всё о любом фильме:

Белая лента

Das weiße Band - Eine deutsche Kindergeschichte
год
страна
слоган-
режиссерМихаэль Ханеке
сценарийМихаэль Ханеке
продюсерШтефан Арндт, Файт Хайдушка, Маргарет Менегос, ...
операторКристиан Бергер
композитор-
художникКристоф Кантер, Аня Мюллер, Мойдел Бикел, ...
монтажМоника Вилли
жанр драма, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  600.1 тыс.,    Германия  396.4 тыс.,    Италия  98.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время144 мин. / 02:24
Деревня в протестантской северной Германии. 1913-1914 года. Канун первой мировой войны. История о детях и подростках церковного хора, поддерживаемого деревенским школьным учителем и их семьями: бароном, управляющим, пастором, доктором, акушеркой, землевладельцами. Происшедший загадочный несчастный случай постепенно принимает характер карательного ритуала. Кто стоит за этим всем?
Рейтинг фильма
IMDb: 7.80 (53 129)
ожидание: 61% (761)
Рейтинг кинокритиков
в мире
86%
118 + 20 = 138
7.6
в России
1 + 1 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Подзаголовок фильма — «Немецкая детская история».
    • Фильм снимался в цвете, а потом был переведен в черно-белое изображение.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 701 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Религия — зло, и ведь находят верующие и все эти духовные наставники всяческие оправдания, но никто по законам Божьим почему-то не живет. Просят прощения и молятся о хорошем, просят счастья для себя в своих храмах, но за пределами так спокойно творят хаос. И как воспитывают детей такие?

    В этом фильме детки вовсе не прелестные создания, как говорит пастор, но настоящие отродья зла. И всё то он знает и понимает. Его белые ленты — чушь собачья, а эти уроды никогда уже не исправятся и не очистятся. Да что там дети… в этой истории вообще есть хоть один положительный герой? Нет. Даже учитель вызывает раздражение, хотя его понять можно, у него свои проблемы, с чего вдруг его должно что-то касаться. У всех свои проблемы. Учитель озабочен женитьбой, доктор совращает свою дочь, потому что «нужда» а ему подавай молоденьких, и до шлюх далековато, барона интересует лишь измена жены, а не благополучие детей, и даже после второго инцидента с сыном. А новое поколение продолжает загнивать, как впрочем и старое. Да и преступления здесь разной величины, вряд ли только детишки сотворили их все, преступников в этой истории хватает, как среди деток так и среди взрослых. От хаоса в маленькой деревушке — до всемирного… одной правой зигу кинуть.

    Неприятно смотреть, даже раздражение вызывало всё это бессмысленное зло, которое к тому же осталось безнаказанным, ведь дети — ангелочки, к ним никаких претензий. Хотелось даже выключить и забыть, и больше никогда не натыкаться. Хотелось… до самого финала… но это невозможно. Еще ни один фильм до «Белой ленты» так сильно меня не напрягал.

    Здесь абсолютно не к чему придраться, ни к открытому финалу, ни к большой продолжительности картины, ни к чему остальному. Здесь нет никакой воды, важна каждая сцена, каждое действие, каждое слово, во всем заложен смысл.

    Хочется сказать так много, но не могу сказать ничего… смотрите, смотрите и смотрите.

    10 из 10

    8 декабря 2016 | 21:33

    Германия, начало 20го века, небольшое поселение. Общность живёт натуральным хозяйством; на землях барона люди выращивают зерно и капусту, разводят скот. Большие семьи, в каждой по 5-7 детей, каждый член общины знает друг друга, и все поклоняются своему господину (барону). Религиозные фанатики, создающие каждый из своей семьи образцово-показательную ячейку или делающий вид, что она таковая. Дети воспитываются в строгости и уважении к родителям (вплоть до целования рук старшим). При этом каждая семья прячет в своём доме ни один «скелет»: инцесты, телесные наказания, оскорбления женщин.

    Режиссёр показывает природу НЕчеловеческой жестокости: жены ненавидят мужей, дети ненавидят родителей, своих братьев, учителей, «баронов». И всё это беззвучно, скрыто, но не бездейственно: одни натягивают леску между деревьев, чтобы лошадь, споткнувшись, скинула всадника, другие оставляют открытой форточку над колыбелью новорождённого (вдруг он умрёт), третьи издеваются над инвалидом, практически лишают его зрения и оставляют с мешком на голове, привязанным к дереву в лесу. И не важны последствия.

    Хотя все всё знают или догадываются, но никому не расскажут. Вырождение людей этой небольшой общины, вырождение нации, а возможно, и человечества.

    Кино смотреть надо!

    И это кино надо слышать, чувствовать. Не ищите там детективную линию, кто же творит все эти пакости-жестокости, кто именно из детей, кто из родителей. Их творит общество! Ежедневно. Жестокое настоящее из которого происходит только жестокое будущее.

    26 июня 2009 | 20:03

    На ММКФ был огромный выбор внеконкурсных программ. Например, «Гала-премьеры». Это фильмы, которые уже отметились на других кинофестивалях.

    На показе призёра Каннского кинофестиваля «Белой ленты» Ханеке людей была тьма-тьмущая. И что они увидели? Скучный чёрно-белый фильм с одинаковыми, как две капли воды, лицами, без внятного сюжета и драматургической составляющей. До конца фильма непонятно, кто есть кто и почему это должно быть интересно. Единственное, что хоть как-то трогает, — это отношения сельского учителя с невестой. Как они всё время молчат и как за них всё решают родители. И то трогает это только потому, что это уже верх картонности, дальше некуда.

    В общем, тем, кто хочет посмотреть фильм из уважения к Ханеке, можно посоветовать только одно: перестаньте его уважать.

    25 августа 2009 | 14:25

    Не мог не написать на отзыв на, пожалуй, самый лучший фильм из посмотренных мной в этом году. «Белая лента» Михаэля Ханеке хронометражом 2 часа 23 минуты 4 года назад получила «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля. В дальнейшем были также 2 номинации на «Оскар» и премия «Золотой глобус» за лучший фильм на иностранном языке.

    Картина удивительнейшим образом сочетает в себе казалось бы взаимоисключающие факторы — эпичность и камерность. Действие неспешно разворачивается на протяжении года — 1913-1914 гг. в небольшой немецкой деревушке. Уже спустя минут 30-40 после начала понимаешь, что точно досмотришь фильм до конца. Ханеке умело сплетает в сюжете детективную историю, коллизии взаимоотношений разных жителей деревни и извечные моральные вопросы. Изумительная операторская работа Кристиана Бергера, не дающая отвести взгляд от экрана, к сожалению, так и осталась без награды Американской Киноакадемии. А победивший в этой номинации Мауро Фиоре ("Аватар») и в подмётки не годится Бергеру в мастерстве. Из персонажей положительное впечатление вызывает только школьный учитель в исполнении Кристиана Фриделя. Сдержанный, интеллигентный педагог прекрасно понимает, что атмосфера в данном обществе, где царит церковное лицемерие, уже прогнила напрочь. Но исправить что либо он уже не в состоянии… Жестокий и тихий шедевр рекомендую всем, кто любит действительно хорошее кино. Есть над чем задуматься.

    10 июля 2013 | 14:58

    Фильм Михаэля Ханеке, который успел вызвать множество противоречивых мнений, и при этом получил целых три приза Каннского кинофестиваля. Кино, действительно, непростое, глубокое, одним словом — фестивальное.

    В основе сюжета протестанская деревушка, где жизнь местных особенным разнообразием не отличается, и каждый день начинается так же, как и предыдущий. Но однажды в их обыденном существовании начинают происходить большие перемены: странные события, которые приводят жителей этой небольшой деревушки в смятение и непонимание происходящего, но события, объединяющие всех одним и тем же вопросом: кто ко всему этому причастен?

    Белая лента, ту, что повязывали на руку в знак невинности и чистоты помыслов. Только довольно странно было наблюдать за теми, кто так рьяно выступал за соблюдение законов Божьих, закрывая глаза на свои поступки, которым даже трудно дать объяснение, не говоря уже об их оправдании. Кто выходит на первый план всей этой мрачноватой истории, так это дети. В данном случае режиссёр показывает нам отдельные фрагменты из жизни взрослых и приоткрывает дверь в мир тех, кто вынужден терпеть и привыкать к такому по отношению к себе обращению. Тема насилия и унижения здесь, конечно, прослеживается очень явно. А её завуалированность под детективную историю всего лишь мастерский приём Михаэля Ханеке, которому удалось оставить зрителя в полном неведении относительно развязки той как раз таки детективной части фильма. Он оставил нас без ответа, но быть может, на этот вопрос вовсе и не надо было отвечать, а главное осталось там, внутри, что нам и нужно было заметить, понять и почувствовать.

    Порой создаётся впечатление, что по персонажам (большей их части) «Белой ленты» можно увидеть тех, кому нет места в нормальном обществе, их поведение ну никак нельзя отнести к критерию адекватности, не говоря уже о его нравственной и моральной составляющей. Тогда, собственно говоря, и возникает главный вопрос: каких людей может воспитать такое «общество»? Себе подобных, или же тех, кто будет ещё хуже, чем предыдущее поколение?! Может, тогда и «расплата за грехи отцов» имеет право быть осуществимой?

    То, что Михаэль Ханеке решил выпустить «Белую ленту» в чёрно-белом варианте, на мой взгляд, было правильно. Потому как данную историю не стоило «окрашивать», ведь тогда единственное, что в этом фильме радовало бы, так это цветовая палитра, ведь другого повода просто нет.

    Вообще, после просмотра «Белой ленты» такие мысли начинают появляться не сразу, а постепенно, по мере того, как ты начинаешь снова и снова прокручивать в голове увиденное, так что сперва вас может посетить мысль о том, что вы зря потратили время. Но, повторюсь, это только сперва, так что к просмотру, безусловно, рекомендуется.

    10 из 10

    24 февраля 2011 | 23:00

    В 1954 году, после длительных пререканий с редакторами, Голдингу все-таки удалось выпустить дебютный роман, который впоследствии сильно повлияет на литературу XX столетия, навсегда столкнув с литературного пьедестала образ ребенка, как создания невинного и светлого по своей природе. Конечно, титул одного из самых жестоких романов современности будет оспорен скептиками, ведь два трупа за всю книгу — это не серьезно, и любая литературная «кровища», внешне кажется более жестокой. Но «Повелитель Мух» жесток не внешней атрибутикой, а подтекстами, в которых ясно продемонстрировал детский социум, как общество потенциальных дикарей-убийц, которые за считанные недели уничтожат в себе все представления о цивилизации, развивавшиеся тысячелетиями. Фильм Михаэля Ханеке, снятый по собственному сценарию, с иной позиции говорит все о том же, так же намекая на фашизм, при помощи кинематографических средств, и отличается главным образом тем, что показывает мир взрослых, с их проблемами, интересами и… детьми. Фактически, «Белая Лента» — детектив, в котором даже не требуется называть имен преступников и рассказывать последовательность их действий, влиявших на сюжет — они слишком очевидны, если принять во внимание только один невообразимый факт, остающийся под сомнением до последних кадров, хотя о нем, в той или иной мере, был весь фильм, настолько сильно пропитанный родительскими неприятностями и желаниям видеть в собственных детях отсутствие тех пороков, которые они уже простили себе. Так, о белой ленточке, символе невинности, достойно упоминается лишь однажды, в контексте наказания, будто бы внешне праведная жизнь — достойная причина забыть об этом интересном символе чистоты, как, в общем-то, и о самой чистоте. Поэтому, если Голдинг в свое время показал этакую притчу во языцех, то Ханеке не отрывает детей от взрослого мира, но ярко намекая на то, что у небесных созданий есть свои тайные мысли и целый мир, в котором война началась пораньше, чем 28 июля 1914-го года.

    Действие происходит в начале ХХ века и посвящена событиям небольшой деревни вокруг барского поместья, где жизнь носит спокойный консервативный уклад, и ничто особенно не влияет на взгляды людей, для которых время, можно сказать, стоит на месте. Поэтому дальний фон грядущей Мировой Войны важен — это глобальное событие, единственное, которое хоть в какой-то степени донесется до них гулким эхом. Но до этого еще далеко, а в самом начале округу потрясает иное известие — лошадь доктора упала у самого дома, и он сломал себе ногу. В деревне, это очень большое несчастье, но причина шокировала людей больше, ведь кто-то натянул между деревьями проволоку, которая вскоре бесследно исчезла. И забыли бы со временем столь странное и беспардонное покушение на жизнь и здоровье медика, если бы количество странных случаев и происшествий не превысило норму — на гнилом полу провалилась женщина, кто-то связал и выпорол ребенка из семьи барона, а потом еще и сарай сгорел. Поэтому, невольно начинают ползти слухи, что не все эти случаи несчастные, и потому неспокойно стало в этом королевстве. Режиссер мастерски освещает и преподносит проблему отцов и детей, но при этом совершенно оттеняет куда более главную и насущную — проблему детей и других детей, которые переживают за родителей не меньше, а может в чем-то и больше молодого человека, испортившего грядки с капустой, в качестве безосновательного обвинения в случившемся с матерью. Но самой буквальной метафорой стала записка скромного мстителя, найденная у изувеченного ребенка в лесу: «Ибо я — Господь, Бог твой, Бог-ревнитель, наказывающий детей за грехи отцов до третьего и четвертого рода». Суть в том, что ни ее автор, ни прочитавшие герои просто не смогли понять уместность этого фонтана пафоса, а потому режиссер адресовал это зрителю, как главный ключ к пониманию одной из идей, которых тут множество, заключающейся в том, что наказанием родителя в четырех поколениях может быть только его ребенок. А с такими воспитательными навыками, какие показаны у взрослых героев в этом фильме, некоторым из них самих не мешало бы обвязаться белыми ленточками, впрочем, все равно запачкают быстро.

    Другой большой вопрос, поднятый фильма — роль божьей воли. Не в прямом смысле, а в том, котором ее понимают обыватели. Тут хорошо показано, что восточный фатализм никогда бы не прижился на западе, с манией уповать на Бога, искать виноватых и вершить свой тайный суд. Бывает, что в фильмах нет виноватых, но о «Белой Ленте» нельзя так сказать — тут уж скорее нет невиновных и, кто-то увязает в мелких бытовых пороках, а кто-то пытается вершить правосудие. Надо отметить мастерство режиссера в том, как изящно он, показывая детей весь фильм, дал понять, что на них и их проделки мало кто смотрит серьезно, не сквозь пальцы, а ведь это были самые важные моменты картины, и идущий по перилам моста мальчик вовсе не дурацкий эпизод, а фактическое обличение главного зачинщика торжества, почему-то подумавшего, что Бог может желать его смерти, и убеждающегося, что его жизнь, а с ней и дело, не напрасны. Может, поэтому, кое-где священникам не рекомендуется иметь семью, а то вырастут детишки в ежовых рукавицах империалистического воспитания и станут слишком ревностно отличать добро от зла, что на самом-то деле никому не надо, и в церковь люди вообще-то ходят за прощением, а не за наказанием. И это желание сохранять спокойствие тихого омута станет основной целью, до самого финала, в котором Ханеке откровенно шокирует и оставляет в недоумении от просмотренного, в хорошем смысле. И ведь не зря этот фильм уже по выходу причислили к классике — в таком виде, в каком он сделан, «Белая Лента» могла выйти еще пятьдесят лет назад, но именно сегодня, когда многие уже забыли, что можно снимать без технических новшеств или аляпистости современного искусства. Режиссер не просто показывает сюжет, он умещает в фильм жизнь целой общины с многообразием героев, из которых только учитель выделяется тем, что он еще и рассказчик, остальные же занимают место согласно своему положению в ранге этой деревне, в подтверждение чему можно снова повторить — никто не замечает детей. Конечно, связи этого фильма с фашизмом выглядят несколько надуманно, но если учесть педантизм Германии, нравственное воспитание и то, что эти детишки как раз станут взрослыми к моменту восхождения Гитлера, который самонадеянно попытается взять на себя божественную роль карать и истреблять целые народы, то корень зла безусловно можно отыскать в этом времени и в этих детках, так педантично относящихся к жестокости.

    9 октября 2010 | 10:58

    Фильм эстетически выдержан в форме своеобразной притчи, формат которой отсылает нас к произведением гениального австрийского писателя Франца Кафки.

    Как и Кафка, Ханеке рисует нам черно-белый мир патриархальной морали, мир подавляющих человека нравственных законов. Идеальный мир, стройный, чистый, по-мещански опрятный. У каждого своя роль. Каждый послушен сдержан и вежлив. Дети изучают лютеранские хоралы. Крестьяне собирают урожай. Землевладелец обеспечивает крестьян работой и соответственно пищей земной. Пастор же обеспечивает пищу духовную. Все идеально. Но весь этот мир держится на незримом, неявном, но при этом весьма ощутимом насилии, что как тяжкий груз ложится на плечи всех жителей деревни.

    Да, весь этот идеальный, замкнутый мирок порядка хоть и выглядит образцовым, но внутри раздираем роем противоречий. Закрепощающая мораль выливается в чудовищное, абсурдное восстание, в немотивированное, казалось бы, насилие. Сначала абсурдное, и поэтому ещё более чудовищное, насилие копится внутри каждой семьи. Но затем случается то, что должно было случиться — происходит выплеск насилия во вне. Появляются первые жертвы. Потом жертв становится ещё больше. Абсурд из завуалированного становится явным. Страх, боль находят выход.

    Какая может быть развязка? Каков конец череды актов насилия. Чем должно кончиться вращение пыточного колеса, руку к которому прикладывает каждое действующее лицо?

    Развязки быть не может. Ответ остается за скобками. Эстафета страдания и боли началась задолго до начала описываемых событий. Конец не виден и тоже лежит за рамками повествования. Очевидно только одно — в сложившейся ситуации виновны все!

    Фильм при этом выявляет два важных социальных феномена.

    Во-первых — корни любого экстремального, нелогичного, бесчеловечного насилия. И подразумевается не только нацизм, террор и т. п., но и вообще любая война. Война получает импульс в кабинете пастора, как это ни парадоксально. Мы видим только одну деревню, но внезапно понимаешь, что таких деревень, таких «пасторов», таких «баронов» очень много. Целая страна, весь мир состоит из таких деревень. Возможно, что весь мир является одной такой деревней.

    Во-вторых — генеалогию морали. Бунтующие дети, подавляемые системой взглядов взрослых понимают внутреннюю подоплеку любой догматической морали, разрушают и попирают эту мораль, а затем вырастают и из прагматических и циничных целей создают собственную моральную систему. Колесо пыток продолжает вращаться, войны продолжают идти.

    Выход из этого пыточного колеса видится только в том, чтобы осознанно противопоставить механизмам скрытого подавления и открытого насилия противоположенные чувства — любовь, сострадание, милосердие.

    Ханеке не эстетизирует насилие, так может думать только тот, кто не уловил главного гуманистического посыла этого фильма, тот кто не чуток и не сострадателен. Не поймет фильм только типичный житель «деревни». Это послание, конечно, не на поверхности. На поверхности обычно только лубочные картинки о добре и зле, успокаивающе обывателя, и лживые проповеди всевозможных «пасторов» от любых конфессий, партий, движений и организаций. Ханеке не такой «пастор». Он подлинный гуманист и настоящий художник.

    Оценка: 10 из 10

    2 октября 2010 | 03:27

    Убиваешь 3 с лишним часа (понятно, что фильм покороче будет, но эфирное время же тоже как-то надо окупать!), ждешь хоть какой-то логической завершенности, не говоря уже о впечатляющей развязке, а вместо этого получаешь обрыв, после чего автор совершенно спокойно и невозмутимо предлагает тебе домыслить, додумать и «дорисовать». Нормально, нет?!

    По-моему, это неправильно. Почему? Попробую объяснить.

    Смотрите. Снимается серьезное кино на весьма животрепещущую (во все времена причем) тему. Снимается в такой манере, что «вершки» — налицо, я бы даже сказал, крупным планом, а «корешки» — исключительно полунамеками, даже не штрихами. Но даже не в этом (собственно, первый раз, что ли?!) проблема. Ситуацию существенно усугубляют псевдодетективные нотки. Когда неизвестно с какой целью тебе дают понять, что не всё, дескать, так просто (не путать с хорошо/плохо), как кажется. Мол, вполне возможно, что объясняется происходящее на экране совсем иначе, нежели ты себе мог представить. И, якобы, в этом может оказаться едва ли даже и не вся соль! Когда разом убивается не два, а все три зайца! Неплохой расчет?! Когда под одну гребенку оказываются причесанными и «сеятели» зла (педофилы, садисты и пр. добропорядочные селяне), и «молодая поросль» (в психических отклонениях большинства из них не приходится даже сомневаться), и, наконец, те субъекты, которые «всю дорогу» усиленно отвлекали на себя драгоценное зрительское внимание — благо, скелет в шкафу (если не сказать коллекцию таковых) можно обнаружить в доме каждого из них. Ну, не прелесть ли? Чем не «Догвилль» или, если хотите, не «город грехов»?!

    А, как минимум, одним. Загадывая загадку и лишь контурно обозначая при этом фабулу, не утруждая себя даже попыткой мысленно (хотя бы!) проложить дорожку от причины к следствию, вместо того, напротив, цинично подчеркивая открытость предложенной истории для всевозможных (включая иррациональные!) толкований, автор, на мой взгляд, просто рубит сук, на котором сидит. Согласитесь, нет никакого смысла задумываться о вреде «жёсткого» воспитания детей (к примеру), если негативные его последствия, столь старательно, столь зловеще прорисованные «пунктирными» линиями могут в равной степени оказаться последствиями чего-то совершенно иного — той же классической женской (хотя я бы, если честно, употребил тут иное слово) ревности и мстительности. Ну, просто потому, что нет темы для разговора.

    Вспоминается знаковое: «А если бы на Новый год уезжала моя мама — вообще не знаю, что со мной было бы. Мог бы в тюрьму попасть…» Заметьте (возвращаемся уже к нашей истории, оставляем себе только конструкцию): мог бы. А мог бы и не попасть, стало быть. Следующий шаг — выявление степени вероятности. Потом — поиск сопутствующих факторов (катализаторов) либо, наоборот, препятствующих. И так далее. В результате — большой вопрос: а так ли уж вообще связаны между собой данные причина и следствие? И стоило ли тогда затевать эту долгую, нудную, безумно однообразную и жестоко затянутую притчу, испытывать зрительское терпение, претендовать на что-то, пытаться донести нечто, якобы, сокровенное и бесконечно важное?!

    По мне так ответ очевиден. Равно как и оценка.

    2 из 10

    31 января 2011 | 11:50

    Господь создал все из ничего, но материал все время чувствуется (Поль Валери)

    Весьма это, должно быть, экзотично — быть почитаемым теми, кого открыто презираешь, а уж получить от них пальмовый дрючок — в этом, безусловно, особый шарм. Ханеке, на пару, кстати, с Триером, не устает доказывать справедливость уподобления публики забитой бабе из рабочего квартала: чем сильнее лупишь, тем шибче любит.

    В противоположность Триеру, изложившему в «Догвилле» альтернативное Евангелие о перевернутом, будто низринутом из белой дыры мире, где и Бог Отец — злой, и оного Дочь не готова к всепрощенью издевательств фарисеев, — Ханеке орудует в рамках традиционных идеологем, но орудует хмуро.

    То ли для заострения нескончаемой коллизии, то ли чтобы зритель ненароком не отвлекся на пасторальные красоты, картина реализована в вернувшихся в моду черно-белых красках.

    Итак, что может статься дурного в деревне, населенной хорошими людьми? Да пожалуйста, что угодно: убийство лошади, отправка врача на длительный больничный, несчастный случай на работе, уничтожение капусты, суицид, избиение детей, поджог, инцест; наконец, если кому-то показалось мало перечисленного, — мировая война. Злоба множит двойников и ее корни унавожены моралью — светской и несветской — может, конечно, и мораль устроена на выстраданной поколениями боли, но то уже не проблема Ханеке, он так глубоко разбираться не подвязывался. Примечательно, что пуск последующим безобразиям задали два врачевателя, из них один — по душам. Первый, доктор, поплатился за излишне отеческие чувства, выраженные в радикально-плотской форме, второй, душеправ который, наказал детей за банальное опоздание к обеду. Тем и зачалось. То, что подозреваемые в дальнейших бесчинствах, — дети пастора, понятно уже из одного их обозначенья белой лентой — ироничным символом невинности. Мальчик угрюм, он не согласен, что он смертен, если вас интересует его мнение, он намерен пободаться; девочка — тоже не подарок, смирение только внешнее: она остроумно изложила взгляды на упершуюся в принципы возмездия веру, распяв на кресте из ножниц канарейку. То, что капуста ответила за поступок барона, а фермер — за капусту, немного объясняет и почему малыши пострадали за грехи взрослых: оно, стало быть, всеядно и бьет наотмашь. Захочет — в четвертом колене отзовется.

    Неясно лишь, что Ханеке хотел сказать введя в фильм псевдорассказчика, который определенно не мог знать и половины произошедшего, а его собственные амурные дела лишь отвлекают. Чтобы указать на белые ленты, что ли, да несколько вопросов им задать?

    Конец оставляет в небольшом неведении — что же на самом деле произошло. Это, видимо, отдельный пунктик: всего знать не дано. А не больно и хочется.

    8 из 10

    27 марта 2010 | 01:21

    Глубокая и откровенная картина Михаэля Ханеке, с творчеством которого удалось мне познакомиться не так давно, причем откровенная не в плане определенных сценичных эпизодов, а в плане «оголения» человеческого быта в замкнутой на экране общине, которая на заре произошедших в истории событий, сама готова преподнести резонанс и хаос.

    Фильм Михаэля Ханеке «Белая лента», пожалуй, один из редчайших представителей европейского и мирового кинематографа, который основан на изысканном стиле изложения текста, язык, которым общается режиссер со своим зрителем, понятен для каждого по-своему. Картина демонстрирует причинно-следственную связь между странным образом происходящими событиями, авторы картины в свете четких и ясных событий, дают возможность пройтись по лабиринту и в каждом уголке кадра найти тайно спрятанный ребус.

    Атмосфера и визуальный ряд фильма переданы замечательно, безмолвные лица главных героев и отсутствие эмоций, весь сюрреализм, переданный на экране вопреки своему определению, все равно становится ясным для зрителя. Подводя итог, могу отметить талантливую режиссерскую работу Михаэля Ханеке, которому можно привести в один ряд Дэвида Линча и Терренса Малика, который фильмом «Белая лента» оставляет не слабое чувство страха и пустоты, и показывает нам целый коктейль причин страшных событий общества, политики прошлого и будущего.

    9 из 10

    12 сентября 2011 | 11:43

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>