всё о любом фильме:

Мост через реку Квай

The Bridge on the River Kwai
год
страна
слоган«It spans a whole new world of entertainment!»
режиссерДэвид Лин
сценарийКарл Форман, Майкл Уилсон, Пьер Буль
продюсерСэм Шпигель
операторДжек Хилдъярд
композиторМалкольм Арнольд
художникДональд М. Эштон
монтажПитер Тейлор
жанр драма, приключения, военный, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  54.4 млн,    Германия (ФРГ)  14.5 млн,    Франция  13.5 млн, ...
премьера (мир)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время155 мин. / 02:35
Номинации (1):
Захваченные в плен японцами британские солдаты и их командир полковник Николсон вынуждены строить железнодорожный мост через реку Квай в Бирме. Несмотря на свирепый характер полковника Сайто, Николсон проявляет настоящее мужество.

Тем временем командование назначает группу коммандос для уничтожения этого стратегически важного объекта.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
94%
49 + 3 = 52
9.2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Пьера Буля «Мост через реку Квай» (Le Pont de la Riviere Kwai, 1952)
    • Снимать фильм предлагали Говарду Хоуксу, но тот отказался после провала своей предыдущей картины «Земля фараонов». Ему показалось, что критики полюбят «Мост через реку Квай», а зрители — нет (на самом деле, при бюджете в 3 миллиона долларов «Мост» собрал порядка 27 миллионов).
    • Сюжет основан на подлинной истории подполковника Филиппа Туси. Воспоминания о нем были собраны в книге Питера Дэвиса «Человек позади моста» (1991).
    • Сценаристы Майкл Уилсон и Карл Формен попали в «черный список» по подозрению в связи с коммунистами. Их имена были вычеркнуты из титров, а премию «Оскар» за лучшую сценарную адаптацию получил Пьер Буль, по роману которого снят фильм. В 1984 году награда вернулась к героям, но Уилсон получил ее посмертно.
    • Ассистент режиссера погиб в автомобильной катастрофе по пути на съемки.
    • В фильме мост был построен за 2 месяца, а на самом деле Британская компания строила для фильма мост на Цейлоне целых 8 месяцев, и это при участии 500 работников и 35 слонов. Мост получился 425 футов длиной и 50 футов высотой. Его стоимость составила 85 000 фунтов стерлингов (по меркам 2002 года — 1,2 миллиона фунтов).
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В оригинальной книге Пьера Буля полковнику Николсону удаётся помешать взорвать мост. Поезд подрывается на одном из резервных зарядов, установленных диверсантами, но мост остаётся невредимым.
    • Останки поезда, которые зритель может видеть в конце фильма, были приобретены у индийского махараджи.
    • еще 5 фактов
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    By Oppression`s woes and pains!
    By your Sons in servile chains!
    We will drain our dearest veins,
    But they shall be free!
    Lay the proud Usurpers low!
    Tyrants fall in every foe!
    Liberty`s in every blow!-
    Let us Do or Die!

    (Robert Burns)

    Фильм Дэвида Лина «Мост через реку Квай» не является строго военным, так же, как и звёздный фильм английского режиссёра «Лоуренс Аравийский» не представляет собой чистой биографии легендарного британского разведчика. Режиссёр не заостряет своего внимания на антимилитаристском посыле. Оба фильма прежде всего о людях. О психологии отношений личностей в военные времена. О том, как экстремальные условия меняют людей не в лучшую сторону. И о том, что с человеком может сотворить маниакальная жажда идеала.

    При просмотре «Моста через реку Квай» невольно возникает мысль, что этот фильм для сэра Дэвида Лина был своеобразной разминкой перед «Лоуренсом», снятым пятью годами позже. Те же крупные планы красивейших восточных пейзажей, те же тонко очерченные психологические портреты, та же интересно разбираемая и преподносимая проблема отношений Востока и Запада, и оскароносный саундтрек Мориса Жарра из «Лоуренса» созвучен музыке в «Мосте», и даже два главных героя — полковник Николсон и разведчик Томас Эдвард Лоуренс — имеют в своих характерах схожие черты.

    Сюжет картины прост: полковник Сайто требует от военнопленных англичан строительства стратегически важного железнодорожного моста через реку Квай. Однако главный герой картины, полковник Николсон, всячески саботирует своих подчинённых, отказываясь работать на строительстве моста, и ничем его не сломаешь: ни стоянием под палящим солнцем, ни карцером, ни посулами. Но через какое-то время полковник сходит с ума и превращается в маньяка, одержимого идеей строительства идеального моста.

    «Мост через реку Квай» можно считать картиной не хуже «Лоуренса Аравийского», и в этом очень велика заслуга главной роли. Полковник Николсон — истинный англичанин, выходец из цивилизованной страны, в диких условиях военного лагеря апеллирует к Женевской конвенции и закону. Лин тонко прорисовывает противостояние английского полковника и японского военного: для первого сдача в военнопленные — залог того, что останешься жить, для второго — акт трусости. Первый апеллирует к Женевской конвенции, второй — к кодексу Бушидо. Классические Запад с Востоком, не сходящие с мест. Но вместе с тем Николсон обладает некоторыми чертами, которые впоследствии Лин придаст своему Томасу Эдварду Лоуренсу: это необычайно сильная воля, ярко выраженные лидерские качества, несгибаемость и в какой-то мере одержимость. Для Николсона, как и для Лоуренса, важно самоутверждение, шанс ощутить себя пророком, ведущим за собой людей. Это люди, в какой-то мере приподнятые над объективной реальностью. Увы, это работает в обе стороны, мужество и сильная воля бывают как со знаком плюс, так и со знаком минус. И такие личности не остановятся ни перед чем, для достижения целей они легко взбираются по головам и перешагивают через мораль. Николсон легко отдаст не только свою кровь, но и кровь из вен своих подчинённых для достижения поставленной цели. Это незаурядность и в какой-то мере сумасшествие. Не то банальное психиатрическое помешательство, страдающие которым едят на обед гвозди. Это скорее безумие, обращённое на благо высоких и благородных идей. Перед такими психопатами склоняют головы, их обожают и ненавидят, за ними способны идти до конца или сразиться на смерть.

    «Молодые любят воевать, и достоинства войны — это достоинства молодых: храбрость и вера в будущее. Старики заключают мир, и пороки мира — это пороки стариков: недоверие и осторожность» (с)

    В фильме «Мост через реку Квай» показана психология военного времени. Его вполне можно назвать «кино о войне без войны». Нет взрывов, бомбёжек и окопов, есть лагерь для военнопленных и люди, которым строящийся железнодорожный мост не даёт покоя в той или иной степени. Храбростью и верой в будущее пронизано сумасшествие полковника Николсона. Мужественно идут к своей цели и верят в лучшие времена те, кто решил взорвать мост. Полковник Сайто не гнушается никакими средствами и одержим идеей постройки моста не меньше, чем Николсон одержим его безумием. Дэвид Лин не дёргает зрителя за рукав в желании дать ему понять, что это хорошо, а вот то плохо. Потому что его картина лишена положительных и отрицательных героев, у всех своя вера и своя правда. «Достоинства» войны показаны в полной мере. Военное безумие очень остро звучит во время последних десяти минут фильма. Звериные челюсти лагеря для военнопленных безжалостно пережёвывают всех, кому не посчастливилось оказаться там. Здесь нет изощрённой жестокости, оторванных конечностей и горы трупов, но обличение войны идёт в каждом кадре, каждом слове, каждом жесте. И параллельно с этим режиссёр грустно ставит диагноз разрушительной природе маньяков, которые, одержимые высоким и благородным безумием, не пощадят ни своего живота, ни чужого. Демиург от британского кинематографа, Дэвид Лин ювелирно продемонстрировал зрителю психологию личностей, которые прошли через горнило войны. Чётко и немногословно сказал о сильных людях и об их сильных слабостях.

    Сумасшествие закончено. Над крупным планом красивейшего места съёмки звучит марш, стилизованный под саундтрек. Так и хочется тяжко вздохнуть, отойти и, закрыв глаза, вновь представить себе все ключевые моменты фильма. Английский режиссёр пошёл по пути великого немца Ремарка, показав, что война делает с человеческими душами. There are times, when victory is very hard to take (с). Война — это именно такое время. После которого не будешь идеально здоров и не выпьешь до дна кубок с пенящейся в нём славой победы, потому что на душе останется ожог, со временем перерастающий в ужасно болящий шрам. Как мы ещё читали в детстве слова Януша Корчака, которые он говорил своим юным читателям устами своего короля-ребёнка Матиуша: «Война спит, но в любой момент может проснуться». Это написал великий польский педагог и врач. Об этом снял кино великий английский режиссёр. И может быть, когда-нибудь такое предостережение перестанет быть горохом, метаемым в стенку, и сыграет свою вескую прикладную роль. А кино вышло отличное, достойное своих семи «Оскаров». Хотя за подобные произведения искусства не вознаградить ни охапкой кинопремий, ни первыми местами в кино-справочниках, ни прижизненным памятником — основное всё равно остаётся между строк, в смысловых перерывах между словами, зависает в воздухе и «глаголом жжёт сердца людей».

    Меняем реки, страны, города…
    Иные двери… Новые года…
    А никуда нам от себя не деться,
    А если деться — только в никуда.

    (Омар Хайям)

    Моему замечательному другу, с благодарностью за бесконечную доброту и заботу, посвящается. Мы знаем, что иногда лучше сходить с ума, чем бездействовать, и ещё лучше знаем, где грань между благородным дерзанием и психиатрической невменяемостью. Ценю!

    1 ноября 2010 | 18:07

    Вторая мировая война. Японцы организуют на реке Квай в Бирме военнопленный лагерь, начальником которого становится полковник Сайто (Хаякава). Перед ним ставится задача в кратчайшие сроки построить железнодорожный мост через реку. В распоряжении у Сайто несколько сотен британских пленных во главе с полковником Николсоном (Гиннес), который берётся за дело с удивительным воодушевлением. В то же время британские военные силы направляют в этот район разведчиков с целью взорвать мост. Этой группе помогает коммандор Ширс (Холден) — единственный, кому удалось сбежать из японского плена.

    Как часто, снимая военные фильмы, режиссёры и сценаристы не удерживаются от желания сделать характеры персонажей однотонными и прямолинейными. Если герой хороший, то практически дева Мария, если плохой — то воплощение самого дьявола. «Мост через реку Квай» — приятное исключение. Именно этим он и привлекает больше всего — здесь нет однозначных злодеев или героев.

    Поначалу может показаться, что японский полковник Сайто — изверг и садист. Но это не так, его поведение продиктовано, во-первых, японским воспитанием, а во-вторых, страхом того, что задача не будет исполнена в срок и придётся таки делать себе харакири. Полковник Николсон — тоже очень странный персонаж. С одной стороны, бравый вояка с высоко поднятой головой, ничем не сломленный и любящий свою работу. С другой стороны, в своём стремлении показать врагу честь и достоинство британского солдата, в итоге натворил таких дел, что восхищаться им уже даже и не хочется. Опять же Ширс — вроде бы храбрец, каких поискать, патриот и добряк, а стоит копнуть чуть глубже, оказывается вруном, наглецом и попросту раздолбаем.

    Несмотря на довольно внушительный хронометраж, фильм смотрится весьма динамично: очень ровный и интересный сюжет, прекрасная актёрская игра, не шаблонные ходы и персонажи, отсутствие чёткого разделения воюющих сторон по признаку «хороший-плохой», короче говоря, весьма достойный образец американской киноклассики. Ещё и 7 Оскаров. Грех не посмотреть.

    8 из 10

    20 августа 2012 | 11:42

    А ведь вот как полковника уважают. Вскидывая фуражки в небо чуть ли не на руках его несут. И не понятно за то ли что наконец-то полк увидел своего командира или за то что тот доблестно вынес испытания и не на шаг не отступил от своих принципов. Это я к тому эпизоду, в котором полковника английской армии выпустили из душегубки. Авторитет — великая штука. Зарабатывается поступками и твердостью убеждений. И далее может быть использован казалось бы на благое намерение — увековечить труд соотечественников и вписать их в историю путем созидания необходимых обществу сооружений. И вот начинается какая-то даже наивная игра двух полковников в поддавки.

    В фильме описание лагерей для военнопленных показалось мне наивным, хоть и присутствовали достаточно жестокие ситуации. Хочется поточнее выразить эту наивность. Возможно это связано с действиями полковника, воспринимаемые мной как причуды большого ребенка, который, с одной стороны, с юношеским максимализмом подвергает жизнь своих офицеров опасности стремясь в точности следовать женевской конвенции будучи в плену, а с другой — как увлеченный малыш на берегу реки строящий замок из песка и за одно из тумана. Это предает ему какую-то даже неуловимую привлекательность. В какой-то степени хочется вместе с ним строить этот мост через реку Квай с его бойцами — поучаствовать в этом увлекательном и дружном процессе, а затем переживать за судьбу этого моста, даже не смотря на то, что мост — стратегическое средство помощи врагам — японским войскам в годы войны. И вот тут завязывается противоречие между стремлением созидать и необходимостью разрушать. Признаюсь в последних кадрах — я переживал за судьбу моста, а за одно получается и за жизнь полковника Сайто и его паровоз гораздо больше нежели за выполнение парашютистами своей минёрской миссии. И последние крики полковника «что же я сделал» все-таки, я надеюсь, означали понимание, что замок он построил не на берегу моря, а на кладбище, да еще не из песка, а из костей.

    И вот после этого ключевого кадра я для себя так и не понял радоваться ли за то, что миссия хоть и с потерями, но закончилась успешно, или огорчаться за то что мост, с таким трудом построенный — разрушен вместе с его главными творцами.

    4 марта 2012 | 00:09

    Посмотрел фильм «Мост через реку Квай». Не могу, конечно, сказать, что фильм полный кошмар и лучше бы я его никогда не видел. У фильма есть плюсы: Он очень интересный, этого у него не отнимешь, лично мне было интересно наблюдать за ситуацией, героями. Также, больше всего в фильмах, да и в книгах я люблю качественные диалоги и в этом плане данный фильм меня удовлетворил; слушать, аргументы героев про своё положение и какова главная цель на войне, было одно удовольствие.

    Но, не могу сказать, что фильм мне понравился, ибо у него есть ряд недостатков.

    Самый существенный, это абсурдность и нереалистичность сценария. Что это вообще такое? Английский полковник Николсон возмущается, что японский полковник Сайто не выполняет Женевскую конвенцию и отказывается, поэтому работать. Этот английский полковник такой наивный? Видимо для него война это не убийства людей, не разрушения во имя победы, для Николсона война это детская игра, в которой есть правила, которые как в детской игре нельзя нарушать или: «я так не играю». Кто на этом острове хозяин: японцы или английские военнопленные которые свои правила устанавливают?

    И вообще что это за бред — «правила ведения войны»? Может пойдём дальше, «правила ведения геноцида», по которым нельзя за раз истреблять более 1000 представителей одного этноса; «правила ведения терроризма», по которым нельзя при взрывах использовать осколочные взрывчатки.

    Я удивляюсь, как Николсон вообще эту войну прошёл. Неужели за 5 лет войны все его враги всегда соблюдали эти самые конвенции, воевали как хорошие солдаты и вообще за грань допустимого не переступали? И как он со своим сверхобострённым чувством дисциплины и долга довоевался до полковника, если он следует только правилам?

    В течение всего фильма, задавался вопросом: «Можно себе представить, чтобы такое у нас произошло?» чтобы Андрей Соколов (герой «Судьба человека» Шолохова) заявил нацистам в концлагере: «Вы нарушаете конвенцию, нельзя к таким тяжёлым условиям труда привлекать людей без соответствующей страховки. Я и мои товарищи отказываемся работать» да их бы расстреляли на месте. Или, представить, чтобы в ГУЛАГе на строительстве Беломорканала зеки заявили, что не будут работать, потому что они ученые, а не строители и вообще это противоречит международным нормам? Их бы тоже расстреляли на месте. Потому что война это жестокое явление, когда людей убивают, пленных мучают. Но видимо у англичан свои представления о войне, для них это детская игра с правилами, кто должен работать, а кто в «домике».

    Во-вторых, Николсон прекрасно знал что строит мост для нужд японской армии, то есть он сознательно помогал врагу, а следовательно никакие его оправдания типа: «Это укрепит дисциплинированность моих солдат» не подходит. Весь мир воюет с этими японцами, а английский полковник им мосты строит. Да в Советском Союзе его бы репрессировали только за то что он в плен сдался, а уж если бы узнали что он сознательно врагу помогал, уничтожили бы. Но, опять же, видимо для англичан это само собой разумеющее.

    В-третьих, меня смутила концовка. Мне были не понятны последние действия Николсона, почему он не хочет помогать своим, почему через секунду он меняет свои решения и наконец, что означает крик одного из солдат: «Безумие, безумие», я лично никакой безумной ситуации, за исключением самого происходящего, там не увидел.

    Итог за идею 0 из 10
    За сам фильм 6 из 10
    Общая оценка -

    3 из 10

    9 декабря 2015 | 00:01

    Страшнее бирманских джунглей может быть только японский самурай, полковник Саито, беспощадно разрушающий сопротивление пленного противника, без лишних сомнений сминая в комок волю и достоинство бессильного врага. Смерть как способ принуждения — универсальное средство для удовлетворения своих амбиций. Чужая смерть.

    Личные амбиции сжимают в кулак дух другого полковника, англичанина Николсона (Алек Гиннес), сдавшегося вместе со всеми по приказу командования в японский плен, чтобы теперь, отстаивая свою честь и права, вступить в нравственно-этическое противостояние с этим жестоким визави.

    Два одержимых убежденностью человека сталкиваются в казалось бы бескомпромиссном противоборстве воли и характера, проявляя, один — упорство другой — личное мужество в твердом следовании своей позиции, не дающие повода мыслить о благоприятном конце.

    Когда суровые обстоятельства вынуждают японца искать компромисса, обнажается внутренняя непрочность его прежней непоколебимости. Тем не менее, слабость одного не становится победой для другого. Поддавшись самообману, ошалевший от мук английский полковник, вступает в сделку с врагом, маскируя её мнимыми рассуждениями о торжестве британского порядка.

    Мираж, которым обманывается бесноватый Николсон, не видим ложному американскому офицеру — коммандеру Ширзу (Уильям Холден), у которого вовсе не офицерский, а простецки-солдатский взгляд на взаимоотношения с врагом, оказывающийся много действенней, чем личное самомнение британца.

    Мучительные сомнения японского офицера идеально представляет Сессю Хаякава, а в безрассудном бреде англичанина реализуется очевидное мастерство Алека Гиннеса и, пусть на долю Уильяма Холдена выпало не так много шансов, он извлек из сценария все, что тот ему позволял, чтобы вывести своего героя на авансцену этой истории.

    Озвучиваемый свистом марширующих солдат, непроизносимый текст старого марша, воспринимается прямым намеком:

    У Гитлера только одно яйцо,
    У Геринга — два, но очень мелких,
    У Гиммлера что-то вроде того,
    А бедный Геббельс совсем лишен их -

    кто-то из троих солдат окажется настоящим бойцом с полноценным арсеналом.

    Избегая текстовой вульгарности, режиссёр Дэвид Лин придерживается строгого и рационального постановочного стиля, четко расставляя персонажей на заданные позиции, как и в повести Пьера Буля, исследуя психологию и мотивацию поступков, представляя опасные противоречия торжества чьей-то воли.

    Рациональность Лина оттеняет искусная операторская манера Джека Хилдъярда, сосредоточенного на выразительности состояний природы и людей, находя ракурсы и тона для эффектной окраски изображения, от которого бурлящее пекло живых эмоций и вязкий зной разогретых джунглей становятся осязаемой проекцией реальности, проникающей в самую глубину зрительских ощущений.

    Ирония — внутри сюжета, силой которого патетический пафос глубокомысленных рассуждений остужает беспринципно-прямолинейная логика простого выживания, обнажающая изъяны воли и сознания двух полковников.

    Да, время сейчас, конечно, не то, да и тема не так свежа, но актёры в фильме по-прежнему хороши, а конфликт все также ярок, оставляя широкое поле для упражнений в психоанализе. Если это вам интересно.

    11 июля 2009 | 01:16

    В японском лагере военнопленных во время II мировой войны полковник Николсон пытается заставить японское командование соблюдать Женевскую конвенцию и не привлекать английских пленных офицеров к работам. Японский полковник Сайто видит ситуацию таким образом, что «работать должны все», особенно в свете строительства моста, обозначенного в названии. Придя к разумному, казалось бы, компромиссу, англичане строят мост так, чтобы всем японцам стало стыдно. Одновременно бежавший из этого лагеря американец под давлением командования вынужден вернуться в те же места с заданием… угадайте с 3-х раз. Правильно — взорвать мост.

    Чем делом кончится, рассказывать нехорошо. Резюмирую лишь, что кино — ценное. Армия там в любом раскладе — скопище безумцев. Один товарищ заклинен на дисциплине солдат, другой — на власти над пленными и боязни перед начальством (лояльность, будь она неладна), третий — просто камикадзе и за себя, и за того парня. Сама коллизия (фильм, к слову, основан на романе Пьера Буля — автора «Планеты обезьян») уже наталкивает на мысль, что война — бред, а военные — безумцы. Одни строят мост, кладут на это жизнь, а другие кладут жизнь, чтобы его разрушить… Финал — вообще глобальная метафора. А начиналось все с разговоров о цивилизации.

    9 из 10

    23 августа 2012 | 14:45

    На войне, Женевская конвенция для японцев, как для команды Черной жемчужины пиратский кодекс. По большому счету плевать им на конвенцию. Очень глупо выглядят Британцы, махающие книжкой с правами и Японцы, которые не могут найти управу на пленных. Самое простое, даже в рамках глупой идеи фильма, вывести не покорных, под предлогом перевода в другое место пленения и расстрелять. Но в фильме японцы наливают чай, подносят обед, по просьбе британских офицеров, уговаривают работать. Я напомню, это те самые японцы, которые 30 млн китайцев убили, что-то подсказывает — это не соответствует это нормам Женевской конвенции. Пленные командуют. Японцы некомпетентны, не могут спроектировать мост или вызвать хорошего инженера.

    20 марта 2016 | 06:40

    После просмотра я вспомнил роман Робера Мёрля «Остров», изданный всего пятью годами позже фильма. Сюжеты этих двух произведений совершенно не похожи, но обоих роднит тема и проблематика, которую можно описать как проблематика формальной морали, т. е. той, которая поддерживается каким-то авторитетом и существует в самодостаточной ценности. И неважно, какого рода этот авторитет (в случае «Острова» — христианский Бог, в случае «Моста через реку Квай» — традиция), человек соотносит свое поведение с такими нормами без всякого критического сомнения, и тем самым в жертву «неясному» «богу» приносится буквально всё.

    Ещё для формальной морали характерно то, что она не проводит ревизию тех ценностей, тех целей, которые она когда-то была призвана защищать, а также моральность тех средств, которыми достигается эта защита. В какой-то момент любая формальная мораль костенеет в своей монументальности, внушая почтение и уважение, но в какой-то значительной мере игнорируя человека и мир. Такая норма становится самоцелью и любую жизнь в этой конструкции норм элементарно погибает. Поэтому подполковник Николсон в «Мосте через реку Квай» сначала вызывает огромное уважение, но ближе к финалу ты чувствуешь огромную «нечеловечность» этого существа в фуражке. Да, такие «моралисты» не задумываются о том, для чего нужны человеческие жертвы, если они следуют Правилу.

    Эта проблема была актуальна тогда, актуальная она и сейчас, поэтому «Моста через реку Квай», пусть и имеет налет «наивности» старого кино, смотрится очень хорошо, тем более, что и снят он здорово.

    В итоге, 7 Оскаров.

    18 апреля 2014 | 14:43

    Мост Через Реку Квай — фильм скорее сатирический, нежели драматичный. Это настоящая сатира о природе военного командования, принципа войны в целом. В конце перед титрами, когда камера отходит все дальше, невольно на лице возникает улыбка, потому что фильм так умело запутал зрителя, сидишь в конце и думаешь и чего? В чем же мораль то? Да видимо и нет ее, нет никакой морали, один лишь комизм всего происходящего, чем дальше отходит камера в конце тем комичнее, а ведь люди жертвовали жизнями ради всего этого. Кто прав, кто виноват зрителю не понятно, чем дальше, тем не понятней, вроде бы сначала все просто, есть плохие это японцы и хорошие это пленные англичане, полковник Саито главный плохой, который обижает и мучает всех пленных англичан, а особенно полковника Николсона «забив» на Женевскую конвенцию.

    Но потом все меняется, и понимаешь, что плохих то в данной ситуации и нет вовсе, полковнику Саито нужно кровь из носа закончить мост к 12-му числу, иначе ему придется себя убить, чего он явно не хочет, полковнику Николсону нужно отстоять свою честь и честь британских солдат, именно солдат, а не военнопленных, для него в данной ситуации выход один — построить таки этот мост и сделать так, как японцам не снилось, показав свое превосходство, дабы честь этого моста, отражала честь британских солдат, которые его построили. А в это время готовится секретная операция по приказу британского командования — взорвать мост, который британцы же так усердно строили. Ну не комизм ли? И в таком духе все происходящее, где здесь драма я не знаю.

    Я абсолютно согласен на 100% с актерскими номинациями на Глобус и Оскар и Сессю Хаякава и Алека Гиннеса, на мой взгляд они оба заслуживали победы, просто у Сессю Хаякава видимо были сильные конкуренты в тот год. Наблюдать за обоими актерами это верх удовольствие, без улыбки получалось редко, настолько точная и сатиричная игра обоих, вспомнить момент на мосту вечером, когда тот уже достроен, в каждом из них просыпается простая человечность и они разговаривают друг с другом на равных, как человек с человеком о жизни, блестящая игра обоих актеров.

    Помимо семи выигранных Оскаров в том числе за Лучший фильм года, фильм был включен в 1998 и 2007 годах в 100 самых выдающихся картин по мнению Американского Института Кино (AFI). А в 2007 был включен в Национальный Регистр Фильмов будучи историческим, культурным и художественным достоянием.

    14 июля 2010 | 14:20

    Это один из лучших фильмов мирового кино. Он очень длинный, почти 3 часа, но смотрится на одном дыхании.

    Выше приведенный анонс принадлежит человеку, который фильм не смотрел, или смотрел только какой-нибудь обрывок фильма, который не понял. Или перепутал с «Апокалипсисом сегодня».

    Фильм настолько многогранен, что даже тяжело сказать, какой пласт важнее. Прежде всего он очень пацифистский. Бесмысленность и жестокость войны, противостояние Востока и Запада, как далеко можно зайти, следуя своим принципам и правилам, что такое честь и долг.

    Полковник Николсон и японский полковник Саято имеют очень много общего и не могут не уважать друг друга.
    Николсон и Саято далеко не сумашедшие, они люди чести и скорее умрут, чем потеряют лицо.

    Фильм прекрасно снят. Несмотря на то, что прошло уже пятьдесят лет, съемки не выглядят анахронизмом.

    Актеры великолепны. Алек Гиннесс — вне конкуренции. Один из известных актеров признался, что он отклонил роль в этом фильме так как не мог понять мотивацию поведения Николсона и только после просмотра фильма он понял.

    Правда, некоторые эпизоды выглядят на сегодняшний день немножко излишне патетично. Только за это можно снять 1 балл.

    В реальной жизни прототип полковника Николсона выжил и свидетельствовал в пользу японского полковника перед международным трибуналом и спас его от виселицы.

    А мост никто не взрывал. На самом деле было два моста. Они были разрушены в результате воздушного налета…

    Дэвид Лин — наверное единственный режиссер, получивший 2 оскара подряд за режиссуру (за «Мост» и 4 года спустя — за «Лоуренса Аравийского»).

    9 из 10

    2 августа 2008 | 14:08

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>