всё о любом фильме:

Безумный Пьеро

Pierrot le fou
год
страна
слоган-
режиссерЖан-Люк Годар
сценарийЖан-Люк Годар, Лайонел Уайт
продюсерЖорж де Борежар
операторРауль Кутар
композиторАнтуан Дюамель
художникПьер Гюффруа
монтажФрансуаза Коллин
жанр драма, мелодрама, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Франция  1.3 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время112 мин. / 01:52
Фердинанд и нанятая присматривать за его ребенком приходящая няня, Марианна, сбегают из дома и едут к морю на угнанном автомобиле, набитом крадеными деньгами… Он оставляет позади богатую жену, а она — неприятности, связанные с бандитами. Преследуемые полицией, они сжигают автомобиль, а вместе с ним и деньги мафии, и скрываются на безлюдном острове. Но что-то в их отношениях не складывается, и роман кончается.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
85%
33 + 6 = 39
7.8
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Обвинения в большом количестве насилия и трупов Годар, парировал фразой, ставшей знаменитой: «Это не кровь, просто красное». Цветовой символизм играет определяющую роль в художественном строе картины.
    • Название фильма должно было вызвать у французских зрителей ассоциации со знаменитым налетчиком 1940-х годов — Пьером Лутрелем, он же «Пьеро Чокнутый» (фр. Pierrot le Fou), очень романтизированная версия подвигов которого изложена в фильме Жака Дерэ «Банда», снятом по роману Роже Борниша.
    Трейлер 02:01

    файл добавилKind**Girl

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Американские критики считают, что в этом фильме сильнее всего проявился интерес французского режиссёра Жан-Люка Годара именно к штатовским приключенческим лентам разного типа — детективам, гангстерским картинам, боевикам и т. п. Было бы точнее сказать, что часто использовавшиеся этим постановщиком сюжетные конструкции и мотивы американских фильмов выражены в «Безумном Пьеро» в наиболее коммерческой форме. Если вообще можно по отношению к новаторскому, авангардному творчеству Годара употреблять термин «кассовый успех». Впрочем, по результатам проката всех его многочисленных работ лидирует как раз эта, опережая самую знаменитую и, пожалуй, лучшую — «На последнем дыхании». (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 15 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    В мировой киноиндустрии имя Жана-Люка Годара соседствует с именами величайших мэтров. Но, надо сказать, не всегда мэтры снимают кино для большой общественности. Среди именно таких фильмов и оказался «Безумный Пьеро».

    Что хотел сказать этим фильмом Годар, я так и не понял. Я вообще не понял, о чем фильм. Логика отсутствует напрочь. Если снимаешь кино для людей, то хоть какой-никакой понятный смысл должен присутствовать.

    Постоянно курящий Жан-Поль Бельмондо, неврастеническая Анна Карина, тупая мафия — вот такие персонажи населили этот фильм. Посмотрел я его исключительно из-за имени режиссера.

    1 из 10

    7 мая 2006 | 03:51

    Избегая заштампованности вездесущих телевизионных мэтров на поприще авантюрно-приключенческих историй, Годар снова прибегнул к отражению своего уже немаленького кинематографического опыта, для того чтобы опять погрузить неподготовленного зрителя в анабиоз психоделического сюрра.

    Пожалуй, именно эта работа стала переломом сознания в восприятии авторского, независимого кино, как факта сбывшейся истины, в степени абсурда — нелинейности и нелогичности происходящего на экране. Антипод аналогии, разъединение противоположных объектов, природно и по наитию граничащих между собой, некой соединительной псевдо придуманной ложью. А правда, как стена — от которой она отталкивается, избегая повторения уже существующего.

    Годар, никогда не снимал кино для общего-потребительского мышления. И часто, идя в разрез с уже принятыми и вымученными образцами заокеанских символик и ярлыков, всегда старался удивить, прежде всего себя, вычерпывая из уже изрядно высохших и замутненных колодцев крупицы чистой воды — новых идей для воплощения. В своих поисках, доминирующей и основополагающей деталью, которая прослеживается, почти во всех творениях мастера, была и осталась черта так называемого эффекта двойственной реальности — физически тело обретается в настоящем, но вот внутренний мир героя, словно воспаряет над бытным-фактическим, пересекая его плотское, устремляясь в высшую точку допустимого предела — обретения идеи этого самого реального в непостижимости следования.

    Изрядная театральность любого действия, переходящая все допустимые смыслы, порой забываясь о том, что же на выходе должно получится спектакль или фильм, Годар и в этом находит двойственную природу происходящего, выстраивая все так, чтобы разница не была ощутима, перемещая действие в другую плоскость — яркостью цветов отвлекаю от сути происходящего на экране.

    Каждый раз не забывая о том, что смерть — единственный логичный и правильный выход из всех переплетений и дрязг, которые подстерегают героев, и как только этот момент настанет, вся мозаика нелепости и наигранности движущихся величин встанет наконец на свои места.

    В этом фильме, который опять-таки предельно насыщен триколором, автор не упустил шанса поиздеваться над свободой, навязанного и тяготящего общества, с обязательным исполнением всех уже устоявшихся церемониальных, почти что божественных ритуалов буржуазного «единства». Многие сцены в фильме, особенно в начале, где герои, еще были общественно полезными единицы, то есть осуществляли деятельность, обязывавшую их подчинению, являлись продуктивными ремесленниками, скучающими повторениями прошедшего дня — вновь и вновь совершая уже сделанное вчера, вот где идет превращение человекоподобной обезъяны в робота-интеллектула — так же близко в антипатичности и самому Годару.

    Ощущение пространства — как воздушного, так и водного, глубже и еще более беспощаднее затягивает героев в ловушку, из которой им уже не представляется выбраться, ибо они не видят действительных и явных причин отражения себя в будущем. Лишь настоящее, как некий зависший интервал, для них является приоритетным и важным…

    На самом деле основная идея, мысль, вывод этой картины предельно прост — Будь кем хочешь! Но помни, что все, что ты делаешь — в конечном итоге погубит тебя!

    Даже положительный путь ведет к гибели. Будучи послушным, становишься равнодушен к своей судьбе и это вовлекает тебя в цепь странных, подчас нелепых совпадений — попаданий в капкан безвременности настоящего. Это ли не смерть, еще живого и дышащего тела.

    Отрицательная дорожка — альтернативна прежде всего тем, что она более вариативная и находчива в своих путях по обретения конечного, но те петли, которые возникают по пути следования, могут раньше времени спутаться в клубок неизбежных обстоятельств — погрузив в дремоту вечного.

    И слова: О, черт… и судорожно притопывающая нога героя не помогут, фитилек уже загорелся.
    ___

    Удачная попытка соединить искусство сценического действия и вроде бы вольной сюжетной линий, если бы все, что происходило, хоть каплей своей напоминало бы одушевленность. Отстраненность героев от своих ролей может показаться многих кощунственным и неубедительным фактором, который разубедит зрителя в искренности намерения сыгранного.

    Но… Если бы речь шла о рядовом кинематографе. А то, что изображено здесь — это не просто попытка создать образ в кино, а метод анализа всего кино, выраженное различными приемами заимствований и нововведений и своей псевдо-похожестью намекающее, что кино — это очередная иллюзия, внешне похожая на обычную жизнь, но имеющая свои рамки в трактовании, иногда перекликающиеся с внеэкранным миром, но все же не забывающее, что оно искуственно.

    * * *

    Безумие -

    Игра, в которой нету смысла!

    Слова -

    как образ выражения себя!

    Пейзаж -

    Расцвеченных меняющихся красок!

    Дорог -

    Сплетеньем рук и ног в тисках!

    Простор -

    Как символ отражения свободы!

    Той пустоты -

    Которая дыханьем бьет в глаза!

    Дрожаньем стонов

    Бьющихся неровно!

    Избегнув встречи не сказав едва…


    Все бесконечно,

    Не прерывисто, не точно!

    Вся четкость линий

    Потеряла цель найти!

    Лишь быть в цепи причинности событий,

    Где мысль, как шум,

    что крадется невидимостью дня!

    11 июня 2010 | 21:15

    Блестящая выдумка, по большей части просто фарс. Нарочитая несерьезность, игра в Робинзонаду. Бельмондо в обличии интеллигента — по меньшей мере интересно. Очевидно, что это альтер-эго Годара. Все это: магия кадра, буйство цвета, магнетизм фактуры, — завораживает.

    В центре чисто годаровская тема: можно убежать от мира, но не от себя.

    Формальная часть заставляет вспомнить Керуака. Роман «В дороге», в общем-то, затрагивает те же темы, где главная, поиск подлинности и огромное желание жить. У героев обоих произведений есть огромная жадность до жизни, желание прочувствовать каждое мгновение, секунду. Даже способы здесь похожие. Керуак практикует спонтанное письмо, у Годара герои по очереди называют то, что для них важно в настоящий момент, не задумываясь. И те, и другие, пробуют воспринимать мир таким, как он есть — что видит их глаз, что слышат уши и т. д. Но если у Керуака героя окружают алкоголь, наркотики, женщины, джаз, то у Годара, с одной стороны, герои ведут себя более целомудренно, их не манит угар битнического омута, им вполне достаточно друг друга, с другой, они не останавливаются перед убийством, грабежом, в этом смысле их поведение более девиантно и, вместе с тем, условно, наигранно. Но их взгляд обращен не только вовне, но и вглубь себя, в них больше рефлексии. Им нет никакого дела до судеб человечества (оружие попало в кадр не случайно). Они говорят о смерти, и их поведение отчасти напоминает эскапизм, бегство от «реального» мира. Этот мир печален, но прекрасен — замечает Фердинанд. Вот только правила явно не в их пользу, так что финал вполне предсказуем. Они в большей степени европейцы, в них чувствуется усталость, отчаянность, и им, конечно, хочется поиграть в американцев. Напоследок.

    Мир мужчины противопоставляется миру женщины. Фердинанд наполняет свою жизнь книгами, Марианна — пластинками. Мужская логика и женская эмоциональность. Он идеалист, она — вполне практичный человек.

    - Я же сказал, по пластинке на каждые 50 книг! Сначала литература, потом музыка.

    - Но ведь цена-то та же самая.

    Снова звучит годаровский мотив отчужденности.

    Никогда мы друг друга не поймем, — говорит Марианна.

    И герои отдаляются, Марианна меняет Пьеро на другого, Фердинанд-Пьеро остается один. Так заканчивается их роман, и обрываются жизни.

    9 из 10

    11 января 2013 | 13:50

    Всегда произведения этого режиссёра оставляют пищу для размышлений. В этом фильме главные герои фактически показывают свою непримиримость с обыденной жизнью. Они хотят чего-то нового, ждут от жизни испытаний, от любви вечной страсти, но это невозможно. Именно, когда перед их чувствами, казалось бы, исчезли все преграды, они пытались создать себе новые, тем что ссорились по мелочам, спорили о том что им нужнее. В итоге получилось так, что их любовь превозмогла все убийства, измены… но не смогла устоять перед бытовыми проблемами.

    Любовь — самое сложное для логического объяснения чувство, и поэтому Годар никогда в своих фильмах точно не говорит, откуда она появилась и куда исчезла, он лишь делает намёки, что превращает каждую его картину в загадку.

    10 из 10

    14 июля 2007 | 16:33

    Ярко, особенно отреставрированная версия. Смазано, бессмысленно, нарочито бессюжетно.

    Ритм дерганый, достаточно замедленные буколистические сцены сбиваются на политические памфлеты (как же без них у Годара) или на гангстерскую перестрелку.

    Оформление закадровыми голосами похоже на аналогичное в фильмах современника Алена Рене.

    Персонажи выдернуты из реальности — без прошлого, без будущего и с достаточно невнятным настоящим.

    Короче Годар заигрался в Годара.

    Можно понять и признать этапность, шедевральность фильма, но при беспристрастном просмотре приходится прилагать известные усилия…

    9 октября 2011 | 02:56

    Смотрел фильм на французском, но с английскими субтитрами. Иначе было сложно понять фильм. А здесь очень многое заверчено на словах, равно как и на чувствах.
    Он: Почему ты грустна?
    Она: Ты говоришь со мной словами. Я же отвечаю тебе чувствами.
    Он: Так у нас ничего не получится. Ты всегда отвечаешь мне чувствами.


    Фильм о любви. О беззаботной юности и желании освободиться от всего материального мира. Герои не привязаны к деньгам. Для них это средство получить удовольствие и духовную пищу: Пьеро (или, как он любит подчеркивать, Фердинанд) покупает себе книги, Марианна — музыкальные пластинки. Они безумны и беспечны, веселы и ветрены. Высмеивают жеманство, американских солдат, затертые до дыр истины. На протяжении всего фильма прослеживается лейтмотив войны во Вьетнаме: в круглосуточном кинотеатре, по радио в машине, в блестящей сцене, где Пьеро играет американского моряка, а Марианна — вьетнамку. Они беспредельщики, французские Бонни и Клайд, но по-европейски эстетичные и независимые.

    Совершенно разные, но тем не менее, у них много общего. Им претит скука старых столиц, и они едут к морю, к просторам и дальним горизонтам. Наблюдая их безумства, поймаешь себя на мысли: а почему бы и мне так все не бросить и свалить далеко, не думая о работе, доме, будущем… Живут сегодняшним днем и счастливы этим. Но всему приходит конец.

    Фильм вдохновляет. А если кого не вдохновляет, то уж точно поднимает настроение. Годар очень тонок в изображении любовных отношений героев. Недоскажет, недопоет. Зрителю надо додумать многое самому. А то, что осталось невыясненным, станет пищей для размышлений.

    7 марта 2008 | 16:37

    «Кинематограф — это маленькое общество, сложившееся сто лет назад, в котором были человеческие отношения, деньги, женщины, а теперь с ним покончено… »

    Жан Люк Годар

    1960-ые годы ознаменовали начало новой жизни во Франции. Активизировались «левые» молодежные движения, охватившие всю страну. Участники выступали за социальные и политические изменения.

    Эти настроения получили широкое отражение в творчестве режиссера Жана-Люка Годара. Он сам был непосредственным идейным лидером «левых». Его фильмы 60-ых пронизаны сложными социально-психологическими взаимоотношениями и проблемами переживаемыми в обществе.

    Первые киноработы Годара ознаменовали собой появление «новой волны» в кинематографе. Одним из таких фильмов и является «Безумный Пьеро», снятый в 1965 году.

    Сюжетная линия завязана на двух основных действующих героях: Пьеро (Фердинанд) Гриффоне и его любовнице Марианне Ренуар. Пьеро женат на богатой итальянке, чувств к которой давно не испытывает. У них есть дети. Жена ведет активную светскую жизнь, но это наскучило Пьеро. Он хочет «бежать» навстречу приключениям.

    Однажды он с женой собирается на ужин. Их друг приводит свою знакомую- Марианну, чтобы она присмотрела за детьми. Марианна оказывается старой знакомой Пьеро. В гостях он надолго не задерживается, едет домой, где и застает Марианну. На следующее утро он просыпается в ее постели, и парочка решает бросить все и бежать от обыденности. Пьеро уходит от реальной жизни, изменив свое имя на Фердинанда. Марианна имеет связи с мафией. Она совершает убийство одного из членов группировки. Марианна с Фердинандом угоняют автомобиль преступников, в багажнике которого находится чемодан с деньгами. Испугавшись преследования, они имитируют несчастный случай и сжигают машину. Они скрываются на безлюдном острове. Постепенно их жизнь опять становится однообразной, и они начинают понимать, что их мало что связывает. Они покидают остров и снова отправляются на поиски приключений. В городе Марианна попадает в руки бандитов, которые требуют вернуть украденные деньги. Она снова совершает убийство и скрывается. Это может стоить жизни Фердинанду, но ему удаётся выпутаться. Через несколько месяцев он вновь встречает Марианну, которая предлагает ему выгодное дело: продать яхту некого Фрэда, которого она выдаёт за своего брата. Фердинанд соглашается, но после реализации преступного плана Марианна скрывается от него с Фрэдом. Фердинанд знает, где их искать. Он отправляется на остров, где расправляется с ними, после чего обматывает себя динамитом и поджигает фитиль. Опомнившись в последний момент, он судорожно пытается потушить его, но не успевает…

    Пьеро- материалист и философ одновременно. Ему наскучило высшее общество, в нем кипит жажда жизни. На протяжении всей картины он только изредка выпускает книгу из рук, он постоянно читает. Кроме плотской страсти с его стороны не видно сильных чувств к Марианне, но, в конечном счете, мы понимаем, что он был в нее влюблен.

    Марианна — легкая, ветреная девушка, но при этом исключительно расчетливая. Она привыкла жить сегодняшним днем. Она умело обводит во круг пальца наивного Пьеро, заставляя думать его, что она по уши влюблена в него. И расправляется с мафией как профессиональный убийца.

    Они очень разные, по- своему безумные, но они вместе. Пьеро говорит словами, а Марианна эмоциями. Поэтому им трудно находить общий язык — они часто ссорятся.

    Это отражено даже в специфике подачи аудио ряда. Как таковых диалогов между героями очень мало. Речь передана через мысли, но это создает ощущение недосказанности.

    Поскольку мое мнение о кино не профессиональное, меня поразили способы подачи выразительных средств. Все детали говорят, хотя они на первый взгляд не значительны. Темп поражает своей не постоянностью: то он безумно ускоряется — погони, стрельба (Сцена перед сделкой «купли-продажи яхты»), то замедляется и превращается почти в статику (сцены прогулок в лесу и у озера).

    Обвинения в большом количестве насилия и трупов Годар, парировал фразой, ставшей знаменитой: «Это не кровь, просто красное». Цветовой символизм играет определяющую роль в художественном строе картины.

    «Рваный кадр» использован для ускорения событий — он придает динамику, детали не важны. Фильм и так перегружен второстепенными планами. Иногда с трудом вспоминаешь, что было чуть раньше.

    Мне кажется, наиболее характерная сцена, когда главные герои угоняют машину из автомастерской и продолжают свое бегство на юг Франции за прекрасной жизнью. На протяжении всего фильма Годар помнит о своем зрителе, ему важен эффект, который произведет фильм. Он намеренно обращает внимание своих героев « на зрителя» (Марианна: «С кем ты говоришь?» Пьеро: «Со зрителями! »). Эта сцена двусмысленна. Чувствуется контакт с героями. Также присутствует самоирония и появляется ясное ощущение, что этот фильм выходит за рамки классического кинематографа, подчеркивается его индивидуальность и абсолютная ирреальность происходящего.

    В этой картине соединились две истории «Бони и Клайд»- в расцвете их деятельности и «Робинзон Крузо и Пятница», казалось бы, две не сочетаемые по сюжету и структуре истории, так лаконично сплелись в одну. Здесь есть и лирика героев — любовь, но никакого отчаяние. Ничто не предвещает плохого конца. Но Пьеро чувствует смерть во всем окружающем. Ему не нравится свое имя. Он просит, чтобы его называли Фердинандом. В конце становится понятно не случайное совпадение с именем Австро-Венгерского принца Фердинанда — в фильме и в жизни, трагическая смерть из-за непредвиденного стечения обстоятельств.

    Пожалуй, этот фильм можно отнести к числу тех, которые или нравятся или раздражают. Но никто не останется равнодушным. Его сюжет (побег человека от реальности в свой выдуманный мир) остается актуальным и сегодня. Мне понравилось непредсказуемость и внезапность происходящего. На мой взгляд, это один из самых запоминающихся фильмов, который я посмотрел за последнее время.

    8 из 10

    9 апреля 2011 | 14:43

    «Это единственный обитатель Луны! Знаешь, что он сейчас делает? Он собирается удрать оттуда как можно быстрее. Потому что, ему все надоело. Когда Леонов посадил свой корабль на Луну, наш обитатель был счастлив — наконец-то ему будет с кем поговорить, но Леонов попытался заставить его прочитать собрание сочинений Ленина. Поэтому, когда он увидел Уайта, он решил спрятаться у американца, но не успел он поздороваться, как Уайт сунул ему бутылку Кока-Колы и сразу же потребовал благодарности. Он оставил американцев и русских разбираться между собой и сбежал»

    «Вот видите, она хочет веселиться!», непринужденно говорит герой Бельмондо, хотя в машине только он и его подруга, и та, конечно, же спросит его «Ты с кем разговариваешь?», на что безумный Пьеро ответит: «Со зрителями», и повернется в вашу сторону. Да-да, именно в вашу! Вот так Годару стало скучно в рамках традиционного кино, хотя они с самого начала казались ему слишком уж надуманными, и его дебютная лента «На последнем Дыхании» уже рушила привычные рамки своими хулиганскими выходками и необычными приемами. Но в «Безумном Пьеро» любопытство набирает обороты и многое не подчиняется привычной логике, и просто от кинематографической скуки герои превращаются в дорожных бандитов на манер Бонни и Клайда, сжигают кучу денег и топят новенькую украденную машину, сворачивая с дороги в реку только потому, что ехать по прямой уж слишком просто. Для любителей переживать в фильме именно сюжет, а не сам фильм — этот шедевр непосредственности станет ударом, потому что только киноманы поймут, что ж и зачем тут творит этот Годар, поначалу перечеркивая любые зачатки сюжетной истории. Вообще, понравится ли зрителю этот фильм, можно определить ответом на один вопрос: смотрите вы фильм ради истории, рассказанной в нем, или ради рассказчика. Потому что именно во втором случае Годар очарователен, он будто следит за реакцией слушателя и если видит, что тот заскучал, то обязательно придумает что-нибудь такое, что перевернет все с ног на голову и сим оригинальным жестом подсластит интерес к самой типичной истории. Поэтому, даже если у маэстро и нет свежих интересных историй, то он, экспромтом и собственным обаянием сделает интересной любую байку, даже если вы ее уже раз сто слышали. За неимением классной истории автор начинает наполнять свою, обыкновенную, разными элементами, спонтанными ситуациями, небрежностью кое-где, закадровыми голосами и попыткой поделить ее на главы, подробностями о случайных встречных и утаиванием таковых о своих главных героях. И, постепенно, история становится свежей, и уже нельзя сказать, что вы ее где-то слышали до этого, потому что важен не рассказ, а рассказчик, на ходу выдумывающий приключения и насыщающий их сочными красками.

    Не спеша, «Бонни и Клайд» перерастает в «Робинзона Крузо», и история приобретает уже более оригинальное воплощение, нежели Дефо или криминальные сводки. А ведь еще будет странная постановка Вьетнамской войны, а потом герои споют красивую песенку, гуляя по лесу. Однако, сюжет тут все же есть, и играет он довольно большое значение, но более четкую и осознанную форму приобретет лишь ближе к концу. Уставший от парижского высшего света Фердинанд и няня его дочери, замешанная в какой-то криминальной афере, влюбляются друг в друга, и, наплевав на все, бегут в неизвестном направлении. Идея в чем-то схожа в «На последнем дыхании», однако «Безумный Пьеро» куда более насыщен событиями яркими и, большей частью, абсурдными. Впрочем, реальный прототип персонажа Бельмондо был — грабитель Пьер Лутрель, носившей именно кличку Безумный Пьеро, у которого, в реальности, правда, была своя банда. Но фильм подчеркивает, что заимствование не такое уж дословное тем, что Бельмондо каждый раз, когда Марианна называет его Пьеро, заявляет, что зовут его вообще-то Фердинанд. Шарма добавляет и то, что методы съемки Годара больше подходят стремительным лентам, чье действие уложится в несколько дней, а здесь любовное приключение занимает много больший отрезок времени, за который герои успеют и пожить вместе и потерять друг друга, и снова неожиданно встретиться. Режиссер ловко меняет жанры, к привычным мелодраме, комедии и криминалу добавляется еще и приключение, а в итоге все окажется хорошо запутанным триллером, прибывающим в совершенно лирической завуалированности, и в общении двух влюбленных душ, божественным образом сошедшихся в этом мире. Но любовь у Годара — это нечто особенное, игра для двоих людей с разными интересами, различающимися практически во всем, и от того, зачастую она трагична, потому что сильная натура не сможет полностью перенять нрав партнера, а вечно гонка длиться не может. Однако, используя любовно-возвышенный элемент, Годар делает этот фильм позитивным, отделив реальность от чувств.

    И так как режиссер никогда не чурался развлекательных жанров и некоторого насилия, тут его немало, более того, именно эту ленту обвиняли в чрезмерном смаковании такого рода сцен, после чего Годар выдал фирменную фразу, часто использующуюся до сих пор: «Это не кровь, просто красное». И, действительно, цвета в этом фильме играют роль чего-то большего, чем просто красок, они выделяют, подчеркивают, изображают. Но если «красное» у кого-то очень похоже на кровь, то Годар нарочито условен, и даже, когда ранения показывают крупным планом, видно, что это всего лишь элегантно подтекшая краска. Даже в последней сцене, когда Фердинанд — Пьеро измазывает лицо в синий цвет, это подобно китайскому театру говорит о испытываемых чувствах, что-то вроде того, что использовалось при постановке «Вьетнамской войны» перед туристами-американцами. Первые же сцены насилия в фильме носят совершенно театральный характер, где условности важнее действий. Стоит отметить, что использование кричащих цветов и выделения некоторых объектов ими, обусловлено, набравшим моду в те годы, поп-артом, из которого в фильм перекочевали некоторые картины и декорации, поэтому, как и в популярном искусстве, в картине преобладают именно основные цвета, как красный, синий или желтый. И как многие другие режиссерские фильмы, сценарий «Пьеро» представлял собой крайне маленькую папочку, и все необычные диалоги и игры главных героев скорее всего импровизация, снятая на чистом энтузиазме, где 300 тысяч долларов бюджета ушли на яркие побрякушки и поп-артовский стиль, оставив большой контраст между ними и матушкой-природой. Вполне возможно, этим Годар хотел провести черту между фальшью и реальностью, через их взаимодействие, что и придало картине абсурдности, за которой скрывалась интересно рассказанная и обыгранная история любви.

    13 октября 2010 | 21:42

    Кино это как поле битвы. Любовь, ненависть, действие, насилие, смерть. Одним словом чувства.

    Фильмы ещё живого классика кинематографа Жан-Люка Годара невозможно понять. Фильмы Годара можно лишь прочувствовать. Ощутить, как сердце бьётся в ритме повествования: то стучит, когда происходит какое-нибудь важное событие, то успокаивается, когда на экране предстаёт мирная ситуация, которая через короткий промежуток времени снова превратится в нечто пленяющее душу и разум. Все кино Годара такое. Надо только почувствовать.

    «Безумный Пьеро» — типичное произведение в творчестве этого безумного, как и его герой, француза. Этот фильм снят в очень непростом, но почти беспроигрышном жанре игры со зрителем. Обычные жанры: драма, комедия, криминальное приключение и прочее, чем только успели окрестить «Безумного Пьеро», всё-таки слишком мелко для Годара. Он — человек будущего, даже несмотря на то, что его кино уже далеко в прошлом. Кто бы что ни говорил о нарушенном моральном облике поколения, но и «Безумный Пьеро» и «На последнем дыхании» и многие остальные его киноленты ещё могут служить зеркалом человеческой жизни. Студенческие волнения канули в лету, но до сих пор в цене герои, бросающие вызов убивающему однообразию мира, подобно Фердинанду-Пьеро, только сейчас имя такому герою — Тайлер Дарден. Изменились времена, нравы, способы выражения, но суть осталась прежней: людей надо вызволить из плена, научить чувствам.

    Сводить детей в кино три раза? Конечно. Там сейчас идёт «Джонни Гитара». Их надо воспитывать.

    В этой цитате «Джонни Гитара» смело можно заменить на «Безумный Пьеро».

    Но оставим ненадолго мотивы, поведшие к сотворению этого фильма, и посмотрим на сам фильм. Как я уже сказал это — игра со зрителем. Сам, будучи безумцем, Жан-Люк Годар ничем не брезгует в создании картины. Тут вам есть и мафия, и мюзикл, и несчастная любовь. Воистину безумство, но безумство, которое нравится, которое к концу фильма начинает овладевать над разумом, делая зрителя таким же безумцем. Так же во время просмотра может возникнуть глупый вопрос «Почему?». Глупый, потому что ответа на него не существует. Хотя всё же есть одно объяснение, отвечающее на все «почему» разом: потому что захотелось. Захотелось петь — пою, захотелось раскрасить лицо синей краской — раскрашиваю, захотелось влюбиться — влюбляюсь. Кто может это запретить? Вот она свобода. Свобода мыслей и чувств. Эта тема и является мотивом всех фильмов французского классика. Свобода — проявление не только характеров персонажей, но и режиссуры самого Годара. Никогда он не ограничивал себя какими-либо рамками, делал то, чего душа желала. Разве не это было мечтой всех студентов-бунтарей того времени? Вот и полюбилась всем «Новая волна», потому что помогала людям мечтать.

    27 июня 2011 | 15:08

    Давным-давно видный философ Людвиг Витгенштейн революционно заявил, что наш язык слишком беден для обсуждения важной высоколобой жути навроде этики, эстетики или метафизики, а потом добавил: «О чем невозможно говорить, о том следует молчать». Доподлинно неизвестно, был ли знаком с работами Витгенштейна остроумный кинореформатор Жан-Люк Годар, однако молчать француз явно не желал, и, более того, невозможно не отметить рвение, с которым он принялся всесторонне исследовать, проверять на прочность, модифицировать язык вообще и киноязык в частности, не стесняясь рассуждать о невыразимых категориях бытия при помощи мешанины голливудских клише. Впрочем, если в первых картинах Годар еще удерживал себя от искушения первым из деятелей кино шагнуть в безвременную эпоху постмодерна, то в «Безумном Пьеро» явно дал волю фантазии и процитировал, кажется, все, что было в голове, нахальной деконструкцией поменяв контекст каждому атому своего многомерного кинопространства. А зрителям «Пьеро» действительно понравился. В самом деле, зачем распутывать лингвистические ребусы, когда в основе всего незамысловатая гангстерская лавстори и романтика уединения на райском островке, исполненная сочными оппозициями красного и синего. «Автор жжот!», — хмыкнули одни; «Величественный кинотекст», — резюмировали другие.

    Если и есть что-то общее в работах раннего Годара, то это «проблема коммуникации», его персонажи вечно друг друга не понимают. Однако же, если ненадолго вернуться в рамки философского дискурса, то Годар несомненно оптимист: язык не так уж плох, мы просто неправильно его используем. Вооружившись этой максимой, дотошный француз начинает издеваться над зрителем, шелестя шестеренками киносинтаксиса. Слушать героев совершенно невозможно. Они отвечают невпопад, повторяют одно и то же, дробят фразы, выливают тонны пустопорожнего бреда, а то и вовсе поют. Или один из любимых авторских приемов — «внезапно включить тишину». Другое дело, что некоторые слова, предложения, да и целые диалоги сами по себе не значат совершенно ничего, а ради иных собственно и снимался весь фильм. Вавилонская башня устремляется в небо, а мы стоим внизу и смотрим. Тут уж никак не узнаешь: была ли важна та еле заметная надпись на стене и насколько осмысленным был тот истерический монолог. Что поделать, «авторское кино», здесь даже птицы просто так не зачирикают.

    Когда на ней синее платье, на нем красный галстук. Когда на нем синие брюки, на ней красная блузка. Цвета обнаруживаются там, где их и не должно быть: выразительные очки монохромно одетого паренька, яркие волосы у бледной женщины. Неудивительно, вербальной игры в конструктор Годару мало. «Была эпоха Древней Греции, эпоха Возрождения. А теперь у нас эпоха задниц!», — заявляет уткнувшийся в глянцевый журнал Пьеро, словно озвучивая мысли режиссера о состоянии искусства. Пресловутый кризис идей вполне заслуживает, чтобы его обозвали «задницей». Постмодернизм — задница ничуть не меньшая, но за неимением лучшего придется скрещивать Бонни и Клайда с Робинзоном, читать малолетнему сынишке анализ живописи Веласкеса, цитировать Джойса (а ведь тогда это еще не было мейнстримом) и вообще, цитировать, цитировать, цитировать. Если раньше цитата была вишенкой на торте, то в «Пьеро» это и вишенка, и торт, и ложка, и тарелка. Даже Бельмондо и Анна Карина — «цитаты» своих предыдущих ролей у Годара, стоит только проследить эволюцию характеров. Весь мир — текст, и все языковые упражнения режиссера — это стремление добраться до базиса, понять, как все устроено, и игриво перемешать детальки. Истинно постмодернистская операция, вероятно, впервые осмысленно примененная в кино. Не зря глаза, рот и уши тут однажды назвали «механизмами».

    Идеи Витгенштейна переосмыслили Делез и Деррида, структуралистов смяли постструктуралисты, методы Годара позаимствовал завсегдатай грайндхаусов по имени Квентин, но, кое-что осталось. В этом авторском мире-тексте всегда есть, чем заняться. Хлебать густое семиотическое варево можно бесконечно, биться над дешифровкой культурного кода никогда не надоест. От не решенной до сих пор проблемы универсалий до гносеологических парадоксов. Однако заслуга Годара еще и в том, что он точно сумел попасть в настроение времени. Все кругом хотели свободы, бесконтрольной свободы, но никто до конца не представлял, что же это такое. Пьеро сворачивает с прямой дороги в поле, чтобы доказать самому себе наличие выбора, Мишель в «На последнем дыхании» убивает полицейского просто потому, что ему лень платить штраф. «Абсолютно свободные» идиоты. Без которых правда могло и не быть никакой «Новой волны». Что же такое, этот «Безумный Пьеро»? Так сразу и не скажешь. Босиком по песку, ветер в лицо, спать в обнимку. Дышится легко. Лето под пальмами, ручной лис на поводке. Бежать, даже когда никто уже не гонится, бежать всегда быстрее жизни, или хотя бы верить в это. La vie, l’amour. FIN. Красно-синие надписи озорно сверкают неоном. Но мы же все равно друг друга не поймем.

    19 апреля 2013 | 21:43

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>