всё о любом фильме:

Тонкая красная линия

The Thin Red Line
год
страна
слоган«Every man fights his own war»
режиссерТерренс Малик
сценарийТерренс Малик, Джеймс Джонс
продюсерРоберт Майкл Гейслер, Грант Хилл, Джон Робердо, ...
операторДжон Толл
композиторХанс Циммер
художникДжек Фиск, Йен Грейси, Марго Уилсон, ...
монтажЛесли Джонс, Заар Клейн, Билли Вебер
жанр драма, военный, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
США  7.04 млн,    Испания  978.6 тыс.,    Великобритания  888.8 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время170 мин. / 02:50
Фильм рассказывает о нескольких месяцах жизни армейского подразделения, в том числе об участии этого подразделения в одной из решающих и сложных операций XX-го века — битве за Гуадалканал. Американские пехотинцы посланы на подмогу морским подразделениям, измотанным схваткой с японцами.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
78%
72 + 20 = 92
7.2
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Джеймса Джонса «Тонкая красная линия» (The Thin Red Line, 1962).
    • Полный хронометраж фильма: 6 часов.
    • Выражение «тонкая красная линия» в английском языке означает ведение боевых действий на пределе человеческих возможностей. Словосочетание возникло во время Балаклавского сражения Крымской войны, когда британский репортёр, присутствовавший на поле боя, описывал занявший оборону шотландский полк (в английской армии тогда носили красные мундиры) как «тонкую красную линию, ощетинившуюся штыками».
    • Достаточно длительная по времени роль Микки Рурка была полностью вырезана из финальной версии картины. Актер является единственным обладателем полной копии фильма. Присутствие на экране Эдриана Броуди также было значительно урезано.
    • Тонкая красная линия — это не просто топографический знак. Именно так на военных картах обозначается линия обороны, которую держат растянутые на несколько километров бойцы одного подразделения.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Вуди Харрельсон поначалу долго спорил с режиссером по поводу решения, как же умереть своему персонажу. И смерть от взрыва гранаты (что в итоге и было показано в картине) показалась ему слишком мелкой и несопоставимой с его звездным в то время статусом. Терренс Малик взял верх, когда пообещал прибавить к гонорару Вуди некий процент дохода.
    • еще 3 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 236 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Так уж получилось, что о режиссере Терренсе Малике я ничего не знал. Как-то раз, когда сей факт стал известен, мне посоветовали посмотреть парочку его фильмов, что бы составить свое мнение. Советовавший заметил: стиль Малика поэтизировать природу либо понравится, либо нет. Для просмотра я выбрал фильм с нескучным таким синопсисом «Тонкая красная линия».

    После просмотра я для себя решил — фильмы Малика мне не нравятся. То есть у него несомненный талант красиво показывать природу, этого не отнять (если, конечно, его поклонники не врут, и «Линия» не стоит особняком в его творчестве). Но я из тех людей, которым больше нравится любоваться природой вживую, чувствовать кожей ветер, нежели смотреть на нее на экранах разных размеров.

    А кроме, собственно, природы и великолепной (еще один заслуженный плюс фильма) операторской работы в «Линии» ничего толкового нет. Не знаю, можно ли судить о всем творчестве режиссера в контексте обсуждения одной его работы, но товарищи поклонники подразумевали под авторским почерком Малика как раз такую вот поэтическую медитацию с псевдофилософским уклоном.

    Почему я считаю смысл фильма псевдофилософским? Дело в том, что я верю, что режиссер вместе с сценаристом — это рассказчики. Они должны рассказать историю. Можно просто красивую. А можно с двойным дном, которая заставит задуматься. Но чем лучше рассказчик, тем ненавязчивей в его рассказе мораль, тем глубже затронутые им темы, и тем неоднозначнее конечная оценка поступков героев. Хорошие истории, не указывая что делать и как поступать, незаметно облагорживают человека. Авторский текст с авторской же позицией в хорошей истории приемлем лишь как подведение итогов, резюмирование морали, если нужно. Но вот беда — в «Линии» Малик прямо с первых кадров, с первых закадровых реплик ведет не историю, но пропаганду. Причем довольно мутную и псевдофилософскую, ибо в устах героев все красивые слова получаются пустыми и не привязанными к каким-либо поступкам или событиям. То есть получается философия автора, а не его персонажей. А такой подход в хорошей истории недопустим.

    Возможно, доморощенные эстеты, снобы-критики и просто сочувствующие граждане возразят на мои претензии, что фильм не для всех (как они это любят делать). Но в этом-то и беда современного искусства, на лавры которого творчество Малика с завидным упорством сватают: сейчас любую бессмысленную мозговую деятельность можно продать под видом «искусства не для всех».

    Меж тем назвать фильм однозначно плохим не могу — он красив, некоторые сцены завораживают. Но вместе с тем он скучен, длинен, слишком неправдоподобен в своей пропаганде гуманизма. И как следствие — выглядит просто набором плохо связанных друг с другом сцен, движущихся в одно направлении — в направлении финальных титров.

    5 из 10

    12 мая 2013 | 22:15

    Несомненно, Терренс Малик как режиссер и сценарист ведом великими идеями. Они требуют от него великих амбиций, а те, в свою очередь, требуют великих усилий для реализации. Малик не может просто рассказать историю с конкретной формой и узко-определенным смыслом. Он стремится к своего рода сверхформам и сверхсмыслам, которые могли бы охватить жизнь не в отдельных ее аспектах, но в наиболее широком их сочетании. Так «Пустоши» из криминальной истории превратились в культурологическое исследование, а «Дни блаженства» примитивную человеческую историю подали как надчеловеческую, конкретный исторический сюжет — как вечны мифологический архетип. Третий фильм Терренса Малика идет еще дальше: режиссер посягает на то, чтобы создать экранный портрет… самой вселенной.

    «Тонкая красная линия» только на первый взгляд является экранизацией военного романа ветерана Второй Мировой Джеймса Джонса — Малик использует исходный сюжет про взятие солдатами США острова Гуадалканал исключительно как точку опоры, на которой он выстраивает собственное произведение. Режиссер возвращается к своим стандартным приемам — метафоризации в рамках реализма, закадровому монологу и животным-символам витальности природы — но теперь, двадцать лет спустя, углубляет и усложняет их. Жесткий военный реализм «Тонкой красной линии» среди первобытной культуры тропического острова сам становится источником метафор: хаос боевых действий и постоянное нахождение героев на грани между жизнью и смертью способствует непрерывному потоку разнообразных эмоций, мыслей, воспоминаний и наблюдений, на стыке которых рождаются новые смыслы. Вместо одного закадрового монолога Малик вводит несколько сопроводительных комментариев от разных бойцов, и эти несколько личных монологов он объединяет в один общечеловеческий, вне зависимости от личности и национальности рассказчика (есть даже монолог японского солдата!) ведущийся одинаково отрешенно и обращающийся к схожим вопросам. Наконец, в джунглях Гуадалканала новое звучание обретает живая природа, которая в «Днях блаженства» была незыблемо покойна и прекрасна, а в «Тонкой красной линии» приобрела еще и агрессивные, хищные краски. Это — впервые в творчестве Терренса Малика — позволило режиссеру решить столь волновавшую его ранее проблему оторванности человека от остального живого мира: летучие мыши высматривают свою жертву в той же воде, где скрываются от японцев герои; в бою наравне с солдатами в высокой траве извиваются змеи; а сама трава жаждет крови не меньше, чем полковник-карьерист в исполнении Ника Нолти, и своим угрожающим шипением на ветру она вторит его ожесточенным приказам.

    Ранее источник конфликта Малик видел в человеке-разрушителе. Но к 1998 году философия мэтра претерпела кардинальное изменение — и именно оно позволило ему замахнуться на произведение такого масштаба. Малик увидел, что у добра и зла, у созидания и разрушения, у хаоса и покоя общие корни. Что это за корни, он и сам пока не знает, о чем прямо говорит через один из закадровых монологов. Но очевидно, что они происходят из незыблемых законов вселенной, по которым устроена жизнь вообще, природа в частности и человек как неотъемлемый элемент этой природы.

    Это не значит, что, имея общие корни, противоположные явления не вступают в конфликт: жизнь, как правило, боится смерти, как дети боятся и бегут от солдата ближе к финалу фильма. Но «Тонкая красная линия» не устает иллюстрировать парадоксальную идею о том, что конфликтом все не ограничивается. Иная жизнь стремится к смерти, что подтверждает очумелая радость солдата, впервые осознавшего, что он может совершать страшный грех убийства без угрозы наказания. А в еще более редких случаях, притяжение и отвращение к смерти существуют одновременно в одном человеке — таком, как здоровенный боец с дробовиком, который в первом бою испытывает рвотные позывы, в дальнейшем проявляет варварскую жестокость и коллекционирует зубы растерзанных врагов, а в последней трети картины вдруг испытывает сильнейший эмоциональный шок и выбрасывает свои «трофеи».

    Столь же неоднозначно представлена в «Тонкой красной линии» любовь как антипод насилия. Само вторжение на Гуадалканал напыщенный генерал Джона Траволты объясняет любовью к своим детям, которые «не должны разгребать это дерьмо». Любовь пробуждает воспоминания молодого солдата о своей жене, и любовь же толкает эту жену на просьбу о расторжении брака и новый брак с вернувшимся с фронта капитаном. Уязвленная обошедшими его по службе коллегами любовь полковника к самому себе толкает его на излишнюю агрессивность в обхождении с «пушечным мясом»; и любовь к своим солдатам помогает капитану роты противостоять этому полковнику до конца.

    При этом, как уже было сказано, Малик при помощи своих фирменных монологов пытается объединить столь разных персонажей и их личные соотношения разрушительной и созидательной энергии в один общечеловеческий портрет. В этом особенности оригинального романа Джонса еще раз оказывают режиссеру поддержку: не секрет, что ничто так не обезличивает людей, как темно-зеленая военная униформа и каска, за которой в горячке боя не разобрать лица. Впрочем, даже когда лица героев Малик не скрывает, он визуально пытается привести их к одной общей, потной и грязной маске, на которой ярко блестят одинаково вытаращенные от напряжения глаза.

    Сформированный образ коллективного человека режиссер, прорабатывая свою концепцию вселенной, прочно связывает с ликом природы через серию ярких визуальных метафор. Одни из них, связанные с миром насилия, уже упоминались выше. Но Малик, продолжая тему о схожем происхождении добра и зла, одним насилием не ограничивается и органично формирует вторую связь — гармоничную. Впрочем, это гармония военного времени; в ней разорванный картечью лист монтажно рифмуется с простреленной грудью бойца, а засыпанные грязью после артобстрела солдаты становятся частью растерзанного этим же артобстрелом пейзажа. В одном кадре — буквально: тело солдата оказывается похороненным под грудой земли, на поверхности которой проступает его лицо.

    Терренс Малик, несомненно, понимал, что выстроенный им макет устройства вселенной, хотя и выглядит связным, оставляет все же слишком много вопросов и недоговоренностей. Но в «Тонкой красной линии» режиссер и не пытается логически объяснить связи и парадоксы мироустройства — именно поэтому вопросов в монологах много, а ответы практически не даются. Военный сеттинг в очередной раз помогает ему: битва позволяет ярко обнажить мосты между понятиями и явлениями, но практически не дает возможности искать у этих мостков подпорки — слишком уж быстро тасуется исследуемый материал. На время Малик и переносит ответственность за объяснения, ради чего заимствует для иллюстрации этого понятия образ воды у Тарковского. В зацветшую реку времени опускается хищник-крокодил в прологе фильма; из воды в эпилоге прорастает посреди песка пляжа росток нового цветка. Разрезая вечность-море, прибывают на Гуадалканал солдаты США; и в ту же вечность уходят с острова, который в финале фильма воспринимается уже не как конкретное географическое место, но как условное пространство посреди бесконечности.

    И, если присмотреться, в этом пространстве можно разглядеть контуры вселенной.

    30 июля 2011 | 20:57

    Не собираюсь отрицать выдающихся достоинств этого фильма. Собственно, я и поставила ему редкую девятку — событие для меня из ряда вон. Но что-то меня преследует уже неделю после просмотра, какой-то дисбаланс.

    Понимаете, этот фильм бесполезен. Философия Малика красива, добра и моральна, но бесполезна. Настолько бесполезна, что почти бессмысленна. Я знаю, что режиссёр отправил в нашу сторону добрый и высокодуховный посыл, луч света и т. д. Но жизнь показывает, что все его лучшие побуждения, как и работы других прекрасных антимилитаристов, пропадают зря в хаосе постоянных военных конфликтов на нашей планете.

    Если бы сила искусства могла убеждать в бесполезности войны, в её преступности и жестокости, в мире давно царили бы всеобщая любовь и взаимопонимание. Если самая чудесная кинокартина не позволила бы расчехлить какому-нибудь капитану какую-нибудь гаубицу — это была бы награда почище оскара. Если бы какой-нибудь американский парубок после просмотра отказался ехать воевать (пардон, устанавливать демократию) на Ближний восток — это была бы победа! Но этого нет. И после просмотра такого фильма, как «Тонкая красная линия», осознание этого становится ещё более страшным. Если уж это не отменяет лицемерия и воинственности, то что тогда нам поможет?

    В моральном смысле у фильма гораздо больше «продолжения» в душах зрителей, чем после «рядовых Райанов», «чёрных ястребов» и «повелителей бурь». Эти фильмы хороши, но их мера добра не приближается к пацифистскому творению Малика и не оставляет ощущения, что любой, взявшийся за оружие — преступен. Поэтому в моей системе мира позиционирование фильма претерпело удивительные метаморфозы от военного фильма в фильмы о торжестве жизни.

    О философии всё, хотя она, на мой взгляд — главное в этой уникальной ленте. Технически в фильме есть шероховатости, но общей картины они не портят. Игра актёров безупречна (ещё бы — с таким-то составом), операторы постарались на славу, хронометраж выдерживается без проблем. Жаль, что мы не увидели линии Рурка, вырезанной из окончательной версии картины.

    Когда я думаю о работе Малика, вспоминается «пирожок»:

    Геннадий был метафоричен.
    Когда он говорил «*конец*»,
    то это значило «какао»
    или «сегодня будет дождь».


    Это я к тому, что не все аналогии и аллюзии режиссера однозначны и легко читаемы. Не стану и рекомендовать фильм к обязательному просмотру, поскольку придерживаюсь философии древних «приумножая знания — приумножаешь скорбь». Кто-то его посмотрит и забудет, а для кого-то появится источник долгой и драматической рефлексии.

    Я вот всё думаю, что было бы, если главную роль играл бы не голубоглазый Кэвизел с его блаженной беззащитной улыбкой. Была бы моя оценка

    9 из 10

    17 октября 2011 | 12:21

    Фильм о войне американцев с японцами. Хотя здесь не имеет значение кто с кем. Попытка взгляда на войну через призму духовного восприятия. В центре сюжета — морской пехотинец, носитель духовной составляющей фильма. Другие персонажи меня не впечатлили, образы плоские, шаблонные, за исключением сержанта. Фильм поставлен на контрастах: боевые действия, любовные флешбеки, жизнь деревни, не тронутой цивилизацией, на острове в Тихом океане.

    Не понравилась постановка боевых действий, и военной линии фильма в целом, а она доминирующая в фильме. Попытка режиссера показать бессмысленное, местами абсурдное, анти геройское лицо войны местами почти удавалась. Но не надо забывать это была Вторая Мировая, и Япония одна из стран Оси…, война была явно не бессмысленной, и это надо помнить. Слабо показано, или вообще не осталось места для героизма солдат. Это мой личный взгляд на эту войну, и на роль человека в ней.

    Не понравилось философствование за кадром. Размышления на тему войны, мира, жизни, смерти, на мой взгляд, были примитивны, и не к месту.

    Флэшбеки оттеняли фильм, придавая остроту ощущения апокалиптичности всего происходящего на войне.

    Интересная линия в фильме о первобытнообщинной жизни деревни на острове. Выдуманный, или реальный мир для ГГ, образ рая и природно-духовного начала, теряемого им в конце.

    В конечном счёте, картина оставляет желать лучшего. На мой взгляд, идея интересная, но воплощена не убедительно. Мне не хватило веры во всё, что происходило на экране.

    7 из 10

    19 июня 2011 | 09:04

    Фильмы американского режиссёра Терренса Малика, мягко скажем, вызывают у зрителей резко полярные взгляды. При этом, особенно агрессивные и нетерпимые обвиняют всё творчество американского режиссера в самолюбовании, претенциозности и внутренней пустоте. Осуждают за скучное и бессобытийное действие, в котором ничего не происходит в котором персонажи ведут себя нелогично и никак, зачастую, по ходу действия себя не раскрывают.

    Честно говоря, отчасти эти претензии не высосаны из пальца. Да, нынешние фильмы режиссера грешат утомительностью и чрезмерным обращением к собственной фигуре. Но тогда вопрос: а поэзия, что если не чувства автора, не его жизнь и ощущения? Фильмы Малика можно в этом плане сравнить с картинами Андрея Тарковского, который постоянно погружал зрителя в медитативную атмосферу, завёрнутую в изумительную внешнюю форму. Тарковский, обращаясь к опыту своей жизни, поднимал и решал разносторонние философские вопросы, волновавшие в тот или иной этап его жизни. Терренс Малик, как бы вы к этому ни относились, делает тоже самое, но, естественно, со своим неповторимым индивидуальным стилем, исполнением.

    А описать Малика как режиссера и сценариста, как мне кажется, лучше всего именно на примере картины «Тонкая красная линия». Что мы здесь видим?

    Первое, что бросается в глаза сюжетно это знакомые чувства при просмотре. Мирное время, подготовка грядущих событий. Да, «Спасение рядового Райана» не зря приходит на ум. Тоже военный фильм, тоже пацифистский, антивоенный. А разница-то колоссальная! Малик, оперируя той же темой войны, добавляет этой проблеме невиданной Спилбергу глубины. Терренс четко выстраивает в своем фильме антитезу между войной и миром, умиротворяющим порядком и убийственным хаосом. Малик изображает бессмысленность и жестокость войны, снимая долгими планами природу и её естественное, размеренное течение жизни, резко контрастирующее с хаосом, происходящим вокруг. Он показывает туземцев, живущих может и без современных удобств, но живущих по-настоящему, являясь, как и всякий человек, частью природы, они не разрушают её и самих себя. Отсюда и абсурдность войны: человек может познать красоту и ценность природы, но сам же человек её и уничтожает вместе с самим собой. Дополняет эту антитезу персонаж рядового Уитта, имеющего некую «искру», справедливо задающийся вопросами о справедливости, о рациональности системы повиновения и подчинения, размышляющий о войне обозначенными выше вопросами. От того и герои у Малика такие, они не какие-то определенные личности, они скорее носители идей и характеров. Темп повествования медленный и тягучий, даже военные экшн-сцены достаточно медитативны.

    Отсюда и первые выводы по Малику: медленное и даже утомительное действие; персонажи, несущие философию и мысли режиссера; сюжет, в целом, рассказывающий о каких-то «вечных» вещах с необычной стороны.

    Конечно же, техническое исполнение такое же, небезынтересно. Длинные проезды камеры, широкий масштаб охвата, нередко крупные планы, съемки при естественном освещении, короче говоря: просто восхитительная операторская работа. Это всё показатели съемки Малика, его запоминающегося визуального стиля. Зато фоновая музыка в его картинах редко когда запоминается отдельно от фильма. Однако, как раз «Тонкая красная линия» является исключением. Ханс Циммер в очередной раз написал трогающий за душу саундтрек, при этом достаточно для себя нехарактерный.

    Ну и актёры. Одно из главных достоинств Малика — гарантированное наличие замечательных актёров на совершенно любых по важности для сюжета ролях. В «Линии» есть Кэвизел, Пенн, Кьюсак, Траволта, Лето, Нолти, Броуди, Харрельсон, Клуни. И все играют превосходно, но в данном конкретном фильме хотелось бы выделить Пенна и Кэвизела, блистательно исполнивших свои роли, но справедливости ради экранного времени у них и было больше.

    Так стоит ли смотреть фильмы Терренса Малика? Как мне кажется, этот вопрос лучше всего для себя решить, посмотрев «Тонкую красную линию». Здесь есть всё, что характерно для творчества этого режиссера: замечательная и запоминающаяся операторская работа, сюжет с претензией, медитативное повествование, безупречные актерские работы. Отдельно стоит замечательный саундтрек Циммера. Для себя же я решил, что может и далеко не все картины Малика мне по душе, но «Линия» — это определенно один из лучших военных фильмов, что я видел и мой любимый фильм этого необычного американского режиссера.

    9 из 10

    21 марта 2017 | 18:44

    Вьетнам самая больная тема Америки, и это хорошо видно в кино ("Рембо» например). Бедные солдаты в диких джунглях, всё в изнеможении. Как тут не проиграть? Создатели «Красной линии» видимо хотели снять более жизненную историю, они надеялись что зритель поверит и поймёт бедных солдат. Надежды не оправдались, ни кто не будет сопереживать изрубленному фильму. Хронометраж 6 часов. «Че» по длиннее будет, и нечего не сокращали, разбили на 3 части и отлично. «Линию» так сократили, что каждая сцена не часть полотна, а какая-то затянутая картинка, с одними и теми же героями. Исправить положения не могут, даже хорошо поставленные сражения. Посмотреть на хороших актёров, можно и в других менее нудных фильмах. Так что не тратьте своё время напрасно.

    Недоделанный «Апокалипсис сегодня».

    6 из 10

    12 мая 2010 | 17:55

    В 1998 году Терренс Малик вернулся в мир кино «будто из небытия», сняв после 20-ти летнего перерыва после последней работы свой, пожалуй, самый сильный фильм, военно-философскую драму «Тонкая красная линия», в которой он показал всю сущность войны, начиная от причин возникновения, кончая механизмом действия.

    Сюжет данной картины разворачивается вокруг высадки стрелкового батальона американской армии на берег Гвадалканала, «где людская бойня кажется тем страшнее, чем красивее окружающий мир в далеком, словно райском районе». Удивительно, но одновременно с этим в некоторых моментах получаешь эстетическое удовольствие от увиденного благодаря потрясающей визуализации и идеально подходящей моментам музыке.

    «Тонкая красная линия» коренным образом отличается от многих других лент про войну тем, что она не только демонстрирует весь ужас войны, но и объясняет причины данного явления, выходя за рамки простой военной драмы на уровень философского осмысления картины мира.

    Война вовсе не нечто противоестественное — природа тоже «вечно борется сама с собой». Море сражается с землей, лианы сдавливают деревья. Злость в нашей сущности, как и добро. Человечество как и природа — может одновременно любить и ненавидеть себе подобных. На войне все это становится предельно ясно и трагично, и перед человеком встает самый главный вопрос его жизни, доминирования пути, ведь у каждого своя война.

    Последний кадр — это человеческая душа и все устройство мира. Добро и зло, любовь и боль, хаос и порядок, все постоянно борется, доминирует одно над другим, ведь даже на войне мы видим два лица человечества, два состояния природы. Может быть, и Бога?

    13 сентября 2011 | 15:40

    1942 год. Безусловно, тяжелое время для всех, для всего мира, Советский Союз отчаянно пытается вести борьбу с Германией, а у американцев в это время на Тихом океане происходит совсем другое чистилище, другое адское время. Война с японцами. Вся рота, все солдаты расположены по позициям, взята пауза, время выжидания. Враг засел на самом верху, на горе, все ждут чего-то, все выжидают момента, чтобы нанести удар, и американцы, и японцы наготове. Мы видим напуганные, дрожащие лица американцев, каждый из них испытывает эмоции по-своему, у каждого разные чувства, но всех их объединяет страх и боязнь смерти. Тонкая красная линия. Все должны держать линию до самого конца, до победного конца, чего бы это ни стоило. Одна высота взята ротой, но лейтенант гонит вперед, требуя не расслабляться, и все равно, сколько своих погибло, все равно, сколько солдат уже было потеряно, либо они их, либо японцы их. Возможно, что это и будет тем самым переломным моментом во всей войне.

    Нам не будет освещаться вся война американцев с японцами, нам покажут только одну битву, но этого будет вполне достаточно, чтобы ощутить, каково было там и в то время. Совсем не хочется использовать всеми употребляемые штампы по поводу тяжкой ноши солдат и всего остального. Хочется сказать о другом, о том, что эта картина кардинально отличается от других американских военных лент. Если в других проектах исправно можно услышать крики, подстегивающие идти в атаку солдат ради родины, ради своей матери, и должен обязательно появиться герой, причем, конечно же, полностью неуязвимый, то в «Тонкой красной линии» этого не будет, таких вещей ждать не стоит. Здесь же мы с вами можем отчетливо почувствовать, как солдатам страшно, прочувствовать, как они переживают за свою собственную жизнь, а не за чью-то. Все люди разные, но все они здесь солдаты, они должны выполнять то, что им велят. Как и свойственно людям, некоторые из них пытаются отлынивать, чтобы хоть как-то продлить собственное существование на этой земле, делая вид, что их тошнит, что им плохо, другие же наоборот стремятся броситься под пулю или спасти товарища.

    Только в фильме Малика я впервые увидел, как солдаты переживают по поводу того, что они убили человека. Лучше, конечно, не знать это чувство, но ты видишь и понимаешь, каково это, понимаешь, какой урон наносит, прежде всего, человек сам себе. Перед нами не бесстрашные люди, которые готовы на все, перед нами обычные парни, которые никогда не стремились попасть на поле боя, они мечтают вернуться домой к любимым, к матерям, отцам, они все, как один хотят, чтобы скорее все прошло. На всех этих лицах виден испуг, у кого-то он проявляется в меньшей степени, у кого-то в большей. А на фоне всего этого мы слышим голоса. Голоса то негодующие, то совершенно не понимающие, что к чему. Именно с помощью введения эффекта с голосом, Терренс Малик добивается того, чтобы его фильм был не столько о войне, сколько носил философский характер. Рассуждения о смысле жизни здесь являются главенствующими. «Почему все так? Почему нам всем пришлось разделиться? За что все это нам?».

    И заметно, что даже здесь, во время военных действий солдата на плаву, в тонусе держит любовь. И это при том, что рядом нет ни одной девушки, солдата греет мысль о том, что где-то там его ждет любимая. Где-то там его родное тепло, там он будет счастлив, но только нужно еще совсем немного потерпеть, и именно такие мысли зачастую посещали солдата Витта. Эти мысли конкретно ему и несомненно, что и многим другим солдатам помогали жить, помогали идти в бой, помогали осознавать то, что они еще кому-то нужны и все не зря. Ведь, как сказал один из героев этого фильма: «Самое тяжелое, это осознание того, что ты никому не нужен».

    Терренс Малик сумел добиться такого эффекта, с помощью которого эта лента воспринимается не только, как чисто военный фильм. Во-первых, это одна большая драма. Драма, которая после себя оставляет множество вопросов, над которыми после просмотра ты обязательно задумываешься и сам, ищешь ответы и примеряешь их на себе. Фраза героя Шона Пенна, как та самая тонкая красная линия сквозь всю продолжительность фильма: «Мы живем в мире, который сам себя убивает». Думаю, что это одна из основных мыслей. А одной из основных трагедий является то, что люди полностью отделились от природы, с которой всегда были единым целым. И тут природный фон, красивые пейзажи, крупные планы животных служат, словно отличием от людского мира, показывая, что там до сих пор все в гармонии и с преобладанием прекрасного, а у нас всем правит жестокость и войны.

    Сами же солдаты изображены лишь пешками, грязью, от которой можно легко отряхнуться и она отлипнет. Солдаты, словно игрушки падают один за другим, демонстрируя принцип домино, цепную реакцию. И именно поэтому не важно, кто ты на самом деле — Шон Пенн, Джеймс Кэвизел, Эдриан Броуди, Джон Кьюсак, Вуди Харрельсон, Джаред Лето, Джон Траволта или Джордж Клуни. На войне все равно, это нам и показал Терренс Малик, уравняв всех именитых личностей, не дав толком показать свое истинное лицо. Хотя, что и говорить, абсолютно все актеры постарались на славу, не жалели себя. Особенно выделю Джеймса Кэвизела и Шона Пенна.

    Фильм «Тонкая красная линия» вышел очень философским полотном, во главе которого находятся вопросы жизни и смерти. Терренс Малик остался верен себе, даже после такого долгого молчания. Все тот же неспешный стиль повествования, который не мешает просмотру, действо не скучное, наоборот зрителю предоставляется возможность все переварить, обдумать. И все те же эстетские виды природы, завораживающая атмосфера, которая подчеркивается музыкой Ханса Циммера. Терренс Малик создал действительно очень тонкую картину на фоне калечащих баталий. Если вам нравится только экшен и повествования о героях, то вам лучше не смотреть эту ленту, а вот если вам нравится умное, философское кино, которое, безусловно, выжмет немало сил и ваших соков, то советую посмотреть этот фильм, который откроет новый взгляд на американские военные картины.

    3 июня 2011 | 13:11

    Сколь прекрасен этот мир, столь же и ужасны человеческие деяния — это, если присмотреться, Терренс Малик хочет показать во всех своих фильмах (за исключением, может быть, «Древа жизни»). Совершенно никому не нужная война уносит множество невинных жизней по обе стороны баррикад, а Малик стоит недалеко, в сторонке, и беспристрастно- как оно есть — показывает зрителю все ужасы штурма на Гвадалканале (кстати, за весь фильм так ни разу и не произносится место боевых действий — это не важно).

    Частые лирические отступления, только прибавляют фильму поэтичности, возвышенности, а внутренние монологи, подкреплённые гениальными музыкальными произведениями композитора Ханса Циммера — смиренности, безразличия перед лицом смерти (и я, кстати, никогда ранее не видел ничего подобного ни в одном военном фильме, ближайший ориентир — «Апокалипсис сегодня»). Всё это в совокупности производит эффект разорвавшейся бомбы (по крайней мере в моём сознании) — всё это по частям я где- то видел, но чтоб вот так мощно и всё сразу…

    Терренсу Малику каким-то чудом удаётся удачно балансировать, буквально, на тонкой красной линии: он не впадает в «большую» философию а-ля «2001 год: космическая одиссея» и в то же время не уходит с головой в китч (что с ним, кстати, частенько случалось в недавнем «Древе жизни»), а трезво и сурово показывает самые кровавые бойни на, наверное, самых живописных уголках мира.

    Гениально.

    P.S. Немного обидно, что из семи номинаций на «Оскар», картина так и не выйграла ни одной, уступив всё-таки более голливудскому (впрочем ни менее гениальному) «Спасти рядового Райана».


    9 из 10

    19 августа 2011 | 19:13

    В центре событий картины лежит история одного из важнейших сражений времён Второй Мировой. Крупнейший битвы войск союзников и Японии на Тихоокеанском фронте, развернувшийся на Соломоновых Островах, и шедший с короткими перерывами с 7 августа 1942-ого, по 9 февраля 1943-ого. Итогом которой стал переход военных сил союзников от обороны в решительное наступление. Повествование ведётся от лица многих участников данной военной компании. Как офицеров так и рядовых. У каждого из них свои житейские проблемы, свои тревоги, свои размышления о жизни, чести и смерти. У каждого из них своя война…

    «-Это великое зло… Откуда оно берётся?Как оно проникает в наш мир?» (с)

    Терренс Малик снимает не очень часто. В его фильмографии растянувшийся более чем на четверть века не наберётся и десятка картин. Но он не из числа «пустых» режиссёров. Он знает о чём снимает, и то что хочет поведать своему зрителю. Его картины отличаются весьма своеобразным «медитативным», я бы даже сказал — созерцательным даже не стилем, а взглядом на окружающий мир. Это видение постановщика передаётся и его героям. От этого все его фильмы чрезвычайно медлительны и порой излишне философски. Кому то это нравится, так как отлично способствует погружению в фильм и раскрывает абсолютно всех задействованных в картине персонажей. Преимущественно это нравится кинокритикам. Они хвалят самобытного, непохожего на других режиссёра, его необычайно выверенный подход к картине, и манеру работать с занятыми на площадке актёрами. Те же в свою очередь просятся в съёмочную группу признанного мэтра американского артхауса, и работают не взирая на низкие гонорары. А вот обычные зрители, в основе своей считают произведения данного режиссёра очень «заумными», мало понятными и скучными. Что в свою очередь всякий раз сказывается на кассовых сборах картин Малика. Насколько мне известно, ещё не один фильм этого режиссёра не окупился в прокате…

    Не могу сказать, что я как и многие придерживаюсь такой же точки зрения. Но я считаю, что фильмам Малика не достаёт… «подвижности», что ли? Просто за какую бы тему не брался данный постановщик, будь то освоение только что открытой Америки, современная тематика, частная биография, или как в этом случае события Второй Мировой — у него получается длинный и «тяжелоусваевоемый» фильм. Будто Терренс Малик слишком буквально воспринял шутку Андрея Тарковского, сказанную им на премьере одной из своих лент: -«Если у меня не получится длинный и скучный фильм -я повешусь!» И принял её как руководство к действию. А если серьёзно, то независимость режиссёра играет с ним злую шутку. Дурно сказываясь на сборах его картин…

    Фильм «Тонкая Красная Линия» вышел в прокат в один год с блокбастером Стивена Спилберга «Спасти Рядового Райана», ставшим тогда в 1998-ом одним из чемпионов проката. И в отличии от кровавой экшен-мясорубки с взрывами и перестрелками, коим в основе своей является фильм «старика в синей бейсболке», (тем более погружая зрителя в ад Второй Мировой) а произведение Терренса Малика показывает иной взгляд на войну. Не через боевые действия, а через внутренний мир участников разворачивающихся событий. Да, если честно то мне как и большинству зрителей больше понравился фильм Спилберга. Просто, лично мне его было интересней смотреть. Он есть у меня на видио, и я время от времени к нему возвращаюсь. А вот о картине Малика такого сказать не могу. И даже наличие огромного количества голливудских звёзд (Шон Пенн, Джеймс Кэвизел, Вуди Харрельсон, Элиас Котеас, Джон Кьюсак, Эдриан Броуди и Ник Нолти) не в состоянии заставить меня в ближайшем будущем вновь вернуться к этой картине.

    Мне понятен её глубинный смысл, который как я считаю можно было выразить и в более доступной форме, что бы поняли не только «яйцеголовые» критики и повёрнутые на теме постгуманизма эстеты, но и основные, рядовые зрители. Конечно не мне судить о таланте живого классика мирового кинематографа. Абсолютно ясно что пожелай он снять своё кино более доступно, он так и сделал бы. Но он этого не пожелал, превратив тем самым потенциально зрелищный, насыщенный событиями и эмоциями сюжет в почти меланхолическое созерцание жиповисных красот дикой природы на фоне боевых действий и смертей однополчан -солдат…

    Фильм для массового зрителя «спасает» соундтрек Ханса Циммера. В сцене первого боя он чертовски крут и запоминается на долго!Эти его басы и барабанные дроби пафосны и очень бодро оформляют яркую картинку запечатлевшую взрывы, свист пуль и рвущиеся клочья земли. В спокойных моментах картина так же богата его чарующей музыкой, которая приятно ласкает слух зрителя во время внутренних монологов героев.

    Оператор Джон Толл снял всю картину очень смачно и красиво. Панорамы океана и джунглей сводят с ума, настолько потрясающей вышла картинка! Пожалуй лишь работы оператора и композитора (то бишь картинка и музыка) способны «вернуть» зрителя какое то время спустя к повторному просмотру данного (и это без сомнения) шедевра мирового кинематографа.

    Терренс Малик грамотно распределил не малый (на тот момент) бюджет ленты. Хоть все 50 с лишним миллионов долларов вернуть и не удалось, но почти всю сумму фильм смог «отбить» за счёт продажи на видио. Известно то, что первоначальный хронометраж фильма ровнялся почти 6 (!) часам. Естественно это испугало продюсеров ленты и те потребовали «урезать» картину до более-менее адекватных 3 часов. Думаю это отчасти спасло фильм. Правда «благодаря» этому из сюжета фильма выпал персонаж Микки Рурка, хотя в биографии актёра и числится работа с данным режиссёром…

    Вообщем посыл о том, что нет нечего страшнее для человека (не обязательно солдата рискующего каждую минуту жизнью) чем осознания того, что он некому не нужен, по просмотру картины вполне понятен. За него, работу Толла и Циммера, и отчасти за игру Шона Пенна и молодого Джеймса Кэвизела ставлю этой картине

    8 из 10

    P.S

    -«Не надо говорить мне что я прав. Это подразумевается.» (с)

    2 июля 2013 | 21:42

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>