветить все события на период правления Ивана Грозного и даже события года 1565.

    За счёт этого фильм не превращается в подобие школьного учебника по истории с точно выверенным планом написанного: с обязательными вводной частью, внутренней и внешней политикой, реформами и прочим. Это позволяет фильму не стать новым громадным историческим эпосом, настолько красивым внешне, но при этом рассыпающимся в прах при взгляде внутрь. Это демонстрирует бесстрашие режиссёра перед этим большим миром, перед обвинением в обращении проблемы целого народа в маленькое кино с маленькими, даже в масштабах жизни и деятельности царя, событиями.

    Говоря о вечном, о всегда имеющем место быть, по истечении времени показа фильма можно подумать о многом. В послевкусии увиденного кто-то может возгордиться собой за то, что он честен, не сломлен своими же унижениями, чист и вершил по-настоящему добрые и светлые дела; кто-то же посчитает нужным отказаться от своего приспособленческого способа обустройства в жизни, сошедшей и с рейс, и с ума, попытается прекратить свое обращение в животное, которое сейчас стало проявляться гораздо чаще, чем по полнолуниям. Можно подумать о чем-то абсолютном. Да, да, не о том, что в мире нет ни черного, ни белого, а есть лишь оттенки серого, а об истинной вере. Можно даже заново поверить в православие, которое и сейчас отчасти дело не только нескольких телевизионных каналов и пожертвований, а святое и непреклонное, дело верности и чести.

    Фильм Павла Лунгина «Царь» — высококультурный пинок под зад всему, что сейчас творится; это самый унизительный укор тем, кто когда-либо сломался под напорами или предлогами, предал, унизил, не оказал нужной помощи, разрушил жизни.

    Это ещё и надежда на культурное возрождение России, которое действительно в силах поднять на ноги и наш низвергнутый кинематограф, и пробудить честолюбие в людях, которые пусть и не могут жить и делать как грязный Гарри, но нашему, более близкому и более доступному для понимания примеру должны последовать или хотя прислушаться к нему. Если внушающая сила событий, произошедших на экране, настолько явна, что заставила на некоторое время позабыть людей о поглощении поп-корна и пивчика, то какую часть людей он наградит верой, тягой к истине и справедливости?

    8 ноября 2009 | 16:16

    Ваня Грозный один из самых противоречивых русских царей. Фору ему даст разве что Петя Великий. Фильм Царь — картина именно о Грозном. В этом фильме в полной мере показано все то, за что Ивана и стали величать грозным. Весь фильм о боге не говорит разве что ленивый, но вот истинной верой в него верит только митрополит Филипп. То, что Иван личность великая и поистине грозная, никто сомнений не имеет, но вот непостоянство его характера и постоянная смена своих решений слегка смущает. У него и у страны настали не простые времена, голова тяжелая, уже не знаешь, во что верить и кому доверять, постоянный депресняк. Будь он обычным человеком, просто взял бы напился, подрался и жил бы дальше. Но тут все не так просто. У него власть, он царь и когда ему плохо, то плохо должно быть всем вокруг, но в гораздо большем размере. Оскорбили твою жену, выйди, подерись и все. Но он же царь. Он сжег обидчика на костре своей ярости. Жестокий ли это фильм? Думаю, что нет. Уверен, что нет. Разве в то время жили лучше, нет, так было всегда. Людей вешали, сжигали, пороли и четвертовали. Все ждали божьей милости и тут же, за углом, нарушали все заповеди и даже больше. Целовали крест и, отвернувшись, плевали в землю. И царь не лучше, а даже хуже всех своих людей. Ведь, если он верит в бога, то верит больше кого бы то не было, если он ненавидит, то сильнее кого бы то не было. Все на него ровняются. Поэтому и время было смутное, потому что все ровнялись на такого царя.

    8 из 10

    1 декабря 2011 | 03:55

    Не так давно в комментариях к одной из новостей на кинопоиске я имела неосторожность утверждать, что отечественный кинематограф мёртв. На это один умный пользователь мне возразил, что наше кино не мёртво, а всего лишь в коме и изредка подаёт признаки жизни. И после просмотра данной картины я могу с полной уверенностью согласиться с этой точкой зрения.

    Скажу сразу-фильм не на шутку заинтересовал меня: историческая тематика, прекрасные актёры, выдающийся режиссёр-нечасто в нашей стране появляются подобные картины. Но в тоже время я прекрасно понимала, что просмотр будет не из лёгких, т. к. не в стиле Лунгина делать развлекательное кино с приятной картинкой и подретушированной реальностью. Именно с таким настроением я и пришла в зрительский зал.

    В итоге могу сказать лишь одно: по всем показателям фильм сделан на высочайшем уровне качества. Не буду перечислять всё то хорошее, что привнесли в картину актёры, режиссёр, оператор-это уже сделали другие.

    Но я очень хочу заострить внимание на том, что необходимо понимать специфику той эпохи. Многие зрители просто не поняли, почему герои ведут себя именно так, а не иначе. Почему от окружения Ивана Грозного так и веет психическими расстройствами? Как объяснить мотивы, которыми эти люди руководствуются?

    Если же вникнуть в особенности менталитета человека той эпохи, то всё встаёт на свои места. В древности и в средневековье смерть постоянно была рядом с человеком-войны, голод, болезни уносили огромное число жизней. Дожить до 50-60 лет считалось огромной удачей, а уж каким испытаниям подвергалась психика человека с самого рождения! Не нужно забывать о крайне низком уровнем быта (в сравнении с тем же Новым временем) и грубости нравов. Естественно, что люди жили как в последний день, понимая, что смерть рядом, и желая взять от жизни максимум возможного, особенно если дело касается власти. Оттого люди в ту эпоху бросались в невероятные на наш взгляд крайности: от звериной жестокости к слезливой сентиментальности, от необузданного разврата к жёсткому воздержанию и т. д и т. п.

    С высоты современности нам это крайне трудно понять, но подобная закономерность была взята режиссёром за основу и блистательно раскрыта. Охват событий в фильме не так уж велик, а крупные события служат лишь необходимым фоном для изображения характеров главных героев, не являясь доминантой. Это на мой взгляд, является огромным плюсом фильма, ведь история не сводится к эпичным сражениям, история это прежде всего повседневное общение, приводящее к постепенной эволюции отдельной личности, а потом уже общества в целом.

    И если рассматривать эпоху Ивана Грозного, то необходимо различать такие аспекты, как моральный облик правителя и его взгляды на политику. Если личность царя является продуктом самых неблагоприятных условий, какие только могли быть(ну представьте себе, что мальчик младшего школьного возраста насмотрелся на самые лютые казни и разборки при дворе!), то его политические взгляды полностью соответствовали эпохе зарождения абсолютизма и по сути ничем не отличались от воззрений европейских монархов той эпохи. И если уж рассматривать Ивана Грозного как политического деятеля (пусть и с основательно подорванной психикой), то его цели (создание централизованного государства) и средства их достижения (последовательное использование и устранение соперников) мало чем отличались от целей и средств Тюдоров, Валуа или испанских Габсбургов. А уж в отношении психики картина вообще потрясает: практически во всех королевских династиях Европы психические и умственные отклонения к началу Нового времени (рубеж 15-16 века) и вовсе стали нормой. Это не удивительно, учитывая, что 20-30 крупных феодальных семейств усиленно роднились на протяжении почти 800 лет! Так что прежде чем судить о тогдашней Руси и `царе-кровопийце` посмотрите, какова была эпоха на чисто бытовом и идеологическом уровне.

    Возвращаясь собственно к фильму, хочу сказать, что Лунгин подарил нам действительно шикарное историческое кино, лишённое всякой ретуши в отношении нелецеприятных подробностей в жизни того времени и украшенное действительно яркими и сильными личностями. Побольше бы таких картин, но они требуют солидных вложений, а кассовый успех им не светит, ведь попкорн под него не пожуёшь, тут мозг необходим!

    10 из 10 за качественное и правдивое историческое кино.

    17 ноября 2009 | 00:49

    На мой взгляд, фильм замечательный, но достаточно тяжелый.

    Взгляды на данный фильм неоднозначны. И, в основном, они касаются «деятельности» Ивана IV, точнее его правления и поведения. Я читала всевозможные обсуждения этого фильма и на других сайтах и сама обсуждала с друзьями.

    Один молодой человек мне написал, что я плохой историк, если мне понравился этот фильм, подруга говорит, что осталась равнодушна, т. к. прочитала современную книгу об Иване Грозном и в ней отрицаются все его деяния, казни и ссылка жены в монастырь. Я считаю, что данные эти необоснованны, но и оправдывать или осуждать Грозного я не собираюсь — я уже говорила, что у историков много точек зрения на его правление и саму его личность.

    Лунгин экранизировал именно ОДНУ из МНОГИХ точек зрения и, на мой взгляд, сделал это великолепно.

    Так что пусть каждый остается при своем мнении, но равнодушным этот фильм не должен оставить никого.

    30 ноября 2009 | 17:53

    Девятнадцатое июня 2009 года. Тридцать первый Московский кинофестиваль открывается новой картиной Павла Лунгина `Царь`, мировая премьера которой состоялась 17 мая в Каннах. Пройдет еще пять месяцев, прежде чем фильм увидит широкий российский зритель. Но ожидание не станет напрасным.

    `Царя` действительно ждут, и этому есть несколько объяснений. Во-первых, это Павел Лунгин, обладатель Каннской пальмовой ветви в номинации `Лучший режиссер` 1990 года за фильм `Такси-блюз` и режиссер фильма `Остров`, доказавшего, что в России еще могут снимать качественное интеллектуальное кино, которое будет интересно не только киногурманам.

    Вторая причина — жанр фильма — историческая драма. Надо признать, в российском кинематографе последних лет немного удачных представителей этого жанра. Но ведь должно же уже появиться счастливое исключение из этого грустного правила, и оно появилось.

    В-третьих, и это, безусловно, главная причина — актерский состав фильма. Здесь и Иван Охлобыстин, на пределе актерских возможностей исполняющий роль царского шута, — молодой, энергичный, эксцентричный актер, зарекомендовавший себя в `Трех историях` Киры Муратовой и в откровенно экспериментальном фильме `Нога`, где Иван уже встречался на игровой площадке с Петром Мамоновым. Говорить о том, что имя последнего в аннотации к фильму — знак качества оного уже не приходится. На данный момент в 20-летней кинокарьере Петра Мамонова значится лишь десять фильмов, но среди них — ни одного выстрела мимо, ибо снимается он только в тех проектах, которые интересны ему самому. А если актеру интересно, то интересно будет и зрителю. Банально? Зато истинно. В `Царе` Петр исполняет центральную роль — роль Ивана IV. Таким царя вы на экране еще не видели! В фильме задействованы и такие известные актеры, как Вилле Хаапасало, Александр Домогаров, Юрий Кузнецов, но главное внимание — к образу митрополита Филиппа в исполнении Олега Янковского. Роль в `Царе` стала последней ролью великого русского актера, которому веришь при каждом его появлении на экране. У Янковского нет неудачных ролей, но все же дай бог каждому актеру закончить свою карьеру такой работой, как у Олега Ивановича в `Царе`.

    И вот 4 ноября `Царь` выходит на широкие экраны. Что можно сказать о фильме? Скажу лишь одно: посмотрите его. Оно того стоит.

    9 из 10

    17 ноября 2009 | 23:35

    Я очень давно хотела посмотреть этот фильм, и вот, когда заветный день, наконец, настал я, вынуждена признаться, осталась разочарованной. Не являясь поклонницей режиссёрского таланта Павла Лунгина и актёрского мастерства Петра Мамонова, я всё-таки ожидала от этой картины нечто большего. К фильму у меня три претензии: грубое искажение исторических фактов, плохая (на мой взгляд) работа актёров и полное отсутствие идеи.

    Возможно, я действительно чего-то не поняла в этом фильме, но в отличие от большинства, идеи и какого-то глубинного смысла я в «Царе» не увидела. Зато, фильм создавал настроение, очень, кстати, характерное для нашей страны в последнее время антимонархическое настроение. Сюжет как таковой также отсутствовал, «плохой», психически неуравновешенный царь, с маниакальной идей преследования и заговора казнит и мучает всех подряд, а «хороший» и истинно православный митрополит пытается вернуть царя на путь истинный, заступается за невинных жертв и не желает учувствовать во всей этой вакханалии. Вот в принципе и весь фильм и нет здесь никакого величия или падения русского духа, здесь вообще русского мало. Нет здесь и развития сюжета, трансформации и раскрытия характеров главных персонажей.

    Актёрская работа мне также не понравилась. Иван IV Грозный одна из самых ярких и выдающихся личностей в русской истории, спор о результатах его правления не утихает уже пять веков. Да, была опричнина, но были и великие завоевания, была и обширная культурная деятельность. Мне кажется, то, что Иван Грозный личность сложная и многогранная факт неоспоримый. Но в изображении Петра Мамонова царь получился каким-то юродивым на троне и кроме явного желания показать сумасшествие правителя я больше ничего не увидела. То ли в сценарии роль плоха была прописана, то ли, действительно, актёр подкачал, но Ивана IV личности я здесь не увидела, не поняла, что его толкало на совершение тех или иных поступков. А вот Олег Янковский в роли митрополита Филиппа меня впечатлил. Что касается остальных, то, на мой взгляд, актёры явно переигрывали, а выбор Юрия Кузнецова на роль Малюты Скуратова меня вообще крайне поразил, на мой взгляд, у этого актёра от природы очень добродушное лицо, чтобы играть таких злодеев.

    На исторической недостоверности фильма долго останавливаться не буду. Основная претензия здесь это практически полное несовпадение и несоответствие дат, начиная с возраста царя и заканчивая периодами военных действий и фактами о том, когда и кого Иван Грозный убил и замучил.

    5 из 10

    8 января 2010 | 16:33

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>