всё о любом фильме:

Медея

Medea
год
страна
слоган«It's a movie about a woman who beheads her brother, stabs her children, and sends her lover's wife up in flames. For Maria Callas, it's a natural»
режиссерПьер Паоло Пазолини
сценарийПьер Паоло Пазолини, Еврипид
продюсерФранко Росселлини, Клаус Хелльвиг, Пьер Кальфон
операторЭннио Гуарньери
композитор-
художникДанте Ферретти, Пьеро Този
монтажНино Баральи
жанр фэнтези, драма, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время110 мин. / 01:50
В фильме мало места уделено «затертому» сюжету об «аргонавтах», можно сказать упоминается об этом вскользь. Причем аргонавты показаны отнюдь не романтично героически, а скорее напоминают наемников-мародеров. Большая же часть фильма посвящена второй половине жизни Медеи и Ясона: встреча, любовь и расставание. Брошенная, и даже изгнанная Медея не может простить коварства своего бывшего возлюбленного, променявшего ее ради свадьбы с Глоцией, дочерью короля Креона. Она начинает мщение с помощью своих магических чар.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
70%
7 + 3 = 10
6.1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Съемки фильма проходили в Каппадокии, Турция, причем покинутый мужской христианский монастырь «играл роль» колхидского поселения и царского дворца.
    • Оперная певица Мария Каллас сыграла в этом фильме свою единственную роль в кино. При этом в фильме она не поёт ни одной песни.
    Трейлер 02:43

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.0/10
    «Медея» продолжает культурно-исторический цикл Пьера Паоло Пазолини, начатый им двумя годами ранее лентой «Царь Эдип». Двигаясь из глубины веков, от античности к новым временам (не случайно, что действие романа «120 дней Содома» маркиза де Сада итальянский режиссёр затем перенёс из XVIII столетия в XX-е — ведь согласно традиции, новая история ведёт свой отсчёт от периода буржуазных революций в Европе, а для Пазолини неделимая и целостная культура ограничивается эпохой Возрождения), он стремился не только противопоставить разные цивилизации и миры. В архаичной, с точки зрения современного человека, давней действительности заложен, помимо истока европейской культуры новых времён, также и её будущий распад и крах. Вот и в картине «Свинарник», снятой как раз перед «Медеей», это выражено намеренно прямолинейно — пороки современных буржуа имеют некую первобытную природу. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    Пьеро Паоло Пазолини сумел снять не просто кино, а настоящую трагедию. Для меня «Медея» — не первое знакомство с итальянским режиссером, однако если его «Теорему» мне было, признаюсь, смотреть довольно тяжело, то картина «по мотивам» древнегреческой трагедии запомнится надолго. К слову, с творчеством Еврепида я знакома достаточно неплохо, так что было с чем сравнивать. Всем, кто захочет посмотреть «Медею» Пазолини, также советую ознакомиться с трагедией: во-первых, не пожалеете, прочитав произведение, а во-вторых, намного лучше поймете происходящее на экране.

    Итак, теперь начнем. Пазолини нас знакомит с Ясоном и с его воспитателем, при чем мальчик, а затем и юноша не пробуждает в зрителе никаких симпатий. Он и вовсе не хочет задуматься о реальности и мифе, о чем говорит ему Кентавр, а когда едет за Золотым Руном со своими товарищами, то и вовсе ведет себя как варвар. Для них всех это развлечение, очередное приключение, где можно снискать славу, золото, власть и красивых женщин. Жители Колхиды же представлены совсем иначе: современному человеку кажется дикостью кровавое жертвоприношение и каннибализм, но если взглянуть со стороны, то варварами они совсем не являются. Для них это образ жизнь, эта их реальность, в которую никто не смеет вмешиваться. Пазолини показал это просто великолепно, видно, что он действительно проникся культурой древнего мифа и воплотил почти невозможное в своих эпизодах.

    Далее нас знакомят с Медеей. Один взгляд Марии Каллас заставляет не трепетать не только Ясона, но и зрителя. Она похищает Золотое Руно, убивает брата — все это во имя любви к грабителю-чужеземцу — и уплывает вместе с Аргонавтами. Лишь после прибытия в незнакомую страну, где другая культура и другое сознание, внучка Гелиоса понимает, что она натворила. Он более не может колдовать, более не слышит божественного голоса, и Земля, и Солнце уже совсем не те для нее. Однако любовь к Ясону по-прежнему сильнее, и она вновь следует за ним. Ему приятна эта любовь, точнее, приятно ее телесная составляющая, но не будет делать из Ясона бездушного монстра, к детям он все-таки привязан.

    Вскоре разворачивается трагедия в Коринфе. Эмоции ни Медея, ни Ясон, ни царь Коринфа не показывают: на их лицах будто маски из древнегреческого театра. Трагедия разворачивается на глазах: новость об измене, подготовка свадебного подарка, прощание с Ясоном… В фильм была включена сцена, где Медея и Ясон вновь близки. Как мне кажется, это был хороший режиссерский ход, показывающий глубокий психологизм картины. Медея все время сомневается, мечется, не знает, как ей поступить в данной ситуации. Лишь дикая сила, которую пробуждает в ней Солнце, толкает ее на преступление. И вот она уже убивает своих детей и, гневная, стоит среди языков пламени, проклиная Ясона. Гениальная сцена.

    Этот фильм — настоящий миф. Здесь показана и страсть, и гнев, и любовь, но без голливудского блеска, практически без эмоций, хотя мы знаем, насколько они бурлят внутри каждого героя… Надо лишь посмотреть ему в глаза.

    Этот фильм — настоящий миф. Здесь показана не просто трагедия женщины, которую бросил муж и поэтому она такая ненормальная решила убить своих детей. Вовсе нет. Эта трагедия женщины, которая отказалась от дома, от отца, от убежища, которая является братоубийцей… Это конфликт двух культур, в конце концов. Куда идти Медее? Кто будет кормить ее детей? И после этого поступка Ясон не заслуживает того, что с ним случилось? Достаточно сложно ответить на этот вопрос, и даже Медее тяжело это сделать. Она настолько ожесточила свое сердце, чтобы вонзить кинжал в своих детей, что кажется, будто жизнь ее поддерживает только гнев и древняя магия.

    Пьеро Паоло Пазолини в своей картине «Медея» отразил трагедию Еврепида, сумел показать свою интерпретацию, которая является достойной. Здесь нет пошлости и фальши, здесь лишь сцена, на которой разворачивается трагедия волшебницы Медеи.

    9 из 10

    25 мая 2014 | 15:45

    С самого начала фильм произвёл жуткое впечатление: лично мне показалось, что я ошиблась коробкой и взяла с полки фильм о народах Африки. Но ближе к середине я поняла, в чём большое достоинство этого фильма — Медея. Марии Каллас удалось воплотить в этом образе всё то, что было заложено в нём изначально — трагедия покинутой женщины. Фильм держится на Медее, а всё остальное костюмы, герои, имена, лица тут же забываются после просмотра, но Мария Каллас остаётся.

    Следует сказать, что фильм смогут оценить только люди, сумевшие откинуть привычные стереотипы и просто наслаждаться искусством.

    9 из 10

    17 декабря 2008 | 00:01

    Если фильм снят по мотивам мифологических сказаний, то перед просмотром необходимо быть хоть немного подготовленным к тому, что предстоит увидеть. Иначе фильм превратиться в картинку, наполненную загадочными символами. Аргонавты, золотое руно, Медея — все это осталось в воспоминаниях только в виде названий. Поэтому история Пазолини воспринималась мною, практически с чистого листа, без привязки к первоисточнику.

    Два кентавра в двух олицетворениях: ангела и беса предваряют каждую из символичных двух частей фильма. Так, из пояснительно-философичной байки в начале фильма мы узнаем, что Ясон потомок Эола, и, что у него на роду написано найти и вернуть золотое руно, как семейную ценность, когда-то утерянную. Собственно в этот опасный путь и отправляется наш герой, грабя и разоряя селения, встречающиеся на пути. Добравшись до местонахождения золотого руна Ясон встречает Медею. Медея была так поражена неземной красотой юноши, что тут же грохнулась оземь и, очнувшись, поняла, что жизнь без Ясона ей будет не мила. Темной ночкой, съедаемая любовными страстями, Медея совершает свой коварный план по похищению руна и бросается в объятия любимого, со словами: «Я твоя навеки». В целом мире не нашлось бы человека, который отказал бы жертве столь отважной женщины. Вот и Ясон, как пятнадцатилетний пацан, попал в эти любовные путы. И вроде все в порядке, семья, дети, бытовуха. Без претензии на царства и почести, к которым так стремились наши герои до встречи друг с другом. Тихая, размеренная жизнь где-то на Колыме.

    Но не тут то было! После десяти лет супружеской жизни, зловредный кентавр-бес нашептал нашему Ясончику, что дескать, Медея нынче не та, дряхлеет женушка, а ты посмотри вокруг.. ну вот хотя бы на дочку царя данной губернии. И наш сорвиголова, конечно же пустился во все тяжкие. Дома жена, трое детей жрать просят, а он по дискотекам с царицами выплясывает. Медея, вспомнив свои навыки черной магии, решает отомстить разлучнице, подстраивая всякие козни: то платье на ней подожжет, то вниз головой с пятого этажа швырнет. В итоге, дочка царя, конечно же не выдержала подобных издевательств и, как бы, умерла. И тут, вроде, и сказке конец, но страсть Медеи к отмщению была так велика, что она еще совершила несколько жертв, о коих мы умолчим, дабы полностью не раскрыть сюжетные карты.

    Вот что может творить женщина в гневе! Так что, прежде чем ходить налево, уважаемые мужчины, тысячу раз подумайте о совершаемом неправомерном действии. Держу пари, Ясон то уж точно пожалел об этом.

    19 марта 2012 | 09:44

    Десять лет назад Дзефирелли снял поделку «Каллас навсегда». Зачем было марать память «голоса столетия» таким образом, остается загадкой. А ведь Дзефирелли ходил у великой певицы в друзьях. Пазолини в друзья ей никогда не набивался, тем не менее, оставил неоспоримое доказательство гениальности Марии Каллас — драматической актрисы. А доказательствами ее гениальности как певицы пусть останутся записи оперных партий.

    Дзефирелли заставил в своем фильме воображаемую Каллас петь под фонограмму. Эх, зачем же так надувать зрителя? Зачем делать бесталанную карикатуру на съемки реальной «Медеи»?

    Как известно, Мария Каллас потеряла голос примерно за три- четыре года до того, как Пазолини начал снимать свой фильм. Мне удалось прочесть в одной из книг о Пазолини оригинальный сценарий Медеи — там режиссер еще предполагает, что Медея будет петь. Однако, Каллас, будучи в глубоком кризисе, согласилась на съемки в фильме, но категорически отказалась исполнять даже три такта из оперы Керубини. И Пьер Паоло Пазолини переделал сценарий с учетом пожеланий актрисы.

    Был ли это компромисс со стороны режиссера? Да ни разу! Пазолини, строго говоря, прежде всего неординарная и бескомпромиссная личность, поэт и писатель, артист, а уже потом — режиссер. Какие уж тут компромиссы… И читать его произведения и сценарии с его же комментариями не менее интересно, чем смотреть фильмы. Потому он понял Каллас так глубоко, как только мог один Артист понять другого. И без колебаний решился переделать сценарий.

    Теперь о впечатлениях от просмотра. Смотреть фильм сложно — в нем нет четкой структуры, кульминационные моменты совсем не там, где их ожидаешь. Видно, перекормил нас Голливуд… Не прочитай я оба варианта сценария и комментарии режиссера к ним, первый просмотр был бы совсем мучительным. Но что то заставляет смотреть этот фильм снова и снова, и с каждым разом пробирает все больше. Может быть потому, что эта жестокая, варварская легенда в исполнении самых противоречивых фигур оперного мира и мира кино пахнет не нафталином, а запахом подлинника, который ни с чем не спутаешь.

    Уже совсем немолодая и далеко не красавица, Каллас сумела, лишившись своего главного козыря — голоса — передать трагедию Медеи и сделать волшебницу из Колхиды более человечной. Актрисе удалось вызвать сопереживание персонажу, которому казалось бы, нет оправдания. А Пазолини дал оригинальную трактовку известного мифа. Как он сам заметил: «Я остановил свой выбор на этой варварской трагедии, где женщина из любви к мужчине убивает собственных детей, прежде всего потому, что меня зачаровала чудовищная сила этой любви»

    За чудовищную силу таланта обоих — Каллас и Пазолини — 

    10 из 10

    13 марта 2011 | 22:50

    Этот фильм трогает меня выразительностью образов. достаточно просто взглянуть в доброе, симпатичное лицо Медеи. И уже неважно кому первым пришла это сумасшедшая в своей гениальности мысль — пригласить на главную роль Каллас. Последние пять минут ленты в ее исполнении станут своеобразным апофеозом деструктивности, поднимая оценочную планку ее исполнения.

    Но меня фильм тронул тремя другими сценами. Просто сцена, ничего большего — сколько в каждой из них заложено. Прежде всего, начало. Кентавр Хирон рассказывающий пятилетнему мальчику грустную историю. Здесь гениально все. То как изображен кентавр. То, что он говорит. Как он говорит. Реакция ребенка. Да и сам выбор Лорана Терзиева. Много позже кентавр приснится во сне Ясону, но это уже будет просто «заход на территорию Бунюэля».

    Потрясло меня и то, с какой легкостью Ясон прощает Медею. В этом быстром, почти импульсивном решении так много мужского — быстрая оценка ситуации, страсть, действие. Небольшая, но очень эмоционально яркая сцена. Ну а то, с какой трогательностью Медея укладывает спать детей — такое запоминается надолго.

    ***

    В своих произведениях Пазолини писал, что отказался от языка метафор в своем кинематографе. По его мнению он предлагал зрителю эквивалент несобственно-прямой речи в форме образа. При этом, он отмечал что субъективное видение его персонажей и «взгляд камеры» не являются в его лентах тождественными. Тем самым, содержательный смысл ленты резко увеличивается за счет визуальных решений.

    «Медея» — это именно тот фильм, в котором язык образов доминирует над сюжетной составляющей. Симметричность картины неумолимо подводит зрителя к страшной развязке, которая собственно предвосхищается еще в самом начале кентавром Хироном. Легкость с которой Пазолини отказался от привычного последовательного повествования полностью оправдана. Его последовательность образов, «затяжной» кадр и скупые декорации оказываются весьма кстати.

    Ну а в самом сюжете, я не увидел прямых параллелей к вопросу «классовых противостояний». Если «Царь Эдип» — история взрослого ребенка, который пытается докопаться до корней своего чувства вины, по отношению к родителям, то «Медея» — история безумной страсти, неисполненного материнства, которое оборачивается очередной химерой. В каждом из случаев, за ошибки взрослых платят невинные дети.

    8 из 10

    21 ноября 2013 | 15:05

    Гениальная трагедия «Медея», авторства древнегреческого драматурга Еврипипда уже многие века будоражит умы людей. С появлением в двадцатом веке кинематографа, многие режиссёры обращались к этому произведению с самыми разными трактовками, от девиантного датчанина Ларса фон Триера до безвестных телережиссёров. Однако, наибольшую известность приобрела экранизация итальянского арт-хаус режиссёра Пьера Паоло Пазолини, снятая в 1969-м году. Гениальный сюжет оригинального произведения всем известен, проверен веками и, кажется, в комментариях уже не нуждается, посему я хочу обратиться к самому фильму.

    По сравнению с другими фильмами Пазолини, «Медея» вполне безобидна, хоть и может шокировать некоторых зрителей сценами ритуального жертвоприношения в самом начале. Фильм снят в очень неторопливой манере, с минимумом диалогов, значительная часть экранизации подходит под медитативный саундтрек, напоминающий о лучших пластинках «психоделического фолка» 60-ых годов. Звучание варгана (если я не ошибаюсь, конечно) вводит в транс и несколько расслабляет во время просмотра.

    Декорации в фильме сперва удивляют, ведь мы привыкли к тому, что Греция ассоциируется лишь с величественными мраморными дворцами, но Пазолини отказался от этого, большую часть фильма демонстрируя зрителям царства Медеи, тоскливое и мрачное. Сами аргонавты тоже лишены геройского величия, они показаны грубыми и далеко не самыми приятными героями.

    Но, безусловно, главная заслуга Пазолини в том, что передать драму Медеи он смог безукоризненно. Особенно волнующе был передан момент, в котором Медея убивает своих сыновей и новую жену Ясона. Благодаря тому, что момент повторяется дважды и снят в достаточно прерывистой манере, зрителям сложно понять: кошмарный ли сон это, или всё же реальность.

    Подводя черту, я могу сказать, что «Медея» меня, всё же, не разочаровала. Да, фильм сложен для восприятия современному поколению, да, я считаю, что оригинальное произведение всё же лучше любой экранизации, но необычность и неторопливость играют фильму на руку, потому впечатления от просмотра скорее позитивные, чем нет.

    7 из 10

    5 ноября 2015 | 21:07

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>