Теорема

Teorema
год
страна
слоган«There are only 923 words spoken in 'Teorema' - but it says everything!»
режиссерПьер Паоло Пазолини
сценарийПьер Паоло Пазолини
продюсерМаноло Болоньини, Франко Росселлини
операторДжузеппе Руццолини
композиторЭннио Морриконе
художникЛучиано Пуччини, Марчелла Де Маркиз
монтажНино Баральи
жанр драма, детектив, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время98 мин. / 01:38
Номинации (1):
В богатом миланском доме появляется гость. Он по очереди вступает в сексуальные отношения со всеми членами семьи — с сыном, дочерью, матерью, отцом и со служанкой. Гость уезжает, а привычный уклад буржуазного семейства разрушается до основания…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
90%
18 + 2 = 20
7.6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 01:03
    все трейлеры

    файл добавилvic1976

    Знаете ли вы, что...
    • Подсчитано, что в фильме произносится только 923 слова.
    • Процесс по обвинению фильма в непристойности закончился оправдательным вердиктом. Судья обосновал своё решение следующим образом: «Волнение, которое я испытал при просмотре, носило не сексуальный, а исключительно идеологический и мистический характер. Поскольку речь, бесспорно, идет о произведении искусства, оно не может быть непристойным».
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Работа полностью в духе Великого. Трактовок фильма — многое множество, но, как обычно, каждый поймет свое.

    Сюжет, на первый взгляд, собой незамысловат. Некий молодец, вторгаясь на время в чужую семью, разрушает каждого из ее членов. Таково первое ощущение. Но задумываясь над вклиненными сюжетами Библии, вдруг понимаешь, что Мастер хотел сказать нечто большее, чем последнее слово о загнивающей буржуазии.

    Главный герой-вальяжный молодой человек, привнесший Любовь в сердце каждого из участников показанного Катарсиса. Любовь-это вспышка, позволяющая рассмотреть себя изнутри, и обнаружить там пустоту. В лучшем случае. В этом смысле потеря любви подобна потере себя. И Душа становится пеплом или Пустыней, через которую однажды провел нищих Духом людей Моисей…

    24 апреля 2010 | 01:35

    Недавно мне выпала честь познакомиться с творчеством великого и скандального итальянского режиссера Пазолини.

    По мнению кинокритиков и искусствоведов, «Теорема» считается одной из лучших работ мастера. Поэтому мой выбор остановился именно на этом сложнейшем и неодназначном фильме. После просмотра я долго сидел в раздумьях, пытаясь прочувствовать, еще раз прокрутить в голове события, происходящие на экране. Но увы, в силу моей неопытности, молодости, отсутствия фундаментальных познаний в киноискусстве(признаться, порою хочется поступить на режиссерский факультет и изучать, изучать…), так до конца и не решил загадку Пазолини. Но все же попробую скромно изложить здесь мои мысли.

    Нам показаны аура буржуазной жизни, красивые фасады домов, пустыня, благоухающая природа… Но под маской(словно, все вышеперечисленное-декорации) наружной роскоши прячется скучная опостылевшая повседневная жизнь.

    И вдруг появляется ОН-изменивший судьбу целого семейства средне-высшего класса, вдохнувший новую жизнь со всеми радостями бытия. Этот неизвестный сексапильный красавчик олицетворяет, на мой взгляд, какое-то сверхестественное существо, дух, будоражащий сознание людей. Вступая в половые связи со всеми членами семьи(включая и главу семейства, типичного представителя буржуазии, владеющего фабрикой), он открывает им глаза на прелесть чувственных переживаний и эмоций, граничащих с полной эйфорией, наставляет на истинный путь ощущения счастья и воздушности. К каждому своему «пациенту» молодой мужчина находит индивидуальный подход, при этом ограничиваясь лишь безукоризненной улыбкой и редко-редко используя слова…

    Через некоторое время он уезжает из города. И тут наступает «преддверие ада»(P.s. 1 часть фильма «Сало или 120 дней Содома»). Атмосфера резко меняется в худшую сторону, каждый из героев по-своему сходит с ума…

    В фильме Пазолини ассоциирует события с религиозными идеями. Да, плюс к тому, явно видна ненависть режиссера к буржуазии. Эта тенденция прослеживается также в некоторых других его произведениях.

    Сексуальность в какой-то степени связана с религиозными учениями, даже тесно связана, высшее общество в видении режиссера, по-видимому, вся погрязла в извращенных сексуальных девиациях(что мы можем наблюдать в последней, к глубочайшему сожалению, работе Пазолини); секс, религия, буржуазия, марксизм-ленинизм, наверное, из этих аргументов и состоит теорема, доказать которую может только автор. А зрителю остается только принять как данность, то есть, как аксиому.

    P.s. теорему о бесконечных обезьянах можно доказать статистическими методами, однако мы прекрасно понимаем, что ни одна обезьяна не сможет ни напечатать произведение У. Шекспира, ни поставить такой шедевральный фильм.

    10 из 10

    26 января 2012 | 15:09

    «Теорема» стала для меня тем же, чем сартровская «Тошнота», открытая несколькими годами ранее. Впечаталась в душу — минута за минутой, кадр за кадром, слеза за слезой — и заполнила до краев.

    Как мне благодарить тебя, Пьер Паоло? Все мои полумысли и полудогадки, неточные и лишние слова, которые только в сторону уводят, вся моя неизбывная тоска и вечно плещущаяся внутри любовь… Я слишком долго не решался говорить об этом, не мог даже придумать названия тому, что меня мучит, а ты взял и сформулировал — просто и гениально. И я понимаю, что мне нечего добавить.

    Если б я мог передать словами все то, что происходит во мне сразу после надписи «Fine», когда впервые отрываю взгляд от экрана и вижу в окошке золотистые отсветы на крышах соседних домов, когда делаю первый нетвердый шаг, когда хочу и не хочу жить, когда бесконечно счастлив и несчастен одновременно…

    Если б я только мог.

    7 марта 2014 | 00:15

    Высшее общество. Богатые, образованные, сдержанные нормами этикета и традициями люди. Но лишь на первый взгляд. Под красивой оболочкой, сокрыты грязные желания и пороки. Практически аналогичную мысль развивает в большинстве своих картин Дэвид Линч, указывая зрителям на демонов скрытых под эгидой красоты и шарма. Эту же мысль пытается донести до нас и Пьер Паоло Пазолини в своей картине «Теорема».

    Разгадка теоремы Пазолини, кроется в самых простых и безобидных образах. Классическая буржуазная семья живёт обычной аристократической жизнью, пока однажды на горизонте семьи не возникает иностранный гость.

    Красивый, обладающий ангельской внешностью молодой человек у режиссёра является олицетворением демона, выдающего себя за ангела. Своим приездом он в корни меняет жизнь всей семьи, даёт им то, чего они хотят, совращает их, раскрывая тем самым все их скрытые пороки и желания, а потом с той же быстротечностью своего возникновения — он покидает их. Вместе с ним из семьи уходит жизнь. Каждый член семьи понимает, что до сего момента, они не жили, а лишь просто существовали. Их жизнь была пуста, а таинственный гость — наполнил их жизни смыслом, подарил им любовь.

    Потеря любви порождает распад семьи, хаос, тем самым Пазолини указывает зрителям на шаткость подобных семей, которых будто бы клеем скрепляют лишь власть, традиции и деньги, нежели любовь и взаимопонимание.

    Рассматривая каждого члена семьи в отдельности, режиссёр обращает внимание зрителей на безысходность сложившегося положения, показывает их обречённость и неминуемый конец, каждого из них.

    По мнению Пазолини — единственный способ выйти из этой ситуации, это молитва, обращение к Богу, замаливание своих грехов. Только так, каждый из них сможет избавится от боли, которую он испытывает. Ибо ни попытки исправить свои прошлые поступки, ни поиски замены той самой потерянной любви, или уход в себя, и тем более попытки покинуть этот мир, не принесут желаемых результатов, так как всё это не закроет той пустоты в душе, которая сложилась в каждом из них после отъезда гостя. Всё это, по мнению режиссёра тщетно, заранее обречено на провал, ведь даже после этих отчаянных попыток избавится от пустоты внутри себя — душа, словно приговорённый к сожжению еретик, будет кричать от боли.

    Не случайно режиссёр акцентирует внимание зрителей на пустыне. В его видении, буржуа должны, подобно Моисею, провести весь свой аристократический класс сквозь неё, и быть может однажды, они тоже найдут свою землю обетованную, но лишь пройдя через огромное количество испытаний и жертв.

    17 апреля 2017 | 17:48

    Один умный человек сказал, что каждый Писатель должен быть сильно ушибленным на свою тему, на что бы он не смотрел — он везде видит своё; а иначе ничего не получится. Нечто похожее — тоже своего рода ушибленность, в разумных только пределах, — должно быть и у Читателя. Ведь если он не находит никакой своей темы в данном произведении искусства, то оно просто проплывает мимо него, не совершишв никакой работы в пассивном созерцателе. Так что моя рецензия на «Теорему» Пазолини ни в коей мере не является объективной попыткой анализа фильма. Я хочу рассказть о том, что я захотел увидеть в этой замечательной картине.

    Прежде всего я увидел прекрасную лаконичность. Это не минимализм, а именно лаконичность. Фильм максимально краток, настолько, чтобы ясно выразить свою идею. Всё остальное: красивые виды и планы, диалоги, не касающиеся дела, черты эпохи, второстепенные линии, даже психологическая прорисовка персонажей — всё безжалостно выброшено в мусорный ящик. Пустыня и голос за кадром: «Бог убедил людей жить в пустыне» — вот утверждение которое требуется доказать в течение следующих 95 минут.

    Для итальянского кинематографа задача вовсе не новая, но доказательство, которое выбирает Пазолини поражает своей простой и изяществом, в сравнении с романными формами «Сладкой жизни» и «Красной пустыни». В дом богатого капиталиста приходит гость — красивый молодой человек, с беспристрастными серо-голубыми глазами. Любого, кто видит его странным мистическим образом охватывает неудержимое вожделение, которое он тут же со снисходительной и понимающей улыбкой удовлетворяет. А потом Гость уезжает. Жизнь каждого члена семейтсва рушится. Соприкоснувшись с магическими фалосом Гостя у них открываются глаза: человек у которого, было много друзей, понимает, что чувствует себя всем чужим, женщина, стремившаяся ко многим вещам, осознаёт, что в жизни её ничего интересует. Каждый осознаёт, что он живёт в пустыне, и пустыня, пустота — внутри него.

    Теорема доказана, но что делать с этим дальше? Молодой художник, сын капиталиста, уходит с головой в бессмысленное творчество, в надежде обмануть всех и вся, показаться гениальным, лишь бы скрыть убожество своего занятия. Его сестра ложится на кровать и перестаёт общаться с миром, даже двигаться. Мать разъезжает по дорогам, вступая в сношения с первыми встречными парнями. Отец семейства дарит свой завод рабочим и раздевшись на вокзале уходит, как в фильме Линча, в свою внутреннюю империю, которая, конечно же — безлюдная, выжженная пустыня, почти как и его заводы. И только служанка Эмилия, осознав свою пустоту находит способ наполнить её. Она становится святой.

    «Теорема» — пожалуй, самый провокативный, самый шокирующий фильм из всех что я смотрел. Триеровский «Антихрист» не стоит с ним и рядом. У Триера человек показан сильным целеустремлённым безжалостным животным. Человек у Пазолини — хрупкая облочка, куда можно одним взглядом вложить любой разврат. Триер показывает разврат тела, подавившего, усыпившего дух, отодвинувшего его куда-то на второй план. В каритне Пазолини мы видим обессиленный дух, не способный сопротивляться растлению и влекущий тело вслед за собой. И это по-настоящему страшно.

    О чём этот фильм? Мне кажется, что всё о том же, о чём снимают и снимают кино в Западной Европе. О так называемом экзистенциальном одиночестве, которое является симптомом неверия, неприятия Бога. Можно построить довольно уютный мир, отгородиться комфортом и развлечениями от всех крайних, проклятых вопросов, не замечать пустыни внутри себя, и считать, что хорошо устроился. Но рано или поздно придёт Сатана и одним взглядом поработит тебя, одним движением заберёт твою душу. Не знаю, такой ли посыл вкладывал Пазолини в своё творение, но я благодарен ему именно за эти мысли.

    P.S… . и Джузеппе Руццолини за прекрасную операторскую работу!

    9 из 10

    12 октября 2009 | 17:12

    Главный герой, кто он? Пазолини в титрах именует его просто Посетителем. Так почему же этот гость перевернул все в семье хозяев верх дном. Жизнь зажиточного семейств из монохромной буквально стала цветной после его приезда. Но для Пазолини, откуда он взялся, и куда он потом делся — это лишние подробности, на которые нет смысла тратить время.

    А может он и не человек вовсе? Может он дьявол во плоти? Ведь к нему тянет их всех сильнее самого мощного магнита. Служанка кидается на него, одновременно целуя Богородицу, и моля о пощаде. Молоденький Пьетро, изучает тело спящего гостя, не взирая на страх разоблачения и стыд.

    Действительно, ли все в доме, включая главу семейства, вступили в сексуальные отношения с визитёром, как описывает синопсис к фильму? Неужели Пазолини сделал темой своего фильма банальные плотские удовольствия?

    А что если Посетитель — это просто символ? Ведь он самый обычный, но для героев фильма он уникален. Для служанки Элизы, отца семейства, матери, дочери, сына — для всех для них он их собственность, он только их, потому что он есть их проекции, то, что они хотели бы видеть в нём. Их любовь, сильнейшее чувство — возможно, лишь фикция, мираж, но только не для них. Для них ОН и их чувство к нему более реальны, чем все остальное в мире.

    Гость уезжает — и шок. И снова переворот в жизни каждого. Можно закрыться в собственном мире, можно искать замены любимому в других телах, можно уйти в творчество, религию, меценатство и т. д. Но ничто уже не вернет в тот момент времени, когда мир был чёрно-белым, впрочем, познав истинную страсть, никто уже и сам не вернется в идиллическое состояние незнания любви.

    P.S. А теорему Пазолини доказал: на экране грудь Одетты появляется не боле чем на десять секунд и никаких других сцен, но кончилось все процессом по обвинению фильма в непристойности.

    8 из 10

    11 апреля 2015 | 08:38

    «Теорема» — это седьмой по счёту фильм, снятый самостоятельно одним из корифеев итальянского кино Пьером Паоло Пазолини. Признаться, лично я впервые сталкиваюсь с творчеством известнейшего кинематографиста, ставшего любимцем критиков за свои неординарные работы. В них причудливым образом сплелись метафорический символизм, авторский художественный взгляд, исторические мифы и легенды, переложенные в иносказательном смысле на современность Пазолини, коммунистическая эстетика и выразительность слова в форме притчи. В общем, сложное комбинирование казалось бы нескладывающихся друг с другом вещей и формаций. Поэтому к каждой картине Пазолини надо подходить, так сказать, подготовленным, иметь выдержку и способность анализировать увиденное. Вот поэтому я, как любитель больше мэйнстрима, так долго шёл к своему первому знакомству с Пьером Паоло Пазолини.

    И уже начало «Теоремы» заставляет крепко призадуматься, а что же нам предлагает увидеть и понять Пазолини, когда демонстрируется, что вполне себе зажиточный промышленник отказывается от капитала и отдаёт фабрику на милость трудящихся. Неужто ли таким образом нас ожидает коммунистическая пропаганда в итальянском стиле? Но нет, дальше действие переносится в особняк фабриканта, где его семья принимает безымянного гостя (часто его называют «визитёром»). Члены семьи и прислуга чувствуют незатихающее влечение к гостю и тот не отказывает им в любовных утешениях, причём по его пристрастиям назвали бы сейчас гостя бисексуалом. Но опять же не надо делать преждевременных выводов: безусловно, что сексуальность, причём даже в извращённом виде, имеет место в «Теореме», но Пазолини не добавляет в фильм откровенных сцен, тут, скажем, закладывается смысл в «до» соития и «после». И вдумчивому зрителю придётся разгадывать, как меняются герои, встретившие визитёра. Любителям психологии в нестандартных ответвлениях просто непаханное поле для анализа.

    Свои ощущения появляются и от цветовой гаммы «Теоремы». Фильм поставлен в так называемой колористике «сепиа», которую довольно сложно признать приятной глазу. Возможно, что тем самым Пазолини символично демонстрирует однотипную серость жизни тех, кто считает себя богатым человеком. В неожиданной привязанности к неожиданному гостю Пазолини, вестимо, хочет показать, что жизнь богачей настолько нищая в отношении эмоций, что любой поворот может вызвать у них внутренний психологический взрыв. С гостем главные персоналии картины словно обрели новую цель для дальнейшей жизни, а когда гость покидает их, то у всех проявляется полная опустошённость и апатия и они всеми силами стараются вернуть эмоциональность в бытие, когда визитёр был с ними. Звуковое сопровождение только добавляет картине дополнительных красок, возникает чувство будто бы ты присутствуешь на самой печальной церемонии за всю историю, словно печаль и безысходность поселились внутри фильма, при этом не давая тебе быть бесстрастным по отношению к героям «Теоремы». В общем, цвет и музыка заменяют диалоговую основу фильма, ведь за всё его время произносится только 923 слова, как подсчитали дотошные поклонники творчества Пазолини.

    Тонко чувствуют настроение картины и его главного создателя актёры. Например, тем самым мужчиной, который оставил свой бизнес работягам, был один из самых популярных итальянских актёров своего времени Массимо Джиротти. Нельзя говорить, что ему отведена основная роль (да и вообще сложно вычленить в «Теореме» у кого же основная роль), но сцены с его участием приводят к мысли, что именно он — олицетворение буржуазной пустоты, столь нелюбимой людьми с «левыми» политическими взглядами. Не выходят из памяти и сцены с Сильваной Мангано, сыгравшей мать семейства. Своё опустошение она старательно пыталась заглушить сексуальными утехами, но явно, что они не приносили ей удовольствия. Опять же перед нами попытки заполнить внутреннюю пустоту, а деньги, дорогие одежды и украшения не могут утолить жажду дышать полной грудью. Мангано оставила очень сильное впечатление и не даром она была одной из любимейших актрис Пазолини, не раз сыграв в его картинах. Мощнейшая роль и у Лауры Бетти, но больше повергает в состояние шока финальная сцена с её участием. Уму невообразимо, что зрителю предложил в этой сцене Пазолини. И, конечно, нельзя пройти мимо самого визитёра, сыгранного англичанином Теренсом Стампом, когда ему было ещё тридцать лет (сейчас ему уже восемьдесят). Неоспоримо, что его взгляд буквально притягивал животным магнетизмом. Вообще времяпрепровождение Стампа в Италии называют его звёздным часом, но и на сегодняшний день глаза Стампа не оставляют равнодушным.

    В общем, символизма в картине Пьера Паоло Пазолини «Теорема» предостаточно. Любой зритель, который любит авторское кино неотменно должен попробовать это ни с чем несравнимое «блюдо», где смешалось множество компонентов, которые, казалось бы, несовместимы, но благодаря таланту и искусности «повара» дали совершенно неожиданный вкус и послевкусие. После просмотра ещё долго задумываешься, а что же ты на самом деле посмотрел, что тебе хотели сказать, ничего ли ты не упустил, чтобы понять глубину сказания от Пьера Паоло Пазолини? Уже благодаря «Теореме» становится понятным почему этот режиссёр считается великим, почему его вклад в искусство считается неоценимым, почему многие другие старательно изучали манеру Пазолини, например, даже Тинто Брасс (да-да, тот самый, который «прославился» в жанре художественной порнографии) с лентой «На вершине мира»… Пожалуй, что оставлю «Теорему» без оценки, слишком сложно дать ей однозначный математический символ.

    28 августа 2018 | 18:02

    Пазолини принадлежит к немногочисленной когорте режиссеров, которые отвергают действительные условия существования в капиталистическом буржуазном обществе, а заодно и его самого со всеми его квазиполезными институтами и организациями. И натурально демонстрируют свое отношение поведением, поступками и в общем-то всем стилем жизни. Люди, алчущие свободы, но боящиеся ответственности впоследствии (обычно, после смерти творцов, трагической и загадочной) слагают о них легенды, причисляют таких личностей к культовым фигурам современности, эпохи, а возможно и всего человечества. Насколько оправданы такие действия? Жизнь П. П. П. ярка, динамична, своеобразна, но в тоже время (а иначе и не может быть) окрашена асоциальными действиями — отвержением христианства, гомосексуализмом, неприятием общественных норм и правил. Казалось бы, что его жизненная позиция близка к нигилистической. НО! Все как раз наоборот! Разрушив и взорвав все современные общественные ценности и идеалы, на руинах и осколках старой, слабой, бесцельной философии он уже начал возводить памятник своей мудрости — новой, свежей, здоровой — философии жизни, огня, радости, плоти.

    В принципе, можно смело утверждать, что ему все же удалось воздвигнуть сей памятник сняв свою трилогию жизни, в которой он наглядно демонстрирует всю полноту, красоту, истину возможности бытия, что сегодня (к сожалению) так и умирает, оставшись лишь возможностью. Этот-то процесс умирания, постепенной деградации, гниения и отображен в разбираемом нами фильме «Теорема», поставленном по его же повести.

    Объектом исследования режиссер выбрал капиталистическое буржуазное общество как таковое, но для полноты отображения духовной деградации его членов, все же ужал его до отдельной ячейки — семьи крупного предпринимателя.

    Жизнь ее протекает мирно, обыденно, стандартно, серо. До той поры, пока в доме не появляется красивый незнакомец, который на поверку оказывается фактически идеальным партнером, другом, любовником. В целом, он олицетворяет собой нечто природное, бессознательное, страстное, естественное, то чего герои данного фильма практически или никогда не имели или потеряли в процессе «социализации»(что неизбежно). НО! Одарив наших героев самыми счастливыми мгновениями в их удушливой жизни, показав, что в мире возможно счастье, он вынужден! сообщить семье о своем скором отъезде. Тогда, здание, что уже давно стояло лишь на иллюзиях о свободе и обмане, рушится окончательно (остается цело лишь «подвальное помещение», т. б. низший класс, пролетариат в лице прислуги).

    Также необходимо отметить идею, заложенную в фильмах мастера. Подобно прочим бунтарям и гениям XX века, он настоятельно советует человеку не вступать на тропы цивилизации, ведущие не к светлому будущему, а в самую настоящую пустыню ("красную пустыню»), критически рассматривать предлагаемые обществом институты, выдвигаемые им цели и задачи (чаще высосанные из пальца), НО! Вернуться к природе, не забывать, не оставлять и не игнорировать себя, свою естественную сущность. Царство плоти, само тело преподнесет доказательство теоремы, которую задает сам себе несчастный человек.

    В заключение привожу пару цитат из многострадального А. Рембо, проклятого поэта, несчастнейшего певца плоти, каким был и Пазолини:

    «Был счастлив Человек, и так как сильным был,
    Он целомудрие и доброту хранил.
    О горе! Он теперь твердит: «Мне все известно».
    А сам и слеп и глух. Исчезли повсеместно
    Все боги. Нет богов. Стал Человек царем,
    Стал богом. Но любовь уже угасла в нем.
    Но я… я лишь Венеру чту.
    Уродлив Человек, и дни его печальны,
    Одежду носит он, поскольку изначальной
    Лишился чистоты. Себя он запятнал,
    И рабству грязному одеть оковы дал
    На гордое свое, божественное тело.
    На тьму грядущую взирая оробело,
    Он хочет одного: и после смерти жить…»

    15 июля 2012 | 23:44

    Давно не испытывал такого потрясения от просмотра фильма. После просмотра сидел несколько минут буквально оглушенный, впечатление от этого фильма останется на всю жизнь! Буду его не раз пересматривать.

    Фильм о любви, о большой любви, невероятной человеческой любви независимо от того, кого она коснулась, безотносительно пола, возраста, социального положения.

    Мы увидим вечность бытия, как и вечность любви, бег времени, ветер перемен, смену дня и ночи, землю и небо, солнце и облака, продукты человеческой деятельности: промышленные здания, улицы, дома, автомобили, церкви… Увидим людей, которых обожгла любовь…

    Да еще как обожгла! Обожгла до потери рассудка, вознесла до небес и опустила до земли, принесла тяжкие муки и жажду творчества, болезнь, перед которой бессильна медицина, необузданную животную похоть… А земля продолжает вращаться, день и ночь, земля и небо, горы, солнце — всё вечно, как сама любовь. Человек не в состоянии понять любовь, как не в состоянии познать причину своего бытия. От бессилия познать эти вечные тайны остается только бежать, вопить, кричать…

    Моё впечатление, что фильм задуман и снят на одном дыхании, в одном порыве творчества, чисто авторский. Этот фильм никаких других картин не напоминает, в том числе Пазолини, он неподражаемый и неповторимый. Коллективное творчество ничего подобного сотворить не может в принципе. Актеры вторичны. Герои немногословны.

    Все второстепенные детали сюжета выброшены, поскольку к идее фильма никакого отношения не имеют. На банальные вопросы ответа не будет. Все лишнее из каждой сцены и из каждого кадра убрано. Увидим от черно-белых кадров до ярких и цветных. Несмотря на неординарность выразительных средств, в фильме нет ничего надуманного, все логично, уместно, объяснимо, каким бы «сумасшедшим» кадр или сцена не казались.

    Музыкальное оформление просто бесподобно! Чередование каких-то абстрактных музыкальных фрагментов Морриконе с божественным Реквиемом Моцарта — безжалостно бьет и бьет в хорошем смысле на сознание зрителя.

    Думаю, что фильм опередил свое время, возможно, что и наше. Смотрится очень современно, несмотря на его почтенный возраст — 38 лет! А ведь это треть периода существования кинематографа, как искусства. С уверенностью можно сказать, что в 1968 году в нашей стране этот фильм мало бы кто понял. Те, кого не оставил равнодушным фильм «Горбатая гора», поймут и полюбят «Теорему», однозначно.

    Всем, всем, всем смотреть! Подчиниться на полтора часа фильму, отдаться воле фантазии великого мастера Пазолини!

    10 из 10

    13 июня 2006 | 11:55

    Непростая история. Неожиданное развитие. Немногословность. Лаконичность. Многоаспектность. Религиозность. Современность. Происходящее в фильме будет совершенно нелогично, но интересно. После просмотра должны остаться вопросы и возникнуть ответы. Таков уж фильм.

    Пазолини признает тайну. Ему не важно разъяснять зрителю кто такой герой Теренса Стампа. Он может быть странным ангелом-истребителем, прообразом булгаковского Воланда или обычным проходимцем. В сущности, это совсем не важно. Важно, что он оказывается в состоятельной миланской семье. Сближается со всеми, а затем неожиданно покидает их.

    Толкователи уверены в том, что герой Стампа физически соблазнил каждого из членов семьи. А я в этом совсем не уверен. Пазолини наверное не упустил бы случая дополнить фильм яркими визуальными образами соблазнений. Однако, достоверно уверенно утверждать о физической связи можно лишь в отношении матери семейства, которую блестяще сыграла Сильвана Мангано.

    Соблазнение ведь может иметь не только физическую форму. Оно может быть связано и с просвещением. Например с положительным примером. Поэтому неважно, что именно было между героем Стампа и жителями этой странной семьи. Значение имеет то, что они не смогли безболезненно пережить его уход. Ведь для каждого из них — странных обитателей дорогого особняка, была предложена особое душевное лакомство, затрагивающее самые их тонкие струны. Оставив их наедине с собой, неизвестный, лишил их этой благодати. Самим же выработать что-либо подобное, либо спрятаться за противоядие все они не смогли. Портреты этой слабости весьма жизненны: кататонический сон героини Энн Вяземски, отказ от состояния героя Массимо Джиротто, безудержный секс героини Сильваны Мангано. Но наиболее мне понравилась линия с написанием картин с помощью разбрызгивающейся мочи. Это ли не признание собственной творческой беспомощности? Это ли не обличительный приговор Пазолини многим представителям современного квази-искусства?

    Остается лишь кажущаяся совершенно гротескной линия с вознесением служанки, которая стараясь справиться с искушениями уходит в аскезу. Но тут все как раз понятно. Именно служанка — единственный из персонажей, которая стремится жить осмысленно, по совести. К тому же, ведь именно Пазолини утверждал, что религиозность и средний класс практически несовместимы.

    Другими словами, основная религиозная полемика Пазолини сводилась к следующему: «вопрос не в том, может ли коммунист быть верующим, а, скорее, в том, может ли быть верующим буржуа». Как раз именно в рамках данной парадигмы и снята «Теорема».

    Другое дело, что сам фильм получился настоящей мечтой перфекциониста. Тут все идеально. Содержание, форма, актеры, операторская работа, саундтрек. Все. Скажу больше, как раз именно «Теорема» стилистически лежит в основе поджанра giallo. В сущности, каждый из giallo — это ведь своеобразная «Теорема», но с убийствами и детективной эстетикой. Правда, это совсем другая история.

    10 из 10

    21 ноября 2013 | 09:23

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: