всё о любом фильме:

Токио!

Tokyo!
год
страна
слоган«Transformation. Anarchy. Rebirth»
режиссерПон Джун-хо, Леос Каракс, Мишель Гондри
сценарийПон Джун-хо, Леос Каракс, Мишель Гондри, ...
продюсерЭнн Перно-Савада, Мичико Ёситакэ, Реми Бура, ...
операторКаролин Шампетье, Джан Фукумото, Масами Иномото
композиторЭтьен Шарри, Ли Бён-у
художникМицуо Харада, Хироши Хаясида, Тосихиро Исоми
монтажНелли Кветье
жанр фэнтези, драма, комедия, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$51 747
зрители
Россия  9 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время107 мин. / 01:47
Три совершенно разные истории, общее у которых лишь одно: место действия — мегаполис Токио. Первая «Дизайн интерьера» повествует о молодых людях, приехавших покорять столицу Японии. Акира мечтает стать выдающимся кинематографистом, а его девушка Хироко ищет свое жизненное предназначение и находит его неожиданно фантастическим образом. Вторая «Дерьмо» о «существе из канализации», безумном получеловеке-полузвере, пожирающем исключительно цветы и деньги и терроризирующем весь город. И последняя «Сотрясающийся Токио» о парне Теруюку. Он хикикомори. Так в Японии называют молодых людей, стремящихся к изоляции от внешнего мира, ведущих затворнической образ жизни. Все меняется, когда в дверь Теруюку стучится любовь в образе симпатичной разносчицы пиццы…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
75%
50 + 17 = 67
6.4
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм был снят в Токио, в районе Кугаяма.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 2971 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Не так давно стали популярны короткометражные фильмы о мировых мегаполисах. Известные и не очень режиссёры, имеющие свой взгляд на глобальные проблемы и не имеющие средств на реализацию всех своих идей в полном объеме, объединяются в группы для создания фильма служащего как рекламным продуктом известному мировому центру, так и реализацией своего взгляда на какую-нибудь острую общественно-социальную проблему. В «Париж, я люблю тебя», скажем, был сюжет, в котором братья Коэн взглянули на подземку Парижа, в котором и поезда-то не ездили, зато произошла небольшая разборка. В 15-миллионном Токио три известных в узком кругу режиссёра реализовали свои взгляды за грань разумного.

    Почти забытый после своего успеха с «Вечным сиянием чистого разума» Мишель Гондри воплотил на экране проблемы молодых провинциалов отправляющихся в мегаполис ради реализации большой розовой мечты. Молодой японец в обнимку со своей подругой, взяв с собой жалкие гроши, приехал в Токио ради премьеры своей дебютной кино-работы в порно-кинотеатре. Локальный успех фильма не ограничился похлопыванием по плечу, парень стал привлекать на себя женское внимание, что побудило его девушку посчитать себя не нужной старой мебелью и само ликвидироваться.

    Старая табуретка всегда занимает место в дальнем углу, и если бы табуретка могла ходить — она бы ушла. Если бы табуретка могла слушать… если бы табуретка могла говорить. Гондри одухотворил мебель, «выстрогав» её из забытого человека. Получился какой-то регресс на тему Буратино, но без попыток на борьбу за место под солнцем.

    Французский грек Леос Каракс пошёл дальше, его новелла в большей степени, чем у Годара направлена на протест против умиротворенной и сытой жизни токийского среднего класса. В центре Токио оживает ирландский миф о леприконе-нацисте незаконнорожденном сыне Годзиллы и Ким Чен Ира, ненавидящем японцев и совершившем массовый акт насилия. Само собой такой сюжет больше подходит для фильма об ирландской республиканской армии, где бы рыжий боевик, в зеленом пиджаке, кушая деньги и цветы, прошёлся кровью по мирному населению.

    Режиссёр явно неудовлетворён спокойствием воцарившемся в Токио, где даже якудза стала больше данью древней культуре, чем действующей устрашающей силой. Каракс изображает японцев грамотным обществом, дающим право даже мерзкому существу, обвиняемому в террористическом акте право на справедливый суд. Нелепо выглядят судебные сцены, Каракс толи пытается на основании этого посмеяться над успокоившейся Японией, толи просто не хватило денег на целый фильм об лепреконе-маньяке и пришлось как-то крутиться. Мифический сюжет заканчивается не менее волшебным образом, не давая ответ на вопрос, чем провинились японцы перед Караксом.

    Правда и он оказался уничтоженным третьей новеллой, где кореец Бон Джун-хо вообще запер в квартирах всё японское общество. Это даже напомнило давнишний советский мультик о животных, спрятавшихся в клетках от источника опасности. Однако географически сложилось так, что в Японии дом, по определению, не является безопасным местом. Даже если якудза больше не может и не хочет туда проникать, то от частых землетрясений рано или поздно начнется сыпаться штукатурка.

    Режиссёр третьей новеллы рассказал о страхе покинуть свою крепость, и в большей степени дом становится метафорой души, мол, ну что мы азиаты такие закрытые были 300 лет назад? Прятали от окружающих свои эмоции, нужно было «открыть двери», начать улыбаться и уже тогда петь в караоке, а не кланяться всем встречным. Традиции, складывавшиеся сотнями лет и трудолюбивый образ жизни японцев, позволивший быстро отправиться от войны и атомной бомбардировки середины ХХ века для трёх маститых режиссёров оказался пустым звуком. Каждый их кадр наполнен призывом — пойти по пути художника, предпочесть добровольное затворничество от общества робототехнике, отказаться от друзей и семьи ради душевного спокойствия. Хотя издревле, особенно в ценящей традиции Японии, известно, что именно семья и друзья источник душевного равновесия и спокойствия.

    Одиночество, а все герои «Токио!» — одиночки, не сулит ничего хорошего, одиночество ведёт к превращению в мебель, выливается в бунт против общества. У героев этой пессимистичной ленты нет никого, каждая новелла ленты рассказывает историю людей не сумевших отыскать себе родственную душу в 15-миллионном густонаселенном Токио!

    19 января 2010 | 08:25

    Очень приятно неожиданно наткнуться на хорошее кино. Ещё более приятно, когда это не просто хорошее кино, но и необычное. Мне часто хочется сравнивать фильмы с едой. Вот если еда может быть вкусной, как домашний борщ, ну просто вкусной, то этот фильм вкусный, как какое то изысканное экзотическое блюдо. Причём не просто экзотическое, а такое что и не ожидал о его существовании. Ну надеюсь понятно мысль выразил. Более-менее.

    Об этом кино хочется поговорить. Каждую из трёх серий хочется обсуждать. На ум приходят разные, так сказать концепции.

    Вот с одной стороны этот фильм об одиночестве человека в огромном мегаполисе. О потерянном поколении. О тех, кто как бы вне общества, хотя и очень хочет быть его частью.

    С другой стороны очень ясно понимаешь, что аналогии европейца относительно перенаселённой столицы Японии различаются с видением самого японца. Чего ты мы явно не понимаем или видим это совсем не так. Хотя и в наше время культура Японии достаточно сильно влилась в повседневность, как в моде, еде, одежде, так и в кинематографе, но надо жить в Японии, надо быть японцем, что бы понять, что например хикимори — это не просто какой то диковинный элемент, но городская легенда и часть жизни.

    Ещё мне почему то с одной стороны очень странно, но с другой и не удивительно, что режиссёры фильма не японцы. Удивительно, потому что я бы подумал, что фильм всё же снимали японцы, а нет потому что на мой взгляд Французы наиболее близко из европейцев стоят к японской культуре. Южная Корея, конечно, ещё ближе.

    А вообще интересно было бы почитать историю создания этого фильма.

    Ещё одна концепция — это моё отношение к целостности общности серий, как к трио из позиций: любовь, ненависть и безразличие. Мне кажется это очень изящным.

    Теперь о самих фильмах, которые сюжетно между собой совершенно не связаны. Ну кроме того что всё в Токио происходит.

    Первая короткометражка на мой взгляд о роли женщины в Японии. Вообще традиционно в Японии, да и не только, если честно, женщина выполняет второстепенную роль в жизни мужчины. Это то что в глаза бросается. Ещё другая идея, что у каждого человека есть своё предназначение и что плохого, если ты при этом счастлив, но на твоём месте многие бы не захотели оказаться. Потом явная тема одиночества. Но даже в этом одиночестве человек может найти свою активную роль. Тут вообще в каждой серии человек в своём одиночестве находит активную роль. Я вот такими сухими отрывками выбрасываю свои мысли, но поверьте, что их на самом деле рождается куда больше. И они более красочные. Эта серия самая метафоричная на мой взгляд. И эта серия о безразличии.

    Второй фильм о ненависти. Ещё я подумал, что этот фильм об отношении японцев к иностранцам. Ещё о тех страхах, которые порождают чудовищ, которые могут быть смертельно опасными. Ещё кино опять же об одиночестве. Но самодостаточном таком одиночестве. Но главная идея — это страхи мегаполиса. Самая жёсткая и агрессивная серия. Наверное самая шокирующая и жестокая. Серия просто просится, что бы её растащили на цитаты.

    Третий фильм о любви. Опять же об одиночестве. О том, что всё может разрушиться. Сам человек строит свою жизнь и ложно строит барьеры от всех опасностей, а потом наступает момент прозрения, когда уже поздно что то вернуть. И всё. Счастье потеряно. Но если существует любовь, то весь мир встанет на колени. Самая эпичная вещь. Не просто легенда, но факт из жизни японцев. Да и не только японцы вгоняют себя в добровольную изоляцию и становятся паразитами, которые даже сами не понимают зачем они живут. Люди-растения. Самая грустная вещь. Но и самая жизнеутверждающая.

    Коротко выплеснул эмоции. Не все. оставил себе ещё много. Обязательно посмотрите этот замечательный образчик современного киноабсурда. Это действительно стоящее кино.

    Все режиссёры известны кинолюбителям и ценителям умного кино. Режиссёры выступали и как сценаристы к своим работам.

    Автор первого фильма о девушке нашедшей свой своеобразный способ самодостаточного одиночества приносящего пользу хорошим людям — Мишель Гондри. Снял такие картины как Вечное сияние чистого разума и Наука сна. За Вечное сияние чистого разума получил Оскара в 2005 году в номинации Лучший сценарий.

    Автор второго фильма, про страх порождающий жестокость — Лео Каракс. Автор такого хорошего фильма, как Любовники с Нового моста. Приз молодежного жюри (французское кино) за фильм Парень встречает девушку в 1984 году на Каннском Кинофестивале и приз Европейской конфедерации художественного кино — почетное упоминание. а так же Приз Альфреда Бауэра за фильм Дурная кровь в 1987 году на Берлинском Кинофестивале.

    Третью серию про любовь хикимори, которая закончилась неожиданным не скажу чем, снял Джун-хо Бон. Автор потрясающего фильма Мать и очень хорошего Воспоминания об убийстве. Получил награду Азиатской киноакадемии, 2010 год за сценарий к фильму Мать и несколько наград за фильм Воспоминания об убийстве на кинофестивале Сан-Себастьян, 2003 год.

    Некоторые актёры известны широкой публике кинолюбителей, например Нао Омори (Куклы, Ахиллес и черепаха), Кен Митсуйши (Тонкая красная линия, Интимный дневник), Рё Касэ (Письма с Иводзимы, Не сдавайся, Беспредел, Никто не узнает).

    Музыка к фильму так же очень хорошая и подходящая. Композиторы Этьен Шарри и Бьюнг-Ву Ли.

    2 марта 2012 | 03:53

    Заинтересовался проектом, еще только когда он вышел в прокат, но посмотреть, к сожалению, удалось только сейчас. Вопреки некоторым сомнениям он в итоге очень понравился, оказавшись намного лучше ожидаемого.

    Фильм состоит из трех новелл, связанных между собой только местом действия — Токио. Что самое смешное, ни один из режиссеров не является японцем (только два француза и кореец), что не помешало отлично воссоздать атмосферу этого очень странного города. Несмотря на то, что сюжетно они тоже никак не связаны, стили режиссеров совершенно разные, но фильм получился цельным. А теперь обо всем по порядку.

    Новелла первая. «Дизайн интерьера». Эту историю снял небезызвестный Мишель Гондри, чье творчество мне очень симпатично. Не сказал что она лучшая, но однозначно достойна внимания. Это самая меланхоличная из историй и как ни прискорбно, самая скучная. К ритму привыкнуть тяжеловато, никакой драматургии и в помине нет. Зато есть отличное внимание к мелким деталям, нестандартные характеры персонажей (одна из самых странных лав-стори на моей памяти) и неожиданный сюрреалистичный финал. Основная мораль заключается в том, что люди разучились слушать других людей и относятся к ним как к вещам. Отлично сыграла Аяко Фуджитани.

    Новелла вторая. «Дерьмо». Эту историю снял мало знакомый широкой публике французский режиссер Лео Каракс (как ни странно, именно благодаря нему я и заинтересовался альманахом), для которого это стало своеобразным возвращением в кинематограф (до этого он не снимал около девяти лет), чему я очень рад. Смотреть эту новеллу, по правде говоря, несколько скучновато, но впечатление производит неизгладимое. Уже из названия становится понятно, что это весьма неординарная история. Лично меня она поставила тупик, по мне так в ней основная мораль заключается в том, что люди просто не хотят понимать друг друга. К тому же это и мощнейший стеб над терроризмом (главным образом над реакцией людей на трагедию 11 сентября 2001). А еще в ней великолепная режиссура, чувствуется огромный талант постановщика к созданию своеобразной гипнотической атмосферы, трудно это объяснить, но это так. А еще тут отлично сыграли Дени Лаван и Жан-Франсуа Бальме.

    Третья новелла. «Токиотрясение». Эту историю снял ныне набирающий обороты корейский режиссер Джун-хо Бон (или Пон Чжунхо), чье творчество меня очень даже интересует. Эта новелла однозначно лучшая из трех. Ее очень интересно и легко смотреть, несмотря на медленный ритм повествования и небольшое количество событий (главный герой всего лишь боится выйти на улицу). В ней просто потрясающая режиссура, большое внимание к деталям, красивый видеоряд и отличный сценарий. Смысл всей истории заключается в том, что не надо бояться и скрываться от других людей, а еще каждому нужна своя эмоциональная встряска. К тому же чувствуется большая любовь режиссера к своему делу, это еще и самая добрая и душевная новелла в фильме. А еще тут прекрасно сыграл Теруюки Кагава.

    Вывод: очень мощный и нестандартный альманах с прекрасной атмосферой и стильной реализацией. На любителя, но всем советую!

    Оценка:

    10 из 10

    1 февраля 2011 | 20:00

    Три режиссёра-иностранца Мишель Гондри, Леос Каракс и Джун-Хо Бон сняли альманах о безумном Токио, который как будто сошел со страниц фантастического романа. Здесь не удивляются людям-амфибиям, странным телерепортажам и роботам, разносящим пиццу. Три истории сняты совершенно по-разному, но все три полностью улавливают ту оторванность Токио от остального мира. Мир, победивших технологий и умерших душ. Человечность постепенно вытесняется из этого мира неоновых вывесок и причудливых зданий.

    «Дизайн интерьеров» — история о девушке, которая не может найти себе места в этом мире. Она не знает в чём её призвание. Все вокруг, включая её парня имеют своё дело, но она только и может бродить между футуристическими зданиями Токио. И история была довольно интересной, если бы Мишель Гондри не превратил героиню в… хм… эээ… стул. Конечно, в этом странном городе удивляться нечему, но этот эпизод совершенно нелеп, наивен. Хотя мысль предельно понятна. Техномир Токио превращает человека с его поиском душевного равновесия в вещь. В буквальном значении.

    «Дерьмо» — в канализации под Токио живёт Оно. Страшное чудовище, которых не видел доселе белый свет. Оно не имеет сочувствия и сострадания. Ему нужны только хризантемы и деньги. Оно — это мистер Дерьмо. Дени Лаван в очередной раз мастерски перевоплощается в новую роль, а Леос Каракс снимает безумное кино, стилизованное под какой-то сумасшедший телерепортаж токийского телевидения в духе тех, что можно увидеть в фильмах о Годзилле. Только выносит он неутешительный вывод для современной цивилизации. И никакие бунты уже не помогут в мире полном дерьма, где самым человечным существом, является житель канализации.

    «Токиотрясение» — наш герой — хиккикимори. Он не выходит из дома уже 10 лет. За это время он умудрился превратить свой дом в настоящее произведение искусства. Каждую субботу он заказывает пиццу на дом, но никогда не смотрел в глаза девушке, её приносящей. Взглянув однажды, мир переворачивается. Джун-Хо Бон, возможно самый талантливый режиссер новой корейской волны, снял простую, но не менее фантастическую историю, чем 2 предыдущих. И даже более того, он изменил формат соотношения сторон экрана, расширив мир для зрителя, подобно тому, как герой впервые увидев девушку в лицо, вырвался из своей темницы на улицу. Но Токио уже не спасти. Все давно добровольно ушли в заточение своих бетонных клеток. И даже землетрясение не заставляет людей возродиться.

    14 апреля 2014 | 17:18

    Три разные главы трех разных уровней существования человека.

    Проблема первая. Личностная. «Найти свое призвание и самореализоваться — очень важно» — об этом мы слышим на каждом углу. И все призывают нас использовать сильные стороны. А если не знаешь в чем ты силен? Тогда выбери то к чему лежит душа. Ведь главное — душевный покой. Но если ты выбираешь то, что тебе нравиться больше всего, не прилагая усилий и не борясь ни за что — по прежнему ли ты можешь называться человеком? И если нет, то что важнее: чувствовать себя счастливым или быть достойным гордого звания «человек»? Это пресловутое ребро монеты в один иен. Проблема которая служит подоплекой для всех остальных проблем. Она — внутри.

    Проблема вторая. Международная. (Общечеловеческая). Кто более сумасшедший — бородатый дядька или его окружающее? Неспособность понять того кто думает иначе — это всего лишь отсутствие попыток понять его. Никто не пытался выяснить его происхождение и цели. Всех интересовал лишь результат его действий. Ну и как же без расизма. Незнание закона не освобождает от ответственности. Никакого космополитизма. Мы не станем пытаться понять тебя. Мы задушим тебя справедливым возмездием. Попытка возвести в систему закона любое событие. даже то которое не может рассматриваться в рамках стандартного. Даже его лишают его исключительности. А эти рыжебородые дядьки ходят и по улицам наших городов.

    Проблема третья. Восточный Вопрос. Вопрос мегаполиса. Вот так разрушилась эра коммуникации. С появлением телеграфа, телефона и интернета. Люди попали в ловушку собственных открытий. Хотели облегчить общение с теми кто далеко — и лишились его совсем. Но при этом — великий парадокс. Человек ощущает себя человеком, без тех кто будет ежечасно подтверждать ему это. Полная самодостаточность. Возможно когда все закроются в своих домах погруженные в свои мысли и чистое созерцание действительности и себя — это и будет вершиной прогресса и эволюции. Наши города заполняться роботами-курьерами, а люди? Бесчувственность. Вот что возможно в таком обществе. Любовь рождение которой можно спровоцировать нажатием кнопки? Неужели трясет? А Любовь как последнее что может заставить прикоснутся к миру? Когда даже катаклизм не может заставить этого сделать? Любовь — как последнее средство коммуникации. Да — трясет.

    6 августа 2011 | 22:52

    Вообще всегда забавно наблюдать «сочинение на заданную тему» каких-то знаменитых и не очень режиссеров. Будь то что-то индивидуальной типа «Пяти препятствий» Триера и Лета или более коллективный каннский труд «У каждого свое кино». В «Токио!» такой темой стал, какая неожиданность, город. Объединил он трех режиссеров или нет — вопрос спорный, но смотреть все равно забавно. К тому ж, как показалось лично мне, никакого Токио в картине вообще нет. Если исключить иероглифы и азиатских актеров, то все три истории рассказанные в картине — весьма универсальны. Так что за раскрытие темы ставим всем, в большей или меньшей степени, незачет, но вот на содержании хотелось бы остановится подробнее.

    Глава первая. Мило-наивная.

    У Гондри других и не бывает. Когда смотришь его картины так и хочется забраться в машину времени и увидеть что ж будет с этим уже не молодым, а скорее зрелым режиссером. Конечно, его доброта и местами наивность дорогого стоят, как в изобразительном плане так и в плане финансовом. Думаю, картины Гондри нравятся всем слоям населения кинотеатров. Но хочется увидеть и что-то посерьезней, «Звериную натуру» в более глубокой интерпретации. Хочется, но пока получается только «Дизайн интерьеров» — первый эпизод «Токио!».

    Сначала этот тридцатиминутный фильм интересен, но чем дальше развивается сюжет тем все предсказуемее он становится. Когда осталось минут десять до конца — мне казалось, что историю уже не спасти. Но все ж Гондри мастер своего дела. Вывел второстепенного персонажа на главную роль, при этом оставив его в тени. И вот пошли титры, и как обычно в конце пришлось умилится.
    Режиссер ненавязчиво говорит — ищите своё, довольствуйтесь малым, необязательно быть великим. Потому что не только художники нужны этому миру, но и краски, которыми эти художники могут рисовать. Истина прописная, конечно, но показана она так, что как бы даже и веришь. В общем, что добавить — Гондри он и есть Гондри хоть для любителей нагромождения артхаусных квазисмыслов, хотя для умиляющихся блондинок на сеансах какого-нить Ледникового периода 7.
    А еще запомнилась, тоже какая-то милая, булавочка, которую Гондри со всей безжалостностью воткнул во все экспериментально артовое кино. Улыбнуло, сразу вспомнилась «Большая разница» и пародия на Гордона. Впрочем, такие булавки ни для кого не лишни, и опять в голову лезут блондинки и стулья.

    7 из 10

    Глава вторая. Провокационная.

    Про режиссера Каракса слыхал я маловато и, признаюсь честно, фильмов его не видел вовсе. Но тем ценней опыт от просмотра второй новеллы на тему Токио. Не отталкиваясь не от чего можно объективно взглянуть на мысль или даже на образ мыслей режиссера.

    На мой взгляд, «Дерьмо» — это лучшая короткометражка их трех. Во-первых, для неё как-то более важно место действие (другие две могли произойти хоть в Москве хоть в Лондоне). Во-вторых, она какая-то самая не причесанная, самая оригинальная, провокационная и вообще вызывает вихрь противоречивых чувств, которые потом даже немного начинают бродить в мозгах, плюс динамика и нелинейное развитие сюжета просто-напросто не дают скучать зрителю. В-третьих, я больше люблю такие манифесты, чем банальные истории про место в жизни или любовь. Ну и если вспомнить медицинское применения слова «стул», и начало короткометражки «Потрясая Токио», то связующее звено вообще как-то странно выкристаллизовывается, вслух я это звено произносить не буду.

    Итак, человек-дерьмо. Провокации в этом фильме столько, что хватило бы на полноценную картину. Каракс даже не обвиняет, он констатирует, что отходы цивилизации не могут копиться вечно и однажды они вылезут и покажутся во всей красе. Он одинаково высмеивает и природную красоту и красоту денег, цветы и доллары — вот главная еда человека-дерьма. Горы трупов в этом фильме не взывают никакого сочувствия, а скорее — истерический смех. Ну а неполиткорректные высказывания в суде — это вообще удар всему современному масс-медия. Каракс с легкостью и непосредственностью обвиняет все и вся, причем обвиняет вполне заслуженно. Это сделали вы, люди, это, простите, ваши фекалии. Суди их не суди, а все судить будете самих себя.

    В общем, такое кино имеет место быть и даже быть должно. Смеющееся над тем над чем, по непонятным причинам смеется нельзя.

    Дерьмо появляется ниоткуда и уходит в никуда, даже если его хотят повесить, при этом оно величина постоянная и где будет его следующий удар — вопрос открытый, но что он будет — вопрос решенный.

    8 из 10

    Глава третья. Банальная.

    Как известно — начало пол дела, конец — всему голова. Так везде от производства туалетной бумаги до съемок кино. Конец частенько оттеняет все недостатки в основном содержании и иногда лишь он формирует мнение. В случае с Гондри конец спас ситуация, у Каракса он просто не мог быть плохим, в «Потрясая Токио» как не хотелось — конец оказался наигранно-предсказуемым, что сказалось на впечатлении и от всего в целом.

    А ведь начало было много обещающее. Казалось, что режиссер сейчас возьмет и создаст в замкнутой клаустрофобичной квартире театр одного актера — добровольного затворника современного мира. Затворника, а по сути беглеца от реальности, который в несовершенстве создал хрупкое совершенство, которое так и хочется разрушить. Но надежды не оправдались.

    Мальчику помешала девочка, а точнее кусочек её оголенной кожи. В любовь в этом фильме верится с трудом. Скорее — это просто животное желание самца, 10 лет не видящего самку. Да и самка какая-то киборгоподобная. Тема весьма распространенная и порядком поднадоевшая во всем азиатском кино, взять хотя б еще одного корейца Пак Чхан-ука.

    Драмы-заточения не получилось. А получилась банальная историю о современных людях, забывших об общении и «настоящих» чувствах. Только почему-то эти чувства вызываются нажатием на кнопку «Love», а не чем-то из области иррационального. От такого слащавого конца реально тошнит и хочется еще разок перемотать и посмотреть на «Дерьмо».

    Единственно, что странно — это полное отсутствие упоминания об интернете, наряду с повсеместным упоминанием современных технологий. Наверное, тогда бы добровольное заточение не было б таким уж заточением, а было скорее иллюзий, чего зритель бы не простил этой и без того слабой картине.
    Встряски так и не случилось. Зевота — вот что смог вызвать режиссер, под конец испортив и без того не шедевральное «Токио!».

    5 из 10

    Эпилог


    Ну а после проверки сочинения вспомним нашу советскую «среднеарифметическую». (7+8+5)/3=6,666666666666666.

    Для тех, кто читает с конца. Любите Гондри смотрите «Дизайн интерьеров», любите неоднозначное и хорошее кино — ваш фильм «Дерьмо», никак не можете забыть милашку Ди из «Титаника» — мотайте на «Потрясая Токио», ну а остальным полезно увидеть все три вещи, потому что для человека всегда нужно что-то с чем-то сравнивать.

    6,7 из 10

    7 июля 2009 | 16:28

    Токио — это не город, а состояние души. Людей, живущих в нем. Людей, снимающих о нем. Людей, которые наполняют образы этим состоянием, играя отведенные им роли. Токио — это книга, состоящая из 3-х новелл, которую нужно читать без ознакомления с содержанием.

    Первая новелла расскажет о девушке, которая находится перед тяжелым выбором более безопасного маршрута в ее жизни. Она не соглашается с покорным состоянием, что превращает ее в объект второстепенной роли в чьей-то жизни. Символический брак с отсутствием унизительной зависимости кажется ей более надежным вариантом.

    Второй рассказ выворачивает наизнанку устоявшиеся принципы и нравы, обнажая тем самым голую канализацию вместе с главным героем — символическим антиподом закона и морали. Здесь обнажаются корни японской ксенофобии, страх перед иностранным влиянием, загрязнением окружающей среды, глобальным потеплением, властью денег, терроризмом, и почти всем, что влияет на мозги цивилизации, выворачивая их наизнанку и доводя до состояния сумасшествия.

    Третья новелла — это современная сказка о романтической связи людей, которые выходят из своих зон, очерченных проблемами ограниченного пространства и нарушенных коммуникаций. Это ещё одно отвержение традиционного поведения человека, очередной оффтоп типичной системы существования, созданной обществом.

    Но если закрыть глаза на серьезность вещей, и отдаться бесконечной и смешной фантазии Мишеля Гондри, идиотскому кривлянию и стебу Леоса Каракса, тонкости и наивности чувств Джун-хо Бона, можно вполне ощутимо получить эмоциональный удар со смешанными чувствами потерянности и растерянности. Словно ты вдруг оказался один в незнакомом мегаполисе и не знаешь куда тебе идти.

    Но Токио — это не просто мегаполис, это какая-то невообразимо сложная формула с простыми героями и абсурдными поступками, по которой определяется насколько ты способен выжить в современном мире. Он изменился, он продолжает меняться вместе с отведенным в нем местом для тебя. И это очередная прекрасная возможность улыбнуться над жизненной иронией расчетов, проведенных тремя разными математиками в виде вполне сюрреалистических аллегорий о человеке и безумии его внутреннего мира, собранным под одним символическим названием. :)

    3 июня 2009 | 16:09

    «Токио!» — фильм-посвящение славному городу Токио, состоящий из нескольких новелл, как это делали чуть раньше в фильмах «Париж, я люблю тебя», «Нью-Йорк, я люблю тебя» и «Москва, я надышался выхлопными газами». Но в лучших традициях народа, населяющего Японию, этот альманах содержит в себе крайне необычную начинку.

    «Дизайн Интерьера» реж. Мишель Гондри

    Молодой кинематографист Акира и его девушка Хироко приехали покорять Токио. Но если Акире есть что предложить в качестве самореализации (любительский арт-хаусный фильм), то Хироко никак не удаётся подстроиться под мегаполис. А позже она начинает выпадать и из поля зрения Акиры. Но неожиданный случай удивительным образом меняет её жизнь к лучшему.

    Известный клипмейкер и режиссёр Мишель Гондри ещё давным-давно признавался, что его герои часто срисованы с него самого. Поэтому ничего удивительно, что в наличии снова имеется слегка инфантильный герой, изобретательный киноман Акира (забавный Рё Касэ), замороченный на сюжетах и творчестве. С другой стороны Хироко (харизматическая японская актриса Аяко Фуджитани, оказавшаяся на поверку… дочерью Стивена Сигала!), которая вроде бы и ведёт себя достаточно рассудительно (кто-то ж должен), но оба они как-то резко показывают себя нахлебниками на шее подруги, у которой остановились. Ну, это неплохо (в смысле постановки вопроса). Другое дело, что выводы режиссёра не кажутся слишком объективными. Почему именно Хироко в итоге так «свезло», а не её дружку? Неужели только всё дело в отсутствии амбиций? Можно по-моему было из этой истории сотворить что-то большее, но хронометраж (да и приоритеты :)) позволил Мишелю сконцентрироваться только на одной стороне монеты. Что до реализации, то придраться тут не к чему. Интереснейшая съёмка, домики в виде стиральных машин, шутки про любительское видео, трансформации и так далее. Молодец.

    «Дерьмо» реж. Леос Каракс

    Жил себе жил народ Токио, но снова случилась очередная напасть. Откуда ни возьмись, из коллектора выбрался стрёмного вида рыжий бомж, и начал набегами терроризировать жителей. То людей посшибает, то костыль отнимет у инвалида, то цветы сопрёт, сожрёт. Всё бы ничего, но после очередной вылазки монстра с метанием гранат времён Нанкина, спецназ всерьёз озадачивается поимкой террориста.

    Леос Каракс, до этого момента снимавший инновационные и любопытные драмы, в этот раз, прямо скажу, удивил, создав крайне сложный и тяжёлый для понимания образ (господин Мерд в совершенно гениальном исполнении Дэни Лавана), отсылающий, то ли к философским умозаключениям на тему зловонных душ людей, то ли к библейскому сюжету. Вроде бы шуточная форма, которую режиссер избирает (странно, он ведь никогда особо не разменивался на шутки), в итоге вводит не только в ужас, но и в тупик загадочностью образов. Например,

    - адвокат Воланд (Жан-Франсуа Балмер), вызвавшийся защищать Мерда, имеет ту же одиозную внешность, что и заключённый

    - непонятный язык существа — на нём разговаривают всего 3 человека в мире

    - исключительно деньги и цветы, которые тот принимает в пищу

    А позже вообще вскрываются ставящие в тупик подробности. Так много загадок, и так мало наводок, но снято настолько впечатляюще, что впору прочить Караксу должность заместителя режиссёра Дэвида Линча. Даром, что это его самый атомный герой на данный момент. И когда казалось бы уже всё, отдельной «чёрной» хохмой выведена концовка истории, с новыми приключениями героя.

    «Сотрясающийся Токио» реж. Джун-Хо Бон

    Хикикомори — человек-затворник, отгородившийся от общества в своей квартире. Эта история как раз про такого вот хикикомори, Теруюку, который уже одиннадцать лет живёт у отца на шее. Тот присылает ему на дом деньги на всё необходимое, а сынуля много читает, спит на толчке, и устроил из квартиры подобие склада. Хотя паренёк активно использует домашний телефон, чтоб заказать всякое, глаза на разносчиков он не подымает. Но однажды поднял, и тут же вляпался в спасительный для него переплёт.

    Известный поменьше остальных, кореец Джун-Хо Бон, режиссёр популярного триллера «Мать» и фильма про рептильку «Вторжение динозавра», представляет вроде бы простую историю социопата, который неожиданно находит свою вторую половинку. Но, найдя стимул отбросить свои страхи, герой вдруг переносится в какую-то сумеречную зону, где события с каждой минутой становятся всё загадочней. Прослеживается некоторая тенденция, однако. По мере просмотра, от истории к истории фильм всё усложняется и усложняется, и, дойдя до финала, окончательно выпаривает последние остатки мозгов своими кнопками, биороботами и зачатками армагеддона. Но если по отдельности эта история смотрелась бы странно, то вместе с остальной компанией, она смотрится… тоже странно, но мы уже к этому готовы, т. к. французы, как известно, сами оказались крепкими орешками. Финалу последней части триптиха просто остаётся подвести совершенно логичную в этом контексте заключительную черту. Что он, собственно, и делает.

    Итак, что же в итоге вышло. Так и хочется получившийся великолепный шизофренический глум назвать «Токио, я тебя не люблю». Настолько нестандартно подошли авторы к знакомой схеме случайных историй из жизни города, и вдоволь оторвались на фильме, как в техническом плане, так и сюжетном, соревнуясь друг с другом в плане оригинальности. Но, в принципе, представляя Японию, я себе другого посвящения городу и представить не могу. Настолько там необычные люди живут. Уверен, они тоже от души посмеялись над этой картиной.

    10 из 10

    2 ноября 2012 | 02:09

    Три директора, три фильма, три причины переосмыслить переезд в Токио.

    Все три сегмента имеют свою уникальную историю. В «Дизайн интерьера» Гондри — витые метаморфозы, через историю японских бездельников c сюрреалистическим поворотом, в неоднозначном «Merde» (c французского «Дерьмо») Каракса — бессмысленная ярость, через историю сердитого гнома, подземного обитателя Токио, и конечно «Токиотрясение» Бона, с трогательной эмоциональной составляющей, пускай и имеющей довольно слащавый финал, через историю апокалиптического романа о человеке, боящемся выходить на улицу, в России таких принято называть «инженерами программного обеспечения».

    Пожалуй единственный вопрос возникающий после просмотра заключается в том, что действительно ли все эти фильмы отражают актуальные аспекты современного Токио? «Хикикомори», из шота Джон-хо Бона, по-видимому является достаточно реальной эпидемией, что касается отрезков Леоса Каракса и Мишеля Гондри, то они кажутся более сознательно фантастичными, чем есть на самом деле. Но все истории объединяет, пожалуй, то, что они являются посторонним взглядом на понимание и представление японского мегаполиса.

    19 июля 2011 | 18:30

    Двое приезжают из провинции в столицу, чтобы пробиться как-то в жизни. Они находят приют у подруги с надеждой быстро обзавестись собственным жильём и работой. Они не хотят быть ей обузой. Они пока не знают, как это непросто — стартовать в большом городе с нуля. Он — начинающий кинорежиссёр, который привёз в Токио свой «новаторский» фильм. Она — его девушка, всё ещё находящаяся в поиске себя. И вроде бы обычная мелодраматическая история, и вот подкатывает отчаяние, и вот растёт напряжение во взаимоотношениях героев, и вот у Неё появляется повод для ревности, и токонапряжённо накаляются страсти, как вдруг! Я не поверил своим глазам, транслирующим мне в мозг происходящее на экране — настолько это было непредсказумо-необычно-удивительно- странно-парадоксально-инопланетно. И при этом настолько же это было и философски. Явление странной метаморфозы заставило задуматься и даже как-то переиначить представление о таких понятиях как «польза», «самоопределённость», «место человека на земле». Весьма поучительная история.

    Вторые полчаса посвящены вылезшему из Токийской канализации, отдалённо напоминающему человека, дерьму — метафоре всех наших самых низменных пороков — психованному мизантропу, питающимся деньгами и цветами. Сложно передать словами игру актёров в этой новелле — это надо видеть — я поверил в существование того языка, на котором они общались. И они и смешили, и пугали меня оба двое. И это тоже было мощно.

    Третий фильм — он про силу любви, как повода для подвига, сметающую на своём пути все человеческие и природностихийные препятствия на пути к своей цели.

    Очень необычные, качественно продуманные, смысловонагретые истории в исполнении профессионалов от кино.

    10 из 10

    и Токио! отправляется в копилку «Киношедевров».

    30 октября 2009 | 09:28

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>