всё о любом фильме:

Город жизни и смерти

Nanjing! Nanjing!
год
страна
слоган-
режиссерЧуань Лу
сценарийЧуань Лу
продюсерДжон Чон, Хань Саньпин, Хун Цинь, ...
операторЦао Юй
композиторЛю Тун
художникХао И
монтажТэн Юнь
жанр драма, военный, история, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$1 690
зрители
Испания  52.8 тыс.,    Франция  15.3 тыс.,    Великобритания  3.7 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время133 мин. / 02:13
В декабре 1937 года в город Нанкин вступили японские захватчики. Много солдат Гоминьдана покинуло город, но многие, которые не желали сдаваться, остались и развернули сильное сопротивление. После неудачного сопротивления сотни тысяч людей погибли, превратив Нанкин в город смерти. Осталась возможность жить только в одном месте — в «безопасной зоне» в женской школе Цзиньлин. Там китайские женщины укрывали и спасали мужчин.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
92%
45 + 4 = 49
8.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 94 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Китайский фильм «Нанкин!Нанкин!» (в русском прокате — «Город жизни и смерти») повествует о событиях т. н. «нанкинской резни», устроенной японскими войсками после взятия Нанкина в 1937-ом году, в ходе Второй Японо-Китайской войны. Тогда японские войска подвергли Нанкин, бывший в то время столицей гоминьдановского Китая, варварскому разграблению. За шесть недель, последовавших после взятия города, японские войска убили более трехсот тысяч мирный жителей и китайских военнопленных, как в разрозненных случаях насилия, так и в 28-ми специально устроенных бойнях. Помимо этого, японские военнослужащие изнасиловали более 20 000 женщин. Нанкинская резня стала одним из самых громких военных преступлений японской военщины, для китайского народа эта трагедия имеет такое же значение, как Хатынь для советского. Из этого можно понять, что перед китайскими кинематографистами встала серьезная задача — показать этот тяжелый момент в истории. И они с ней справились отлично.

    Сам фильм, снятый в черно-белом цвете, разбит на несколько пересекающихся сюжетных линий, связанных с героями, в ней фигурирующими. Это как китайцы — военнопленные и мирные, так и японские солдаты. Действие начинается со взятие Нанкина японской императорской армией. Стоит отметить: несмотря на то, что фильм посвящен в большей степени самой резне, а не военным действиям, боевые сцены в нем поставлены с высочайшим мастерством, китайские кинематографисты достаточно скрупулезно восстановили как вид города, так и обмундирование китайских и японских войск и бронетехнику. Видно, что снимая, режиссер ориентировался в том числе и на фотографии того времени.

    Несмотря на то, что фильм посвящен героизму китайцев — как солдат, так и мирных жителей, он не скатывается в патетику. Показано и дезертирство войск с фронта (значительная часть защитников Нанкина — новобранцы или солдаты обескровленных боями за Шанхай дивизий), и паника среди мирного населения. «Героическая» линия связана с офицером по имени Лу Цзяньсюн и его товарищами — Шунцзи и солдатом-ребенком (еще одна тяжелая правда войны) по имени Сяодоуцзы. История «нанкинской зоны безопасности» связана с ее руководителем — Йоном Рабе, его секретарем мистером Тонгом и прочими китайцами, старающимися выжить во взятом городе, где могут забить насмерть за отказ снять шляпу перед японскими солдатами, или изнасиловать прямо в здании дипломатической миссии. Нашлось в фильме место и для того, что бы взглянуть на происходящее глазами «той стороны» — это линия японского сержанта Кадокавы и его товарищей по оружию. Он — «хороший японец» во всей этой нанкинской мясорубке.

    Японская армия приносит Нанкину только смерть, боль и разрушение. За взятием ворот следует краткий налет солдат Лу Цзяньсюна на японскую колонну, в составе которой идет, в том числе и Кадокава. Отлично поставленная батальная сцена, в которой особенно силен подвиг «притворившегося мертвым» танка, в котором любители военной техники могут опознать Виккерс Е. После того, как Лу и его товарищей таки берут в плен, боев в фильме не будет.

    Несмотря на то, что в русском прокате фильм называется «Город жизни и смерти», жизни в нем нет. На протяжении всего просмотра не покидает чувство безысходности, угрозы со всех сторон — мастерская работа кинематографистов, пытавшихся передать ощущения свидетелей, жертв и участников творившегося тогда в древнем Нанкине. Герои нигде не могут почувствовать себя в безопасности — японцы безжалостно, тысячами расстреливают пленных из пулеметов, закалывают их штыками. Город полон трупов — раздетые женщины, привязанные к столбам китайцы, обезглавленные солдаты — весь спектр средневекового зверства, действительно происходившего на протяжении шести недель в более чем миллионном городе.

    Беженцы укрываются в Нанкинской зоне безопасности — учрежденной находившимися в Нанкине иностранцами — дипломатами, предпринимателями и членами христианской миссии. Руководит зоной немец Йон Рабе, предприниматель и член НСДАП, кстати. Впрочем, и исторический, и киношный Йон быстро убедились, что их гуманизм чужд нацистскому государству. Фильм дает нам понять, сколь эфемерна «дипломатическая защита» — ни крест, ни американский флаг, ни даже свастика не останавливают японцев, они постоянно вламываются на территорию зоны, подвергают укрывающихся там женщин изнасилованиям и захватывают лежащих в госпитале китайских солдат. Авторы фильма не побоялись показать и изнанку этой ситуации — несколько молодых китаянок отказываются остричь волосы и переодеться в мужскую одежду, решив «телом заработать себе на жизнь». На это их толкает чувство безысходности, голод и страх. С ними связана история «станций утешения» — полевых борделей, которые массово создавались японской армией для обслуживания офицеров и солдат. Работавшие в этих борделях девушки обслуживали по 20-30 солдат в день, часто не выдерживали и умирали от истощения или покончив с собой. Посетителем этой станции становится и Кадокава, который, однако, чувствует привязанность к проститутке, которая его «обслуживала». Японское же командование, чтобы наполнить «станцию» и, узнав, что Германия отзывает Йона Рабе (чьи попытки спасти жизни китайцам «отрицательно влияют» на взаимоотношения фашистского Рейха и японской империи), принуждает руководство «Зоны Безопасности» отобрать сотню женщин «для утех». Среди вызвавшихся оказывается и сестра мистера Тенга — китайского секретаря Йона Рабе, немного знающего японский. Под давлением творящегося ужаса Тенг решается на сотрудничество с оккупантами, однако во время рейда в госпиталь японцы не только убивают военнопленных, но и, пытаясь захватить прятавшихся на чердаке женщин, выкидывают маленькую дочь Тенга в окно. Другое решение принимает Кадокава — в происходящем нет места «хорошему японцу», который, даже не разделяя методов армии, ничего не может поделать с происходящем. Жить для человека, пусть и косвенно, несущего ответственность за произошедшее, оказывается тяжелее, чем умереть.

    В общем, чтобы передать весь трагизм, разворачивающийся на экране, надо дословно пересказать весь фильм, описав все мелочи, всю операторскую работу. А еще нужно знать историю. Нанкинская резня — важное событие в истории Азии, увы, малоизвестна в России, где военные преступления, по очевидным причинам, ассоциируют в первую очередь с немцами. Хотя они — постоянный спутник империализма и милитаризма, чудовищный плод военной экспансии. Именно японский империализм и связанная с ним феодальная знать, столь кичащаяся своей «честью», запустила чудовищную машину насилия — которая перемолола более трехсот тысяч жизней в Нанкине, в которой погрязли и китайцы, и японцы. Хотя фильм и является историческим, но и этнические чистки, и массовые изнасилования на войне, и расправы над военнопленными, и варварские бомбежки можно видеть и сейчас, отнюдь не в черно-белом цвете.

    2 февраля 2013 | 15:41

    Фильм об отношениях японских завоевателей к мирному населению покорённых территорий Китая во времена 30-40 годов прошлого века.

    Фильм Реалистичный. Война сама по себе ужасна и ждать от качественного фильма об оккупации положительных эмоций не следует.

    Оккупация японцев в Китае имеет восточную специфику которую хорошо видно в этом фильме. Оккупация беспощадна к мирным жителям везде и всегда, а на востоке времён WW II более масштабна и безжалостна. Фильм реалистично раскрывает эту особенность.

    Психика оккупантов неоднозначно реагирует на события. Одни становятся маньяками садистами. Другие испытывают депрессию от собственной жестокости и предпочитают самоубийство. Фильм для анализа и оценки оккупантов и их жертв. Она неоднородна и неоднозначна.

    Работа создателей Фильма заслуживает уважение, а фильм неоднократного повторного просмотра. Фильм вызывает в зрителе интерес к современному китайскому кино.

    14 мая 2010 | 12:37

    Честно, пыталась удержаться от написания рецензии. Не вышло: ты должен либо плакать, либо выговориться. Плакать не получилось.

    Честно, я не посмотрела фильм целиком. Правильно написали: фильм не для слабонервных. И сказать это, не сказать ничего. Я знала о том, что война на востоке была очень тяжёлая, но это стоило увидеть своими глазами, чтобы запомнить. Раз и навсегда. Однако того, что я увидела хватило мне, чтобы понять весь ужас войны, её отвратную сторону. Картинка страха, жестокости, убийства стоит в глазах — а ведь показано далеко не всё, что происходило в это время в Нанкине и других захваченных территориях.

    Пока я смотрела этот фильм, приходило много слов в голову для описания мужества женщин, ужаса детей, беспредела и уродства героев; но как только фильм закончился, пришло оцепенение. Можно только сидеть и слушать биение своего сердца. Может быть, это своего рода защитная реакция от тяжёлого потрясения.

    Фильм крайне тяжёлый; наверное, для того, чтобы зритель не отвлекался, его сделали чёрно-белым, в нём нет многословных реплик и сцен, музыки. Но имеющий глаза да увидит. Не исключено, что некоторое всё же преувеличено (хотя, тогда что именно?..), принимая во внимание отношения китайцев и японцев, и, честно говоря, фильм даже может заставить забыть о подвиге наших дедов и прадедов, которые в не менее жестоких боях побеждали врага на западных границах нашего государства. К слову, я бы очень желала, чтобы подобный фильм был снят и про Великую Отечественную Войну.

    «Nanjing! Nanjing!» может оставить в прострации и недоумении, какими же подлецами и мерзавцами могут быть люди, но это правда, это история, которую мы должны знать и должны помнить и хранить в назидание.

    Быть может, я очень сильно замахнусь, но я считаю, что это эпохальный фильм.

    10 из 10

    26 января 2011 | 01:47

    Один из самых сильных моментов — в конце фильма, когда кончились динамические сцены и пойдут картинки.

    На фото: персонаж, имя, год рождения, год смерти

    … персонаж, имя, год рождения, год смерти

    … персонаж, имя, год рождения, год смерти

    мужчины, женщины

    и последнее фото:

    безымянный китайский мальчик

    год рождения — нет

    год смерти — нет

    китайский мальчик, прошедший сквозь весь фильм: и через бои, борьбу и кровь; и через унижение, угрозу уничтожения — олицетворение всего китайского народа.

    19 декабря 2011 | 23:47

    Сильный фильм, очень сильный! Почти документальный. Основные аналогии напрашиваются сразу — «Список Шиндлера», «38 параллель», и, наверно главная, по крайней мере, для меня — «Иди и смотри».

    Режиссёр, съемочная группа и актеры пугающе достоверно воспроизвели события тех дней, c предельным натурализмом, в итоге получились почти что кадры кинохроники. Вдобавок фильм специально сделан чёрно-белым. Мало слов и диалогов, немного музыки (но хорошей), в основном — действие. Страшное действие. «Нанкинская резня» «во всей красе», если конечно так можно выразиться. Конечно, азиатская жестокость даёт себя знать, но в тот раз захватчики «постарались» на славу. Такого не прощают, никогда. И помнят, всегда.

    Фильм изобилует сильными, очень сильными сценами.

    Нацистский чиновник, стоящий на коленях перед китайскими беженцами, кланяющийся им и просящий прощения за то, что вынужден уехать назад в Германию, а их оставить на растерзание японцам. Китайский помощник этого чиновника, который перед расстрелом заявляет японскому офицеру о том, что его жена беременна — но нет, не чтобы вызвать жалость! «Всех не перевешаете!» — вот что он ему завуалировано говорит! Японец, выбрасывающий маленькую дочку этого помощника в окно просто ради забавы — а ведь чтобы спасти свою дочь, тот китайский чиновник предал своих — но в итоге предательство было напрасным. Тела погибших китайских женщин, горой сваленные на телегу, провозят мимо японских солдат, распевающих милые японские песенки, тех самых солдат, которые только что насиловали их, до изнеможения, до смерти. Средневековые повадки японцев — уничтожение всевозможными жестокими способами боеспособных мужчин противника, превращение их женщин в сексуальных рабынь, а под конец — впечатляющая демонстрация древней церемонии поклонения Солнцу с огромными барабанами и завораживающими японскими танцами.

    В чем мораль фильма, в чем его посыл? Живые — помните! Да, помнить нужно. Нельзя забывать. Но есть кое-что ещё. Не сдаваться! Китайские солдаты, бежавшие в панике из города, в надежде спасти свои жизни, в итоге всё равно зверски перебиты. Город и его жители отданы на поругание победителю — ибо горе побеждённым!

    P.S. Слабонервным смотреть не рекомендуется. Серьёзно.

    9 из 10

    14 марта 2015 | 13:53

    Последние время меня очень стал радовать китайский кинематограф. Все новые военные драмы казалось было (для меня) начинают себя изживать и на этот фильм я не возлагал благих надежд, однако для меня он стал глотком свежего воздуха.

    Тяжёлый реализм выбранный режиссёром оказался верным путём, хотя очень сложным для легко восприимчивых людей, даже чёрно-белая картинка не спасает. Однако это всё только больше затягивает.

    Сюжет схлёстывает 2 вечно враждующие нации, путём вечно простого для одних и невероятно сложных для других — война.

    Кто здесь оккупант, а кто жертва не ответит никто, жаль и тех и других.

    И поэтому фильм стоит рассматривать как вечную притчу войны, никак просто взгляд со стороны, а сугубо философски — «есть ли дальше жизнь?»

    События проходят, а люди остаются.

    И лейтенант Кадокава не в силах ни помочь никому и сам лишённый любви к жизни делает опрометчивый ответ всей это резне.

    Фильм нужно смотреть, если вам он интересен.

    … есть жизнь.

    27 февраля 2010 | 03:40

    Китайские кинематографисты во главе с практически неизвестным в нашей стране режиссером Лу решили воскресить события давних военных лет и сделали это с предельным натурализмом, как в кадрах кинохроники. Действительно, черно-белая стилистика фильма наталкивает на такую мысль — художественное кино снимали «по мотивам» отрывистых кадров неизвестных операторов, павших от шальных пуль во время тотального разгрома бедного Нанкина.

    Когда я смотрел этот ужасный (в плане того, с каким усердием восстановлены страшные подробности захвата и оккупации города) фильм, мне почему-то вспоминался учебник школьной истории и статьи различных копателей истины, которые опровергали школьное «видение». Но потом и это ушло, осталась только вечная мерзлота в душе, с которой я смотрел на это зрелище, и даже внутреннему содроганию места в сердце уже не осталось.

    Жизнь в разрушенном городе показана как со стороны беснующихся японцев, впрочем, не менее человечных, чем униженные и недоистребленные китайцы, просто захватчикам дали возможность быть сверху. Но это не делало их счастливее, напротив, как-то нужно выживать и тем, и тем, а на дворе не технологическая война 21-го века, и никакие резолюции не могли никого остановить. Без жалости и без сострадания камера показывает сотни смертей, лиц, людей и улиц, то в огне, то в пыли от разрывов, и черно-белая съемка, как графика, отчетливо вырисовывает кадры, которые долго стоят перед глазами: вот бегущий солдат, его догнали пули, вот изнасилованная девушка с изможденным лицом, вот удивленное лицо японского офицера, кому отвратительно это все. Как и тебе, пока на это смотришь.

    Музыки мало. Сюжета почти нет. Фильм будто снят и смонтирован с натуры — это, конечно, его главное достоинство. Впечатление о себе оставляет довольно тяжелое, но если вы любитель военного кино, то эта картина придется по душе. Не стоит смотреть неподготовленному зрителю, который не видел новой классики милитари-жанра: Список Шиндлера, Спасение Райана, Пианист, Письма с Иводзимы — кое-какие штрихи из вышеперечисленных работ можно найти в Городе Жизни и Смерти, но это не говорит о плагиате, многими чертами фильм также напоминает 38-ю Параллель, ведь снято на Востоке, и бессмысленная война похожа: узкоглазые убивают таких же узкоглазых по приказу командиров, которым не место на этой безумной войне.

    Честное слово, не хочется там, за кадром, ненароком очутиться…

    11 сентября 2009 | 10:02

    Китай, зима 1938 года. Солдаты Японской Императорской армии сломляют оборону Нанкина. Армия Гоминьдана бежит из города вместе с правительством, оставляя женщин, детей, остатки солдат в разрушенном, пылающем, монохромном городе.

    Оригинальное название картины: «Nanjing! Nanjing!» (хоть и латиницей) — это крик из прошлого, полный отчаяния, ужаса, холод японских штыков проскальзывающих вам под кожу, одновременно созвучный финальному титру в переводе на русский: «Живые — помните!». Нам, живым представителям начала XXI века, сложно что-то вдолбить в голову, зрителя не обманешь и не запудришь мозги, ведь он привык к формату роликов на ютьюбе, оставляющих тающие в течение пяти минут воспоминания. Чтобы мы запомнили нас нужно удивить, напугать. Лучше одновременно. И современные фильмы этого не умеют. Штампы легко улавливаются смышлённой аудиторией, и сюжет протекает в головах людей по готовым маршрутам, оттиснённым ранними опытами зрителя. Он знает, что ему нужно. И если вы попытаетесь затащить среднестатистического завсегдатая кинотеатров (если такой социальный подкласс вообще ещё существует) на «Город жизни и смерти» будучи под впечатлением от просмотра, и взахлёб описывая ваш шок, вызванный контрастно написанной картиной невиданных проявлений дифференциации человеческой природы… то скорее всего, среднестатистический завсегдатай кинотеатра откажется (пусть это будет откровенный и честный человек): «Это слишком напомниает «Список Шиндлера», «Очередная историческая драма с обилием батальных сцен, я это видел». И правда, сюжетная перекличка со «Списком Шиндлера» очевидна, хотя в «Городе жизни и смерти» не ставится акцента на деятельности мужественного европейца Рабе, до определённого момента защищающегозону беженцев от зверств японской армии, фильм Чуана Лу не гонится за мелодраматизмом в ущерб исторической правде, да и не о мужестве европейцев или американцев этот фильм (наконец-то). Совершеннно верно то, что описывая это кино на словах можно будет подобрать с десяток качественных аналогов того же жанра, и в итоге ввиду кинематографического скептицизма фильм увидят лишь историки и китайцы (что впрочем уже не сильно проиграет зрительной аудитории последнего фильма Джима Кэмерона). И всё же это ни на что не похожий, невиданный, божественный фильм. Он визуально безупречен.

    Отбросим в сторону сюжет (его фактически нет ввиду отсутсвия ярко выраженных героев) и классический голивудский драматизм (смотря это кино ты сопереживаешь не конкретным людям, а сотням тысяч). Саундтрек (он скуп и это прекрасно) и актёрскую работу (она довольно традиционна для таких фильмов и ввиду этого однообразна) тоже оставим за скобками. Что создаёт драматизм ленты, что заставляет нас в ужасе впериться в экран костенея в кресле? Камера. Камера — отдельный персонаж и одновременно — все. Она многолика, она меняет свой характер поведения, меняет акценты, крупности, контрастности, тона, ракурсы, объективы в зависимости от ситуации. Она отражает настроение. Шок. Смятение. Угроза. Страх. Радость. Облегчение. Надежда. Отчаяние. Торжество. Решительность. Гнев. Актёры почти всё время молчат — за них говорит камера. Не отстранённая фиксация, нет — полное сопереживание. Не хронолия событий — а яркие монохромные видения проносятся на экране. Её движения красноречивей патриотических монологов, которыми как правило насыщают подобные фильмы. Не говоря о том, что изображение невероятно красиво, художественно, и хоть чёрно-белое и без красноты крови, но боль и ужас, кровь и грязь, видны не менее ярко чем в спилберговском «Спасти рядового Райана». Китайцы многому научились у него, судя по «Городу жизни и смерти».

    Настоящее кино. Самое настоящее — без кривляний, пафосных реквиемов, бессмысленных сцен, мельтешения, глупых диалогов. Язык этого фильма — истиный язык кино. Это классика мирового кино рождённая на наших глазах. Будущее за Азией. Впереди вышагивает Китай.

    20 октября 2010 | 02:23

    В фильме скорее больше второго, чем первого. Фильм очень тяжелый, если мне и захочется его пересмотреть — то нескоро. Картина снята в черно-белых тонах, музыка играет где-то на фоне, признаться я её почти не замечал по ходу действия. Такое ощущение, что все происходит в гробовой тишине. Это, а также отсутствие долгих диалогов придаёт фильму налет мрачности и устрашающей правдоподобности.

    В фильме показано каким жестоким может быть человек, если ему дать немного власти над жизнями других людей, насколько легко может быть забыта мораль.

    Фильм с глубокой философской составляющей, которую сложно сразу уловить. Мне особо запомнились танцы японцев с барабанами, своеобразный парад, уж извините — не знаю как это действо называется, а также финальная сцена фильма, которая подводит итог истории, меня тронула сцена когда японский солдат озвучил фразу, содержащую одну из основных мыслей фильма: «Жизнь более трудна, чем смерть».

    Отлично снятый фильм, очень хорошая игра актеров, но при этом — это кино на любителя, которое нескоро захочется пересмотреть, т. к. оно давит атмосферой и содержанием, хотя пожалуй это же можно сказать практически о любом хорошем фильме про войну.

    В целом фильм понравился, и заслуживает высоких оценок.

    9 из 10

    25 декабря 2009 | 06:46

    Нанкин — столица Китая с 1927 по 1937 год. Прекрасный город с историей, насчитывающей более 2000 лет. Очень печально, что эти события произошли именно в этом городе. Да и вообще недопустимо, чтобы подобные события хоть где-то происходили.

    Китайско-Японская война. Японцы захватили за несколько дней столицу Китайской Республики. Большинство китайских солдат бежали из города. Те немногие, кто остались, вели ожесточённое сопротивление. В течение 6 недель японские солдаты грабили, убивали, насиловали жителей Нанкина. Именно эти события отражены в картине.

    Честно я не думал, что буду описывать сюжет в историческом фильме, потому что для исторического фильма трейлером может послужить учебник истории, и сюжет, обычно, проходит на фоне самих исторических событий. Здесь же нет фронтовых карт со стрелками продвижения войск, нет массовых танковых сражений и бомбардировок, нет седых и напыщенных генералов, обдумывающих планы контрударов. В фильме показаны события изнутри. Измождённые, усталые лица людей, массовые расстрелы, насилие. Гениальное решение режиссёра — это сделать фильм чёрно-белым. Во-первых, это делает фильм похожим на военно-историческую хронику. Во-вторых, мы видим фильм без буйства красок, которые обычно сопровождают подобные фильмы. Что позволяет зрителю сфокусироваться на эмоциях, чувствах, обстановке, а не на ярких взрывах, оторванных конечностях и крови. Это тоже является частью войны, но здесь показали, всю трагичность происходящего и обстановку, когда твой родной город разрушен, а соседи и родные убиты. В фильме всего одна сцена с перестрелкой. Однако, показаны бесчинства японских солдат: массовые расстрелы, жестокие убийства (закапывание живьём, закалывание штыками, сжигания), насилование женщин и детей, аукционы женщин и многие другие.

    Также показана часть жизнь простого японского младшего офицера. Он всего лишь пешка и исполняет приказы. Он видит, всё, что делают его товарищи и собратья. Убийства и жестокость оправданы, когда идут боевые действия. Но это уничтожение. Резня. Он пытается с этим смириться, даже начать как-то просто жить, но это слишком большое потрясение для любого.

    Игра актёров на высшем уровне. Они почти ничего не говорят, но ты всё равно как будто рядом. Переживаешь с ними, чувствуешь, что они чувствуют. Оператор прекрасно иногда создавал иллюзию, будто он очевидец событий. Музыки практически нет, но она там и не нужна. Единственный недостаток — немного скучновато смотрится.

    Сначала я подумал, почему фильм снимался не совместно с Японией, потом понял. Япония до сих пор не признала факт жестоко истребления почти полумиллиона жителей Нанкина.

    Игра актёров и актрис (главных, второстепенных, подходят ли на роль) 9/10

    Сценарий (сюжет, идея, развитие) 8/10

    Как смотрится (режиссура, монтаж, эффекты) 7/10

    Общая оценка

    8 из 10

    Все войны — гражданские, потому что все люди братья. (Франсуа Фенелон, французский писатель)

    25 июля 2010 | 00:48

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>