К описанию фильма »
сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

«Двое их должно быть: не больше и не меньше. Один держит власть в своих руках; второй к ней отчаянно стремится».
Дарт Бэйн.


Нет, я не считаю пятый эпизод самым страшным или жестоким, «Империя наносит ответный удар» всего лишь мой любимый эпизод, а зла в этой части фильма показано минимум, в отличие от других эпизодов. Вот только зло сопутствует, как и добро, всей саге, а для фильмов считающихся блокбастерами это беспроигрышная тема, что в начале 80-х, что сейчас, когда каждый из новых кино-сериалов разрастается в трилогию.

В 80-х «Звездные войны» тоже превращались в трилогию, и после великолепной первой части был нужен фильм, который сможет раскрыть новые тайны и тем же временем оставит задел на продолжение, примерно, так как это сделали в прошлом году «Пираты Карибского Моря-2». И если «Пираты-2» скорее такой концовкой разочаровали, то «Империя наносит ответный удар» из-за одной из захватывающих развязок в истории перебила горесть от самых последних кадров фильма, в стиле «to be continued».

А та самая развязка одно из неожиданнейших событий в кинематографе, помню, услышав это впервые, был в шоке, с тех пор при каждом просмотре пятого эпизода, в этом моменте мурашки по коже, это не объяснимо... После же этот ход был у Лукаса зверски украден мексиканскими сериалщиками и прочими плагиаторами.

И вот именно этот эпизод можно назвать самой злобной составной саги, для этого не нужно представлять себя на месте Люка Скайуокера, просто нужно видеть лицо Марка Хэммила, в этом эпизоде его лучшая роль и его кончина как актёра, именно здесь он навсегда остался Люком Скайуокером... Смотревшие хоть раз пятый эпизод поняли, о чём я. А не смотревшие до сих пор ни одного эпизода: начинайте смотреть сагу с четвертого эпизода.

Люк Скайуокер несет в себе то добро, что осталось в Галактике, он, несмотря на потерю опекунов, друзей (с Татуина), отрочество на планете контрабандистов и иных преступников все равно оставался преданным Светлой Стороне Силы, он же не из-за шока выбирал между сотрудничеством с Дартом Вейдером или падением в бездну. Кроме того, Татуин видимо такая планета, где есть человек, который представляет собой всё добро, если вспомнить маленького Энакина Скайуокера, помогавшего незнакомцам, можно найти подтверждение этой мысли.

Вот только люди злыми не рождаются, они такими становятся, теряя близких и привычную среду обитания, маленький мальчик мог вырасти коварным предателем, хороший джедай мог стать коварным предателем, коварный предатель мог творить только зло. Мотивы перехода на Темную Сторону тоже у людей разные, кто-то хочет иметь способность избегать потерь близких, кто-то мечтает о большой власти, кто-то переходит к тьме ребенком: И Дарт Вейдер, и Дарт Тиранус (Граф Дуку) и Дарт Мол соответственно, были звеньями в цепи хитроумного плана главного злодея всей саги Дарта Сидиуса, который сам убив своего учителя (Дарта Плэгиса) мечтал обрести абсолютную власть.

Такая власть есть у монархов, тиранов, диктаторов, придти к ней легче, чем удержать её в своих руках, только коварство и жестокость по отношению к любому свободомыслию, наказывая источники не признающие нормы на корню, могут оставлять власть в руках у одного. Вся Галактика была игрушкой в руках Дарта Сидиуса, который умелыми маневрами начал войну, перевёл её в более серьезное русло, не покидая практически своего кабинета, не управляя подсознанием, а управляя желаниями людей.

Привлекая на свою сторону людей, он обещал им многое, но не отдавал практически ничего (ну не политик ли?). Когда-то за горсть звонких монет он обещал молодому джедаю спасти его жену от смерти, а сам не сделал для этого ничего, он обещал своему ученику Дарту Вейдеру обучение тайнам ситхов, а сам держал его на должности мальчика на побегушках... Воистину безграничны возможности Темной Стороны.

И авторы оригинальной трилогии «Звездных войн» хитры, они, имея большой успех одной картины, не начинают в продолжение впихивать всякие догмы Темной и Светлой сторон вымышленной Силы, она для зрителя осязаема, но прикрыта тайной, которую Лукас умело, раскрывает только в новых сериях. Даже о ситхах за всю старую трилогию ни разу не упоминается, а о джедаях вспоминают от случая к случаю.

С одной стороны это мудро, зритель предпочитает знать о добре, борющемся со злом, он воспримет это куда лучше, чем противостоянии каких-то сектантских учений, которые придумал автор сценария, да и сам Лукас оставит это на десерт. Тогда же был нужен всего лишь удачный с кассовой стороны фильм, который был бы таким же интересным, динамичным, легким как «Новая надежда», и имел в себе раскрытие одной загадки, которая перерастет в легенду...

Да это жестокая тайна, до выхода фильма о его существовании не знали даже люди, работавшие при создании картины, это и есть главная «злобная» часть всей саги.

Внешний вид руководителей Галактики тоже не случаен и Императора и Дарт Вейдер обезображены, они ассоциируются исключительно с внутренним лицом людей добившихся власти (и иного успеха) не чистым способом, через предательства и ложь, они лишены возможности, продолжить свой род, и это доказывает, что злыми не рождаются, такими становятся... Зло же может породить зло, но генетически не передать.

10 из 10

17 мая 2007 | 00:50
  • тип рецензии:

Многоцветие мира

«Твоя судьба неотделима от моей, Скайуокер. Оби-Ван знал, что это так»
Дарт Вейдер


…Художник рисует картину, осторожно, с точностью ювелира накладывая краски, сочетая невозможные цвета, в результате чего получаются небывалые, невиданные доселе оттенки. Каждый мазок кистью, соприкасаясь с белым полотном, несет на себе ответственность преобразить его и наделить смыслом. И вот перед нами целое полотно, сотканное из многоцветья красок…

Поклонники саги без доли сомнения называют пятый эпизод самым мрачным после «Мести Ситхов». И действительно, мы видим, как Свет и Тень сходятся в финальном поединке, а Добро несет первые потери. Перед глазами встает какой-то большой эпос, обрамленный в рамку фантастического жанра. Стоит заметить, что детище Джорджа Лукаса эпично не только оттого, что основано на правилах старинных легенд и летописей, но и потому что подкупающе серьезно. Лукас уводит нас от мелочи и пыли дня, которые нередко присутствуют и в «неприземленных» жанрах кино, к тому, что определяет содержание всей жизни человека, мерит живое масштабом вечности.

Этот фильм обращает нас, зрителей, к главному вопросу о смысле своей жизни. Такому, что не потакает безволию души, запрещая растратиться на пустяки, измельчиться. Лукас наделил главных героев большой долей серьезности, крупности забот, напоминая о том, что они уже утратили безрассудство, присущее юности, но не потеряли веру в торжество справедливости, за что жизнь готовы отдать. А рядом с серьезными качествами совести, есть у Лукаса в «Звездных войнах» яркое, природное жизнелюбие, и как часть его – стихия юмора, смеха. Это и рискованные полеты Хана Соло среди астероидов, и беготня дроидов R2D2 и C-3РО. Тяжелые и драматичные моменты нередко скрашиваются поразительной любовью к жизни, и как следствие, неизменным оптимизмом.

Я уже называла «Звездные войны» эпосом нового времени. Главная причина данного утверждения – сам взгляд режиссера, создателя киноэпопеи, Джорджа Лукаса на своих героев лишен бесстрастности, присущей античным мифам. Фильм будто «подсвечивается» авторским отношением, ненавязчивым и незаметным, но ровно разлитом на этом полотне, так что ни на мгновение не рушится иллюзия самостоятельности существования героев.

Искусство кисти

«У тебя нет выхода…Это твой путь»

…Штрих, еще штрих…Художник представляет, что ему нужно изобразить, но заранее он никогда не может знать наверняка. Тонка кисть, но еще тоньше образы, рисуемые ею. Четкие идеи, мягкие границы, чередование цветов от легких и полупрозрачных до тяжелых темных. Каждый взмах кисти неповторим. Каждый оттенок уместен. Но художник стремиться не только к этому, перед ним стоит более важная задача…

Особенно удивительно умение Лукаса отобразить характер своих героев, удержавшись от острой субъективности. Кажется, что он поставил перед собой задачу взять характер изнутри, в его логике и психологии, поскольку каждый герой в саге имеет свой внутренний мир, зачастую со сложной системой самооправдания. Сила режиссера, проникновенность фильма в его умении не дать в воле своеволия, оставаясь неравнодушным, победить субъективизм. Лукас – художник, не щадящий ни отрицательных, условно говоря, ни положительных героев. И если нам остается лишь гадать о чувствах Дарт Вейдера, коленопреклоненного перед Императором, то реакция светлых героев, каждый из которых теряет что-то ценное, нам известна.

У Леи – это опасения за жизнь любимого, подвергнутого чудовищному эксперименту замораживания в карбонит. У Чубаки – беспокойство о друге и желание добросовестно исполнить последнюю просьбу Хана. У Оби-Вана и мастера Йоды – стремление спасти галактику и Скайуокера. У самого Люка, мечтавшего походить на отца, осознание невозможной, ужасающей истины, после которой возможны лишь два пути: сломаться или идти дальше, став сильнее.

Лукас старается подчеркнуть схожесть Люка со своим отцом, наличие в них одних качеств. Но при этом Люк не предает Светлую сторону, не изменяет себе, как поступил когда-то Анакин. Почему? Что мешает Люку поддаться соблазну выбрать то, что легче? Пример его отца, ответственность перед друзьями. Люк воплощает собой энергию жизни, больше не беспечную, а привыкающую к грузу долга на плечах.

Постижение смысла

«Люк, ты можешь уничтожить Императора. Он это предвидел. Это твоя судьба. Мы будем вместе править галактикой как отец и сын»

…Последний, завершающий штрих и только стук сердца. Художник закрывает глаза, погружаясь в пустоту, чтобы забыть все. А потом взгляд на картину широко открытых глаз, неподкупных и свежих впечатлений постороннего зрителя. Это мастерство, так смотреть. И художник видит, узнает в каждом оттенке полотна единую целостность, необычайную живость и смысл. То, к чему он стремился. Его детище становится самостоятельным, и художник превращается в творца, создателя.

«Стихийность» присущая Люку, есть исконно доброе свойство души и чувств. Вспомним, как Люк по первому зову, только узнав об опасности, грозящей его друзьям, бросает обучение и, рискуя собой, спешит им на помощь. «Этот юноша – наша последняя надежда», - говорит Оби-Ван. «Нет, есть еще одна», - отвечает мастер Йода.

Выбор Люка не прост, ведь часто добро несет в себе частицу зла, а зло толику добра. Это рождает противоречие, задумываясь над которым, можно выбрать не ту сторону. Люк достоин самого большого уважения за то, что не отворачиваясь от действительности, выбрать путь не изменив себе. Истинную мудрость приобретает тот, кто сознает, от чего отказался, и идет дальше.

Лукас, как создатель этого многообразного мира, дает нам радость постижения характера героев, их идеалов, привычек, оставляя иллюзию, что это все делается не по его авторской воле, а нами самими, самостоятельно и свободно, как в жизни. А это и есть искусство.

Фильм учит нас тому, что сама потеря, погибель, смерть, по ощущению Лукаса, не ужас бездонный, а тоже часть жизни, переход к чему-то иному, и тяжел лишь момент прощания, а жизнь не перечеркнута никогда.

Великий эпос – «Звездные войны» напоминает нам, людям, вдруг поникшими под ношей обстоятельств или безрадостных впечатлений дня, будничной усталости: жизнь огромна, ее проявления неожиданны, а завтра может случиться нечто хорошее, о чем и не ведаешь сегодня. Даже в дурном часто есть смысл, от которого ведет дорога к добру. И вообще – дар жизни есть радость. Радость любви, победы, дружбы, воздуха, неба над головой…

Итог – 10 из 10

23 ноября 2007 | 21:01
  • тип рецензии:

В 1974 году, когда киноакадемия впервые отдала главного 'Оскара' фильму-продолжению, казалось, что сиквелы такого уровня больше не снимут никогда. Однако шесть лет спустя режиссер Ирвин Кершнер подарил миру, безусловно, лучшую, самую глубокомысленную, визуально красивую и превосходно сыгранную часть великих 'Звездных войн'. 'Империя наносит ответный удар' - это настоящий триумф сценариста Джорджа Лукаса, режиссера Ирвина Кершнера и всех без исключения актеров.

Финал 'Новой надежды' дал зрителям ложную веру в светлое будущее. Это вытекает из того, что начало эпизода пятого говорит нам о еще более тяжелом положении сопротивления. Даже несмотря на взрыв Звезды Смерти, могущественный Дарт Вейдер, подгоняемый волей своего владыки и учителя, зловещего Императора, продолжает охоту на повстанцев. Он ищет их по всей галактике, разглядывая каждый мир. Его главной задачей, конечно, являются поиски молодого Люка Скайуокера, который по мнению Императора представляет большую опасность для темных владык, чем весь флот альянса сопротивления. По сути, эта часть почти полностью посвящена раскрытию образа персонажа, блистательно сыгранного Марком Хэмиллом.

Люк здесь - это уже более зрелый персонаж, чем в первой части. Тут он начинает, вернее пытается начинать обуздывать огромную силу, что есть в нем. Мы знакомимся с его новым мудрым наставником - магистром Йодой, самым могущественным джедаем, который выбрал путь изгнания. Образы на планете системы Дагоба, где Люк начинает свое обучение, пугающе и завораживающе красивы. Мы словно попадаем в подсознание молодого 'подавана', настолько все там ирреально и загадочно. Йода пытается открыть разум Скайуокера, освободить его сознание от земных пут, только так можно обрести знание о великой силе. Он пытается научить героя Хэммила просто поверить. Люк настолько важен для Оби-Вана Кеноби и Йоды, что сам, похоже, этого еще не осознает. Он - это не только единственная надежда джедаев на реванш, но и, по сути, единственная надежда всего сопротивления в целом.

Еще одной смысловой нитью саги в этой части становится тема свободы выбора. Лукас прямо говорит зрителю, что выбор, который мы делаем, в конечном итоге зависит только от нас самих. Ничего, так или иначе, не предначертано, ничего не вышито белыми нитями на покрывале твоей судьбы. Необходимость осознания выбора, и его дуалистическая сторона, то есть, быть ему или нет, вот что, в той или иной мере, присуще светлой стороне силе. Темные владыки несколько иначе интерпретируют смысл силы. По их мнению, выбора, как такового, у Люка нет, его судьба известна давно. Вот почему в конечном счете Император и Дарт Вейдер постепенно загоняют себя в тупик такими рассуждениями. Они просто-напросто недооценивают его. Тоталитаризм в какой-то степени присущ тьме, демократия и свобода - свету. Это своеобразная аксиома от Лукаса.

Фильм стал настолько легендарным благодаря своей виртуозной концовке. Концовке, которая сшибает тебя, лишает почвы под ногами. Эффект от нее испытываешь и сейчас 28 лет спустя, великий момент всей саги, для меня - это величайший момент из всех 'Звездных войн'. Марк Хэммил, настолько сильно прочувствовал своего персонажа, что закричать в этом моменте хочется вместе с ним. Позже такую модель для сьемок второй части применили создатели 'Матрицы: перезагрузки' братья Вачовски и Гор Вербински на своих 'Пиратах Карибского моря: Сундуке Мертвеца', но они даже близко не стояли по уровню того катарсиса, что испытываешь при просмотре пятого эпизода! 'Империя наносит ответный удар' имеет модный в наше время открытый финал. Лукас пероносит раскрытие многих сюжетных нитей в следующий эпизод, который получил название 'Возвращение джедая'.

Таким образом, 'Звездные войны: Империя наносит ответный удар' - это воистину ярчайший бриллиант всей саги Лукаса. Мрачный, с глубочайшим философским подтекстом, с великолепными актерскими работами, с потрясающими визуальными эффектами, которые смотрятся впечатляюще и сейчас, и очередной вехой в истории киномузыки, имею в виду легендарную тему 'Империи' композитора Джона Уильямса. Одним словом, это шедевр, который останется в памяти всех посмотревших его зрителей на долгое время.

10 из 10

01 октября 2008 | 22:25
  • тип рецензии:

В далекие, далекие советские времена, когда советские киноманы (ой, и слова тогда такого не было) и слыхом не слыхивали о 'Звездных войнах', в те времена, когда вдруг открылся железный занавес холодной войны, в Москве стали проводиться недели американских фильмов. Красота! Только шедевры!

И вот, отстояв 4-х часовую очередь в кинотеатр 'Космос', с заветным билетом в руках мы с подругой зашли в кинотеатр.

Вот так началось мое знакомство со 'Звездными войнами', вот так я стала ярым поклонником всей серии. И теперь мой сын бегает по дому и напевает: 'Пам-пам-пам' (муз.тема 'Звездных войн' Дарт Вейдер) и собирает из конструктора танки из 5 серии.

Что тогда поразило сразу? Даже ни зрелищность, ни фигурка Йоды, а то, что принято называть ментальностью - совершенно другая реакция героев на события, свобода действия: герои не спрашивают разрешения у центра, самостоятельно решают и действуют, совсем не так, как в наших фильмах о космонавтах ('Центр, центр, дайте разрешение на посадку').

Время, время...Уже видны комбинированные съемки, уже старомодны костюмы и техника, уже наизусть знаешь все реплики, а все равно пересматриваешь фильм. Первая любовь никогда не забывается...

Да, зрелищно - я же смотрела это на БОЛЬШОМ экране! Да, масштабно.

Но в то же время это не просто стрелялка и пыхтелка. Во-первых, учеба Люка, разговоры с Йодой - чистый дзен: 'Почувствуй силу, она не зависит от размера'.

Во-вторых, дружба - 'Мои друзья в беде, я должен им помочь'.

В-третьих, да много еще всего... А пауза, когда Дарт Вейдер смотрит на улетающий корабль с Люком?

Кстати, ну не могу я смотреть на компьютерного Йоду, мне кажется Йода из 5 серии был самый лучший.

Считается, что время показывает значение того или иного произведения искусства. Я думаю, проверку временем 'Звездные войны' прошли.

Да пребудет с вами Сила!

10 из 10

24 апреля 2009 | 23:33
  • тип рецензии:

Звездные войны, едва выйдя на мировые экраны, стали классикой кино. История противостояния Альянса и Галактической Империи захватила воображение миллионов людей. Зрители просто требовали от создателей продолжения.

Джордж Лукас, создатель саги, после триумфального 4 эпизода уступил режиссерское кресло Ирвину Кершнеру, своему учителю. Сам Лукас после морального и физического истощения, связанного со съемками прошлого фильма, ограничился ролью сценариста и продюсера.

Продолжение истории вышло более сочным и более мрачным, чем оригинальная картина. Нам показали новые планеты - Хот, Дагобах, Беспин. Познакомили с новыми интересными персонажами - Йодой, Ландо Калриссианом, Бобой Феттом и Императором Палпатином. Характеры героев стали более объемными. Вся Галактика сделалась более интересной и необъятной. Также в 5 эпизоде впервые прозвучала легендарная мелодия Джона Уильямса - Марш Империи.

Именно в 5 эпизоде нам в полной мере раскрывают концепцию Великой Силы и ее Светлой и Темной сторон, которые еще долго будут предметом дискуссий среди фанатов и преподавателей.

Действие фильма стремительно летит вперед, и я ни разу не посмотрел на часы во время просмотра. Конечно, в фильме появилось больше тьмы и некоторое ощущение безысходности перед огромной мощью Империи, но даже при всем при этом 5 эпизод все равно ведет нас к свету! Шанс на победу есть всегда. Только не стоит опускать руки!

10 из 10

27 марта 2010 | 15:56
  • тип рецензии:

После столь успешной 'Новой надежды', которая перевернула всю фантастику с ног на голову, мир терпеливо ждал выхода сиквела. И вот, спустя 3 года, любимые герои возвращаются на экраны, прихватив с собой парочку сюрпризов.

Как известно, частенько воображение настолько разыгрывается, что физических сил не хватает, чтобы его поддерживать. Так, очевидно, и случилось с нашим любимым фантазером Джорджем Лукасом. Сильно вымотавшись после первой части оригинальной трилогии, режиссер доверил создание картины Ирвину Кершнеру, который не так давно покинул наш мир. Рецензия посвящена ему.

Несмотря на то, что при съемках за спиной Ирвина все равно иногда стоял Лукас, давая всевозможные советы, режиссеру удалось показать нам мир с другой точки зрения, более разнообразить представление о войнах, происходивших в звездах.

Перед нами во второй раз предстает Далекая - Далекая Галактика. Злобная империя гоняет мятежников по всем ее просторам, не давая и вздохнуть спокойно. Злобный Дарт Вейдер одержим идеей найти юного Скайуокера. Он почувствовал в нем Силу, он хочет, чтобы Люк пошел за ним. Для этого он идет на все: Захватывает друзей молодого джедая и в конце концов открывает тайну, которая шокирует не только Люка, но всех, кто когда -либо видел данный эпизод звёздной саги. Хочу сразу заметить, что если вы, читатель, будете смотреть картину с профессиональным переводом (не с дубляжем), советую включить оригинальную звуковую дорожку на том моменте, когда Вейдер открывает тайну. Ощущение будет незабываемым.

Тем временем, пока Люк обучается джедайским премудростям, компания наших любимых героев: принцессы, дуэта контрабандистов и двух дроидов бороздит просторы Космоса, спасаясь от вражеских кораблей Империи. На борту 'Тысячелетнего сокола', сквозь тернии, развивается любовная линия между Ханом и Леей.

— Я скорее поцелую Вуки!
— Это можно устроить!


Вскоре эта парочка понимает, что не может друг без друга. Но, как всегда слишком поздно. Начинается долгая разлука, неприятно начавшаяся...Вообще, концовка фильма полна неожиданностей, а это хороший стимул для подачи триквела.

Актеры на сей раз очень порадовали своей игрой. Реакция Марка Хэммила на секрет Лорда Вейдера оказалась очень реалистичной, очень глубокой. Чувства же Харрисона Форда и Кэрри Фишер так же достойны внимания. Изображать любовь тоже надо уметь, а у этой парочки это получилось отлично.

Относительно визуальных эффектов фильм стал более зрелищным. Вводятся новые корабли и наземная техника, такая как огромные шагоходы, шагающие по ледяной планете Хот. Перед нами впервые предстает Йода, пока еще только в виде куклы. Качество эффектов стало выше, благодаря чему все труднее отличить реальное от нереального. В этом плане сага продвигается вперед.

И конечно же никуда без похвалы Джону Уильямсу. На сей раз этот блистательный композитор подарил нам известнейший саундтрек 'Имперский марш', играющий особенно сильно при появлении в кадре Дарта Вейдера. Эта мелодия великолепна во всех смыслах.

Ирвин Кершнер очень достойно снял вторую часть звёздной саги, подарив нам шедевр и поставив его в один ряд с 'Новой надеждой'.

10 из 10

03 мая 2011 | 16:51
  • тип рецензии:

Образ воителей, защитников, борцов за свободу часто идеализируется, и в этом кинематограф истории под стать. Сами войны нередко приобретают очертания священно-оправданных, идеологически-обоснованных, симптоматично-необходимых. Великая цель, как ей и положено, оправдывает и средства, и жертвы. Примечательно, что в первом акте космосаги Джорджа Лукаса конфликт подавался самым традиционным образом: все, кто с нами – хорошие, а те, кто летает на Звездном разрушителе и прочих мегажелезках – плохие, с ними будем сражаться. Фантастически масштабный антураж благоволил элементарной фабуле, неспособной устареть хотя бы той причине, что люди созданы всегда с кем-то и за что-то воевать. И отдавая должное заботливо преподнесенному героизму Люка Скайуокера, Хана Соло и принцессы Леи, не стоило забывать, что генеральное сражение не разрушает интригу, а придает ей новый завиток.

В самом названии «Империя наносит ответный удар» Лукас обозначил тяжесть миссии, взваленной на молодые плечи. Любым восставшим априори сложнее, чем противостоящей им деспотии. Видимо поэтому вставший за режиссерский пульт Ирвин Кершнер постарался сразу устроить повстанцам ледяной холокост. Если предыдущая картина какое-то время создавала иллюзию мирного разрешения конфликта, то в новом эпизоде акценты оказались смещены в сторону пессимизма. Точно резцом по стеклянной поверхности имперцы расчерчивают с таким трудом найденную надежду, а устрашающий Дарт Вейдер, как кажется, сам себя превосходит в беспощадности. Стартовая перестрелка убеждает, что «Звездным войнам» необязательно быть детской историей. Вынужденное размежевание, трения в отношениях героев столь натуральны, что вся фантастичность предстает не более чем оболочкой.

Было бы преувеличением сказать, что история по-прежнему вращается вокруг Люка и его друзей. Кершнер деловито отполировывает образ темного лорда, впечатляющего заодно и какой-то глубоко скрытой личной уязвимостью. Вся беспримерная жестокость Дарта Вейдера, плоды которой отныне сопровождаются «Имперским маршем», навеивают сравнение с мощной метрополией, раздражительно реагирующей на бунт колонии. Нет более верного аргумента воздействия, чем страх, и это он, использованный в паре с неопределенностью, творит возмездие горстке мятежников. За исключением заварушки на планете Хот, Вейдер выглядит практически безупречным полководцем, эффективно прогнозирующим шаги противника. Однако «Звездные войны» быстро бы утратили свою притягательную ауру, если бы в ущерб оказались принесены чувства, без которых самые обаятельные герои – не более чем симпатичные предметы.

Любовь, храбрость и вера тремя слонами несут на себе материк фильма. Своевременно использованный романтический аспект позволил Кершнеру сгустить краски везде, где это было необходимо. Обучение Люка обставлено как тяжелое испытание, отчасти в духе средневековых рыцарских посвящений. Бессовестно ворующий экранное время Йода не только углубляет и осложняет подтекст будущего сражения с Вейдером, но и по-настоящему открывает феномен Силы. Одна из главных придумок Лукаса не нуждается в излишне подробных разъяснениях, когда можно обратиться к душе. Иногда ведь и по жизни проще верить во что-то, что не каждому дано. И заметьте: ни словом, ни намеком не выскакивает мысль о заведомой ущербности каждого обделенного Силой. Нет, временами и верный бластер оказывается эффективнее любой теории – ведь это же война. Но экранная война живет по законам кинематографа, а они предписывают долгую подготовку перед очередным важным боем.

Пятый эпизод подарил поклонникам много новых локаций, новых персонажей и слегка скорректированную философию. Дружба как мотив к действию способна прекрасно гармонировать с предназначением, и, без сомнения, прекрасной находкой Кершнера стал короткий диалог Йоды и Люка о неопределенности будущего. Насколько не похожи друг на друга планеты Хот, Дагоба и Беспин, настолько же разнятся и способы ведения войны. Та, которую принято называть партизанской, была в задумке Лукаса изначально, но чем дальше развивался и расширялся сюжет, тем интереснее становилось наблюдать за брожениями в рядах самих имперцев. Ныне секрет Дарта Вейдера известен каждому, и после его открытия можно переосмыслить увиденное ранее. Подобно беглой императрице интрига возвращается, когда о ней начинают забывать, и вкупе с мрачностью это гарантирует картине самодостаточность.

Синтез приключений, экшена и мелодрамы с небольшой долей политики сделало пятый эпизод самым «взрослым» фильмом из классической трилогии. Как-то незаметно Лукас на пару Кершнером заставили усомниться в предопределенности исхода всей войны. Не ставя под сомнения важность повстанческой миссии, герои начинают задумываться о своих собственных целях и мечтах. Что там говорить, если в картине игриво преподносится даже тема предательства. Оно коррелирует с предвидением, ибо психология везде одинакова. Страшные вещи не отменяют простоты восприятия – в главном новый режиссер оказался верным последователем старого. Форма все еще главенствует над содержанием, конструирует его закутки, определяет повороты и раскидывает ответвления, но делает это уже не так бескомпромиссно. Космическая магия «Звездных войн» – величина еще более постоянная, чем Сила внутри джедая. Полеты в гиперпространство, драматичные сражения на мечах, желание каждого человека, существа или дроида отметиться полезными действиями – «ответных ударов» на самом деле гораздо больше, чем один. И так уж сложилось, что именно с пятого эпизода удается по-настоящему прочувствовать тяжесть потерь, без которых не обходится ни одно сражение. Пока демонический враг тяжело сопит где-то рядом, мечу недолго лежать за поясом, а бластеру – в кобуре.

21 декабря 2016 | 20:04
  • тип рецензии:

Во втором по счёту фильме Джордж Лукас уступает режиссерское кресло не особо популярному Ирвину Кершнеру, бюджет фильма возрастает, кассовые сборы заметно падают, но по качеству картина на две головы выше феноменальной «Новой Надежды».

Я считаю, что именно этот Эпизод закрепил фундамент будущего успеха франшизы. По сравнению с первым фильмом, «Империя» более насыщенная событиями. Саундтрек столь же запоминающийся и красивый. Количество локаций и миров значительно увеличилось, бои в космосе стали интереснее, корабли намного красивее маневрируют, особенно это относится к «Millennium Falcon» Хана Соло. Также повысилась динамичность движений и даже современному зрителю не приходится скучать. Благодаря этим качествам картина может достойно потягаться с лучшими фантастическими лентами последних годов.

Стоит отметить и актёрскую игру главных героев, которая значительно отличается от их работы в «Надежде». Держатся они более уверенно, местами задорно и всегда профессионально. Из театральной, игра превратилась в актёрскую современного уровня. Это огромный шаг за такое короткое время. Он вызывает уважение, а местами и восхищение.

Кроме удивительных, как на то время, спецэффектов, в фильме есть и огромная смысловая нагрузка, которую, считаю, пересказывать не стоит. Ведь каждый прекрасно чувствует её своим сердцем, каждый любит моральные и духовные ценности, прекрасно высветленные в целой трилогии, а в частности и в данном фильме.

Однозначный шедевр, которым не возможно не увлечься. Смотря его, беспрекословно веришь всем, даже железному Си-3ПиО, бочонку Р2-Д2 и игрушечному Йоде... Особенно игрушечному Йоде!

10 из 10

25 августа 2010 | 21:59
  • тип рецензии:

Пятый эпизод космической саги 'Звёздные войны' среди фанатов считается самым популярным, переплюнув даже 'Новую Надежду' и оставшийся на почётном месте даже после выхода 'Возвращения Джедая'и трилогии приквелов. Почему, спросите вы? Просто 'Империя..' - это золотая середина Оригинальной трилогии, фильм, вобравший в себя всё лучшее что есть в Звёздных войнах в целом и в фантастике в частности. Ныне к сожалению покойный Ирвин Кершнер сделал эпизод не хуже отца-основателя вселенной Джорджа Лукаса, навеки вписав своё имя в историю ЗВ,

Всё, чего так не хватало в 'Надежде' с лихвой компенсировалось в 'Империи'. Вы хотели эпичную наземную битву -она есть в фильме, так же как и отлично поставленная дуэль на световых мечах с хрестоматийным финалом над шахтой Облачного города. Дарт Вейдер, которого весь 4-ый эпизод оттенял мофф Таркин, разгулялся на славу, став главным злодеем всех времен и народов (именно благодаря 'Империи') и обзавелся своей музыкальной темой, которую знает даже человек, далёкий от Звёздных войн. Мощь Империи показана сполна. На мой взгляд сцены с участием имперцев гораздо лучше выглядят в фильме, чем пресные повстанческие моменты. Но это сугубо моё мнение, не значит что оно верное) Также в фильме довольно оригинальная и лишенная традиционных розовых соплей любовная линия между Ханом и Леей, не оставляющая равнодушным никого. Отмечу что именно в 'Империи' впервые появился один из главных персонажей саги - магистр Йода, который в виде куклы мне нравится гораздо больше, чем нарисованный на компьютере. Также мы впервые видим Императора (в оригинале его играла жена гримера с вставленными обезьяними глазами, в DVD версии 2004 года её заменили на знакомого нам Йана МакДиармида) и призрака Оби-Вана, что доказывает теорию о том что старый джедай ушёл из жизни преднамеренно. Многие сцены из фильма стали легендарными, много раз обыгрывались в пародиях и просто отсылках. Не один эпизод не может похвастаться такой славой. Что уж говорить, в 80-ые 'Империя' была просто бомбой, с трудом верится, но фанатов даже выводили из зала - те не могли сдерживать чувств от такого непредсказуемого финала.

'Империя наносит ответный удар' - классика фантастики, один из лучших фильмов всей франшизы и однозначно лучший фильм Ирвина Кершнера. Недавно 5-ому эпизоду исполнилось 30 лет, а он всё также смотрится на одном дыхании. Это ли не признак популярности?

10 из 10

11 марта 2011 | 18:20
  • тип рецензии:

4 мая – полуофициальный День 'Звёздных Войн' потому что на английском 'May the 4th be with you' и 'May the Force be with you' очень схожи. В связи с этим шесть заметок по теме и вокруг темы.

Эпизод V.

Несмотря на полное отсутствие Звёзд Смерти и прочих глобальных баталий продолжение получилось динамичным и насыщенным. Оно не избежало некоторых проблем 'переходного фильма', но всё же имеет логическое начало и логический финал, цельный ветвящийся сюжет, новых героев и новых злодеев при старой теме – борьбе с имперским гнётом. Пятый эпизод принято хвалить за выдержанную атмосферность и доработанный внешний вид персонажей, которые перестали смотреться как люди в костюмах (в униформе), а всё больше воспринимаются как личности.

В выгодную сторону от предыдущей части фильм отличает 'тема Империи' – безусловно шедевральный марш от Джона Уильямса. К концу фильма можно или привыкнуть к этой мелодии или сбиться со счёта, подсчитывая, сколько раз её пустили в ход... Также 'Империю, наносящую ответный удар' украшает сцена, которая, по слухам, присутствовала в сценариях в переделанном виде и озвучивалась в урезанном составе. Нетрудно понять, почему, ведь если бы тайна, кто чей отец открылась до премьеры, сие стало бы спойлером века и испортило бы первый просмотр миллионам. Но такого не случилось и сюжетный ход, помнится, шокировал многих.

К пятому эпизоду Харрисон Форд окончательно нашёл тот образ лихого контрабандиста, который чуть было не прилепился к нему навечно. Так и случилось бы, если актёр стал бы играть себя на борту 'Тысячелетнего сокола'. Но он не сделал этого, так что мы всегда можем различать Харрисона Форда в образе Хана Соло и Харрисона Форлда в образе Индианы Джонса и просто Харрисона Форда, независимого от своих ролей исполнителя, которого по сюжету пятого эпизода пришлось заморозить в углероде, чтобы он не переигрывал всех окружающих (а также на случай, если к шестому эпизоду съемочный график Форда оказался бы слишком плотным).

И что бы делал Хан Соло без своего второго пилота. Особенно, когда 'Тысячелетнему соколу' уделялось много хронометража. И Питеру Мейхью приходилось долгое время гримироваться под высокого и очень лохматого гуманоида, дикого, но симпатичного. Актёр, рост которого составлял 2,15 метра, в наряде выглядел очень внушительно, но, как и многие персонажи, понятных человеческому уху реплик не имел. Приходилось завываниями участвовать в диалогах и навеки прирасти к данному образу Чубакки, мелькнув 'за компанию' и в третьем эпизоде.

Другой исполнитель, Билли Ди Уильямс напротив, после 'Звёздных войн' поучаствовал в создании большого количества фильмов, но это, как правило, были не самый успешные и выдающиеся в художественном плане постановки. Так что актёра больше помнят именно как Ландо Калриссеана, и сам он не избегает возможности спародировать данный образ. Наконец, за создание каноничного и запоминающегося злодея мы должны благодарить Дэвида Прауса, сделавшего всё, чтобы Дарт Вейдер внушал уважение и страх. Внушение прошло весьма успешно.

Улучшенный и лучше отполированный пятый эпизод саги не открыл и не закрыл историю, но проложил такой путь из пункта А в пункт Б через астероиды и топи, что изъять его из повествования не представляется возможным. А мы посмотрим, какое ещё влияние он оказал на кинематограф.

6 орбит успеха: Пародии.

Не секрет, что яркие кадры одних фильмов быстро переводятся в комедийную стезю другими. Так вот 'Звёздные войны' с этой целью исходили вдоль и поперёк. Поклонники саги несколько раз становились если не заглавными, то обсуждаемыми героями (тут немало постарался режиссёр Кевин Смит), лазерные сабли мелькали, по поводу и без, в разного рода пародиях на космическую фантастику, а люди в чёрных доспехах всё время норовили кого-то придушить и, как положено в комедиях, эпично обламывались... А уж упоминаний, разговоров про Силу, джедаев и дроидов было так много, что и не сосчитаешь. И, главное, останавливать этот конвейер нет ни малейшего желания.

04 мая 2010 | 18:15
  • тип рецензии:

Заголовк: Текст: