всё о любом фильме:

Страсти Христовы

The Passion of the Christ
год
страна
слоган«By his wounds, we were healed»
режиссерМэл Гибсон
сценарийБенедикт Фицджералд, Мэл Гибсон
продюсерБрюс Дэвей, Мэл Гибсон, Стефен МакЭвети, ...
операторКалеб Дешанель
композиторДжон Дебни
художникФранческо Фриджери, Пьерфранко Лусцри, Даниэла Парески, ...
монтажСтив Миркович, Джон Райт
жанр драма, ... слова
бюджет
маркетинг
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$3 550 000
зрители
США  59.7 млн,    Бразилия  6.88 млн,    Польша  3.46 млн, ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время127 мин. / 02:07
Номинации:
Попытка детально воссоздать последние двенадцать часов из жизни Иисуса Христа.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
49%
131 + 136 = 267
5.9
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Сценарий фильма был написан Мэлом Гибсоном и Бенедиктом Фицджералдом на основе четырех канонических евангелий: от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна.
    • Фильм начинается с эпиграфа из ветхозаветной книги пророка Исаии, которая считается в христианском учении основным ветхозаветным пророчеством о Христе. В первой сцене в Гефсиманском саду Иисус сокрушает голову змеи (отсылка к третьей главе Книги Бытия). На протяжении фильма Иисус цитирует Псалмы, в том числе случаи, не описанные в Новом Завете.
    • Во время сцен истязаний актер Джеймс Кэвизел дважды познал, что такое удар хлыста по обнаженной плоти. Если в первый раз этот удар лишь свалил его с ног, то, получив удар во второй раз, Джеймс вывихнул кисть.
    • Однажды на съемках в Джеймса Кэвизела ударила молния, однако актер не получил абсолютно никаких увечий. Многие наблюдатели связали это событие с гневом Господа.
    • Когда стало известно, что фильм будет полностью на латинском и арамейском языках, Мэл Гибсон заявил, что хочет убрать и субтитры. Однако позднее, по настоянию прокатчиков, субтитры все же появились. Вообще это был весьма рискованный шаг, ведь многие кинозрители США настолько избалованы, что не переваривают даже дубляж.
    • В сцене распятия зрители могут наблюдать настоящего Джеймса Кэвизела. Мэл Гибсон решил обойтись без компьютерной анимации и воспользовался лишь помощью гримеров.
    • Когда Джеймс Кэвизел участвовал в кастинге, он был полностью уверен, что будет сниматься в фильме, посвященном виндсерфингу. Впрочем, узнав, что ему доверили роль Иисуса, не отказался.
    • Майя Моргенштерн, исполнившая роль матери Иисуса, во время съемок была беременна. Она тщательно скрывала эту новость от всей съемочной группы. В тот момент, когда все выяснилось, заменить актрису уже не представлялось возможным.
    • В первый же день показа картины во время сцены распятия потеряла сознание 56-летняя Пегги Скотт. Чуть позднее она скончалась в одной из больниц Канзаса.
    • Все герои говорят на тех языках, на которых они говорили бы два тысячелетия назад. Иудеи, включая Христа и апостолов, говорят на арамейском, а римляне — на «вульгарной латыни».
    • Сцены распятия были сняты в городе Матера на юге Италии, недалеко от того места, где Пьер Паоло Пазолини снимал «Евангелие от Матфея» (1964).
    • Мэл Гибсон - католик-традиционалист. Он не согласен с Ватиканом по вопросу языка, на котором должны проводиться богослужения. Гибсон считает, что только на латыни. Единственная дочь Мэла Гибсона в 2002 году заявила, что желает стать монахиней.
    • Мэл Гибсон знал, что ему понадобятся лучшие в мире специалисты по гриму, чтобы сделать сцены бичевания и распятия как можно более реалистичными. Для съемок этих эпизодов фильма Джеймса Кэвизела ежедневно гримировали в течение семи часов.
    • Джеймсу Кэвизелу не пришлось придумывать, как изображать физические мучения - он их действительно испытывал. От многослойного грима его тело покрылось волдырями, и он не мог засыпать. Крест, который Кэвизел нес на Голгофу, не был бутафорским - он весил около 70 килограммов. Хотя съемки проходили зимой, актер был одет только в львиную шкуру. Часто ему становилось так холодно, что он не мог говорить - его замерзшее лицо приходилось отогревать, чтобы он хоть немного мог шевелить губами.
    • 100 миллионов долларов из кассы фильма Мэл Гибсон пожертвовал католической церкви.
    • Чтобы не показывать иудеев виновниками смерти Иисуса, в фильме опущены возгласы евреев «Кровь его на нас и на потомках наших!», которые есть в Евангелии.
    • еще 13 фактов
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • В фильме сотник Аденабер использует стремена (особенно это видно, когда лошадь поднимается на дыбы), чем нарушается исторический реализм. На самом деле римляне в первой половине I века н. э. стремян не знали.
    • Пётр, отрекаясь от Христа трижды, должен услышать пение петухов, которого в фильме нет.
    • В фильме гвозди проходят сквозь ладони, на Туринской плащанице же — сквозь запястья. Гвозди сквозь ладони не держат вес тела распятого.

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 7.5/10
    Отношение к этому фильму Мела Гибсона, вызвавшему весьма разноречивые мнения ещё до своего появления на экранах, сводится, в основном, к двум противоположным позициям. Одни считают, что картина о двенадцати последних часах из жизни Иисуса Христа тенденциозна, отражая радикальные взгляды ультраконсервативного католика, который если и не винит исключительно всех иудеев и римлян в казни Сына Божьего, то склоняется к мысли об антагонизме первосвященников и того, кто дерзко объявил себя Мессией и таким образом покусился на церковную власть. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1823 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Ввиду непростой темы фильма и одновременной принадлежности к двум, так сказать, «лагерям» вынужден рассматривать фильм с двух позиций.

    Позиция Верующего человека.

    По моему мнению, есть на свете особые темы, которые не стоит рассматривать, вернее даже демонстрировать в кино. Одна из таких — религия. Имею ввиду не вопросы веры во что-то необычное, сверхъестественное, в судьбу или дар свыше. Такие вопросы, как темы для размышлений, философствований, даже поощряю. А не приветствую я: перенесение на экран «священных» текстов (Библия и т. п. «священные писания»), а также очеловечивание божественных образов. Также есть мнение о наличии в фильме некоторых отступлений от писания. Я на сто процентов не осведомлен в этих вопросах, поэтому существенным минусом считать не могу. И поэтому, а также и по другим причинам до конца фильм, получившийся как некое «Евангелие от Гибсона» (видение режиссером тех событий, не до конца точный пересказ, хотя точный и не возможен и просто передача чего-то святого, не нуждающегося в такого рода представлениях) принять не могу.

    Позиция Кинолюбителя.

    Многого не сказать про этот фильм, да с другой стороны и не надо. Фильм есть, имеет место быть. Его сюжет известен во всем мире (может быть не всем и каждому, но многим). Пересказывать смысла нет, можно только упомянуть, что продемонстрированы последние двенадцать часов жизни Иисуса Христа.

    По сути (можно сказать, по сюжету) он представляет ряд чередующихся сцен разговоров, больше похожих на диалоги и действий — в основном пыток. Но большинство фильмов состоит из подобного рода сцен. Здесь же они несут конкретную цель — показать, достучаться и помочь. Весь вопрос в вере, в Бога, в веру в Бога и других понятиях из «священного писания» — Библии. Фильм — история о сыне божьем, пожертвовавшем собой ради людей. Иисус принял страдания и муки, чтобы помочь людям, принес себя в жертву, сохранив жизни многих миллионов людей. Продемонстрировано это с той точки зрения, что Иисус все-таки в некоторой степени человек, хотя и глубоко верующий. Ему присущи различные чувства. Он чувствовал и телом — боль, и душой — страхи, искушения.

    Демонстрирующие это сцены (в принципе) получились очень реалистичными и натуральными, сцены пыток визуально жесткие и жестокие, а при осмысление так вообще душераздирающие, диалоги вроде простые по идее, но очень глубокие по смыслу, философии. Это, а еще и отлично воссозданная атмосфера тех событий, быт людей костюмы создают ощущение, когда хочется сказать — да, так оно и было, верю. И тем самым достучаться до простого зрителя, доказать, что все не просто.

    Фильм также помимо основной функции — демонстрации тех событий несет и дополнительные идейки, имеющие очертания и в современном мире, как то бездумная толпа, идущая за своими лидерами, жаждущая зрелищ, не вполне осознающая совершаемых поступков. И насколько бывают жестокими люди, не ведающие в порыве «звериной» ярости, что творят.

    Еще один из основных плюсов картины: актеры не играют, они переживают свои роли. Искренне натурально воплощают героев на экране. К тому же режиссер заставил всех актеров выучить латынь и арамейский язык, что придает фильму реалистичности, а актерам сложности, но они справляются. И все-таки: Джеймс Кевизел сыграл, хотя и замечательно, человека. Хотя по сути это и верно, но по идее Иисус был не только человеком, да и вообще не человеком, а нечто принципиально другим.

    В целом же фильм, по моему мнению, получился. Именно как фильм, как зрелище, хотя и не лишенное глубоко смысла. И хотя есть два принципиально неоднозначных хода, так сказать: фильм во многом состоит из жестоких сцен насилия, из-за чего трудно воспринимаем, идея здесь — Иисус в некотором роде человек. Второе, со стороны верующих людей, что не стоит затрагивать такие темы в кино. Все-таки фильм есть. И если он затронет чью-то душу и поможет в вопросе веры, то это можно считать плюсом (по идее человеку нужно самому дойти до этих вопросов, получить на них некоторые ответы и в дополнение почитать сами тексты «священного писания»). И следует относиться к нему, как к просто фильму. Главное, что он качественно поставлен и снят, а тема (спорный вопрос) не так уж и важна.

    9 из 10

    27 апреля 2009 | 10:18

    «Страсти Христовы» — особенный во всех отношениях фильм. Ему нельзя дать обыкновенную оценку с позиции актёрская игра-режиссура-сценарий-операторская работа.

    Эта картина, являясь произведением киноискусства, не покушалась на «Оскары» (как утверждали некоторые циники) — в современной Америке, где религий и сект бесчисленное множество, а политкорректность доходит до абсурда, ни один фильм про Иисуса Христа не может получить главного «Оскара» по определению.

    Этот фильм предназначен для одноразового просмотра. Его цель — шокировать, отправить человека в нокаут, выбить почву из-под ног и заставить взглянуть на себя со стороны. Он заставляет переосмыслить свою жизнь, искупить свои грехи и почувствовать ту боль, которую Спаситель перенёс во имя каждого из нас.

    «Страсти» — очень полезная картина. Она предназначена для тех людей, которые давно не брали в руки Библию, давно не были в церкви, давно привыкли жить по законам современного эгоистического общества. Именно им, в первую очередь, адресовал свой труд Мэл Гибсон.

    Я не случайно написал, что фильм предназначен для одноразового просмотра — если Вы не поймёте смысла этих событий после первого раза, то не поймёте и после десятого. Если же Вы всё поняли и приняли решение изменить свою жизнь в лучшую сторону, фильм можно не пересматривать — он выполнил свою задачу.

    18 июня 2006 | 13:14

    Наверное нельзя объективно оценивать этот фильм. Всё таки подобное никогда ещё не снималось и на врятли ещё будет что-то подобное. Но этот фильм должен увидеть каждый человек!

    Наверное самые сильные эмоции, которые были у меня после просмотра фильмов, вызвал именно этот фильм. Мне кажется, что надо снять фильм о том, как Христос Воскрес, чтобы было как-то легче было на душе…

    16 июня 2006 | 20:04

    … А для всех добрых людей, которым не чужды понятия милосердия и добродетели. Любому христианину такое кино придётся по душе, не обязательно именно православному человеку. Этот фильм был снят в стране, президент которой заявляет, что это не христианское государство (хотя даже там есть Патриарх всея Америки и Канады — Иона), и всемирно известный режиссёр Мэл Гибсон сумел снять фильм слово в слово по Евангелию. Про которое сам Александр Сергеевич Пушкин сказал, что никто никогда не сможет написать более красноречивую книгу.

    Я знаю, что говорю — я сам православный человек, и хорошо знаком с Евангелием, поэтому при просмотре данного фильма узнавал знакомые фразы из уст знакомых героев. Самое удивительное то, что именно так я себе и представлял всех этих людей! Ну насчёт Иисуса Христа понятно — его мы часто видим на иконах. А фарисеев, иудейских первосвященников, Понтия Пилата мы нигде не видим! Съёмочной группе удалось максимально правдоподобно передать события Евангелия, показать всех его героев такими, какими они были в реальности, и какими представляет их себе зритель. О декорациях много говорить не придётся — они так же буквально воссоздают Израиль I столетия от Рождества Христова.

    Христианину, который читает Евангелие, не требуется рассказывать, что происходит в этой всемирно известной истории. Христос сказал, что прежде чем Он придёт на Землю во второй раз, по всему миру будет проповедана христианская вера. Поэтому про Иисуса сейчас знают все. Кто такой Иисус Христос? Он сын Бога, пришедший в мир, чтобы искупить грехи людей. Мир первых веков от сотворения мира был уничтожен всемирным потопом — об этом мы сейчас можем посмотреть фильм «Ной» в кинотеатре. Но и после потопа новые люди не стали жить без греха. Все люди после смерти попадали в ад — неважно, праведники или грешники. И чтоб искупить грехи людей, Господь послал в мир своего Сына, который стал человеком, и посвятил свою земную жизнь добрым делам, которые и привели его к крестной смерти, что в итоге искупило грехи людей. Только не тех, которые так поступили с Богом. Правитель не желал смерти праведника, поскольку знал, что его, говоря современным языком, подставили. Но иудеи сами навлекли на себя проклятие словами «Кровь Его на нас и на детях наших».

    На самом деле Христа распяли не просто потому что Он был добрый, а они все злые — это было бы слишком банально. Вспомним главу Евангелия, в которой описано, как Он воскресил из мёртвых обычного человека — когда об этом узнали иудейские старейшины, они решили (опять же, говоря на современном сленге) убрать Его — человека, который творит много чудес. «Если оставим Его так, то придут Римляне и овладеют и местом нашим, и народом». В итоге мы видим, как Богочеловека убивают по политическим соображениям, а религиозные мотивы были всего лишь предлогом. Его казнь была запланирована заранее, и для того, чтоб свершить это дело, фарисеи специально искали лжесвидетелей, но в итоге всё решило признание Бога в том, что он Бог. И распяли Христа якобы за богохульство.

    Христос рассказывает людям притчу о том, как виноградари убили слуг и сына хозяина виноградника, чтобы завладеть его имуществом. Фарисеи сразу поняли, что этим рассказом Он обличает их в убийстве пророков, и заранее — в его казни. Однако они ничего не приобрели от своего деяния — наоборот, целая страна была рассеяна по миру в наказание за убийство Того, кто сошёл с небес. Христос не противился своим палачам. Он лишь говорил «Отче, прости им, ибо не знают, что делают». И в фильме, название которого ясно передаёт события конца Евангелия, всё показано так, что любой зритель, который способен понять его, будет тронут и впечатлён тем, что он ранее мог только прочитать, а теперь увидел своими глазами.

    10 из 10

    Видимо, незря я написал эту рецензию почти в тот день, когда все христиане празднуют воскресение Иисуса из мёртвых — день, когда он забрал из ада праведников и открыл врата рая для тех, кто достоин туда попасть.

    ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

    19 апреля 2014 | 17:50

    Отзыв #1.

    Пожалуй, худшее, что может случиться с кинематографом — это модное кино для широких масс, потому как именно это течение объединяет в себе два самых худших явления за всю историю кино. От мэйнстрима «Страсти Христовы» взяли его коронную фишку — простоту и удобство восприятия, от модного кино — претенциозность и вечно-актуальную проблематику. Что же получилось на выходе?

    А на выходе получилось абсолютное безбожное, жестокое и вероломное зрелище, которое несмотря на отличную игру актёров, на отличную постановку, нельзя называть фильмом. Это самый настоящий плевок в души всех верующих, к коим я себя, кстати, не отношу. Вспоминая плевок, сразу вспоминаются и пафосные упоминания создателей о том, что в Джеймса дважды попадала молния во время съёмок, мол это Господь обрушил свой гнев на актёра, взявшегося сыграть его сына. Очень странно, что при всей этой набожности происходящего и пылкой католической любви Мэла, съёмки преспокойно были продолжены и было принято не обращать внимание на всячески молнии, потопы и пожары. Вот они, действия верующего человека: я верю в Бога лишь тогда, когда не зарабатываю деньги и не занимаюсь богохульством. Хотя, сдаётся мне, не было никаких молний, были лишь сплетни и слухи, возникшие из ниоткуда, дабы подогреть интерес к фильму. Ведь если верить, что на площадке действительно творился полтергейст, то под лёгким пледом псевдо-христианского мистицизма и фильм становится значительно вкуснее, так почему бы и не поверить в то, что в Кэвизела била молния, а потом во время просмотра пафосно заявлять: «во время съёмок, в актёра, исполнявшего роль Христа, ударила молния». Как это сладко и вкусно, не правда ли?

    Но даже с художественной точки зрения фильм убог и бездарен, хотя это более чем очевидно, ведь смешивая такие несовместимые направления, шедевра не создашь. Зато можно с умным видом поскандалить, можно заявить, что я первый такой, кто показал гибель Христа во всей красе. Хотя если слегка включить своё серое вещество в голове, которые многие несправедливо именуют мозгом, то можно невооружённым глазом заметить, что кроме этой самой гибели, к которой Христа ведут сквозь бесконечные пытки, нет ничего. Тем не менее успех фильма неудивителен: достаточно взглянуть на название, чтобы понять, что фильм будет иметь успех и подавляющего числа зрителей, что, собственно, подтверждают рейтинг и сборы. Ведь ругать подобное кино вроде и некрасиво даже, может показаться, что ругать и ненавидеть «Страсти Христовы», всё равно что обрушить гнев на самого великомученика, а стало быть оказаться частью той безумной толпы, что казнила Иисуса.

    Мэл Гибсон, если не верить в его так называемую веру в Бога, поступил более чем гениально с точки зрения прокатной судьбы фильма. Отбросив малейшие намёки на смысловую составляющую, он снял самый настоящий поп-корн блокбастер для широких масс, которые жадно этот блокбастер сожрали. Весь так называемый смысл кина заключён в лишь в мучениях и пытках, которые не имеют никакой духовной основы, потому что преследуют совершенно другие цели, одна из них — максимальная эффектность. Как же это контрастирует с «Храбрым сердцем» всё того же режиссёра, в котором финальная пытка борца за свободу Уильяма Уоллеса, который бесславно погиб в мучениях борясь за свободу своего народа, имеет куда больше пересечений с оригинальными библейскими мотивами, нежели экранизация Библии по версии всё того же Мэла Гибсона. Но Гибсон очень изящно играет со зрителем, заставляя его чувствовать бескрайнее сожаление за содеянное, ведь «он страдал за наши грехи». Весь этот разговор режиссёра со зрителем очень напомнил мне строчки одной замечательной книги:

    «К тому же он сумел польстить присяжным, надувшимся от гордости: как же, такая незаурядная личность, как сам прокурор, разговаривает с ними на равных и видит в них своих помощников». — Анри Мотылек Шаррьер.

    И весь этот мракобесный бред никак не компенсирует феноменальная игра актёров, отличная постановка и звуковое сопровождение, ведь по большому счёту как бы не была прекрасен фильм внешне, он грязен и убог, ведь красоту формы нельзя разглядеть под уродством души.

    «Страсти Христовы» — мерзкое и безбожное творение некогда отличного актёра и режиссёра, который ловко обманул и зрителей, и себя, и собственную веру. Но его простить можно, потому что Мэл Гибсон как раз из рода тех, о которых говорят «человек от Бога» и это абсолютно верно в его случае. Но вот, что делать с присяжными, о которых ничего подобного сказать нельзя?

    3 из 10

    9 октября 2010 | 14:16

    Первое впечатление — Гибсон был прав, когда отказывался ставить титры. Не удалось — киномиром правят правила проката. То, что эту историю знают все, прокатчиков не убеждает.

    Наши переводчики даже не удосужились взять в руки Библию, чтобы не перевирать текст Нового Завета.

    Титры или дубляж отвлекают, они безграмотны и навязчивы.

    Впечатление второе — самые сильные актерские работы в фильме принадлежат женщинам. Сильнейший образ Сатаны созданный Розалиндой Челентано. Пора вспомнить, друзья мои, что Дьявол все-таки князь тьмы и зла. Хватит играть в «Ослепленных желаниями» и «Иствикских ведьм». Относится к Богу и Дьяволу с иронией можно и нужно, но мы уже давно прячемся за ней, чтобы не лишний раз не задумываться. Гротеск и буффонада всегда спасают. Но это же театр и он не вечен. А если вечен, то явно не мы здесь режиссеры.

    Майа Моргенстер в роли Марии. Единственное связующее звено в фильме между Христом и его человеческой сущностью. Знаете, ведь на Голгофе распяли не только нашего Бога, но ее сына. И это страшнее.

    Самая сильная сцена фильма — Мария бегущая к упавшему под тяжестью креста Иисусу.

    Она не могла смотреть на то, что делают с ее сыном, но он упал, как тогда, когда был маленьким и все остальное перестало существовать. Она видела, как распяли ее ребенка.

    Вам все еще жалко себя за то, что пришлось смотреть на сцену казни?

    Моника Белуччи как будто была создана для роли Марии Магдалены. Кстати, заметили слегка ироничную аналогию? Белуччи сыграла Малену в одноименном фильме. Полное имя героини на самом деле Магдалена. Она также была блудницей в понимании своих земляков и ее тоже, чуть было не забили камнями, забыв о том, что безгрешных людей не бывает. Красивое совпадение, правда? Только таких совпадений не бывает. Видимо, был пройден путь и он привел ее к этой роли.

    Впечатление третье — я не согласна с трактовкой образа Христа. Да. Не судите, дайте возможность объяснить. Почему мы, люди, всегда отнимали у Христа право быть человеком? Право на сомнения, сожаления, желания? Право любить и желать продолжения своего рода?

    Только потому, что он был Божьим сыном? Но Бог создал нас по своему образу и подобию, а Христос был также сыном вполне земной женщины. И расплатился за наши грехи не только душевными, но и телесными муками.

    Если вы верите в одну часть истории, то не идите против правды, не отбрасывайте в сторонку логику, она здесь вполне уместна. Христос был человеком, хотим мы в это верить или нет. А человек имеет право сомневаться, сожалеть и желать. Поэтому мне не нравится идеализированный Христос с зачатками гордыни и безумия. Я в него не верю. А ведь речь идет, прежде всего, о вере, правда? Мне ближе образ из «Последнего искушения Христа».

    Впечатление четвертое — карьера Джима Кэвизела под большим вопросом. Голливуд чересчур подвластен шаблонам и суеверен. Он сыграл Христа, что ему еще можно предложить? Буду рада, если ошибусь, но слишком много уже было примеров. Хотя, на свете существует еще очень много занятий, кроме актерского мастерства.

    Впечатление пятое — я поняла, почему фильм так понравился Тарантино. Он прав, история Христа это воплощение судеб всех героев вестернов и боевиков.

    Зачем нужно было превращать Иисуса в Терминатора совершенно непонятно. Финальная сцена под бравурную музыку вызывает чувство недоумения, как минимум. Как максимум, полного отторжения и неприятия. Отмытый, чуть ли не лоснящийся Христос с дырками в руках и твердым взглядом идущий на встречу страждущим… Пустота.

    Резюме: «Страсти Христовы» определенно фильм-событие, сразу ставший классикой и это заслуженно. Смотреть нужно обязательно и желательно не раз.

    7 ноября 2010 | 21:31

    Так или иначе, но и сейчас, по прошествии двух тысяч лет, мы всё ещё не научились сострадать. Мы не умеем сочувствовать там, где действительно требуется наша поддержка, и с точно такой же жуткой неуклюжестью бессердечно растаптываем чьи-то идеалы, поддаваясь безрассудному течению толпы… И верим ли мы сами хоть во что-то? И так чиста ли наша вера, чтобы давать ей возможность существовать?

    Я на распутье. Иной раз я истинно верую в то, что атеизм у меня в крови, и что нет иной религии, чем её отсутствие, но иногда я также почти убеждена в том, что вера живёт глубоко во мне, в нужную минуту шепча верную дорогу… Я верю в Бога, нет-нет, я на него уповаю, вот это будет честно. Я не помню о религии в минуту счастья, но в минуту горя, что тянется как вечность, я вспоминаю о Боге, и будто все колебания исчезают разом. Да, пожалуй, уповаю…

    Но… Ни один из последователей веры Иисуса не смог бы вытерпеть ради неё всё то, что вытерпел и прошёл Он. Какими бы приверженцами религии мы не были, терпеть такие муки не способны. У него было масса возможностей отречься от своих слов и деяний и большая вероятность избежать смерти. Но Иисус, будучи глубоко убеждённым, не отрёкся, не отказался, не предал. В этой вере — частичка Его самого. Он не предал себя… Этот внутренний стержень, дарованный свыше, стойко вынес всё испытания, все телесные муки, всю душевную боль. И за это — награда.

    У Гибсона нестандартное видение религии, этого не отнять. Принято считать, что он — католический фундаменталист. Действительно, так и есть: в разное время он счёл необходимым осудить аборты, эвтаназию и клонирование, зато поддержать смертную казнь. Между тем Ватикан Гибсону тоже не нравится — на его взгляд, там сидят вырожденцы и педофилы. На своём приусадебном участке Гибсон построил себе свою собственную часовню и ходит туда каждый день. Впрочем, актёр с таким состоянием может себе позволить «маленькие» причуды.

    Шокирующую, и от этого, быть может, широкую популярность приобрела цитата о том, что съемками «Страстей Христовых» руководил Святой Дух, а ему, режиссеру, оставалось только делать черновую работу. Гибсон не превозносил себя за проделанный труд, он «уповал» на помощь Бога. Вера? Вера.

    На съёмках одноимённого фильма актёра Джеймса Кэвизела, изображавшего Иисуса Христа, ударила молния, возведённая в ряд «знамений Божиих». Этот факт немедленно был возведён в ранг сенсационных, мол, и Господь противится съёмкам. Но это не остановило создателей. Фильм снят.

    Изначально следует оговориться, что картина не для всех. Более того, отметая психически нестабильных, морально неустойчивых и просто не готовых по тем или иным причинам индивидуумов имеем в активе крепкую аудиторию, заранее предупреждённую. Но и она не способна выдержать натиск картины. Люди изначально ошарашено смотрят по сторонам, представительницы женского пола осматриваются в поисках носового платка, некоторые изначально устойчивые мужчины украдкой смахивают то ли слезу, то ли катящийся от напряжения градом пот. Ни у кого нет желания посмеяться, даже обсуждать что-либо желания нет. Просто реально ступор, шок, потрясение. Чтобы прийти в себя, нужно время.

    Из всех работ с режиссурой Гибсона этот — психологически самый сильный. И дело даже не в самой теме, а в её отражении на экране, исполнении. Древнеарамейский язык действительно оказывает влияние и на восприятие, добавляет реальности, крест на плечах Иисуса — обречённости, терновый венок и два гвоздя — жестокости. И это не просто жестокость, это именно то, что есть внутри каждого из нас — желание унизить (сейчас это более гуманно, в те времена — убить) человека, не такого, как мы сами, у которого другая религия, и в этой религии он не последний, он — Мессия…

    Истинная вера позволяет душе забыться на ту боль, что причиняют телу. Это сильнейший наркотик, ограждающий от реальности, застилающий залитые кровью глаза, омывающий рассеченное тело. Это лучше наркотика, если это то, что даёт тебе силы подняться со сбитых в кровь колён и идти дальше, неся на себя тяжёлою ношу… Нет, это не крест, это тяжкое бремя — быть не таким, как все, не отрицать того, что для тебя непогрешимо…

    Меня изнутри всю будто выжигала боль. Боль такой разрушительной силы, что руки, лишь бы ненароком чего не сломать, были скрючены в неведомой до этого композиции. Боясь пропустить хотя бы движение, и в то же время ненавидя себя за то, что всё ещё смотрю сцены истязаний, я действительно задумалась: а так ли мы все безгрешны, чтобы судить других? И кто наделил нас правом быть выше, чем другие? Никто, мы сами.

    Фильм наводит на исключительные размышления. Причём из разряда вопросов вечных, коими в повседневной жизни мы не задаёмся, о таком размышляют, предположим, на смертном одре, ближе к кончине. Будучи молодым, полным здоровья и силы, ты начинаешь ценить эту сладкую, неощутимую свободу. Её нельзя потрогать, её нельзя увидеть, но она есть.

    Нельзя отнять у человека и веру. Религии может и не быть, но истинную веру ты сохранить обязан.

    На протяжении картины внутри меня бился и не давал покоя один вопрос: как же это всё, что творилось у неё на глазах, смогла пережить мать? Нынче такую сильную женщину, думаю, и не сыскать. Никакого кликушества, мольбы, только боль… В глазах… Поднятых к небу. Целуя ноги своего сына…

    Можно на самом деле много-много говорить, но лучше всё-таки смотреть. Смотреть и переживать, наверное. Потому что без эмоций нельзя, не та эта картина, где с нажатием клавиши «stop» всё из памяти мгновенно стирается. Это остаётся внутри тебя, это, это… Неописуемо.

    Вместо Пы. Сы. Я до последнего крепилась. Но упавший в воспоминаниях маленький Иисус заставил меня торопливо смахнуть накатывающую слезу и проглотить огромный ком в горле.

    28 декабря 2008 | 17:23

    Этот фильм стоит посмотреть хотя бы потому, что он абсолютно уникален среди других. В нем есть действие, которое действительно достойно экранизации не для того, чтобы получить деньги, а чтобы показать его людям. Именно такой фильм сложнее всего создать.

    Конечно, фильм очень тяжелый, и не все положительно отнесутся к его жестокости, но, в конце концов, это личный выбор каждого. Очевидно только то, что «Страсти Христовы» — шедевр, можно сказать, уже классика кинематографа.

    25 мая 2006 | 00:19

    Нас с детства сопровождает Его распятие.

    Крестики оловянные, деревянные, на шнурках, на цепурах в полкило, над изголовьем. В школах рисования на примерах огромной кучи полотен со снятием с креста учат композиции и светотени.

    Мы пялимся на картины Мантеньи, гравюры Дюрера и сыто подремываем, слушая анекдотцы про «гимнаста» и набор «Сделай сам».
    Мы привыкли.

    Мел Гибсон, будучи ортодоксальным католиком, по-видимому, для начала взломал свою привычку. А потом — гадкими гнусными голливудскими дешевыми эффектами показал, КАК и ЧТО произошло с Ним в Его последний день. Поклон католику Гибсону за психотерапию огромной толпы полу-недо-христиан всех ветвей, которым показали, КАК и ЧТО было прожито Им.

    Напрашивается один вывод, кошмарный, по сути. Никто из фарисеев, апостолов, римских солдат не вынес бы и десятой доли таких мук. Они — только люди. А Его над человеческая суть не позволила впасть в спасительное забытье или в быструю смерть во время бичевания — она провела его по всем мукам. Без изъятия. С дьяволом, неотрывно следящим (изучающим? ждущим?). С возможностью каждую секунду впасть в слабость, неверие, жалобу, обвинение апостолов, палачей, Пилата, матери. Это полезно. Для любого зрителя.

    Древнеарамейский, всплески почти классического иврита и «народная» латынь — потрясающе. «Лама савахфани» — единственный ропот Христа, который еле слышен — вызывает дрожь.

    Я ненароком вообразил, что было бы, если Страсти Христовы были затеяны и сняты во время золотого периода костюмных фокусов Голливуда — времен «Бен Гура» или «Клеопатры» — с макияжем, операторским и карканьем на новоанглийском американском. А сейчас — все вовремя. Гибсон начал переход от высокого искусства в нечто вообще вне искусства. Кстати, его Апокалипсис это подтвердил.

    Это замечательно.

    5 мая 2008 | 00:06

    Один из самых противоречивых и в то же время финансово успешных независимых фильмов всех времён, Страсти Христовы (2004) Мела Гибсона — это его наиболее персональный фильм, в который он вложил не только свои собственные деньги, выступив автором сценария, режиссёром и продюсером. Мел Гибсон принёс свою глубокую веру традиционного католика в этот фильм и своё видение последних 12 часов на земле человека, которого при жизни одни считали пророком из Назарета, Мессией, чей приход был предвещён в священных книгах, а другие — самозванцем и еретиком. Многие зрители и критики восхищаются фильмом и тем, как артистично и мрачно Гибсон воссоздал жестокий век, жестокие сердца. Другие же обвиняют Гибсона в антисемитизме и искажении канонических текстов. Но все, буквально все отмечают необыкновенную жестокость и даже садизм сцен Страстей. Кто-то назвал фильм — порнографией крови. Я не могу не согласиться. Я всегда придерживаюсь мнения, что зритель умён, интеллигентен, и ему не нужно вбивать в мозги (и в глаза) видение автора дубиной жутких специальных эффектов и сценами ничем не прикрытого и не оправданного садизма и кошмарной жестокости. И не нужно быть богословом, чтобы увидеть, как он историю показывает вечную, но акценты смещает так, как это его взглядам соответствует. И не Величие Жертвы я увидела, а какое-то сладострастное упоение пытками и кровью. Вы знаете, я специально перечитала первоисточники, Евангелия от Матфея, Луки, Марка и Иоанна. Ни один Апостол не приводит подробностей о сцене бичевания Христа, уж тем более о плётке со свинцовыми грузами. У Луки вообще нет упоминания о бичевании. Зато все Апостолы приводят подробности Воскрешения из мёртвых и явления Христа ученикам, которому Гибсон посвятил одну минуту из своего более, чем 2х часового фильма. Мне кажется, он хотел вызвать в зрителях ужас, подавленность и ненависть. Но ведь Учение Христа совсем не о том.

    Пока смотрела фильм, неоднократно думала: Это же «Иисус Христос Суперзвезда», но без музыки Эндрю Ллойда Уэббера. В старом фильме Нормана Джуисона есть совершенно на мой взгляд потрясающая сцена Моления о Чаше в Гефсиманском Саду. В конце этой сцены перед глазами Исуса проходят видения всего, что он перeживёт в последние минуты своего пребывания на Земле, сопровождаемые трагической музыкой. Почему-то, эта сцена тронула меня, запомнилась и впечатлила гораздо большем чем мастерски поставленные и эффектно снятые сцены в фильме Мела Гибсона.

    Самое большое впечатление от фильма — в роли Сатаны, безмолвно сопровождающего Христа в его последнем пути, снялась Розалинда Челентано — дочь Адриано.

    8 февраля 2012 | 18:48

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>