всё о любом фильме:

Расёмон

Rashômon
год
страна
слоган«The husband, the wife...or the bandit?»
режиссерАкира Куросава
сценарийАкира Куросава, Синобу Хасимото, Сёдзиро Мотоки, ...
продюсерДжинго Миноура, Масаити Нагата
операторКадзуо Миягава
композиторФумио Хаясака
художникТакаси Мацуяма, Х. Моцумото
монтажАкира Куросава
жанр драма, криминал, ... слова
бюджет
$250 000
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время88 мин. / 01:28
Действие картины происходит в древней Японии. В лесу изнасилована женщина, а ее муж убит. Есть четыре точки зрения — у каждого из четырех свидетелей — своя.

Каждая сторона проливает дополнительный свет на случившееся, добавляя дополнительные детали к случившемуся. Однако какая же версия является истинной, если каждая претендует быть наиболее правдивой?
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
49 + 0 = 49
9.3
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • В сцене у ворот Расёмон, Куросава никак не мог добиться того, чтобы дождь был виден не только на переднем плане, но и в глубине, где он сливался с серыми декорациями. Поэтому в воду дождевых машин подмешали чернила, после чего дождь стал контрастен. Чернила можно увидеть в заключительном дубле: они попали на лицо уходящего лесоруба.
    • Хотя обычно указывают, что фильм снят по произведениям Рюноске Акутагавы «Ворота Расёмон» и «В чаще», в действительности фильм поставлен только по одной из этих новелл: «В чаще». От второй он позаимствовал место действия, название и общую атмосферу.
    • Куросава сказал Тосиро Мифунэ, чтобы тот позаимствовал пластику своего героя из дикой природы, скажем, у льва. С тех пор Мифунэ исполнял практически ту же самую «львиную» роль ещё несколько раз, увековечив себя именно этой пластикой.
    • Считается, что именно из-за этого фильма у «Оскара» появилась категория «Лучший фильм на иностранном языке».
    • Во время съёмок к Куросаве подошла большая делегация участников съёмок, открыв перед ним сценарий и спросив «что вообще всё это значит». Ответ Куросавы вошёл в историю: он сказал, что этот фильм — отражение жизни, а у жизни не всегда есть простой и понятный смысл.
    • Считается, что именно в этом фильме впервые камера была направлена прямо на солнце, показывая его в движении сквозь листья. Куросава сам какое-то время утверждал, что именно оператор Маягава изобрёл этот приём, хотя позже отказался от этого утверждения.
    • Даже в полдень в лесу, где проводились съёмки, стояла мгла. Поэтому Куросава и оператор Кацую Миягава использовали большое гримировочное зеркало, которым они отражали солнечный свет, направляя его на снимаемый объект.
    • еще 4 факта
    Трейлер 03:23

    файл добавилFedor---Simonov

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 45 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Чувства опасны; они антинравственны. Разум задаёт духу, изначально абсолютно свободному, нравственность (некое состояние духа, когда он запирает самого внутри себя, ограничивая свою абсолютную свободу — то есть дух начинает познавать самого себя), тем самым пробуждая отвращение и страх к проявлениям чувственного характера, проявлениям бессознательной силы как символу бесконечного и тотального разрушения, которая не знает ничего, кроме вечного истощения, вечного насыщения и вечного удовлетворения. Разум есть постоянное созидание пространственно-временной и причинно-следственной парадигмы окружающей действительности, так как он руководствуется желанием, сущность которого жертвенность, то есть стремление добраться до истины, при этом саму истину в себе не переживая (как дух), а придерживаться только трансгредиентной по отношению к ней позиции, предоставляя истину лишь спекулятивному, трансцендентному настоящему бытию опыту. Чувства, напротив, противятся любым попыткам заковать их в цепи; они не знают, что есть жертва, что есть истекающее время и ограниченное пространство — для чувств существенно лишь здесь и сейчас, длящееся на протяжении всей вечности.

    В «Расёмоне» Акира Куросава поднимает прежде всего проблему познаваемости как таковой, низводя свои размышления к выводу отнюдь не объективного, но именно субъективного характера: наиболее важно не познать истину как объект, а пережить её внутри себя, духа, как состояние. Известен случай, когда во время съёмок к Куросаве обратилась группа сотрудников с просьбой объяснить, что представляет из себя сценарий «Расёмона» — видимо, на тот период развития кинематографа, сценарий данного фильма являл собой вещь чересчур отвлечённо-метафизическую для перенесения её на экран, — и Куросава ответил, что «Расёмон» — это отражение жизни, а последняя зачастую имеет весьма непростой и непонятный смысл; режиссёр был недалёк от правды.

    «Расёмон» развенчивает добрый миф Иммануила Канта о критике чистого разума и возвышает последующую идею великого философа о доминировании разума практического, в котором «закаляется дух», в котором ему задаётся нравственность, над разумом чистым, якобы представляющем собой чистейшее познание окружающей действительности, без едких примесей эмпирики и полностью основанное на неких трансцендентных законах человеческого бытия. Стоит сказать, что благо художественного произведения в отличие от философского трактата в том, что созерцающему сознанию не ставят рамок для умозаключений — по-другому, это вольность интерпретации. И происходящие в «Расёмоне» события, ровно как и сам «Расёмон», зритель волен интерпретировать как угодно, но Куросава ясно даёт понять одно, что разум, пусть даже чистый, есть только инструмент овнешнения, в то время как метафизика события остаётся для него не столько закрытой, сколько ненужной частью, а именно последняя важна для режиссёра и, впоследствии, зрителя «Расёмона».

    Фабула и сюжет фильма «Расёмон» довольно замкнуты; замкнутость эта объясняется внутренней конструкцией фильма. Каждый из персонажей (это Дровосек, Монах, Разбойник, Жена, Муж) ведёт пересказ того события, свидетелем или участником которого он стал. Событие лишь одно, но оно мощно само по себе и исчерпывающе, и делает историю, которая произошла на самом деле, а также интерпретации её самоявляющими; режиссёру совершенно необязательно прикладывать руку к повествованию, главное постоянно держать зрителя в самой его гуще.

    Зритель, слушая истории очевидцев одну за другой, скоро понимает, что правды здесь нет и в помине, но, что самое важное, вскрывается самая жуткая тайна кино — оно не показывает жизнь, но, также, как и любой другой вид изобразительного искусства, искажает жизнь, от жизни отчуждается, переходит, по выражению Гегеля, от «для-себя» к «в-себе». Куросава говорит прямым текстом: на самом деле истина, понятие столь высокое и чистое, не объективна; она не независима от человека и не является чем-то недосягаемым и непостижимым. Если истина и имеет отношение к эмпирическому миру, то только как свойство, но не более (то есть как «основа вещей»), и в таком случае она объектна. В сущности, истина — это состояние духа, когда тот пребывает в так называемой гармонии с самим собой и со средой, в которую он какими-то силами был погружён; в состоянии истины дух испытывает ощущение схожее с счастьем — не бессмысленный и ослепительный всплеск радости, а вполне размеренное чувство удовлетворения (нет никаких причин для возникновения сомнений внутри духа, вопросов, как и их самих), — пока не сходит на нет это состояние истины. Мотивов для нарушения данного состояния великое множество, подчас можно предположить, что внешние бытие духа только из таких мотивов и состоит — каждую секунду одно событие сменяет другое, люди совершают какие-то невообразимо ужасные или омерзительные поступки, но на осознание последних и попыток понять, что толкает людей на подобные выходки времени оказывается мало, или его вообще не оказывается.

    Следует чётко обозначить главные места действия в «Расёмоне». Их только два: это пространство субъекта и пространство объекта. Воспоминания, показания свидетелей, речи персонажей обозначают первое пространство, второе же пространство обозначают сами ворота Расёмон.

    «Расёмон» напитан чувством надежды — когда ливень прекратится и небо станет светлым. Куросава делает важный акцент на субъективном переживании объективных явлений, протаскивая через весь фильм некое ощущение нереальности происходящего — столь виртуозно режиссёр играется с монтажными склейками и временными параметрами эпизодов. Это доказывает мастерство творца и свидетельствует о достижении той планки, которую поставил себе Акира Куросава: сделать своё произведение по-настоящему целым, чтобы стиль и содержащаяся «внутри произведения» идея шли не паралелльно, а органически переплетаясь между собой, превращаясь таким образов в нечто новое, более развитое и цельное.

    Заканчивается «Расёмон» торжеством нравственности — состояние истины достигнуто, и не иллюзорное состояние, а вполне действительное: Дровосек оправдывает свой поступок благими целями, Монах, в свою очередь, проявив уважение к стараниям и бедам несчастного человека, вновь обретает, как он говорит, «веру в людей». Ливень перестал, тучи рассеялись. Фильм заканчивается.

    Когда навязчивая мысль о потрясающей лживости мироздания, перестаёт быть навязчивой, прочно укрепившись в сознании, начинаешь задумываться, а не являешься ли ты сам лживостью? И вся твоя личность — не более, чем ширма для «собрания чувств»? Что мораль — это, по сути, сказка?

    12 июля 2013 | 02:47

    Правда относительна. У каждого она своя. Лишь истина абсолютна. Но постичь ее, кажется, не возможно. Она всегда «где-то рядом», играет с вами «в прятки», но никогда не показывается. Фильм Акиры Куросавы «Расёмон» 1950 года, снятого в жанре «дзидайгэки», говорит нам о поиске этой самой истины, скрытой в четырех рассказах свидетелей и участников, описывающие событие, произошедшие в чаще; каждый рассказывает свою версию истории.

    Европейские народы не разделяют понятия «истина» и «правда», в основных европейских языках этой паре соответствует одно слово — английское «truth», французское «verite», немецкое «wahrheit». Потому для европейцев стало новым понимание того, что не все так, как нам кажется. Тут уже не достаточно просто сказать «говорите правду, только правду и ничего кроме правды», потому как эта правда определяется тем, как мы ее воспринимает, ссылаясь на собственные убеждения и взгляды. Порой одни действия мы оправдываем, другие эти же действия осуждают. Картина будто открыла глаза европейцам между тем, как мы воспринимаем события, и тем, что эти события означают на самом деле. В этом заключилась революция данной ленты. Для нашего народа эти понятия были разделены еще в словаре Даля. Потому тема не нова российскому зрителю. Оттого ему трудней проникнуть в тонкий смысл повествования.

    Фильм основан на произведениях классика новой японской литературы Акутагавы Рюноскэ «В чаще». Гений писателя проявился в нахождение такой сложной философской проблемы и мастерское преподношение его. Тут уже не остается сомнений, что если один говорит правду, то другой врет. Но кто говорит правду, а кто врет, нелегко понять. А может все врут? Каждый только пытается преподнести всею так, как он хочет видеть. Тут даже случайный свидетель, который должен быть более объективен, не может рассказать все, как есть. Из рассказов, легших в основу сюжета, указывается также «Ворота Расёмон». Но из этого рассказа Куросава позаимствовал только название, место действия и общую атмосферу.

    Режиссер мастерски передает напряжение, эмоции и дух фильма. Для того чтобы дождь в фильме был виден не только на переднем плане, но и на заднем сером, с которым он сливался, Куросава добавил в воду дождевых машин чернил, после чего дождь стал более контрастным. Дождь имеет особое значение в фильме. Это не просто фон. Дождь — один из действующих лица. В этом проявляется мастерство гения, пытающегося полностью погрузить своих персонажей в декорации. Куросаву называют одним из самых влиятельных деятелей кино во всем мире за всю историю.

    Актеры в фильме прекрасны. Приятно наблюдать за их меняющимися эмоциями. Тосиро Мифунэ для создания более глубокого образа позаимствовал, по совету режиссера, пластику из дикой природы, в частности пластику льва, которая стала его «визитной карточкой».

    Для современного европейского зрителя, воспитанного на блокбастерах, трудно будет проникнуться в игру актеров, имеющая большой эмоциональный контраст, равная игре безумца в больничной постановке «Питера Пена». Это сложная театральная постановка, которая на первый взгляд, кажется, переигранной, в виду сильного импульсивного всплеска и резких движений. Но игра актеров чувственна, пронзительна и трогательна.

    Фильм имел огромный успех и познакомил европейцев с существованием японского кино.

    Считается, что именно из-за этого фильма у «Оскара» появилась категория «Лучший фильм на иностранном языке».

    13 июня 2013 | 12:21

    Доводилось ли вам хоть раз составлять своё мнение о каком-либо острополитическом событии посредством ознакомления с радикально конфликтующими средствами массовой информации? Если да, то вас вряд ли удивишь тем, что один и тот же набор фактов может быть представлен в совершенно различном свете — прямо зависящем от личной заинтересованности автора материала. Докопаться до истины порой бывает возможно только путём непростого сопоставления и анализа различных версий происходящего.

    В кино, впрочем, зритель подобной подлянки никак не ожидает: обычно задачей синематографа, грубо говоря, является красочное изложение неких событий — а уж зритель в лучшем случае напряжёт извилины лишь для того, чтобы дать этим событиям какую-то морально-этическую трактовку. В этом контексте подход «Расёмона», который в принципе отказывается поведать, что произошло «на самом деле», выглядит сугубо издевательским.

    Дело в том, что фильм предлагает четыре взаимоисключающих версии одного преступления, каждая из которых, в общем-то, равновероятно может оказаться правдивой. Фактическая сторона дела в лице похотливого разбойника, изнасилованной дамы и хладного самурайского тела её мужа на полянке, обильно окроплённой кровью, при этом нисколько не меняется. Однако роль каждого из участников конфликта приобретает разительные отличия в зависимости от того, кто рассказывает историю. Каждый персонаж в различных трактовках последовательно оказывается то подлецом, то благородным человеком; то трусом, то храбрецом. У каждого из рассказчиков свои мотивы, которые не могут не найти отражение в их истории.

    Значит ли это, что ленту можно считать некой детективной головоломкой, разгадав которую, пытливый зритель должен восстановить правдивую картину произошедшего? Такой подход вполне возможен и, вероятно, способен доставить немало удовольствия любителям умственной гимнастики. Но суть фильма всё же не в этом — уж слишком он упивается вседозволенностью толкований кровавого убийства в чаще леса, чтобы банально остановиться в итоге на какой-то «единственно верной» версии. Напротив, режиссёр будто намеренно хочет пошатнуть наше привычное представление о сюжете как о некой вещи-в-себе, поддающейся объективному познанию — о какой объективности может идти речь, если личность рассказчика неминуемо оказывается во главе угла? Хуже того, если продолжить эту мысль дальше, то и личность слушателя неизбежно должна наложить отпечаток на саму историю — получается, что вы с соседом по креслу в кинотеатре скорее всего смотрите совершенно разные фильмы…

    24 августа 2013 | 21:41

    Акутагава Рюноскэ и Акира Куросава. Теперь и не разберешь кто из них более тонкий инженер человеческих душ.

    Все люди лгут. Но что самое ужасное, они даже себе не говорят правду. И всё это от слабостей.

    Каждый из участников этой драмы, испытывая сильнейшее эмоциональное переживание, интерпретирует происшедшее по-своему. При этом сильные и слабые стороны их характеров достигают своего экстремума и в итоге не выдерживают конкуренции, соседства друг с другом, что обеспечивает максимальное проявление этих основополагающих черт. Однако всё дурное, стыдное о себе они тут же забывают.

    «Я привык делать, что вздумается. Мне казалось так легче жить.» Можно ли поверить в рассказ разбойника, для которого подвергнуться жестокой казни менее страшно, нежели допустить сомнение в его собственной силе и разумности? «И я тут же решил, что завладею женщиной, хотя бы пришлось убить мужчину.» «Но ведь недаром я Тадземару — мне в конце концов удалось, не вынимая меча, выбить кинжал у нее из рук.» «Однако хотя я и решил его убить, но не хотел убивать его подло.»«На двадцать третьем взмахе — прошу вас, не забудьте этого! Я до сих пор поражаюсь: во всем мире он один двадцать раз скрестил свой меч с моим.» Тщеславие — это его слабая сторона, действующая внутри него и против него же самого.

    Какова роль в этой истории самурая? У него свои слабости. Быть может эта драма и не произошла, если бы не корыстолюбие самурая Такэхиро. «Мужчину снедала жадность». Польстившись на «продам за дешево» он, оставляя жену, устремляется в глубь чащи…

    Что до женщины, то ответственность за вектор, который в дальнейшем приняла эта история, главным образом, лежит на ней. Вначале она вырисовывается как божественное создание: «От порыва ветра шелковое покрывало распахнулось, и на миг мелькнуло ее лицо. Поэтому ее лицо показалось мне ликом Бодхисаттвы.» Узнав, что ее муж занемог она тут же устремляется вслед за разбойником. Поняв, что ее обманули, выхватывает кинжал и пытается защищаться. В оценках других женщина предстает как мужественная и смелая, но будучи обесчещенной разбойником она то ли впадает в безумство то ли искусно хитрит и… отныне их участь предрешена.

    Можно ли рассчитывать, что рассказ свидетеля-дровосека — это истина в последней инстанции? Как выясняется у него был свой интерес скрывать подробности и давать ложные показания.

    Все люди лгут. А Вы верите в людей?

    И только финальная сцена заставит вас повторить вслед за монахом: «Глядя на тебя я думаю, что всё же не разочаровался в людях».

    26 марта 2010 | 15:46

    Согласно древней легенде, давным-давно жили-были три слепых мудреца. В меру своих ограниченных возможностей познавали они мир, исследуя буквально все, что попадалось им под руку. И попался им как-то под руку слон. Обрадовались тогда мудрецы и тут же стали его исследовать. Первый из них наткнулся на бок слона и воскликнул: «Слон подобен огромной стене!» Второй, подержавшись за хобот, возразил: «Слон — это большая змея!» Третий же обследовал хвост, а потому уверенно заявил: «Что вы, друзья? Слон мне больше напоминает веревку». Они бы еще долго спорили, но ведь не зря же их прозвали мудрецами. По своему, надо сказать, большому жизненному опыту мудрецы догадались, что каждый из них столкнулся лишь с малой частью реального слона. Конечно же, все трое правы. Правда, только в пределах той области, с которой они непосредственно столкнулись. Осознав это, мудрецы сложили свои представления о слоне, но даже это знание не могло быть полным.

    Около полуразрушенных Врат Расемон, под сенью величественного храма, в один пасмурный день встретились трое случайных знакомцев: дровосек, священник и простолюдин. Священника потрясла история одного изнасилования и убийства в лесной чаще, которую он услышал на суде. Факты дела неоспоримы, преступник сам признается в содеянном. Но словно, кролики из шляпы заядлого фокусника, на протяжении всего фильма, один за другим, появляются новые свидетельства, каждое из которых противоречит предыдущему и претендует на истинное. Кому верить, в чьих словах кроется вожделенная истина? Или каждый из невольных участников этой драмы видел всего-лишь собственную тьму, которую невозможно ни потрогать, ни взвесить на ладони?

    Рассказ Рюноске Акутагавы «В чаще», излагающий 4 версии одного преступление, произошедшего в средневековой Японии, ныне принято относить к классике детективного жанра. При экранизации, Куросава намеренно смешал его мотивы поиска истины с названиям и мотивами из другого произведения того же автора — «Врата Расемон». Весь фильм напоминает искусно срежисированный театральный спектакль, основное действие которого происходит на символических развалинах былого величия, а все судорожные попытки героев отыскать заветный луч правды в нагромождениях чужеродного субъективизма и откровенной лжи, будут постоянно натыкаться на черное грозовое небо и столь же символическую дождевую стену.

    Несмотря на место действия, дилемма героев выдержана в типичном русле европейской классической философии. 4 версии одного события настолько равны меж собой и субъективны для людей, их излагающих, что напоминают старую легенду об осле знаменитого философа Буредана, который несколько суток сидел перед двумя абсолютно одинаковыми охапками сена, не решившись предпочесть одну другой, и в результате, окончил жил голодной смертью настоящего познавателя Высшей Истины. К счастью, куросавовских героев не ждет подобная участь, ведь все правдокопательство для них — лишь интересная история, повод переседеть под крышей храма затянувшийся ливень.

    Однако, пока герои, подобно древним же мудрецам выясняют, чья перед ними нога, хобот и хвост, где-то вдали, над сплошной стеной из дождя и слез гремит эпохальная битва между Добром и Злом, в которой Ад и Рай пытается дотянуться до каждой из человеческих душ. Ослепленные, подобно Фемиде искатели единственной правды отправляются в умозрительное путешествие, в конце которого он не найдет единственно верного ответа, но зато может быть сможет обрести самого себя.

    Уже первый фильм Актиры Куросавы принес ему всемирную известность. Куросава снял его, потом через несколько недель ему позвонили и предложили выставить «Расемона» на конкурс престижнейшего Венецианского Фестиваля. Куросава согласился — по большому счету, ему было все равно и… уехал на рыбалку. Однако, когда пару недель спустя он вернулся с уловом, кроме вкусного рыбного обеда дома его уже поджидал «Золотой лев», а в окошко дома со скромностью сельской простушки уже стучалась мировая слава, о которой режиссер доселе не смог и мечтать. Фильм сразил Венецианское жюри своей образностью, смелым смешением азиатского содержания с классическими философскими идеями Запада, виртуозной операторской работой, которой не смог помешать и монохромный цветовой ряд. А самое главное — решая извечную философскую загадку Трех Слепых Мудрецов, Куросава смог предложить наиболее точное и гуманистическое решение: не все ли равно, на кого больше похожа Истина — на стену, на веревку или змею, когда в результате этих споров невозможно договориться о чем-то определенном? Единственный ориентир, который сможет сделать этого слепого зрячим — это моральные нормы, собственный гуманистический компас, который безошибочно выведет любого из дождевого дворца на солнечную поляну.

    Вообще, просмотр куросавовского шедевра, накануне 60 летия создания, сопряжен с рядом трудностей. Кого-то оттолкнет устаревшая цветовая гамма, кого-то — немного статичная манера съемка, напоминающая воспроизведение сцен из классического японского театра. Еще одна трудность — обилие цитат и заимствований, на которые буквально растащили этот, в общем-то довольно простой, по своей киномеханике и посланию фильм другие режиссеры, в первую очередь — американские и европейские. Внутри черно-белых бликов «Расемона», нет-нет, да и мелькнут отголоски эффектных пожарищ из копполовского «Апокалипсиса сегодня», сверкнут зеркальные мечи из «Экскалибура» Джона Бурмана или даже, глубоко в небе, высоко над сенью дождя заискрится очередной кораблик, пролетающий кубриковскую «Космическую одиссею». Фильм Куросавы стал одним из первых рассуждений в мировом кино на темы человеческой природы, буддистской медитацией о том, что делает из человека человека, необходимых пропорциях брутальности и тяги к познанию, бунтарства и конформизма, черного и белого, составляющих рецепт человеческого бытия.

    На вопрос, стоит ли Истина долгих и бессмысленных блужданий в пустоте, в надежде случайно ее нащупать, Куросава отвечает решительное: «Нет», и успокоившись от скитаний, герои находят в развалинах плачущего младенца. Он хрупок и беспомощен, не имеет никакого понятия о высоких философских материях и непознаваемости Высших Инстанций. Но простое человеческое отношение тотчас отдаляет от них холодное копание в чужих жизнях с бесконечными предательствами и подлостями. И тогда останавливается дождь, а вместе с ним и заканчивается очередная Битва.

    Есть такая старая японская легенда.

    Солдат по имени Нобусиге пришел к Хакуину и спросил: «Правда ли, что есть рай и ад?» «Кто ты?»- спросил Хакуин.

    «Я — самурай,«- ответил воин.

    «Ты — солдат! — воскликнул Хакуин.- Что за начальник держит тебя в своем войске? У тебя лицо, как у нищего.»

    Нобусиге так рассвирепел, что начал вытаскивать свой меч, но Хакуин продолжал: «У тебя есть меч! Но, наверное, он слишком туп, чтобы снести мне голову.» Когда Нобусиге вытащил меч, Хакуин заметил:

    «Тут открываются двери в ад.»

    При этих словах самурай, почувствовавший себя учеником мастера, вложил меч в ножны и поклонился. «Здесь открываются врата рая,«- сказал Хакуин.


    Около полуразрушенных Врат Расемон, под сенью величественного храма, в один пасмурный день трое случайных знакомцев познали, где открываются собственные Врата Рая.

    10 из 10

    10 ноября 2010 | 01:29

    Одна история, четыре человека, одна правда, четыре лжи — Куросава как будто приподнимает для зрителя темный полог лжи, на минуту давая возможность мельком глянуть внутрь и увидеть правду, но опускает его обратно так быстро, что можно лишь гадать, что же в действительности скрывается за тонкой завесью лжи.

    Каждый из четырех человек рассказывает свою версию, но резона верить нет никому, ведь каждый из них обладает собственным мотивом. Разбойник — пытается свалить часть вины на женщину, по его словам, спровоцировавшую его на нападение; Женщина — пытается сохранить остатки чести, выставляя себя лишь невинной жертвой; Мужчина — даже посмертно пытающийся обелить себя в глазах правосудия и сваливая всю вину на изнасилованную жену, и, наконец, лесоруб — посторонний человек, трусливо схоронившийся в кустах во время всей трагедии и ничего не предприняв, но эгоистично похитивший дорогой кинжал с тела мертвого человека. Акира Куросава просто гениально разбирает вечное человеческое стремление оправдаться в глазах других. Вроде бы зачем лгать разбойнику, который все равно отправится на виселицу? Ведь мы точно знаем, что изнасилование произошло. По той же причине нет причины лгать и женщине, опозоренной в любом случае. А мертвый мужчина? Какая ему разница, что о нем думают в мире живых, если он испытывает на том свете адские мучения? Ан нет, каждый присочиняет свое и каждый раз дело выглядит совсем по-другому. Причина лгать была лишь у лесоруба, боявшегося, что его приплетут к этому проишествию и потихоньку выведут на свет все дело. Что там делали в феодальной Японии за воровство? Отрубали руку? Не думаю, что это было очень приятно.

    Самое прекрасное в Расёмоне, что проблема, поднятая в нем, актуальна и до сих пор. Также совершаются преступления и также люди лгут, пытаясь оправдать себя в глазах других и у самих себя. Поднимает режиссер и проблему человеческого эгоизма и злобы, хорошо показанную в лице безымянного бродяги. В лице же резонера и главного судьи выступает монах, разочаровавшийся в людях. Веру ему возвращает раскаявшийся лесоруб, взявший брошенного ребенка на воспитание. Режиссер не сообщает зрителю, чей это ребенок. Может быть, это результат той самой трагедии, ребенок разбойника и изнасилованной женщины. Может быть, мы не знаем. Главное тут то, что Куросава дает надежду, дарит светлый лучик солнца, осветивший мрачную картину, ведь в итоге во всей картине есть только один раскаявшийся человек. Но он есть, и служит прекрасным завершением гениальной картины Расёмон Акиры Куросавы.

    10 из 10

    9 января 2012 | 22:07

    Плохой день. День суда. Но над кем суд? Кого судят и за что? Как понять, что произошло в густой лесной чаще, кому верить — очевидцам или подозреваемым? Кто виновен, а кто нет? Кто возымеет выгоду, а кто окажется обесчещенным? Да и можно ли вообще ещё верить людям? Способны ли они ещё на что-то действительно достойное? Кто знает. Вера есть всегда, надежда набирается сил для финального суицида, терпя до последнего все превратности судьбы, а пока что это просто плохой день. Но он стоит того, чтобы разочароваться в людях.

    Акира Куросава, без сомнения один из величайших режиссёров всех времён, проводит в одном из своих знаменитейших творений своеобразное изыскание. Изыскание это просто и в тоже время неподъёмно, независимо от того, один человек его проводит, или несколько. И сравним этот путь разве что с поиском Священного Грааля, мистической чаши, наполненной для каждого, кто посмотрит «Расёмон», тем, что встречается в нашей жизни реже всего — правдой. Три человека, укрывшиеся от разверзнувшихся небесных хлябей под воротами Расёмон, обсуждают произошедшее недавно преступление. Казалось бы, ничего особенного — в лесу найден труп убитого самурая. Таких можно каждый день насчитать с десяток. Есть и подозреваемые, есть и свидетели, но кто из них говорит правду? Ведь каждая история отличается от других, и их невозможно сопоставить, нельзя дать однозначного ответа на тему «кто-как-зачем-и-почему».

    Чем же покоряет зрителя «Расёмон», который до сих пор не утратил своей внутренней силы и является одним из полезнейших способов отнять полтора часа человеческой жизни? Всё дело в самом подходе Куросавы к воплощению на экране своего творения, подходе, который позже попытались голливудские мыло-фабрики нещадно скопировать, как впрочем копировались и остальные идеи японского режиссёра, лишаясь при этом своего неповторимого и жёсткого очарования. Ведь «Расёмон» оказывается самодостаточен в своих отдельных элементах, которые могли бы существовать и по отдельности, решись какой-нибудь безумный ядерщик-киноман расщепить сеё творение на составные элементы.

    Отличные диалоги, каждый несёт в себе определённую суть, одновременно становясь бессмыслицей перед лицом обладателя другого мнения. Но удивительное достижение Куросавы в том, что и без обмена пламенными речами «Расёмон» мог бы быть не менее неповторим. Достаточно вспомнить 3 с лишним минуты молчаливого пути дровосека по лесу в начале фильма. На них взираешь как на вполне самодостаточную сцену, насыщенную эмоциями и событиями, но в тоже время она остаётся всего лишь обычной лесной «прогулкой».

    Персонажи в «Расёмоне» немногочисленны, но до безобразия разнообразны в своей харизматичности. Четыре точки зрения — разбойник, жена погибшего, дух самого умершего (и тут Куросаве неплохо удаётся сыграть на мистических струнах), а также обычный дровосек, которые мутят воду перед зрителем до самого конца. При этом ни в одной из историй нельзя увидеть одних и тех персонажей в одинаковом свете. Они вроде бы и неотличимы от множества себе подобных, но в тоже время каждый индивидуален, каждый перетекает из одной истории в другую, меняясь и подстраиваясь под новый взгляд на старые вещи. Тот же разбойник — себя он видит бесстрашным и благородным, но для женщины он предстаёт ослепшим от страсти, а для дровосека — всего лишь трусливым преступником.

    «Расёмон» вроде бы и имеет свою определённую сюжетную линию, и чёткую хронологию событий, но они всего лишь играют роль каркаса, поддерживающего саму суть. Творение Куросавы нацелено вовсе не на поиск разгадки того, что же на самом деле случилось в тот злополучный день. Неспособность человека знать правду вне зависимости от своего взгляда на вещи — вот основная мысль фильма, в котором маститый режиссёр подобно шуткам реальной жизни ловко искажает действительность, делая абсолютные истины непознаваемыми. Священный Грааль никогда не будет найден, к нему можно только приблизиться на несколько шагов, но лишь для того, чтобы вновь отдалиться от разгадки.

    Нескончаемый ливень наконец закончился. Правда осталась у каждого своя, лишний раз подтверждая, что единого мнения не существует и людям остаётся до последнего верить в остатки морали, которая тоже не может быть единой для всех. Все люди живут в Аду, гуляя бок о бок с Истиной и не замечая её. Говоришь, плохой день? Так ведь каждый день такой же.

    20 июня 2012 | 19:46

    Порочность человеческой души в красках открывается на протяжении 4 историй простых людей, таких же как Я и Вы. Жалость к себе, слабость, ложь и, в конце концов, правда. Незатихающий дождь кончился, засветило солнце и крик младенца открывает новые горизонты перед тем, кто хочет искупления.

    Вор, который говорит вору что тот вор, демон и священник. Поразительная компания, расположившаяся на руинах храма, в воротах. Тот кто искал выход, вышел из развалин под чистым небом, а тот кто остался грязным внутри, потерял веру в людей и в себя самого, ушел в дождь, который все же не сможет смыть эту грязь, пропитавшую его изнутри.

    Впечатляет.

    5 сентября 2010 | 22:48

    Расёмон, пожалуй, одна из картин, определяющих всё творчество Куросавы. Здесь всё, что можно найти в других его фильмах — разочарование, человеческая глупость, низменность, и напротив — красота, сострадание, желание изменить мир.

    Четыре абсолютно разные истории:

    *история убийцы, рассказанная тоном бандита, где он — всего лишь насильник и убийца, без колебаний всаживающий меч в грудь Такехиро. Но увидев следующий вариант произошедшего, можно подумать, что он и не такой, каким сам себя представляет… может он пытается защитить женщину, выставляя себя главным виновником?

    *история женщины, рассказанная в истерически-театральных тонах. Особенно сцена, когда она убивает мужа, теряя сознания и затем падает перед судьёй, в наигранной скорби.

    *история убитого, рассказ которого окрашен болью за собственную смерть и за позор, который он перенёс, рассказ, в котором его поражение обретает окраску скорее печальную, чем позорную.

    *история человека, прятавшегося и наблюдавшего за всем, что происходило, рассказана голосом труса. Руки убийц и жертвы — дрожат, они дерутся нелепо, неуклюже — они сами боятся того, что происходит, словно они все чувствуют то, что и человек, притаившийся в лесу.

    Все рассказчики превращают историю в свой маленький спектакль — у режиссёра-труса актёры играют трусов, у комедианта — напыщенных театральных кукол. Правды здесь не найти, при том, что всё сказанное, в какой-то мере правда.

    Последняя сцена, которую многие считают некой искрой гуманизма, мне не представляется столь торжественной. Лесоруб, которого уличил в эгоизме какой-то невежда, словно пытаясь оправдать себя, бросается спасать ребёнка. Именно «бросается», так, что священник начинает сомневаться в его намерениях. И сам священник, услышав истории, каждая из которых наносит рану его вере в людей, пытается найти спасение, хоть какую-то ниточку в этом жалком лесорубе, взявшем себе ребёнка.

    Этот фильм не достаточно посмотреть один раз — увидев эти четыре истории, вы тоже не сможете понять, где правда.

    10 декабря 2008 | 05:43

    Должен признаться, что несмотря на продолжительность в 80 минут, незначительное количество персонажей, сюжет, строящийся вокруг одного единственного акта, фильм показался мне очень сложным и необычным. Он представляется мне попыткой преодоления, настойчивым порывом к добродетели и вере в людей, сокрушающим всякое сомнение и пессимизм, а также тот цинизм и критику, высказываемую в адрес всякой «предполагаемой» истины. Ни для кого уже не является секретом, что сомнение в существовании чего-то метафизического, благого, доброго достигло сегодня своего апогея, поэтому нередко людям совершающим благородный поступок приходится даже объяснять!.. почему они это сделали и что же ими двигало!.. Т. н. состояние «греха» возведено в правило и стало современным «категорическим императивом».

    Но бывают моменты, когда нечто внутри нас пробуждается ото сна, и, продрав глаза, начинает постепенно различать мир вокруг себя. Поначалу видны лишь размытые пятна, но постепенно начинают проявляться цвета и контуры предметов, которые сцепляясь воедино образуют собой нечто цельное и неделимое… И вот!.. Мы в ужасе цепенеем от того, что предстало нашему взору! Ошеломительная картина истинного положения вещей повергает нас в неописуемый страх и мы вновь ищем укрытия и защиты у добродетели. НО! На этот раз не находим, ибо в окружающем мире ее нет, а искать ее придется в самом себе. В подобном же ключе проходит, разворачивается действие фильма.

    Поразительно сочетание идеи фильма и его атмосферы, формы, выражения этой идеи. Глубину картине придают символические детали — дождь (который кончается с признанием собственной вины лесорубом. Вспомним также значение дождя в Семи самураях). — Лес как символ оторванности от цивилизации, место, где не существует законов социума, но действуют лишь силы природы и буйствуют стихии, до поры скрытые в человеке. Лишь здесь, перед лицом смерти обнажается его истинная сущность, «экзистенция» и он становится наконец самим собой. НО! Увидеть самого себя, не выдавать себя за кого-то другого (более благородного, отважного, целомудренного), а честно признать собственную «персону» и стараться искоренить ее зло- вот истинная сверхзадача, которую ставит перед зрителем фильм «Расёмон».

    И ставит мастерски, профессионально, но вот решать (или не решать) ее каждому из нас предстоит по-своему.

    29 апреля 2013 | 22:07

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>