Убийца: Дневник убийств

Killer: A Journal of Murder
год
страна
слоган«Liar. Thief. Murderer. He hated all of humanity, himself most of all»
режиссерТим Меткалф
сценарийТим Меткалф, Томас Э. Геддис, Джеймс Лонг
продюсерМарк Левинсон, Джанет Янг, Лиза Ховард, ...
операторКен Келш
композиторГрэм Ревелл
художникШерман Уильямс, Джефф Уоллес, Кэтрин Моррисон, ...
монтажРичард Джентнер
жанр драма, криминал, биография, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время88 мин. / 01:28
На глазах молодого надзирателя Генри Лессера в федеральной тюрьме Левенуорт охранники жестоко избивают Карла Панцрама, убийцу и вора. Из жалости к осужденному Генри, вопреки тюремным правилам, передает ему бумагу и карандаш. Карл написал историю своей жизни, где признался в двадцати с лишним убийствах, и попросил Генри обнародовать ее.

Он убивает одного из охранников и добивается для себя смертного приговора: ему надоела эта жизнь — тюремная одежда, решетки на окнах, бесчеловечное обращение. Он просит для себя справедливого возмездия за все скверное, что сделал в этой жизни.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 01:55

    файл добавилvic1976

    Знаете ли вы, что...
    • Фильм основан на реальных событиях.
    • Карл Панцрам был известен своими крайне человеконенавистническими и нигилистическими убеждениями.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    «-Вы меня создали. Теперь вы же меня и прикончите.» (с)

    Давно собрался посмотреть этот фильм. Наверное даже слишком давно. Как то раз, давным — давно, когда ещё фильмы не скачивали в интернете, а вместо стерильных и компактных DVD дисков был старые пластмассовые VHS — кассеты, которые меняли за небольшую доплату в видео-палатках на рынке. Взяв однажды там боевик с популярным тогда Ван Даммом, я обнаружил анонс этого фильма в рекламных роликах предваряющих записанную на кассете картину. Должно быть киноманы со стажем сразу вспомнят гнусавый голос монотонно читающий в это время за кадром «Покупайте на видео». Но поскольку кассета та была уже порядком старая, следовательно фильм этот был далеко не премьерой. Поэтому я не пробовал даже его тогда найти в этих рыночных ларьках с пиратскими развалами новинок. Забыл я о нём на долге годы, за которые среди прочего успел ознакомится с публицистической книгой бывшего следователя Николая Модестова «Маньяки: Слепая Смерть», а так же прочёл множество статей о знаменитых «серийниках» в сети. Вспомнил об этой занятной, как тогда казалось картине, я буквально на днях. Случайно наткнулся на фильм в интернете, причём с оригинальной речью актёров, в закадровом переводе того самого гнусавого дядьки, что во времена нашего детства озвучивал для домашнего видео иностранные фильмы. Естественно я скачал фильм, и только вот завершил его просмотр. Да, прежде чем начать смотреть ленту, я заглянул на страничку фильма здесь, на КП. К моему великому удивлению, к этому фильму на данный момент не было ни одной рецензии! В том числе, даже от кинокритика Кудрявцева. Это меня настолько поразило, тем более, что судя по аннотации, занятым в ведущих ролях актёрам и рекламному ролику, это вполне неплохая картина. Наконец то фильм посмотрев, ниже постараюсь описать свои от него впечатления…

    И так, в начале о том, что безусловно понравилось. Во — первых, это занятые в ведущих ролях актёры. Джеймс Вудс и Роберт Шон Леонард составили прекрасный дуэт. Первый сыграл неукротимого и крайне заносчивого социопата, всеми силами добивающегося за решёткой собственной смертной казни; а второй — юного и ещё не успевшего зачерстветь душой из-за общения со всяким сбродом, охранника тюрьмы строгого режима. Один — живая концентрация человеческого зла и постоянное проявление агрессии. Второй — добродетель скрывающаяся под маской закона. Их спор — диалог становится сердцем постановки, давая возможность раскрыть перед зрителями психологию такого опасного и жестокого человека, каким являлся один из самых известных серийных убийц Америки. Кино даже снято по мотивам литературного труда самого прототипа главного героя — которое назвать книгой по мнению издателя было нельзя, скорее дневниковыми записями убийцы, в которых тот поведал миру о своём внутреннем пространстве и о том, что творится у него в голове и в душе, если таковая конечно вообще у него имеется…

    Карл Панцарам — сын бедных, немецких крестьян — эмигрантов, которые в конце 19 — ого века переселились всем своим многочисленным семейством в поисках лучшей доли в страну великих возможностей — Америку. Но как мы знаем, США начала прошлого века была, мягко говоря не та страна, в которой несчастные работяги — эмигранты могли рассчитывать на лучшую долю. Политические, народные и военные волнения, связанные с Первой Мировой, невиданный до селе, затянувшийся экономические кризис (прозванный Великой Депрессией), «сухой закон», волна бандитского беспредела и прочие социальные неурядицы… Нечего удивительного, что ещё будучи мальчишкой Карл начал совершать свои преступления. Перейдя черту нравственности, Закона Божьего и человеческой морали, к своему совершеннолетию Карл уже был опытным и безжалостным рецидивистом. Он без зазрения совести воровал, грабил, насиловал и убивал честных граждан, помня о «законе сильного», который усвоил шатаясь вольнонаёмным рабочим по стране Капитализма. Его то и дело сажали за мелкие хулиганства и кражи, поскольку не знали об остальном. Однажды это он рассказал сам, отбывая небольшой срок за кражу со взломом. И в циничном обществе тут же стал национальной знаменитостью. Признавая свою вину, и не желая прощения и пощады, Панцарам сам добивался для себя смертного приговора, находясь в тюремных застенках, он вступил в схватку с законодательной и судебной системами, в которой мог одержать победу лишь будучи казнённым за свои злодеяния совершённые против общества…

    Согласен, довольно брутальный, цельный и совершенно омерзительный в своей философии персонаж. И сыгран он был Джеймсом Вудсом — актёром, которому не нужно объяснять, что Америка родилась на улицах, выше всяких похвал. Как не банально бы это прозвучало. В его интерпретации знаменитый душегуб предстаёт однажды сбившимся с верного пути человеком. Трудный подросток мечтал поскорее выбраться из под гнёта родительской опеки, стать ковбоем — покорителем Дикого Запада. Но холод и безразличие, жестокость и злоба по отношению к нему всего социума настроили юношу против этого самого общества и его лживой и лицемерной системы… Разумеется Карл Панцарам не был героем и борцом за какие — то призрачные идеалы — это был крайне неприятный тип, сволочь и тот ещё мерзавец. Петля которому была справедливым завершением «карьеры». Но его история лишний раз заставляет задуматься о том, откуда в «цивилизованном и гуманном» обществе потребления берутся такие страшные люди. Маньяки не появляются как то вдруг, они живут среди нас: это до поры до времени незаметные, униженные, испытывающие к себе пренебрежение и немотивированную агрессию люди. Не у всех находятся силы сдержать своё требующее отмщения эго. И как же герой Вудса глубоко прав, когда во время суда обратившись к всем присутствующим говорит приведённую в самом начале мною цитату…

    В сюжете построенном на основе прозы самого Панцарама, всё строится на взаимоотношениях заключённого и молодого надсмотрщика, который и помогает тому написать свои кровавые мемуары. По сути, роль у Роберта Шона Леонарда хоть и одна из главных — охранник Генри Лассер, его персонаж такой же второстепенный, неспособный влиять на происходящие события, как все остальные. Среди которых: Эллен Грин (Элизабет), Кара Буоно (жена Генри), Роберт Джон Бёрк (Грэйсер), Ричард Рили (директор тюрьмы Кунс) и Харольд Гулд (отец Генри). Данный фильм — бенефис Джеймса Вудса, который просто купается в своей яркой роли. Поэтому, даже если вас «маньячная» тема не задевает, фильм Тима Миткалфа можно посмотреть ради блистательного исполнителя главной роли. Тем более, что такому колоритному и харизматичному актёру, как Джеймс Вудс они не часто доставались… Единственный недостаток картины — её камерность, и явная «бюджетность». Из — за чего, не слишком достоверно воссозданы на экране времена Великой Депрессии. Во всём же остальном — фильм безупречен.

    2 августа 2015 | 12:52

    В своей первой и единственной режиссерской работе «Убийца: дневник убийств» американский сценарист Тим Меткалф рассказывает историю, скорее поучительную, нежели удивительную, про Карла Панцрама, который за свою недолгую жизнь успел убить не один десяток человек, но попадал раз за разом в тюрьмы за куда менее значительные преступления. Испытав на себе все возможные пытки и издевательства в пенитенциарных учреждениях, он приходит к выводу, что жить далее смысла нет. Он описывает всю свою жизнь в дневниках, передает их Генри Лессеру, одному из надзирателей, который публикует их уже после казни, которой остервенело добивался сам заключенный.

    «Лжец. Вор. Убийца. Он ненавидел всё человечество, а себя больше всех», — таким слоганом предваряется «Дневник убийств», хотя более удачно было бы перефразировать сказанное Маленьким принцем в одноименной повести Экзюпери во что-то вроде «Мы в ответе за тех, кого разозлили». Акцент в фильме действительно делается вовсе не на личности Панцрама, как ошибочно может показаться. В фокусе, на самом деле, люди, окружающие убийцу, а если мыслить шире — американское общество в целом. Сам Панцрам цитирует ранее прочитанное им где-то высказывание: «Человек — это то, кого он видел в течение своей жизни». И далее спрашивает: «Так кто же вы, если я стал таким?». Впрочем, никаких загадок режиссер не предлагает. Тем, кто сомневается или не разглядит ответ с первого раза, его повторят многократно и в разных вариациях, упорно вкладывая в голову зрителя, как заученную молитву, «жестокость порождает жестокость». Это видно и из сцен издевательств надзирателей над заключенными, об этом не раз говорит в дневниках их автор, рассуждает на эту тему единственный не потерявший чувство меры Лессер. Вероятно, появление таких серийных убийц действительно в какой-то степени степени или приговор, или диагноз самому обществу, но настолько сильное упрощение проблемы и настойчивое предложение посыпать себе голову пеплом выглядят манипулятивно и заставляют с подозрением относиться к навязываемым выводам.

    Добиваясь от суда скорейшей смертной казни, Панцрам совсем не пытается восстановить справедливость. Вряд ли вообще о ней задумывается человек, убивший двадцатерых на свободе, а двадцать первого уже будучи в заключении. Он решает исключительно свою задачу — прекратить свои мучения, любыми средствами и любой ценой. Тем более странным и необоснованным выглядит тезис о том, что порожденное обществом чудовище им же, обществом, и приносится в жертву, в то время, как сама жертва делает всё, чтобы стать таковой, отвергая любую модель поведения, кроме избранной, в которой ценность человеческой жизни приравнивается к нулю. Не помогли реформаторские идеи ирландца Чарлза Кейси, начальника одной из тюрем, где Панцрам отбывал наказание. Кейси действовал словами, а не кулаками, но результат оказался не слишком впечатляющим. Зато как символично показана сцена, где в команде заключенных, играющих в бейсбол, Панцрам, не умеющий ни подавать, ни отбивать, выполнял одну функцию — нёс государственный флаг под звуки гимна перед матчем. Кажется, вот она и есть максимальная концентрация яда, выплёвываемого в сторону общества и моральных устоев: в государстве всеобщего насилия знаменосцем назначают того, кто освоил лишь два ремесла — грабить и убивать. Продолжение этой линии про «систему, работающую на убийства», будет и далее, с уже знакомой привычкой повторять не один раз тезисы, чтобы адресат не смог пройти мимо них.

    Последней картиной в этой галерее жестокости станет явное противопоставление жизни обычного заключенного и смертника. Резко улучшаются условия в камере, нет пыток и даже обычай прощального ужина соблюдается с трогательной обязательностью. Право на смерть выглядит как самое почитаемое, самое важное и оберегаемое, здесь действуют правила, на которые не могут рассчитывать те, кто (пока?) не получил этот билет в один конец. Довольно мрачную, почти беспросветную картину рисует Меткалф. Вот только, похоже, что автор дневников убийств осознанно отказывал в праве на жизнь и себе, и своим жертвам и скорее сам влиял на общество, чем общество на него.

    5 из 10

    18 сентября 2015 | 21:29

    Заголовок: Текст: