всё о любом фильме:

Истории обыкновенного безумия

Storie di ordinaria follia
год
страна
слоган-
режиссерМарко Феррери
сценарийМарко Феррери, Серджо Амидеи, Чарльз Буковски, ...
продюсерЖаклин Феррери, Серджо Гальяно
операторТонино Делли Колли
композиторФилипп Сард
художникДанте Ферретти, Николетта Эрколе, Франческа Ло Скьяво
монтажРуджеро Мастроянни
жанр драма, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время108 мин. / 01:48
Мошенники разных мастей, проститутки, отбросы американского «дна» — вот неиссякаемые источники, из которых черпает вдохновение Чарлз. Он привязывается к проститутке Кэсс, но этот странный роман завершается трагически.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Работы итальянского режиссёра Марко Феррери часто встречают буквальное восприятие как со стороны зрителей, так и критиков, например, американских. Они, в отличие от европейских киноведов, практически не чувствуют внутренней тонкости, даже изящества замысла, блеска и остроумия в его нередко эпатажных, скандальных произведениях. Полное название экранизированного сборника рассказов как раз американского писателя Чарльза Буковского звучит вообще провокационно: «Эрекции, эякуляции, акты эксгибиционизма и общие истории обыкновенного безумия». И если ленту Феррери трактовать лишь на уровне сюжета, то можно не увидеть вообще ничего, кроме беспутной жизни поэта-алкоголика Чарльза Сёркинга, который мечется между Лос-Анджелесом и Нью-Йорком, живёт в грязных комнатах и кварталах, где обитают мошенники, убийцы и проститутки. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    В фильме удалось передать пожалуй самый главный аспект творчества Буковски: убаюкивающее ощущение заглушаемой алкоголем и случайными сексуальными связями черной, истерической, шизоидной безысходности. Постепенно повышаемый уровень животного, грубого, глубоко мужского (в самом плохом смысле) заставляет (как и в книгах) вначале поморщиться, но как только вы «впитали» эту анестезию, вас начинает все меньше тошнить и хочется плакать. Творчество Буковски напоминает сильное похмелье длинною в жизнь: перед глазами тошнотворные картины секса со страшными размалеванными бабами, алкоголь, вымученный смех со слезами и жгучее чувство вины за себя такого уродливого, нескладного, сломанного.

    8 из 10

    23 мая 2015 | 07:34

    Первый раз посмотрел этот фильм вместе с друзьями. Большинство из них сошлись во мнении, что фильм о талантливом пьянице. Это не так. Этот фильм о свободном таланте. На теме вина вообще не стоит особо заострять внимание. Имеем ли мы право судить героя фильма за пороки? Многие талантливые люди гораздо порочней.

    Герой Бена Газзары выступает в образе американского писателя Чарльза Буковского, который не отличался трезвостью мысли, но ныне очень популярен и уже давно утратил статус аутсайдера общества. Честно говоря, сложно себе представить кого-то другого в образе Буковского. Небритый, с пронзительными, умными, часто скрываемыми за темными очками глазами, с напускной невоспитанностью и небрежностью в жестах, он идеально вписывается в образ пьяницы интеллигента. Его герой не гонится за американской секс мечтой, американские (и не только) ценности как деньги, бытовой комфорт и прочее ему не нужны, для него лучше напиваться и находить жизнь на самом ее дне, где обитают единственные человечные на его взгляд люди. И он гордится, что с ними, ведь «в них вся сила мира». Можно ли его назвать асоциальным? Скорее нет, чем да. Просто этот человек с другим взглядом на мир.

    В отношениях с женщинами он так-же не отличается особенной избирательностью — объектами его любовных порывов являются представительницы отнюдь не высшего общества. Он близок им по духу, а они для него источник вдохновения. Героиня прекрасной Орнеллы Мути обычная проститутка, но с необычным желанием избавиться от человеческой инфернальности и быть свободной. Это их объединяет, но он нашел свободу в вине, а она в смерти. Он тоже не боится смерти, ведь «смерть — это путешествие, она не хороша и не плоха».

    Очень «не по-голивудски» показаны сцены секса. В общем духе картины секс по бытовому примитивный, грубый и даже отталкивающий. Он — «типичны самец, неизвестно что выкинет».

    Таланту не нужны стены. Талант не продается. Он сделал выбор не в пользу издательства, когда увидел десятилетний виноград. Его протест против времени и стен в этом издательстве выразился в закидывании других «талантов» банками с пивом. Но, к несчастью, они этого не поняли.

    Марко Феррери создал отличный фильм с необычной атмосферой и нетипичными героями. Смотреть обязательно.

    12 октября 2012 | 23:54

    Тягучая, жаркая жизнь спивающегося писателя. Череда алкоголя, секса, отходняка, алкоголя… и бессмысленного, пожалуй, графоманства. Хотя нет, не бессмысленного, такие же заблудшие души, как он сам увидят на его страницах себя, скажут «о, как это правдиво», но едва ли такой человек может чему-то научить. Его окружают запахи табачного дыма, и пота, к нему притягиваются такие же отчуждённые от искусственной реальности, как он сам: сумасшедшие, проститутки, мазохисты.. Картина повествует о том, как он встретил девушку, которая всполыхнула в нём, казалось бы конченном сухаре, какие-то чувства. Но едва ли страсть можно назвать возвышенной, когда у человека уже атрофированы чувства и стремления, взамен которых поместились слепая страсть, и вдохновение в бутылке и женщинах. И любое начинание, в данном случае, обречено. Насколько же стильно сочетание щетины и перегара решает каждый по-своему.

    9 июня 2013 | 00:10

    Моей писаниной заинтересовались итальянцы. Марко Феррери закончил фильм по книге «Истории обыкновенного безумия». Чинаски играет Бен Газзара. Несколько сцен они снимали в Калифорнии в Венисе. Я выпивал с Феррери и Беном — приличные парни.

    Старая печатная машинка и полупустая бутылка бурбона давно нашли свое собственное место на этом грязном столе. Прямо сейчас играет 7 симфония Малера и за окном дождь рвет на тысячу частей уже почти не существующую мостовую… Будь писатель дома то он обязательно бы обратил внимание на крики в соседней комнате. Или на то, что бутылка с бурбоном опустела и необходимо в очередной раз идти за новой. Вот только сам старина Буковски спит в баре по соседству и с неподдельным интересом наблюдает за собственными львами апокалипсиса и птицами духа…

    Приличный же парень — Марко Феррери создал удивительный фильм, который способен оставить определенный след в душе почти каждого зрителя решившегося на его просмотр. Голая и припорошенная грязью реальность, в которой нет места для надежды или самых банальных грез. Только сам старина Чарльз и его маленькие жизненные истины, скрывающие под своим началом очередного гения. Бешеную пьянь от литературы. Нет никаких мотивов или одной единственной мечты у главного героя, прячущего под своей искренней улыбкой больше боли, чем способен выдержать обычный человек.

    Можно сказать, что герой Бена Газзары — это берег пустынного пляжа, который принимает в свои крепкие объятия разнообразных девушек и женщин, приходящих вместе с очередной волной. Вот только в один прекрасный день вместо серой волны на песчаные берега нагрянул целый шторм в образе самой красивой Женщины в городе. Прихватив вместе с собой огромную булавку и целый букет разнообразных безумств Кэсс врывается в однообразную жизнь одинокого писателя. Героиня Орнеллы Мутти это не просто прекрасная девушка. Это видение света в чье существование искренне хочешь верить. Найти такую же Кэсс для праздника в пределах своего собственного утлого суденышка качающегося на волнах под воздействием Буковски и его печальных истин.

    Может быть, писатель ее уже нашел?

    После яростной «Пьяни» Шрёдера и бумажного «Фактотума» Хамера этот фильм вызывает очень особенные чувства. Будто бы главный герой наконец-то выбрался из грязного бара и, отвергнув всевозможные фальшивые истории, таки сумел обрести несколько песчинок настоящей свободы от условностей этого бренного мира. Почти всегда один с неизменной бутылкой дешевого пойла в коричневом пакете и строками очередного рассказа или стиха под самым сердцем…

    «Истории обыкновенного безумия» — это чрезвычайно сильное произведение искусства. Пребывая в руках двух настоящих художников от кинематографа и литературы оно не сумело потерять дух оригинала, но также и привнесло нечто новое. То, что невозможно забыть во время пришествия титров на фоне океана и голой музы в объятиях старины Чарльза.

    27 февраля 2012 | 18:10

    Беспутный сангвиник, заросший густой щетиной- Чарльз Серкинг, слоняется по авторским чтениям, на которых декларирует свои витальные повести, знакомится на пляжах с «вышедшими в тираж» леди и постоянно страдает леденящей жилы алчбой по спиртосодержащим. Таков герой альтер- эго самого соавтора сценария картины Чарльза Буковски, по произведениям которого снят этот фильм. Для одного из самых экранизируемых писателей последней четверти минувшего века("Пьянь», «Фактотум», «Холодная луна»), картина Феррери явилась дебютным воплощением на плёнке.

    Буковски, проза которого определяется жанром «городского романса»(а по сути являясь описанием своего горемычного жития-бытия), всегда был человеком нонконформистского склада, и не мудрено, что к его трудам обратился другой такой же анархист от искусства Марко Феррери. Дополнил этот равнозначный треугольник Бен Газзара(воплотивший образ «Буковски»), актёр потрясающего отрицательного обаяния, один из любимцев самого Кассаветиса(что тоже говорит о нём как о человеке «андерграунда»).

    Герой Газзары обычный раб печатной машинки, гений-графоман, пьющий не с горя или для удовольствия, пить для него также естественно, как для любого из нас просто дышать. Женщины для него- это самки-музы, одна сменяет другую, как пустеющие на его «рабочем столе»(а есть и такой в его дешёвом номере отеля) бутылки. И вот он встречает настоящую «Венеру» городских подворотен и кабаков(луноликую Орнеллу Мути), она легко подчиняет его, парализуя своим мазохизмом- как самоотречением и давая ему самое главное- вдохновение!

    Их страсть показана тут фаунистическими отношениями, они как звери неспешно обхаживают друг друга, передавая инстинктивными сигналами свой эротический импульс. Это чисто заигрывание самца и самки, да и вообще у Феррери иные отношения героев его фильмов, смотрятся как передача- «В мире животных».

    Как всегда режиссёр нашёл в ленте время и место уколоть «культурный истеблишмент», здесь достаётся коммерциализации искусства, на выходе дающий шаблонный «продукт»- сцена в которой Чарльза пытаются купить отдельным рабочим местом в крупном нью-йоркском издательстве. На что герой напиваясь ответит разгромом «инкубаторных кабинетов», в которых работают такие же приглашённые как и он- «работники пера», Чарльз презрительно закидает их пустыми пивными банками. И вступительный монолог героя аукнется в самом конце- «Настоящее искусство-это стиль, а стиль- это индивидуальность!»

    7 из 10

    4 декабря 2010 | 15:44

    Экранизация одноимённого произведения Чарльза Буковски. Первоисточником задано и своеобразие фильма. Произведения Буковски предельно автобиографичны, несут его позицию в мире, которая состоит в неприятии американского культа успеха, престижа, славы. Как любому поэту, признание льстит его самолюбию, но как только выясняется, что ради этого его пытаются ввести в какие-то рамки, хоть в чём-то ограничить, это вызывает бунт. (Сцены в Нью-Йорке: клетушка в издательстве символизирует ограничение, в ответ — шокирующее окружающих метание всего, что в клетушке есть). Сытый, довольный мир отрицается. Даже ради собственного здоровья герой ничем не пожертвует.

    Что составляет ценность для него? Неограниченная свобода чувств. Наслаждение миром: природой, женской красотой, состоянием опьянения. Сами стихи рождаются, потому что мир пьянит. Неслучайно, немногочисленные сцены творчества даются в те моменты, когда он приводит к себе женщину. Даже его бывшая жена, в общую квартиру с которой он периодически возвращается и нередко с другими женщинами не только не испытывает ревности к его очередной пассии, но подбадривает их, хотя и делится опытом, показывающим, что для нормальной совместной жизни с хоть каким-то бытом он абсолютно не подходит. Но и понятие женской красоты здесь своеобразно. Вспомним толстую женщину, к которой он случайно попадает, преследуя увиденную на пляже незнакомку. В пылу увлечения он не знает, как от неё избавиться. Но после того, как заманившая его красотка сдала его в полицию и ему едва удалось из этого капкана выпутаться (казалось бы, повод задуматься и о пагубности подчинения малейшему влечению и о предательстве — ничуть не бывало: опасные приключения привлекательны, так как добавляют остроты бессмысленному вареву под названием жизнь), он заявляется к этой толстухе и изобилия плоти вызывает не меньший восторг, чем изящество и лукавство предыдущей.

    И всё-таки главное содержание — отношения с девушкой действительно прекрасной, но зарабатывающей проституцией, в то же время точно так же, как главный герой, живущая по велению эмоций, одна из главных среди которых — сексуальное влечение. В ней сразу ощущается надломленность, депрессивное состояние души, да и следы первой попытки самоубийства герой обнаруживает почти сразу. Именно разочарованность в жизни, нежелание пользоваться своей красотой в целях достижения успеха, безразличие ко всему внешнему и роднит с ней героя. Но и её самоубийство не отвращает окончательно героя от ощущения радости бытия.

    Насыщенность сексуальными и «физиологическими» сценами, почти постоянно пьяное состояние героя, использование ненормативной лексики — всё это делает произведение вполне «андеграундным», но это не «чернуха» в нашем понимании, потому что сквозь всё это пробивается ощущение того, что жизнь прекрасна, хоть она и быстротечна, хрупка, разрушение красоты остановить невозможно. Великолепны пейзажи, интерьеры пронизанной солнечными лучами комнаты. Но самое прекрасное — крупные планы, пронизанные доброй, сострадательной улыбкой героя. Именно в таком автобиографическом фильме весь успех зависит от выбора исполнителя главной роли. Артист настолько достоверен, лишён какой бы то ни было нарочитости, что возникает полное впечатление, что он такой в жизни.

    26 февраля 2012 | 19:59

    Об этом фильме не хочется писать много, да и вряд ли надо. Литературная основа картины — проза Чарльза Буковски. Поклонником этого писателя я никогда не был. Схематичность персонажей, традиционный набор тем (пьянство, секс и т. д.) как — то не способствовали моему позитивному восприятию творчества этого «грязного реалиста». Справедливости ради нужно сказать, что в отличие от многих его коллег по писательскому цеху (особенно европейских), неизлечимо страдающих манией величия и вуалирующих скудность своей мысли модернистской заумью, этому американцу всегда было, что сказать своему читателю. Кроме того, его проза, с моей точки зрения, идеально подходит для экранизаций ввиду отсутствия в тексте больших описательных планов и наличия многочисленных диалогов.

    Большой итальянский режиссер Марко Феррери не просто вдохнул новую жизнь в тексты Буковски, он создал свое собственное кинематографическое полотно, имеющее право жить своей самостоятельной от прозы писателя жизнью.

    Сюжет прост. Находящийся не в ладах с собой и окружающей его действительностью, возрастной поэт (Бен Газзара) методично уничтожает себя. Дешевый виски, беспорядочный секс, полицейские участки, безденежье — вот постоянные спутники его жизни. Случайно в баре он знакомится с проституткой (Орнелла Мути), которая вызывает в нем, то ли ранее им не испытываемые, то ли давно забытые, чувства.

    Какой-нибудь лишенный вкуса режиссер, переводя кинопленку, скорее всего «перевернул» бы жизнь поэта, заставив бы его под влиянием нахлынувших чувств измениться, уйти, как говорила Шурочка из «Служебного романа», «в дом, в семью, в работу», а в конце, видимо, и под венец c осознавшей постыдность своего поведения блудницей. Но Феррара не из того теста. Он не занимается пошлой манипуляцией зрительскими чувствами и интересами. Он честен перед собой и зрителем. Все заканчивается трагически, как собственно и должно быть в жизни.

    В отношениях между героями фильма напрочь отсутствует традиционная для любовных историй «клюква» в виде слез, сюсюканий и прочей сопутствующей ей экранной пошлости. Все очень жестко, местами, жестоко, а значит, правдиво!

    «Я никогда не встречал женщины лучше тебя»! Когда Б. Газзара, обращаясь О. Мути, произносит эти слова, то он ими выражает больше, чем километры кинопленки, посвященные злоключениям «пианины» в новозеландских джунглях, и иной такой же киношной костюмированной воздушной кукурузы.

    О чем этот фильм? Наверное, об одиночестве. А значит, о каждом из нас!

    Стопроцентный шедевр итальянского мастера! Рекомендую для просмотра абсолютно всем, вне зависимости от киношных пристрастий.

    10 из 10

    12 сентября 2012 | 22:43

    … так я назвал, последующие картины, на которые буду печатать отзывы.

    Все эти фильмы, может и не все кто знает, будут относиться к разряду «нейтральные».

    Причиной этому служит их некая бледноватость, при просмотре которых невольно хочется отвлечься от экрана или что-то ещё, но не продолжать смотреть.

    «История обыкновенного безумия» была найдена мною случайно по совету одного человека имени которого и места его проживания и тому подобное я не знаю. Изначально на первых минутах я понял, что я этот фильм, чего бы оно не стоило досмотрю до конца, так как что-то в нём цепляет.

    До появления Орнеллы Мути я начал презирать этот фильм, за его откровенность, но в последствие я понял, что без этого он будет вовсе бледный и не воспринимаемый. Потом увидев её я понял что смотреть придётся так как я не мог оторвать от неё взгляд.

    Сюжет интересный и да, немного «безумен»,но поэтому такие фильмы и выделяются из всей серой массы, которая сейчас снимается и такие картины должны быть в просмотренных у каждого уважающего себя кинолюбителя или как там их назвать. Для меня это некий толчок к новому кино, которое я открыл для себя, но толчок слабоватый и придётся посмотреть ещё не один подобный фильм, чтобы начать в этом разбираться более глубоко, хотя не считаю, что нужно всегда копать в истинную цель, которую преследуют авторы той или иной картины, можно просто посмотреть кино, насладиться новой историей.

    11 марта 2011 | 16:48

    Это было в ночь празднования Алых Парусов. Я, по знакомому уже сценарию, опоздал на метро и теперь мне предстояла ещё одна бессонная ночь в городе. В кошельке не было ни гроша — последние деньги потратил на чизбургер с пивом. Не было ни телефона, ни часов, только небольшая фигурка Ариэль из Киндер-Сюрприза. А вокруг хаотично передвигались, создавая помехи друг другу, скопления старшеклассников и люди, нашедшие повод выпить со всеми. Маленькая шумная преисподняя разворачивалась в нескольких шагах от меня, и количество людей было прямо пропорционально моему чувству одиночества. На Невском не было никого. Были только я и маленькая игрушечная русалка. Обычное чувство, едва ли не банальнее, чем любовь. Готов поспорить, каждый кто в ту ночь орал матерные частушки и распивал n-ную бутылку водки мог похвастаться не меньшими достижениями в этой области. Но именно в тот момент, когда ужас моего положения превысил лимит, мне открылось, что моё одиночество вовсе не так ужасно, что в некотором роде это было одной из составляющих счастья. Я один и это прекрасно. Уже с большим воодушевлением я обошел Невский по несколько раз, стараясь держаться вблизи организованных групп и метафизически портить им настроение. Кончились сигареты, но у прохожих просить не хочется — даже пара фраз могла нарушить моё счастливое отчуждение. Я стал Чинаски.

    Наверное, люди, загипнотизированные простыми мещанскими понятиями могут позволить себе роскошь не понять Буковски. Его читатели — потерявшие что-то или сами потерявшиеся в океане незначительных событий, безумном до обыкновения. Буковски — это Достоевский, Хемингуэй и Лоуренс, поздней ночью беседующие обо всем в грязном вонючем баре, которым владеет Луи-Фердинанд Селин, но в то же время он — бережный энциклопедист никому не доступного одиночества, с которым все сталкивались по-своему. И только люди, которые живя в одиночку содержат в порядке кухню не могут и не хотят признать его значимость, оправдывая свое мнение грязью и алкоголем. «Просто жить, пока не умрешь, — уже тяжелая работа»,… но стоящая того в любом случае, что пусть и не явственно следует из работ великого маргинала.

    «Истории обыкновенного безумия» — первая осознанная попытка перенести прозу Чарльза Буковски на экран, и надо сказать попытка весьма любопытная. Несмотря на то, что местами образы и события Буковски не просто кинематографичны но именно стильно кинематографичны, сама форма повествования изобилующая авторским мнением преграждает дорогу его рассказам и романам к экранизации. Один из лидеров европейского маргинального кинематографа Марко Феррери нашел оригинальный путь. Он не собирается совершать ошибку, которые много лет спустя совершат создатели «Пьяни» и «Фактотума». Те решат серьезно покопаться в душе Буковски, не замечая вокруг массивный щит из слов, правдивых и не очень. То что сделал Феррери — это скорее не экранизация, а трибьют. Фильм не по мотивам, а в честь. Итальянец отображает основную суть прозы и немножко поэзии Буковски. Главным компонентом картины становится стиль, обыкновенно прекрасный монолог, которым открывается фильм. Феррери, как никто другой в европейском кинематографе умевший раскрыть ужас обыденных вещей, представляет здесь свою версию Чинаски. Очевидно, сей классик за свою карьеру накопил достаточно мастерства и особенного стиля, чтобы его личная трактовка известного литературного героя была релеватна.

    Кому-то эта трактовка может показаться незамысловатой и даже карикатурной: красавицы, подобные Орнелы Мути и сине-зеленая, по-альмадоварски яркая, ловушка Лос-Анжелеса. Да, Феррери беззастенчиво использует визуальные контрасты. Так же, как и в штиль повествования разыгрывает главные события где-то за декорациями, в пятом измерении. Суровая, наполненная подтекстом, простота заимствована из славных произведений. Чинаски от Феррери и Газзары, наверное все-таки, открывает внешнюю сторону вопроса книг Буковски, но при этом, отображает ее максимально полно. Одиночество Буковски как такового стало опорой для истории о более обширном одиночестве, с такой даже прелестной неопределенностью, которую выразил в своем мнении о фильме сам великий маргинал — он не мог решить, понравился ли ему фильм или нет. Как бы то ни было, одиночество и иные несчастья, изящно описанные Чарльзом Буковски, как снежинки, не могут быть одинаковыми. И истории обыкновенного безумия у всех свои. Но в наше время уже не страшно жить с ними. Наверное, стоит сказать спасибо невеликому, как он сам о себе отзывался, маэстро. И спасибо другим хорошим людям, которые рискнули и соединили такие прекрасные, но внешне несовместимые вещи, как проза Буковски и кино.

    24 августа 2015 | 19:34

    Картина в лучших традициях «грязного реализма» Чарльза Буковски, по произведениям которого они и была снята.

    «История обыкновенного безумия» поэта.

    Главный герой картины — поэт. Он пьет. Потом опять пьет. После того, как напился, он опять пьет. Ну и в перерывах женщины. Много. Разных.

    Чарльз Серкинг уже давно разуверился во всем, наверное, поэтому он с таким упорством ищет «истину в вине». Ему не хочется верить, что все так печально.

    Кэсс стала для него «лучом света в темном царстве». Ее «история обыкновенного безумия», по сути, сродни «истории» Серкинга — «натура — дура, судьба — индейка, а жизнь — копейка». И если Чарльз эту «копейку» тратит на выпивку, то проститутка — на самоистязание, как бы проверяя монетку на прочность.

    Единственное, что отличает разочарованного Серкинга от той же разочарованной Кэсс — творчество. Именно оно возносит «счастливого пьяницу», оно поднимает его в глазах зрителя. И вспоминается: «Быть может, всех ничтожней он. /Но лишь божественный глагол/ До слуха чуткого коснется,/ Душа поэта встрепенется,/ Как пробудившийся орел.»

    Последний эпизод внушает надежду.

    6 из 10

    17 января 2012 | 20:45

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>