всё о любом фильме:

Моя любовь

год
страна
слоган-
режиссерАлександр Петров
сценарийИван Шмелев, Александр Петров
продюсерКонстантин Эрнст, Дмитрий Юрков
операторСергей Решетников
композиторНорман Роже, Денис Шартран
жанр мультфильм, короткометражка, драма, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время26 мин.
Номинации:
Купеческая Москва XIX века… Главный герой — гимназист Антон, ему шестнадцать. Мечты уносят его в другую реальность, а повседневная жизнь возвращает в отнюдь не идеальный мир, но и здесь он пытается найти что-то светлое, чистое, божественное и ту единственную, которой он отдаст свое самое первое чувство.
Рейтинг мультфильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Мультфильм

    файл добавилmehlspeise

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Чтобы сказать что-то предметное об этом феноменальном шедевре, замечу, что мне повезло встретить в жизни нескольких людей, которых я могу смело отнести к категории «чистых гениев». Это люди, которых Бог наградил совершенно безграничным талантом в чем-либо. Причем они могут быть парадоксально талантливы — то есть природа их таланта не имеет рационального обьяснения.
    К примеру, один из таких людей — Музыкант. Он может извлекать звуки абсолютно из всего, закончил музыкальное училище НЕ ЗНАЯ НОТ: просто раз послушав ЛЮБУЮ мелодию, шел и играл ее БЕЗУПРЕЧНО. Фантастика просто какая-то! Не перестаю восхищаться Творениями Божьими и Его щедростью!

    Фильм «Моя любовь» — это ПОЛЕТ ГЕНИЯ. Без границ, без формализма, без сковывающих стереотипов. Это УДИВИТЕЛЬНЫЙ СОН ДЕТСТВА, который, если повезет, раз-два в год удается увидеть и почувствовать себя АБСОЛЮТНО счастливым. Это — ЗАМОЧНАЯ СКВАЖИНА В РАЙ, куда можно одним глазком заглянуть, чтобы хоть немножечко увидеть, почувствовать ЭТО ЧУДО.

    Я не буду анализировать то, что я увидел. Тем более что смотрел я фильм кусками, не полностью. Но потрясение от увиденного останется у меня на всю жизнь, как изумительная возможность пересмотреть свой абсолютно счастливый сон детства и рассмотреть через скважину маленький кусочек рая…

    10 из 10

    30 ноября 2008 | 02:02

    Это полчаса ни с чем не сравнимого удовольствия! Прекрасно всё: мелкие детали ("Я же говорила, парадный фартук не трепать!»), создающие атмосферу дореволюционной России, музыка, кружащая вокруг обозначенных масляными красками чувств, голоса (особенно люблю Евгению Крюкову), это настроение, которое так умеет передавать Александр Петров.

    Весь фильм — балансирующий на грани метаний главного героя — от одного идеала к другому, легкие оттенки и мазки, — прекрасен!

    13 июля 2008 | 07:31

    Беспрецедентно вдохновенная картина. Неописуемой красоты киноистория, снятая с лёгким сердцем и исполненная пальцами в краске по стеклу. Новая работа выдающегося российского мультипликатора Александра Петрова и вероятно самый изящный короткометражный мультфильм за последнюю пятилетку.

    Впрочем, это не совсем мультфильм в заурядном понимании, это в общем и целом — с ума сойти, какое кропотливое искусство. Здесь как в мастерской художника: за эпизодами прячутся тысячи предварительных эскизов, множество подготовительных набросков карандашом и пастелью, каждый финальный кадр пририсован на стекле масляными красками и зафиксирован на кинопленку, но самое поразительное, что каждая секунда анимационного фильма соответствует примерно 12 авторским картинам. Что ни говори, а сложно структурированная техника «ожившей живописи» в случае Петрова организована настолько сложно, что мерить ее киношными определениями и современными стандартами вроде Оскара — просто кощунственно.

    Снятая по шмелевскому роману-первоисточнику (История Любовная), петровская картина «Моя любовь» с ее тончайшими цветовыми переходами, волшебными оттенками и порошковыми, словно электрические помехи, контурами бескомпромиссно топит зрителя в сюрреалистическом мире отчаяния пятнадцатилетнего гимназиста. Речь тут идет о первой пробуждающейся юношеской любви: она словно бумажный кораблик недолго кружится на воде, промокает насквозь и вскоре размокает на части.

    Удивительны в этой связи две вещи. Во-первых, как после 26 минут ты умудряешься заново родиться. Во-вторых, почему трогательные и душевные творения Петрова в США доставляют в IMAX, а у нас показывают в одном единственном кинотеатре «35ММ» или где-нибудь на фестивале под Суздалем?

    9 марта 2008 | 01:35

    Бывают в жизни счастливые дни, и они очень важны именно этим своим счастьем. Это дни соприкосновения с подлинным искусством, и в моей жизни и судьбе было несколько таких дней — дней распахнутого миру взгляда, полного доверием и удивлением. Иногда дни эти проходили в торжественной обстановке, наполненной тишиной и уединением сердца посреди совершенства — как в залах Пушкинского музея в Москве, где я впервые видела «Давида» Микеланджело, «Поцелуй» Родена, Ван Гога и Пикассо. Иногда эти дни проходили в толпе, и были наполнены радостным возбуждением и восторгом — как на спектаклях «Кухня» Олега Меньшикова и «Женитьба Фигаро» Марка Захарова. А иногда эти дни повседневны и ничем не выделяются из вереницы своих братьев-близнецов — как тот день, когда в обыкновенном видеосалоне мой взгляд упал на диск «Моя любовь».

    Я думаю о ней, о девочке, о дальней,
    я вижу белую кувшинку на реке,
    и реющих стрижей, и в сломанной купальне
    стрекозу на доске.
    Там, там встречались мы и весело оттуда
    пускались странствовать по шепчущим лесам,
    где луч в зеленой мгле являл нам чудо, блистая по листам.


    После «Моей любви» Александра Петрова хочется перечитать Тургенева, Бунина, Куприна, стихи Блока и Набокова — все одновременно. «Моя любовь» — это ожившая картина — картина русской жизни. Романтика ностальгии уносит меня в краткую эпоху, когда гимназисты носили синие фуражки, когда дамы ходили на прогулку с кружевным зонтиком, когда горничные подавали обед… Александр Петров именно создатель — не режиссер, не мультипликатор, не художник. Он создает мир, о котором мы читали на уроках литературы, погруженные в очарование прошлого, он создает мир русской духовности и культуры, мир, наполненный красками Саврасова и Левитана, настроениями Бунина и Чехова, рифмами Фета и Анненского, мелодиями Прокофьева и Алябьева. И в этом мире самые настоящие накрахмаленные фартуки, пушистые желтые цыплята, первые подснежники. Этот мир наполнен светом ностальгии, любви и грусти, он наполнен затишьем перед бурей. Скоро в одночасье разрушится эпоха музыкальных вечеров, балов и утренних визитов, эпоха румяных гимназисток и свободных разночинцев. Уйдет в прошлое первая самая чистая любовь, смешанная с дурманящим запахом цветущей под окном яблони. Придут другие времена и другие книги, будут впереди Платонов и Паустовский, но никогда не повторится поэзия Апухтина и Тютчева.

    Будет потом белая эмиграция, ностальгия, покаяние, но прошлое на то и прошлое, что нельзя его вернуть, можно лишь самому в него вернуться в своих воспоминаниях на доли секунд. И лишь создатель — Александр Петров способен растянуть эти мгновения до 27 минут. 27 минут чуда возвращения, о котором так сладко тосковал Владимир Набоков:

    О Боже! Я готов за вечными стенами
    неисчислимые страданья восприять…
    но дай нам, дай нам вновь под теми деревцами
    хоть миг, да постоять!..

    21 января 2010 | 10:57

    Пусть этот сон мне жизнь сменила
    тревогой шумной пестроты;
    но память верно сохранила
    и образ тихой красоты,
    и сад, и вечер, и свиданье,
    и негу смутную в крови,
    и сердца жар, и замиранье -
    всю эту музыку любви…
    Николай Огарёв


    О любви можно говорить бесчисленным количеством способов. Кто-то купит о ней шубу или посадит на клумбе ирисы. Кто-то выплеснет чувства мелом на асфальт под окнами высотки в духе плакатного минимализма, зато с медийным размахом. Кто-то набьёт на предплечье заветное имя и пухлого амурчика-компаньона. Кому-то по силам даже «обмакнуть перо в радугу и стряхнуть пыль с крыльев бабочки». А кто-то погрузит свои пальцы в масляные краски напополам с импортной смазкой для велосипедных цепей («Когда б вы знали, из какого сора…») и нарисует ими на стекле ни на что не похожую сказку-быль. Последний «кто-то» — это Александр Константинович Петров. Благодаря ему «История любовная» Ивана Шмелёва внезапно превратилась из объёмной прозы в динамичные картины и заняла 26 минут экранного времени, ничуть не потеряв в содержании.

    Гимназист Антон, или по-домашнему ласково Тонечка, переживает свою 16-ую весну. И весна-то вроде обычная, ан нет: совсем иная. Она, как озорная Огневушка-поскакушка, умышленно даст отроку возможность рассмотреть себя в подробностях: покажет голубые и золотые лужи под тёплым солнцем; разбросает будоражащие естество кофточки «жерсей» по улицам Москвы; зазвенит в птичьих трелях, звуках шарманки и словах романсов; а главное — наполнит воздух пьянящим предчувствием любви. «Я впервые почувствовал — вот весна, и куда-то она зовёт, и в ней чудесное для меня, и я — живу…»

    «Люби!» — поют шуршащие берёзы,
    когда на них серёжки расцвели.
    «Люби!» — поёт сирень в цветной пыли.
    «Люби! Люби!» — поют, пылая, розы…
    (Константин Бальмонт)

    Неискушённое воображение Тонечки недавно поразил образ лучезарной тургеневской Зинаиды из «Первой любви». Теперь любая женщина — это её подобие, некая богиня, идеальное и таинственное существо. Потому не конкурируют друг с другом, а одинаково притягательны для него совершенно противоположные архетипы любви, представленные в горничной Паше и роковой соседке Серафиме. Ему ещё предстоит познать радость и боль первого чувства, научиться отделять ангелов от демонов.

    Воссозданный из романа мир Антона приземлён и воздушен одновременно. В этом, наверное, и заключается магия настоящего искусства. На уровне интуиции создатели мультфильма следуют за своим героем и проецируют его переживания на экран. Парадоксальность, образность творчества Петрова давно стали визитной карточкой художника-аниматора наряду с его «пальцевой живописью». Во «Сне смешного человека» новорождённый символично перемещался от матери на мужскую ладонь, а борьба тёмных инстинктов с благими намерениями в людях уподобляла их шахматным фигурам на чёрно-белой доске жизни. В «Моей любви» удивляться придётся не меньше. Стоит мальчику сделать шаг навстречу неизведанному — душевный экстрим порождает смерч фантазий. Вот главный герой пишет любовное стихотворение коварной бель-фам, а зритель, словно в кабине сверхзвукового самолёта, проносится по цепочке из его видений: бюст Пушкина, лавровый венок на голове, лира в руках, вихрь из страниц, крылья, качели, сказочный замок, корабль, штормящее море… Экстаз от поцелуя способен вознести на небеса или затянуть в глубокий омут. Вырвавшийся на свободу чёрный бык и порочная Манька в пастуховом доме олицетворяют собой искушение, страсть, желание, похоть, вожделение, телесное начало. Пожаром красный цвет врывается в пастельные тона, огромный чёрно-зелёный змий окольцовывает город. Охвачен смятением и страхом и сам Тонечка. Между тем в реальном окружении всё находится на привычных местах: подснежники — в стакане, самовар — на столе, рыжий кот — у печки, мотылёк — возле лампы…

    Текучесть рисунка перекликается с изменчивостью подростковых увлечений. Быстрая смена мазков раздражает, но и восхищает. Восхищает, поскольку каждый кадр — практически полотно импрессионистов. Раздражает, потому что, промелькнув, исчезает и сменяется новыми из двадцати четырёх за секунду, такими же выразительными. Полная луна призывает выйти вместе с Антоном и Серафимой в ночной сад, натурально гудит ветер в кронах деревьев, и «кого-то нет, кого-то жаль», как в пропетой жалобным девчачьим голосом песне…

    Почти три года работы, около 35 тысяч картин на матовом стекле, подсвеченном снизу, и кропотливейшая техника подарили нам очередной шедевр от одного из самых титулованных российских аниматоров. Александр Петров — единственный на сегодня академик-мультипликатор, обладатель ордена Преподобного Сергия Радонежского III степени и «Оскара» — скромно живёт и работает в Ярославле. Где родился, там и пригодился. В перерывах между иллюстрированием стеклянных «книг» оживляет героев и книг бумажных, учит молодёжь. Он не скрывает: его фильмы — для тех, кому больше четырнадцати, а никак не для малышей. Щемящие и лиричные, они пробуждают сострадание, очищают и «оставляют светлое открытое окно». Заглянув в то, что в японском прокате получило название «Весна пробуждается», увидишь не начертанное горящими строками, а нарисованное послание:

    Страшись безлюбья. И беги угрозы
    бесстрастия. Твой полдень вмиг — вдали.
    Твою зарю теченья зорь сожгли.
    Люби любовь. Люби огонь и грёзы…
    (Константин Бальмонт)

    И, вспомнив себя в 15 лет и свою первую любовь, с грустью поймёшь: не покупая шуб ради неё, не воруя красок у радуги, ты отдал ей самое ценное из того, что тогда у тебя было. Душу.

    20 ноября 2015 | 20:23

    В 16 лет все склонны к всеполагающей любви. И за этой любовью порой не видно других горизонтов. Только любовь… Та которая обездвиживает мышление, та которая жжет в груди и где-то в животе. Это возраст такой. Потом мы тоже влюбляемся, но уже не так, потому, что в зрелом возрасте мы все оцениваем, переоцениваем, обдумываем. Тогда в 16 мы не думаем, мы любим без огляки.

    Разная бывает любовь… Можно ли любить двоих одновременно, тоже вопрос? Признаюсь, такой опыт у меня был, но только я бы никогда не рисковала одной любовью ради другой. Все мы знаем, что это за «разные любови». Одна та что всей душой, а другая мы сами знаем где, где-то пониже… Так вот ту, что пониже нужно прятать подальше, потому что она сгорает быстро и навсегда, она не восстает из мертвых в отличие от той первой любви. Только в 16 мы не знаем, что и куда прятать. Звучит, в принципе, пафосно аля «плотским желаниям не поддавться», но с другой стороны так оно и есть… Да, человек так устроен, как и все живое. Но вот тут и разница — в отличие от животного человек может сказать «стоп».

    В картине «Моя любовь» на распутьи плоти и души герой потерял и то и другое. Плоть оказалась не такой уж превлекательной. Страшно влюбленный Антон разочаровался в Серафиме, когда увидел, что она вовсе не идеальна внешне, не богиня. Только проблема еще и в том, что внешний порок Серафимы не самый страшный. Падшая женщина, одним словом. Утром грехи замаливает, а ночью их совершает. И невинная, такая милая и добрая Паша тоже уходит из жизни Антона, но останется в его сердце светлым воспоминанием. Ну вот, пожалуй, и все. Все, что остается после таких юнешеских приключений это стихи, которые потом больно перечитывать, потому что былого уже не вернуть. У меня тоже были такие стихи, но я их сожгла… Почему? Потому что больно.

    Волшебная, проптанная чистой рускостью сказка или история, с отличной графикой и красивым звучанием. Безусловно, смотреть всем кто любил или только планирует и даже тем, кто отрицает это чувство.

    10 из 10

    19 января 2014 | 03:09

    Перед нами взгляд зрелого мастера на мытарства юной невинной души, на первые ее порывы и устремления. Это мультипликационное сочинение на тему первой любви — вот как она приходит, вот как начинается…

    Любовь — слишком сильное чувство, контролировать которое не могут даже взрослые. 15-летний гимназист Антон, чья история находится в центре сюжета, разворачивающегося в купеческой Москве XIX века, переживает первое увлечение, получает первый опыт этого обжигающего, выворачивающего наизнанку чувства.

    Главный герой живет двойной жизнью: реальной и жизнью грез — и там, и там он искренен, страстен, но в то же время чист. Только в грезах его все проще и возвышеннее, а реальность груба и жестока…

    Никак не ожидал, что в рисованном фильме будет место такой трагедии. Я Поражен.

    Российская анимация, российская душа, определенно, будут живы, пока будут такие картины. Спасибо Петрову!

    10 из 10

    15 октября 2012 | 12:57

    Москва, девятнадцатый век. Шестнадцатилетний Антон под впечатлением от повести «Первая любовь» Ивана Сергеевича Тургенева, начинает гнаться как в жизни, так и в голове за душевным счастьем, перебирая сразу несколько вариантов для повышения процентов выхода из ситуации с лучшей стороны, задумываясь в тот момент только о себе.

    «Моя любовь» — коротенькая повесть от создателя великолепного анимационного произведения «Старик и море», выполненная в том же любимом жанре Александра Петрова. Для создания шедевра далеко не будет достаточно уметь профессионально набрасывать краски на стекло, главнее заставить переживать зрителей за главных героев, иметь под рукой хороший сюжет, и срежиссировать картину так, что бы у зрителя в отдельных моментах замирало сердце.

    Говорить и размышлять на тему мультфильма не хочу. Считаю, что подобные ленты больше нужно не чувствовать, а не рассуждать, над ними. Как же приятно удивляться тому, что в столь гнилом мире ещё существуют люди, которые могут привносить в наш мир такие душевные картинки, как «Моя любовь», цепляющие за самые редкие уголки нашего сердца. Тронуло, вдохновило… жаль, что Петров редко нас радует своей фантазией и воображением. Радует редко, но всегда. Чёрт! Нужно срочно найти какое-нибудь занятие, куда можно будет выпалить накопившееся вдохновение, иль пропадёт…

    Жалко, что «Петя и Волк» схапали оскар. Наверное, оскару не нравится, когда одно лицо его берёт дважды.

    17 марта 2008 | 14:16

    Мультипликационное кино — жанр, безусловно, особый. Наверняка, многие из нас своё первое знакомство с манящим и тогда ещё неизведанным миром кинематографа начинали именно с мультипликации. И если поколение 80-х радовалось очередной серии про неугомонного волка, жаждущего, во что бы то ни стало поймать уже, наконец, юркого и смышленого «косого», из-за которого ему приходилось идти порой на отчаянные меры; удивляться тем уже ставшим классикой шедеврам от студии «Disney» («Белоснежка», «Золушка»), то сейчас будущее нашей страны воспитывается на совершенно иных историях, уводя наших маленьких зрителей от истоков нашего кинематографа в целом. А жаль…В связи с чем и хотелось бы обратить внимание на одну из лучших, на мой взгляд, работ российского режиссёра, художника и мультипликатора Александра Петрова и, хочется верить, что его имя, всё-таки, станет упоминаться намного чаще, чем названия студийных анимационных «гигантов» зарубежного происхождения.

    Первая любовь…Быть может, у кого-то это светлое чувство связано с досадой от неразделённости твоего эмоционального порыва, а кто-то же, напротив, воспоминания о первой любви связывает только с самыми лучшими и незабываемыми моментами своей жизни. Так и главный герой, Антон, шестнадцатилетний воспитанник гимназии сталкивается с этим пламенным чувством. Но будучи ещё таким наивным и неопытным, для него становится трудным разобраться в своих мыслях, осознать, кто же та единственная, с которой он сможет обрести настоящее счастье. Кто на самом деле станет для него не просто пределом его мечтаний: малограмотная, но при этом чуткая и смешная, та, с которой просто «легко и приятно», но хорошие слова о которой вызывают у сверстников лишь повод для издевательства и насмешек, или же женщина, чей образ заставляет творить — муза, та, что кажется ему богиней?!

    И пусть, ты знаешь, что все образы в фильме всего лишь нарисованные персонажи, но в них видна душа так, что кажется, будто ты чувствуешь вместе с ними, переживаешь всю «палитру» эмоций главных героев, которыми наполнена «Моя любовь», ты ощущаешь их настроение и такое ещё милое…очарование.

    «Моя любовь» показывает не только тот период взросления, когда в жизни происходят первое разочарование, появляется желание любить и быть любимым, но и то время, когда страстный порыв открывает глаза, снимая пелену юношеской наивности, когда приходит понимание того, что есть истина, а ЧТО нет, где любовь настоящая, искренняя, а где лишь её, как сперва может показаться, красивая копия. Всегда больно и досадно, когда идеализированный тобою образ «рушится» на глазах, но переживания подобного рода, все те первые муки и душевные терзания — это ли не жизненный опыт, который в дальнейшем помогает уберечься от неверно сделанного шага или вывода.

    Несмотря на сравнительно небольшой хронометраж работ Александра Петрова, все его фильмы по праву можно назвать шедеврами, ведь в те 27 минут, что длится «Моя любовь», всё происходящее на экране как будто не смотришь, а «погружаешься» туда — в изображение так, что создаётся впечатление, будто ты «утопаешь» во всех этих красках, растворяешься в них, имея теперь возможность быть невольным свидетелем всего, что происходит не только вокруг, но и увидеть мысли, желания, потом устремиться вдаль подхваченный ветром и упасть затем каплями дождя, неся с собой свежесть и прохладу наступающего вечера. Быть может, именно такого эффекта и можно достичь, используя технику «ожившей живописи», в которой Александр Петров работает на протяжении долгого времени. А если мы говорим: «ожившая», не значит ли это, что мы уже изначально подразумеваем что-то «живое» и «тёплое»? Но этого мало, ведь жизнь без самого главного — души невозможна, и в картине «Моя любовь», поверьте, она точно есть. А это ли не доказательство мастерства и любви художника в отношении созданного им произведения?…

    10 из 10

    6 мая 2011 | 20:31

    Удивительное мультипликационное действо! Живое, жизнерадостное, по-настоящему весенне-теплое и эмоционально насыщенное! Такую технику мультипликации довелось увидеть впервые. Чудно, забавно, интересно!

    Такая трудоемкая техника живописи по стеклу диктует свои правила.Читаю на одном из сайтов: «Обычно на картинке, которую нужно изменять прямо под камерой, живописцы изображают крупные предметы, а еще лучше — стихии (море, небо). Работать с мелкими деталями, тщательно прописывать фон в технике «ожившей живописи» невероятно сложно». И снимаю шляпу в поклоне перед автором и режиссером сего тончайшего трудоемкого полотна!

    Купеческая Москва воссоздана классно! Забавы и гуляния, стук каблучков по мостовой, звон бубенчиков на тройке, баранки да петушки на рынке, спешащие по своим делам гимназисты, разбитные песни цыган под гитару, звук шарманки на улице, кошка близ печки в горнице, чаепитие с самоваром — все это как разноцветные стеклышки в калейдоскопе, сменяющиеся по мановению рук творца-кудесника мультипликатора.

    У меня создалось впечатление полного единства аудио- и визуального рядов. Озвучка просто супер, как и подобранные голоса актеров. Мне показалось, что я также смогла бы это произведение воспринять только «на слух» или только по визуальному ряду без звука — настолько полноценны эти две дорожки, что вместе суммируясь составляют 200% из 100 возможных.

    Все — мимика, жесты, движения и пластика героев «любовного треугольника» естественны и реалистичны! Эмоции переданы незабываемо: свежи как дуновение весеннего ветерка, ласкающего тело и лицо; игривы, как движения лапок котенка, спутывающего клубок ниток; живительны, как холодная ключевая вода; искренни, как молитва праведника, иногда противоречивы, но красивы…

    Впечатлила реализованная АВТОРОМ возможность ТАК передать средствами тончайшей и сложнейшей техники мультипликации грез, фантазий, мечтаний и забытья героя.
    Красиво, динамично и очень выразительно, поэтому

    10 из 10

    12 мая 2009 | 23:38

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>