Плоть + кровь

Flesh+Blood
год
страна
слоган«A timeless adventure, a passion for wealth and power. Only the strongest will survive»
режиссер Пол Верховен
сценарий Герард Сутеман, Пол Верховен
продюсер Хосе Антонио Саинс де Викунья, Гийс Верслуйс
оператор Ян де Бонт
композитор Бэзил Поледурис
художник Феликс Мурсия, Ивонн Блейк
монтаж Ине Шенккан
жанр драма, приключения, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  28.2 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
11 марта 2010, «Новый Диск»
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время126 мин. / 02:06
1501 год. Вся Европа охвачена кровопролитными войнами. В городах свирепствует чума. Отряд солдат удачи, руководимый бывшим наемником Мартином, захватывает в заложники невесту сына барона Арнольфини, когда-то предавшего Мартина.

Отряд укрывается в заброшенном после эпидемии чумы замке и вступает в неравную битву с армией барона.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
81%
13 + 3 = 16
6.1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:38
    все трейлеры

    файл добавилprokuratorpp

    Знаете ли вы, что...
    • Фильм был целиком снят на натуре в Испании. Замок снимался в Бельмонте, под Куэнкой, провинция Касилия — Ла Манча, а остальные эпизоды — в Какересе, провинция Экстремадура, и Авиле, провинция Кастилия-и-Лион.
    • Персонаж по имени Хоуквуд был назван так в честь реального исторического лица — сэра Джона Хоуквуда (1320 — 1394). Джон Хоуквуд командовал бандой наемников, известной как «Белая компания», которая действовала в Италии в XIV веке от Р. Х.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В фильме имеет место очевидный анахронизм: когда капитан Хоуквуд объявляет наемникам о том, что Арнольфини обманул их, орудия, которые находятся у него за спиной, — это так называемые «попугаичьи пушки», которые появились только в XIX столетии и активно использовались во времена гражданской войны в США, в то время как действие фильма происходит в средневековой Европе.
    • Еще один анахронизм: в начальном эпизоде кардинал во время обряда причастия раздает очевидно современные священные облатки.
    • Фильм стал последним плодом сотрудничества Пола Верховена и Рутгера Хауэра. Их творческий союз длился более 15 лет, начиная с совместной работы над телефильмом «Флорис» в 1969. Режиссёр называл Рутгера воплощением «светлой стороны бытия» (другой любимый актер Верховена, Йерун Краббэ, был воплощением «тёмной стороны»). Во время работы над «Плотью и кровью» возник конфликт между Верховеном и продюсерами картины относительно сюжета фильма, в котором Хауэр поддержал последних.
    • еще 3 факта
    Материалы о фильме
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    С первых же кадров фильм вызвал невольное удивление — откуда в 1501 году взялись пушки? Я недоумевала. Мне казалось, они появились позже… Ну, да ладно. Следующим откровением стало появление фейерверка на экране! Скажите мне, откуда?! Во всем же остальном фильм предельно соответствует эпохе, отражаемой в сюжете.

    Персонажи фильма настолько реалистично прописаны, что нисколько не удивляешься, понимая, что все женщины банды Мартина были проститутками, а мужчины — похотливыми дикарями, алчущими до золота и власти. Единственное осталось загадкой: монах действительно верил в святость Мартина или это был ловкий ход? Я не знаю… Странный герой, этот монах.

    Главные герои просто потрясающи! Агнесс — невинная чудачка, откапывающая под трупом корень мандрагоры, потрясает своей находчивостью и хитростью. Скажите, вот откуда у благородной девушки, принцессы Средневековья столько смекалки? Агнесс ничуть не волнует ни болтающаяся в сантиметре от ее лица нога подгнившего висельника, ни собственный жених, сидящий на цепи. Ее выдержке стоит позавидовать!

    Неуязвимый Мартин, мечта всех женщин его банды, почему-то жалеет Агнесс и, бросив свою «жену», окружает принцессу заботой и охраняет от других членов банды. Притом в прямом смысле этого слова тоже. И ничего ему не делается. Он не горит и не тонет, задушить его тоже не представляется возможным. Видимо любовь к Агнесс так его хранит, хотя кто знает…

    За болтающийся трупик, сумасшедшую монашку и самоотверженную кормилицу — 

    7 из 10

    28 сентября 2008 | 15:06

    Этот фильм (также как и бесчисленное количество других) я посмотрел еще в детстве, но, несмотря на сей факт, запомнил и понял его намного лучше, чем любой другой, что когда-либо попадался мне позже 14 лет.

    В то же время я заинтересовался фильмами Пола Верховена в принципе, и посмотрел их все. Единственный из всех, что меня не слишком впечатлил был «Основной инстинкт» (ввиду того факта, что я в нем ничего не понял, он показался мне неинтересным).

    На мой взгляд фильм плоть+кровь история о рыцарстве, чести и отваге, но без всякой идеализации, с максимальной откровенностью и приближенностью к реальности. Да, благородству здесь отводится не самое первое место, ибо в основном зритель будет наблюдать варварские похождения разбойной шайки, обезглавленные трупы, откровенные (но чрезвычайно чувственные) сцены секса, крупномасштабные попойки, а также обезображенные тела, пораженные смертельным недугом.

    Но самое удивительное, что при просмотре не только не возникает гримасы отвращения, но невольно ловишь себя на мысли о том, что наслаждаешься любезно предложенным тебе зрелищем. А что по-настоящему пленяет, так это обилие страстей на экране. Чрезвычайно приятно погрузиться в атмосферу прошлого, где герой считает своим святым долгом отомстить за возлюбленную, в то время как она уже забыла о стеснительных условиях и культурных оковах света, и в полной мере отдается всевозможным чувственным восторгам с похитившим ее разбойником.

    Разбойник же — бывший наемник ее отца (главарь бандитской шайки в исполнении Рутгера Хауэра) несмотря на всю свою беспринципность, жестокость и аморальность выглядит сугубо положительным персонажем. Под внешностью злодея, конечно же, скрывается романтическая, чувствующая, живая душа, не погребенная под толстым слоем моральных предрассудков и социальных условностей, сплошь состоящих из лицемерия, лжи и обмана. Он честен с собой и с другими, отважен и хитер, поэтому молоденькая баронесса влюбляется в него, а зритель (хотя может быть таков только я) отчаивается, когда из финальной схватки победителем выходит все же т. н. «благородный рыцарь».

    С технической точки зрения фильм не просто безупречен, на мой взгляд, в этом отношении он даже не поддается критике. Декорации, костюмы, действующие орудия 16 века, средневековые замки, замечательная оркестровая музыка Бэзила Поледуриса (бессменного коллеги Верховена по всем фильмам), завораживающие пейзажи Яна де Бонда (который между прочим поднабравшись опыта сам снял довольно неплохие фильмы — Смерч, Скорость и т. д.) — все это и составляет достоинство картины.

    Также стоит отметить фирменный иронический взгляд на собственное творение, который свойственен Верховену, который в общем-то является одним из лучших (уже классических) режиссеров старой гвардии, умирающей под гнетом блокбастеров и потому вынужденных отступать в укрытие телевидения.

    Интересно, что спустя всего столетие после событий, обозначенных в фильме, в варварской, чумной, кипящей Европе появился самый возвышенный и чистый драматург всех времен — У. Шекспир. Но почему-то у меня возникает чувство, что благородные, трагические и насквозь одухотворенные персонажи его работ имеют гораздо больше общего с героями данного фильма, нежели с нашими оцивилизованными, рационализованными, окультуренными, просвещенными современниками, чьи мелкие страстишки обычно привлекают внимание лишь шумом и гамом, поднимаемым вокруг них. Но как утверждал великий драматург «Гремит лишь то, что пусто изнутри».

    10 ноября 2013 | 18:39

    1501 год. Западная Европа. Средневековье времен своего заката, когда рыцарские турниры и куртуазность уступили место грубой силе наемных армий, готовых воевать за обещанную наживу

    Просто замечательный фильм Пола Верхувена с его любимым актером Рутгером Хауэром, играющим роль предводителя шайки наемников-головорезов, обманутых своим нанимателем.

    Фильм о любви. О любви двух мужчин к одной девушке, юной и прекрасной Агнес (молодая Дженнифер Джейсон Ли). О ее любви к этим мужчинам, к благородному молодому барону Стивену и к грубому и мужественному Мартину. О любви к жизни, простой, плотской, чувственной. Поражает натурализм эротических сцен, а эпизод изнасилования Агнес, наверное, запомнится, вообще, навсегда.

    Огромное достоинство — то, как передана атмосфера средних веков, вся эта ужасающая грязь, болезни, нищета и жестокость, тем не менее, живых, любящих и верящих людей. За счет реализма, прекрасных сьемок (по сценарию события происходят в средневековой Фландрии, но, судя по всему, фильм снимался в Испании), насыщенного деталями и символами действия, происходит полное погружение в ту отдаленную эпоху. Ни один из фильмов о Средних веках, даже «Имя Розы», не сравнится по силе воздействия с шедевром Верхувена.

    Плоть и кровь, любовь и смерть, благородство и предательство — все рядом, все органично переплетено. Чего стоит только сцена поцелуя на фоне висящих трупов!

    Прекрасные актерские работы, как главных героев, так и второстепенных. Пробирающая до костей музыка.

    Мораль: за любовь можно и нужно бороться, жизнь хрупка и коротка, и надо ценить каждый ее миг.
    Безусловный шедевр.

    10 из 10

    1 мая 2007 | 04:16

    Посмотрев «Турецкие сладости», принялась потихоньку пересматривать фильмы с молодым Хауэром, в том числе и снятые Верховеном. «Плоть и кровь» несмотря на несомненную художественную ценность, на мой взгляд, не превосходит более раннего творения. И те, кто провозглашают «Плоть и кровь» лучшим фильмом Верховена, 99% не смотрели «Турецкие сладости».

    Ну а далее речь пойдет о замечательном средневековом этюде. Верховен намеренно концентрируется на персонажах, а не на исторических событиях. История ничем не примечательная, обычные феодальные разборки. Зато в фильме собрано все, с чем мы со школьной скамьи привыкли ассоциировать этот период: осады замков, разбой и насилие, невежество, антисанитария и чума как следствие.

    Говорят, натурализм в Голливуде начался с Верховена. Может быть, хотя любой современный голливудский псевдоисторический фильм намного превосходит «Плоть и кровь» по количеству кровавого месива, ставшего непременным атрибутом жанра. У Верховена, на удивление, ничего лишнего. Все очень к месту и не более того.

    Снова меня восхитила эта манера снимать, которая создает невероятную достоверность, просто машина времени какая-то. Но иногда художник, он же режиссер и сценарист, жертвует здравым смыслом ради метафоры или красивого образа. Например, очень трудно поверить, что можно целоваться под разлагающимися трупами. Долой романтику, но все же запах от них в метре как минимум должен стоять невыносимый. Или вот как мог образованный Стивен так запросто засунуть в рот грязный корешок, выкопанный в том месте, куда из трупов-висельников стекало не только то, из чего потом вырастает легендарная мандрагора. А также как можно резво бегать после удара молнией, и еще парочка спорных моментов. Поиск нестыковок почему-то увлек настолько, что посреди фильма я полезла в сеть смотреть инкубационный период развития чумы. Наверное, историки тоже найдут к чему придраться. Все равно снято великолепно.

    Все персонажи — практически ожившие иллюстрации к учебнику истории. Капитан, трогательно ухаживающий за своей полоумной монашкой, «кардинал»-религиозный фанатик, расчетливый старший Арнольфини. Кажется, это о них я читала в «Декамероне». В фильме нет плохих и хороших парней. Но все внимание зрителей приковано, безусловно, к троице главных героев. Они чертовски хороши и очень похожи, несмотря на разницу в происхождении, образовании и возрасте. Они лучше других умеют выживать, а это действительно главный, самый нужный навык и талант того времени. Да впрочем, наверное, любого времени.

    Потому наиболее понятен зрителю конечно мужественный и грубый Мартин. Рутгер Хауэр тут просто «торговал харизмой», но большего от любимца камеры и не требовалось. Кого еще он мог сыграть с такой выразительной внешностью. Бродяга с налетом аристократизма, эффектный и неотразимый в белом костюме. Эй, принцесса, чем же он хуже твоего Стивена, галантный джентльмен, уже почти владеющий ножом и вилкой, так же ловко, как и оружием. Вояка, стремящийся разбогатеть и окруживший себя шайкой более слабых бродяг. У него такой способ пробиться в жизни, и он по-своему чтит справедливость.

    Стивен вначале вызывает лишь легкое презрение и жалость. С первых кадров с ним все понятно, он кажется слегка сумасшедшим ученым, таким себе средневековым мажором, не умеющим даже постоять за себя. Но проходной персонаж вдруг оказывается главным. Пустившись отбивать невесту, которая ему и даром не нужна была, Стивен с достоинством противостоит Мартину. Теперь он рискует по настоящему, и его находчивость и отвага увлекают еще как.

    Агнесс наиболее интересный персонаж этого любовного треугольника. Девушка, воспитанная в монастыре, едва покинув его стены, проявляет все природные таланты. Оказывается, она — еще та авантюристка, которая жаждет приключений и схватывает все на лету. Любопытство в сердце Агнесс сильнее страха. С первой встречи ей неискушенной девушке удается зажечь огонек в сердце скептически настроенного Стивена и также с первой встречи уже в другой, шокирующей сцене изнасилования, расположить к себе Мартина, вожака шайки разбойников. Он не на шутку увлекся ею вовсе не потому, что у нее такая нежная кожа.

    Очень удачный выбор актрисы для главной роли. Ее насупленное как у звереныша лицо на 100% отражает суть девушки. В фильме ей то и дело твердят о выборе любимого, но на самом деле Агнесс постоянно приходиться выбирать только между жизнью и смертью, не важно, своей или чужой. И она как настоящая женщина снова и снова выбирает жизнь, а этот выбор определяет каждый дальнейший поворот сюжета.

    Прекрасный открытый финал — вот он, окончательный выбор Агнесс. Верховен иронизирует над папашей Арнольфини, который трясясь о наследниках, выбирая сыну-слюнтяю жену «чтобы девственница», теперь будет вынужден подчиняться его решению. И в других делах тоже.

    Увлекательный приключенческий фильм, с иронией над человеческими пороками и страхами, о том, что настоящие ценности вне времени и обстоятельств.

    9 из 10

    24 августа 2009 | 16:03

    Фильм, полный противоречий. Поступки основных персонажей этого фильма невозможно интерпретировать однобоко. Например, Вы можете презирать лицемерие, но оправдать его стремлением выжить в фильме.

    Само название данного фильма говорит о том, что крови там будет предостаточно, так же как и обнаженной плоти. Однако Пол Верховен очень энергично и правдоподобно переносит нас в ту эпоху, где с первых минут и на протяжении всего фильма, начинаешь жить и принимать дикие в настоящем, но естественные в прошлом вещи.

    Я перечислю несколько жутковатых моментов. Если они не спугнут вас, обязательно посмотрите этот фильм:

    1. Первый поцелуй влюбленных под деревом с двумя болтающимися на нем трупами.

    2. Запихивание с помощью камня мертворожденного младенца в бочонок.

    3. Насилие над девушкой.

    Кстати, про девушку. Ее история проходит красной лентой через весь фильм. Думаю, Агнес по тем временам была чрезвычайно красива и на столько же умна. Судьба постоянно ставит ее перед выбором, и часто тот выбор, который ей приходится делать, очень далек от высокой нравственности и этичности. А что бы сделали вы на ее месте? Пойдете на смерть ради того, чтобы принадлежать только одному мужчине, или будете искать выход, чтобы выжить, пусть для этого нужно будет лгать и лицемерить? Под конец фильма кажется, что не осталось ничего святого в Агнесс, но и это Верховен ставит под сомнение: видя выжившего Мартина (главного злодея, чуть не задушившего ее несколько минут назад), она отводит от него взгляд своего жениха Стивена, чтобы тот не добил Мартина. Но почему? Может, потому, что Мартин был ее первым мужчиной? А может, именно его она любила на самом деле?

    Рекомендую посмотреть «Плоть и кровь» несколько раз, с разницей просмотров в несколько лет, чтобы увидеть все грани этого непростого фильма и увидеть динамику своих же собственных суждений о нем и о мотивах поступков героев.

    10 из 10

    29 ноября 2009 | 13:01

    Голливудский дебют голландского режиссера Пола Верховена. Даже в Голливуде Пол Верховен не изменил своему стилю. Стиль Пола Верховена заключается в хорошем сценарии про дружбу мужчин и любовь их к женщинам, а так же обилие реализма во всем, начиная от жестокости сражений и жутких последствий чумы заканчивая занятиями любовью и объяснениями в ней на фоне разлагающихся трупов.

    А что нужно для описания такого реализма. Оператор, который умеет работать с камерой, музыка умеющая передать состояние души той или иной сцены, и, конечно же, хорошие актеры, не очень известные зрителю, но любимые критиками, а таких, в данной картине двое. Любимый актер Пола Верховена Рутгер Хауэр в роли наемника Мартина хорош и интеллектуальная актриса Дженнифер Джейсон Ли на заре своей карьеры просто ослепительна в роли невесты барона.

    Но становится немного обидно, что цензоры Голливуда все-таки помешали Полу Верховену полностью воплотить в фильм все свои идеи в жизнь этого и без того отличного фильма. Например, такую, что бы двое мужчин, которые любят одну женщину, испытывали (кроме уважения друг к другу) чувство любви по отношения друг к другу. Согласитесь, это было бы гораздо лучше и интереснее, чем страсти, кипящие в одном из самых лучших эпиков современности «Александр».

    Итог: лучший фильм Пола Верховена в Голливуде, но недотягивающий до высокой планки установленной голландскими работами одного из самых известных тандемов того времени Верховен — Хауэр.

    6 декабря 2004 | 11:12

    Эпоха позднего Средневековья запомнилась мировой истории не только пышностью дворцовых балов, зрелищностью рыцарских ристалищ и куртуазной литературой менестрелей, но и как время серьёзных испытаний. Пандемия бубонной чумы истребляла целые города, многочисленные кровопролитные войны приводили к депопуляции населения, повсюду царили нечистоплотность, жестокость и нищета. В кинематографе прижился облегчённый и несколько идеализированный взгляд на события тех лет, а подобная реалистичность долгое время была не в почёте. Вплоть до 1985 года, когда голландский постановщик Пол Верховен, основываясь на сценарии собственного сериала «Флорис», снял свой первый англоязычный фильм. Его действие разворачивается в Западной Европе на рубеже 15-ого и 16-ого веков. Отряд солдат удачи, оставленных скупым бароном Арнольфини без золота, оружия и права разорить захваченный ими город, становится шайкой бродячих разбойников. Устраивая засаду, они грабят своего обманщика, бесчестят и берут в заложницы невесту его учёного сына Стивена, монастырскую воспитанницу Агнес. И, укрывшись во взятой штурмом крепости, готовятся к жестокому сражению с армией барона.

    Во избежание расправы пленнице приходиться стать наложницей их главаря Мартина, но постепенно нежная симпатия девушки к своему жениху уступает неконтролируемой сексуальной страсти к мужественному захватчику. И непонятно, настоящее ли это чувство отдавшейся нахлынувшей порочной волне распутницы, или хитрый расчёт преданной невесты, ведомой исключительно желанием выжить и поскорее воссоединиться со своим суженым. При этом героиня умело стравливает опытного бойца с молодым изобретателем, становясь желанным трофеем для каждого из них. Природный магнетизм Мартина, нестандартная красота Агнес и творческая находчивость Стивена образовали своеобразный любовный треугольник, заключивший в себе целую гамму чувств — от желания управлять и обладать до любви в любых её видах. Любви животной, непристойной, необузданной и в то же время пылкой, трепетной и романтичной. Отсюда и множество порою грубых и шокирующих, но всегда вызывающе сексуальных эротических сцен, надолго остающихся в памяти: эпизод с изнасилованием на весу, разговор при свечах в горячей купели, сплетающиеся силуэты тел за экраном театра теней.

    Отношения героев становятся не просто символом борьбы духовного и плотского в человеке, но и встречей разных типов сознания — Средневекового и Возрожденческого. И при этом постановщик не отдаёт предпочтения ни одному из персонажей: ни молодому баронету — приверженцу технических изобретений Леонардо да Винчи, ни воинственным наёмникам с их заскорузлой верой, ни боящейся сделать судьбоносный выбор героине, ни кому-то ещё. Аристократы у него развлекаются исключительно ради ослепляющей наживы. Разбойники куражатся только для удовлетворения своих животных инстинктов. Церковники увязли в суевериях, в любом событии видят божественный знак и тормозят развитие медицины, обрекая страждущих на мучения. Новаторские военные затеи Стивена обращается против него же, а его просвещенность и человеколюбие теряют всякую значимость, когда в порыве ревности, он отравляет питьевой колодец. Стирая грань между благородными рыцарями и падшими убийцами, режиссёр придаёт ленте определённую многослойность, лишая её выраженных положительных или отрицательных героев, и работая преимущественно полутонами.

    Стремясь максимально достоверно воссоздать историческую атмосферу, голландец пишет своё полотно, наследуя традициям именитых соотечественников — Босха и Брейгеля Старшего. Широкими пастозными мазками, увлечённо смешивая мастихином на своей палитре распутство и юродство, суеверия и религию, пьянство и секс, страх и боль, он добивается предельного реализма и натурализма. Здесь причащение облатками становится забавой, а деревянная статуя святого — поводырём бандитов. Монастырское целомудрие уступает варварской безнравственности, а любовь неизменно пускается по кругу. Мёртворождённых младенцев хоронят в пивных бочонках, а выживших воспитывают, как придётся. Яростные сражения за свою жизнь заканчиваются хмельными пирушками до полусмерти. Порою хочется отвернуться, отодвинуться, сбежать подальше из этого царства разнузданного разврата и вседозволенности. Но неведомая сила вновь и вновь заставляет отдаваться этой порочной вакханалии и удивляться, насколько органично режиссёр сплетает воедино все эти материи, как колоритно и смело он наполняет свою картину сильнейшими визуальными образами: романтический поцелуй у гниющих трупов, голова Мартина в нимбе горящего колеса, безъязыкий рот нищенки…

    Вдоволь истоптав каноны романтических рыцарских сказок, Верховен снял по-настоящему брутальное и бескомпромиссное европейское кино. Соединил псевдоисторический приключенческий боевик и психологическую любовную драму в одну мрачную готическую фреску. Поиронизировал над религиозным фанатизмом, увлечённостью учёных, человеческими пороками и страхами. Наводнил фильм ворохом философских посылов, задал массу вопросов, наполнил символизмом даже название ленты, ставшее отсылкой к обряду причастия. И показал, что, несмотря на временнУю пропасть между событиями фильма и современностью, мир не сильно поменялся с тех пор, равно как и люди. Главные ценности остались всё теми же, а основным инстинктом человека по-прежнему является умение выживать.

    Ведь так, Пол?

    11 апреля 2016 | 13:06

    Фильм привлекает в первую очередь тем, что показывает Средневековье без того наносного героического и высокопафосного лоска, свойственного многим картинам, посвященным этой эпохе. Грубость, жестокость, нечистоплотность физическая и духовная, главенствующее право силы, самодурство правителей — все это, конечно, не тот ореол, которым окружено время доспехов и прекрасных дам» в ряде кинолент на эту тематику. К слову, и «прекрасные дамы» в фильме с первой до последней оказываются теми еще штучками. Впрочем, как и мужчины… Подкупает в фильме и фактическое отсутствие положительных героев. Один из главных кинорыцарей Рутгер Хауэр, которому, по логике, полагалось и тут стать положительным персонажем, играет предводителя то ли группы наемников, то ли банды разбойников — лично мне до конца понять, кем их считать, так и не удалось. Возможно, они вообще и те, и другие одновременно. А роль свою Р. Хаур играет все с той же характерной для него достоверностью и убедительностью Его Мартин вышел очень характерным и главное — живым человеком со своими достоинствами и недостатками до, а не сплошным набором одних добродетелей или пороков. Хотя в принципе он мало чем отличается от своих сообщников, просто Мартин действительно первый среди равных. Однако харизма в нем присутствует даже тогда, когда он играет ТАКОГО предводителя. Актер сумел привнести в эту роль сильный характер, смелость и решительность, способность на хороший поступок, которые парадоксально соседствуют с цинизмом и жестокостью. Хотя его плохие поступки стали, думаю, скорее следствием субъективных обстоятельств, чем его злой воли. Всю эту гамму противоречий своего персонажа прекрасно передает на экране Р. Хауэр.

    Из других ролей понравилась Дженнифер Джейсон Ли, сыгравшая Агнес, и Сьюзен Тиррел, исполнившая роль Селины. Хорошее впечатление произвел и Том Берлинсон, сыгравший Стивена

    Хочется отметить и качественную работу оператора Яна де Бонта, профессионально запечатлевшего прекрасные испанские виды.

    Неплох в фильме и саундтрек, написанный для картины Бэзилом Поледурисом.

    За достоверность в изображении нравов Средневековья и блестящую игру Рутгера Хауэра

    7 из 10

    22 января 2011 | 20:06

    Такие фильмы вы не увидите в современных кинотеатрах, заточенных на выкачивание денежных излишков у среднестатистического зрителя. Под попкорн идёт совсем другое кино. Такие фильмы не будут показаны в дорогостоящем прайм-тайме государственных каналов. Чревато гневными письмами от добрых самаритян. В бескрайних интернетовых пустошах такие фильмы можно отыскать среди крупнокалиберных новинок, культового артхауса или непривередливого трэша только под ностальгическим дурманом или по эксклюзивной рекомендации. И, если честно, товар достаточно штучный, чтобы употреблять множественное число.

    Любая правильная историческая лента, кроме титульных временных декораций, включает в себя джентльменский набор «Любовь. Убеждения. Героизм». Известный киношный провокатор Пауль Верхувен с легкостью вывернул эти постулаты наоборот.

    Плоть. В средневековой Фландрии не до баллад и ухаживаний. В рейтарских палатках проститутки меняют любовь на талеры. Служанки наспех задирают подол перед случайным прохожим. Измученные чумой и работой сельчанки далеки от романтики. Взращенные в тихих монастырях красавицы учатся плотским утехам на лету. Ученое дворянство объясняется в любви у ног полуразложившихся висельников.

    Крест. Все масштабные злодейства на свете делаются под маской святости. Местечковый кардинал в перерывах между раздачей облаток деловито закалывает агонизирующих соотечественников. Скрип откопанного истукана решает судьбы мирных жителей. Религиозный фанатизм вновь и вновь выписывает бесконечные индульгенции.

    Кровь. Здесь она везде. На чреслах походной роженицы. В лопнувших язвах зараженных мучеников. На останках бродяжьей собаки. И, конечно, залихватская песнь ристалищ тоже щедро аранжирована кровью. Наши простонародные романтики с большой дороги даже одежду себе избрали багровых тонов.

    И всё это удивительным образом сплетается у Верхувена в своеобразный эстетический венок. Эротические сцены Мартина и Агнес затмевают растиражированные «кубик льда по телу», «дождь в подворотне» или «рука на стекле». Даже более известные «Основной инстинкт» и «Шоугелз» кисти неудержимого голландца уступают этой средневековой энергетике.

    Не лишена картина и россыпи философских посылов. Сотворенный кумир убивает создателя. Тварь ли я дрожащая или право имею. Женская честь — величина иррациональная. Забавны и ходы с рационализаторскими предложениями. Одна только осадочная машина завораживает своим псевдореализмом куда больше приевшегося мельтешения навороченных трансформеров.

    И козырь сильных личностей. Рутгер Хауэр — визитная карточка режиссера. Нечеловеческий, даже животный магнетизм актера стал двигателем картины. Двадцать лет работал тандем, разбавляя гламурные голливудские типажи. Опьяненные их энергией заокеанские продюсеры дали одному шанс сотворить узловые фильмы девяностых, а другому потолкаться локтями в мировой артистической элите. Ян де Бонт. Именно «Плоть + кровь» раскрыла двери операторскому («Крепкий орешек», «Коматозники», «Смертельное оружие 3»), режиссерскому («Скорость», «Смерч», «Лара Крофт 2») и продюсерскому («Особое мнение», «Эквилибриум») талантам мастера камеры.

    Тонкий лоск цивилизации Западной Европы кажется нам вечным и непоколебимым. Тысячи произведений лакируют образ благородных рыцарей, жеманных фрейлин и их романтических отношений. Лишь единицы могут художественно показать основу нынешнего благополучия, не скатываясь в эпатаж или дешевый натурализм. А остаться при этом в мейнстримовских пределах, не уходя во всё терпящий артхаус, по силам только гениям. Коим и является Пауль Верхувен.

    14 марта 2012 | 17:53

    Немудрящее, но очень увлекательное кино с отличными, колоритными персонажами.

    Солируют тут, безусловно, Рутгер Хауэр и Дженнифер Джейсон Ли. Остальные тоже весьма и весьма не плохи, и составляют разноголосый, но слаженный и уравновешенный ансамбль.

    Основная ценность фильма не в сюжете, хотя он не плох, и не в историческом антураже, о достоверности которого судить не берусь. Самое интересное — пара Мартин+Агнесс. На первый взгляд кажется, что они совершенно друг другу не подходят. Он — уже не первой молодости, массивный, циничный, матерый волк. Она — молоденькая, очень хрупкая, избалованная и любопытная. Это не говоря уже о том, что она — дочь герцога, а он — солдат-наемник. Но стоит им столкнуться в кадре, и между ними возникает, что называется, «химия», сильнейшая, бьющая через край. Неожиданно, они оказываются на удивление органичной парой. Они подходят друг другу, как половинки одного целого. И это целое — тот еще фрукт. Оба они сильны, умны, хитры и расчетливы. Оба пропитаны какой-то животной порочностью. И, в то же время, они влюблены.

    Эта гремучая смесь создает им массу сложностей, не раз заставляет делать сложный выбор, разрывает их между несокрушимыми доводами разума, не рассуждающими, слепыми инстинктами и необоримыми чувствами.

    В итоге получается объемная, живая и интересная картина, без каких-либо сюжетных и психологических натяжек. Выразительная и запоминающаяся.

    21 мая 2007 | 15:16

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: