всё о любом фильме:

Белая лента

Das weiße Band - Eine deutsche Kindergeschichte
год
страна
слоган-
режиссерМихаэль Ханеке
сценарийМихаэль Ханеке
продюсерШтефан Арндт, Файт Хайдушка, Маргарет Менегос, ...
операторКристиан Бергер
композитор-
художникКристоф Кантер, Аня Мюллер, Мойдел Бикел, ...
монтажМоника Вилли
жанр драма, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  600.1 тыс.,    Германия  396.4 тыс.,    Италия  98.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время144 мин. / 02:24
Деревня в протестантской северной Германии. 1913-1914 года. Канун первой мировой войны. История о детях и подростках церковного хора, поддерживаемого деревенским школьным учителем и их семьями: бароном, управляющим, пастором, доктором, акушеркой, землевладельцами. Происшедший загадочный несчастный случай постепенно принимает характер карательного ритуала. Кто стоит за этим всем?
Рейтинг фильма
IMDb: 7.80 (52 517)
ожидание: 61% (761)
Рейтинг кинокритиков
в мире
85%
117 + 20 = 137
7.6
в России
0 + 1 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Подзаголовок фильма — «Немецкая детская история».
    • Фильм снимался в цвете, а потом был переведен в черно-белое изображение.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 701 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Авторское кино. Тихое, немного нервное, правдивое, животворящее. Трагедия, которая не отпускает после просмотра. Трагедия, после просмотра заставляющая зрителя понявшего, зрителя искреннего стать лучше; заставляющая пройти через чистилище, представленное режиссером, и понять, как стоит жить человеку. Если на пути к этому пониманию вы боитесь чистилища, боитесь скуки, если вам суетно и некомфортно на тихих длинных фильмах, не беритесь. Не поможет.

    Внимание! Далее о сюжете. Только для тех, кто видел фильм! Наши критики глупо спешат в своих рецензиях осмыслить фильм, прокричать о его главной идее. Не читайте. Начните смотреть «Белую ленту» с чистого листа. В том числе без ознакомления с нижеприведенным мнением.

    Когда-то люди жили во времена Достоевского. Когда-то люди могли приходить к Достоевскому со своими бедами. Мы считаем, что наше время не дало достоевских. Чеховский дядя Ваня всё мечтал кем-то стать, но стал только дядей Ваней.

    Оборачиваемся вокруг, и оказывается, среди нас живет великий гуманист — театральный режиссер Лев Додин. Забыли «Бесов», не прочитали, не вынесли урока — Додин ставит в своем МДТ — Театре Европы «Бесов» и на 9-часовом спектакле зрители высиживают урок до конца. Забыли о ГУЛАГЕ — Додин ставит «Жизнь и судьба» Гроссмана.

    Фон Триер снимает «Рассекая волны» о великой жертвенной любви, но почему-то его героиня объявляется сумасшедшей.

    Ханеке снимает «Белую ленту» и мне становится легче. Среди нас живет великий гуманист: он наш современник, он мыслит в одно время с нами, и мы можем видеть, как он живет. Он снимает фильм не ради денег — у его фильма нет и не будет широкого проката. Он снимает фильм не ради самоудовлетворения. Ханеке снимает фильм ради всего мира. Потому что редко какой человек пробует замахнуться на весь мир. Потому что страшно: современный мир в ответ грозится объявить попытки гуманиста пафосной и старомодной дурью. Но Додин не боится ездить с абрамовскими «Братьями и сёстрами» по всему миру и обращает внимание: русскую послевоенную деревню понимают и в Европе, и в Америке. При этом Додин постоянно извиняется («сейчас это не принято») за свои слова о добросердечии и милосердии. Ведь эти слова считаются чем-то неприличным.

    К сожалению, для многих «Белая лента» — скучный фильм о морали. То есть фильм о добросердечии, милосердии не всегда может помочь людям безнравственным стать нравственными. Для Ханеке безнравственность — это не обязательно инцест, для него практически весь наш мир — безнравственный, потому что мы завидуем, подличаем, издеваемся, грубим. Человек, позволяющий себе поднять голос в транспорте на кондуктора — это человек безнравственный. Понимание этого приходит только после «Белой ленты».

    Ханеке берет высокую планку и хочется, чтобы до этой планки дорос зритель, нахамивший кондуктору. Но этот зритель, вполне возможно, после «Белой ленты» даже не подумает о себе. Но Ханеке не был бы Ханеке, если бы снимал лишь о фашизме. Он снимает фильм о всех нас. И бьет в того, кто может позволить нагрубить маме или обидеть любимого человека.

    Ханеке снимает исторический фильм — да, это отдельный разговор. Ханеке снимает глубоко личный фильм — про конкретных людей, про себя. Гуманист Ханеке в своей жизни понял, что такое — жить нравственно. Понял, к счастью, без помощи политиков да пасторов. Понял, как художник. И делится этим пониманием с нами. Удается ли ему повязать белую ленту зрителю? На своем опыте отвечаю — удается. Искусство обязано делать человека лучше и в этом плане «Белая лента» — одно из лучших произведений искусства, созданное в последние годы. Призывам церкви к милосердию я не верю. Потому что не вижу милосердия в церкви. Призывам Ханеке я верю. Я могу менять свое отношение к окружающим, я могу быть лучше. Можно жить по накатанной, замечая мерзости, но не анализируя их. Благодаря Ханеке, анализ прокручивается в голове еще несколько дней после просмотра фильма. Анализ приводит к тому, что ты понимаешь, как это стыдно — жить мерзко и безнравственно. Понимаешь, что жить надо иначе. Мне в 21 веке не хватало гуманиста. У меня была потребность в совместном анализе действительности. Потребность удовлетворяли режиссеры-европейцы Лев Додин да фон Триер. После и благодаря «Пианистки» и «Белой ленты» к их числу я прибавляю имя Михаеле Ханеке. Мне легче жить с осознанием того, что я современник людей, которые не боятся в нашем веке говорить о нравственности, которые невольно меняют к лучшему если не мир, то лично меня.

    Пшеничное поле неспокойно. Постоянно дует ветер. Пастор знает, для чего пришел к нему учитель. Пастор не торопясь закрывает окна, чтобы ветер не ворвался в дом и чтобы никто не услышал учителя. Отец паствы и отец своих детей должен знать, что катастрофа близится, но он боится. Боится скорее не за своих озверелых детей — боится за себя. Ему стыдно признаться, что он воспитал гаденышей. Сами гаденыши уже не будут знать чувства стыда.

    Деревню из «Белой ленты» триеровская Грейс вполне справедливо могла бы расстрелять. Да только не всех, к счастью. Ева благодарит своего жениха робким поцелуем — и это красиво. Один из младших сыновей пастора приносит своему папе клетку с птичкой, потому что папа грустный. Этот малыш любит своего папу, и он никогда не насадит птицу на ножницы. Ханеке даёт надежду. И надежда эта вполне сбыточная, потому что школьный учитель со своей женой могут дать миру такого гуманиста, как Ханеке. А Германия может покаяться за свои грехи и жить через 65 лет после своего проигрыша в достатке. Россия до сих пор не покаялась за ГУЛАГ и Сталина и через 65 лет после победы сами знаете, где живет. У нас есть режиссеры, которые снимут такие фильмы, как «Чтец», «Нюрнбергский процесс», «Белая лента»? В театре на всех про всех — лишь Додин не боится этой темы. А в кино? Эту тему нельзя замалчивать, об этом надо говорить, рассуждать, за это надо просить прощения.

    10 из 10

    21 марта 2011 | 17:44

    Фильм о корнях фашизма. За внешним благополучием, спокойствием, вежливостью, правильностью, чистотой протестантского бытия скрываются натянутые нервы, злость, неудовлетворенность жизнью, может быть и неосознанно изливающееся в насилие и жестокость. В первую очередь, по отношению к детям — наиболее беззащитным и слабым, «своим»- а значит на них можно попытаться проэкспериментировать свою неудавшуюся жизнь. В итоге возникает порочный круг — потому что детям не под силу жить по выдуманным законам взрослых, в особенности по законам рабского бытия. Мучениями, непосильным трудом, несправедливостью по отношению к себе мы отрабатываем свою будущую райскую жизнь? Разве удивительно, что детское сознание извращается от такой морали? Детская жестокость — это своеобразный «выход» психики, чтобы не лишиться ума.

    Не хочется делать прямых параллелей, но думается, не случайно Ханеке взял за основу семью протестантского пастора — в самом центре, в сердце проводника этой идеологии возникает конфликт. итог известен. Он случился через 20 лет.

    Для меня лично это фильм — страдание. Страдание за детей всего мира.

    Мало ли детского экстремизма в мире сегодня? Корреспондент, знающий о предстоящем выстреле в ребенка, за мгновение до его смерти фотографирует крупным планом его глаза — чтобы увидеть в них ужас смерти. и ему не приходит в голову и сердце — попытаться его спасти… Таких примеров множество и они доказывают — что мы животные, и как недалеко мы от них ушли..

    Ханеке напоминает нам, взрослым, о нашем животном происхождении — да! мы можем есть своих детей если очень голодны, да, мы можем их продавать на органы, убивать и насиловать. Потому что они слабее нас, взрослых. Как низко и как свойственно это нам.

    И лишь чистая любовь учителя и няни — эта тоненькая ниточка надежды на то, что есть в мире добро и не все потеряно..

    Фильм не для всех. Для того, чтобы такие как мы, каждый на своем месте сделали хоть что-то, чтобы продвинуть человечество чуть дальше от нашей первобытности.

    Талантливейшая работа режиссера. Снятый цветным, фильм был переведен в черно-белый формат, что усилило эффект. Удивительные лица, хорошая игра. Фильм-философия.

    10 из 10

    26 октября 2010 | 10:51

    Не мог не написать на отзыв на, пожалуй, самый лучший фильм из посмотренных мной в этом году. «Белая лента» Михаэля Ханеке хронометражом 2 часа 23 минуты 4 года назад получила «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля. В дальнейшем были также 2 номинации на «Оскар» и премия «Золотой глобус» за лучший фильм на иностранном языке.

    Картина удивительнейшим образом сочетает в себе казалось бы взаимоисключающие факторы — эпичность и камерность. Действие неспешно разворачивается на протяжении года — 1913-1914 гг. в небольшой немецкой деревушке. Уже спустя минут 30-40 после начала понимаешь, что точно досмотришь фильм до конца. Ханеке умело сплетает в сюжете детективную историю, коллизии взаимоотношений разных жителей деревни и извечные моральные вопросы. Изумительная операторская работа Кристиана Бергера, не дающая отвести взгляд от экрана, к сожалению, так и осталась без награды Американской Киноакадемии. А победивший в этой номинации Мауро Фиоре ("Аватар») и в подмётки не годится Бергеру в мастерстве. Из персонажей положительное впечатление вызывает только школьный учитель в исполнении Кристиана Фриделя. Сдержанный, интеллигентный педагог прекрасно понимает, что атмосфера в данном обществе, где царит церковное лицемерие, уже прогнила напрочь. Но исправить что либо он уже не в состоянии… Жестокий и тихий шедевр рекомендую всем, кто любит действительно хорошее кино. Есть над чем задуматься.

    10 июля 2013 | 14:58

    Долго не решался посмотреть эту картину немецкого режиссера Михаэля Ханеке известного мне по таким фильмам, как «Пианистка» и «Забавные игры» (ремейк). Кино это было удостоено высшей награды на кинофестивале в Каннах. С чем я заочно был не согласен, так как уже давно оценил все достоинства главного соперника «Белой ленты» — криминальной драмы «Пророк» Жака Одиара. Однако после просмотра «Белой ленты» я изменил свое мнение. Картина премии однозначно достойна.

    Многие называют этот фильм скучным и даже нудным. Да, возможно в нем нет резких сюжетных поворотов. Но этого и не требуется. Этот фильм таков каким он и должен быть. Ведь в нем есть идея, есть философский подтекст.

    Думаю надо внимательно наблюдать за происходящим в предвоенной немецкой деревне, чтобы понять посыл адресованный нам режиссером. Ведь главной целью картины не является найти ответ на вопрос Кто совершает все эти преступления? Конечно детективная линия придает некую изюминку этому творению, но суть фильма отнюдь не в этом. Идея заключается в том, что создатель всех этих бед само, прогнившее до самого основания, общество.

    Действующих лиц в фильме довольно-таки много, и все они в нем великолепно воплощены актерами. Особенно хочется отметить игру Бургхарта Клаусснера, мастерски исполнившего роль пастора. Всяческих похвал также достоин начинающий актер Кристиан Фридель (учитель). Ну и конечно же дети ничуть не уступающие зрелым актерам (а в чем то может и превосходящие их).

    В картине чувствуется фирменный почерк Ханеке, который можно уловить лишь посмотрев пару его картин. Это проявляется как в манере повествования, так и в визуальных решениях. Но сильнее всего это проявляется в неопределенности финала (похожее наблюдалось и в «Пианистке»). Возможно Ханеке просто манипулирует зрителем, но может быть он предоставляет нам самим домыслить. Во всяком случае до конца понять фильм окажется намного сложнее чем это выглядит на первый взгляд.

    «Белая лента» — сложный, символичный фильм, заставляющий зрителя задуматься над до сих пор актуальными проблемами. Обязателен к просмотру для каждого истинного киномана.

    9 февраля 2010 | 17:26

    Мне вот интересно, в Германии умеют вообще снимать о чём-нибудь, кроме войны? Или Оскары дают только за глубоко социальные фильмы? Ну дали же вон «Принцессе-лягушке», почему бы Германии в этом году не поехать на церемонию с мультиком про зайчиков и лисичек?

    Начинался просмотр очень многообещающе: режиссёр никуда не спешил, мерно вырисовывал быт немецкой общины, собирал детали. Это поначалу, когда ещё не было понятно, что за каждой недоговорённостью прячется одно единственное слово, набившее оскомину, — ФАШИЗМ. ФАШИЗМ выглядывал из-за кустов, ФАШИЗМ прятался в толпе детей, ФАШИЗМ вытягивался по струнке на церковных службах, ФАШИЗМ произносил обеденные молитвы. Потому что мы, очевидно, ещё не всё знаем про ФАШИЗМ. Потому что, спустя пятьдесят лет, ФАШИЗМ всё ещё сидит у нас в головах. Потому что ещё не каждый режиссёр отметился фильмом о ФАШИЗМЕ. Потому что Оскар можно получить за мультик, в котором нет ни слова о ФАШИЗМЕ. Какое кощунство!

    Ну если вы хотите ещё раз уяснить себе, что ФАШИЗМ — это плохо, то добро пожаловать, включайте «Белую ленту» и мотайте на ус. А заодно насладитесь всеми осложняющими: чёрно-белой моралью, серыми лицами героев, размытым сюжетом, подавляющей пустотой вместо музыкального оформления. Кроме того, фильм выставляет напоказ что-то истинно немецкое: приземлено мерзкое, бытовое, безобразное. Даже чистая по задумке любовь учителя к няне выглядит убого и уродливо, как будто он выходил за неё замуж чисто для удобства.

    В фильме вообще нет ни одного положительного образа, ни одного благородного поступка. Если кинотеатры скоро будут передавать запахи, то «Белая лента» пойдёт под шлейфом кислых щей и язвенного запаха изо рта. Может быть, Ханеке и хотел внушить зрителям отвращение к подобному образу жизни, но перекинул это и на собственный фильм. Каким бы злом ни было проникнуто происходящее, какие бы циничные люди ни предлагались в качестве главных героев, произведение искусства должно оставаться искусством и внушать восхищение. Манерой исполнения, игрой, музыкой — чем угодно. Ханеке же удалось одно — избежать прямолинейности. Но невелика заслуга, когда в конце на тебя смотрит то самое слово — ФАШИЗМ. И ты уже стонешь оттого, насколько оно надоело.

    5 из 10

    8 декабря 2010 | 20:47

    Австрийский мизантроп Михаэль Ханеке — наверно самый актуальный режиссёр нашего времени, идеально отображающий процессы, происходящие с современным человеком. Соединяя в себе: и жёсткую критичность Фон Триера, и обманчивую недосказанность Линча, и отстранённую холодность братьев Коэн, он мог бы спокойно заменить их всех — если бы они вдруг исчезли. Но заменить этого седовласого киномастера, вряд ли было бы возможным. Недаром каннское жюри(наверно, там тоже не дураки сидят), из года в год, одаривает его самыми высокими фестивальными наградами…

    Его последняя, на сегодняшний день, режиссёрская работа — фильм «Белая лента», стал не только его самым большим триумфом за карьеру, но и явился своеобразной квинтэссенцией всего творческого пути маэстро. Из ленты в ленту, он долго и уверенно шёл к всеобъёмному авторскому высказыванию, излишне повторяясь в отрабатывании художественных приёмов. Но этих «тренировок» хватило, чтобы снять свой главный и возможно самый идеальный фильм.

    Тут органично абсолютно всё — от чёрно-белой «псевдохроникальной» палитры визуального строя, до филигранной фиксации каждого кадра умелым операторским окуляром. Атмосфера бесчувственности и жестокосердия просто угнетает, как и «ледяной» протестантский уклад жизни героев. При наличии в сюжете пастыря, зрителя не оставляет ощущение какой-то богооставленности деревни.

    Ханеке погружает нас в Ад человеческого бытия, вытаскивая на поверхность, скупость любви и низость природного эго. Но режиссёр не стремиться заглянуть в души своих персонажей и прилюдно их обозреть, он предлагает это сделать нам самим, оставляя домысливать самый широкий спектр пертурбаций сюжета. Австриец чётко расставляет акценты и препарирует истоки зла. Умнее многих своих коллег, он не превращает насилие в экранную забаву, оставляя за кадром момент преступлений. Также режиссёр закономерно сравнивает в этом фильме, социальный патриархат общины с иными авторитарными режимами.

    Философия кинематографа не должна порождать ответов, что в финале этого фильма и происходит, но она должна давать сознанию зрителя направление, пусть при этом и вынося ему самому безрадостный приговор…

    8 из 10

    13 марта 2011 | 14:39

    Фильм эстетически выдержан в форме своеобразной притчи, формат которой отсылает нас к произведением гениального австрийского писателя Франца Кафки.

    Как и Кафка, Ханеке рисует нам черно-белый мир патриархальной морали, мир подавляющих человека нравственных законов. Идеальный мир, стройный, чистый, по-мещански опрятный. У каждого своя роль. Каждый послушен сдержан и вежлив. Дети изучают лютеранские хоралы. Крестьяне собирают урожай. Землевладелец обеспечивает крестьян работой и соответственно пищей земной. Пастор же обеспечивает пищу духовную. Все идеально. Но весь этот мир держится на незримом, неявном, но при этом весьма ощутимом насилии, что как тяжкий груз ложится на плечи всех жителей деревни.

    Да, весь этот идеальный, замкнутый мирок порядка хоть и выглядит образцовым, но внутри раздираем роем противоречий. Закрепощающая мораль выливается в чудовищное, абсурдное восстание, в немотивированное, казалось бы, насилие. Сначала абсурдное, и поэтому ещё более чудовищное, насилие копится внутри каждой семьи. Но затем случается то, что должно было случиться — происходит выплеск насилия во вне. Появляются первые жертвы. Потом жертв становится ещё больше. Абсурд из завуалированного становится явным. Страх, боль находят выход.

    Какая может быть развязка? Каков конец череды актов насилия. Чем должно кончиться вращение пыточного колеса, руку к которому прикладывает каждое действующее лицо?

    Развязки быть не может. Ответ остается за скобками. Эстафета страдания и боли началась задолго до начала описываемых событий. Конец не виден и тоже лежит за рамками повествования. Очевидно только одно — в сложившейся ситуации виновны все!

    Фильм при этом выявляет два важных социальных феномена.

    Во-первых — корни любого экстремального, нелогичного, бесчеловечного насилия. И подразумевается не только нацизм, террор и т. п., но и вообще любая война. Война получает импульс в кабинете пастора, как это ни парадоксально. Мы видим только одну деревню, но внезапно понимаешь, что таких деревень, таких «пасторов», таких «баронов» очень много. Целая страна, весь мир состоит из таких деревень. Возможно, что весь мир является одной такой деревней.

    Во-вторых — генеалогию морали. Бунтующие дети, подавляемые системой взглядов взрослых понимают внутреннюю подоплеку любой догматической морали, разрушают и попирают эту мораль, а затем вырастают и из прагматических и циничных целей создают собственную моральную систему. Колесо пыток продолжает вращаться, войны продолжают идти.

    Выход из этого пыточного колеса видится только в том, чтобы осознанно противопоставить механизмам скрытого подавления и открытого насилия противоположенные чувства — любовь, сострадание, милосердие.

    Ханеке не эстетизирует насилие, так может думать только тот, кто не уловил главного гуманистического посыла этого фильма, тот кто не чуток и не сострадателен. Не поймет фильм только типичный житель «деревни». Это послание, конечно, не на поверхности. На поверхности обычно только лубочные картинки о добре и зле, успокаивающе обывателя, и лживые проповеди всевозможных «пасторов» от любых конфессий, партий, движений и организаций. Ханеке не такой «пастор». Он подлинный гуманист и настоящий художник.

    Оценка: 10 из 10

    2 октября 2010 | 03:27

    Мой университетский преподаватель по истории стран Европы и Америки однажды сказал: «Как вы думаете, кто изобрел маргарин? Конечно немцы!». И этой фразой он выразил все свое отношение к этой нации рациональных и упорядоченных людей. В «Белой ленте» Ханеке я их узнала. Есть некие моменты и черты, присущие представителю любой нации, но в этом фильме они приобретают какой-то особенный национальный оттенок и привкус.

    Очень сложно говорить об этом фильме. Он наполнен символами и деталями, которые каждый волен трактовать по-своему. Поначалу, когда я осмысливала это кино, мне казалось, что в нем слишком много загадок и слишком мало отгадок. Но позже родился риторический вопрос: а так ли это важно? Скорее всего, мысль автора глубже и глобальнее, чем придумает самый искушенный в решении головоломок мозг. Но приятно то, что автор не заигрывает со зрителем, не вкладывает в его голову готовых решений. В общем, кино не для «поколения ЕГЭ».

    Эта небольшая патриархальная немецкая деревня, где царит веками заведенный порядок, которому следуют все: от барона до самого последнего крестьянина, на поверку оказывается настоящим «тихим омутом», «Потёмкинской деревней», где за красивым лакированным фасадом происходит разруха и распад. Лицемерие, скрытое насилие. Все старожилы об этом знают, но не выказывают явного любопытства к происходящего за чужими ставнями и тем более не испытывают страха. Смутное беспокойство ощущают только не местные, те, кого судьба забросила в этот внешне тихий уголок в уже сознательном возрасте. Рассказ ведется от имени учителя школы — единственного «живого», внутренне свободного и однозначно положительного персонажа на всю округу.

    Не думаю, что режиссер сознательно подводит зрителя к мысли «сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст», то есть, сегодня ты — домашний таран, а завтра твои наклонности разовьются в масштабах страны. Думаю, такой мысли тут попросту не может быть. Ханеке — немец, хоть и гражданин Австрии. А для немца любой намек на то, что его предки развязали кошмарную по своим масштабам войну, очень болезненное дело. Не думаю, что это фильм-оправдание или фильм-исследование корней явления под названием фашизм и тех черт «нации маргарина», что легли в его основу. Это философская притча про некий микрокосм, порожденный ханжеством, лицемерием и бездуховностью. Ну вот, типа, как церковь есть, а Бога в ней — нет. Хотя, кто его знает? Ханеке — еще тот любитель покопаться в душевных ранах.

    1 июня 2013 | 19:49

    И не войдет в него ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни.

    Новый Завет > Книга Откровение > Глава 21:27

    Век-волкодав набирал силы, чтобы накинуться на шею обывателю. Посмотреть, как начинало превращаться из кутенка в матерого зверя самое кровавое столетие человеческой эры предлагает известный провокатор от кино Михаэль Ханеке в торжествующе прошедшей по фестивалям «Белой ленте». Как и положено мастеру, рожденный в самый разгар Второй Мировой Войны в фашистском Мюнхене режиссер не сталкивает зрителя лоб в лоб с неповоротливыми догматами. Нет, искушенный любитель кино сам чертит траектории, проводит аналогии и, как правило, выходит на запланированный творцом вывод.

    Почитаемый миллиардами граждан идеальный порядок уже давно царит в захолустной прусской деревушке начала двадцатого века. У каждого жителя свой отлаженный механизм жизни. Барон отечески обеспечивает работой подданных, пастор сеет добрые семена в заботливо ухоженную духовную почву, учитель заботлив, врач умел, дети почтенно целуют руку старшим и спешат выполнять их поручения. Лесопилка работает, капуста уродилась. Мечта политиков, предел философов, торжество педагогов. Но стоит настроить зум на увеличение, приблизить картинку — и идиллия белой лентой непорочности растворяется в нечистом тумане. Вот доктор чудом не сворачивает шею, когда лошадь под ним ломает ноги об натянутую проволоку, вот баронский сын высечен неизвестными до полусмерти. Ком гадостей растет — от заколотой ножницами домашней птички до попытки умерщвления младенца. Устои переворачиваются.

    Неприятие полутонов фиксируется монохромом. Либо — ты с нами, и твой цвет белый, либо тебя искушает неправильный путь, чернее ночи. И малейшее отклонение от принятых норм в обществе пресекается жестоко — родители избивают детей ногами и связывают их на ночь, хозяин лишает хлеба работника, государство готово идти войной на другое. Всё во имя орднунга, каноничного порядка, когда чистота жилища гарантирует чистоту души.

    Детской беспощадностью, грязью поступков блюстителей нравственности Ханеке методично подводит нас к безжалостному выводу: человек — существо хаотическое, его нельзя подогнать под общий гуманистический знаменатель, подавленное несогласие начнет вырываться из-под крышки котла маленькими подлостями, а закончится всё кровавой баней для миллионов. Причем, дело не в ставшем притчей во языцех немецком нацизме. Другие вариации развития Германии обещали тоже не утопию — тельмановский коммунизм направлял меч на своих, штурмовики Рема сделали бы явью мир дона Рэбы по Стругацким. Да и в Первой Мировой белокурые германцы заливали ипритом противника далеко не во имя идей «Майн Кампф».

    Знаковые фильмы, кроме содержания, всегда качественны по форме. Здесь нет брэдпиттовских улыбок, николькидмановской косметики или стетхемовской брутальности. Кажется, что ты попал в настоящий мир белесых простушек, веснушчатых подростков и неповоротливых провинциальных бюргеров. Незнакомые артисты свою игру по воле режиссера сделали настолько реалистической, насколько это возможно в современном кинематографе. Причем здесь никто не солирует, заворачивая эпизод на себя, трудно даже выделить главных персонажей. Для кого-то это акушерка-сожительница, для кого-то двуличный пастор, для кого-то дети en masse. И эта псевдодокументальность подсознательно поднимает фильм над легионами обычных игровых картин.

    А личина добродетельного порядка у человека тоньше микрона. Сегодня он сочувствует страданиям бездомной собаки с грустными глазами, а завтра в толпе возбужденно крушит автомобили на Манежной площади. Если тебя пригласят поучаствовать в эксперименте «надзиратель — заключенный», не заметишь, как будешь охаживать дубинкой взаправду. А уж если наших будут обижать не наши… И не важно, на столе Библия или Пентхаус, живешь в Кайзерслаутерне или в Вышнем Волочке. Вот только, как настоящий провокатор, советов по обратному колорированию мира, Михаэль Ханеке не оставляет.

    23 июля 2012 | 12:15

    Спустя час после начала «фильма» я стиснул зубы и досматривал так до конца — досматривал только из-за того, что ставлю цель отсмотреть всех претендентов на Оскар.

    М-да такой МУТИ я давненько не видал… Это — шедевр? Вот в положительных рецензиях тут говорится, что собственно весь детективный сюжет этого «фильма» — лишь обертка от конфетки. Но тогда резонный вопрос — зачем эту обертку делать метр на метр? 135 (!!!) минут серых однообразных лиц и статичных планов (мальчик прошел по коридору и закрыл за собой дверь, но несчастный зритель будет созерцать эту дверь еще добрых 20 секунд).

    Краткая структура фильма: невнятная завязка; куча малозначимых событий, разговоров, брожений; развязки как таковой нет. Кульминации — нет. Полное отсутствие музыки.

    Посмотрев ранее мерзкие и никчемные «Забавные Игры» теперь я точно уверен, что Ханеке — эдакий интеллектуальный садист, он ненавидит зрителя. Он его мучает. Наверняка на фестивальных премьерах своих фильмов этот тип вертится в кресле, чтобы увидеть умирающего от скуки (или, в случае с «Играми» — подавленного тупой бессмысленной жестокостью) зрителя и закатывает глаза от наслаждения. А потом посмеивается над теми, кто возносит его творения в ранг шедевров.

    Благодарен фильму только в одном — если при просмотре очередной киноленты станет скучно и нудно — вспомню «Белую Ленту» и любой фильм взыграет свежими красками!

    Итоги:

    - Для тренировки воли — рекомендовано смотреть от начала до конца!

    - Любителям высасывать из пальца сложное и глубокое там, где его нет в помине — рекомендовано!

    - Любителям хорошего качественного Кино (подчеркиваю, именно Кино — как вида искусства) с добротным Сценарием, Режиссурой, Музыкой, Актерской Игрой — поберегите нервы от этого бреда.

    - Оценка — ноль.

    23 февраля 2010 | 22:56

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>