всё о любом фильме:

4 месяца, 3 недели и 2 дня

4 luni, 3 saptamâni si 2 zile
год
страна
слоган«How far would you go for a friend?»
режиссерКристиан Мунджиу
сценарийКристиан Мунджиу, Разван Радулеску
продюсерКристиан Мунджиу, Олег Муту, Филипп Аврил, ...
операторОлег Муту
композитор-
художникМихаела Поенару, Дэна Истрате
монтажДана Бунеску
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$69 897
зрители
Испания  737.9 тыс.,    Франция  297.6 тыс.,    США  166.9 тыс., ...
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время113 мин. / 01:53
Румыния, 1987 год. Последние годы коммунистического режима Николаэ Чаушеску. Студентки Отилия и Габицэ — соседки по общежитию. Габицэ беременна. Аборты запрещены и являются уголовным преступлением.

Подруги с трудом собирают сумму, необходимую для нелегального аборта. Отилия снимает номер в дешевой гостинице. Днем у нее запланирована встреча с неким господином Бебе. Обеим девушкам предстоит впервые пройти через подобное испытание. Кто из них пострадает от этого больше? 
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
127 + 6 = 133
8.4
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • В заключительной ресторанной сцене, на фоне звучит песня Адриана Даминеску (Adrian Daminescu) «Si m-am indragostit de tine» (И я так в тебя влюбился).
    • Первоначально фильм задумывался как сатирическая лента под названием «Сказки золотого века».
    • Несколько сцен фильма были сняты в гостинице «Астория» в Бухаресте.
    • Съёмки фильма были завершены ещё осенью 2005 года. Почти за полтора года до премьеры в Каннах в мае 2007 года.
    • Фильм официально был выдвинут от Румынии на соискание премии «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» (Best Foreign Language Film).
    • еще 2 факта
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • В сцене покупок в общежитии Отилия просит у продавца оранжевый «Tic Tac» (вкус апельсина), но вместо этого получает красный (вкус корицы).
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в разных сценах фильма можно увидеть на домах современный ПВХ стеклопакет. Эта технология была введена в Румынии после 1990 года.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но использованные трамваи были введены в Румынии только в 1990 году.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в общежитии, в комнате у героинь, висит портрет Кристен Данст из постера фильма «Девственницы-самоубийцы», премьера которого состоялась в 1999 году.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в сцене, где Отилия выходит из такси около грузчика, на фоне видны припаркованные автомобили, в том числе желтый Daewoo Matiz (произведен после 1998) и синий Dacia Logan(произведен после 2004).
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в сцене где Бебе и Отилия подъезжают на машине во двор, видны некоторые старые выпуски автомобилей Dacia, у которых передний и задний бамперы вышли в продажу в 1994 году. Зеркала заднего вида у автомобиля Бебе, также поступили в продажу после 1990 года.
    • После главной сцены фильма, когда Отилия готовится выйти из комнаты гостиницы, она поправляет шарф под сумочку. Спускаясь по лестницам, шарф уже расположен над сумочкой. В трамвае шарф снова под сумочкой, а выходя из трамвая он опять оказывается над сумочкой. Та же ошибка обостряется в сцене где Отилия поправляет сумочку над шарфом и выходит из квартиры своего парня. При смене кадра телодвижение не прерывается, но сумочка чудесным образом оказывается под шарфом.
    • В застольной сцене, именинница рассказывает как она для окраски пасхальных яиц добилась синего цвета, смешивая желтый с зелёным. Что совершенно невозможно, потому что синий основной цвет и путем смешивания он не проявляется. На самом деле можно получить зеленый, смешивая желтый с синим.
    • В заключительной ресторанной сцене Отилия просит у официанта бутылку минералки, но ей приносят пустой стакан.
    • еще 6 ошибок
    Трейлер 01:48

    файл добавилZlata---Bondar.

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 317 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Так полюбившаяся режиссерам постсоветская тема уже не раз проскальзывала на экраны, освещая мраком все и вся. Любители ковыряться в этой песочнице, казалось бы, уже распотрошили целую кучу проблем. Но в 2007 году компанию им составил румынский режиссер Мунджиу Кристиан, который сумел показать тот период истории немного с другой стороны. Представив публике авторскую работу «4 месяца, 3 недели и 2 дня», он стал первым из своей страны, кто был удостоен «Золотой пальмовой ветви» на 60-х Каннах.

    Румыния времен Чаушеску. Типичная картина полуразвалившихся улиц, общежитий, спекуляции духами и сигаретами. Все как полагается. И в гуще всего этого две подруги. Бойкая Отилия (Анамария Маринка), которая взвалила на себя непомерный рюкзак чужих проблем, и ее соседка по комнате Габина (Лаура Василиу), бесхребетное существо, паразитирующее на теле своей подружани.

    Режиссер поднял тему, которая тревожит мир уже не первый год. Она кровоточит, как открытая язва. Аборт. А именно, нелегальное прекращение жизни зародыша. В фильме присутствует довольно откровенная сцена проведения самой процедуры, во время которой невольно поеживаешься. Особенно, когда узнаешь, какова плата за так называемую операцию и кто ее заплатил. Что ж, мудаки и тогда были…

    Первые минут 30 этой полуторачасовой картины вводят в своеобразный транс. Героиня куда-то к кому-то все время ходит. А тем временем, наши веки закрываются … ну и дальше по плану. Но это лишь прелюдия. Дальше начинается основное развитие событий и режиссер знакомит нас с поставленной проблематикой. Конечно некоторые моменты, типа застолье на дне рождении, можно было бы укоротить. Но они передают колорит тогдашнего румынского общества.

    Довольно интересно воспринимается «подрагивание» камеры. Этот прием усиливает ощущение реальности. Этому также способствует и отсутствие монтажных склеек. Все происходит здесь и сейчас.

    В центре сюжета оказывается уже не тема аборта как такового. Поднимается тема жертвенности. После просмотра остается лишь один вопрос: «За что один человек мог бы пожертвовать своей душой ради другого?» За «спасибо»…

    6 из 10

    24 октября 2015 | 21:35

    К сожалению, этот фильм выпущен в московский прокат всего двумя (!) копиями, так что посмотреть его удастся далеко не всем. А жаль. Это образец реалистичного психологического кино, снятого как бы в режиме реального времени.

    Режиссер не использует никаких спецэффектов, никаких ухищрений и особых приемов, он просто бесстрастно, документально и отстраненно фиксирует историю аборта, аборта, считавшегося преступлением в Румынии 80-х годов, и рассказывает это так, что зритель не может оторваться, что эмоциональное напряжение начинает захлестывать и к концу картины кажется, что ты уже там, внутри этого фильма, проживаешь эту драму вместе с героями.

    В фильме нет громких событий и конфликтов, есть обыденный кошмар, поглощающий всех. И это передано бесподобно. Конечно, фильм для одноразового просмотра, так как смотреть по второму разу будет неинтересно, ибо накал уже будет не тот. Но это не отменяет высокой художественной ценности фильма и его огромного эмоционального воздействия.

    9 из 10

    14 ноября 2007 | 06:13

    Я посмотрела фильм «4 месяца, 3 недели и 2 дня» Кристиана Муинждиу примерно 1,5 года назад — в плохом качестве, второпях, но этот фильм поразил меня в самое сердце. Фильм, пронзительным свои натурализмом — не «чернухой», как принято говорить, а именно натурализмом — кадр сменяется кадром и кажется, будто это настоящий день из жизни двух румынских студенток — так реалистична картина происходящего.

    Фильм рассказывает о социалистической Румынии времен правления Чаушеску — здесь воедино по кирпичикам сложено все — ржавые гаражи, серые пейзажи, разбитые фонари, старые машины — безумно гнетущий фон, на котором разворачивается драма. Нет, не драма, маленькая трагедия, и фон для нее выбран очень правильный.

    Главная героиня Габицэ беременна и хочет сделать нелегальный аборт (аборты запрещены в Румынии того времени), но она слишком инфантильна, чтобы решить такую проблему сама, и все заботы берет на себя ее подруга — Отилия — достает деньги, бронирует номер в гостинице, встречается с врачом Бебе… И даже когда оказывается, что собранных денег не достаточно для того, чтобы оплатить аборт соглашается на то, чтобы оказать врачу услуги сексуального характера. Врач Бебе, кстати, смотрится весьма органично в обшарпанных стенах дешевой гостиницы — его аргументы вполне ясны — ведь он может сесть в тюрьму, к чему рисковать ради какой-то жалкой суммы денег?

    Потрясает игра Анымарии Маринки, сыгравшей Отилию, взявшей на себя весь риск и ответственность за то, что делает ее подруга. Впечатляют, до глубины души задевают кадры, когда она мечется с извлеченным плодом, завернутым в полотенце и убранным в целлофановый пакет, по городу… в то время как ее подруга поедает мясо в ресторане на первом этаже гостиницы. Наверно, именно такие душевные метания должна испытывать сама девушка, решившая на такой страшный поступок — но они ложатся на плечи Отилии, ведь подруга настолько безалаберна, безответственна, глупа, что не в состоянии не просто позаботиться о себе самой, но и тем более осознать, что она делает и понести какие-либо угрызения совести, испытать те пресловутые душевные метания.

    Главный вопрос фильма (впрочем даже не вопрос, а ответ) — в том, кто же все-таки пострадал больше — девушка, сделавшая аборт, или ее подруга, взявшая на себя ответственность за этот поступок.

    Показательно и то, что не только Габицэ, но и незадачливый парень Отилии также безответственен — Отилию в этом фильме окружают такие люди… На ее вопрос, чтобы он сделал, если бы она попала в такую ситуацию, — он не может дать никакого вразумительного ответа — попав в такую ситуацию Отилии снова придется все решать самой… Может быть Отилия тоже беременна? — этот вопрос остается без ответа.

    Наверно, здесь стоит размышлять о большой ответственности, которая ложится на плечи маленькой девочки, которой не с кем разделить свои беды, о том, непомерном грузе, который сваливается на нее — но только это не про Отилию — слишком много сил у этой хрупкой девушки — она просто принимает жизнь такой, какая она есть, безропотно помогает подруге, потому что «так надо было сделать», жертвует собой — наверно, на душе у нее слишком черно, но только все это — за гранью этого фильма, это уже другая история.

    О том, что происходит в душе Отилии говорит только нелепый праздник, в котором ей по воле судьбы приходится участвовать именно в тот день, когда на ее долю выпадают самые жуткие испытания в ее жизни. Видно насколько отчуждена она от нелепых реплик гостей матери своего молодого человека, на день рождения которой она пришла, какая дикая печаль, пустота, безмолвное отчаяние пролегли между Отилией и всем миром — она прекрасно знает, что она один на один со «своей» проблемой, ей не с кем ее разделить и самой страшное в этом фильме — что трагедия именно безмолвна, как безмолвны румынские улицы в темное время суток.

    10 из 10

    9 мая 2011 | 15:23

    Фильм когда-то смотрела вместе с бабушкой, с тех пор пересмотрела раза три.

    Особенность фильма в том, что это так называемое «кино не для всех». Главным образом из-за темы абортов, которая в этом фильме показана правдиво и так, что соответствует моему мнению на этот счёт. Ошибочно полагать, что запрет абортов уменьшит их количество. На деле это не так, и запрет приводит к следующим последствиям: рожают нежелательных детей (от нелюбимых людей, от бросивших парней, от насильников!), живут потом с детьми не только в ссорах и непонимании, но и в нищете; женщина же, которая очень хочет избавиться от плода, всё равно найдёт способ это сделать, она зовёт подпольного врача, и не факт, что операция пройдёт успешно. Огромное количество абортов именно в общежитиях — и далеко не в одном произведении об этом показано/ написано.

    Я очень радуюсь, когда вижу не пропаганду «Рожай деточку, и не важно, что с тобой будет потом, главное — роди, так надо», а трезвый взгляд на вещи. Такой взгляд как раз и даёт фильм «4 месяца 3 недели и 2 дня».

    Порадовали смежные темы, касающиеся и положения в Румынии, и отношения между людьми. Скажу, что осталась неполная картина проблем Румынии, чувствую, нужно почитать историю и разобраться подробней. Но фильм-то не документальный, а художественный, в нём и не должно быть этого «подробней». Главное — интерес к самостоятельному изучению, и фильм его вызвал.

    Сразу бросаются в глаза обыденность, серость (в одежде людей, в зданиях, в улицах), трудная жизнь, какие-то злые на лицо кондуктор в трамвае и работники в отелях. (А может, не злые, а просто уставшие от не лучшей жизни). Серость эта даже в свадьбе, которую отмечают неизвестные нам персонажи в холле гостиницы (в конце фильма). Сложности видны в бытовых ситуациях, например, в том, что сообщает парень Отилии: нужно успеть приготовить пирог, потому что газ перекрывают. То есть удобства далеко не во всём. Со всем этим приходится бороться, во всём этом нужно выживать. Нужно постоянно контактировать с разными людьми, находить слова, чтобы они не прекратили общение, чтобы помогли.

    Третья идея, которую я увидела в фильме, — это отношения между разными людьми, главным образом между подругами. Поэтому перехожу к рассуждениям о персонажах.

    Великолепно подобраны на роль Отилии Анамария Маринка и на роль Габицэ — Лаура Василиу. У первой серьёзность на лице и решительность в глазах, у второй — глупость в глазах, рассеянность и волнение, видные и в лице, и в фигуре. Соответствует тому, что переживали персонажи Маринки и Василиу.

    Отилия — ведущая в дружеских отношениях. Она настоящий друг, поддерживающий, помогающий и жертвующий своим временем, своими важными занятиями. Чужая проблема её волнует больше, чем того, чья это проблема.

    Обидно, что Отилия не получает ничего взамен от такой дружбы. Ну что может дать Габицэ? Пустые, глуповатые разговоры? Может, ещё подставу, враньё? Отбирание времени? Это у неё выходит лучше всего. С такой подругой Отилия как будто одинока, она одна за двоих. Даже когда Отилия столько всего делает для Габицэ, даже когда вся информация, что делать, разжёвана врачом (да и умному человеку должна быть и так понятна), Габицэ пропускает всё мимо ушей. Так, она вместо того чтобы лежать в номере, спускается есть в ресторан, совершенно не подумав ни о своём здоровье, ни о своей подруге. «Ты это знала? К чему тебе всё это? […] А вы беспечны» — вот что сказал врач насчёт тюремного срока за убийство (поздний аборт). Эту же фразу, кажется, нужно постоянно вставлять в разговор с Габицэ, чтобы заставить появиться в её голове хоть каплю ума.

    Мне очень понравился образ врача Бебе. Он умён, мудр, осторожен и честен. Умён он в своём профессионализме. Его волнует здоровье пациентки. В общем-то, он так и сказал: «Я понимаю ситуацию, и могу помочь». Он объяснял все важные тонкости, например, чтобы Габицэ не отрезала пуповину, пока не выйдет плацента. Мудрость в том, что врач этот знает жизнь («Кинуть решили? И не такие меня кидали!») и, собственно, в осторожности и честности. Также, видимо, знает, что из себя представляют отели и где лучше остановиться, чтобы не возникли проблемы. Осторожность: он делает всё пошагово, и правильно, и без торопливости; сначала присматривается к людям. Честность: приехал на своей машине, со своим удостоверением личности. Представляю, как Отилии было стыдно, когда она выглядела перед врачом из-за халатности своей подруги не лучшим человеком.

    Последний персонаж, о котором хочется сказать, — это Ади Раду, парень Отилии. Думаю, что на его примере кинозрительницы могут поразмышлять, стоит ли доверять своему парню, заметить, как парни реагируют на проблемы беременности. Боятся, откладывают разговор. Это мужская психология, добро пожаловать в реальность. Ну а от личных качеств парня уже зависит, сбежит он от этой боязни (как парень Габицэ, которого не показали, но зачем, если всё и так ясно) или женится. Ади не совсем уверенно сказал, что женился бы. Остался он у меня под вопросом. Вроде как парень толковый, но присутствует и трусость, и некоторая халатность: например, то, что он кончил, когда Отилия просила этого не делать, и она вполне могла забеременеть, оказавшись на месте подруги. На месте Отилии я бы засомневалась в нём (она, в общем-то, и засомневалась и поспешила покинуть его), но не расставалась бы, потому что неясно, как он поведёт себя дальше.

    Я говорю о четырёх персонажах, но в тени остаётся пятый, который не был показан, но из слов о ней уже складывается неблагоприятная картина. Это девушка Рамона, подложившая свинью подругам. Ей наплевать на чужие проблемы, но всезнайкой быть хочется, вот она и посоветовала Бебе, который ей аборт не делал. К счастью, Бебе оказался толковым, а если бы нет? И этим вопросом задаётся Отилия после аборта Габицэ. Она сказала неточную информацию и о сумме аборта. Повышая самомнение о своих познаниях, Рамона сильно подставила Отилию и Габицэ.

    За жизненность и призыв задуматься над многими темами ставлю фильму:

    10 из 10.

    30 мая 2015 | 03:02

    Две подруги в Румынии времен Чаушеску нашли для себя приключений, пытаясь совершить незаконный по тому времени аборт. Читая критические статьи про этот фильм, невольно ловишь себя на мысли, что при просмотре тебя ждет нечто совершенно вышибающее из седла. Не сказать, что это не происходит совсем, но не в той мере, в какой ожидаешь. Даже странно, что это приглянулось европейским критикам, если только не большинство их из Восточной Европы. Только нам, знатокам «реального социализма» под силу понять содержание того, что снял Мунджиу.

    По манере режиссуры — это близко к братьям Дарденнам — сливающаяся с героем камера, минимум диалогов. Впрочем не только к Дарденнам, эта тенденция европейского кино в целом, открытая датской «Догмой».

    Не хочется лишний раз говорить о том, что главной героиней является не та, которой делают аборт, а ее подруга, о том, каков сюжет, чем начинается и заканчивается. Это вроде бы и не очень важно. Действительно важно то, что все описанное (сюжет) не так ужасно на экране, как на бумаге. Все противозаконное, даже аморальное, совершенно нормально для большинства присутствующей в фильме молодежи.

    Тот самый «реальный социализм» сдвинул «норму», но ощущаешь это, только поднявшись над ситуацией, делая за другого то, что должен делать он (она) сам, как это делает главная героиня. Ударный эпизод отнюдь не сцена аборта, а мирный, бесчувственный ужин в ресторане с раскуренной не дрожащими пальцами сигаретой. Но до него надо прожить весь фильм.

    8 из 10

    27 августа 2012 | 23:42

    Кристиан Мунджиу сумел ровно на пустом месте, без какой-либо интриги, кругозора и декораций выжать настоящий саспенс. При этом, заметьте, ему совсем не пришлось прибегать к классическим классовым противоречиям или криминальным ходам. В центре внимания оказались две самые обычные девушки, которые спланировали и организовали поздний аборт. Здесь так и напрашивается появление кого-то так напоминающего Льва Толстого, вещающего нам про важность христианских ценностей и недопущение эксплуатации женщин. Но, нет. Мунджиу не занимается заведомо проигрышными ходами — зритель ведь идет в кино вовсе не за долей морали, он ищет развлечение (так или иначе), а Мунджиу это зрелище дает. Я думаю, что он прекрасно учел все ошибки создателей фильма «Если бы стены могли говорить», и сконцентрировал все внимание вовсе не на аборте, а на самой истории. И получается мрачная зарисовка достойная Кроненберга и Питера Медака.

    У Мунджиу аборт проходит более чем обыденно. Зато, в остальных мизансценах Мунджиу полностью обезоруживает зрителя. И если спешная прогулка по ночному Бухаресту с целью спрятать тело выдается очень предсказуемой, то сцена дня рождения мамы парня одной из героинь выходит просто зловещей. Тут Хичкок умножается на Ханеке и выдается такое замысловатое сочетание: после того, как несколько часов назад по собственной воле переспала с незнакомцем — девушка приходит знакомиться с семьей своего парня. Она раздражается на него и откровенно грубит. Тем самым, она вероятно пытается погасить внутреннюю борьбу, которая иногда называется многими совестью. Оставшись же наедине, она не просто делится со своим избранником переживаниями, но и откровенно пытается доказать ему, что может быть беременной от него. Мунджиу очень корректен в деталях, но он четко намекает на то, что незнакомец не предохранялся. Банальный разговор раздраженной девушки оказывается продуманной непорядочностью. Получается, что Мунджиу выявляет нам такое вроде бы неброское, но опасное, бытовое зло. Не случайно именно в скучной клаустрофобии небольших комнат повествование регулярно оживает. Действие творится там. Зло творится в небольших квартирах и комнатах отелей, а вовсе не на улицах. Похожее напряжение от стен несколькими годами спустя воспроизвел Ханеке в своей «Любви».

    Так что, лента Мунджиу получилась очень резкой, жесткой, напряженной и вполне последовательно, занимательно рассказанной. Фильм смотреть несмотря на всю его тяжесть — легко. Ну а вся эта суета вокруг его победы в Каннах показалась мне случайной. При всех его очевидных достоинствах — картина вовсе не является шедевром. Даже если просмотреть российский ряд можно найти ряд аналогов — «Москва слезам не верит», «Карнавал», «Маленькая Вера», «Сестрички Либерти». Они будут более или менее оптимистичными, но по сути, поместят нас в то же самое болото. Режиссерская же работа Мунджиу, безусловно, заслуживает самых высших оценок.

    8 из 10

    17 июня 2014 | 04:26

    Суровый диктаторский уклад Румынского государства 1987-го года, две подруги вне закона, одна ночь меняет все.

    Как ни странно предположить, победа на Каннском кинофестивале семилетней давности не обошлась этому фильму без многочисленных споров и скандала. На свет выходит продукт румынского производства, рассказывающий о тяжелой жизни румынских граждан, обитающих под влиянием Николаэ Чаушеску, внедряющего свою политическую идеологию в школы и университеты. Многие наверняка задавались вопросами: почему Румыния? Почему Мунджиу? Почему аборты? На мой взгляд не случайно здесь эта сложная и тревожная история, именно такой дерзкий ход режиссера позволил фильму набрать такую высоту в кинобизнесе, а так же, она служит контрастом для проявления моральных качеств персонажей.

    Отиллия помогает своей подруге Габите осуществить аборт, что накладывает на обеих ответственность не только за свою репутацию, но и собственную свободу. Фильм течет медленно, бытовушно, ненароком напоминая кино разряда «Догма95», на что указывает полудокументалистская операторская работа и четко выверенные эпизоды без монтажных склеек. Мунджиу, подстать мастистым режиссерам современности, вкладывает особые метафоры на протяжении фильма, ссылаясь то на социальное неравенство, то на проблему «маленького человека» в обществе.

    Фильм безусловно шокирует, но не доводит до инфаркта, своей реалистичностью и правдивостью, больше всего меня впечатлили действия отиллии в заключительных кадрах, когда та пробирается сквозь темные улицы. Это по истине артхаусный экшен, когда вместе с героиней ты пытаешься преодолеть паранойю и бешенное биение сердца в особо тревожные моменты.

    Дебютная лента Кристиана Мунджиу — действительно, кино с большой буквы и огромный скачок для румынского кинематографа, который обнадеживает на развитие европейской киноиндустрии в лучшую сторону.

    8,5 из 10

    21 сентября 2014 | 20:38

    «Жизнь в ее целом никогда не воспринимает смерти всерьез. Она смеется, пляшет и играет, она строит, собирает и любит перед лицом смерти. Только тогда, когда мы выделяем один отдельный факт смерти, мы замечаем ее пустоту и смущаемся.»
    Рабиндранат Тагор

    «4 месяца, 3 недели и 2 дня» — это фильм, который не может оставить равнодушным.

    Актеры действительно, не сыграли, а прожили и прочувствовали своих героев.

    Эпизод с эмбрионом, завернутым в полотенце на полу туалета, просто не дает дышать.

    Этот фильм не для всех, но посмотреть его стоит. Только один раз.

    Оценивать эту картину не могу, так как считаю, что такое кино надо не оценивать — а смотреть и думать (особенно девушкам), а еще лучше понимать.

    18 февраля 2009 | 16:40

    Фильм, отобравший пальмовую ветвь у блистательных «Стариков» братьев Коэнов. Очень крепкая социальная драма, получившая этот приз все же авансом. Да и чего лукавить вовремя попавшая в Канны. Но если отбросить все страсти по каннской ветви, то можно разглядеть кое-что интересное. У режиссёра румына Кристиана Мунгиу довольно неплохо вышла попытка поиграть на поле поляка Кшиштофа Кеслевского. Да и фильмы их очень схожи по духу и поднятым нравственным проблемам. Собственно и соцлагерь один на двоих.

    Мунгиу только пытается отличиться новаторскими приёмами подачи материала, старается заново изобрести велосипед. Ручная камера, почти постоянно болтающаяся на плече режиссёра, практически никакого монтажа и полное отсутствие музыки. Параллельно тем же курсом двигаются и бельгийцы братья Дарденн.

    Только вот задачи у коллег немного разные. Мунгиу своими методами добивается того, что его картина очень скоро мало чем напоминает собственно фильм. Происходящее на экране становится своеобразным слепком с общества того времени, уже ушедшей эпохи. Даже окружающая обстановка чересчур аутентична. Временами складывается впечатление, что фильм снимался не в нашем времени, а в том самом 1987 году.

    Современность кино выдает только ручная камера. Автор предлагает зрителю картину, которая вполне могла стать одной из новелл «Декалога». Последние годы коммунистического режима. Запрет на аборты. Однако на что есть запрет, то можно нарушить. Мунгиу абстрагируется от осуждения данного действа. Его камера последовательно фиксирует этот процесс, но не более того. Никаких выводов и упрёков.

    Обычная жизнь, в которой может случиться всё что угодно. Обстоятельства в некоторых случаях могут быть сильнее человека. Гораздо больше режиссёра интересует персонаж Аттилии, девушки, взвалившей на себя проблемы другого человека. Настоящего и верного друга. Причём без какой-нибудь корысти и выгоды. Бывает так, что после таких серьёзных жизненных перипетий друзья либо расходятся, либо их дружба становится крепче. Но в этом случае далеко не всё так однозначно.

    Аттилия жалеет свою непутевую подругу, из-за которой пришлось отдать то самое дорогое, что есть у женщины. Её честь. Но развязки не последует — последний кадр так и закончится. Ничем. Да-да, концовки, в её привычном нами с вами понимании просто нет. Нет и всё. В обычной жизни её может и не быть. Только в Голливуде вам всё разложат по полочкам и объяснят. А здесь только тишина… Жизнь продолжается и каждому нести свой груз дальше. И поскольку Аттилия не хочет нести свой, ей придется нести чужой. Дай то бог, чтобы не до конца жизни. Всё-таки жертвенность не в чести. Что тогда, что сейчас.

    Но без таких людей тоже нельзя. Кому-то же надо замаливать наши грехи. Иначе индульгенции от Господа Бога нам не видать, как своих ушей. Шокировать Мунгиу не собирается, демонстрируя даже совсем как-то буднично бытовые ужасы. И не во времени дело, хотя от него многое зависит. Очень много зависит от людей, их совести и поступков, которая оная им разрешает совершать. Аборт так аборт, главное, чтобы потом не было сложно жить с этим.

    А если кадр с завёрнутым в полотенце человеческим эмбрионом на полу всё же кого-то заставит крепко задуматься, или пересмотреть что-то в своей жизни, то тогда фильм не прошёл зря. Побольше бы таких картин. Потому что жизнь давно уже нас ничему не учит. А Мунгиу еще подрастет и отточит свое мастерство в дальнейших фильмах. В этом я практически не сомневаюсь. Правда, если не одно большое но… И имя ему Голливуд.

    17 ноября 2008 | 03:51

    4 месяца, 3 недели и 2 дня… Казалось бы, так мало, и, в то же время, так много…

    Румыния, 1987 год.. Габицэ беременна. Аборты запрещены законом. Рожать? Нет! У нее большой срок, но она решается на нелегальный аборт. Бешеные для студенток деньги, номер в гостинице, подпольный «доктор», отчаяние, печаль, тоска…

    Фильм пропитан чувством отчаяния. Она так молода, но вынуждена рисковать… Своим здоровьем, а возможно, даже и жизнью… Она боится, но у нее нет другого выхода. Скольким женщинам в те времена политика страны исковеркала жизни?! Сколько из них после такого вынужденного шага оставались бесплодными?! Мы не знаем, но запрет абортов не столько повлек за собой улучшение демографии в стране, сколько вынудил идти на преступление. Большую половину фильма мы наблюдаем подготовку к «преступлению», а затем и его совершение.

    Это шедевр, не побоюсь этого слова. Это шедевр о реальной жизни тех времен. Это жесть, но она смотрится на одном дыхании, она заставляет задуматься, она держит в напряжении. Это очень реалистичный фильм, и он бесподобен.

    Стоит отметить мотив настоящей женской дружбы в картине, которую очень редко встретишь в жизни. Отилия решилась на очень отчаянный шаг ради подруги, она всегда была рядом. Наверное, в такой ситуации, одиночество — это невыносимо.

    Фильм реально держит в напряжении, ты переживаешь, задумываешься, задумываешься и переживаешь.

    В начале картины мы видим обычные будни в общежитии. Я никогда не жила в общежитии, но не сомневаюсь, что жизнь там протекает именно так, как показано в фильме.

    Кино вроде бы простое, не многобюджетное, но оно бесподобно, оно правдиво, оно цепляет, и это правда жизни!

    Всем советую и ставлю

    10 из 10

    8 июня 2013 | 00:49

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>