всё о любом фильме:

Вожделение

Se, jie
год
страна
слоган«The Trap is Set»
режиссерЭнг Ли
сценарийДжеймс Шеймус, Хуи-Линг Уэнг, Эйлин Чанг
продюсерУильям Кон, Энг Ли, Ллойд Чао, ...
операторРодриго Прието
композиторАлександр Депла
художникЛай Пань, Квок Уинг Чон, Че Киу Лам, ...
монтажТим Скуайрес
жанр триллер, драма, мелодрама, военный, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$206 635
зрители
Китай  4.03 млн,    США  659.3 тыс.,    Италия  274.9 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг NC-17 лицам до 17 лет просмотр запрещен
время157 мин. / 02:37
Шанхай. Вторая мировая война. Влиятельный политический деятель Мистер И безумно влюбляется в подругу своей молодой жены. Отношения их настолько нежны и трепетны, что обычно осторожный Мистер И даже не подозревает, что Ван — вовсе не та, за кого себя выдает! С каждым днем порочная связь заходит все дальше, а страсть становится все сильнее, и теперь уже невозможно остановиться…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
72%
105 + 40 = 145
6.6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 01:45

    файл добавилAndreiAhmedov1979

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 665 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Посмотрев на постер фильма у меня появилось непреодолимое желание его посмотреть. Тони Люн стоял на фоне облупившейся шанхайской стены и красивой молодой актрисы Вэй Тань, и все это очень напоминало известную сцену из «Любовного настроения» Вонга Кар Вая. Вся эта картина может вызвать у человека, увлекшегося восточным кино недавно, ощущение, что потресканая стенка, китайское платье «ципао» и Тони Люн — необходимый и достаточный набор любого китайского кино.

    Режиссер Энг Ли, запомнившийся мне по «Крадущемуся тигру и затаившемуся дракону», видимо решил снимать по-другому. Свой тонкий экшен он решил сменить на такую любимую всеми китайцами драму отношений, разбавив ее неожиданными для китайского кино сексуальными сценами.

    Собственно в этот момент становится понятно, что кино снималось не для китайских зрителей, потому что помимо сомнительного для цензоров сюжета про оккупационный период Шанхая 30-х годов тут присутствуют абсолютно откровенные сцены, которые в таком случае не имеет смысла вырезать, легче запретить все кино. Что, в каком-то смысле, и не плохо для Энга Ли, во-первых продолжив пребывание в статусе запрещенного режиссера (после фильма «Горбатая Гора»), что безусловно является неплохой рекламой, а во-вторых оградив чувствительных к эротизму Кар-Вая китайцев от совсем не даосских сексуальных сцен.

    Первая часть фильма оказалась сырой и уже в тот момент, когда хочется бросить просмотр, появляются красивые сцены и чувственные взгляды. В этот момент становится понятно, что на Тони Люна, кочующего от режиссера к режиссеру, но остающегося преданным Кар Ваю, можно смотреть бесконечно и это уже не плохой сюжет. Взамен эротическим чувствам, некая пластмассовость игрушечного Шанхая. И появляется ощущение, что фильм держится на нескольких сценах, а все, что их связывает сильно не доделано.

    Фильм наполнен осознанными и неосознанными цитатами, например когда главная героиня смотрит на висящий на стене пистолет, то музыкальная тема до боли напоминает тему из «Основного инстинкта», хотя она и не нарушает свой китайской мелодичности.

    Возникает один вопрос, как можно при наличии очень интересного и непростого сюжета, прекрасных актеров, известного композитора и отличных декораций, где всем этим заправляет сильный режиссер, снять плохое кино?

    Ответ, мне кажется простой, снимать такие фильмы для масштабного проката сложно, даже если все для этого есть. И критиковать такой фильм намного легче чем снимать. Поэтому, я искренне сочувствую Энгу Ли и советую вам обязательно посмотреть этот фильм, хотя бы ради голого Тони Люна, настоящих южных песен и того, что в китайском кино есть не только эротизм, но и секс… хотя первую часть фильма можно без зазрения совести промотать.

    2 мая 2008 | 01:53

    Это фильм о нелегкой любви русской… т. е. китайской «пианистки» к скромному работнику застенков, верному помощнику японского милитаризма г-ну Йи — местному эквиваленту Мюллера или Лаврентия Павловича, но почему-то больше всего похожему на тов. Ежова. Носитель тысячелетней китайской культуры, Йи выступает примерным семьянином, ценителем народной песенной и танцевальной культуры, а в постели предпочитает эксперименты в духе садо-мазо и «Последнего танго в Париже». Партнерша, в общем, не против экспериментов, да и особого выбора нет.

    Действие фильма относится ко времени второй мировой войны и заканчивается незадолго до Хиросимы. Впрочем, о войне лишь иногда напоминают очереди за чашкой риса или японские патрули, обходящие заграждения с колючей проволокой. Прочее действие разворачивается на фоне мирного шанхайского или гонконгского пейзажа. Авторы умело воспроизвели тогдашний колорит и очарование китайского быта, все эти фишки домино, клипсы, чучела попугаев, бриллианты и прочие милые предметы. Смотришь и сожалеешь, что все это великолепие в одночасье исчезло после прихода тов. Мао сотоварищи.

    Показали тогдашнее высшее общество и простых студентов-актеров, пламенно старающихся отправить в китайскую домовину вышеупомянутого душегуба Йи. Для облегчения задачи самой юной и привлекательной из них выпадает роль коварной соблазнительницы, а поскольку события не всегда благоприятствуют делу, то оно затягивается почти до конца войны.

    В общем, смотреть фильм стоит: сделано здорово, захватывающе и без всяких дорогих, но безвкусных подпорок.

    20 ноября 2007 | 20:56

    Я специально встала по раньше для того, чтобы посмотреть этот фильм.

    До начала просмотра фильма мне по обыкновению хотелось спать, но минут через 30 я была настолько увлечена событиями, происходящими в фильме, что даже забыла об учебе.

    Главная героиня действительно красива и убедительна в своей роли. Хрупкая девушка, решившаяся на такой шаг, по началу вызвала у меня положительные эмоции, но дальнейшее ее поведение мне было не понятно.

    Война — явление само по себе ужасное, в ней нет правых и полотно, предстающее перед нашими глазами, повествует как раз об этом.

    Мистер Йи — влиятельный политический деятель, губящий людей ради достижения своей цели, не вызвал у меня симпатий. Обычно представление о любви у людей, чьи руки испачканы кровью невинных людей, искажено и к герою Чювая это относится в первую очередь. Или может я очень чувствительный человек, которому такие отношения не слишком понятны?

    В фильме мне очень нравится сцена с позорно убегающим мистером Йи, секунду назад узнавшим от своей любовницы о готовящемся на него покушении. Быстро однако его мужество покинуло.

    Концовка закономерная, предсказуемая, вызывающая огромное количество вопросов к режиссеру.

    Понравилась мне операторская работа, не зря все же премию дали, и конечно актерская игра главных героев. Подход Энга Ли к исследованию отношений напомнил мне его другой фильм, вызвавший не меньше вопросов.

    В общем, фильм сделан замечательно, смотрится интересно, и своего зрителя он безусловно найдет.

    9 декабря 2008 | 22:38

    Из какого сора растут стихи, как говорила Ахматова, из этой картины мы не узнаем — зато вот весь процесс становления фильма разложен здесь по полочкам. Всё удивительно органично — даже пастельные сцены. Причём такое ощущение, что, собственно, из пастельных сцен, которые многие критикуют, и появилась задумка фильма, и на них он, отчасти, держится.

    Отсюда и страсть, и боль, и сладость, и какая-то мазохистская сдержанность работы Энга Ли — вот это отсутствие баланса между всеми составляющими, между ненавистью, презрением и чем-то ещё (синонимы подбирайте сами) заставляет зрителя не то что смотреть — но сопереживать героям. И мастерство оператора, идеальные костюмы, атмосфера Китая XX века, несколько романтизированная, — усиливают это.

    Здесь любой герой — не герой даже, а человек. И сама Ванг, и её несостоявшаяся любовь, друзья, Йи — все образы верны и прочувствованны. Никому нельзя отказать в обаянии — и не важно, в чём это обаяние: в жестокости, в красоте, в словах или жестах.

    И всё-таки, мне кажется, что главная сила, суть фильма — в названии. «Вожделение» — это ведь единственное слово, передающее желание, поглощающее желание другого человека — и, что принципиально, это эгоистичное желание. И вот на этом то эгоизме двух главных героев и построена вся картина — а следить за двумя сильными, изящными и крепкими личностями, когда вот-вот они будут зависеть друг от друга — это потрясающее удовольствие.

    10 из 10

    13 июля 2009 | 14:06

    Выстрелив из пушки в толпу киноманов недопонятым «Халком» и возмутив спокойствие добропорядочных американцев «Горбатой горой», тайванский режиссер Энг Ли вернулся на родину и взялся за постановку фильма по новелле Айлин Чан «Осторожно, желание». История разворачивается на фоне народного сопротивления во время японской оккупации материкового Китая в годы второй мировой. Бедная студентка Вонг Чи играет в труппе любительского театра, лидер которой грезит об активной партизанской деятельности и затевает покушение на опасного коллаборациониста Йи. Ему удается зажечь патриотический огонь в своих друзьях, и Вонг оказывается в опасной игре, где ей предстоит завлечь врага народа в любовную ловушку, откуда он уже не выберется живым. Однако операция проваливается, объект слежки бесследно исчезает, а через три года все повторяется. Только вчерашние студенты повзрослели, а Вонг разочарована в жизни. Ее снова вербуют в агента под прикрытием и отдают на съедение врагу. Она успешно справляется с самой сложной в своей жизни ролью. Целыми днями она ждет исхода, играя в маджонг с госпожой Йи и ее сытыми подругами в шанхайском отеле, под охраной суровых бойцов с овчарками на коротком поводке. И вот уже сам господин Йи клюнул на приманку и, овладев телом девушки, вошел во вкус и, кажется, готов довериться ей. Чем же закончится эта партия?

    Ищущий захватывающую интригу ценитель шпионских триллеров будет разочарован — это не триллер. Мучительно медленно раскручивающийся маховик событий выдает азиатскую драму с азиатскими же законами структурообразования, впрочем, не без оглядки на европейские традиции. Из короткого рассказа Чан (что интересно, писательнице понадобилось два десятилетия для его завершения) Энг Ли делает ленту с протяженностью в два с лишним часа, где всякие интриги и заговоры тонут в камерности и тягучести, лишь несколько раз взрываясь бурей страстей в постельных сценах, которые здесь заменяют обязательный экшн. Любителю красивой эротики придется ждать две трети фильма, поглядывая на часы и позевывая, прежде чем начнется и закончится то, чем заманил его этот фильм на просмотр. Ведь и провокационный, на волосок от фола, эротизм, и политический заговор лишь дополняют суть идеи картины, которая тонка, как шелк, и загадочна, как темные глаза азиатской красавицы. Во главе стола странные отношения мужчины и женщины, где оба партнера в игре пытаются сохранить холодный ум и отстраненность, но обуревающее желание толкает обоих в пропасть и к гибели. А мораль скрыта «разрисованным занавесом», и, чтобы нащупать ее, надо включить воображение и рецепторы осязания.

    Под нежную, с восточным колоритом симфоническую тему Деспла действие развивается в жилых комнатах, кафе и ювелирной лавке, где обитают сдержанные и скупые на эмоции герои. Изображающая их гладкая картинка, все чаще средними американскими планами в умеренных и темных тонах, родом из 40-х, — как патина, как искусственная старина для большей достоверности атмосферы. В этом проявляется родство с интерьерной мелодрамой «Любовное настроение» с тем же Тони Люн Чу Ваем в главной роли. Несмотря на несколько красивых панорам военного Шанхая со статистами, рикшами, авто и трамваями изображаемой эпохи, грациозно движущаяся по заданной траектории камера Прието очень любит и крупные планы, и дымчатый красный в эпизодах страсти. Звезда Кар Вая в «Вожделении» играет волевого злодея с железными нервами, и актер привносит в образ персонажа тайну, неразделимую ни с кем. На полутонах и в нюансах интонации он показывает господина Йи человеком, в черной душе которого, сквозь внешнюю бронебойную оболочку «гестаповца» проглядывает желание любить, но лишь на мгновения близости с героиней Тан Вэй, чей уровень мастерства, невзирая на дебют, не уступает ведущему солисту.

    Поданные как изюминка картины сцены секса сняты и поставлены на грани возможного, жестко, со змеиными извиваниями и эрегированными сосками главной актрисы, с подлинной мукой сладострастия на лице актера, и вообще похоть изображена натуралистичнее некуда, и мощь ее воздействия на зрителя несравнима с эффектом от обычных эро-триллеров или даже, простите, порно. Здесь в ритме монтажа странно, но органично рифмуются кадры занятых любовью голых тел с крупным планом овчарки, напоминающей, что и он, и она на войне, а виды нищих у японского блокпоста сочетаются с интерьером ресторана, где бармен начищает свои тарелки до блеска. Почерк крупного режиссера ощущается в цельности составных компонентов, и хотя при желании можно придраться к далеко не свежему сюжету, после просмотра остается приятное послевкусие, а это дорогого стоит в мире вторичных идей.

    Фильм был в целом положительно принят западными критиками, а после всех скандалов прошелся по экранам Китая, с вырезанными по очевидной причине «теми самыми» эпизодами (интересно, а как бы «Вожделение» смотрелось без них?), собрав и дома, и в мире хорошую для своего небольшого бюджета кассу. Теперь, по прошествии четырех лет с выхода на экраны, даже не принимая в расчет ласки венецианского жюри, можно смело утверждать, что работа Энга Ли стала одной из самых удачных китайских картин в первом десятилетии текущего века.

    22 августа 2011 | 13:36

    Много судеб ломает вторая мировая. На земле поднебесного Китая царит хаос и отчаяние. Многие не хотят мириться с тяжкой долей и хотят перемен. Сильные лидеры собирают вокруг себя маленькие «войска» сопротивления. Они ненавидят оккупировавших родину японцев, готовы пойти на все ради свободы. Молодая Вэнг доверяется Ю Мину, решившему дать бой предателям. Юная девушка становится главным оружием ячейки повстанцев. Полная невинности, она попадает в семью предателя. Идея и чувства сталкиваются в теле хрупкой китаянки. Насколько далеко готова она пойти, казалось бы, ради чужой идеи?

    Сложный вопрос человеческой души и принципов взялся исследовать режиссер, способный найти килограммы красоты в тяжелых и неприятных вещах. Схватки людей, однополая связь, а теперь еще ложь и предательство. Главная героиня получает необъяснимо сильные эмоции от вожделения сурового человека, предавшего свою родину. Её глаза пылают страстью во время интимной близости так, как они никогда бы не пылали, дай судьба Вэнг тихую и спокойную молодость. Она способна чувствовать очень остро. Даже в тот момент, когда желанный ею человек делает ее своим инструментом возмездия. Ю Мин — прирожденный лидер, тянется к ее невинности и чистоте, но жертвует ими ради своего долга освободителя. Его разум фатально одолевает чувства.

    Это вызывает сложную цепочку человеческих взаимоотношений. Вэнг обречена быть рядом с другим. С мишенью сопротивления господином Йе. Это тяжелая, жесткая фигура, способная открыть свой мир только один раз в жизни. И он поверил, что этот момент настал. Рядом с предметом своего вожделения он растет. Персонаж развивается от сухости, и даже жестокости до абсолютного доверия и переживания. Этому способствует весьма продуманный сценарий, совсем мало места в котором нашлось, собственно, Китаю.

    Прочувствовать весь колорит Поднебесной, а точнее то неопределенное и смутное состояние, в котором он находился во время войны, возможно в основном лишь благодаря некоторым персонажам. В остальном — перед нами интерьеры домов, в которых сидят домохозяйки и сплетничают, несколько сцен на «военных» улочках. Энг Ли способен показать войну внутри людей, а не войну на улице.

    Невероятную эмоциональность, быть может, Энг Ли выжал и потому, что играл у себя на территории, с актерами азиатского мышления. И, между прочим, европейский глаз в начале картины будет плутать между многих персонажей, с трудом запоминая и узнавая героев. Но в скором времени любой зритель вспомнит, что суть людей бесконечно похожа и он смотрит кино-космополит.

    Покрашенная золотом Венеции, новая работа Энга Ли доказала самобытность этого режиссера. Многослойный фильм стоит переосмыслить в себе, прийти к собственным выводам. Режиссера волнуют вопросы, на которые мы никогда не сможем ответить однозначно. Фильм дарит возможность посходить с ума всей аудитории как во время треска психики героини, так и во время безумно натурального секса.

    22 ноября 2007 | 19:57

    Когда мы садимся смотреть тот или иной фильм, мы уже формируем предварительное мнение о картине, основанное на мнениях друзей, на афише, на актерах и режиссерах, на синопсисе. Иногда фильм оправдывает ожидания, иногда — в лучшую или худшую сторону. Особо рецензии к фильму не читал, поэтому слабо представлял, что мне предстоит увидеть. Вся инфа о фильме сводилась к трем пунктам: 1. Азиатский фильм Энга Ли (не особо воодушевился). 2. Драма с откровенными сценами (ну и что?). 3. Лучший фильм года по версии Венецианского кинофестиваля (что ж, для галочки необходимо взглянуть).

    Как же иногда здорово знать минимум информации о фильме! Ничто не запудривает мозги раньше времени. А вам я сейчас буду пудрить мозги, так что рекомендую не читать мои соображения по фильму, если собираетесь посмотреть этот фильм. А посмотреть стоит. Если не верите — то можете прочитать, хуже все равно не будет. Лучше посмотреть и ощутить чувство легкого разочарования (после моего грандиозного захваливания), чем совсем не посмотреть.

    Очень любопытный момент: зная синопсис к этому фильму, желание его посмотреть у меня бы многократно поубавилось. Потому что тема и история — ну просто шаблон на шаблоне. Если на словах — то выйдет так: история любовной интриги между шпионкой и офицером фашистской армии в разгар второй мировой войны. «Господи, — подумал бы я, — ну сколько можно мусолить вторую мировую войну? Сколько можно рассказывать про любовь в этот период?». На ум приходит с десяток таких фильмов, эксплуатирующих в том или ином виде эту тему: те же азиатские «Мемуары Гейши». СТОП! Но это только на словах! Во что может сложиться картина с великолепным сценарием и фантастической режиссурой, нам ярчайшим образом показывает «Вожделение».

    Друзья мои, это было невероятно. Этот фильм просто порвал все, что можно было порвать. Я увидел нечто настолько из ряда сотен фильмов вон выходящее, что просто крышу сносит. Сносит в эмоциональном и художественном плане. Кино-откровение, шокирующее сознание кино!

    Когда тебя, искушенного киномана, с которого уже не выдавишь слезу и какие-то эмоции со стандартными приемами и банальными историями…. когда во время просмотра внутри нарастает постоянное чувство напряжения, когда потеют ладони, кода тебя окутывает эта магическая…нет, не атмосфера, — режиссура! — то приходит понимание того, далеко еще не все сказано в мире кино! И становится обидно, что приходиться копаться и киноакадемиях и малочисленных отзывах людей, чтобы найти подобные достойные картины.

    Я, как любитель в основном любительских, арт-хаусных, авторских, нестандартных фильмов, не особо люблю рекомендовать другим смотреть картины, которые мне понравились. В моей семье я в 90 % случаев нахожу непонимание того, что «Саркис, опять ты нам всучил какую-то дурацкую муть!». Да и не только поэтому. Арт-хаус арт-хаусу рознь, да и блокбастер блокбастеру тоже. У людей такие разные вкусовые предпочтеня, что без риска можно предложить только одну картину: «Титаник» (да и ту нельзя скорее всего).

    Но «Вожделение» я рекомендую всем. По чему именно ее — не знаю. Но рекомендую. Настоятельно. MUST SEE!

    Буквально на днях я посмотрел азиатское «Любовное настроение», которое чрезвычайно не понравилось. Но со мной произошло то, чего раньше не было. Один фильм поменял мнение о другом фильме! После «Вожделения» я стал понемногу понимать всю ценность «Любовного настроения»! Не целиком, конечно, но послевкусие от картины Кар-Вая осталось! Фильм Энга ли явился для меня своеобразным мостиком к азиатскому кино. Для усиления ощущений от «Вожделения» настоятельно рекомендую посмотреть сначала «Любовное настроение». Два этих фильма для меня — единое целое теперь!

    Отдельного упоминания, конечно, стоит отметить тему секса. При хронометраже максимум 15 минут секс дал столько соображений, смысла и восприятия, сколько не дали тысячи постельных сцен в фильмах, вместе взятые. Энг ли так нам преподнес ее, что приходит понимание того, что секс, как и восток — дело тонкое. Энг ли показал нам секс таким, каким мы еще не видели. Ты шокирован, ты смущен, ты озадачен! Был бы я стариком, мое сердце этого бы не выдержало. Каким же гением надо быть, чтобы в наш век порно и разврата тебя смутила постельная сцена! Однако это не просто страстная, откровенная, и красивая в художественном плане сцена, — нет! Она неразрывно связана с каждой из остальных сцен фильма! Неразрывно! Если вырезать даже пару сцен из фильма, то восприятие от секса было бы не таким сильным.

    Так что, посмотрев фильм, ты понимаешь, что режиссер не для красного словца назвал фильм «Вожделение». Все нити фильма ведут к вожделению.

    1 ноября 2008 | 15:12

    Фильм произвёл на меня очень сильное впечатление и заставил меня о нём думать на протяжении длительного времени. Именно такие фильмы я и предпочитаю и именно за это и люблю азиатское кино!

    Скажу сразу: такой фильм не мог закончиться хорошо. А жаль, ведь до последнего кадра во мне ещё жила слабая надежда на привычный западный хэппи-энд. Думалось: «Может часы бьют 9, а не 10?» (кто смотрел, поймёт) И тем не менее, будь конец другим, этот фильм вряд ли оставил бы такой глубокий след в сердце.

    Как же мне было жаль главную героиню на протяжении всей картины! Хотя на первый взгляд в фильме идёт речь о предательстве и предателе родины (и тех, кто с этим борются), я думаю, что на самом деле фильм совсем о другом предательстве и других предателях. И преданный (во всех смыслах) человек здесь всего 1 — главная героиня.

    Она совсем не похожа на красную комсомолку, рвущуюся в бой с фашистом. Она ею и не является. Она — всего лишь хрупкая и абсолютно чистая девушка, согласившаяся сыграть роль в студенческом спектакле. Так почему же она соглашается играть другую, такую опасную роль шпиона, причём целых 2 раза? Вовсе не из патриотического чувства, как мне показалось. Вспомните момент, когда студенты клялись разобраться с врагом — она дала клятву последней, при этом так томно переглянувшись с лидером этой «группировки». Вот он ответ — любовь! Заискрился огонёк в девичьих глазках, да только вот не знала она, что пламя это сожжёт её, как мотылька. Невинность её растоптали, предали. Её принесли в жертву её «друзья» ещё до того, как она об этом узнала. Но не вышло у них ничего, ушел объект, а честь девичью не вернуть.

    И вот, встречаются они вновь через несколько лет. И находит её тот самый парень, который и завёл её в этот капкан. И говорит он ей: «Я искал тебя…» И нет, что бы сказать, что любит он её (а ведь любил!), так нет же, посылает снова на задание.. И снова она соглашается. Но искорки больше нет. Всё как-раз наоборот: ей просто нечего больше терять, жизнь её и так уже предала. И вот, любимый снова её предаёт, но ей уже вряд ли от этого больно. Ведь он признался ей всё-таки, в конце, а она ему ответила, отталкивая: «Почему ты этого не сделал 3 года назад?» А я спрашиваю: Почему он этого не сделал хотя бы тогда, когда нашел её? Ведь было ещё не поздно.

    Ну а что касается того самого предателя родины, о котором и об отношениях с которым здесь и без меня было написано много рецензий, то это было просто глубоко одинокий и замкнутый в себе человек. Такие люди не могут быть счастливыми, ибо и счастье они дарить не умеют, а от других ждут лишь подставы. Но ведь и героиня наша счастливой не была, и предательства хлебнула сполна, а уж одиночества… На том они и сошлись. Как она его обняла тогда, в первый раз! Ведь это было по-настоящему. Видимо разглядели они друг в друге до боли знакомое одиночество, но ведь и путь к спасению от него тоже был в них. И вновь заискрились глаза, и начался настоящий пожар чувств. Любовь, ненависть, отчаяние и счастье — здесь было всё.

    Вот только одну вещь хочу добавить: кто был предателем родины, всем и так понятно, а вот кто был главным предателем в этой картине? Решать только вам.

    10 из 10

    30 сентября 2013 | 03:32

    «Вожделение» — фильм, безусловно, не о любви. Энг Ли на сей раз берется за дуализм, а война — самое место для подобных (да и любых) баталий.

    Главный герой фильма, конечно, секс. В дихотомических понятийных рядах «секс» стоит в одном ряду с такими понятиями, как «женщина», «хаос» и «смерть». Да, именно женщина является в некотором смысле носительницей секса и сексуальности; и дело не в том, что, как нынче некоторые считают, мы-бабы это дело больше любим, а в том, что секс на женщину оказывает воздействие куда более фатальное, чем на мужчину. Говоря конкретнее, секс порабощает женщину, подчиняет ее. И в этом смысле секс куда сильнее любви.

    В фильме много постельных сцен, иногда на грани разрешенного к показу цензурой. Это полноценных минут пятнадцать съемок полового акта. Такой хронометраж вполне оправдан: только секс объясняет поступки героев, в первую очередь юной героини. В сексе есть безусловное стремление к смерти, желанию убить и быть убитым. Вот почему героиня отдается своему врагу с такой готовностью и, надо сказать, не без удовольствия; вот откуда та сцена, где героиня в почти предоргазменном порыве бросает взгляд на револьвер. Вот почему во время первого их соития господин Йи связывает девушке руки лишь на несколько секунд — это символический акт, она уже никуда не денется.

    С одной стороны — любовь к молодому соратнику, с другой — всецелая порабощенность сексом, а значит, врагом господином Йи: для юной неопытной девушки эта дилемма оказывается роковой. Почему ты не сделал этого три года назад? — спрашивает она возлюбленного, признавшегося ей наконец в чувствах. На самом деле она спрашивает: почему не ты поработил меня, раз ты любишь меня? А теперь, как говорится, поздно, Дубровский. И однозначно ее выбор обусловлен глубинной женской природой, «влажной, темной и хаотичной», как считали древние, а на самом деле — лишь несвободной, обреченной на рабство.

    За толчок к размышлениям — спасибо, хотя фильм, безусловно не шедевр, так что

    8 из 10

    20 марта 2010 | 23:41

    Смотреть почти трехчасовой фильм на китайском с английскими субтитрами — занятие сродни подвигу. Можно сказать, что я его с честью выдержал и не пожалел об этом. Это первый фильм известного и весьма разностороннего режиссера, который я видел. Первое знакомство вышло удачным, буду смотреть еще.

    …Конец 30-х годов, война с Японией. Группа патриотически настроенных студентов ставит спектакли для поддержки морального духа китайских солдат, но искусство бессильно, и война проиграна. Молодым людям предоставляется возможность перейти от слов к делу и попытаться аннигилировать господина Йи — видного деятеля коллаборационистской прояпонской администрации, который чертовски хитер и осторожен, и выманить его из-под надежной охраны не представляется возможным. Вонг, самой красивой девушке в группе, поручают под видом жены богатого бизнесмена втереться к нему в доверие и соблазнить его. Для этого она должна расстаться с девственностью (увы, не с тем молодым человеком, который ей нравился, а с единственным в компании, имевшим сексуальный опыт с проститутками). Ей придется напрячь все свои актерские таланты, ибо играть предстоит со смертью. Йи — не Станиславский, и простым «не верю!» в случае провала не отделаться.

    Операция почти удается, но срывается в последний момент. Возможность повторить попытку представится только через 4 года. К этому времени Йи становится начальником тайной полиции, так сказать, шефом «шанхайского гестапо», а бывшие студенты уже не занимаются художественной самодеятельностью, а работают под прикрытием и руководством старших партийных товарищей.

    На этот раз Вонг удается поселиться в доме коллаборациониста, подружиться с его женой и ее подругами, которые целыми днями напролет играют в маджонг и сплетничают. Недоверчивый хозяин поначалу просто заглядывается на симпатичную приживалку, но постепенно, исподволь между ними начинается роман, который становится столь бурным, что когда приходит срок выполнить задание, героине предстоит решить серьезную моральную дилемму…

    В пересказе это напоминает «Черную книжку» Верховена, но картины, можно сказать, диаметрально противоположны: вместо лихо закрученного приключенческого сюжета — медленная (многие сочтут ее затянутой) психологическая драма; главная героиня — совсем не бой-девка, а тихая и застенчивая, хотя и в этом омуте водятся черти; «гестаповец» — далеко не такой симпатяга, как герой Себастьяна Коха, но и ему не чуждо нечто человеческое. Именно на этом антигерое, в основном, и держится фильм. Его играет Тони Люн Чувай, которого, помимо «Вожделения…", я видел только в претенциозно-невнятном «2046», где он не произвел на меня большого впечатления. Здесь же он играет великолепно, используя самый минимум изобразительных средств — выражение глаз и чуть-чуть мимики. Лишь в сексуальных сценах он раскрывается по-настоящему и играет, говоря без преувеличения, всем телом. На этом стоит остановиться особо. То ли по роду занятий, то ли по природной склонности, господин Йи предпочитает грубый секс, переходящий в жосткую йоблю. Первое свидание с ним на конспиративной квартире становится шоком не только для главной героини, но и для зрителей. Сексуальные сцены необычно (для непорнографического фильма) длинны и, уверен, придутся по вкусу далеко не всем. Однако, с моей точки зрения, они не просто являются «клубничкой» для привлечения зрителей, но несут самостоятельную смысловую нагрузку. Именно в этих сценах по-настоящему раскрываются характеры героев, и видна эволюция их взаимоотношений.

    Молодая актриса Вэй Тань, для которой это был первый полнометражный фильм, справилась со своей сложной ролью на удивление хорошо. Однако, на ее карьере картина сказалась двойственным образом: с одной стороны сделала всемирно известной, с другой — настроила против нее китайские власти. Актрисе фактически объявили бойкот, запретив всякое упоминание о ней в официальной прессе и на телевидении (сама картина прошла в Китае в сильно урезанном виде). Надеюсь, что девушка не пропадет и сделает карьеру сообразно своему таланту.

    Фильм снят красиво, в стиле нуар. Не могу сказать, насколько аутентично показан старый Шанхай, но чувствуется, что атмосфера и вещественный мир тех лет воссозданы бережно и с любовью. В некоторый сценах ощущается довольно-таки хичкоковский саспенс, но в целом, как я уже сказал, картина может показаться затянутой. В принципе, без ущерба для сюжета ее можно было бы урезать на час, но в этот час ушло бы то, что отличает произведение искусства от проходной поделки: мелькание костяшек и переплетения слов за маджонговым столом, романтическая поездка в трамвае в дождливую ночь, последние несколько минут героини на свободе, подсвеченные последними лучами заходящего солнца…

    23 сентября 2009 | 23:37

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>