Иллюзионист

L'illusionniste
год
страна
слоган«Пришла пора поверить в чудеса»
режиссерСильвен Шомэ
сценарийЖак Тати, Сильвен Шомэ
продюсерSally Chomet, Боб Ласт, Филипп Каркассон, ...
композиторСильвен Шомэ
художникБьярне Хансен
монтажСильвен Шомэ
жанр мультфильм, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  18 тыс.,    Румыния  3.9 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время80 мин. / 01:20
Номинации:
Действие мультфильма разворачивается в Шотландии, в конце 1950-х гг. Сюжет вращается вокруг злоключений фокусника, который попадает в закрытое сообщество и встречает девушку, которая убеждена, что он — настоящий волшебник
Рейтинг мультфильма
IMDb: 7.50 (30 733)
ожидание: 74% (530)
Рейтинг кинокритиков
в мире
90%
114 + 13 = 127
7.9
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Во время выступления главного героя в шотландском пабе среди публики почти в центре кадра вставлена знаменитая оптическая иллюзия «Девушка или старуха».
    • По замыслу автора оригинального сценария Жака Тати (настоящее имя — Яков Татищев, 1907-1982), действие мультфильма разворачивается в Праге, однако Сильвен Шомэ сменил Прагу на Эдинбург, где у него собственная анимационная студия.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Конец 50-х гг. ХХ века. Немолодой интеллигентный фокусник месье Татищев стремительно теряет популярность, но виной этому даже не он сам. Просто с наступлением новой эпохи и приходом музыкальных кумиров жанр иллюзионизма умирает, и все, что остается Татищеву — колесить по маленьким городкам и показывать свои скромные фокусы в каких-то пивнушках. В одном из таких заведений Шотландии он встречает совсем юную девушку Элис, которая работает там уборщицей. Заметив, что ее обувь совсем прохудилась, Татищев покупает для нее новые туфельки, но обставляет все как волшебный трюк, чтобы девушка не чувствовала себя обязанной. В итоге Элис воспринимает его фокус как самое настоящее волшебство и отправляется за ним в Эдинбург, надеясь, что он совершит для нее еще не одно чудо…

    Сценарий этого анимационного шедевра, удостоенного премии «Сезар» и номинаций на «Оскар» и «Золотой Глобус» как лучший анимационный фильм, был написан актером, мимом и сценаристом Жаком Тати давно, но экранизировать его он не хотел, посчитав чересчур личным. Младшая дочь Тати, Софи, согласилась передать сценарий режиссеру Сильвену Шоме, когда постановщик обратился к ней с просьбой использовать сценку из фильма отца в своей первой полнометражной работе «Трио из Бельвилля». В итоге на свет родилась почти бессловесная, тонкая, детально прорисованная и очень печальная притча, которая в уйме важных и аккуратно подмеченных мелочей рассматривала не только драму невостребованности людей творческих профессий, толкающую многих на дно бутылку или даже в петлю, но и трагедию исчезновения волшебства из жизни современного человека. Очень иллюстративен в этом плане образ Элис, для которой новые туфельки оказываются началом внутреннего перехода из восторженного детства во взрослый мир прозаичности потребления, для которого чудо новой вещи внезапно превращается в простой и пошлый конвейер «хочу еще», а сам «производитель чудес» быстро перестает быть объектом интереса. Но наиболее печальна судьба человека, который не может предать дело своей жизни, но вынужден трезво оценивать ситуацию и потому выносит своему занятию и этому миру короткий, но такой многословный и горький вердикт — «волшебников не существует».

    10 из 10

    10 июля 2018 | 13:00

    Аристократический мультфильм.

    Анимация возвратила меня к тем далеким и чудесным временам, когда мой любимый жанр в компьютерных играх был рисованный квест, и очень напомнила мне мою любимую игру «Broken sword». Как же я соскучился по ней, компьютерная графика не в какое сравнение не шла с приятной моему глазу рисовкой от руки. В этом мультфильме почти отсутствует речь, но она и не требуется для того что бы понять умыслы героев и сюжетную линию.

    Этот мультфильм очень нежный и меломанский, облегает зрителя теплой и искренней атмосферой. Прекрасная операторская (Если можно ее так назвать в мультфильме) работа и очень красивые музыкальные лирические композиции. Приятные персонажи и не торопливый сюжет.

    Присутствует очень много отдельных запоминающихся эпизодов, а так же интересная фишка с фильмом, идущим в кинотеатре, куда забегает главный герой.

    В скором времени я посмотрю первые работы этого режиссера «Трио из Бельвилля» и «Старая леди и голуби», а еще я только что узнал, что он снял мою любимую историю из киноальманаха-шедевра «Париж, я люблю тебя», ту, что про мимов. Этот человек действительно очень талантлив.

    Кролик очень милый. Спасибо всем кто работал над мультфильмом!

    С рождеством вас жители кинопоиска!

    ✿ܓ

    24 декабря 2010 | 17:21

    Мультфильм — достаточно специфичное явление в искусстве кинематографии. Думаю, большинство людей привыкли воспринимать мультфильмы как нечто развлекательное в первую очередь. Совершенно необязательно зрителю видеть в мультфильме какую-то грусть или, не дай Бог, трагедию. Главная функция мультфильма — развлечь, ну и иногда заставить задуматься, как говориться «сказка ложь, да в ней намёк»; но это, конечно, на любителя.

    Странное чувство лёгкого (наилегчайшего) разочарования зародилось во мне тогда, когда я понял что это мультфильм, а не фильм, как я предполагал до самых первых кадров этой картины.

    Впрочем, уже через несколько минут, я понял что досмотрю этот «мультик» до конца, как бы ни банально это не звучало.

    Дело вот в чём.

    Во-первых, рисовка. Я не так много смотрю мультипликации, но такого я не видел никогда. Что-то отдалённо напоминало мне о Миядзаки, но аниме здесь и в помине не было. Рисовка комичная и вместе с тем очень живая. Надо сказать, что в этом мультфильме отлично сочетается классическая рисовка и компьютерная. По-моему, «мультик» смотрится очень свежо и высокотехнологично, практически без использования 3D графики.

    Во-вторых, оригинальный сюжет. Рассказ о вымирающей профессии фокусника (волшебника), изложенный через призму другой истории, истории о девочке, узнавшей что волшебство на свете есть.

    Два вышеперечисленных слагаемых в сумме дают восхитительный мультипликационный фильм. Сентиментальный, ненавязчивый и воздушно лёгкий для просмотра.

    10 из 10

    21 мая 2012 | 15:04

    Мультфильм затрагивает ту же тему, что недавний триумфатор «Артист» Мишеля Хазанавичуса. Двадцатый век со всей его неудержимой технической прытью, фонтанирующий массовой культурой, что пришла на смену классическим способам досуга, готовая развлекать обывателя до потери сознания, выдумывая всё новые и новые способы. Ничему тонкому здесь не осталось места. Шомэ, конечно, кривит душой, карикатурно изображая рок-н-ролл и музыкантов, насмешки его конек. Но в главном он прав, старые формы сброшены с парохода современности, растоптаны, им никогда не угнаться за бешеным колесом медийных развлечений. Современный иллюзионист это Дэвид Блэйн с собственным телешоу, со сложными представлениями, часто опасными для жизни, собирающий стотысячные толпы зрителей. Кроликом в шляпе уже никого не удивишь.

    Эта эпоха ушла навсегда. В современном мире нет места старым манерам и такту, изящество не в цене. В моде все кричащее, провокативное, зрителя невозможно поразить, не схватив его за шкирку, не тыкнув ему под дых, не заорав во всё горло. Развращенный изобилием он жаждет все новых и новых потрясений, будто бы мало ему потрясений жизненных. Все это мы уже видели, всё это мы знаем! Что может сделать с этим престарелый иллюзионист, вынимающий пресловутых кроликов из своей шляпы? Чудо это технология, это прогресс, фокусам нет места на этой полке.

    Ненавистный рок-н-ролл преследует престарелого фокусника, куда бы он ни отправился. Даже в шотландской провинции бездушный музыкальный автомат отбирает публику. Окруженный такими же коллегами неудачниками: грустным клоуном и чревовещателем алкоголиком, старик, предчувствуя собственный печальный конец, находит единственную отраду в юной Алисе, странной девочке, что все ещё искренне верит в его волшебство. Но эта не история любви, их отношения, это история о заботе. В лучших традиция О Генри, фокусник начинает заниматься унизительным и непривычным ручным трудом, и приносит девочке то туфельки, то пальто, то платье, то перчатки, постепенно превращая сельскую простушку в очаровательную принцессу.

    Крайне сентиментальная вещь. Сентиментальная по-хорошему, а не как мелодрама, планирующая содрать кассу с романтических школьниц и одиноких увядающих мадам. Светлая беззлобная история человека, оказавшегося на обочине времени. Трогательная и местами немного пугающая.

    11 августа 2014 | 15:45

    Раньше я думал, что мультипликационный фильм служит только для развлечения людей, что в мультфильме просто по определению не может быть вложен большой смысл. Но эта работа в корне перевернула моё мнение насчёт этого.

    1. Живая история.

    Фильм повествует о мужчине «старой закалки», который не имеет близких людей, который больше не нужен нынешнему миру. Он отчаянно пытается найти себе место в жизни, но везде его ждут неудачи. Он фокусник, но в волшебство не верит. И однажды фокусник встречает девушку, которая убеждена, что он настоящий волшебник. Он хочет о ней заботится, но она всё же вырастает и влюбляется. Фокусник понимает, что никто не сможет заменить ему дочь…

    Это потрясающая история.

    2. Без слов.

    Картина, действительно, понятна и проста. Герои за время сюжета говорят 30-40 слов. Но в этом фильме всё воспринимается за счёт действий. Проще говоря, всё понятно без слов.

    10 из 10

    31 мая 2011 | 11:35

    «Иллюзионист» — вторая полнометражная анимационная лента Сильвана Шоме, поставленная по нереализованному сценарию Жака Тати, которая может восприниматься как ироничный комментарий к кинематографическому и актерскому наследию этого парадоксального комика. Шоме добился не только визуального, но и пластического сходства своего мультипликационного персонажа с его прославленным прототипом: движения и поведение героя имитируют актерскую технику Тати буквально точь-в-точь.

    Схожим образом и авторство самого сценария, его коллажное построение из бурлескных гэгов, едва скрепленных интригой, вызывающих скорее сдержанную улыбку, чем смех, угадывается зрителем безошибочно, даже если бы оно не было указано в титрах. Сдержанная, никогда не переходящая в тоску и мизантропию меланхолия Тати, имеет источником размышления Екклезиаста о тщете внешней стороны бытия, комизм этого французского актера и режиссера основан не на высмеивании человеческих страстей, как у Мольера и Гоголя, а на понимании чужеродности человека этому миру, его подспудной, часто неосознанной жажде чего-то большего, чем материальные заботы. Потому герои Тати, попадая в мертвую регламентированную механистичность, всегда взрывают ее изнутри своим эксцентричным поведением (как, например, в его фильмах «Мой дядя» или «Время развлечений»), но этот беспорядок не есть деструктивный хаос, а скорее детская непосредственность, живая спонтанность человеческих реакций, сопротивляющаяся антигуманной роботизации жизни.

    В фильме Шоме эта базовая для Тати тема затрагивается лишь по касательной, как необязательное дополнение к эффектности бурлескных сцен: мультипликационная реанимация уникального стиля этого комика становится для Шоме самоцелью, что печалит не только преданных почитателей автора «Каникул месье Юло», но и всех, кто способен оценить всю глубину его мировидения. Лишь в последние десять минут «Иллюзионист» приобретает философское измерение, когда ясно артикулированная печаль о быстротечности жизни полностью вытесняет бурлеск, и именно тогда все достоинства сценария раскрываются в полной мере, и мы понимаем, что в картине — от мастерства Тати, а что — от автора коммерческого анимационного хита «Трио из Бельвилля».

    1 января 2016 | 13:03

    Раз, два, три…

    Что-то случилось с этим мультфильмом… Ветер пошутил и листочки книги заиграли в беспорядочном танце в полумраке, при свете уличных фонарей, отражаясь на стене вспугнутой стаей птиц. Этот поистине волшебный момент Сильвен Шомэ припас под самый конец, возможно даже не волшебный, а лирический такой, с грустинкой и музыкой, поднимающей все выше и выше. А спустившись, инстинктивно пытаешься расставить все это, поднятое вверх, перемешанное и завихренное, на места. Как разбросанные ребенком игрушки. Время развлечений подошло к концу, каникулы закончились, дядюшка покидает этот город, ему пора. А тебе, девочка моя, пора понять, что волшебников не существует.

    Самому маэстро Татищеву пора многое понять. По мне, знаковая сцена, переломный, так сказать, момент, случается именно тогда, когда маэстро магии случайно попадает на кинопоказ «Моего дядюшки», и неожиданно так, ведром воды окатанный, видит свое отражение на экране, и застенчиво, в пугливом ожидании чего-то, тихонько ретируется и тут, и там.

    Заигрывать с публикой в волшебника дело опасное. Всегда найдется тот, кто неправильно поймет, или поймет буквально. Да это настоящий триллер, кафкианский кошмар — эта скуластая девчушка с предгорья Шотландии! Конечно, этот фильм не о ней, но о многих, как она, живущих с верой, что монетки выпрыгивают из ушей. Разве в этом волшебство? Сама того не ведая, она творит маленькое чудо для клоуна с верхнего этажа. Все же, говорит Сильвен Шомэ, истинное волшебство живет в вещах простых, оттого их труднее разглядеть иль заметить. И оба, Шомэ и Тати, тыкают девчушку лицом в очевидное и вполне вероятное в ее возрасте — влюбленность, желание самому отдавать волшебство без остатка.

    А что же наш маэстро магии Татищев? Поглядывает на фотокарточку и глубоко вздыхает.

    Сильвен Шомэ всем сердцем болеет за одиноких, старых, никому ненужных артистов. А еще эта какая-то извращенность — публика никогда не заменит семью. Молодые ребятки бесятся, куражатся. А старость пожимает плоды. Все перевернулось в «Иллюзионисте», фокусы перемешались. Нужно смотреть внимательнее.

    Огромное спасибо Сильвену Шомэ за такого тонкого, пронзительного до невозможного Жака Тати.

    3 июля 2011 | 00:59

    Иллюзионист — особая лента в европейской мультипликации хотя бы только потому, что позволяет воскликнуть: А ведь она ещё жива! Если трезво смотреть на вещи, то уже достаточно давно Европа фактически не производит достойной анимации. На массовом рынке существуют только американские компании, ну а для ценителей настоящей, рисованной, 2D анимации остаётся только ждать очередного шедевра Хаяо Миядзаки или других его последователей из Японии. На этом фоне Иллюзионист смотрится настоящей отдушиной.

    Анимация здесь пожалуй наиболее близка к всё тому же Миядзаки, по крайней мере, во время просмотра, я постоянно ловил себя на мысли о схожести стилей. Потрясающие пейзажи Лондона, Шотландии и Эдинбурга нарисованы с настоящей душой — так и хочется оказаться там. Персонажи не являются шаблонными зарисовками, каждый из них имеет свой уникальный графический стиль.

    Сюжет не замысловат, но может принести пару сюрпризов. Сам мультфильм сделан в формате практически немого кино, поэтому персонажи говорят очень мало, а если и говорят, то на французском или английском. Но это не является проблемой для понимания даже у несведущей публики. Также лента насквозь пронизана грустью. Можно даже сказать, что грусть — это лейб-мотив данного мультфильма. Грусть о уходящем волшебстве, о исчезающей эпохе и вере людей в чудеса. Это же впечатление даёт и действительно чудесно подобранная музыка, которую вам наверняка захочется найти после просмотра.

    В целом, хочется пожелать данной картине удачи, ведь это действительно сложно создать мультфильм хронометражем менее чем 90 минут, которая пролетит для вас как целая жизнь. Так хочется, чтобы и у такой анимации нашёлся свой собственный зритель, который даст её шанс.

    Поэтому 10 из 10

    19 декабря 2010 | 13:39

    Лучше всего этот фильм смотреть короткими фрагментами, по 5, может быть, 7 минут. Маленькая частица фильма оставляет ошеломляюще чарующее впечатление, обволакивает каким-то прелестным флером французского шарма. Очаровательные персонажи: трогательный пожилой фокусник-неудачник с русской фамилией Татищев, девочка-Золушка из бедной гостиницы в шотландской глуши, и все остальные, забавные и печальные, нарисованные с юмором и нежностью. Удивительная визуальная красота. Хорошая музыка. Поэзия замены слов жестами. Ностальгическое воссоздание чудесной романтической эпохи европейских 50-х (эпохи, которую я люблю). Изящный мягкий юмор… И намек на историю двух одиноких сердец, случайно нашедших друг друга в холодном мире, доверчиво прижимающихся друг к другу и обретающих силу в своей трогательной дружбе.

    Все это есть в каждом отдельном фрагменте «Иллюзиониста», и все это, как по скверному волшебству, исчезает, когда фрагменты собираются в единое целое. Визуальная красота, романтика времени, музыка и прелестные персонажи в наличии, но от истории о двух нашедших друг друга неудачниках остается только незавершенный набросок, а возможно, не остается и наброска. И «Иллюзионист» превращается в чудесную обертку без содержания, очаровательную форму без внутреннего стержня.

    Пожилой иллюзионист и девочка действительно подружатся, но их контакт будет случайным и больше похожим на недоразумение. Им не удастся подарить другому золото душевного тепла — в их отношениях будет слишком много от непонимания: «А что мы вообще-то делаем вместе?» Все, что месье Тати (Татищев) даст очаровательной девочке, будет прежде всего материальным: он подарит ей наряды, много замечательных нарядов, которые превратят неказистую дикарку в маленькую принцессу. Но имеющим подлинное отношение к душевному теплу будет лишь самый первый подарок — купленные на последние деньги красные туфельки. В этом жесте бедного человека, испытавшего непреодолимое желание чем-то порадовать маленькую сироту в разваливающихся башмаках, будет нечто действительно до пронзительности трогательное.

    Остальные подарки будут вызывать, скорее, недоумение и даже неуместный в контексте этой бескорыстной сказки вопрос: «Откуда ж он берет деньги?» И ведь вопрос не праздный, поскольку непопулярность представлений бедного месье Тати, равнодушие грубой публики, загнавшее его, одинокого и стареющего, в поисках неизбалованных фокусами провинциалов в далекий медвежий угол, и как следствие всего этого — бедность, составляет главную жизненную драму этого человека. Однако наивная девочка верит в то, что он волшебник, и, кажется, он действительно начинает синтезировать фунты из воздуха, покупая девчушке платья и пальто в лучших магазинах Эдинбурга. Что ж, Бог с ними, с деньгами, — но что он теперь испытывает, делая своей маленькой протеже очередной подарок? Счастлив ли он, наряжая ее в платье ее мечты? Тронут ли представившейся ему возможностью в самом деле побыть немного волшебником? Видит ли в этой маленькой сироте просто одинокого ребенка, о котором никто не заботился, или, может быть, разглядел в этой странной девочке дочку, которой у него никогда не было, или, может быть, немного влюблен в девочку-эльфа? Увы, — кроме щедрых материальных подарков мы мало что увидим на экране. Месье Тати и девочка существуют словно параллельно, рядом, но не вдвоем. Часто даже создается впечатление, что девочка для Тати просто досадное недоразумение: навязалась тут на его голову… Он с легкостью бросает свою Золушку, оставляя ее одну то на ночной улице, то в опустевшем номере гостиницы. По замыслу авторов сюжета он оставляет ее не одну, а в надежных руках: ведь она полюбила, и, кажется, взаимно. Но не безумие ли видеть большую любовь на всю жизнь в том, что девушка шла по улице с мужчиной, и они были увлечены друг другом?

    Однако месье Тати словно только и ждал предлога, чтобы сбыть навязчивую малышку с рук: увидев ее переодетой и влюбленной, он словно бы с облегчением сбегает, оставив на прощание только жестокую в своей безразличной краткости записку: «Волшебников не существует». Зачем? Зачем эта безжалостная записка без единого теплого слова, без пожелания удачи, без «Будь счастлива» (например), зачем это бегство, это… предательство?

    Но и она немногое даст своему «волшебнику». Ее простодушная доброта спасет от самоубийства клоуна, соседа по дешевому отелю, но что она сделает для месье Тати? Она приготовит для него суп, который они съедят вдвоем в иллюзии семейного тепла. Иллюзия не продлится долго. Она, как и он, будет существовать по преимуществу отдельно от своего друга, душевно отдельно, она ни разу не проявит к нему нежность, не испытает искреннего желания позаботиться.

    Отчего этот явственный холод между ними? Неужели от страха, что история, задуманная как история целомудренной дружбы — возможно, с неназванным намеком на тайную, неосуществимую, легкую влюбленность, будет воспринята как парафраз «Лолиты»? Я не верю — я думаю, что Сильвен Шоме слишком отважен в своем творчестве, чтобы идти на поводу у ханжеских опасений. Его персонажи просто последовательно равнодушны друг к другу, и если ни он, ни она ни разу не проведут с тайной заботливостью другого по плечу или волосам, то лишь потому, что это им и в голову не приходит. И обнаружив себя брошенной своим другом, которому она доверилась так просто и безоглядно, девочка ничуть не расстроится, не кинется его искать — зачем? Их союз в самом деле был недоразумением. Недоразумение себя исчерпало, мавр сделал свое дело — и прекрасно.

    И только мне это развитие событий кажется не прекрасным, а безнадежно разочаровывающим.

    Финал фильма не остается открытым — он кажется нелепым. Так, прежде чем покинуть свою безымянную Золушку, месье Тати зачем-то отпускает в местных горах своего верного товарища по фокусам белого кролика. Что это значит, остается непонятным: ведь без кролика он не сможет продолжать работать, а новых фокусов он еще не изобрел. Так что же это было? Отказ от жизни и работы, подготовка к самоубийству (но с чего бы?), — или просто еще один бессмысленный красивый жест?

    Нет, все-таки надо было ограничиться просмотром маленького фрагмента «Иллюзиониста» — каким бы маленьким чудом он показался!

    6 из 10

    5 января 2013 | 18:07

    Не знаю как вы господа, но я просто обожаю французскую культуру, будь это киноиндустрия или мультипликация. Есть, конечно, исключения, но все же Франция нас радует такими произведениями, что просто удивляешься тому, какие же они прекрасные. Кажется, что авторы в них вкладывают всю душу, чтобы дать зрителям насладиться увиденным. Это касается и мультфильма Иллюзионист.

    Вроде бы и «не навороченная картина»: нет ни трехмерных моделей персонажей, ни чего-то выдающегося в плане графики, просто обычное двухмерное изображение, которым нас радовали раньше, до появления Шрека, Корпорации монстров и т. п. Но Господи, как же все красиво, просто не отведешь глаз, когда нам показывают атмосферу Франции, Англии и Шотландии 50-ых годов «в одном флаконе», которая царит в этом мультфильме. Всё проработано до мельчайших деталей, каждая песчинка прорисована. Да же если не вдаваться в подробности происходящего, можно просто смотреть на всё это, и поверьте, вы будите не разочарованы просмотром, потому что действительно Бьярне Хансен — художник данного мультфильма, постарался на славу, за это ему огромное спасибо, жаль только, что Иллюзионист это его единственная работа, первая, но надеюсь, не последняя.

    Хоть порой картина очень добрая, милая и даже немного наивная, всё же прощупывается нотка трагизма и ближе к концу ленты она становится более явной. Но это не удивительно, на дворе 1950-е гг., в главной роли иллюзионист или проще говоря, фокусник. Единственной его работой является — удивлять людей за деньги. В это время особой популярностью начинают пользоваться рок группы, таковой в Иллюзионисте выступает некая The Britoons,и она потихоньку вытеснила «циркачей» с арены славы, лишив их самого заветного — зрителей. А без них, их таланты идут в бездну, как и фокусники сами. Они понимают, что становятся не нужными, что единственное, чем они занимались уже им ни к чему. Кто-то из них спивается, проживая так свои оставшиеся дни, кто-то просто оказывается на улице, ну а некоторые пытаются заработать, как плохо бы у них это не получалось. Но бывает и такое, что им попадается «луч света в темном царстве», который скрашивает их жизнь. Имя этого лучика в данном случае — Элис, которую Татищев (именно так зовут главного героя) очаровал своей «магией». Она для него стала как дочь. Главный герой начинает искать сторонние работы, чтобы обеспечить её желания. А она, в свою очередь, дарит ему свою любовь и внимания, что для человека крайне важно. Без нее, скорее всего, он «закончил» свою жизнь, как и все остальные…

    В этом мультфильме диалоги между персонажами свели к минимуму, обычно все ограничивается парой фраз. И это к лучшему, не надо вслушиваться в скучные речи, которыми наполняется большинство мультиков, когда мимика и жестикуляция персонажей делают всё сами. Иногда лишь мы слышим красивую музыку, звуки проезжающих машин, раскаты грома. Всё это взаимосвязи друг с другом создаёт единство всему происходящему и индивидуальность мультфильму.

    Ну и в заключение, хочу сказать слова благодарности Сильвен Шомэ. Этот мультфильм без него просто бы не мог существовать. Он показал себя как хороший режиссёр и сценарист. Написал просто шикарное музыкальное сопровождение, которое ненавязчиво звучит на протяжении всего мультфильма. Ну и вообще, спасибо за то, что не побоялся выпустить эту работу в свет, в непростой период мультипликации, когда на плаву обычно оказываются только мультфильмы с большим бюджетом и 3D на борту. Обидно, за то, что это произведение искусства не окупилось, оно заслуживает большего количества зрителей.

    9 из 10

    10 июня 2012 | 22:53

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: