Ирония судьбы. Продолжение

год
страна
слоган«У любви нет прошедшего времени»
режиссерТимур Бекмамбетов
сценарийАлексей Слаповский, Тимур Бекмамбетов, Константин Эрнст, ...
продюсерКонстантин Эрнст, Тимур Бекмамбетов, Анатолий Максимов, ...
операторСергей Трофимов
композиторМикаэл Таривердиев, Юрий Потеенко
художникМухтар Мирзакеев, Варя Авдюшко
монтажДмитрий Киселёв, Илья Лебедев
жанр мелодрама, комедия, ... слова
бюджет
$5 000 000
маркетинг
$4 500 000
сборы в мире
$55 635 037 сборы
сборы в России
зрители
Россия  8.82 млн,    Литва  119.4 тыс.,    Латвия  33 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на Blu-ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время109 мин. / 01:49
С того Нового года, когда Женя Лукашин встретил свою Надю, прошло тридцать лет. Время не пощадило их отношений — они расстались, она вернулась в Ленинград. Старые друзья продолжают каждый год ходить в баню, но теперь к ним присоединился Костя — сын Жени Лукашина от нового брака, тоже, впрочем, неудачного. И вот Павел и Александр, ставшие уже дядей Пашей и дядей Сашей, подговаривают Костю совершить для отца новогоднее чудо и отправиться… в Петербург!

Но в их хитрый план вмешивается случайность: там, в типовой квартирке по знакомому адресу: 3-я улица Строителей, дом 25, квартира 12, проживает красавица Наденька, дочь той самой Надежды. И именно сегодня её жених Ираклий приезжает, чтобы сделать Наде предложение…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в России
60%
3 + 2 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:27
    все трейлеры

    файл добавилMoral Law

    Знаете ли вы, что...
    • На стадии производства у фильма было 48 вариантов сценария.
    • После тест-просмотров было решено переснять часть сцен общей длительностью 15 минут.
    • Герой Александра Белявского (дядя Саша) появляется в двух сценах (в бане и аэропорту) и почти всегда молчит в отличие от героя Александра Ширвиндта. Это связано с тем, что Белявский не так давно перенес инсульт и речь до конца пока не восстановилась.
    • На роль Нади-младшей сценарист предлагал Милу Йовович. Ей отправили сценарий, но она отказалась.
    • Почти во всех кадрах фильма настойчиво используется сочетание красного и синего цветов (бокалы на столе, шарики на елке, в квартиру ведет красная дверь на синей стене и проч.). Точно такой же цвет имеют и воздушные шарики, на которых написаны имена главных героев.
    • Премьера фильма в кинотеатрах состоялась 20 декабря 2007 года, а телепремьера — только 1 января 2010 года (на Первом канале). Такая разница во времени между кино- и телепоказом была вызвана условиями договора, по которым показ картины по телевидению допускался не ранее чем через два года после кинопремьеры.
    • Почти все ведущие актёры из первой «Иронии» приняли участие во втором фильме, за исключением Георгия Буркова (друг Жени Лукашина — Миша, тот, который по его словам «никогда не пьянеет») — Бурков умер в 1990 году, отказалась сниматься Лия Ахеджакова (Таня; в фильме говорится, что она эмигрировала в Израиль). Ольга Науменко (Галя) на съёмки согласилась, но успела отсняться только в одном эпизоде. В дальнейшем график актрисы не совпал с графиком режиссёра, и дальнейшие съёмки так и не состоялись. Сцена с участием Гали из конечного варианта фильма была вырезана.
    • Валентина Талызина согласилась сниматься во втором фильме, однако снова дублировать Барбару Брыльску (говорить за Надю-старшую) наотрез отказалась. Роль Надежды озвучивает Анна Каменкова.
    • Всю женскую партию в первой части фильма и заглавную песню второй части исполнила Алла Пугачёва.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • На самом деле Елизавета Боярская отказалась от сцены поцелуя с Константином Хабенским. Операторы всего лишь ставили камеры так, чтобы этого не было заметно.
    • В первой части Лукашин на вопрос пассажира в аэропорту (в исполнении Готлиба Ронинсона) отвечает, что не хочет встречать Новый год в воздухе. В продолжении фильма Евгений Михайлович встречает-таки Новый год в самолёте, на котором летит в Санкт-Петербург в гости к Наде-старшей.
    • В обоих фильмах Эльдар Рязанов сыграл роль авиапассажира, на плечо которого наваливается пьяный Лукашин. В первом фильме на его плече храпел Андрей Мягков (Женя Лукашин), а во втором — Константин Хабенский (Костя Лукашин).
    • Главные персонажи из петербургской квартиры смотрят новогоднее обращение Владимира Путина с 2005 на 2006 год. Кроме того, в кабинете у дежурного петербургского ОВД также висит фотография Путина.
    • В сюжете, где Ираклий дарит телефон ребёнку в аэропорту, показан не аэропорт Пулково Санкт-Петербурга, а аэропорт Внуково Москвы.
    • В фильме присутствует очень много рекламы. Он был даже назван чемпионом продакт-плейсмента, хотя некоторым он не показался навязчивым:
        Компания «Билайн», в которой работает один из главных героев Ираклий (в исполнении Сергея Безрукова): большие плакаты на городском плане, заставка на экране мобильного телефона, рекламный ролик на экранах телевизоров, фирменный полосатый шарф, фирменная кружка («Дай нормальную, я же не на работе!»). Причём, для «Вымпелкома» это стало первой пробой масштабного продакт-плейсмента в кино, но компания стала одним из основных спонсоров данного фильма. Интересный факт: в классическом фильме «Ирония судьбы, или С лёгким паром!» обои в квартире Нади именно в желто-черную полоску. А было это почти тридцать лет назад.
        Автомобиль Toyota Camry, на котором разъезжает Ираклий
        Nokia (мобильные телефоны и гарнитуры, которыми пользуются главные герои фильма).
        Майонез Calvé, которым героини Надежда-старшая (Барбара Брыльска) и Валентина (Валентина Талызина) заправляют салат Оливье.
        Косметика компании «Faberlic», которой пользуется главная героиня Надя-младшая (в исполнении Елизаветы Боярской).
        Пиво «Золотая бочка».
        Водка «Русский Стандарт», которая стоит на новогоднем столе. Эту же водку Константин пьет с сотрудником милиции.
        Сельдь «Исландка» (на новогоднем столе).
        Продукция Nestle (на новогоднем столе).
        Компания «Аэрофлот».
        «Красная стрела» — фирменный поезд.
        Компания «Тройка Диалог».
        Зерновая компания «Настюша».
        Радиостанция «Авторадио».
        Компания «Новое жёлтое такси».
    • В сюжете, когда Лукашин-старший и Надя встречаются, показан не Московский вокзал Санкт-Петербурга, а Ленинградский вокзал Москвы.
    • еще 13 фактов
    Материалы о фильме
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Впервые, пожалуй, видишь такое количество зрителей старшего поколения у кинотеатра в вечернее время. И после просмотра, как ни странно, не слышишь недовольных отзывов. Не представляю, с чем связана противоположность впечатлений в Интернете и ближайшем окружении (зал аплодировал!), но лично у меня оно до сих пор сохраняется довольно приятное и согревающее душу.

    Именно согревающее. Поклонники оригинала, конечно, могут сказать, что фильм бездушен по сравнению с оригиналом. Я считаю, что два эти фильма сравнивать не имеет смысла (и уж тем более продолжение не «бездушно»). «С Легким паром» снималось 30 лет назад, в иное время, в пору иной жизни, а по праву заслужившее свое название «Продолжение» является именно продолжением истории и актуально для настоящего дня.

    Весь секрет в том, что не нужно смотреть фильм в «типовом кинотеатре «Ракета» как «типовой фильм» где-то в 70-х. Просто расслабьтесь и получайте удовольствие от просмотра, помня о времени, в которое живете.

    Я не стану ругать Тимура Бекмамбетова и его спецэффекты, так как они совершенно не отвлекают и используются лишь тогда, когда могут только украсить, но никак не испортить действие. Аналогичное эпизоду с Ипполитом столкновение со столбом машины Ираклия с применением новейших технологий — по-современному же! Одним словом, с этим, я считаю, не переборщили — спецэффекты только придают сценам динамики. А то, что они навевают мысли о Дозоре — так это не повод отождествлять эти два фильма.

    Полюбившиеся песни с примесью нынешней музыки, еще и по правильным местам расставленной — вот такую композицию я считаю вполне удачной.

    Актеры, на мой взгляд, сыграли достаточно хорошо. Да, естественно это не те Надя и Женя, которых, должно быть, все так надеются/надеялись увидеть, это другие люди, в чем-то на них похожие. На недовольные возгласы, вроде: «с каких щей он вдруг ее полюбил!» есть ответ, в фильме прозвучавший: «нарочно не влюбишься!»

    К слову об образе Нади младшей — да, эмоций никаких актриса не проявляла до определенного момента. А в этом, кстати, ее роль и заключалась — вся рациональная, заключенная системы. Только живет она в оковах по указке родителей (отец вон ведь кто!), а не из страха допустить очередную ошибку, как это было с Надей старшей. Поэтому и взгляд потухший, и сама немного мертвая. Хотя душой она еще совсем юна. В общем, расхождений с оригинальным образом множество — и это правильно, в ином случае смотреть неинтересно!

    Нельзя не заметить аналогий отдельно взятых эпизодов, навевающих воспоминания о первом фильме. Тем не менее, сценарий очевидным не становится — интерес не пропадает до последней минуты. Сюжетная линия здесь своя, где-то параллельная старой, где-то с нею пересекающаяся. Вопреки утверждениям многих, заявлю — сюжет вполне логичен, хоть и закручен мощно, с размахом.

    Поклонникам оригинального творения Рязанова советую если уж идти, то не стараться сравнивать две части, иначе впечатление все себе испортите мыслями плохими. Да, это римейк на современный лад, но вполне удачный! Так что всем, кто еще не смотрел, рекомендую, невзирая на мнение критиков, идти в кинотеатр на ближайший сеанс.

    9 из 10

    3 января 2008 | 09:37

    - «Эх, распустилась молодежь. Куда, Россия, ты идешь!»
    - «Она идет вперед, папаша, Россия дорогая наша».

    Владимир Уфлянд.

    Спектр социально приемлемых реакций на римейки советской нетленки располагается у нас в интервале между агрессивным порицанием и ещё более агрессивной хулой. Ритуально пинать Эрнста и Бекмаметова, этих бездушных деляг, алчно вонзивших зубы в наше всё, дабы осквернить, изгадить, надругаться (и лично при этом обогатиться), — бонтонно в компании любой политической ориентации, от самой лютой либеральной до самой расслабленной почвенической. В коллективном сознании нынешние бонзы Первого канала совершенно серьезно уподобляются младореформаторам девяностых, с той лишь разницей, что отчуждают они от народа в свой карман не заводы и недра, а святыни (поскольку застойная нетленка сейчас в основном только так и воспринимается — как нечто иконное, каноническое, над временем и над вкусом стоящее, как непогрешимое нечто, недостижимое, неприкасаемое). Отчуждают — и переписывают лики в ризах по-поп-артовски, разноцветными фломастерами по пенопласту. Сказку — живую, теплую, намоленную, к которой мы всем народом еженовогодне припадали, возвращают нам в виде гнусной, коммерческой, рекламой напичканной подделки. Торговцы в Храме. Богохульники. Святотатцы.

    И мало кто вспоминает о том, что именно Эрнст согрел тревожный и безрадостный новогодний эфир далекого девяносто пятого «Старыми песнями о главном» — теми самыми, первыми, с привязанными к затылкам косами, грудями на прилавках сельпо и Ротару в роли Ладыниной, — несомненно стебными и пародийными в отношении породивших их «Кубанских казаков», несомненно ностальгическими по безвозвратно ушедшему. Он утешил и приободрил в праздник исстрадавшихся, истерзанных, растерянных соотечественников единственным адекватным эпохе и ситуации образом: восстановив в массовой культуре насильственно прерванную историей преемственность, вернув людям кусочек родимой почвы — пусть небольшой, было бы к чему корнями прицепиться — но жизненно в тех условиях необходимый, дав индульгенцию считавшейся дотоле постыдной грусти по советскому величию. Эстафету мгновенно подхватили другие и потом действительно немало на этой грусти поспекулировали и нажились, но тот проект остался в сердцах — а значит, было в нем что-то над рынком, над прибылью, над прибавочной стоимостью, и было это что-то искренним, трогательным, ласковым по отношению к стране и народу ее. Так отчего же благодарные потребители Эрнста той поры, когда страна была едва жива и остались лишь дремучие слова, глум и стеб, ополчились на него теперешнего, сопоставляющего новую стабильность с тридцатилетней давности застоем со всем возможным сыновним уважением, пиитетом почти по отношению к минувшему?

    Ведь претензии, предъявляемые «Продолжению» Бекмаметова в большинстве своем настолько неубедительны (если не сказать — смехотворны), что поневоле задумаешься об истинных, тщательно скрываемых (либо и не отрефлексированных по-настоящему) причинах столь яростного неприятия. Поскольку давайте начистоту: технически фильм сделан отлично, с истинно русским, щеголеватым молодечеством, сыгран достойно, а местами — так и вдохновенно (молодой порослью актеров в первую очередь), чуток к лубочному постмодерну современности, почтителен к соцреалистическому постмодерну традиции, а главное — неподдельно позитивен. Конечно, последнее само по себе ставит Бекмаметова под удар, так привыкли мы видеть невыносимую пошлость в любом «Хорошо!» (а у Бекмаметова «Хорошо!» настолько увесисты, что позавидовал бы сам Маяковский — чего стоит хотя бы кусок новогоднего обращения ещё одного Владимира Владимировича к российскому народу с этим его «прошедший год был позитивным практически по всем направлениям»!), но по нынешним порам живописание действительности нарядной и румяной требует куда более личного мужества нежели охаивание, поскольку современный российский конформизм — он весь как раз в обличительстве и мизерабилизме.

    Более того, непредвзятое сравнение «Продолжения» с оригиналом выявляет забавнейшие вещи об оном. В частности, особенно очевидным становится то, насколько идеально сценарий рязановской сказки подогнан был под каденции приготовления застойного новогоднего стола. То есть буквально так: если руки смотрящего ее впервые не заняты нарезкой салатов, а внимание его не отвлекается периодически на то, что варится-парится-тушится-печется на кухне, то сказка в его восприятии обязательно провиснет, хронометраж обнаружит свою искусственную раздутость, беготня героев в квартиру и из — утомит. Огрех — чего уж таиться — посерьезнее навязчивого бекмаметовского продукт-плейсмента… Далее. Очная ставка сведенных вместе на одной съемочной площадке зубров отечественного кинематографа с поколением Next складывается — при всем уважении к легендам — явно не в пользу первых. Безруков и Хабенский — яркие, напористые, харизматичные — мажорируют постаревших Яковлева и (в особенности) Мягкова даже в плане чистой профпригодности, элементарного превосходя их актерским мастерством. А Боярская, взятая в фильм за красоту, ею же и бьет взятую исключительно за то же самое тридцать лет назад Брыльску — ведь у нашей-то и гривка попышнее, и фигурка постатнее будут, нежели у польской затейливой панны… Наконец, глянцевитость новой версии все же предпочтительнее ужасающих (анти)гигиенических импликаций старой (Женя Лукашин, упившийся в зюзю и едва проспавшийся, целуется с Надей Шевелевой, даже зубов не почистив — бррр!…) А потому — не оттого ли и больно уходящему поколению, что молодежь-то, как оказалось, не так уж «глупа, потлива, похотлива», и удивить способна не только гарольдовым плащом и вулканическим прыщом? Не имеем ли мы здесь дело с тем самым пресловутым «чувством затаенной злости на обновляющийся мир, где новые садятся гости на уготованный им пир»?

    3 февраля 2013 | 23:27

    Никогда не видела смысла снимать советские фильмы «на новый лад». Но может я и изменила свое мнение, если бы мне попался хоть один достойный «приквел», так скажем. Либо не могут, либо не хотят снимать современные российские режиссеры хорошие, добрые, смешные, а главное, на все времена, комедии!

    Из актеров нового поколения, в этом фильме, я уважаю только лишь Безрукова. Из старого поколения всех! Мягков, Брыльска, Яковлев и другие — они прекрасны. Что в фильме Эльдара Рязанова, что в этом. Но даже они не смогли спасти его от провала…

    Впечатления от просмотра оригинала кардинально отличаются от впечатлений полученных от «Продолжения». Никакого праздника; никакой теплоты; никакой доброй, милой атмосферы; некой «сказки»! Да и вообще, фильм по жанру своему является комедией, но где, где она, комедия-то? Где тот замечательный юмор, смешные порой до слез шутки? Ничего этого, лично мною, не наблюдалось в течении всех двух часов. Да, было несколько моментов, которые вызывали просто легкую улыбку, да и то, эта улыбка была скорее просто данью уважения труду актеров старшего поколения.

    Про сюжет нечего и говорить — все тоже самое, но по современному. Но современнее, не всегда значит лучше…

    Ставлю

    4 из 10

    только лишь из уважения к актерам старшего поколения, ну и все-таки к Бекмамбетову.

    Никому не советую смотреть «Продолжение»… Посмотрите лучше оригинал — получите гораздо больше удовольствия.

    31 июля 2013 | 10:01

    Каждый год, 31 декабря вся страна смотрит «Иронию судьбы, или с легким паром» — фильм, имеющий феноменальную способность не стареть. Одна из главных ценностей этого фильма в том, что он снят с душой. И чтобы снять продолжение надо по крайней мере постараться вложить в него частичку души. Ни какой бюджет, ни какая реклама, ни какие спецэффекты — не смогут заменить душу.

    В данном случае продолжение получилось чисто коммерческим, хорошо раскрученным проектом.
    Из плюсов можно выделить только присутствие старых-любимых актеров и наличие смешных моментов, с чисто русским юмором. В остальном же фильм на мой взгляд никакой. Сюжет местами абсурден. Неужели люди любившие друг-друга и способные на безрассудство — 30 лет не решались приехать друг к другу — бросить только что родившую Галю, и такого ревнивого Ипполита — это пожалуйста, а вот приехать к тому кого любишь и для кого все это бросил, оказывается страшно. Игра молодых актеров — не впечатлила абсолютно.

    Порадовал только Безруков, который переигрывал в некоторых моментах Хабенского, в результате чего выбор Нади младшей — остался совершенно непонятен. Чем человек, который сам добился хорошей (в материальном плане) жизни, который серьезно готов создать семью, с которым ты уже год встречаешься, который в конце-концов любит тебя, так вот чем он — хуже человека, которого ты знаешь полдня, все эти полдня он не очень трезв, по жизни он судя по всему неудачник и вообще вы с ним плохо знакомы.

    Объяснение тут только одно — любовь. Которая зла. А когда собственно успела Надя его полюбить непонятно. Наверное, когда он пел песню (кстати единственную исполняемую в фильме, кроме песни Пугачевой в титрах). Лиза Боярская с ролью справилась плохо — ни чувств, ни экспрессии, как будто ей вообще все равно.

    Портит просмотр фильма постоянная реклама, которой нет конца и края. Ладно если бы например пиво просто стояло на столе, пусть даже этикеткой к зрителю — пиво как пиво, но когда внимание акцентируется на том, как пиво открывается, как майонез выливается, как едят шоколад, как сыпят муку, а на билете показывают не рейс, а значок аэрофлота, это уже никуда не годится.

    Если собрать все эти «ненужные», рекламные моменты фильма — фильм сократиться минут на 5-10.
    Нету в фильме на мой взгляд изюминки — той соломинки, за которую можно уцепиться и простить все остальные огрехи. Ощущение, что фильм делался на скорую руку и с конкретной целью — пополнить бюджет нашего с вами кинематографа, за счет нас же с вами.

    Радует то, что после просмотра «Продолжения…» еще раз убеждаешься в том, на сколько хорош и силен фильм «Ирония судьбы, или с легким паром».

    26 декабря 2007 | 14:55

    Я стараюсь не верить что русское кино умерло (душой), но Бекмамбетов с Эрнстом хоронят все надежды в каждом своем проекте. Как правило, чем громче реклама, тем хуже товар, а в данном контексте это именно товар, а не фильм.
    Товар пестрит спецэффектами и рекламой: кофе, сотового оператора, авто, косметики и авиакомпании. И если это вырезать это, фильма там будет минут 15. Сюжета как всегда у Бекмамбетова нет, не знаю про что говорилось в 48 вариантов сценария, видимо они носили чисто орфографические вариации.

    В фильме нас встречают: Антон Городецкий, Завулон, Саша Белый и девушка модельного вида с низким голосом. Игра актеров не понравилась, особенно девушки — модели, ноль эмоций, просто «монтировкой по голове», Антон Городецкий тоже не особо старается, Саша Белый — это Саша Белый. Из старых персонажей, удивила персонаж Брыльски, у которой за 30 лет проживания в Ленинграде наконец-то появился прибалтийский акцент.

    В общем как всегда у Бекмамбетова — ноль смысла, некоторые моменты в фильме не поддаются логики вообще. Хорошо хоть не орут в каждом кадре и не светят фонариками. В общем, «Ночной дозор-3. Новогодний». И нельзя снимать фильмы о любви (а заявлено было что он о любви), трясущейся камерой алкоголика-оператора!

    Оценка: ноль.

    29 декабря 2007 | 04:44

    Первая мысль при выходе из кинотеатра зимой этого года после посещения «второй „Иронии судьбы“ была такой: „А что, в общем то неплохо…“ Каюсь, сработал тогда определенный шарм Хабенского, очарование первого фильма и общее благодушное новогоднее настроение. К слову, я совершенно не считал фильм осквернением самой популярной новогодней комедии Советского Союза. Да и финальная песня смела осадок от некоторой неестественности в повествовании, припорошив все налетом ностальгической грусти. В итоге расставил все по местам повторный, уже домашний, просмотр ленты. Расставил, значительно отрезвив былые суждения и вынеся на первый план старательно умалчиваемый в интервью создателями художественно-коммерческий кич картины. Признаки последнего, конечно, были видны и раньше, но на фоне шумихи с идеей запрета проката от фанатов первого фильма как то скрадывались и были не так заметны.

    Сейчас же становится ясно все дурновкусие, сконцентрированное в проекте, ставшем жертвой стремления к коммерческой выгоде — и приглашение модного режиссера и актеров, и идея сиквелизации культовой советской комедийной мелодрамы, активный, нарочито выпячиваемый продакт-плейсмент, массированное рекламное давление «Первого», дата релиза, установленная с расчетом на массовые сборы в новогодние каникулы. В конце концов вылилось это все в полное художественное обесценивание потенциально интересной «Иронии судьбы. Продолжения». Бекмамбетов, какой бы материал ему не достался, похоже, всегда будет снимать очередной»… дозор». В мелодраме же с его фирменным стилем делать нечего. Вставляемые то тут то там совершенно некстати ручная камера и рапидный монтаж вдрызг разрывают кажется уже намечающееся романтическое настроение. От картинки буквально веет бездушной холодностью повествования, столько стильно подходящей для сказочек о Иных. Прогревается оно, пожалуй, лишь однажды — в эпизоде с участием Романа Мадянова в роли майора милиции, вынужденного дежурить в новогоднюю ночь.

    Прочие же актеры, и стар и млад, и неизвестен и с богатым послужным списком, обыгрывают достаточно безизюмистый материал безлико (а некоторые даже бездушно), словно походя играя в телевизионных эпизодах. На весь фильм, пожалуй, и трех удачных сцен не наберется. И чтобы окончательно ощутить убогость сиквела, достаточно задаться одним вопросом: «Чем бы было продолжение без рязановской „Иронии…“?» Обычным новогодним проектом крупного телеканала, который через год никто бы уже и не вспоминал. Продюсерской конъюнктурной псевдомодной пустышкой, сделанной для отбивки своего собственного рекламного бюджета. Незаметной строчкой в фильмографии каждого из участников, о которой в интервью журналисты постараются не спрашивать, а участники будут тяжело вздыхать и теряться в словах при нетактичной попытке спросить о ней. Проходной мелодрамой российского кинематографа.

    4 из 10

    26 апреля 2010 | 15:55

    Первый раз посмотрела «Продолжение» в кинотеатре, в 2007 году. Ходила с мамой, для которой рязановские фильмы — это целая часть той эпохи, когда она была молодая. Рязановские фильмы — это одни из тех фильмов «всех времён и народов», который никогда не устанут пересматривать ещё много-много лет.

    Сюжет и сценарий

    Режиссеры, продюсеры и др. попытались сохранить атмосферу того фильма 1975 года, го дело в том, что Продолжение снято спустя 32 года, где нет Советского Союза, тперь здесь другое время, страна, люди, система ценностей и ориентиров, особенности восприятия зрителей и технические средства создания кино. Вот поэтому фильм не был по-уютному домашним, квартира Нади Шевелевой уже не казалось тихим уголком на фоне большой питерской суеты. Обилие рекламы и визуальных спецэффектов раздражало. Напряг также Вержбицкий — его обязательно надо было засунуть в фильм, без него бы конечно ничгео бы не получилось. Некоторые шутки (в т. ч. и про заливную рыбу сохранили) из фильма 75 года сохранили, и все тот же Эльдар Александрович — недовольный пьяным соседом в самолете сделали фильм хоть как-то узнаваемым.

    Актеры

    Евгений Мягков для меня всегда был, есть и будет гением. В СССР было большое количество шикарных актеров с большой буквы и он один из них. Он, конечно, не забыл взгляд, характер и романтизм того самого Жени Лукашина. А какой прекрасный монолог у лифта: «Не знаю как у вас, а у меня в жизни было счастье. То есть не было, есть. Потому что счастье — это же не насморк. Оно не проходит. Если уж оно дается человеку, то навсегда. И оно всегда защищало меня. Всю жизнь я в этом счастье, как в броне. Вы скажете: «Оно давно было!» Да нет. Только вчера и даже сегодня утром. Оно никуда не уходит. Кто это сказал?.. «У любви нет прошедшего времени» Это правда! Правда… Я это знаю по себе. Так что я очень счастливый человек. Мне очень в жизни повезло. И вам желаю того же.».

    Барбара Брыльска. Рязанов в Союзе не нашел подходящего образа и на роль Нади подобрал Брыльску. Да, время ее поменяло, но характер такой же: обаятельная, чуть гордая. Но искренняя Надежда Шевелева. Откровенно смущал ее внезапно появившийся акцент. Наверно пани Брыльске захотелось иметь собственное «я», не все же ей иметь вокал Аллы Борисовны и звонкий голос Валентины Талызиной.

    Юрий Яковлев. Ах, этот дерзкий, надменный и строгий взгляд. Вот его-то и не хватало.

    Замечательные Александр Ширвиндт, Александр Белявский и Валентина Талызина. Те же любимые характеры и персонажи.

    Константин Хабенский (Костя) пытался перенять манеру «отца» из фильма 75 года, выжимал из себя именно этот образ, старался, но не дотянул.

    Лиза Боярская, тоже Надя. Еди Рязанов прочесал весь Союз в поисках Надежды и нашел ее в Польше, то Бекмамбетову идти далеко не пришлось и он взял именитую Боярскую. Для меня она сыграла никак, увы, но это так.

    Сергей Безруков — сухой, но трудолюбивый карьерист Ираклий. Талантливый человек, создавший немало сильных образов в нашем современном отечественном кинематографе. Я так и не поняла: если ты готовишься сделать девушке предложение, то за коим надо было ехать на эту крушу. Совершенная нелепость. Хотя героя, как и Ипполита было жалко, хотя он и не выходил на улицу после душа.

    Музыка

    Да, музыка Таривердиев хоть как-то украшала фильм. Сын Жени пел сам «Если у вас..», но опять же…атмосфера совсем не та. НО! Очень красивая, чувственная и сильная песня «Опять метель» на стихи К. Меладзе в исполнении матери Пугачевой и дочери Орбакайте — песня об истории любви Нади и Жени. Очень понравилось, даже мурашки пошли.

    При всем при этом за любимых актеров (75) и «Опять метель»

    6 из 10

    12 декабря 2010 | 15:40

    Я конечно не кинознаток, но фильм фигня. Там смотреть нечего, честно сказать. Это вовсе не «продолжение» той «Иронии», а самостоятельный фильм с другими молодыми героями. Героям старой «Иронии судьбы» уделено 5% времени. Вообще, моё мнение что первая советская «Ирония» — это признанный киношедевр, а «Ирония-2» — это попытка сделать блокбастер, сорвать бабла с населения, сыграв на любви к советскому фильму (и кстати довольно удачно, со мной в кинотеатре сидело много людей в возрасте, по которым видно что они далеко не завсегдатаи кинотеатров).

    В фильме море рекламы, компьютерных спецэффектов, эпизод крупным планом с рожей Путина, беготня почти весь фильм; на этом, и на том, что играют топовые актёры, и построен фильм. Местами, кстати, он напоминает «Ночной дозор». P. S. А ещё мне не понравилось, что героя Безрукова весь фильм обижали почём зря.

    2 января 2008 | 23:23

    Нынче, похоже, для российского кинематографа уже не существует рамок приличия. Бравируя налаженной российско-американской дружбой, на киностудиях Голливуда «Золушка» и «17 мгновений весны» бездарно раскрашивают, превращая великие шедевры прошлых лет в книжку-раскладушку. И всё сразу выглядит как-то тускло, дешево, и ничего нас, кажется, не ждет, кроме вечных продолжений, приквелов и начал.

    Сегодня я имела счастье лицезреть новый шедевр бекмамбетовщины, который нам, как мне помнится еще в прошлом году страшным голосом обещали только в кинотеатре без права показа на телевидении и издания на DVD. Называется шедевр «Ирония судьбы. Продолжение». Посмотрела специально, чтобы знать то, что критикую, хотя, честно сказать, можно было ограничиться кратким содержанием из Википедии.

    Похоже, что тема судьбы глубоко засела в сознании Бекмамбетова. Исчерпав все возможности ее использования в своих лубочно-эпических экшенах, наш художник решил взяться за классику (и, между прочим, отвлекаясь от звания «новогоднего талисмана», нельзя не признать, что оригинальный фильм выстроен очень грамотно, стильно, четко и по всем законам жанра), решив, судя по всему, что старый фильм непонятен зрителю сегодняшнему, и сказку непременно нужно сделать былью. Конечно, новый новогодний талисман создать не так-то просто… а быть увлекательным так хотелось!

    В итоге, что имеется в наличии? Пресная, скучнейшая до зубной боли, абсолютная вторичная болтанка в стиле кви про кво, с привкусом той самой нелюбимой Лукашиным заливной рыбы. Характеры у героев отсутствуют. Но! Как у всех подобающих двухмерных персонажей, у них есть один и только один отличительный признак. У Хабенского, например, — щенячья полупьяная тоска во взгляде. Лиза Боярская, как только оказывается в кадре, старательно изображает бездну в глазах и томно хрипит, из-за чего совершенно не разберешь ее глубокомысленных пассажей на тему «Как я устала делать то, что вы мне говорите». Безруков… у Безрукова есть всегда только один характерный признак. И называется он «Сергей Безруков». Тот же тон голоса, та же улыбка в пятьдесят два зуба (и это только верхний ряд). Что Пушкин, что Есенин, что Саша Белый — не таков наш Безруков, чтобы искажать свой божественный лик муками вживления в шкуру другого персонажа. Сделаем вид, что никто не видел предыдущих его фильмов. Поулыбались — и забыли. (Кстати, совершенно непонятно, почему Лиза Боярская выбрала Хабенского. Тот ей в душу не заглядывал, за исключением бренканья старой песенки на новый лад. Видимо, Билайн повелел избрать щенячьи глаза вместо преувеличенно-радушной улыбки). Но огорчает другое. Впечатление такое, что всё, к чему прикасается Бекмамбетов, обречено обратиться в пыль. Так и актеры старой школы — Мягков, Брыльска, Яковлев, Ширвиндт — пришли, судя по всему, сыграть в детском утреннике на уровне картонных декораций. Отлично и очень к месту смотрится фраза Мягкова — «Я в этом счастье как в броне» — где на месте «в броне» должно стоять другое созвучное словосочетание. Все действительно еще долго от этого счастья не отмоются.

    Сюжет фильма, честно скажу, сейчас крайне сложно воспроизвести. И, наверное, нет в этом особой нужды, потому что сюжет теряется в бесконечном потоке рекламы. Ни в каких других фильмах не увидит российский зритель такого же количества рекламы, как в фильмах Бекмамбетова! Чего стоят пельмени «Сам Самыч» в первой части «Дозора» или настойчиво повисший в кадре постер фильма «9 рота» во второй части вышеупомянутого «Дозора». В «Иронии…» недостатка в рекламе тоже не наблюдается! Более того — настойчиво рекомендую сыграть в игру «Найди все спрятанные в фильме бренды!» (благо, что бренды никто не прячет, а наоборот — на них гордо и очень навязчиво наводят камеру). Мы узнаем, что герой Безрукова названный, почему-то Ираклием, ездит на последней модификации Тойоты Камри и с упоением слушает «Авторадио». Алкоголики-менты хлещут водку «Зеленая марка» и принимают в дар «Хортицу». Хозяюшка — Боярская заботливо придвигает к объективу майонез Кальве, икру «Русское море» и шоколадные конфеты «Нестле» (я весь фильм ждала, когда же нам покажут ярлычок ее мелькающих в кадре туфель! Но, видимо, «Кристиан Лабутен» не сподобился проспонсировать нашу новогоднюю сказку с продолжением). Надпись «Аэрофлот» задерживается в кадре никак не меньше пяти секунд, а пьяный пограничник, читая детский стишок про «морза-воеводу дозором…», настойчиво трижды повторяет слово «дозор». Помню я о вашей глупой Морре… Но главным спонсором был, без сомнения, «Билайн», о чем нам настойчиво сообщает черно-желто-полосатый шарфик Ираклия Безрукова. По сути, все действие и все скучнейшие диалоги произносятся по телефону.

    И теперь, в качестве дижестива к вышенепереваренному, моя любимая часть — видеоряд. Несомненно, эта часть удалась хуже всех прочих. Проглядывая сложившуюся ретроспективу (если здесь уместно это слово) фильмов Бекмамбетова, нельзя не заподозрить его в том, что он задолжал крупную сумму денег производителям одного спецэффекта, и не сможет воспользоваться остальными богатствами современной киноидустрии, пока не использует данный спецэффект в не менее чем десяти фильмах. Что мы видим в «иронии…»? А ничего. Вернее, ничего нового. Те же гиперреалистичные мелкие предметы то летящие в экран, то описывающие немыслимые, противоречащие всем законам физики, траектории. И если раньше это были болты («ночной дозор»), шарики на резинке («Дневной дозор») или пуля («Особо опасен»), то в «Иронии…» мы имеем счастье наблюдать пробку от шампанского, невиданной силой направленную в открытый космос (!) и сбившую какой-то сиротливый телеспутник близ земной орбиты. Замедление, затем резкое ускорение действия, заморозка кадра… где-то мы уже это видели… ах да! В остальных фильмах Бекмамбетова и во всех голливудских блокбастера года эдак 1995-го. В сцене борьбы Безрукова с пьяным пограничником на крыше явно не хватает разверзающейся у них над головой воронки. Ну или, на худой конец, меча, сделанного из стальной хирургической спицы, которую Безруков мог бы лихо извлечь из какой-нибудь части тела. Например, руки или ноги. Снимая квартиру и главных (положительных) героев, камера дрожит с намеком на артхаус. Интерьер Надиной квартиры изображает кадр из клипа Антона Корбайна Quiet Eyes, группы Golden Earring — полосатые стены, пол в шахматную клетку. Зловещая музыка и нарочно затемненные кадры подчеркивают гадливость Безрукова в сравнении с пьющим, но добрым Офицером-хорошим-Мальчиком-Хабенским (которого сопровождает грустно-тоскливые гитарные переборы).

    В заключение: — От души желаю Бекмамбетову и компании приобрести новый спецэффект

    - Никогда. Никогда больше не притрагиваться к старым фильмам.

    9 марта 2010 | 23:50

    Говорить о продолжении фильма «Ирония судьбы или С легким паром!» можно хорошо только в том случае, если попытаться отключиться от замечательной картины Эльдара Рязанова образца 1975 года и начисто забыть все ее очарование, которое в душе так глубоко, что решительно ничем ее оттуда не выманить. Как не пытайся.

    Пускай и попытался это сделать с завидным усердием режиссер Тимур Бекмамбетов, начинив римейк-продолжение спецэффектами, Хабенским и изрядно постаревшими, но не потерявшими очарование актерами из легендарного фильма, выполняющими роль «хлебнувших лиха» родителей и мягковскими друзьями-алкоголиками со связями в аэропорту и заказывающими по телефону «Nokia» билеты на ближайший рейс до Санкт-Петербурга. Бекмамбетов со своим опытом делать «умопомрачительные гонки» и другие шалости со своей задачей справился, но забыл о самой главной фабуле — лирической. Любви то в фильме нет! Есть хитроумный сынок Лукашина Костя, который все рассчитал и все у него получилось… Даже есть очаровательная дочка Боярского сыгравшая молодую Надю так, что в нее грех не влюбиться (она, пожалуй, самый яркий персонаж в фильме). Есть все, но нет любви, нет очарования.

    А за что мы любим Рязанова? Мы любим его за то, что он создает шедевры, фильмы, фразы из которых цитируют наизусть и по настоящему трогают.

    За что мы любим Бекмамбетов? За то, что он уделяет много внимания тому, что может поразить визуально, но никак не глубинно. Душу спецэффектами не «вывернешь», не оголишь и не наполнишь, хоть ты трижды по небоскребам велосипеды с Жанной Фриске запускай!

    4 из 10

    10 октября 2009 | 23:33

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: