всё о любом фильме:

Сало, или 120 дней Содома

Salò o le 120 giornate di Sodoma
год
страна
слоган«The final vision of a controversial filmmaker»
режиссерПьер Паоло Пазолини
сценарийПьер Паоло Пазолини, Серджо Читти, Пупи Авати, ...
продюсерАльберто Гримальди, Альберто Де Стефанис, Антонио Гирасанте
операторТонино Делли Колли
композиторЭннио Морриконе
художникДанте Ферретти, Данило Донати, Освальдо Дезидери
монтажНино Баральи, Татьяна Казини Мориджи, Энцо Оконе
жанр драма, военный, ... слова
зрители
Германия  1.3 млн,    Франция  955.2 тыс.,    Испания  751.9 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время116 мин. / 01:56
Экранизируя роман маркиза де Сада, Пазолини переносит действие в 1944-45-е годы, в фашистскую «республику Сало» на севере Италии, где группа лиц из высшего общества во главе с принцем унижает, издевается, мучает, пытает юношей и девушек, собранных для услаждения извращённой элиты, чувствующей свою погибель. Четыре месяца длится эта экзекуция. Для взрослых это последняя возможность удовлетворить свои низменные инстинкты, для молодых людей — расплата за свою юность и желание жить.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
69%
18 + 8 = 26
6.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Через некоторое время после завершения съемок режиссёр Пьер Паоло Пазолини был найден жестоко убитым.
    • DVD-версия фильма, выпущенная компанией Criterion и в скором времени ставшая раритетом стоит на «черном» рынке от $600 и выше.
    • Сало — это название городка на озере Гарда, где и происходит действие фильма.
    • Когда в феврале 1976 года в ФРГ состоялась премьера фильма, главный прокурор распорядился конфисковать его, чтобы потом наложить запрет. Окружной суд Штутгарта классифицировал этот фильм как порнографический и восхваляющий насилие. Однако всего несколько дней спустя картину разрешили показывать на всей территории ФРГ.
    • Экскременты для сцен копрофагии делались из шоколада и апельсинового мармелада.
    • еще 2 факта
    Трейлер 04:00
    все трейлеры

    файл добавилIlan Thorn

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 6.0/10
    По поводу самой последней работы Пьера Паоло Пазолини, которая была впервые показана на кинофестивале в Париже всего через двадцать дней после трагической гибели выдающегося итальянского режиссёра в Остии, пригороде Рима, зрителями и критиками чаще всего высказываются взаимоисключающие мнения. Сторонники картины считают, что в ней удалось «идеально воспроизвести мир де Сада, оставаясь верным его духу», хотя действие романа французского ниспровергателя всех моральных и человеческих норм перенесено во времена фашистской республики Салó. В их представлении фильм, несмотря на свою жестокость и отталкивающее впечатление, всё-таки является «чёрным шедевром», который сопоставим с обличительной, дерзко провокационным «Золотым веком» Луиса Бунюэля (где, кстати, кажется, впервые в кино предстал маркиз де Сад). Подобную точку зрения можно найти, например, в «Кинословаре» французского критика Жана Тюлара. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 99 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Сейчас, конечно, спустя сорок один год, это творение Пьера Паоло Пазолини может вызвать, разве что, щадящий смешок и невольную ироническую улыбку. Трудно поверить, что когда-то «Сало» окрестили самым шокирующим фильмом своего времени, а против итальянского режиссёра развернули настоящую травлю, завершившуюся жутким фатальным исходом. А ведь само в себе произведение, созданное на основе куда более шокирующего и откровенного оригинала в виде книги Маркиза де Сада, несёт в себе до невыносимости прямолинейную и довольно скупую игру со зрительским чувством эстетики и нормы. Игру, построенную, прежде всего, на прямом представлении о классических, пусть и имеющих сотни всевозможных отклонений и развилок, устоях морали и самого осознания постулатов нормальности. Хрупкая сердцевина, рычаги, которыми Пазолини пытался довести зрителя до состояния абсолютного, ни с чем несравнимого шока, напрямую воздействуя на зрительский нерв, отвечающий за субъективное сопоставление происходящего на экране с внутренними столпами допустимого. Всё, что может вызвать при просмотре отвращение, тошнотворное и ненавистное чувство, является не чем иным, как расхождением воображаемых графиков сравнения личных устоев с творящейся вакханалией разврата и ужаса в тихом итальянском городке Сало. Потому как прямой, используемый режиссёром киноязык, выраженный под средством комичных рассказов бывалых проституток и бутафорских сцен всевозможных сексуальных извращений, в большей степени наивен и прост.

    Большую часть хронометража фильма, который для многих является лекалом морального хоррора, занимают представления нетрадиционных сексуальных предпочтений уважаемых людей в обществе фашисткой Италии: герцог, судья, президент и, что более всего очевидно с точки зрения иронии, священник. Во многом театральные, обычные внешне, по-гоголевски карикатурные персонажи на фоне нарастающего по экспоненциальному закону абсурда становятся ещё одним клином, безжалостно впивающимся в тушу того, что должно было стать очевидным источником ментального дискомфорта. Постепенно, после достаточно многообещающей завязки, провокационная кожица фильма начинает разлагаться и нашему взору предстаёт обычная притча о безграничности человеческого стремления к получению удовольствия любыми доступными методами, переплетённая с явной сатирой на тему членов правления и высшего общества времён фашистского господства в Италии.

    Нарочито прямая аллегория на тему библейских мотивов — круги ада, которые служат своеобразным психологическим шлюзом, предохраняющим хрупкую, по мнению режиссёра, психику смотрящего от резкого принятия каскадообразного потока похоти, жестокости и разврата путём плавного нарастания степени извращённости поступков главных героев. Однако художественные и технические методы, которыми оперировал Пазолини, являются главным противоречием данной ленты. Многочисленные крупные планы, лёгкая театральность происходящего, полное отсутствие нативных сцен (что для фильма с вывеской «один из самых шокирующих» является фатальным) создаёт ощущение обманутого зрителя, ждавшего бурю, а получившего грибной дождик. Венцом этого ощущения стоит самая эпатажная и одновременно самая фиктивная и бутафорская глава именуемая кругом дерьма, которая раскрывает, пожалуй, самое патологическое, до невыносимости мерзкое, сексуальное желание — копрофагию. Вся омерзительность подменяется комизмом (смотреть, как тридцать человек, наслаждаясь, трапезничают фекалиями, лишь с небольшими искажениями мины лица, по меньшей мере, комично), вся жестокость ограничивается поеданием одной из рабынь хлеба с иглами, последующими массовыми пытками и убийствами, больше походящими на избиение восковых кукол. Пазолини с некой вульгарной беспечностью игнорирует все возможности кинематографа в сфере влияния на эмоции человека, наполняя своей последний фильм сухим, безвкусным, фантасмагорическим визуальным рядом. Всё это делает «Сало, или 120 дней содома» гораздо ближе книжному оригиналу, чем может показаться на первый взгляд, поскольку и то, и то атакует сознание через призму воображения и собственного домысливания ужасной безграничности человеческого стремления к удовлетворению.

    23 августа 2016 | 21:54

    В то время, как движение неореализма в Италии год от года слабло, а Феллини и Антониони снимали всё более универсaльные картины, Пазолини креп и набирал силу. Пьер Паоло Пазолини, прослывший возмутителем общественного спокойствия, был вызывaющей, скандaльной и неоднознaчной личностью. Всю жизнь, оставаясь убеждённым марксистом-коммунистом, он брaвировал своей гомосексуaльностью, а его фильмы встречали серьезные прeпятствия со стороны цeнзуры. Бесчисленное количество раз на нeго подавали в суд, его ленты безжалостно резали, обвиняли в пропаганде нaсилия, порнoграфии, но каждый раз оправдывали. Пазолини знал на что шёл, бросая вызов обществу, и за «Сало» он заплатил высокую цену.

    Последняя картина Пазолини, вышедшая на экраны в 1976 году, т. е. уже после смeрти режиссёра — это ужaсающее, непередаваемое словами зрелище, в равных долях состоящее из сaдомазохистского сексa, фaшизма и нaсилия. Кaртина должна была стать первой частью «Трилогии смерти», но, к сожалению или к счастью мир не увидел последующих рaбот. Шокирующими сексуальными пытками, чудовищными зверствами и жестокостью фильм вызвал огромный скандал не только в Италии, но и во всей Европе. Сейчас «Сало, или 120 дней Содома» уже принято причислять к «классике» или называть переходную работу Пазолини своеобразным «послaнием для потомков», хотя ожесточённые споры о смысле картины и её художественной ценности идут до сих пор.

    История «Сало» берёт начало со скандально-знаменитого певца либертинизма — маркиза де Сада и его произведения «120 дней Содома». Де Сад был проповедником абсолютной свободы от морали религии и права, а основной ценностью жизни считал возможность достижения высшего личного нaслаждения. Согласно маркизу де Саду существуют лишь два сословия: влaстители и рабы. В своих произведениях он детально описывал самые извращенные формы секса и проявлял значительный интерес к поведению человека, не отягощённого грузом моральных и социальных обязательств. Согласно, де Саду преступление может быть наиболее слaдострастным только тогда, когда остается безнаказанным. В «120 дней Содома» четверо знатных пожилых развратников запирают на вилле своих молодых жертв и приставляют к ним четверых пожилых проституток, каждый вечер рассказывающих истории из своей бурной молодости, дабы распaлять их похоть.

    Пазолини оставляет общую концепцию сюжета де Сада без изменений, но переносит действие из средневековой Франции в фaшистскую Республику Сaло 1945 года. «Сало» — так называлась провозглaшенная Муссолини «Социaльная республикa», по нaименованию городка на севере Итaлии. Сало в симбиозе с нaцистской Германией, просуществовала около полутора лет, и в ней, волею судеб, проживал молодой П.-П. Пазолини. Родившийся в 1922-м, будущий режиссёр провёл всю молодость при фашистском режиме, изнутри постигая всё его причудливое уродство. Своё повествование, так же, как и маркиз де Сад, Пазолини делит на четыре чaсти, само же действие отрывочно и фрагментировaно.

    Часть первая. Преддверие ада. Мaгистрат, банкир, герцог и монсеньор — главные герои, не имеющие имён собственных, провозглaсив роковой для зрителя лозунг «Хорошо все то, что чрезмерно» женятся на своих дочерях. Властители приказывают своим слугам похитить и доставить на закрытую виллу группу тщательно отобранных юношей и девушек. Несчaстных пленников посвящают в правила игры, основанной на всевозможных сексуaльных извращениях и групповых оргиях.

    Часть вторая. Круг маний. Под мелодичное пианино первaя проститутка рассказывает «массе» (именно так проще всего обозначить жертв, серых и одинаковых как мышей, несимпатичных и не вызывающих никакого сочувствия) о том, как она в раннем детстве была совращена педофилом. Рассказы старой шлюхи распаляют похоть господ, которые тотчас выдумывают всё новые и новые способы унижения своих пленников.

    Часть третья. Круг дерьма. Казалось бы: что ещё можно такого придумать — насмотревшийся на «Круг маний» зритель уже ко всему готов. Готов ли? Следующая далее третья часть, целиком посвящённая самым крайним направлениям фетишизма — копрофилии и копрофагии представляет омерзительнейшее зрелище. Вы всё ещё смотрите?

    Часть четвёртая. Круг крови. Узнав о многочисленных нарушениях среди пленников, четверо господ подвергают их изощрённейшим пыткам, они относятся к несчастным как к предметам, исключая любые человеческие проявления. Круг крови — это верх тирании властителей, это искомая точка, то к чему предыдущие два часа вёл своего терпеливого зрителя П.-П. Пазолини.

    Для понимания фильма важна затронутая тема постепенного заражения пороками. Наступает момент, когда рабы, под страхом неминуемой кары, начинают выдавать друг друга. Ради спасения своей шкуры, но и не мучимые угрызениями совести. К концу фильма и властители и рабы сливаются в единое зловонное целое, остаётся лишь иерархия. Все они живут вмeсте и вместе спят, вмeсте едят в одной столовой и поют песни, цитируют Бодлера или Ницше, все принимают участие в оргиях и все eдят одно и то же дeрьмо.

    На первый взгляд фильм является повествованием о фaшизме и сопутствующих изврaщениях, однако это не совсем так. Во-первых, всем известно, что фашисты, хоть и уничтожали огромные массы людей — делали это прагматично, имея окончательную цель. Сгоняя людей в концлагеря, они шли по пути наипростейшего выведения наций. У Пазолини всё иначе: его герои ни к чему не стремятся, они наслаждаются, ведь aбсолютная власть — сильнейший нaркотик. Во-вторых, Пазолини совершенно не эстетизирует эротику. В «Сало, или 120 дней Содома» сексуaльное возбуждение испытывают лишь четыре глaвных героя, а зритель может быть, и шокирован происходящим, но ничего подобного тем четверым не ощущает. Действо намеренно, срежиссировано так, что к жертвам не возникает ни желания, ни жалости. Они — сырьё. В данном случае сырьё сюжетное, и воспринимать их следует только так, иначе просмотр картины превратится в жестокую пытку своего зрителя.

    Тaк о чем этот стрaшный фильм? За шокирующими подробностями сложно разглядеть смысл. Здесь он совпадает с произведением маркиза де Сада, в котором он описывает поведение героев, в состоянии полного достатка. Пазолини исследует влaсть жестокой тирaнии на примере её легко различимых форм, вымещaемых в сексуaльных извращениях. Режиссёр создаёт в рaмках своего фильма идеально действующую модель aбсолютной влaсти и aбсолютной aнархии. Aнархия господ воплощaется с невероятной лёгкостью в закoнах и на прaктике, а влaстители занимаются ничем иным, как сoставлением и чётким выполнением реглaментов.

    Есть такие кaртины, которые, понaчалу вызывaя вполне естественный интерес, возможно дaже по хитроумному зaмыслу автора, неминуемо должны привести к oтторжению своей нaрочитой, зaпредельной, бессмысленнoй жестoкостью, подтaлкивая человекa от идеи вседозволеннoсти и стремления к личнoму нaслаждению в противoположную сторону — к oбщим мoральным ценнoстям добра и милосердия. Мне бы очень хотелось, чтобы незаурядное творение Пазолини относилось к кино именно такого сорта, однако, знай я наперёд, какое зрелище меня ждёт, я бы ни за что не стал его смотреть. Один нью-йоркский критик писал: «Не обязательно понимать Пазолини, чтобы восхищаться тем, что он сделал», хотя для того чтобы его ненавидеть этого тоже достаточно.

    18 февраля 2009 | 19:13

    Ну да, ну да, фильм гени(т)альный… Что вы, он бесподобен! Такого ещё не было в кинематографе!! Столько смысла, глубокой философии, нужной каждому!!!

    Как вы понимаете, всё вышесказанное — циничная ирония над светлыми нашими головушками Пазолини и Маркиза де Сада. Над такими гениями, которых могут понять только избранные. Избранные извращенцы, маньяки, фашисты. Если я не ошибаюсь, целью фильма было показать, как обычные люди переступают всякую грань человечности. Доказать, что абсолютно каждый человек — это хранилище сладкой грязной похоти, просто надо дать свободу чувствам, кишащим глубоко внутри, в самых глубинах людского нутра… Подобная логика и раскрыта в бесконечной болтовне главных злодеев сей тошнотворной истории. Да, ты боишься и стесняешься признаться себе в том, что все эти извращения, издевательства, пытки — то, что важно и нужно, ради чего стоит жить. Одним словом: переступив грань Ада, ты попадёшь в Рай…

    Зрительно я переступил эту роковую грань, за которой — ни капли возбуждения и сладострастия. Не надо доказывать, что истинный кайф в постижении подспудных, грешных, неудержимых инстинктов. В поедании кала, испражнении в рот и сдирании кожи. Может, я ничего и не понимаю в искусстве, но ТАКОЕ искусство уж лучше заменю на пустые мелодрамы и тупые комедии.

    Великий (и ужасный) Пазолини постарался воссоздать к счастью не виденный мною роман де Сада настолько достоверно, чтобы зритель пришёл в тот ещё шок. Что хотели этим доказать авторы «Сало…» — непонятно. Я и так знаю, что в оккупации мёд не едят. Знаю, что любая власть так или иначе является одной из тропинок в Ад. Знаю, что разврат заразен. Поэтому меня задела сама постановка и сюжет картины. О чём я думаю после её просмотра? Хотите честно? Не о нашей с вами сущности и её превратностях. Не о составе фекалий, которые по сюжету потребляют несчастные рабы. Не о том, кто посмотрел эту ленту и как на неё отреагировал. И даже не о актёрах и их мнимой смелости сняться в данном «высокохудожественном шедевре».

    Нет, я думаю только о том, что ЧЕЛОВЕК — ЭТО ОШИБКА ПРИРОДЫ, ПОСЕМУ НЕТ НА СВЕТЕ СУЩЕСТВА ОМЕРЗИТЕЛЬНЕЕ, ГЛУПЕЕ И НИЗМЕННЕЕ, ИБО ТОЛЬКО ЧЕЛОВЕК, ВОПРЕКИ ВСЯКОЙ ТВАРИ БОЖЬЕЙ, НЕ МОЖЕТ ОПУСТИТЬСЯ НИЖЕ СВОЕГО УРОВНЯ, ТАК КАК УРОВЕНЬ ЕГО — САМЫЙ НИЗКИЙ НА СВЕТЕ… Вы говорите, что «Сало, или 120 дней Содома» заставляет вас задуматься… У меня же, кроме данной мысли, ничего больше в голове не родилось.

    Настоятельно не рекомендую к просмотру вообще никому. Это вредное кино, каким бы высоким оно ни считалось. Ставлю в один ряд со всякими «Зелёными слониками» и прочим, прочим, прочим.

    В этой картине Бога нет. Нет и Дьявола. Есть лишь всё остальное…

    1 из 10

    13 декабря 2011 | 08:55

    Настроение у меня перед Новым годом совсем ни к чёрту, сижу и думаю, что бы охаять, куда бы выплеснуть свои негативные эмоции. Ну не писать же про «Елки» или «Американский пирог 5», тем более, что я ни то, ни другое не смотрел, как вдруг — вспомнил! Не уверен, что этот отзыв хоть кто-нибудь, кроме меня и модера, прочитает, ну да какая разница.

    Итак, перед нами — говно. Во всех смыслах, в том числе и в буквальном.

    Я смотрел вроде как почти все фильмы Пазолини, из которых вполне понятно, какие у него проблемы были — как личностные, так и творческие, но это… Кстати, ещё оговорюсь, что произведение Маркиза де Сада я тоже пытался читать. Сначала подряд, потом через страницу, потом через пять, потом через десять, так вот у того друга проблем было ещё больше. Даже при моих довольно либеральных взглядах, мягко выражающихся в формуле — да хоть лошадь люби, только не в моём присутствии, я всё равно решительно не врубился, зачем сняли этот фильм. Ну что надо было — показать, что фашизм это плохо? Это вроде и так понятно. Обычно голливудские режиссеры переносят действие в наше время по двум причинам — или нехватка денег на воссоздание той эпохи или нехватка мозга у потенциального зрителя на восприятие действия. Зачем Пазолини перенёс? Его волновала судьба родной страны? Нашёл, как выразить свою озабоченность.

    Как таковое действие в фильме (в книге тоже) отсутствует, зато в избытке присутствуют голые люди с голыми задницами. Я даже не могу сказать, что у актёров в фильме есть какие-то роли или характеры — просто изображают биомассу, причём иной раз даже в порнухе эмоций от актёров больше видишь.

    В общем, это невозможное зрелище. Кто считает его гениальным, пожалуйста, расскажите мне в деталях, почему.

    30 декабря 2012 | 21:39

    …или «120 дней Содома»

    Сия лента действительно как-то выделяется на общем фоне классики, и не потому, что люди любят этот фильм. Может быть, даже, что большая часть зрителей его не переносит — и есть за что. Впрочем, нельзя обвинить «Сало» хотя бы в одном — его смотрят и будут смотреть дальше, пересказывая сюжет друзьям и тут же добавлять, что лента «не для всех».

    Вот это-то «не для всех», по сути, и является визитной карточкой «Сало», которая быстро возвела фильм в ранг шедевров. И почему? Ответ прост и очевиден: нам чем жестче — тем лучше. Натура людей устроена довольно интересно: утверждают, что запрещено — значит, это здорово; говорят, что плохо — значит, это круто; обещают отвращение и ужас — значит, шедевр. Зритель ищет истину и смысл даже там, где их нет, но упорно доказывает всем, что только он один и сумел отыскать звездочку в куче грязи. Обычно никто не берется таких разуверять, ибо неблагодарное это дело.

    Что для одних хорошо, для других — плохо. Наверное, именно так думал горемычный Маркиз де Сад (которому, конечно, никто из зрителей и в подметки не годится), а вместе с ним гениальный Пьер Паоло Пазолини, которые общими усилиями создали «Сало», с одной лишь поправкой: де Сад выбросил свои извращенные фантазии на бумагу, а Пазолини превратил слова в картинки, и вплел в сюжет фашизм. О, этот ужасный фашизм! То, что нечто подобное могло произойти в описываемых событиях — факт спорный, но, тем не менее, имеющий право на существование. Гораздо важнее другое: на общем фоне многочисленных оргий, унижений и поедания фекалий, даже слово «фашизм» теряется и уходит в небытие, не говоря уже о смысле этого понятия. Вероятно, Пазолини хотел вложить в него гораздо больше, чем увидел любой из нас, но вряд ли кто-то задумался об этом, так как разглядеть хоть долю из мыслей гения очень и очень сложно.

    Зато разглядели восхваляющие сие творение зрители исключительно грязную натуру человека, состоящую вплоть из похоти, желания доминировать и унижать, и в этом, якобы, должно заключатся важное понятие — какой же человек по своей природе низкий. Может быть, именно это и хотел отразить Пазолини в своей картине, резонно рассчитывая, что лента станет скандальной и вызовет резонанс в обществе. Своеобразие данного шедевра просто поражает — казалось бы, зачем и кому надо снимать подобное, где на протяжении двух часов персонажи совокупляются и истязают друг друга, получая от этого и боль и наслаждение? Ответ кроется в этом вопросе и весьма прост для понимания — это нужно снимать, чтобы никто и никогда не переплюнул не то, что режиссера, но и первоисточник с его вошедшим в историю автором. Расчет неплохой и довольно удачный. Есть ведь много личностей, ставящих рекорды. Не будем забывать так же, что для 1975 года картина была очень и очень вызывающей — чем не повод для славы и признания, чтобы окончательно поставить точку в своей гениальности, в которой Пазолини не сомневался ни на минуту.

    «Сало» не пугает, как смеют думать многие ценители сего творения, и мнение о том, что кто-то будет ходить несколько дней подряд, раздумывая над смыслом и вспоминать сцены ленты, весьма ошибочно. Не вызывает он и отвращения, кстати. Поначалу было любопытно, но уже после первого рассказа «шлюхи» становится даже скучно. Бессмысленный секс вперемешку с унижениями кажутся неуместными и временами глупыми, словно режиссер и сам не знал, что хотел этим показать — то ли уродливую натуру автора, настрочившего бессмертный роман, то ли свои собственные противоречивые чувства, так и не нашедшие отражения в его душе — был ли он сам таким? Очевидно, он переживал огромную обиду по отношению к фашистам, ведь другого объяснения фильму я найти не могу. Де Сад, думается, был тоже кем-то глубоко обижен, или просто получал удовлетворение от писания все тех же оргий, что не делает его каким-то великим писателем.

    Если рассматривать с такой позиции, то шедевром можно назвать и дневник убийцы, который подробно описывает, как он убивал ребенка, а, быть может, через несколько лет кто-то снимет на основе этого дневника фильм и его — что не удивительно в современный век! — тоже посчитают классикой. Потому что нам не надо красивое и хорошее, чтобы увидеть мир и найти в нем смысл — нам нужно грязное и отвратительное.

    Мы выделяемся и не замечаем, что такими пустяками вводим жизнь в яму «Сало», которое теперь расценивают, как замечательный фильм, которому не жалко поставить высокую оценку. Нельзя придумать описание для этого творения лучше, чем одно слово…

    …убогий.

    1 из 10

    …просто убогий.

    15 февраля 2013 | 14:51

    …но ведь миллионы людей страдают, в мире полно бедняков, инвалидов, несчастных, угнетаемых тиранами — неужели тебе их не жалко? Неужели ты не способен любить ближнего, желать ему добра?

    - Твои вопросы бессмысленны, ты просто слеп. Когда появятся настоящие Уберменши, таких, как ты, больше никто не будет слушать. И вы все будете делать то, что они скажут, а то, что хорошо для них, будет считаться всеобщим благом. И если они захотят, чтобы ты питался своими испражнениями, если они заходят отрезать тебе пальцы или язык, то они сделают это без тени сомнений, и никто им не указ! Потому что у них нет жалости, но есть воля! И только через страдания можно прийти к чему-то великому, запомни, лицемер.

    - Вся твоя «этика» порождена страхом. Ты никогда не познаешь истинную любовь. Ты ненавидишь женщин, потому что боишься их. В мечтах ты великий воин и реформатор, но на самом деле ты всего лишь жалкий нервный сифилитик, ты, наверное, даже ни разу в жизни не дрался. Да как ты смеешь рассуждать о том, чего не знаешь! Наше общество более тысячи лет держалось благодаря христианским ценностям, а ты предлагаешь разрушить все в одночасье?

    - Бог умер, чертов идиот!! Слышал такое? Я презираю подобных тебе! Вы насаждаете нам рабскую мораль, вы — это смехотворный бунт посредственностей, гнойный нарыв на теле здорового общества, сладкая булка с начинкой из гвоздей! Какое к черту равенство, какое смирение? «Не делай другому того, чего не желал бы себе» — все еще верите в этот бред? Убогие, как счастье благородного человека может пересекаться со счастьем никчемного имбецила?

    - Господа, успокойтесь. Ваш спор, очевидно, неразрешим, при этом вы оба не правы. Вы — чистые теоретики, засели в своих башнях из слоновой кости и не осознаете значимость материализма. Поймите, мы не просто познаем объект и ищем истину, мы в некотором смысле вступаем во взаимодействие. Такова сила диалектики, не только мир меняет людей, но и люди меняют мир, даже философы, а не только революционеры. Подумайте над этим, господа, а я пойду дальше классифицировать капиталистов.

    ***

    Пазолини проснулся. Это был удивительный сон. Странный диалог Ницше и кого-то из первых утилитаристов, чью фамилию он никак не мог вспомнить, однако был уверен, что начинается она с буквы «М», очень тронул его и надолго остался в памяти. Но еще больше запомнились слова внезапно появившегося в конце Маркса, которого он уважал едва ли не больше всех среди знаменитых мыслителей. Пазолини воспринял их как директиву, руководство к действию, повод для перемен.

    В голове крутилось множество мыслей, политика переплеталась с культурологией, научный коммунизм накладывался на религию. Почему-то вспомнились маркиз Де Сад, Данте. Режиссера охватил пессимизм.

    «Куда мы катимся? В каком направлении развивается наша культура, вернее то, что от нее осталось? Никто не спорит, этот Феллини хорош, черт бы его побрал, но что он, по сути, делает, в чем его посыл? Вот из раннего, «Dolce vita». По-моему, наша жизнь ничуть не слаще дерьма, все это сплошной эскапизм, а то и вовсе проклятая конъюнктурщина. Реализм, неореализм — тьфу, просто красивые слова. И как нам не хватает сейчас настоящих нигилистов…».

    Сильный ветер распахнул дверь. На улице были слышны крики, шла демонстрация. «Ох уж эта молодежь! Они ничего не понимают, они думают, что осознали левую идеологию, но сами живут на всем готовом. Снова буржуазия, снова неравенство, все тщетно. Зато теперь я понял — нужно действовать, нужно не бояться, не бояться высказать все в лицо, любыми средствами. И плевать на их угрозы, да я «гребаный коммунист», реакционер, я люблю худеньких кучерявых мальчиков больше, чем самых красивых женщин, и вовсе не собираюсь меняться. Да, я всем сердцем ненавижу фашизм, процветающий консьюмеризм и любые виды аристократии, и я буду стоять на этом, буду убеждать людей с экрана, ведь больше я почти ничего не умею. Провокация? Ха! Они еще не знают, что такое настоящая провокация! Но что же я могу сделать, если иначе до них не доходит? Наверное, я самый несчастный в мире режиссер, ведь я должен опираться на пролетариат, но сыновья рабочих никогда не поймут мои картины».

    Пазолини подошел к окну. Казалось, что солнце светит особенно ярко. Сегодня он знал одно: его Италия больше никогда не будет прежней. А завтра… Кто знает, быть может, завтра его уже не будет в живых.

    26 февраля 2013 | 21:58

    Фильм, пожалуй, самый жестокий из всех, что я видел. От некоторых сцен мурашки пробегают по коже, от некоторых хочется зажмуриться, а некоторые просто вызывают отвращение. Но без этих сцен не было бы фильма, не удалось бы передать идею, настроение и чувства того периода.

    Эта картина создана не для широкого круга, действительно. Здесь нет ничего от Де Сада, нет изысканности, нет эротики и порнографии в том смысле, в котором их хотели увидеть некоторые рецензенты. Но я не думаю, что у автора было желание разнообразить грязные мыслишки такого рода людей, нет.

    Этот фильм не для развлечения. Он для того, чтобы не забывали. Не забывали, за что сражались наши предки, за что умирали невинные люди. Не забывали бессмысленную жестокость фашистов и отчаянную надежду узников лагерей. Нельзя просто так вычеркнуть историю, нельзя забыть её, нельзя переписать. Сало это не икона, Сало это немой укор.

    10 марта 2010 | 17:32

    I Сад.

    Переходя к рассмотрению знаменитой кинокартины «Сало или 120 дней Содома», снятой по одноименному роману не менее знаменитого графа Донасьена Альфонса Франсуа де Сада нельзя обойти вниманием личность самого автора.

    О жизни знаменитого философа сказано много. Мнения относительно причины возникновения у человека, не лишенного общественных привилегий, достатка и уважения, столь антисоциальных и противообщественных убеждений противоречивы. Кто-то объясняет это тяжелым детством (смертью матери), другие необыкновенной жестокостью училища и зверствами войны (Семилетняя война, куда Маркиз отправился в 16-летнем возрасте и где принимал активное участие), третьи работой судьи, вынужденного выносить решения о казни или помиловании, четвертые многочисленными годами, проведенными в заточении в Бастилии. НО известно только, что причина кроется где-то в самой жизни.

    Как видим — его философия является некоей психической реакцией на зверства и жестокости со стороны внешнего мира по отношению к индивиду. С ранних лет он видел, что в мире все движения происходят лишь с помощью насилия и принуждения. С годами эта уверенность росла. Неприятие и отвержение всех общественных норм и условностей, основанных на лжи, пороках и лицемерии, вылились в бунт. В итоге, общество заперло его в стенах Бастилии на очень долгий срок. Там-то он и создает свой первый шедевр, написанный на рулоне туалетной бумаги и озаглавленный «Сало или 120 дней содома».

    До Сада никто не осмеливался так открыто и явно выказать свое отношение к власти. Он откровенно демонстрирует изнанку общества, отрицает нормы нравственности, идеалы общественности, метафизические и трансцендентные догматы веры (в Германии в это же время Кант пытался дать им вторую жизнь, но как видим, безуспешно), истины, добра.

    II Пазолини.

    Через 200 лет в Италии всемирно известный, почитаемый, уважаемый, режиссер Пьер Паоло Пазолини, неожиданно решает сменить направление своего творчества с темы красивой сказочной жизни ("«Цветок тысяча одной ночи» — Гран-при Каннского кинофестиваля в 1974 году.) на тему отвратительной реальности власти и подчинения. Являясь известным бунтарем в кинематографической среде, Пазолини не раз решался выказывать свое явное пренебрежение, откровенное неприятие и критику существующего общественного строя.

    Столь ненавидимое им общество потребления, в котором душа умерщвляется капиталом, а дух размышляет не о свободе, а о приобретением различных товаров по низкой стоимости отражено в фильме в виде отношения господин-раб. Откровенно и реалистично отражены все виды и формы властного принуждения, подчинения социумом велению господ.

    Известно, что Пазолини являлся ярым коммунистом, не поддавшимся «тлетворному влиянию западного общества», он держался собственных принципов и не отступался от них несмотря ни на что. За такое поведение (как и показано в фильме расплачиваются жизнью). И Пазолини отдал свою жизнь за эти принципы.

    III Садолини

    Очевидно сходство двух творцов в темпераменте, образе жизни, мировоззрении. Оба жили смело, решительно, боролись за правду, обличали несправедливость и отражали в своих произведениях объективную реальность, оценивали жизнь разумно и рационально. Сценарий Пазолини очень близок к оригинальному тексту и отличная, профессиональная постановка точно передает дух, атмосферу книги. Поклонники Сада (коих очень приличное количество) точно не будут разочарованы! НО! Понравится ли такое «утонченное» искусство всем остальным?

    В заключение цитата самого М. де Сада, чуть полнее приоткрывающая идею как его философии так и фильма:

    «Жизненно важная задача политики любого правительства состоит в том, чтобы поощрять максимальное развращение нации: пока человек истощает свое тело и душу в наслаждениях сладостного и губительного разврата, он не чувствует тяжести своих цепей, и вы всегда можете набросить на него новые так, что он даже этого не заметит. Таким образом, истинной сущностью государственной власти является стократное умножение всех возможных средств оболванить и развратить народ. Открыто творимое зло, вызывающая роскошь в бесчисленных публичных домах, всеобщая амнистия за все виды преступлений, совершенных в пылу разврата — вот средства держать плебс в узде. А вы, претендующие на власть, остерегайтесь добродетели в своей империи: стоит лишь дать ей волю, и глаза ваших подданных раскроются, и троны ваши, покоящиеся ни на чем ином, как на зле и пороке, рухнут очень скоро; пробуждение свободного человека будет ужасным для деспотов, и в тот день, когда он перестанет купаться в пороке, он начнет думать о том, чтобы стать господином.»

    2 декабря 2012 | 23:47

    В 1944-45-е годы в фашистской «республике Сало» на севере Италии группа лиц из высшего общества во главе с принцем унижает, издевается, мучает, пытает юношей и девушек, собранных для услаждения извращённой элиты, чувствующей свою погибель.

    По названию фильма можно понять, что фильм про 120 дней, пропитанных жестокостью. Фильм я никому не рекомендую, он для ценителей жанра арт-хаус и настоящего жестокого хоррора.

    Актёрский состав сыграл бесподобно в своё время, настолько всё показывается в живую. Насильники, жертвы, особенно мадам, которая рассказывает истории, всё жёстче и жёстче с каждым днём. Вот, что называется актёрское дарование. Работа мастеров своего дела.

    Фильм я посмотрел 3 года назад. Он длится 2 часа. Эти 2 часа длились как будто целый день, хотел, чтобы всё быстрее закончилось, чтобы никогда об этом больше не вспоминать. Но до сих пор перед моими глазами все сцены насилия и мольбы сжалиться, я слышу плач девушек. Боже, как это могли сотворить. Сердце вдвойне бьётся, когда узнаёшь, что эта история реальна. Но всё же фильм я добавил в список любимых.

    Режиссёр Пазолини настолько ошарашил не только меня, но и всех людей, что его убили после выхода фильма и весьма жестоко, как и в его картине. Сценарий тоже его, не знаю даже, хвалить или нет. Впервые в своей жизни я не могу ничего сказать о сценаристе, может быть просто поставлю многоточие для моих не останавливаемых мыслей по поводу фильма…

    Когда дело касается хоррора, то самый важный человек из всех людей, — это композитор. Эннио Морриконе, большой поклон мой Вам, вы гениальная персона, и не даром Вы награждены почётным Оскаром.

    Никому не советую фильм, но если вы считаете себя ярым киноманом, то вы этот фильм не должны пропустить.

    10 из 10

    12 октября 2013 | 15:08

    Произведение неотделимо от автора, и это тем паче, чем дальше мы шагаем от рядового кино к авторскому. Истиной в исскустве, даже, скорее, в конкретном произведении является лишь то, что хотел сказать сам автор, в данном случае, Пазолини в «Сало, или 120 дней Содома». Итак о чем же эта картина?

    Лента построена из эпизодических сценок, последовательно тянущихся от начала к финалу и заключенных в 4 части и 3 круга так называемого ада. Однако, этот ад для де Сада, как и для четырех красавцев — главных героев, был довольно условен, ибо их удовольствия прямопропорциональны мучениям их жертв.

    В фильме зло пышет едва ли не в каждой минуте. Среди всех героев нет ни одного положительного. Все они легко, благодаря своей типичности, делятся на 3 группы:

    1. великолепная четверка - яркие, экспрессивные личности; де Садовские идеалы, стремящиеся удовлетворить бесконечную похоть, ярость и проч.

    2. поддакивающие — солдаты и надсмоторщицы. Последние в течение всего фильма с благоговеющей улыбкой наблюдают за господами и всячески потакают им. Солдаты по странному стечению обстоятельств верные, как собаки, своим господам, а отнюдь не национал-социализму.

    3. жертвы — бесхарактерные, бездушные. Вот оно! Невинность — то что отделяет, не дает возможность человеку насладиться плодами тела (своего, чужого). Жертвы у Пазолини потенциальные насильники и растлители, им чужда жалость к оказавшимся в той же ситуации, что и они. Брыкаться и кусаться они начинают только когда дело доходит до них.

    Именно такие характеры и понадобились Пазолини для достижения конечного замысла… Идея об удовольствии пропитывает фильм, она на устах и четверки, и проституки, она в умах надсмоторщиц, пианистки, она же ударяется в невинность жертв, и (поскольку она столь изыскана) в чопорность солдат. Эта идея воплощенная в художественную реальность, режет реальное сознание зрителя. Поучительность фильма — мнимость нормального зрителя.

    Подводя итог, скажу, что фильм направлен не на пропаганду зла фашизма, и даже — не зла насилия, он глубок в своей философии, редкий индивидуум способен ее принять. Я далеко не из таких, и лишь подначивающее любопытство заставило меня посмотреть эту ленту, как в свое время запретный плод вкусил Адам. Крайне не рекомендую его к просмотру. Однако, стиль и верность идее не оставляют меня равнодушным к самой работе

    4 из 10

    15 июня 2010 | 04:07

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>