всё о любом фильме:

Письма с Иводзимы

Letters from Iwo Jima
год
страна
слоган«The battle of Iwo Jima seen through the eyes of the Japanese soldiers»
режиссерКлинт Иствуд
сценарийИрис Йамашита, Пол Хаггис, Тадамити Курибаяси, ...
продюсерКлинт Иствуд, Роберт Лоренц, Стивен Спилберг, ...
операторТом Стерн
композиторКайл Иствуд, Майкл Стивенс
художникГенри Бамстед, Джеймс Дж. Мураками, Дебора Хоппер, ...
монтажДжоэль Кокс, Гари Роач
жанр драма, военный, история, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$46 100
DVD в США
зрители
США  1.95 млн,    Франция  244.7 тыс.,    Испания  224.1 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время141 мин. / 02:21
Номинации (3):
Другой взгляд на трагическую битву при Иводзиме, ставшую не только историческим событием, переломным моментом в ходе Тихоокеанской кампании США против Японии, но и столкновением культур и мировоззрений.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
179 + 18 = 197
8.2
в России
100%
10 + 0 = 10
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Первоначально Клинт Иствуд хотел назвать фильм «Красное солнце, черный песок».
    • Фильм представляет собой японскую часть дилогии, съёмки которого проходили также на Иводзиме практически в то же время; члены съёмочных групп встречались и сотрудничали друг с другом, но официально лишь один человек снялся в обоих фильмах.
    • Работая над ролью, Кен Ватанабе прочитал все письма, посланные с Иводзимы своей семье генералом императорской японской армии Тадамичи Курибаяши.
    • Фильм поставлен по книге, составленной из писем генерала императорской японской армии Тадамичи Курибаяши, возглавлявшем оборону Иводзимы (в фильме его роль играет Кен Ватанабе).
    • В роли японского военного внедорожника снимался ГАЗ-69А, выпускавшийся с 1952 по 1972 год.
    • еще 2 факта
    Трейлер 02:30
    все трейлеры

    файл добавилFullHour

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 542 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Об этом фильме сложно писать. Вот, например, простой вопрос: о чём этот фильм? Батальное кино о войне? Нет, отнюдь. Историческая реконструкция событий? Да нет — в целом, не об этом. Тогда о чём же!? Попробую сформулировать. О сущности войны, о ценности человеческой жизни, о мужестве и чести — где-то примерно так. То есть, «Письма с Иводзимы» — это не о каких-то материальных вещах, это прежде всего о духовности и морали. Так я вижу суть картины К. Иствуда.

    А между тем, у «Иводзимы» был фильм-предшественник — «Флаги наших отцов», в котором то же самое сражение за остров показано со стороны американской армии. Иными словами, Иствуд, словно, говорит зрителю: нет абсолютного единого взгляда на события, вот вам обе стороны медали — посмотрите на эту войну сначала глазами американского солдата, а затем и японского… Сопоставьте, сравните, вынесите свою собственную объективную оценку из всего увиденного. Спасибо, Клинт, вынесем!

    И главный вывод, который я выношу из увиденного, следующий: война — дерьмо! В ней каждая из воюющих сторон совершает жестокости и допускает несправедливости — это война, она такая; на войне, как на войне. Именно поэтому японцы такие жестокие в первом фильме, именно поэтому американцы здесь в одном из эпизодов ТАК поступают с пленными. Нужно извлекать какие-то уроки на будущее из всей этой мясорубки — ещё и такой вывод.

    Наиболее поразившим эпизодом фильма лично для меня стал эпизод с собакой (Шимидза и собака). И, конечно, это фантастическое мужество генерала Курибаяси — так может воевать и погибать лишь настоящий самурай и истинный герой! Вообще, это одно из свойств японского менталитета — преклонение перед храбростью воина. Японцы знают в этом толк. Недаром, они столь уважительно оценили в своё время подвиг экипажа нашего крейсера «Варяг».

    Очень показательный момент из самой концовки картины. «Герой», который весь фильм правдами и неправдами стремится сохранить свою жизнь, стараясь ни в чём не рисковать, будучи окружён десятком американских солдат, вместо того, чтобы поднять руки вверх, вдруг неожиданно (даже для себя самого!?) начинает сопротивляться изо всех сил! Вроде бы, парадокс. Но мне вполне понятна такая метаморфоза: только что он увидел своими глазами несокрушимое Мужество своего генерала, и это Мужество было столь велико, что оно дало частичку силы и ему, этому дрожащему солдату.

    9 из 10

    22 января 2011 | 00:57

    Никому не нужный остров Иводзиму, насмерть защищают японцы и не жалея численного состава атакуют американцы. Знаете, если стодолларовую купюру разорвать пополам и одну половинку выкинуть, то вторая не будет иметь никакой ценности. Вот так же произошло в нашем прокате с проектом Клинта Иствуда, который состоит из двух фильмов «Флаги наших отцов» и «Письма из Иводзимы» и повествует об одной битве с двух точек зрения.

    Наши прокатчики, прослышав о провале «Флагов» в мировом прокате, поостереглись и выпустили лишь «Письма» под соусом «номинация на Оскар, как лучший фильм», чем подсунули обесценившуюся половинку стодолларовой купюры.

    Проживший более 75 лет Клинт Иствуд, такой же эталон и символ Америки, как и вышеупомянутая банкнота. Иствуд — это последний самурай из ушедшей великой когорты, представители которой неустанно доносили понятие «человечность», до сердец зрителя, используя при этом, суровые, мужские приемы, не тратясь на пустословие.

    А его желание в 21-ом веке запустить проект размаха эпохи Возрождения, только для того, чтобы за 4 с половиной часа (столько идут «Флаги» и «Письма» вместе) раз пять прозвучало, напрочь забытое слово «достоинство», вызывает нескрываемое восхищение.

    Возможно, найдутся те, кто упрекнут Иствуда в старческом занудстве, но посмотрите на плакаты «Флагов» и «Писем»; точка, где сходятся земля, вода и небо — это Человек! А объять и постичь такое, как говорит классик, — «дорогого стоит».

    21 марта 2007 | 21:17

    Умница Иствуд вновь снял очень достойную картину — умную, философскую, трагичную… Да, любители взрывов и пулеметных очередей останутся разочарованы — этого в «Письмах» практически нет. Война здесь не цель, а лишь средство, средство донесения простых, но важных истин. Действие по большей части развивается не на полях сражений, оно происходит в головах солдат, в их мыслях.

    Эта картина представляет собой совершенно нетипичный для Голливуда взгляд на битву при Иводзиме. Наконец-то зритель может увидеть события 2-й Мировой войны с другой стороны — глазами обычных японских солдат, каждый из которых, в первую очередь, мечтает лишь вернуться домой к своим семьям, а не убивать американцев, но при этом готов выполнить долг перед своей страной и сохранить свою честь, сражаясь до последней капли крови. Режиссеру удалось показать, что война не делится поровну на черное и белое, а противоборствующие стороны на «хороших» и «плохих». В каждом человеке есть что-то доброе, каждый может любить, может быть верным товарищем и может понимать и уважать своего врага.

    Война уносит множество человеческих жизней, а те ее участники, которым удастся выжить, навсегда запомнят ее ужасы, и будут презирать ее бессмысленность. Оказавшиеся врагами американцы и японцы, в своем подавляющем большинстве, не бессердечные машины-убийцы, они простые люди, которые еще вчера вели обычную мирную жизнь, работали булочниками, учителями, врачами, растили детей, любили своих жен. Но сейчас у них в руках оружие, и оно должно стрелять…

    «Письма с Иводзимы» — не совсем военная драма в полном понимании этого термина, это скорее драма социально-философская, неспешная, тягучая, с небольшим количеством действия, но дающая зрителю прекрасную возможность о многом задуматься и многое понять. Очень радует К. Иствуд, который, за какую бы тему ни взялся, прекрасно с ней справляется. В наше время, время коммерциализации кинематографа, он продолжает снимать фильмы не для проката и не зрелища ради, но для ценителей настоящего качественного и вдумчивого кино. Огромное ему за это спасибо.

    8 из 10

    22 июня 2010 | 10:31

    Хочу сразу отметить, что звуковое сопровождение фильма на японском языке. Поначалу, мне это жутко не понравилось — не люблю сюрпризы (когда выбирал диск — не обратил на это внимания), но по окончанию просмотра и последующему осмыслению увиденного, думаю, что отсутствие дубляжа придало определенный «японский» колорит фильму.

    История битвы за Иводзиму, увиденная глазами японских солдат, — это первое сражение Второй Мировой войны, разыгравшееся на японской земле. Потеряв, накануне, в сражении у Марианских островов почти весь Объединенный флот, у японцев почти не осталось ударной мощи ни в воздухе, ни на море.

    Для Империи было крайне важно удержать остров, чтобы он не стал у американцев плацдармом для бомбардировщиков, способных до основания разрушить Токио. В условиях полного численного превосходства со стороны противника, лучшее, что могли бы сделать японцы — это потопить остров.

    Всякие аргументы в бессмысленности этого боя меркнут, если взглянуть на него глазами генерала Курибаяси (Кен Ватанабе): «Еще один день мирной жизни для японских детей — стоит того, чтобы защищать этот остров!» Фильм не перегружен затяжными боевыми действиями и, для поддержания идеи «японского взгляда на этот бой», очень весомы размышления генерала, в частности: «Я дал себе слово отдать жизнь за семью, но при мысли о семье мне трудно сдержать свое обещание…".

    Рекомендую также посмотреть и дополнительный материал об истории съемок.

    8 из 10

    28 августа 2007 | 10:11

    «…Береги себя и возвращайся назад целым и невредимым. И помни, что я тебе говорила — поступай правильно. Потому что это правильно. Надеюсь, что ты вернёшься скоро живым и здоровым. Целую. Мама» — из письма принадлежавшее погибшему американскому пехотинцу.

    Признаюсь, проявил интерес к этой картине после того как посмотрел военный сериал «Тихий океан». Мне стало интересно, как будет выглядеть битва за остров Иводзима в представлении Клинта Иствуда. И особенно меня заинтриговала история, которая повествуется глазами не американского солдата, а японского генерала Тадамити Курибаяси, который руководил обороной острова Иводзима во время Второй мировой войны. Роль этого генерала блестяще исполнил Кен Ватанабе.

    Обычно мои отзывы связаны с фильмами от которых я в восторге. Но картина «Письма с Иводзимы» к ним не относится. Меня в последнее время, в частности благодаря «Тихому океану», очень заинтересовал период Второй мировой, связанный с тихоокеанским фронтом. Удивительно, но насколько были слабы мои знания касающиеся Тихоокеанского театра военных действий. Хотя чему здесь удивляться, когда в школьных учебниках не было подробных описаний тех фронтов, которые не касались Советского союза. Но стоит отметить, что во Второй мировой войне участвовало 62 государства из 73 существовавших на тот момент. Это 80% населения земного шара.

    Отнюдь, это не первая причина моей заинтересованности к этому периоду истории. Как я уже отметил, мне хотелось сравнить две абсолютно разные постановки одного и того же сражения — сражения между войсками Японской империи и США за остров Иото (Иводзима) в Тихом океане, начавшееся 16 февраля и завершившееся 26 марта 1945 года победой США.

    Битва получилась масштабной, но не развёрнутой, т. к. главные события показывают не сражения, а жизнь обыкновенных солдат, лейтенантов и генералов. Самое ценное в этом фильме — это то, как режиссёр показал нам другой взгляд «на трагическую битву при Иводзиме, ставшую не только историческим событием, переломным моментом в ходе Тихоокеанской кампании США против Японии, но и столкновением культур и мировоззрений». И это то, что в этом фильме понравилось больше остального. Очень мудрый взгляд, грамотная постановка, хорошая игра актёров и отличная работа оператора-постановщика.

    Мне очень хотелось сравнить сериал «Тихий океан» с этой картиной. Но, к сожалению, иная цель режиссёра не позволяет мне это сделать. Потому что это совсем разные фильмы. Не только из-за другого взгляда на те трагические события, но из-за совсем другой цели создания этого фильма. В принципе, чего ещё стоило ожидать? Оставалось просто логически подумать. Ведь Стивен Спилберг, который продюсировал «Письма Иводзимы», «Флаги наших отцов», «Тихий океан», хотел создать совсем непохожие друг на друга фильмы.

    Что ж, думаю, при просмотре второго фильма из дилогии Иствуда будут другие впечатления.

    P.S.: Во время наступления американских войск, линейные корабли сразу открывают огонь по берегу острова. Но куда же они целились? Ведь японская армия ждала полного выхода на берег десантирующейся морской пехоты. И только потом они открыли огонь. Исторически известно, что линкоры начали обстрел острова, только после того, как японская артиллерия открыла огонь по пехотинцам. Только тогда командиры кораблей могли отдать приказ об открытии огня, т. к. могли вычислить расположение артиллерии.

    24 июня 2011 | 02:14

    Клинт Иствуд не воевал в Корее. Вообще-то он был призван, но на фронт так и не попал: самолёт, в котором летел молодой солдат, упал в море, а Иствуд, хотя и сумел добраться до берега, из-за ранения был комиссован. Война для него закончилась, так и не начавшись. Возможно, поэтому он может себе позволить быть пацифистом и одновременно снимать проникновенные военные фильмы, лишённые не только извечного всеамериканского пафоса, но и эффектных красивостей, свойственных современным блокбастерам. Дилогия о битве за Иводзиму откровенно игнорирует устоявшиеся традиции ура-патриотического кино и отличается максимально честным взглядом на происходящее. Причём взгляд этот двусторонний, с позиции каждой из воюющих сторон: американцев во «Флагах наших отцов» и японцев в «Письмах с Иводзимы». Приём, безусловно, новаторский, ведь прежде ничего подобного в большом кино не было.

    История американо-японского противостояния во Второй мировой достаточно сложна. Если наложить даты на географическую карту, то крайние точки известны всем: Перл Харбор — Хиросима и Нагасаки, две «больные темы» для двух народов. Поэтому американец Иствуд, сняв фильм о японской стороне войны на японском же языке, проявил недюжинную смелость. К тому же Страна восходящего солнца оставила после себя сомнительное ратное наследие, в котором нашлось место не только подвигам, но и массовому истреблению населения Юго-Восточной Азии, и бесчеловечным экспериментам над людьми. Неудивительно, что о войне в Японии предпочитают не говорить. Даже битва при Иводзиме — действительно героический эпизод — едва упомянута в учебниках, и фильм о ней стал на Востоке настоящим открытием.

    В центре повествования два персонажа: генерал Курибаяси, командующий обороной острова, и молодой боец Сайго, классический не-герой, чьё единственное желание — вернуться домой. Но уже с первого закадрового монолога становится ясно, что выжить здесь не надеется никто. Этот крохотный, серый и невзрачный клочок суши далеко в океане — часть священной Японской империи, а она ждёт от подданных лишь одного: преданного служения Родине. Дана команда защищать — будут защищать, сказано рыть траншеи — будут рыть, представляя, что копают собственную могилу. И если солдаты думают о гибели как о чём-то далёком, то генерал, потомственный самурай, готовится встретить смерть торжественно, хотя и сетует о незавершённых делах в грустных письмах родным. Такие же отправляет жене и Сайго; и эти послания — единственная связь с миром живых, оставшихся там, за горизонтом. Помимо воспоминаний, время от времени всплывающих флэшбэками, остальное действие ограничено пределами острова.

    Сюжет движется неторопливо, дабы можно было сполна проникнуться ощущением безысходности и тоскливой обречённости. Поначалу лента изображает только серый солдатский быт, в который постепенно, шаг за шагом вторгается война, от первого сражения, видимого лишь в узкие смотровые щели, через затяжные бои и редкие столкновения с противником лицом к лицу. Этим картина сильно отличается от предшествующих «Флагов», построенных на быстрой смене отличных по времени и настроению эпизодов, при чём военным событиям отведена лишь часть из них. Два столь непохожих фильма напоминают собой очень разных братьев, экстраверта и интроверта, что, в целом, соответствует национальному менталитету. Первый, «американец» — открытый к диалогу, с яркими красками и многочисленными скачками во времени; второй — обращённый внутрь, на невысказанные переживания героев, с чёткими хронологическими рамками, в приглушённых серовато-зелёных тонах.

    Но есть у них и общее: отношение к войне как к бессмысленной бойне. Война ломает, калечит, втаптывает в грязь, разрывает тело и уродует душу. Это не красивая рекламная картинка с улыбающимися солдатами, но это и не подвиг во славу Отчизны, — потому что нет славы в убийствах, нет подвига во лжи. Иствуд одинаково осудил и спекуляцию на популярности мнимых американских героев (впоследствии благополучно забытых), и исконную самурайскую психологию, основанную на неустанном стремлении к смерти. Потому такими надуманными выглядят эпизоды с массовыми самоубийствами японских офицеров. Их судьбу повторил и Курибаяси, будто ставя точку в той, прежней японской истории, ведь он и есть настоящий «последний самурай», символ эпохи, что безвозвратно уходит на его глазах. А рядовому Сайго, который в долгих блужданиях по пещерам внимательно рассмотрел всю неприглядную изнанку битвы и в итоге всё-таки остался в живых, режиссёр отвёл роль свидетеля. Условного «простого парня из народа», для которого война не имеет никакого смысла, на какой бы стороне он ни находился.

    Эта историко-психологическая драма, снятая в фирменной тягучей режиссёрской манере, получилась более цельной и законченной, чем её старший брат. Но обе ленты несут одинаковый и простой, по сути, антивоенный посыл. Невзирая на идеологию, громкие лозунги и патриотические убеждения, нет на свете ничего более ценного, чем человеческая жизнь. А «другой стороны» попросту не существует.

    28 июля 2012 | 06:26

    Фильм просто отличный. Хотя он и не дотягивает до шедевров жанра (для меня на этих позициях в последнее время прочно укрепилась «38-я параллель»), но тот факт, что все необходимые атрибуты военного кино присутствуют, тоже отрицать нельзя. По крайней мере, в актуальном сравнении с параллельно снимавшимися «Флагами…» это кино безоговорочно выигрывает.

    Отлично раскрыты персонажи, особенно в исполнении Ватанабе, замечательно выдержана стилистика повествования. Вообще интересная получилась динамика, ведь «Письма» второй продукт, задуманный Иствудом, и ни для кого не секрет, что, снимая два фильма на одну тематику, автор чаще всего выдыхается, а тут наоборот.

    «Письма из Изодзимы» получился более цельным и трогающим. Так что, на мой взгляд, все награды и номинации фильма заслуженны.

    8 из 10.

    5 ноября 2007 | 15:55

    Идея создания «Писем» у Клинта Иствуда возникла почти спонтанно. Подготавливая проект «Флаги наших отцов», режиссер понял, что картина вышла слишком узконаправленной, не раскрывающей обратной стороны войны. Не медля, он связался со своим партнером Стивеном Спилбергом и предложил выделить средства на новый фильм, в которой он мог пы показать ту же ситуацию с японской точки зрения. И, несмотря на то, что бюджет у фильма был втрое меньше «Флагов», что весь фильм был на японском, что сам Иствуд немного подустал от надоевшей темы (снимать два фильма подряд об одном и том же — тяжело), «Письма с Иводзимы» получились лучше и ярче, чем их гораздо более грузный и расфокусированный предшественник.

    «Письма с Иводзимы» — не первый американский фильм о востоке. До него уже появлялись «Последний император», «Мемуары гейши» и другие. Но «Письма», пожалуй, самый яркий представитель этого редкого ответвления в кино.

    «Письма с Иводзимы» сделаны в довольно традиционном для военного кино виде. Небольшая предыстория, долгие разговоры с раскрытием образов персонажей, их взаимоотношения и, конечно же, батальные сцены.

    Но, даже несмотря на столь стандартный на первый взгляд сюжет, фильм не похож ни на «Спасти рядового Райана», «Цельнометаллическую оболочку», «Взвод», «Апокалипсис сегодня» или даже на «9 роту». У фильма есть своя изюминка. И эта изюминка — японцы. Не просто япоцы, как парни, погибающие на войне, как все. Но японцы, как нация и культура со своими особенностями. Казалось бы, что снимать про совсем незнакомый народ сложно и режиссер пусть и невольно, но начнет перегибать палку в ту сторону, в которую ему выгодно. Но нет. Клинт Иствуд не делает из японских солдат и офицеров смиренных рабов своей системы ценностей, смертников, просто и без вопросов идущих на смерть.

    Иствуд пытается создать образы неоднозначные, яркие, интересные. В чем же героизм: в ритуальном самоубийстве во имя своей чести или в отступлении, чтобы потом вновь собраться с силами и дать отпор? Кто такие враги: варвары с ружьем в руках или настоящие люди, такие как все, с тем же домом, той же любящей женой и маленьким ребенком, еще не понимающим, что у него есть отец. И режиссер не дает однозначного ответа. Он дает зрителю самому сделать для себя вывод, что такое война за честь, и что просто кровопролитие, что плохо и хорошо.

    Иствуд с удивительной чуткостью и уважением отнесся к японской культуре. Маленькие детали по частям собираются в огромную мазайку японского народа, сильно отличающего от родного режиссеру, американского. Тут нет откровенной ненависти к врагам, как в «Говорящих с ветром», нет той довольно жалкой условности, как в «Перл Харборе», нет презрения, как в «Падении черного ястреба».

    «Письма» выполнены намного глубже и проникновеннее. Герои обаятельны, им сопереживаешь, музыка гармонична, оператор ловко улавливает самые лучшие ракурсы. Оборачиваясь на все эти достоинства фильма, почти закрываешь глаза на довольно «компромиссный» и высокопарный финал.

    В финале надо добавить лишь то, что фильм стоит смотреть. Хотя бы ради того, чтобы отдать дань уважения действительно сильному народу, проявившему мужество в безвыходной ситуации, ведь американцы прибыли на Иводзиму побеждать, а японцы с самого первого дня знали, что никто из них не вернется домой…

    15 сентября 2007 | 17:39

    Снимаю шляпу перед стариком Клинтом: с такой аккуратностью и вниманием подойти к материалу, посвященному Второй Мировой Войне, сможет далеко не каждый. Иствуд смог, причем сделал это так, как будто сам был там, как будто он — японец, а не американец, участвовавший пусть в локальной, но такой важной для обоих сторон, битве.

    Вообще, Иствуд ввязался в довольно-таки рискованный проект: сделать два фильма, посвященных одной теме — битве на острове Иводзима. Один фильм — глазами американской стороны, другой — японской. Итоги проекта удивили: как критики, так и зрители выделили больше «Письма с Иводзимы», нежели «Флаги наших отцов». Удивительное дело: работая над данными проектами, Иствуд выказал себя больше японцем, нежели американцем. Это первое, что удивляет. Второе — это то, что Иствуд снимает военные фильмы так, словно он сам был на полях Второй Мировой и участвовал в кровопролитных боях. А ведь он не был, вот в чем штука. Одним словом, «Письма с Иводзимы» можно смело считать манифестом режиссерского таланта Иствуда. Даже если у кого и были сомнения в режиссуре Клинта, после «Писем» сомнения эти можно собрать совком и выкинуть на помойку.

    Но, продолжим разговор непосредственно о фильме, а точнее о его достоинствах. Избежать предвзятости, идеологической шелухи и пропаганды известных ценностей в фильмах подобного рода крайне трудно. Иствуд этого избежал, предоставив нам самим сделать выводы и подумать на досуге о родной земле, о своей семье, о чести и достоинстве. Об этом, собственно и фильм: о простых и понятных всем истинах. И таких фильмов, казалось бы, довольно много, но именно этой картине веришь, ибо в изложенные истины верит сам режиссер и люди, причастные к картине.

    Поэтому и неудивительно, что фильм прямо-таки «заряжает» на возвышенные чувства и мысли. Начинаешь задумываться, как бы ты поступил, зная, что тебе предстоит вскоре умереть. За что? Почему? А может как-то избежать? Или с достоинством встретить смерть? Смотришь и представляешь себя вместе с этими ребятами, прорубающими могильные траншеи в толще бесплодной горы, за которую сейчас будет сражение.

    Мужское кино, одним словом. Правдивое, непафосное, серьезное мужское кино о солдатах, которым суждено умереть за…

    8 из 10

    Евгений Азаренко

    http://evg-azarenko.livejournal.com

    25 октября 2010 | 09:12

    Помню как смотрел в кинотеатре «300 спартанцев» и восхищался тем, как точно Зак Снайдер показал мужество людей, оказавшихся перед лицом смерти. Но, меня не покидало ощущение, что на эту тему можно снять более серьезное кино.

    Удивительно, что так и произошло и снял этот фильм Клинт Иствуд. А рассказывает фильм реальный исторический факт — битву за остров Иводзима в 1945 году. В этой битве американцы одержали победу.

    Однако статистика заставляет задуматься. Первоначально из 20 919 японцев, лишь 216 были взяты в плен. Остальные погибли или были тяжело ранены. В общей сложности, в плену оказалось около тысячи человек. А вот силы победителей насчитывавшие более 110 тысяч человек понесли куда более существенные потери. Погибло около 68 тысяч человек, а раненных было более 19 тысяч.

    Скажу больше, что даже после захвата острова, спрятавшиеся в подземельях японцы продолжали воевать. И это притом, что принимая во внимание отсутствие поддержки и соотношение сил исход битвы был ясен заранее.

    Клинт Иствуд показал все. Показал безысходность и уныние, глупость и бесстрашие. Он показал самоубийства — сцена в которой солдаты убивают себя гранатами — просто безупречна. Были показаны и весьма жесткие сцены оторванных конечностей и человеческой подлости. Прекрасно показаны и обрывочные воспоминания о мирной жизни.

    Самое важное, что Клинт Иствуд никого не судит — он просто выражает уважение перед недавними соперниками. Уважение и примирение.

    Очень важную работу проделал художник — цветовая гамма в этой картине является существенным дополнением. Серо-зеленый фильтр будто напоминает нам о трагедии. Иногда возникает впечатление, что мы являемся свидетелями битвы фантомов погибших воинов.

    Все это очень контрастирует с первым фильмом дилогии Иствуда — «Флаги наших отцов», в котором победители изображены весьма и весьма саркастически. Стоит ли добавлять, что цветовая гамма «Флагов…» совсем другая — яркая, насыщенная, с преобладанием красного и белого цветов.

    Мозаичность эпизодов, предложенных Иствудом, в которых мы встречаемся с судьбами множества разных людей, отсылает нас к «Тонкой красной линии» Терренса Малика. Есть между этими картинами определенное стилистическое сходство. В то же время, вполне можно говорить, что «Письма из Иводзима» — это японская версия «Острова Уэйк» Джона Фэрроу, снятая Клинтом Иствудом.

    Особое внимание нужно уделить игре Кена Ватанабе. Он сыграл настоящего полководца — человека, который не показывает подчиненным свои переживания, смелого и отважного. Его герой — Тадамити Курибаяси, человек, отвечавший за оборону острова. Он даже не узнал о присвоении чина генерала. Трагическая судьба прирожденного полководца. Очень точная работа Ватанабе, которая, как мне показалось, осталась незамеченной у критиков.

    При просмотре образа, сыгранного Ватанабе вспоминаются слова из самого известного стихотворения Уильяма Эрнеста Хенли:

    Меня опасность не страшит.
    Я — властелин своей судьбы,
    Я — капитан своей души.


    Впрочем, тут нельзя не написать и последнее стихотворение-танка самого Курибаяси:

    Враг не разбит, и я не погибну в бою,
    я буду рождён еще семь раз,
    чтобы взять в руки нагинату.


    Шедевр

    10 из 10

    4 августа 2013 | 05:41

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>