Армия теней

L'armée des ombres
год
страна
слоган«Betrayal. Loyalty. Collaboration. Resistance»
режиссер Жан-Пьер Мельвиль
сценарий Жозеф Кессель, Жан-Пьер Мельвиль
продюсер Жак Дорфманн
оператор Пьер Ломм, Вальтер Воттиц
композитор Эрик Демарсан
художник Теобальд Мерисс, Колетт Бодо
монтаж Франсуаза Бонно
жанр драма, военный, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время145 мин. / 02:25
Филиппу Гербье, одному из руководителей Сопротивления, дважды удается бежать от гестаповцев. Его спасает Матильда, которая становится ему преданным соратником и другом. Возглавляемая ими группа наносит немцам крайне опасные точечные удары.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
71 + 2 = 73
8.6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 01:47

    файл добавилBetterProblem

    Знаете ли вы, что...
    • Экранизация военного романа Жозефа Кесселя, опубликованного в 1943 году.
    • Эпиграф фильма: «Печальные воспоминания – я тоже приветствую вас, ведь вы – часть моего прошлого». Это слова драматурга Жоржа Куртелина, однако его имени в титрах нет.
    • Фильмом о Второй мировой, «Молчание моря» (1949), Мельвиль фактически начал свою карьеру в кино. Спустя 20 лет, прославившись, прежде всего, как автор криминальных лент, он вернулся к теме войны, экранизировав автобиографический роман Жозефа Кесселя, бывшего участника Сопротивления. Поставить «Армию теней» он мечтал четверть века – с момента, когда первый раз прочитал книгу.
    • Мельвиль говорил о фильме: «Теперь я сказал о войне все».
    • Сцена немецкого марша на Елисейских полях должна была закрывать фильм. Однако Мельвиль решил переставить ее в самое начало.
    • После выхода фильм подвергся жесточайшей критике. Мельвиля обвиняли в ретроградстве и в том, что он снял «типично голлистскую агитку». Но для режиссера важнее было отношение к фильму выживших участников Сопротивления. Во время специального просмотра, организованного для автора «Армии теней» и его соратников, Мельвиль внимательно следил за их реакцией. На финальных титрах Жозеф Кессель не мог сдержать слез.
    • Второй – и последний – раз, после «Второго дыхания» (1966), главную роль у Мельвиля сыграл Лино Вентура.
    • Генерала Шарля де Голля, точнее, его фигуру в кадре (поскольку лица мы так и не увидим) сыграл Адриен Кайла-Легран; его имени нет в титрах.
    • За десять лет до Мельвиля Вентура и Поль Мерисс уже играли участников Сопротивления – в драме Жюльена Дювивье «Мари-Октябрь» (1959).
    • После реставрации, которую курировал оператор Пьер Ломм, компания Rialto Pictures в 2006 году выпустила прочно забытый к тому времени фильм Мельвиля в ограниченный американский прокат. По словам Дж. Хобермана, почти через 40 лет после своей премьеры кинокартина наконец-то «выплыла из туманов времени в качестве эпической трагедии и апофеоза режиссёрской карьеры». В США фильм собрал 741 733 долларов. Ассоциация критиков Нью-Йорка назвала «Армию теней» лучшим зарубежным фильмом года.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В книге Жан-Франсуа узнает, что его старший брат Люк тоже является участником Сопротивления. В фильме он этого так и не узнает.
    • Жан-Франсуа пишет сам на себя донос, чтобы оказаться в одной камере с Феликсом. В книге нет этой сюжетной линии.
    • Серж Реджани также появляется в фильмах Мельвиля второй и последний раз. Однако если в «Стукаче» (1962) он исполнил главную роль, то здесь играет лишь камео – парикмахера, фактически укрывающего у себя только что бежавшего Жербье.
    • еще 10 фактов
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей


    «Армия теней», одна из последних картин Жан-Пьера Мельвиля, знаменитого французского сценариста и режиссёра, в своё время подверглась достаточно жёсткой критике. Причины столь бурной реакции на достаточно честную ленту о войне понять сложно. Возможно, стоит заглянуть в душу среднестатистического француза-шестидесятника. Подобно героям недавно вышедшей картины «Чтец», французы, как и немцы, сохранили некий комплекс вины «наоборот», за то унизительное поражение, которое они понесли в 39-ом, и то расслабленное состояние, в котором пребывали в дальнейшем.

    В петеновской Франции образца 42-года зритель не увидит ни ужасов Освенцима, ни руин Сталинграда. На первый взгляд всё как-то буднично и по-буржуазному размеренно: люди едят здоровую пищу, работают, путешествуют. И даже колония, в которую попадает Филипп Гербье (Лино Вентура), кажется несерьёзной: лидер сопротивления, гордо подняв воротник, расхаживает по всей территории, вяло и буднично готовя момент для побега. Который удаётся совсем как графу Монте-Кристо — неожиданно и непредсказуемо. Случайный спаситель, парикмахер с обаятельной улыбкой Сержа Реджани, жалует потёртый плащ вместо аббатского мешка, благословляя героя без единой капли романтики.

    А уже следующим эпизодом фильм посещает война. Как ни парадоксально, внешне всё остаётся по-прежнему. Ощущение, нарастающее по мере развития сюжета, можно назвать эффектом нейтронной бомбы: привычный мир рушится, оставляя за опрятными фасадами зданий обнажённые души. И внутри каждой такой души разыгрывается собственная маленькая «война» — сломаться, смириться или пойти в борьбе до конца. Короткая схватка с самим собою, ибо, в отличие от героев Данте, вечности за спиной заложникам войны ощутить не дано. Время — их главный противник.

    На протяжении всей картины Мельвиль играет временем, как умелый жонглёр, самые сложные и головокружительные «номера» оставляя на десерт. Начальная сцена убийства предателя, этакое боевое крещение новичков сопротивления, кажется проходной — ага, всё мы это уже видали, дрожащие руки, бегающие глаза… Но именно тому, кто совершил первую казнь, суждено открыть «ящик Пандоры», стать маленькой искрой, воспламеняющей череду грядущих событий.

    Мозаика ленты, при всей её слаженности, складывается неспешно и намеренно щадит зрителя, позволяя насладиться неувядающими красками жизни. В какой-то момент на первые роли выходят жизнерадостные братья Жарди (Пол Мёрисс, Жан-Пьер Кассель), которых, казалось, новый Дюма сделал героями мушкетёрской романтики, а они вместо этого бросились прожигать жизнь в этакой безнадёжной рулетке. Когда Жан-Франсуа подхватывает ребёнка на вокзале, а девушка сияет улыбкой Пины из знаменитой картины Росселини, хочется воскликнуть: «Ну вот же, это и есть твой мир, к чему эта глупая борьба?» Да и сам Гербье, гуляя по беспечному Лондону, понимает безнадёжность деятельности Сопротивления. Пакет радиоаппаратуры да куцый значок от Де Голля — вот и вся помощь покровителей в белых рубахах. Какая ирония в свете того, что критики позже назовут фильм «голлистким»!

    Именно эти люди, ежеминутно, ежесекундно рискующие жизнью, и есть Сопротивление. Остальные массовка. Только тем, кто в центре событий, приходится принимать нелёгкие, подчас жестокие решения, планировать немыслимые операции. Сцена спасения друга из застенков гестапо заставляет даже усомниться, что эти люди сделаны из живой плоти и крови. Всё на грани, на пределе, в ритме интуитивного танца со смертью… На последнее, по-видимому, способна только женщина, та самая Cherchez la femme, найденная Филиппом, его Ангел-хранитель со звучным именем Матильда. Насколько хороша была Симона Синьоре в своих перевоплощениях, настолько её героиня разбивала невероятные ситуации с твёрдостью сияющего алмаза. Даже Гербье в какой-то момент дрогнул и побежал, а Ангел его вынес из небытия, с неизменно доброй и понимающей улыбкой.

    И всё же, ох как привычны эти размышления о стойкости, эти остатки военной романтики, за которые цепляется зритель! Герой Вентуры с лёгкостью, которой позавидовал бы его тёзка из «Дня сурка», снова и снова избегает петли небытия, а книги мудрого босса Жарди готовы призвать к полузабытой жизни. В которой, быть может, сойдет на землю Его Ангел, безгрешный и неуязвимый, обнимет на пороге и… как там водится, «долго и счастливо».

    Не дождётесь. Не в этой картине. Мельвиль сделает со зрителем то, что Элем Климов позже доведёт до совершенства, — пропустит через очистительную мясорубку войны, когда привычное уже теряет заложенные природой смыслы. Дружба, любовь, благодарность, да что там: все эти прекрасные плоды жизни, которые мы легкомысленно называем «счастьем», перестают существовать. Тем отчаянным сердцам, выбравшим жертвовать и спасать, незачем брать от грядущего всё. Награда для них — сама вечность. Вечная им память.

    19 июля 2009 | 01:38

    «Армия теней» — так символично называется снятый в 1969 году классиком французского гангстерского кино («Самурай», «Красный круг») Жаном-Пьером Мельвилем фильм о деятельности Сопротивления в годы оккупации Франции немцами. Основой фильма послужил сценарий самого Мельвиля, написанный на основе автобиографической книги Жозефа Касселя. Главные роли в картине исполнили Лино Вентура, Симона Синьоре, Жан-Пьер Кассель.

    Скажу сразу, эта картина потрясает. Не сразу и не спеша, зато неуклонно и неотвратимо…

    Начинается фильм со сцены немецкого парада в оккупированном Париже, а затем действие перемещается в лагерь, где под охраной французских жандармов и с французским же комендантом находятся всевозможные «враги Республики» и, соответственно, Третьего Рейха. В лагерь привозят хорошо одетого молчаливого человека в очках (это и есть герой Л. Вентуры), который оказывается крупной фигурой в рядах «Свободной Франции» несломленного генерала Де Голля. Начавшись как драма, «Армия теней» скоро приобретает черты детективного триллера и военного фильма, где всё действие будет происходить словно в каком-то Зазеркалье, в узких переулках, полных теней, на проселочных дорогах, в лесах и на пустынном берегу… А в пику всему этому, или, скорее, как бы в иной реальности, показана относительно «обычная жизнь», когда люди сидят в кафе и барах, витрины украшены портретами маршала Петена, а жандармы готовы как поболтать с обычным, на их вид, задержанным, так и не за страх, а за совесть бороться с «мешающими миру террористами» из Сопротивления. На улицах полно неплохо одетых людей, женщины гуляют с детьми… и тут же, за углом, стоит машина с сидящими в ней людьми. Они ждут. Или за стеной как раз сейчас происходит убийство, точнее, казнь… Интересна цветовая гамма фильма. Он цветной, он порою создаётся такое впечатление, будто бы мы смотрим чёрно-белый фильм. Герои его, с одной стороны, одиночки, настоящие «самураи», постепенно выковывающиеся ими самими… Они были готовы убивать врагов и умирать сами, но всё оказалось много страшнее… и главная мысль этой картины, пожалуй, это вопрос о цене. Стоит ли борьба с врагом, борьба, очевидно не поддерживаемая открыто большинством населения, таких жертв? И самой тяжёлой из них — осознания расчеловечивания? Да, стоит, говорят в итоге герои фильма. И, приняв решение о чьей-то смерти, посмотри на неё сам. И для многих героев картины это, пожалуй, немногим лучше нежели приглашение в застенки гестапо…

    А что они получали в награду за ежеминутный страшный риск, постоянный страх и постепенное выжигание души? Пожатие руки и медаль с лотарингским крестом… По крайней мере, на взгляд «простого мирного» обывателя.

    Да, очень многие французы после позорно проигранного 1940 с радостью приняли мир, оккупацию и коллаборационистский режим Виши. Да, немалое число французских добровольцев вступили тогда в вермахт и SS, дабы помочь немцам в «борьбе с азиатским большевизмом» на Востоке. Многие из них упокоились в нашей земле, подобно их пришедшим с Наполеонам предкам…

    После своей премьеры этот фильм был освистан тогдашней французской левацкой критикой. (хотя, отметим, что хоть в картине Мьевиля `первую скрипку` в Сопротивлении хоть и играют голлисты, но вполне доброжелательно показаны и их союзники по борьбе с оккупантами и предателями — коммунисты и роялисты). Однако сам режиссёр (тоже в своё время принимавший участие в движении Сопротивления) тогда выше критики оценил похвалу от ветеранов.

    Минули десятилетия и лучшие фильмы Мьевиля, подобно Белому киту, всё ж поднялись из глубин забвения. В их числе и «Самурай» с Делоном, и «Армия теней» с Вентурой. И это справедливо.

    Резюме: мало было их, но их подвиг бессмертен. Простите за пафос. Подвиг что партизан-маки, что подпольщиков или солдат «Свободной Франции» и лётчиков «Нормандии — Неман». Вспоминая тоже во многом автобиографическую повесть Мориса Дрюона «Последняя бригада», о героях этого фильма можно с полным на то правом сказать, что они спасли тогда честь Франции. И это благодаря им, генералу Де Голлю и (во многом) поддержке со стороны Рузвельта и Сталина Франция была в 1945 принята в состав держав-победительниц и посейчас является членом СБ ООН.

    10 из 10

    12 мая 2013 | 10:03

    Посмотрев картину долгое время раздумывал над тем чем она хороша и чем не очень.

    Да, это памятник французскому сопротивлению. Вероятно честный. Талантливые актеры, замечательный режиссер, высокие рейтинги… Но… Но что, собственно говоря, делали французские сопротивленцы? Надо признать, фильм заставляет поломать над этим голову. Не исключаю (и даже уверен), что французское сопротивление делало нужную и полезную для победы над общим врагом работу. Но режиссеру, пожалуй, это нужно было действительно нам показать.

    Чем занимаются сопротивленцы в фильме: большую часть экранного времени прячутся, казнят предателей в своей среде и спасают своих товарищей из гестаповских застенков. Опционально: — перемещают радиостанции с места на место, посещают Лондон и принимают самолеты.

    Воспитанный на советских фильмах о подпольщиках Великой Отечественной я не мог избежать сравнения с такими советскими картинами как «Их знали только в лицо», «Два года над пропастью» и др., по своей серьезности не уступающими фильму Мельвиля. В наших советских фильмах мы видим, что именно делают подпольщики рискуя собственными жизнями. А что делают герои «Армии теней» необходимо догадываться самостоятельно из вышеуказанной мной опционально и невнятно обозначенной режиссером деятельности.

    Фактически сопротивленцы показаны зацикленными сами на себя. Единственный светлый момент — прятали и переправили союзникам несколько человек (среди них канадский офицер) от которых не было на французской земле никакого толка.

    Теперь подробней о полезной деятельности. Радиостанции — показано так, словно нужны лишь как средство для передачи союзникам просьб о разнообразном снабжении… Посещение Лондона — самая большая загадка фильма — ну повесили медальку на грудь, ну зашел в бар поглазеть на веселящихся союзников… и это… всё? Самолеты — агенты прилетают, агенты улетают… Зачем? А МI-6 его знает.

    О зацикленности на самих себя. Глушители. Нет, не для того чтобы уничтожать фашистскую элиту. Просто с глушителями комфортно казнить предателей в своей сопротивленческой среде. Спасение своих членов из гестаповских лап — и на какие только ухищрения не идут хитроумные сопротивленцы… при этом наплевав на спасение других заключенных, но согласен, так и было — своя рубашка ближе к телу, однако зачем втягивать сочувствующих французов в заведомо смертельные игры. Единственный персонаж, да и тот эпизодический, который реально вызывает переживание — аристократический старичок, предоставивший свои угодья для аэродрома и втянувший своих фермеров и слуг в сферу интересов сопротивления. Сами-то, сопротивленцы, почуяв неладное, быстренько сделали ноги, а вот судьба старичка, фермеров и слуг… ну, вы наверно догадаетесь…

    Итого, раз уж взялся показать нам сопротивление, покажи, что это не зацикленные на себе эгоисты, а реальные борцы. Да переживания героев и внутренние конфликты в среде сопротивления имеют право быть показаны, но стоило ли сужать ради этого всю картину? Поэтому, не отрицая все художественные достоинства данного произведения я оставляю отзыв нейтральным, а вот свою личную (естественно, субъективную) оценку выше 4 не поставлю.

    20 ноября 2012 | 20:28

    Франция, 1942 год. По Елисейским полям маршируют фашисты. Инженера-строителя, одного из лидеров французского Сопротивления Филиппа Гербье отправляют в лагерь. Но ему удается бежать. Группа Гербье мстит захватчикам. Но это только начало истории.

    В этом фильме нет зрелища. Но есть попытка показать повседневную жизнь участников Сопротивления. Их отношения друг с другом, страхи, убийства ради высшей цели. И кошмар выбора между жизнью и предательством.

    Но лично я не люблю западные военные фильмы. Даже признанные киносообществом. Будь то «Великая иллюзия» Жана Ренуара о Первой мировой, будь то «Армия теней» уважаемого мною Жан-Пьера Мельвиля о Второй мировой войне. Может быть, мое восприятие слишком заштамповано советскими фильмами о войне. Может быть, мешает «историческая память» и рассказы моего деда, прошедшего через фашистский плен. Но когда я вижу героя Вентуры с чемоданчиком, которого приводят в лагерь, извиняясь, мол, мы вас поселим в барак для офицеров, я перестаю верить. А это очень мешает восприятию, безусловно, очень крепкого фильма.

    6 из 10

    5 января 2014 | 22:56

    «Трагедия — это когда живешь на грани смерти, что характерно для бандитского мира или для определенного периода истории: например войны. Герои «Армии теней» — трагические персонажи, и это всем понятно с самого начала фильма», Жан-Пьер Мельвиль.

    Жан-Пьер давно хотел снять кино о войне. Этот фильм сугубо личный для Мельвиля. Сам солдат, участник Сопротивления. Ему было, что сказать современникам. Кино получилось по мельвилевски суровым, мужским и скупым на проявление чувств. В задачу режиссера не входил реализм и военных сражений вы здесь тоже не найдете. Зато тут умело передан дух того времени, само настроение людей в ту тяжелую для Франции эпоху. И смешав свои личные воспоминания с историями героев Кесселя, ему это блестяще удалось.

    Практически все свои картины, Мельвиль снял по собственным сценариям, а те несколько лент, что основаны на литературных источниках, были им сильно изменены. Взять хотя бы «Старший Фершо» и «Стукач», почти полностью переделанные Мельвилем. Вот и книга «Армия теней» была изменена им до неузнаваемости. При этом, удачно выбрав знаковые места, наиболее полно отражающие общую картину в целом. Но это ничуть не исказило сам смысл романа. Главное, что была отлично передана его суть. Многие поступки и слова сказанные в фильме, были произнесены и случались с реальными героями Сопротивления, некоторых Мельвиль знал лично. Например, «Унесенные ветром» он сам смотрел в Лондоне в 43-м и даже встретил там постаревшего Кларка Гейбла.

    Если сравнить этот фильм с одноименной книгой Жозефа Кесселя, то Мельвиль фактически оставил из нее только завязку и финал, да ещё убийство юного предателя. Убрал ненужные диалоги (например в сцене ожидания казни в финале). Но может оно и к лучшему? Основную же часть, а именно самую большую главу «Заметки Филиппа Жербье» он во многом опустил. Практически не связанные между собой факты отдельных стычек с немцами, превратили бы этот фильм скорее в боевик. Мельвиль же, любил драматические истории, поэтому и счастливый конец романа сменил на фатальный финал. Фаталист Мельвиль неизбежно ведет героев к трагической развязке и тем сильнее драматизм этой истории. Когда мы видим на асфальте, одиноко лежащую шляпу Феликса — его фатальная судьба уже предрешена. Подчеркивает трагизм и гениальная тема композитора Эрик Демарсана. Да и вообще, в фильме много сильных сцен. Особенно впечатлил внутренне мощный, но такой ранимый герой сыгранный Лино Вентурой. Он играет одними глазами. Это что-то! Думаю, по драматизму, это одна из лучших его ролей.

    Не забыл режиссер и о внешних атрибутах, своей «Мельвилевской Вселенной», придав большое значение таким деталям, как шляпы и плащи. Картинка нарочито сурова и выдержана в холодной цветовой гамме (как объяснял сам Мельвиль, он всегда мечтал снимать «цветное черно-белое кино»). Почти серые пастельные тона, дождь, туман, клетчатый пол в лондонской забегаловке. Сигареты, протянутая рука как жест дружбы. Любимые актеры (Режжиани, Кассель, Мёрисс) и минимум диалогов. Как всегда Мельвиль не удержался, передав привет другу Годару. И если в «Двое на Манхэттене» можно заметить пачку любимых годаровских сигарет «Boyard», то здесь предатель Поль Дуна в машине повторяет знаменитый жест Мишеля Пуаккара (как намек на беспринципную молодежь? Ведь Мельвиль говорил, что на смену героям старой закалки, в кино пришли герои-подонки). Но главное, что в «Армии теней», как и во всех своих фильмах, Мельвиль остался верен себе до конца!

    - Для французов война закончится тогда, когда они смогут снова смотреть «Унесенные ветром»…

    10 из 10

    8 декабря 2015 | 13:48

    Тяжелое, наполненное какой-то гнетущей атмосферой обреченности кино об участниках французского Сопротивления. Героики и драмы в фильме нет, есть ощущение безнадежности, безысходности, и ты сам в этой войне теряешь нечто человеческое… Есть несколько сильных сцен, но поражает беспечность в некоторых моментах здравых и осторожных людей, героя Жана-Пьера Касселя и его идиотское самопожертвование в «ноль» мне вообще не понять.

    Да и центральный герой, персонаж Вентуры — местами еще идиот. Ему бы в Синьоре влюбиться, а он бредит своим дорогим шефом, своим математиком. История двух братьев, работающих в одной организации, при этом, один об этом не знает, второй — не интересуется, куда делся первый… Финал — «ну, в общем, все умерли» где-то закономерен, хотя хочется нехорошо пошутить — герой Вентуры в 44 году отчаялся, после того как в 43 году был казнен его драгоценный патрон.

    Я не разочарована фильмом — я много не ждала, но вообще — мрачняк, безысходность и очень неприятное послевкусие.

    Примечательно, что Мельвиль, сделавший из вполне жизнеутверждающей книги полный безысходности фильм, сам был участником Сопротивления. Поневоле задумаешься, что там было на самом деле…

    PS Симона Синьоре традиционно хороша. Даже лучше Вентуры, хотя он здесь совершенно замечательный, еще почти молодой, что можно смотреть и смотреть… Но лучше в чем-то повеселее.

    21 мая 2014 | 13:02

    С его плеча, подобно любопытной кошке, лениво свисает шерстяной шарф, скрываясь за воротником пальто, а на его носу поблескивают линзы очков в полукруглой оправе. Право же, невзрачный Филипп Гербье, о котором больше говорит одежда, чем бесстрастное лицо, не производит впечатления важной особы. А ведь он руководит французским Сопротивлением! В этой заведомо неравной битве орды нацистов и группы восставших помогают ему верные соратники: молодой и эмоциональный Клод Ле Маск, опытнейший и осторожный Феликс, сильная и непостижимая Матильда, ловкий Жан-Франсуа Жарди и его брат Люк Жарди в амплуа «серого кардинала» — именно от их участия зависит успех всей организации. Но чем дальше они шагают против неутихающего ветра, тем понятнее становится, что они ничем не отличаются от остальных. Как узники концлагерей, как солдаты под градом пуль, как беженцы из родных домов, они тоже стремятся к этому — выжить. Бегство. Куда? В следующий круг ада? Поезда, самолёты, катера. Надо всем нависла тьма. Удушливая. Беспощадная. И порою дни мрачнее во сто раз любой ночи. Над такими историями не плачешь. Холодеешь.

    Грустный роман Жозефа Кесселя на свой лад переиначил режиссёр и сценарист Жан-Пьер Мельвиль, который прославился великолепными картинами в стиле «нуар». «Армия теней», одно из последних его творений, далека от визуальной красоты любой из его ранних лент, но привлекает драматургией. Мельвиль обычно удивляет нас неожиданными финалами, но здесь эффектность отошла на второй план, уступив место осознанности того, что происходит на экране. Зритель сопереживает, а при сухости повествования это признак мастерской режиссуры — легко растрогать человека, выжать слезу из него, но куда труднее заставить его задуматься. Сплошные поступки, которые можно расценивать по-разному: умерщвление предателя и смелая вылазка в тюрьму для освобождения друга — два деяния, которые совершают одни и те же лица. Кессель подчёркивает, что есть испытания хуже, чем мучительная смерть. Сидят в своих штабах нацисты, пытают людей, уходят на обеды и ужины, а над каждым из членов Сопротивления висит незримый Дамоклов меч — сложный выбор. Последний поступок, прекращающий череду их, закрывая собою фильм, уничтожает зрителя. В войне не бывает победителей. Только жертвы.

    И, хотя не танцуют они, ощущается лёгкий чувственный вальс: легендарные Лино Вентура и Симона Синьоре в картине представляют ювелирные, тонкие актёрские работы. Когда встречаешь таких людей на своём пути, их в жизни уже не забудешь. Кинематографическое знакомство оставляет отпечаток на зрительской судьбе. Энергия, которой не может похвастаться большинство современной молодёжи, так и бурлит в их сосредоточенном взоре, приковывая к себе внимание. Уникальны также Пол Мёрисс и Жан-Пьер Кассель в роли братьев Жарди. Точно сиамские коты, оба ироничны и невозмутимы. Убедителен в роли Феликса Поль Кроше, и восхитителен в столь маленькой роли парикмахера Серж Реджани. Независимо от жанра картины, французы непременно придают ей шарм.

    Для ребёнка первый шаг — новый этап в жизни, которому радуются его родители. Для Филиппа Гербье и всего французского Сопротивления шаги стали жестоким испытанием, обрушившим мечи на многих замешкавшихся людей. Победа иллюзорна. А зло реально. Пожалуйста…

    Ветер, остановись!

    14 июня 2009 | 02:09

    Жан-Пьер Мельвиль, мастер криминального жанра, взялся рассказать о французском сопротивлении в годы Второй Мировой Войны. Как обычно у этого режиссера, фильм длится очень долго, почти 2,5 часа. И как обычно не скучно (ну или почти не скучно) эти 150 минут. События развиваются неспешно, диалогов очень немного, и, тем не менее, Мельвиль умеет удерживать зрительское внимание. Мне кажется, его опыт был бы полезен даже не создателям полнометражных фильмов, а сериальщикам (я имею в виду сериалы по 5-10 серий). Таким эпизодам, как, например, казнь предателя, режиссер уделяет минут по десять. И все эти 10 минут интересно следить за происходящим на экране, хотя толком ничего не происходит.

    Кто любит фильмы этого режиссера, тот оценит и эту картину. Она в основном схожа с его криминальными фильмами. Сюжет не слишком отличается. Побег из тюрьмы, встречи на конспиративных квартирах, поиск мест, где можно залечь на дно…. Все это довольно сильно отличается от советских фильмов про партизан.

    Правда есть один момент, который приближает «Армию теней» к нашим картинам. Это героический пафос. Но насколько этот пафос сочетается с манерой Мельвиля? Тут у меня двойственное впечатление. Думаю это не самый сильный фильм французского режиссера, хотя и не самый слабый. Все на высоком уровне.

    7,5 из 10

    9 октября 2014 | 02:19

    Заголовок: Текст: