всё о любом фильме:

Бартон Финк

Barton Fink
год
страна
слоган«What's in his head»
режиссерДжоэл Коэн, Итан Коэн
сценарийДжоэл Коэн, Итан Коэн
продюсерИтан Коэн, Бен Баренхольц, Билл Даркин, ...
операторРоджер Дикинс
композиторКартер Бёруэлл
художникДеннис Гасснер, Роберт С. Голдштейн, Лесли МакДональд, ...
монтажИтан Коэн, Джоэл Коэн
жанр драма, триллер, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  1.5 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время117 мин. / 01:57
1941 год. Молодой драматург Бартон Финк приезжает в Голливуд, чтобы писать заказной сценарий для одной из крупных кинокомпаний. Остановившись в ужасном отеле, он приступает к работе. Но дело движется медленно. Бытовые проблемы постоянно выбивают Бартона из колеи. К тому же, будучи человеком закомплексованным, он постоянно терзается муками творчества, отчего настроение ухудшается день ото дня. А все потому что Бартон не знает, чем закончится эта уникальная история, начавшаяся как сотни других.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
49 + 5 = 54
7.6
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Роли Джона Туртурро, Джона Гудмана, Джона Полито и Стива Бушеми — постоянных актёров Джоэла и Итана Коэна — изначально писались именно под них.
    • Джоэл и Итан Коэн утверждали, что идея сценария о сценаристе в творческом кризисе пришла им в голову, когда они страдали от творческого кризиса во время работы над сценарием «Перекрёстка Миллера» (1990). Кроме этого, считается, что фильм частично основан на истории, происшедшей со сценаристом Клиффордом Одетсом.
    • Это первый фильм, который выиграл три главных награды (Золотую пальмовую ветвь, Лучший режиссёр и Лучший актёр) Каннского кинофестиваля.
    • Это первый фильм Джоэла и Итана Коэна, снятый не Барри Зонненфельдом (оператором выступил Роджер Дикинс, и фильм стал его безусловной удачей). Сам Зонненфельд появился в камео: он сталкивается с Бартоном Финком в ресторане.
    • Основой для персонажа по имени Уильям Мэйхью, послужил лауреат Нобелевской премии Уильям Фолкнер, который в начале своей карьеры писал сценарий фильма о борьбе, и также как его персонаж, имел проблемы с алкоголем.
    • Печатная машинка, которую использует главный герой, называется UNDERWOOD Universal.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Концовка с птицей, ныряющей в море, получилась случайно. Джоэл и Итан Коэн рассказывали, что птица неожиданно попала в кадр, и так им понравилась, что они решили оставить.
    • Карл Мундт (загадочный убийца) — это имя бывшего главы комиссии, создавшей «чёрный список Голливуда» во времена маккартизма. Эта комиссия уничтожала карьеры сценаристов, актёров и кинодеятелей, замеченных в социалистических пристрастиях, как, например, Бартон Финк.
    • еще 5 фактов

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.5/10
    Нетрадиционное для американского кино, оригинальное по манере, кинематографически изобретательное творчество братьев Коэн (36-летнего на тот момент Джоэла, сценариста и режиссёра, 32-летнего Итэна, сценариста и продюсера), помимо признания у мировой критики, было вознаграждено в 1991 году «Золотой пальмовой ветвью» на Каннском фестивале вслед за фильмами «секс, ложь и видео» Стивена Содерберга и «Шальные» Дэвида Линча. «Бартон Финк» также был отмечен за режиссуру, а актёр Джон Туртурро вдобавок получил приз за главную мужскую роль. В Европе по этому поводу возникли пересуды о чрезмерном восхвалении американцев в Канне, хотя жюри и дирекция знаменитого киноконкурса трижды подряд поддерживали явно европеизированные работы самобытных художников, диктующих современную моду на иронически-интеллектуальный кинематограф. В нём виртуозно, а порой забавно переосмыслены жанры и стили Голливуда, легенды и мифы американского киномира, высмеяны архетипы общества, его подспудные настроения на рубеже 80-х и 90-х годов. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 63 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Достойный и очень достоверный фильм о творческих муках сценариста, нанятого Голливудской компанией в начале 40-х! На экране происходит препарирование процесса создания предмета искусства этап за этапом. Чудаковатый Бартон Финк проходит через Адский Ад в виде гостиницы с его немногочисленными, «странными» жильцами и в конце концов очищается, поймав вдохновение весьма странным образом.

    Мрачные цвета, заросшее фикусами фойе, невыносимая жара — все это дает нам понять, что герой в Аду. Начинается все с комара, не дающего герою покоя. Да, кстати, фильм пропитан иронией и черным юмором, в чем, безусловно, заслуга отменной игры Джона Туртурро. Часто появляющийся кадр с длинным темным коридором, окутанным таинственным гулом, нагнетает обстановку и несет в себе образ пути, который предстоит пройти герою. Долгое время Бартона терзают муки творческого кризиса. Сценарий фильма про борьбу, который ему нужно написать — аллегоричен, он может найти отражение и во внутренней борьбе героя с самим собой. Вообще, тема борьбы проходит сквозь весь фильм, мы можем увидеть это как в изображении, так и в звуке.

    Насчет звука! Тщательнейшим образом проработаны все звуковые детали, ведь они несут немалую драматургическую роль в этой истории. Мы слышим все ушами героя, предельно сосредоточенного на мысли. В самый ответственный момент начинают смачно отклеиваться обои, смех за стеной настолько начинает раздражать, что невольно сопереживаешь герою. А в совокупности с изображением воздействие усиливается.

    Вспомнилась замечательная монтажная склейка: один крупный план клавиатуры печатной машинки переходит на другой крупный, с активным набором текста. Это на мгновение вводит нас в заблуждение, будто бы к Бартону наконец пришло вдохновение. Но и тут не без острой Коэновской иронии! Камера отъезжает и мы видим секретаршу в офисе кинокомпании. Хочется отметить еще пару гениальных монтажных находок, а именно: проезд камеры сквозь канализацию в номере и на вечеринке (что показывает слияние реальности с ирреальностью). В целом, камера отлично поддерживает тягучую стилистику фильма и передает настроение.

    Нагнетание атмосферы продолжается и герой получает все новые сюрпризы, окончательно размывшие рамки реальности. Таким «сюрпризом» является совершенно неожиданное убийство! Герой в полном замешательстве. Далее сосед, который на протяжении всего фильма кажется нам таким добрячком, на самом деле оказывается маньяком. Вот он, любимый прием братьев! Обмануть ожидания зрителей, перевернуть все с ног на голову.

    Как и положено, в аду не без огня. Гостиница загорается от появления Чарли. Тут тебе и кульминация, и мораль! Герой стойко вынес и это испытание, заслужив очищение. «Светлый луч в темном царстве» — картина, висящая над рабочим местом Бартона и не дающая все время ему покоя — ожила. Это самый потрясающий финал, который я когда-либо видела! Не перестаю восхищаться талантом братьев! Как все гармонично, красиво и продуманно. Эти парни понимают толк в кино!

    Фильм для многократного просмотра и любителей тонкого Коэновского юмора.

    16 октября 2012 | 17:34

    На мой взгляд, это лучшая работа, горячо любимых мной, братьев Коэн, за неё одну, не говоря уже о других достойных картинах, можно простить им такие попсовые проекты, как «Невыносимая жестокость» и «Игры джентльменов».

    Жанр картины ускользает от каких-либо определений, здесь есть элементы пародии, драмы, триллера и так далее. Наверное фильм можно охарактеризовать, как философская, аллегорическая притча. Герои гротескны, нереальны. Место действия — жутковатый отель, в котором, кажется, никто и не живёт, кроме самого Финка, его соседа и портье, тоже является персонажем, огромным живым существом, чутко реагирующим на внутреннее состояние Бартона. Всё это погружает в мистическую, вязкую атмосферу фильма.

    Здесь есть сатира на глобальное понятие «Голливуд», сразу рассеиваются мечты молодых дарований о свободном творчестве, успешной и счастливой жизни, кинокомпании — это большие или малые коммерческие предприятия, их задача, как и всякого коммерческого предприятия, заработать деньги, а не сделать искусство. Сатира на человечество в целом, люди, в большинстве своём быдло, толпа, им нужен легко потребляемый и усваиваемый продукт, кинокомпании дают его, на что есть спрос, на то найдётся предложение. Тут не выжить Художнику, кто-то пытается закрыться от этого, «строя дамбу», вливая в себя одну за другой бутылки виски, как писатель, а скорее уже алкоголик, Уильямом Мейхью.

    Темп у фильма медленный, плавно текущий. Всё начинается светло и оптимистично, с триумфа Финка на Бродвее, он полон надежд и отправляется в туда, где они, по его мнению, исполнятся. Однако путешествие медленно превращается в страшный сон, стираются границы между реальностью и его сознанием, происходящее набирает скорость, всё становится мрачнее, зритель чувствует гнетущее приближение чего-то опасного, и наконец кульминация — пожар в отеле, в душе Финка и во всём мире, всё это неспешное течение, набирающее обороты — предчувствие Второй мировой войны.

    Но главная мысль картины, на мой взгляд — это сущность интеллигентного человека. Интеллигент считает, что хорошо понимает народ, знает его жизнь и нужды, готов писать о нём и для него. Но Бартон на самом деле не имеет никакого представления о простом народе, он, так сказать, мозговой аристократ, неплохо живёт в Нью-Йорк, вращается в кругу творческих людей и далёк от обычного человека, как Земля от Солнца. И недолгое пребывание в условиях простой жизни выводит Финка из равновесия, он страдает от жары, комаров, отклеивающихся обоев, плохой изоляции, в следствии этого начинаются муки творчества. Очень точна фраза его соседа, маньяка Мунда «Ты здесь просто турист с печатной машинкой, а я здесь живу». И правда, Бартон Финк может вернуться домой, к прежней жизни, он здесь только на мгновение, и это уже разрушает всё его мировоззрение, жизнь, привычки. Однако самый любимый момент дальше, когда Мунд идёт по горящему коридору, открывает свою комнату и заходит, как ни в чём не бывало, произнося слова «Если я понадоблюсь, я всегда буду здесь», это просто повергает в шок, зритель понимает, что это обычный мир для него, полный боли, грязи и огня, он в нём навечно, а для Финка это горящий ад. Одна из сильнейших сцен в кинематографе.
    Бартон остаётся один, опустошенный, надломленный, в руках у него его сценарий и коробка Мунда, которая на самом деле его. Ящик Пандоры остался закрытым, или это просто коробка? Что в ней? Отрезанная голова? Ответа и не требуется, пусть загадка останется неразгаданной. Она своеобразное бремя Финка, его грех, его расплата за попытку познать другие слои жизни, не потеряв ничего и теперь его багаж на всё жизнь.

    В общем что можно сказать ещё? Братья молодцы, создали по истине один из шедевров мирового кино. Они мастера мелочей, каждая деталь значит очень много, начиная от комаров, обоев и заканчивая таинственной девушкой на пляже. Радует актёрская игра, в особенности Джона Гудмана, это не игра даже, а какое-то шаманство.

    В целом замечательное кино, мрачная аллегория, шедевр.

    10 из 10

    27 февраля 2009 | 17:12

    Братья Коэны не устают удивлять зрителя своей кинематографической изобретательностью, сняв очень глубокий изнутри, и в тот же момент легкий к восприятию фильм «Бартон Финк». За эту картину талантливый семейный дуэт был удостоен первой серьезной награды и заслужил общественное признание.

    После просмотра большинства работ режиссеров, я заметил одну черту — практически любой актер, который играет в фильме Коэнов, выдает незабываемый и нетипичный ему ранее образ. Сыграв заметно годом ранее в картине «Перекресток Миллера», актер Джон Туртурро очень мастерски воплотился в своего героя, и за свое исполнение был отмечен на Каннском кинофестивале. Второстепенный актерский состав — шикарный, большинство ролей фильма уже были предназначены под определенных актеров, и братья Коэны поддержали мощным составом второго плана единоличное лидерство Туртурро.

    Резюмируя картину «Бартон Финк», могу сказать, что ранняя работа режиссеров получилась очень вкусной конфеткой, отведать которую может практически каждый, и которая обязательно своим нетипичным вкусом будет напоминать о себе некоторое время спустя. Очень не глупый фильм, наталкивающий зрителя на те мысли, на которые уже изначально рассчитывали авторы фильма, это конечно не шедевр, однако очень изобретательное произведение.

    7 из 10

    31 мая 2011 | 14:01

    В любом деле самое сложное — начать. Вот так и у меня. После пары моих удачных рецензий, я попал в оборот, подписался писать по рецензии раз в неделю для интернет-ресурса. Работа не пыльная, нет, но это же не большое искусство. Не творчество, а так подработка. Я чувствовал, что у моих ног находилось что-то большое, значимое, но я отвернулся от него, и теперь я здесь. Здесь представляет собой небольшую съемную квартирку на окраине Санкт-Петербурга. А еще мой сожитель абсолютно не чувствует запахов. Уличный шум в нашей квартире на одиннадцатом этаже едва слышен.

    Самое сложное начать. Так и сейчас, я написал небольшой абзац и застыл, в удивлении глядя на него, будто он является не моих рук делом, а чьих-то чужих. У меня в запасе чуть больше недели на написание этой рецензии. Редактор лишь задал мне тему, сказав написать рецензию на фильм «Бартон Финк». Я вроде бы неплохо справлялся с работой, но сейчас у меня полнейший ступор. Ну да, Коэны, ну да, все три приза Каннского кинофестиваля впервые в истории, а что писать-то абсолютно не понятно. Все эти факты, пересказ сюжета, библейские аллюзии, крылатые фразы из уст Чарли Мидоуза, все это уже сказано-пересказано. Нет, ну не идет, абсолютно не идет.

    Как только пытаюсь начать писать, сразу оцепенение какое-то. Смотрю на картину, которая висела в комнате, еще тогда, когда я заселялся. Что-то такое безобразно пинапное, на грани с пошлостью. Какой-то райский уголок, обязательным атрибутом которого является девушка. Чайка, пикирующая на водную гладь, видимо, уследившая в ней рыбу. Но самое завораживающее во всем этом, это молодой человек, сидящий на переднем плане. Он как будто случайно затесался в картину, словно художник не заметил его. Он сидит, абсолютно неподходящий, в своем дешевом костюме и смотрит на эту девушку. И чайку. И море. И такой он ненужный и лишний, что даже жаль его, забравшегося в такую даль. Эта картина притягивает мой взгляд, каждый раз отвлекая от написания рецензии.

    А теперь еще этот, не чувствующий, наповадился ходить ко мне. Я сделал ему замечание, что мол неплохо бы ему мыться почаще. Так он завалился ко мне и предложил выпить. Рассказал, как ему несладко живется. Он однажды работал с Коэнами, когда-то в далеком прошлом. Показал мне один их приемчик, я чуть головы не лишился. Теперь заходит иногда, рассказать, как день прошел.

    А я все смотрю на это дурацкий первый абзац, абсолютно не вписывающийся в рецензию. Мне еще помощник редактора посоветовал использовать сироту и женщину. Ну какая уж там сирота. Ни Бартон, ни Чарли, хотя об этом в фильме ни слова. А женщина всего одна. Да и то на второплановой. Ей, как и полагает настоящей актрисе, удается только полюбить и умереть, ничего больше.

    Мне бы только начать, подтолкнуть меня. Я тут недавно, совсем никого не знаю. Недавно встречался с именитым писателем. Он тоже туда же. Ведет себя как старый козел Буковски, хотя этот писатель не такой уж и старый, и не такой уж козел. Просто пьет не просыхая, когда не пишется. Это вообще всех писателей роднит. Я вот предпочитаю Маутин Дью, сутками его пью, извините за невольную рифму. Прямо сейчас выдул два литра, что уж тут лукавить. Вроде бы и есть какие-то идеи, наметки. Нетипичная для Коэнов первая половина фильма, которую венчает абсолютно Коэновский финал. Фильм-то глубже вышел, с изюминкой.

    Вчера приходила женщина. Умерла. Пришел сосед, привел меня в чувство, как-то решил проблему. А меня это все потрясло. Вспомнил, что сосед-то у Коэнов работал. Вроде как даже нащупал что-то, но все еще идет тяжело.

    Абсолютно не понимаю о чем писать. Сожитель уезжает куда-то, просил присмотреть за какой-то коробкой. Жаль, что он уезжает, мы с ним вроде даже как-то сроднились. Все думаю об этой картине. Кто этот парень? Как он там оказался? Чем дольше смотрю на него, тем сильнее он мне напоминает Джона Туртурро. Ну, того, который в Бартоне Финке хорошо сыграл типичного творца. Господи, как же я устал. Измеряю свою комнату шагами, выходит не густо. Помощник редактора уже устал прикрывать меня перед редактором. Недавно все-таки пришлось идти на личную встречу с ним. Стал свидетелем невыносимого эпизода, даже рассказывать тошно, поэтому воздержусь.

    Медленно схожу с ума. Недавно взял книгу, за неимением библии, взял Буковски, благо он всегда где-то рядом валяется. На случайно открытой странице прочитал свой первый абзац. Жуткое ощущение, надо вам сказать. Понятное дело, что фильм полон рефлексии еще не маститых Коэнов, которые в Бартона вкладывают частичку себя, показывают свои сомнения и страхи, но стоит ли это упоминания?

    А про Гудмана как писать? Отменно сыграл, но как именно это описать? Демонически? Пугающе? В моей комнатенке холодно, как в раю, если можно так выразиться. Коробка, по-моему, протекает и в ней что-то гниет. Даже думать не хочу об этом. Прямо-таки как моя рецензия. Она тоже трещит по швам и рассыпается. Посмотрел другие фильмы Коэнов. Лучше не стало, откровенно говоря. Фильм выбивается из общего ряда и одновременно находится именно там, где он должен быть.

    Отправлюсь я, пожалуй, спать, надеюсь, завтра все получится. Просыпаюсь. И вот оно. Наконец-то я ухватил мысль за хвост, разгадал загадку, вычленил самое необходимое. Писал весь день, не отвлекаясь, давненько у меня такого не было. Просто восхитительное ощущение. Прямо вот сел и с чистого листа все написал, без тени сомнений. И картина заняла свое место, встала, как литая. И про коробку забыл, хотя мне уже и очевидно, что в ней. Какой смысл повторять ошибки героев Финчера из «Семи»? Я с ней периодически разговариваю, как в «Принесите мне голову Альфреда Гарсия», хоть и не так нудно. Все-таки не удержался и упомянул об этом, хотя и не собирался.

    Недавно сожитель вернулся, коробку пока еще назад не попросил. Да она мне, впрочем, и не мешает. А потом еще этот пожар. Еле ноги оттуда унес, прихватил с собой рецензию и коробку. Сожитель остался. Что-то про дом говорил, и про то, что я тут лишь турист.

    Наконец-то встретился с редактором, отдал ему рецензию.

    Разнесена в пух и прах. Редактор рвал и метал, не пустил в печать, всячески поносил меня. И это с моей-то лучшей рецензией? А потом еще и злорадствовал насчет контракта, мол, все написанное принадлежит ему, а публиковать он это не собирается. Да и черт с ним.

    Пойду-ка я прогуляюсь на Финский залив.

    19 февраля 2014 | 03:58

    Плюсы и минусы. Очаровательная, завораживающая картинка буквально каждого эпизода, каждого кадра, каждого движения или мимики. Это неповторимый сказочный мир фильмов Коэнов. Он особенный.

    Весь фильм «пропитан» миром звуков, очень тонко и правильно подобранных.

    Главный герой рассуждает о своём творчестве очень здраво и метко. Это не просто рядовой писатель, использующий банальные книжные штампы, это открыватель нового жанра в творчестве — творчества о простых людях и для простых людей. Именно благодаря этой свежей струе он и стал знаменит, но вдруг источник вдохновения иссяк…

    Бартон кажется постоянно заторможенным, унылым, находящимся в прострации. Очевидно, что у него творческий кризис, и автор фильма очень удачно это отразил. С другой стороны возникают сомнения, а есть ли у него вообще талант? Ведь за долгое время исканий он не может найти нить, дёрнув за которую начнёт распутываться клубок интересной истории для его нового произведения. Став знаменитым благодаря своему творчеству в одном городе, он почему-то никак не может сосредоточиться для следующего рывка на новом месте. Но кризис ли это, или зритель видит унылую бездарность? Фильм не даёт ответа на этот вопрос. Творческие муки — вот весь фильм.

    Но наконец — случилось! «Фонтан» заработал, хотя по сценарию и остался неоценённым… Главное тут в том, что именно послужило толчком, — это уже чисто коэновское.

    Одна из финальных сцен — «единение с народом» на танцах. В ней неплохо отображена та пропасть, которая отделяет «творца для народа» от самого народа. «Творец» и народ — разные субстанции, не понимающие и не знающие друг друга на самом деле. Народу нужны хлеб и зрелища, а «творец» хочет преподать ему высокое…

    … Какая-то странная, необъяснимая эпопея с маньяком, никак не вяжущаяся со смыслом фильма. Зачем она?.. Странные детали, безусловно, являются коронными «фишками» Коэнов. Но вдруг такое… Я не понял. Хотя, в некотором смысле благодаря этому картина с особенной силой подчеркнула одиночество простого человека, его беззащитность перед миром акул бизнеса, перед власть имущими. Да и без этого не было бы криминальной составляющей, без которой Коэны — не Коэны.

    Детали бытовой неустроенности, на мой взгляд, могли бы быть более выраженными. Возможно, для американского обывателя они и так уж слишком неприемлемы, но номер гостиницы мне вовсе не показался невыносимым (Коэнам бы в наших коммуналках или общагах пожить с месячишко, вот где открылся бы кладязь материала!). Отклеивающиеся обои? — какая мелочь, закрепи их кнопками! Тех денег, которые Бартон получал за недельную работу, вполне могло хватить для найма лучшего жилья. Почему он остановился в дыре, где его всё отвлекало от работы? Тут как-то нарушена логика.

    … Сцена с горящим коридором — это что-то!

    Вывод. Смотрел с интересом, как и любой коэновский фильм. Но в целом он мне не понравился. Пустой какой-то.

    23 октября 2012 | 12:20

    Братья Коэны. Кажется.. я нашел любимого режиссера (получается двух)). По крайней мере, это самые стабильные для меня кинотворцы.

    Кино оригинальное. Оригинальный сюжет, и отлично снято. Обожаю Коэнов за множество деталей в их фильмах. Очень грамотно, тщательно и оригинально собранных деталей (только надо не забывать, что часть из них нарочно вводят в заблуждение). Это могут быть и какие-то цитаты или просто деталь декораций. Или звук.

    Фильм снят великолепно.

    Джон Туртурро и Джон Гудмен сыграли безупречно. Так же понравился Стив Бушеми, хотя он появляется в фильме всего на несколько минут (кстати, очень красивое появление — портье, долго-долго выходящий из подполья под пронзающий воздух звук гостиничного звонка). Молодой сценарист-писатель плюс страховой агент-убийца-воплощение дьявола. Хорошее сочетание.

    Да да, Гудмен вполне неплохое воплощение дьявола, а весь отель что-то вроде его обители, ада… И даже лифтер-Харон есть. А уж в конце Гудмен зажигает по полной в своем царстве. Очень классно он бежал одновременно с огнем на стенах.

    «Смотри на меня, я покажу тебе жизнь разума!».

    Ад и вся эта дьявольщина — это одна из напрашивающихся аналогий и интерпретаций. Уж больно много наводок на это. Отель, плачущие стены, портье из подполья, Харон (лифтер), огонь, постоянная жара, особенно усиливавшаяся с появлением Карла. Классический дуэт дьявола и писателя. Почему-то они всегда хорошо находят общий язык. Дьявол — муза?..

    Да и сам Бартон хорош… возомнил себя Творцом..

    После окончания фильма одна из мыслей пришедшая насчет фильма — этот фильм… это и есть тот фильм, что был у Бартона в сценарии, который он принес продюсеру, тот самый «говеный» сценарий, который никому не нужен, кроме самого Бартона. Тем более, что Коэны признавались, что идея сценария «о сценаристе и творческом кризисе пришла им в голову, когда они страдали от творческого кризиса во время работы над сценарием «Перекрёстка Миллера»».

    Конечно, одна из важнейших тем фильма — писатель, творчество, творческий кризис, поиск вдохновения, работа для души и за деньги.

    А еще… это просто пародия и сатира. На все что можно в кино)

    … И совсем неважно что было в коробке. Ведь…

    - Как говорится, есть голова — есть надежда.

    - Есть жизнь — есть надежда!

    8 из 10

    11 октября 2011 | 22:33

    Первый, по настоящему замеченный и оцененный широкой публикой фильм Братьев Коэн «Перекресток Миллера» вышел в 1990 году, спустя 7 лет и две полнометражных ленты после их дебюта. И, как выяснилось в 1991 году, «Перекресток» — был своеобразной подготовкой Братьев, эдакой второй попыткой перед решающей третьей, которая всегда и определяет победителя. И если завалить которую, то останешься в истории лишь как серебряный призер, безусловный талант, хоть немного, но не дотянувший до гения. Однако Коэны ее не завалили — ведь всего через год после «Перекрестка», экраны увидел их подлинный шедевр «Бартон Финк».

    В центре повествования фильма — театральный сценарист, чье имя и вынесено в титул. Бартон Финк — тонкая и ранимая личность, увлеченная исключительно своим творчеством. Одержимый идеями настоящего искусства и поиска его сути, он, тем не менее, решает сменить театральные подмостки на звездные аллеи Голливуда. Получив выгодное предложение от голливудского продюсера, Финк берется за написание «типичной борцовской картины», какой ее себе представляют большие студии. Но, только, вот незадача — нашего героя вдруг начинают одолевать ни с чем не сравнимые муки творчества. Работа над сценарием застопоривается на первой же странице, Бартон скатывается в пучины депрессии, а тут еще его сосед в отеле то и дело разражается громким смехом, мешающим писателю сосредоточиться. Тут и случается поворотный момент фильма — после жалобы Финка на соседа, не замедляет явиться и он сам. Огромный, пышущий силой и здоровьем Чарли, внезапной оказывается музой, своей простотой и жизненностью, вдохновляющей Финка на написание сценария.

    Но, будь все на самом деле так просто, это бы не были Коэны. Конечно же, анализ личности творческого человека, погруженного в лживый и лицемерный мир Голливуда — важный лейтмотив «Бартона Финка», но точно не единственный. Аллегорические персонажи, вроде спившегося писателя, поначалу помогающего главному герою, это всего лишь одна из деталей огромного пазла, коих в фильме не просто много. Он весь состоит из этих маленьких деталей, кадров и намеков, сплетающихся в итоге в неповторимую смесь из фарса, цинизма, черного юмора и простой, жизненной трагедии одинокого человека. И Джеймс Туртурро, игру которого невозможно не отметить, в своем фирменном амплуа эдакого Набоковского Лужина (которого, кстати, он спустя десяток лет и сыграет), лишь подчеркивает эту кинематографическую изощренность, свойственную лишь Коэнам. По сути своей, их самый лучший, наиболее полно дающий зрителю представление о художественном стиле режиссеров, «Финк» не то, чтобы стал планкой, до которой они так никогда снова и не смогли дотянутся, нет. Скорее, «Бартон Финк» — это уникальный проект, в один ряд с которым нельзя поставить ни один фильм, снятый хоть кем угодно. И не потому, что никто еще не снял фильма лучше, а потому что вряд ли когда-нибудь найти кино идентичное «Финку» хоть в чем-нибудь.

    21 октября 2013 | 18:10

    «Смотри на меня, я покажу тебе жизнь разума!»

    Творческий кризис… Многоточие стоит, потому что сказано с глубоким вздохом. Да, ведь это такая вещь, которая случается с каждым творческим человеком, и не то, чтобы просто случается, а случается обязательно. Я думаю, что каждый сможет поверить, что это бывало со мной. Да что там я, если это было и с самими братьями Коэнами. Да вы и сами знаете, ведь они собственно и рассказывали, что идея создания ленты «Бартон Финк» возникла после того момента, когда они стали жертвами творческого кризиса во время разработки сценария к своей предыдущей работе «Перекресток Миллера». На самом деле, это вещь серьезная, только люди, не имеющие никакого отношения к творчеству, к прекрасному, могут утверждать, что все эти разговоры о музе, о мыслительной бедноте бессмысленны и являются полнейшей чушью. Да что там говорить, кому не дано, тому не дано, пусть такие люди лучше дальше высчитывают глубочайшего замысла формулы или гадают на кофейной гуще по поводу того, как бы им в заданный срок закончить поставленный план.

    Бартон Финк был, как он сам считал обычным, рядовым писателем, который лишь выражал на бумажных листах свои мысли, писал то, что думал, ничего не скрывая. Он был одним из тех подающих надежды, который писал именно о том, что происходит в реальной жизни, ничего не придумывая или не описывая события, которые имели место быть в давнюю пору. Финк был четко уверен и стоял на своем по поводу того, что обычным людям, работникам не интересно знать, что было или что могло бы быть в то или иное время. Так вот, людей волнует только то, что с ними происходит в данное время и данный момент, и именно это дает повод задуматься и это заинтересует любого. Оставаясь верным самому себе, молодой еврей написал немало произведений, которые выливались в сценические постановки, одна из таких театральных вещей добилась ощутимого успеха в театрах Нью-Йорка. И однажды, когда после очередного показа спектакля «Несущие покой» (именно так он назывался), зрители настойчиво и твердо потребовали «автора, автора!», он, захлебываясь оглушительными овациями вряд ли думал, что сейчас, через некоторое время в его адрес последует незамедлительное приглашение в Голливуд и ему предстоит заниматься сценарным поприщем.

    - Как говорится, есть голова — есть надежда.
    - Есть жизнь — есть надежда!

    Конечно, все это действо можно смотреть, совершенно не вдумываясь, просто пропуская через себя кадр за кадром, кадр за кадром. И тогда, если вы относитесь именно к той группе ценителей, группе киноманов, к которой отношусь я, вы проникнитесь фильмом. Но если смотреть эту ленту, при этом заблаговременно включив мозги и активизировав серые клеточки, то станет понятно, что все показанное, это и есть наша с вами жизнь. Я не имею в виду общую жизнь человечества или общую жизнь отдельно взятого человека, я говорю о жизни писателей. Знаете, и тут даже абсолютно не важно, какой вы писатель — пишите ли вы профессионально или просто балуетесь, пишите стихи или прозу, сценарии или книги, отзывы или рецензии, вы все равно увидите здесь себя. И каждый, кто хотя бы пытается или пытался писать поймет эту горечь, эту опустошенность. Фраза «Где моя дорогая?», здесь уместна, как никогда, пусть и в несколько другом контексте.

    У нашего героя Бартона Финка было указание написать сценарий о борьбе ("wrestling» переводится именно, как борьба), но у него получилось написать более глубинно и вышла работа о борьбе человека с собой. А по сути, он написал сценарий о самом себе, о сложившейся ситуации и о днях, которых повествуется нам. А ведь в этом есть глубокий смысл — жизнь человека, а в нашем случае Бартона Финка, который олицетворяет всех писателей, есть борьба самого с собой. Прежде чем что-то родится у тебя в голове, а затем окажется на бумаге, в твоем сознании, внутри тебя должно что-то произойти, одна часть должна перебороть другую и именно тогда что-то из этого выйдет, что-то, что заставит удовлетворенно выдохнуть.

    Я не буду сейчас, в который раз уже обсуждать замусоленный Голливуд. Существует достаточное количество фильмов, которые обличают все это положение дел на фабрике грез, а особенно выделяются, например, «Сансет бульвар» или та же «Адаптация» про страдания Чарли Кауфмана, но для меня из всего этого списка теперь по-особенному будет выделяться именно творение Джоэла и Итэна Коэнов «Бартон Финк». Почему? Самое главное, это стилизация, которая словно качественный алкогольный напиток достигла нужного настоя и крепости. Это также игра на грани между реальностью и внутренним миром Бартона Финка, и эта самая грань в итоге совсем теряется, не давая нам все спокойно расставить по местам. В плюс еще идет совершенно неожиданная развязка событий, уж чего-чего, а такого явно не ожидаешь. Именно в этом проекте братья достигли высшей точки своих идей и мыслей, думаю, что эту картину нужно ставить на единоличную первую позицию в творчестве Коэнов. А самых отдельных, если можно так выразиться, разговоров заслуживает заданная атмосфера, которая окутывает все описанное мной выше. Интересно наблюдать за тем, как братья уделяли внимание таким мелочам в виде назойливых комаров в комнате, постоянно отклеивающихся обойных листов, словно намекая нам, что это попытки мыслительных процессов, поиски вариантов в голове Бартона Финка. Да, наверное, это оно и было.

    Помимо самих братьев, реальный куш в виде триумфа сорвали исполнители ролей. Первым у нас здесь идет, безусловно, Джон Туртурро, к которому раньше мое отношение было нейтральным, но после «Перекрестка Миллера» он меня приятно удивил, а сейчас и вовсе понравился. Да, Джону удалась роль Бартона Финка, он сыграл так, как от него и требовалось, все четко. Вторым в списке идет еще один Джон, Джон Гудмен. Что же, Гудмен мне всегда нравился, но здесь он меня просто поразил, не припомню больше ролей именно такого склада. Отлично справились со своими ролями Джуди Дэвис и Джон Махони. Отмечу Стива Бушеми в небольшой роли, который, как и обычно позабавил своей игрой. Теперь перейдем к отличной операторской работе Роджера Дикинса, который стал настоящей находкой для братьев Коэнов, надо сказать, что после этой работы карьера Дикинса пошла заслуженно вверх. Еще понравился мрачный саундтрек Картера Бёруэлла. Да что там еще разглагольствовать, в этой работе каждый аспект заслуживает исключительного внимания.

    6 января 2011 | 01:13

    Весь фильм Коэны (Джоэл и Итэн- режиссёры «Финка») пытаются как бы обдурить зрителя в жанровом плане- картина прикидывается то комедией, то детективом, то вообще каким- то триллером про маньяка! Однако её истинное лицо открывается лишь в финале- «Бартон Финк» чистой воды абсурдизм, если можно так сказать (в хорошем смысле, разумеется). Картина словно «живёт своей жизнью» (если говорить названием другого шедевра, но уже Жана Люка Годара), а этот отель, где новоявленная звезда сценарного искусства пытается написать кино- шедевр на бойцовскую тематику (в которой, конечно, ничего не понимает), возможно, один из семи кругов своеобразного «ада сценариста»… А, зная тягу Коэнов к пародиям, рискну предположить, что весь фильм- «В прошлом году в Мариенбаде», но перевёрнутое с ног на голову, где мир точно также живёт совершенно по иным законам и принципам! В любом случае, картина просто перепичкана всякими «задумайся — знаками»: вечная жара, комары, отклеивающиеся обои и, что самое главное, картина с изображением девушки, которую, кстати, Бартон и встречает в финале, но уже живьём (!!!)…

    Не случайно события, запечатлённые в картине происходят именно в 1941- ом году- этим Коэны показывают, что по прошествии пятидесяти лет (картина ведь была снята в 1991- ом) в кино- бизнесе по сути ничего не изменилось (а возможно, напротив, только усугубилось!): работа «по шаблону» активно приветствуется, тогда как привнесение чего- то нового в заезженные жанры принимается «в штыки»; продюсерам точно также наплевать на качество кино- ленты, скорее бы увидеть результат (желательно не очень затратный, но прибыльный); одинокая личность точно также почти ни на что не влияет ("писатели приходят и уходят, а индейцы нужны всегда»- иронически замечает продюсер Бен Гейслер, на утверждение Бартоном, что тот, мол, писатель).

    Как ни грустно, но братья Коэны, похоже, как- то умудрились предсказать своим же персонажем Бартоном Финком (а судя по финалу, Финк, скорее всего, сломается и будет делать дрянное кино) собственную кино- судьбу: сняв несколько отличных картин (и один шедевр — сам «Бартон Финк»), скатились во что- то невнятное и просто очень скучное (взять хотя бы «Железную хватку» или «Серьёзного человека», который, кстати и старается изо всех сил хотя бы немножко походить на «старшего брата»- «Бартона Финка», но он, увы, высота недостижимая)…

    10 из 10

    19 марта 2012 | 19:04

    Как говорят сами братья Коэн, замысел этого произведения родился у них во время творческого кризиса, когда они работали над «Перекрёстком Миллера». И нет никаких в этом сомнений. Ведь написать о муках творчества может лишь тот, кто сам эти муки пережил.

    Молодой драматург Бартон Финк, отпраздновав свой первый успех на Бродвее, принял приглашение поработать в Голливуде. И поехал он туда немного, а точнее много подзаработать, чтобы потом спокойно продолжать свою работу над театром для масс. Однако всё оказалось не так просто, как думал Финк. Кино — это не театр, здесь действуют уже другие законы. И ещё неопытный, а к тому же и закомплексованный Бартон, просто не знает, что и как ему писать. А отель, в котором он живёт, совсем не даёт настроиться на работу. Внешние и внутренние трудности постоянно терзают Финка. А намётки сценария должны быть готовы уже через неделю. Но, кроме пары строчек, он ничего из себя выдавить не может. И тут, он знакомится со своим соседом. Довольно странным, надо сказать. Но он становится Бартону опорой и лучшим другом в новом и незнакомом городе. Ещё он встречает знаменитого писателя Мэйхью, который давно спился и превратился в блеклое подобие человека и его подругу Одри, которая, несмотря на это любит его. И, чем дольше Финк прибывает в Голливуде, тем тяжелее становится его жизнь и, в конце концов, она превращается в настоящий ад. 

    Тема творческого кризиса не нова в кино. Однако Коэны преподнесли её в новом звучании. Сделав помесь чёрной комедии, острой сатиры, триллера, нео-нуара. Сделали они это настолько хорошо, что получили Золотую пальмовую ветвь и приз за режиссуру, ну и ещё один приз отошёл Туртурро. По этому поводу так негодовал Ларс фон Триер, который привёз свой фильм «Европа», получивший тоже три, но второстепенных приза. Он закатил в Каннах скандал и заявил, что никогда сюда больше не приедет. Но своего слова он не сдержал, и в 1996 его работа вновь состязалась с работой Коэнов «Фарго» (но сам Триер на фестиваль не приехал). На это раз Триер Коэнов опередил. Но то поражение во многом сказалось на творчестве датчанина. И, возможно, если не оно, Триер был бы совсем не таким, каким мы его знаем. А Коэны в 1991 праздновали свой заслуженный триумф. И ещё не раз они получат заметные призы на Лазурном берегу.

    Через год в тех же Каннах свой новый фильм представит классик американского кино — Роберт Олтмен. Этот фильм — «Игрок». Который кстати почти повторит триумф Коэнов и получит приз за режиссуру и мужскую роль. «Игрок» рассказывает уже о Голливуде настоящего. И мы видим, что со времён Финка мало что изменилось. Главный герой фильма Игрок — Гриффин Милл, который работает с многочисленными «бартонами финками», наводнившими Голливуд. Но многим молодым сценаристам с их идеями он вынужден говорить «нет». Но так ты можешь нажить себе много врагов. Гриффин, в конце концов, сталкивается с маньяком, который шлёт ему угрозы. Эти две картины великих американских режиссёр очень близки. Они показывают всю изнанку Голливуда. И представляют его, как настоящий ад, который засасывает, как трясина и из которого невозможно выйти чистеньким.

    Тема ада занимает особое место в фильме. И дело не только в невыносимой жаре и мелькающих в разговорах шестёрках. Дело в загадочном соседе. Может быть это — дьявол в людском обличии, который захотел заполучить душу талантливого драматурга. И образ этого соседа напоминает знаменитого Воланда из «Мастера и Маргариты» Михаила Булгакова. А Бартон сильно напоминает Мастера, который, написав свой шедевр о Понтии Пилате, особо никому не нужен. А Голливуд сороковых похож на Москву тридцатых годов. Может быть, Сатана выбрал местом своего нового бала Лос-Анджелес. А ведь его ещё называют городом ангелов, и ад в городе ангелов, это столь противоречиво и не сочетаемо. Но это не единственное противоречие в фильме. И Коэны сплели все противоречия воедино в главном персонаже, имя которого вынесено в название. Что касается произведения Булгакова, то проводит параллели между ним и «Бартоном Финком» можно очень долго.

    А Бартон Финк действительно невероятно противоречив. Он говорит, что пишет о народе и для народа, но, похоже, что делает он только первое. Куда простым людям душевные муки борца, им бы лучше драки этого борца посмотреть. А Финк всё хочет создать великое произведение. Но голливудскому боссу Липнику этого не надо. Ему подавай простое, как три копейки, развлекательное кино для работяг. Финк же думает о мыслящем пролетариате, чем он напоминает Чернышевского. Но Бартона никто не понимает. Не зря нам показывают сцену на танцах, где Финк кричит солдатам и матросам, что он писатель и творец, но вместо понимания, он получает по лицу. Народу подавай зрелищ, а не философские размышления.

    Особое место занимает финальная сцена. Где картинка, висящая на стене номера Финка, как бы материализуется. И вот, когда он видит девушку на пляже, в воду врезается птица. Братья говорят, что это случайность, но в это не хочется верить. Птица расшибается о воду, так же как и мечты Бартона расшибаются о «Фабрику грёз». И вообще финальная сцена наводит на размышления о, том, что всё или почти всё это сон Бартона, причём кошмарный. Но вот, когда начинается этот сон, а когда заканчивается непонятно.

    Гениальная сцена и когда Финк хлопает комара на теле Одри, и кровь растекается сначала на теле, а потом…

    Про этот фильм можно ещё много сказать. Можно говорить о великолепной игре Туртурро, о колоритный образах Гудмена и Лернера, о блистательной режиссуре Коэнов, о замечательной операторской работе Дикинса. Но лучше снова его посмотреть и окунуться в потрясающую атмосферу этого шедевра братьев Коэн.

    9,5 из 10

    25 октября 2009 | 12:48

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>