всё о любом фильме:

Головокружение

Vertigo
год
страна
слоган«Можно ли вернуться из мира мертвых?»
режиссерАльфред Хичкок
сценарийАлек Коппель, Сэмьюэл А. Тейлор, Максвелл Андерсон, ...
продюсерХерберт Коулмэн, Альфред Хичкок
операторРоберт Бёркс
композиторБернард Херрманн
художникГенри Бамстед, Хэл Перейра, Эдит Хэд, ...
монтажДжордж Томазини
жанр триллер, мелодрама, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  18.2 млн,    Франция  2.7 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время129 мин. / 02:09
Номинации:
Скотти Фергюсон — отставной сыщик, которого не назовешь баловнем судьбы: одинокий, оставшийся за бортом своей профессии, да еще и страдающий патологическим страхом высоты. Бывший коллега Гейвин Элстер просит его последить за своей женой Мэделин, одержимой идеей самоубийства…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
98%
58 + 1 = 59
8.8
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа «Из мира мертвых» (D`entre les morts, 1954), написанного совместно Пьером Буало и Томом Нарсежаком.
    • «Головокружение» — четвертый и последний совместный проект Альфреда Хичкока и Джеймса Стюарта.
    • На роль Мэделин Хичкок планировал взять Веру Майлз, но та была вынуждена отказаться из-за беременности.
    • Права на фильм были выкуплены самим режиссёром и составили наследство его дочери, так что новые поколения зрителей увидели этот фильм только в 1985 году.
    • Съёмки фильма проходили в период с 30 сентября 1957 по 19 декабря 1957.
    • Картину холодно восприняли как критики, так и зрители. Сокрушенный Хичкок обвинил в неудаче исполнителя главной роли Джеймса Стюарта, сказав, что он исчерпал себя, и его лучшие годы позади. Больше Хичкок никогда не снимал Стюарта в своих фильмах, хотя до этого он слыл его любимчиком.
    • Во время съемок у Хичкока и Ким Новак были очень натянутые отношения. Во-первых, идеальной исполнительницей Мэделин Хичкок считал Веру Майлз, а Новак ему навязали студийные боссы, во-вторых, Ким периодически давала Хичкоку советы, чего режиссер не любил.
    • Камео Хичкока — в начале фильма проходит по улице в сером костюме.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Было снято также послесловие фильма, запрещенное европейской цензурой, однако не вошедшее и в оригинальную американскую версию. В ней мы видим более-менее вылечившегося Джона, вместе с Мидж слушающего репортаж, посвященный поимке в Европе Гевина Элстера.
    • еще 6 фактов
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Остановившись у отеля, Скотти выходит из своего «ДеСото» (DeSoto Firedome Sportsman Hardtop Coupe), оставляя дверное стекло опущенным. В следующем кадре стекло уже поднято.
    • В гостиной Скотти было два стула со светлой обивкой. Когда Скотти второй раз заходит в спальню, где спала Мэделин (Ким Новак), одного стула нет, а второй почему-то стоит у столика.
    • В начале фильма, когда Скотти беседует с Гэвином Элстером (Том Хэлмор), при смене кадра исчезает лед в стаканах.
    • О одной из сцен, книги на витрине книжной лавки лежат по-разному во время входа и выхода героев.
    • Когда Скотти находится за спиной Мэделин, обстановка в музее меняется.
    • еще 2 ошибки

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.5/10
    Не так давно выпущенная отреставрированная копия одного из шедевров Альфреда Хичкока лишний раз доказала, что многие современные творцы мелодраматических и психоаналитических триллеров (от «Рокового влечения» и «Основного инстинкта» до недавней ленты «Чёрный георгин») вышли именно из «Головокружения». Любопытен и тот факт, что в середине 80-х годов этот вполне невинный по содержанию фильм был справедливо включён по одному из опросов критиков в десятку самых эротичных кинопроизведений всех времён и народов. Хичкок, который довёл до изощрённого великолепия механизм создания саспенса (тревожной атмосферы) почти что на пустом месте, точно так же поступил и с воплощением на экране неких глубинных флюидов обострённой чувственности, непреодолимого влечения мужчины к женщине. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1302 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Vertigo» один постер фильма чего стоит.

    «Головокружение» фильм 1958 года. Режиссер Альфред Хичкок. Хичкоку на момент создания фильма ему было почти 60 лет. С каждым новым этапом своей карьеры в кресле режиссера он снимал все насыщеннее, мощнее и тоньше относился к мелочам, загадкам, символам. Один из самых формальных и скрупулезных авторов, снял один из самых неповторимых фильмов с нотками сюрреализма и фантастичности. Жанр детектива «распух» и вобрал в себя все современные тенденции и стили кино. Чистый жанр детектив должен был умереть из-за своей линейности, логичности и местами от скучности однообразия. Хичкок все это понимал, и в этом фильме, и в других последующих фильмах он не снимал чистый жанр.

    Триллер-нуар/детектив. Один из самых новаторских фильмов, привнесший в кинематограф массу визуального мастерства. Конечно «Гражданин Кейн» и «Летят журавли» вне конкуренции по новаторству (ранние фильмы не беру, так как их наверно ни кто смотреть и не будет, хотя кто знает, например, посмотрите и удивитесь — «Нетерпимость», «Кабирия» и другие).

    Альфред Хичкок знал и ощущал, отношение зрителя к каждому кадру его фильма. Он чутко и четко управляет и манипулирует вниманием и эмоциями зрителя. Выбирает изящный момент для волнения, тревоги и неожиданно меняет все с ног на голову. В этом он мастер и настоящий знаток. Он постоянно провоцирует зрителя, нагнетает саспенс, волнение, необоснованную тревогу и депрессивное состояние.

    «Головокружение» один из самых значимых и крутых фильмов Хичкока, всего мирового кинематографа. В котором, автор показал всего себя, полноценно раскрыл себя и поразил всех своим талантом и даром.

    Герой с психическими отклонениями — любимый занимательный персонаж в руках Хичкока. Скотти разбитый своими психическими и физическими проблемами, болями — детектив в отставке. Образ человека глубоко неоднозначного и даже нелицеприятного в фильме раскрывается постепенно. Как и его бешенная одержимость идеей превратить Джуди в красивого, восхитительного идола, который будет напоминать ему погибшую любовь Мадлен. Все психологи и психоаналитики даже по этому куску найдут массу всяких отклонений и девиаций и поделом им. Разум героя болен и влюблен. Он борется со своими фобиями, которые отражают всю внутреннюю неуверенность. Он сломан и подавлен после убийства своего напарника и не может пережить все это.

    Фильм наполнен всякого рода спиралями и визуальной нелинейностью, напряженностью, волнением и перелинковкой ярких кадров с тусклыми, депрессивными. Все это приводит в дикий восторг и складывается впечатление либо мы во сне, либо мы лицезреем видения, либо реальность движется по проторенной спирали и ничего общего с сюрреализмом не имеет.

    Хичкок, как мастер саспенса дает нам знание сюрприза больше чем необходимо, что бы в конце концов обрушить на нас тазик холодной воды, заставляющую жевательные мышцы сократиться и попытаться поднять челюсть (утрирую, но уверен в свое время не одна челюсть была вывернута).

    Главные герои стоят друг друга. Таких людей обычно магнитом притягивает. Да такие образы любящих сердец в мировом искусстве не новы, но всегда актуальны и интересны.

    Хичкок, как большой «любитель» и ценитель женской красоты, всегда воплощает в их образах свою страсть, комплексы и весь свой юмор. Каждая роковая женщина у Хичкока одинаковая блондинка с холодным сердцем и с таким же пренебрежением. Но его Мадлен/Джуди, наполнена большой чувствительностью и знает что такое любовь. Терпящая издевательства и с неохотой принимает навязанную волю.

    Концовка фильма феноменальная и неопределенная. Режиссер не раскрывает свои карты до конца игры, был ли там королевский флеш или была скучная и проигрышная комбинация. Но я думаю, что такая концовка и есть настоящий Royal Flash.

    Великолепное музыкальное оформление Бернарда Херрманна, постоянного композитора Хичкока. Великолепная атмосфера, передающая всю силу одержимости главного героя. Музыка плавно течет по спирали, как и весь фильм.

    Как всегда все актеры делают то что просит их Хичкок и не на шаг не отступают от своих полученных предписаний. Джеймс Стюарт, возможно одна из самых его значимых ролей, потрясающий актер. Гениальная роль. Ким Новак ослепительна и чутка к своему персонажу. Весь актерский состав потрясающ и необыкновенен.

    Фильм, о котором можно слышать, читать рецензии, но его необходимо смотреть. В этом мной, написанном тексте настолько мало и сухо отображено в сравнении с фильмом. Рекомендую к просмотру и обдумыванию за чашечкой крепкого…

    Один из самых важных американских фильмов и один из самых значимых фильмов Альфреда Хичкока. Некоторые называют его самым удачным фильмом режиссера, но что тогда значит фильм «Психо». Стильный, тревожный, атмосферный и волнующий фильм, наполненный новаторскими, эффектными кадрами. Один из лучших фильмов в своем жанре.

    Слово на англоязычном постере Masterpiece очень четко и метко отражают его значимость.

    Осталось только посмотреть.

    10 из 10

    1 апреля 2014 | 20:59

    Оригинальный фильм фильм от создателя непревзойденных триллеров Альфреда Хичкока! Фильм о красивой, самозабвенной любви двух людей. вовлеченных в коварную интригу жестоким, расчетливым человеком. Джеймс Стюарт играет роль полицейского, только что уволившегося с работы из-за боязни высоты. Его друг нанимает его в качестве телохранителя для свой «больной жены». Скотти влюбляется в неё и падает в жестокую ловушку.

    Фильм о разбитых мечтах, о несостоявшемся счастье, о прошлом, которое не отпускает и не дает возможности начать новую жизнь, не разобравшись со старыми проблемами.

    Альфред Хичкок выдвигает историю любви на первый план. Для него важно не раскрытие тайны Мэделин, а внутренние переживания героев: любовь, разочарование, страх, боль. Роль Мэделин исполнила белокурая красавица Ким Новак. Ким Новак блестяще сыграла хрупкую, загадочную, любящую женщину.

    Фильм очень понравился и произвел сильное впечатление. Жаль, что конец такой. До конца надеялась, что все кончится по-другому.

    8 июня 2011 | 15:16

    Худший фильм Хичкока из тех, что я видел на данный момент.

    Невероятно затянутый, переигранный и просто несравнимый с такими качественными работами, как например: «Окно во двор», «Веревка» или «В случае убийства набирайте „М“».

    Джеймс Стюарт сам на себя не похож, очень слабая игра, совершенно негодная для фильмов такого уровня.

    Ким Новак смотрелась получше, но напряженные отношения с режиссером, который видел на этой роли совершенно другую актрису, тоже повлияли на итоговый результат. Стоит отметить, что и сцены с угаснувшим Стюартом не позволили ей особо проявить себя.

    Общее раздражение режиссера подобными фактами, судя по всему, и привели к тому, что в картине витает вот это ощущение, будто Хичкок «снимал лишь бы доснимать», желая расстаться с этим творением поскорее. В этом фильме отсутствует дух Хичкока, который, как правило, улавливаешь сразу, и который удерживает тебя напротив телеэкрана до финальных титров.

    Как результат, эту работу «холодно восприняли как критики, так и зрители».

    Разочарован.

    27 октября 2015 | 03:07

    «Головокружение» — одна из самых необычных кинокартин Альфреда Хичкока. Здесь необычный сюжет, который начинается как обычный детектив, потом превращается в жуткий триллер с намеками на мистику, а заканчивается как классический фильм-нуар. Причем зритель, как и главный герой, долгое время находится в недоумении. Невольно возникают вопросы вроде: «А что вообще происходит?», «Как такое может быть?». Но финал расставляет все точки над «i», превращая хорошую историю, рассказанную в фильме, в отличную.

    Среди прочих достоинств картины я бы отметил прекрасную актрису Ким Новак. Она сыграла именно великолепно, не смотря на то, что ее роль была куда сложнее, чем те, что мы привыкли видеть в фильмах-нуар. Даже жаль, что «Головокружение» остался ее единственной известной ролью.

    А вот Джеймс Стюарт, на мой взгляд, не справился с поставленной задачей. Его игра в этой кинокартине откровенно слабая.

    Впрочем, благодаря тому, что фильм снимал Альфред Хичкок, у него в очередной раз получился настоящий шедевр. Необычный, интригующий, завораживающий и наполненный постоянным напряжением.

    9 из 10

    13 августа 2015 | 23:38

    Действительно головокружительный фильм! Захватывающий сюжет, великолепная игра актеров и элегантность того времени и классический Хичкоковский саспенс. Во время просмотра тонешь в повествовании в красивой картинке — находишься в плотном эмоциональном вихре. Концовка вообще потрясает и первые часы после фильма сложно оправится от шока. Фильм по-настоящему держит и завораживает — причем кино 1958.

    Наверное «Головокружение» идеальный фильм для любого зрителя, и если менять эпоху, в которой происходит сюжет и добавлять технологий соответствующих конкретному времени — будет воспринято на ура. Этот фильм является образцом качественного популярного кинематографа, даже, думаю это один из фильмов откуда можно брать соотношение разного рода сцен — переносить в разные сценарии и будет хит. «Головокружение» потрясает при просмотре, погружаешься в него полностью, но выныривая, обсыхаешь некоторое время и все, он теряется в воспоминаниях. Думаю именно таким должен быть качественный мэйнстрим — передающий эпоху, завораживающий, интригующий и, думаю, именно с такой шокирующей концовкой. Думаю, собрание кинокритиков со всего мира лет через 50 «лучшим фильмом всех времен и народов» признает фильм «Титаник» Джэймса Кэмерона, как и «Головокружение» было признано в 2012 году.

    8 из 10

    3 октября 2012 | 21:59

    «Головокружение» — фильм, который многими исследователями признаётся вершиной творчества Хичкока. Это действительно так, он самый глубокий и самый виртуозный. Интересно то, что первоначально «Головокружение» не было принято ни публикой, ни критикой. Фильм забили и назвали провалом. История расставила всё по местам. Сегодня можно с уверенностью утверждать, что ни один из фильмов Хичкока не имел такого воздействия на кинематограф, как «Головокружение». Его влияние на собственное творчество признавали многие режиссеры самых разных стран. В особенности, его любители и боготворили представители французской «новой волны» (А. Рене, Ф. Трюффо). Отголоски этой картины звучать и сегодня, да и вообще в современном искусстве «Головокружение» процитировано огромное количество раз. Так что не видеть этот фильм — в общем-то стыдно.

    О чём же эта картина? А тут мы сталкивается с дилеммой. Рассказывать сюжеты некоторых фильмов Хичкока — это преступление. Их нужно видеть «с чистого листа», ничего не зная о содержании. «Головокружение» принадлежит именно к таким фильмам. Его сюжет — один из самых изощренных и запутанных. Скажу лишь то, что фильм в своеобразной манере переосмысляет архетипичные мифы европейской культуры: истории Орфея и Эвридики, Пигмалиона и Галатеи, Тристана и Изольды. Что это фильм о любви, и, быть может, один из лучших на эту тему. И что это история о человеке, в чьем подсознании существует некий идеальный образ, и он раз за разом пытается подделать реальность под этот образ, раз за разом бесплодно гонится за ним и раз за разом отказывается от реальности во имя этого образа. Но только подделать жизнь под идеал невозможно. Как невозможно срежиссировать жизнь. Как невозможно забыть любимого человека, насильно изъятого из твоей судьбы.

    Жанр «Головокружения» однозначно определить нельзя. Мы имеем дело с удивительной эклектикой жанров, тут сливаются и авторское кино, и драма, и мелодрама, и триллер, и детектив и даже псевдоготика, а в результате мы получаем шедевр.

    Критики реалистического толка, которые понимают искусство как механическое копирование действительности, обвиняли и обвиняют Хичкока в неправдоподобности его картины. Такого сюжета, утверждают они, просто не могло случиться. Хичкок на подобные обвинения постоянно отвечал, что его интересовало изображение, а не правдоподобность. И это действительно так: фильм в том числе и о любви к изображению. Но, на мой взгляд, пытаться трактовать «Головокружение» как реалистическую работу, следующую правдоподобию действительности, — признак скудоумия и узколобости. Перед нами притча, отчасти символистская, отчасти сюрреалистическая. Знаменитая образность Хичкока проявляется здесь особенно ярко: фильм насыщен образами, мотивами, которые наслаиваются почти в музыкальной полифонии. Прежде всего, это мотивы спирали, движения по кругу, вечного возвращения, которые организуют все элементы композиции.

    Финал картины заставляет вспомнить о позднем Г. Ибсене, с его символистскими полотнами, прежде всего, о финале «Строителя Сольнеса». А фигура Чёрной монахини в башне — это почти мистический театр М. Метерлинка.

    Некоторыми исследователями высказывалось предположение, что всё, что случилось в «Головокружении» — привиделось главному герою, пока он висел над пропастью. Всё это — сон, видение, галлюцинация, головокружение. Я уже упоминал о том, что титры как бы гипнотизируют зрителя, вводят его в транс. Это готовит к тому, что действие фильма будет разворачиваться на грани сознания и бессознательного, реальности и сна. Здесь мы вновь сталкиваемся с сюрреалистической образностью «Головокружения». Серьезные критики не раз обращали внимания, что у фильма очень много общего с эстетикой сюрреализма.

    «Головокружение» — безусловно, один из тех фильмов, которые должен увидеть каждый. Это глубокое, удивительно красивое и многогранное произведение, настоящая классика кинематографа и один из примеров подлинного искусства.

    10 из 10

    16 января 2015 | 12:43

    Один из главных фильмов Альфреда Хичкока, характеризующий его как режиссера разностороннего, не зацикленного на определенном стиле.

    По версии Американского института кинематографии входит в десятку лучших фильмов всех времен (опрос проводился в 2007).

    В этой картине мне понравилось все — Ким Новак, играющая Мэделин и Джуди одинаково хорошо (сюжета фильма до его просмотра я не знал и когда первый раз увидел Джуди, подумал, что это другая актриса), Джеймс Стюарт, идеально вписывающийся в амплуа романтичного, но в то же время чрезвычайно дотошного героя, красивые виды, подчеркивающие отношения влюбленных и, конечно, же сама фабула картины.

    27 июля 2010 | 16:54

    Рассматриваемый фильм воистину является одним из самых знаменитых, анализируемых, красивых, умных и просто-напросто головокружительных проектов в истории. Картина давно заслужила признание со стороны как зрителей, так и самых язвительных критиков. Например, вот как характеризует ленту чрезвычайно строгий французский киновед Жак Лурселль: ««Головокружение» содержит в сжатом, поэтическом виде все, что может подарить зрителю кинематограф: историю любви, приключенческий рассказ, метафизическое путешествие персонажей в глубины духа, детективную интригу…Никогда, ни в одном фильме кинематограф до такой степени не сочетал исповедальный характер и технической совершенство, интимность и зрелищность. При всей нашей любви и всем обожании, «Головокружение» остается картиной настолько личной, что приглашает скорее к молчаливым раздумьям, нежели к обсуждению, словно интимный дневник, который не должен был попадаться на глаза.» Однако ограничиваться молчаливыми раздумьями в отношении к данной ленте было бы непозволительной роскошью, ведь фильм является блистательной кинематографической иллюстрацией целого ряда психоаналитических и философских систем, в связи с чем следует остановиться хотя бы на самых известных прочтениях.

    Сюжет основан на романе французских писателей Буало-Нарсежака. Бывший полицейский по имени Скотти, выходит в отставку в связи со смертью напарника и развившейся на этой основе боязни высоты. Один знакомый предлагает ему работу и просит проследить за своей женой Мадлен, которая, по его словам, страдает бессознательными суицидальными наклонностями. Скотти влюбляется в девушку. Та отвечает ему взаимностью. Однако вскоре ему приходится убедиться в правоте своего приятеля — Мадлен сбегает и бросается вниз с монастырской колокольни. Скотти, парализованный страхом, не в силах ее спасти. Комплекс вины вгоняет героя в тяжелейшую депрессию. Он бесцельно слоняется по улицам Сан-Франциско, где неожиданно встречает простушку Джуди, физически похожую на Мадлен. Вскоре выясняется, что это она и есть.

    Первым ключом к пониманию фильма служит комментарий Хичкока: «В книге, прежде всего, меня увлекла попытка героя воссоздать образ мертвой женщины при помощи живой». Ключевое слово в этом предложении — «образ». Именно образ является той самой субстанцией, которая генерирует действие всего фильма и подчиняет себе саму сущность главного героя (интересно, что сам Скотти является таким же образом для своей подруги Мадж). Невероятную силу ему дает парадоксальная диалектическая позиция между смертельным миром реальных, грубых, детерминированных событий и абсолютно бесконтрольной фантазматической вселенной (данная дихотомия выражается в том числе и на композиционном уровне фильма с его двухчастной структурой, в которой одна часть является иллюзорной, романтической, яркой и красочной историей соблазнения героя, а вторая предстает разоблачением сладкой иллюзии посредством строго-прагматической детективной истории). Образ «идеальной женщины» имеет богатую предысторию: в художественных произведениях, таких как «Ромео и Джульетта» или «Спящая красавица», удаленность столь невыносимо близкого объекта желания играет ключевую роль в повествовании и задает эмоциональный фон произведению в целом. Что касается реальной жизни, то для примера можно обратиться к жизнеописанию Данте, Перголези и многих других «художников от утраты». Возвышенный, зачаровывающий объект в первую очередь пленяет тем, что является абсолютно нематериальным, трансцендентным и потому недосягаемым («Тем идеал священен и велик, что мы достичь его вершин не в силах…» Ницше) Будучи «закован» в физическом оплоте он еще может подвергнуться нежелательным воздействиям непостоянства и текучести мира: любимая может быть похищена, убита, совращена и т. д. Однако воссияв на небосклоне нашего экзистенциального бытия он срастается с нами, становится абсолютно индивидуальным…Самое главное — ни коем случае не смешивать его с материальным воплощением. Но именно это и делает Скотти.

    Тут следует обратить внимание на гениальность Хичкока, который, вопреки всем советам, трансформировал композицию романа и придал фильму уникальную структуру. В книге травматическая развязка (Мадлен=Джуди) наступала только в конце, а в ленте же она расположена ориентировочно посередине, словно рассекая повествование на две противоположные части. Зрителю, в отличие от Скотти, известна истина о существовании роковой красавицы, и поэтому он может рассматривать все происходящее с позиции не эмоциального вчувствования, а рефлексивного анализа. Тогда-то его взору и открывается вся подноготная «истинной» любви, состоящая из гениального актерства, правдивой лжи и чистой симуляции. Вскоре роковую истину суждено будет узнать и Скотти. Но как известно из житейской практики, объект желания после того как последнее оказывается удовлетворено, становится для нас не только неинтересен, но даже и отвратителен. То же самое происходит и с пленительным образом Мадлен, который становится слишком близким и абсолютно доступным в лице Джуди. Нужно заметить какой невероятный, воистину экстатический восторг переживает Скотти, вживую увидев и жарко обняв предмет своих «приватных фантазий.» На глаза у него, взрослого мужчины, многое повидавшего, наворачиваются слезы. Следует полагать, что архаическое, животное, невыносимое для человека, сексуальное исступление синтезируется в его душе с абсолютным, мистическим, духовным экстазом. Вот он апогей существования, высшая точка мужского желания! Но, что дальше? По законам диалектики синтетическое единство двух начал должно быть снято в третьем, которым является ничто. За всякое удовольствие нужно платить, поэтому Скотти должен вновь пережить утрату. На этот раз умереть должен сам метафизический образ, предел всех чаяний и надежд.

    Таким образом, в идеологическом отношении фильм затрагивает минимум три смысловых пласта — феноменологию сознания, так называемую мужскую «либидинальную экономику» и неустойчивость структуры реальности. Каждый из них органично поддерживает и взаимодополняет остальных.

    Ритм ленты очень сдержан и неспешен, практически медитативен. Таким образом отражается эмоциальная «зачарованность» героя. Хичкоку удается создать по-настоящему сновидческую атмосферу романтики, органично сочетающуюся с высочайшим накалом сексуальности (последняя достигается благодаря Ким Новак, много вложившей в свою героиню, например, благодаря ей Мадлен ходит без лифчика, а романтизм за счет гениального построения мизансцен, идеально подобранному освещения, колористики и вообще безупречной работы основного оператора маэстро Роберта Беркса). Однако, как всегда у Хичкока близкое к идиллическому эмоциональное полотно буквально разрывается на куски сверхдинамичными, кульминационными сценами с уникальным характером съемки. Хотя план головокружения, снятый субъективный камерой обошелся почти в двадцать тысяч долларов и казался нереализуемым технически, однако по настоянию маэстро он все же был снят и, вполне закономерно, стал одним из самых знаменитых планов в истории кино (обозначается спецтеримном: ««the Vertigo effect»). Особо интересна фактура анимированных, гипнотических фигур, созданных Солом Басом, которые как нельзя лучше изображают идеологическую подоплеку фильма. Что касается музыки, то полноразмерная партитура Бернарда Херрмана выражает мельчайшие эмоциональные сдвиги, дополняя полноту визуальной стороны акустическими штрихами.

    В целом, это без сомнения великий фильм, который толкнул развитие жанра эротического триллера и оказал влияние на режиссеров самых разных направлений, таких как Кубрик, Бава, Линч, де Пальма, Ардженто или Скорсезе. Картина совершенна с эстетической точки зрения, ни один кадр не устарел, поэтому даже сегодня она может запросто конкурировать с любыми новинками далеко не в пользу последних.

    26 апреля 2016 | 21:12

    «Головокружение» является на сегодняшний день одним из влиятельнейших фильмов в истории мирового кинематографа и входит в число киношедевров Альфреда Хичкока. В 2012 г., согласно опросу авторитетного британского журнала о кино Sight & Sound, хичкоковский детективный триллер занял первую строчку в списке величайших фильмов всех времен, впервые обойдя тамошнего лидера «Гражданина Кейна»! В списке лучших детективов по версии Американского киноинститута «Головокружение» также занимает первое место. Кроме того, данная картина служит образчиком изобретательного использования технологии цветного изображения «Техниколор»: цветовые решения играют в фильме не меньшую роль, чем сюжет и персонажи.

    Начинается «Головокружение» с эпизода-пролога, окрашенного в сугубо синие тона. В нем двое полицейских ведут по крышам преследование злоумышленника, как вдруг один из них, стараясь вскарабкаться по мансардной кровле наверх, соскальзывает и хватается за водоотвод. Тотчас же на помощь ему приходит напарник, протягивает руку, но нечаянно сам теряет равновесие и падает вниз. Оставшийся висеть полицейский смотрит на мертвого товарища, оцепенев от ужаса. Так оканчивается пролог: Хичкок оставляет персонажа в подвешенном состоянии, мучимого боязнью высоты, головокружением и своей беспомощностью. С этого момента синий цвет в фильме будет прочно ассоциироваться с чувством вины.

    Чудом спасшегося полицейского, имя которого Джон «Скотти» Фергюсон, играет Джеймс Стюарт, до этого снявшийся у Хичкока в трех его картинах. Скотти — хрестоматийный пример главного героя в хичкоковском триллере: уязвимый мужчина средних лет, страдающий от физиологического (боли в спине) и психологического (акрофобия) недугов. Подав в отставку после трагического происшествия с напарником, Скотти предвкушает заслуженный отдых, но его мечтам, увы, не суждено сбыться. Гэвин Элстер (Том Хелмор), его старый приятель по колледжу, обращается к нему с необычной просьбой — установить слежку за его женой Мэделин (Ким Новак). Не потому, что подозревает супругу в измене, а потому, что взволнован ее странным поведением. Она может говорить о чем-то и вдруг замирает на полуслове, ее глаза заволакивает туман, а взор потухает. Еще она где-то бродит, но никто не знает где — сама она об этом тоже ничего не помнит. В такие часы, по мнению Гэвина, будто кто-то из умерших вселяется в ее тело. И надо заметить, что его подозрения идеально рифмуются с названием романа-первоисточника, положенного в основу «Головокружения», — «Из мира мертвых» за авторством Пьера Буало и Тома Нарсежака.

    И вот, в фешенебельном ресторане «У Эрни», среди его кроваво-красных интерьеров, Скотти впервые замечает 26-летнюю блондинку Мэделин, идущую в густо-зеленом палантине из дверного проема к выходу и на мгновение остановившуюся в профиль, подобно тем загадочным женщинам, которые изображены на полотнах великих художников. Она — хрестоматийный пример femme fatale у Хичкока: «холодная блондинка», внешне строгая и добродетельная, но способная сделаться более чувственной под влиянием страсти или опасности. Хотя сцена «У Эрни» длится недолго, она весьма информативна. Именно здесь у Скотти зарождается сильное, обжигающее чувство по отношению к Мэделин. Ее появление в дверном проеме означает, что в ее прошлом сокрыта тайна, которая нам видна лишь отчасти. С этим образом Мэделин соотносится зеленый цвет, в котором воплотились ее красота, загадочность и уязвимость. Кроваво-красный антураж ресторана, однако, сигнализирует о подстерегающей опасности, связанной с этой женщиной. В «Головокружении» зеленый и красный цвета почти всегда показываются попарно.

    Всюду, куда отправится Мэделин, ее будет сопровождать зеленый цвет. Выделяющиеся из общего фона зеленые коробки в углу цветочного магазинчика; поросшее зеленью кладбище миссии Долорес; аккуратные зеленые лужайки около Дворца Почетного легиона; вода зеленоватого оттенка в заливе Сан-Франциско. Даже машина героини выкрашена в зеленый цвет! Свое преследование отставной полицейский ведет под аккомпанемент тревожной, нервной, пронзительной музыки Бернарда Херрманна — композитора, который создал музыкальное сопровождение для всех фильмов Хичкока, снятых с 1955 по 1964 гг. Однако до «Головокружения» музыка Херрманна никогда не была настолько эффектна! В процессе слежки Скотти замечает, как Мэделин в трансе смотрит на портрет одной женщины. Ею оказывается испанка Карлотта Вальдес — прабабушка Мэделин, которая после недолгой совместной жизни с богатым мужчиной была выдворена на улицу и покончила жизнь самоубийством аккурат в возрасте 26 лет.

    Пришло время раскрыть до конца цветовую палитру «Головокружения». Итак, синий цвет, напомню, отвечает за мотив вины. Зеленый цвет, символ страсти и наваждения, связан с Мэделин. Следующий за ним красный цвет предупреждает о таящейся опасности, угрозе. Примечательна сцена, в которой Мэделин впервые оказывается у Скотти дома после ее попытки суицида. Отлежавшись и восстановив силы, она входит в гостиную в красном халате (цвет-тревога!) На Скотти, напротив, надет зеленый свитер, выражающий его крепнущее чувство к супруге Элстера. Чуть позже, когда она внезапно пропадает из квартиры, герой бежит ко входной двери красного цвета (ограждение от женщин, посягающих на его личное пространство) и обнаруживает себя стоящим в зеленоватом отблеске, оставленным Мэделин после себя.

    Хотя Скотти ни разу не был женат, это вовсе не означает, что женщины его не любили. Узами дружбы и привязанности он связан со своей давней подругой Марджори «Мидж» Вуд (Барбара Бел Геддес). В фильме с ней ассоциируются оттенки желтого цвета. В отличие от Мэделин, Мидж — девушка открытая и искренняя. Ей нечего скрывать, поэтому ее дизайнерская мастерская светла и просторна. Сочетание кремово-желтого цвета с ее заботливостью и сочувствием служит намеком, что Мидж любит Скотти так, как мать любит своего сына. Позднее в палитру «Головокружения» внедряется последний цвет — фиолетовый. Его воплощением становится молодая девушка Джуди Бартон (вновь прекрасная Ким Новак), которая с лица — вылитая Мэделин, но характером — более приземленная. Когда Скотти осознает, что с его бывшей пассией все кончено, он становится одержим Джуди. Однако сама она интересует его лишь в той степени, в какой походит на Мэделин, поэтому Скотти ревностно добивается от нее стопроцентного сходства, настаивая на смене одежды и прически. Джуди безумно влюблена в Скотти и во имя любви приносит себя в жертву. После ее преображения герой снова видит перед собой «свою» Мэделин, вышедшую к нему навстречу из дурманящей зеленоватой дымки. Во время поцелуя камера Роберта Беркса деликатно вращается вокруг пары, передавая головокружительность происходящей сцены.

    Трагедия Скотти в том, что он не способен полюбить реальную женщину, состоящую из плоти и крови. Однажды Джуди горько подмечает: «Ты даже не хочешь ко мне прикасаться!». Вместо нее, герой предпочитает женщину-фантазм, которую нарисовало его воспаленное воображение. Подобно художнику, Скотти настолько поглощен идеей воссоздать свой идеал, что невольно лишает Джуди ее индивидуальности. В финале, излечившись от «романтического головокружения», он остается растерянно смотреть в пропасть, в которую с ужасом вглядывался в начале этой волнующей истории.

    8 января 2016 | 21:03

    Наиболее деконструирующий существующие жанры и киноязыковые условности классического нарратива, фильм «Головокружение» 1958 года Альфреда Хичкока стартует тем не менее весьма традиционно, в духе уходящих в небытие уже тогда нуаров, когда неоднозначный частный сыщик Скотти Фергюсон с целым буйным выводком фрейдистско-юнгианских комплексов, им не преодоленных, скрипя сердцем соглашается проследить за женой своего давнего друга Гэвина, Мадлен. Но тем очевиднее становится дальше, что в этой сугубо американизированной экранизации романа Буало и Нарсежака, многозначительно трактуемой хоть по диагонали, хоть по вертикали, упущено кое-что, лежащее в общем-то на поверхности изобразительно изысканной киноматерии фильма.

    За год до того, как Ален Рене ревизионировал себе право на диалектику памяти в «Хиросиме, mon amour», продолжив её «В прошлом году в Мариенбаде», именно Альфред Хичкок в декорациях подернутого онорической вуалью Сан-Франциско, предвосхищая и опережая, заговорил о том же, о власти памяти над жизнью человека, над его бытием, превращая его неизбежно в некое пластичное истончение привычных вещей, поступков, привычного осознания себя. Даже если не принимать на веру навязанные игровые условности, ведь, по законам нуара никто здесь не является и так самим собой, отняв самостоятельно у себя право на честную идентификацию, то становится ясно, что именно глубинная, генеалогическая память толкает Мадлен возвращаться к портрету своей прабабки, заново, реинкарнируясь, проживать её жизнь, повторять вслед за ней её неизбежный путь рока, будучи не в силах противиться этой мистической, некромантской тяге к соприкосновению к прошлому своей семьи, ведь её нынешнее семейное бытие, режиссёром не вполне проясненное, завуалированное и затаенное, неприхотливо; оно, как и всякое постоянство, лишено своего метафизического смысла, и Мадлен, ведомый по сути человек, оказывается сперва в заложниках своего брака, потом — давнего прошлого в лице Карлотты Вальдес, а уж потом — зависимой от Скотти.

    Он же в свою очередь тоже является жертвой игр разума, завязанных на кошмарах собственной памяти. Концентрируя в себе практически все возможные фобии и психологические вывихи, так как акрофобией дело едва ли ограничивается, и в поведении главного героя не без усилий просматривается танатофобия, агорафобия и обсессивно-компульсивное расстройство, Скотти не может отпустить от себя воспоминания о гибели своего напарника; неискупленное и ошибочное чувство вины владеют им столь сильно, что просто страх перед неведомым произрастает в патологию, неизлечимую с каждой минутой. Боязнь вступать в долгие отношения с женщинами приводит к тому, что он начинает их как неосознанно боятся, так и стремиться завладеть той единственной, которая стала его мономанией. Как и безымянный герой Мариенбада, он продолжает помнить ту, что придала его мучительной жизни абрисы смысла, пускай она и не является самой собой, но, ослеплённый желанием воскресить ту память, Скотти, вслед за настоящей Мадлен, а не её псевдообразом, её симулякром, оказывается неспособным противостоять собственным ментальным макабрам. Как и Мадлен повторила точь в точь жизнь и смерть загадочной Карлотты, так и Скотти проиграл заново историю своей единственной настоящей любви, только вместо пресловутого Эроса оставив лишь один Танатос. Много позже, в картине «В прошлом году в Мариенбаде» действие и вовсе перенесется в некий антимир, населённый мертвецами, наказанными амнезией. «Головокружение» лишь совершает полный цикл человеческого существования: человек был, человек жил, человек совершил, человек получил, человек убил, человек умер; человек любил, человек забыл, человек вспомнил, — но только где-то здесь затаилось очевидное сомнение: а был ли вообще этот человек?!

    14 февраля 2016 | 01:18

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>