всё о любом фильме:

Письма с Иводзимы

Letters from Iwo Jima
год
страна
слоган«The battle of Iwo Jima seen through the eyes of the Japanese soldiers»
режиссерКлинт Иствуд
сценарийИрис Йамашита, Пол Хаггис, Тадамити Курибаяси, ...
продюсерКлинт Иствуд, Роберт Лоренц, Стивен Спилберг, ...
операторТом Стерн
композиторКайл Иствуд, Майкл Стивенс
художникГенри Бамстед, Джеймс Дж. Мураками, Дебора Хоппер, ...
монтажДжоэль Кокс, Гари Роач
жанр драма, военный, история, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$46 100
DVD в США
зрители
США  1.95 млн,    Франция  244.7 тыс.,    Испания  224.1 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время141 мин. / 02:21
Номинации (3):
Другой взгляд на трагическую битву при Иводзиме, ставшую не только историческим событием, переломным моментом в ходе Тихоокеанской кампании США против Японии, но и столкновением культур и мировоззрений.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
179 + 18 = 197
8.2
в России
100%
10 + 0 = 10
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Первоначально Клинт Иствуд хотел назвать фильм «Красное солнце, черный песок».
    • Фильм представляет собой японскую часть дилогии, съёмки которого проходили также на Иводзиме практически в то же время; члены съёмочных групп встречались и сотрудничали друг с другом, но официально лишь один человек снялся в обоих фильмах.
    • Работая над ролью, Кен Ватанабе прочитал все письма, посланные с Иводзимы своей семье генералом императорской японской армии Тадамичи Курибаяши.
    • Фильм поставлен по книге, составленной из писем генерала императорской японской армии Тадамичи Курибаяши, возглавлявшем оборону Иводзимы (в фильме его роль играет Кен Ватанабе).
    • В роли японского военного внедорожника снимался ГАЗ-69А, выпускавшийся с 1952 по 1972 год.
    • еще 2 факта
    Трейлер 02:30
    все трейлеры

    файл добавилFullHour

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 542 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Такие эпические картины, как «Письма с Иводзимы» нужно смотреть на большом экране и с очень мощным звуком. У меня на трудовом местечке и экран велик, и колонки мощные. Но вот только неясностей и сомнений сей фильм вызвал у меня и моего коллеги столько, что на качество просмотра мы просто махнули рукой.

    Конечно, как ярому патриоту, Клинту Иствуду не хотелось обличать грешки родной Америки. А вот выставить своего соперника откровенно слабым и тактически безграмотным — это да. И еще со слезами на глазах. Однако делать из смиренных и вдумчивых японцев настоящих психов, которые при малейшем поражении хватаются за нож и засаживают его себе в чрево — это уж слишком. Может быть, я и не разбираюсь в тонкостях ведения военных сражений, но вряд ли генерал, прошедший, за свою долгую и славную карьеру, сквозь огонь и медные трубы, смог бы лихо подорвать себя на гранате. Не правда ли, смешно и грустно? Да и грустно от того, что мистер Иствуд все-таки перегнул палку. Это, примерно, как и у нашего Михалкова с УС-2. Технически блокбастер поставлен мощно, а вот с сюжетом слабиночка получилась. Ну да ладно. Со счетов и того, и другого мэтров списывать не стоит.

    А вот Иствуд молодец, конечно же, в том, что сумел посмотреть на исторические вехи своей страны глазами врага. Пусть с долей сарказма и черного подкусного юмора. Пусть. Но посмотреть… не отвернуться. А так поступить не каждый может. Да из самих американцев он не делает героев. Даже наоборот. Он заставляет их раскаяться в собственных поступках прошлого. Прочитать письма того, кто уважал Америку, искренне любил родную Японию. Того, кто не хотел этой войны. Просто он ее… предвидел!

    5 из 10

    3 сентября 2012 | 18:43

    Это смешно, почему напрасно тратят время, роя все эти туннели? Они все собираются умирать так или иначе!

    Дилогия «Письма с Иводзимы» и «Флаги наших отцов» это не просто два фильма с общей темой. В них есть самое святое — общая идея. Некая философия, взгляд на войну. Не просто мясорубка с целью захватить зрителя картинкой; а набор читаемых мыслей режиссёра которые приводят нас к определённым выводам. Может мне судить будет сложно, так как во время просмотра фильма я в основном соглашался с подачей режиссёра, находя на те или иные моменты общие взгляды. Но мне кажется что вся постановка убеждает и любого другого зрителя, который, возможно, несколько иначе смотрел на тему фильма.

    Япония во второй мировой для меня страна, которая вызывает наибольшее отвращение. Что солдаты этой страны творили в Китае, это даже не просто не гуманно. Бесчеловечность, жестокость такая, что не хочется знать и тем более (колбасит при одной только мысли) оказаться на месте. Газовые камеры в лагерях смерти на территории нацистской германии были бы скорее актом человеколюбия на картине тех событий. Это, к примеру, то, что режиссёром раскрыто небыло. Тоесть грани между и хорошим и плохим в любом случае есть, и попытка показать что нет плохой или хорошей стороны, что единственное здесь плохое — это война; на мой взгляд, лишь отчасти правильная позиция. Всё-равно всё упирается именно в человека. Другой вопрос — жертва обстоятельств, и именно войны. Безысходность. Вот тут ближе к теме. Здесь без вопросов. И Клинт Иствуд не зря из десятков сражений второй мировой войны выбирает именно Иводзиму. Остров.

    Получив такой символ, по ходу фильма, режиссёр нам раскрывает такую идею: героев нет. Герой, это образ. Отчётливее это видно в флагах. Война для солдата, это борьба за жизнь, за свою страну, за своих друзей… и есть лишь те кто победил, и те кто проиграл, те кто погиб, и те кто выжил. И не смотря на ненависть, неприязнь, пропаганду нацеленную чтобы сцепить людей обеих сторон, все они люди, и у всех их есть своя жизнь, своя история, они немногим отличаются друг от друга, тем более на войне. Великая трагедия в том, что всего этого просто не должно быть. В том, что всё это неправильно.

    Фильм «Письма с Иводзимы» это сильная военная драма, и сильна она тем, что почти всё сражение, всё действие, оно по ту сторону, но совсем не на стороне. Между этим сражением и происходящим тонкая грань. Но трагедия и драма человека, вот акцент. В разгар сражения мы следим не за разворотом событий, мы следим… за людьми. И вдвойне сильнее это всё в целом тем, что до этого, в флагах, мы видели несколько иную картину. Всё это совсем без мыла и без пафоса как любят режиссёры. То есть отсюда выводы: сильно, жизненно, не как обычно.

    Не просто фильм, это целая система взглядов, мыслей, объединённых общей идеей в целую философию, где сама картина (именно целая дилогия), это пища для размышлений. И всё это более чем просто правдоподобно. И неудивительно, что снял этот фильм именно Иствуд. Этот человек уж точно знает о войне не по наслышке

    9 из 10

    29 декабря 2009 | 02:13

    Умница Иствуд вновь снял очень достойную картину — умную, философскую, трагичную… Да, любители взрывов и пулеметных очередей останутся разочарованы — этого в «Письмах» практически нет. Война здесь не цель, а лишь средство, средство донесения простых, но важных истин. Действие по большей части развивается не на полях сражений, оно происходит в головах солдат, в их мыслях.

    Эта картина представляет собой совершенно нетипичный для Голливуда взгляд на битву при Иводзиме. Наконец-то зритель может увидеть события 2-й Мировой войны с другой стороны — глазами обычных японских солдат, каждый из которых, в первую очередь, мечтает лишь вернуться домой к своим семьям, а не убивать американцев, но при этом готов выполнить долг перед своей страной и сохранить свою честь, сражаясь до последней капли крови. Режиссеру удалось показать, что война не делится поровну на черное и белое, а противоборствующие стороны на «хороших» и «плохих». В каждом человеке есть что-то доброе, каждый может любить, может быть верным товарищем и может понимать и уважать своего врага.

    Война уносит множество человеческих жизней, а те ее участники, которым удастся выжить, навсегда запомнят ее ужасы, и будут презирать ее бессмысленность. Оказавшиеся врагами американцы и японцы, в своем подавляющем большинстве, не бессердечные машины-убийцы, они простые люди, которые еще вчера вели обычную мирную жизнь, работали булочниками, учителями, врачами, растили детей, любили своих жен. Но сейчас у них в руках оружие, и оно должно стрелять…

    «Письма с Иводзимы» — не совсем военная драма в полном понимании этого термина, это скорее драма социально-философская, неспешная, тягучая, с небольшим количеством действия, но дающая зрителю прекрасную возможность о многом задуматься и многое понять. Очень радует К. Иствуд, который, за какую бы тему ни взялся, прекрасно с ней справляется. В наше время, время коммерциализации кинематографа, он продолжает снимать фильмы не для проката и не зрелища ради, но для ценителей настоящего качественного и вдумчивого кино. Огромное ему за это спасибо.

    8 из 10

    22 июня 2010 | 10:31

    Об этом фильме сложно писать. Вот, например, простой вопрос: о чём этот фильм? Батальное кино о войне? Нет, отнюдь. Историческая реконструкция событий? Да нет — в целом, не об этом. Тогда о чём же!? Попробую сформулировать. О сущности войны, о ценности человеческой жизни, о мужестве и чести — где-то примерно так. То есть, «Письма с Иводзимы» — это не о каких-то материальных вещах, это прежде всего о духовности и морали. Так я вижу суть картины К. Иствуда.

    А между тем, у «Иводзимы» был фильм-предшественник — «Флаги наших отцов», в котором то же самое сражение за остров показано со стороны американской армии. Иными словами, Иствуд, словно, говорит зрителю: нет абсолютного единого взгляда на события, вот вам обе стороны медали — посмотрите на эту войну сначала глазами американского солдата, а затем и японского… Сопоставьте, сравните, вынесите свою собственную объективную оценку из всего увиденного. Спасибо, Клинт, вынесем!

    И главный вывод, который я выношу из увиденного, следующий: война — дерьмо! В ней каждая из воюющих сторон совершает жестокости и допускает несправедливости — это война, она такая; на войне, как на войне. Именно поэтому японцы такие жестокие в первом фильме, именно поэтому американцы здесь в одном из эпизодов ТАК поступают с пленными. Нужно извлекать какие-то уроки на будущее из всей этой мясорубки — ещё и такой вывод.

    Наиболее поразившим эпизодом фильма лично для меня стал эпизод с собакой (Шимидза и собака). И, конечно, это фантастическое мужество генерала Курибаяси — так может воевать и погибать лишь настоящий самурай и истинный герой! Вообще, это одно из свойств японского менталитета — преклонение перед храбростью воина. Японцы знают в этом толк. Недаром, они столь уважительно оценили в своё время подвиг экипажа нашего крейсера «Варяг».

    Очень показательный момент из самой концовки картины. «Герой», который весь фильм правдами и неправдами стремится сохранить свою жизнь, стараясь ни в чём не рисковать, будучи окружён десятком американских солдат, вместо того, чтобы поднять руки вверх, вдруг неожиданно (даже для себя самого!?) начинает сопротивляться изо всех сил! Вроде бы, парадокс. Но мне вполне понятна такая метаморфоза: только что он увидел своими глазами несокрушимое Мужество своего генерала, и это Мужество было столь велико, что оно дало частичку силы и ему, этому дрожащему солдату.

    9 из 10

    22 января 2011 | 00:57

    Клинт Иствуд — дядя, к которому я питаю огромное уважение…

    Уфф, теперь, надеюсь, его фанаты не закидают меня тухлыми помидорами за весь нижеследующий текст.

    «Малышка на миллион» получилась весьма крепкой драмой, но Иствуду рамки ринга стали тесны, и он решил рассказать нам (и вам) о Второй Мировой. Точнее, о переломном сражении на Тихом океане для японских и американских сил. «Переломное» стоит понимать так — американцы переломали японцев. Через коленку или еще как. Не важно. Суть — те сломались. С хрустом. С замедлением времени. Почему с замедлением? Да потому, что так медитативно неспешно солдаты еще не воевали. 141 минута занудного морализаторства тянется нестерпимо.

    Собственно, о чем фильм? О переломе. О том, что со стороны японцев находились не запрограммированные узкоглазые манекены-фанатики, а живые люди. Со своими тараканами в голове. И были среди них герои, трусы, предатели, дураки, несправедливо обвиненные… Словом, японцы — тоже люди, назидательно говорит нам Иствуд, как будто кто-то в этом сомневался. Так и представляется мне плакат с изображением строения тела человека, и Клинт, тыкающий указкой куда-то в область печени, изображенной на плакате. Под плакатом твердой рукой Иствуда большими буквами выведено слово «КИТА… (зачеркнуто) ЯПОНЕЦ». Чтобы, значит, вообще ни у кого сомнений не осталось, что японцы — тоже люди. А на войну можно смотреть не только с позиции победителя, т. е. не, как мы все уже привыкли — через прицел американской винтовки, но и со стороны японских окопов.

    Этот жест бунтарства — показать хорошистами японцев, а янки выставить в роли плохишей — явно был рассчитан прежде всего на Американских Киноакадемиков. 4 номинации на Оскар говорят лучше всяких слов. Бывают такие фильмы, которые снимаются не для зрителей, а для тех самых киноакадемиков — мифических существ с железной выдержкой (почему-то сразу представляются пожилые японцы, стройными рядами сидящие с самурайской выправкой перед проектором и немигающими глазами уставившиеся в экран), способных разложить фильм по кирпичикам и найти в нем Великую Мораль, Искусство и Добро. Да, можно найти. Но я, узколобый имбецил, дитя блокбастера, взращенный Поп-Корном и Майклом Бэем, искать это не буду. Не стоит оно того.

    Так что же увидит самый обычный зритель (читай — такой же дитя блокбастера)?

    Эпическую историю удержания маленького острова маленькими, но гордыми японцами перед превосходящими силами противника. Только забудьте про эпичность. Да и превосходящие силы противника скромно мелькнут в кадре пару раз и стыдливо исчезнут, променяв флот и авиацию на десять человек с пулеметом в кадре. Зато чего в фильме хватает, так это восточного колорита. Выражается он в зашкаливающем количестве раскосых глаз, серьезных лиц и сосредоточенного написания «тех самых» писем. В этом же и основная беда фильма. Самурайство-то показано, японская честь просто прет из каждого кадра, втаптывая зрителя в сидение, но… так же втаптывается и сам фильм как произведение искусства. Одинаковые, словно из одного инкубатора, японцы говорят, умирают, говорят, умирают, снова говорят и опять умирают. Наскучивает это «разнообразие» весьма быстро. На смену драматическому сопереживанию приходят бескультурные зевки. И уже ловишь себя на подленькой мысли: «Скорей бы их там всех уже, того-этого…».

    Японцы-клоны практически не вызывают сопереживания (исключение — в одной сцене массового самоубийства), лишь чувство недоумения. Настойчивая попытка понять, как тот уже, вроде бы, погибший солдат вновь воскрес, внезапно прерывается сценой, где его убивают повторно. Приходит понимание, что ранее убили не его, а просто кого-то похожего… или все же его, а похожего — именно сейчас? Нет, все-таки не приходит понимание. Страшный фильм. Про войну. А на войне все запутанно.

    Фильм рассчитан на две категории людей:
    1) Японцы. Тут, надеюсь, без комментариев.
    2) Киноакадемики. Повернутые на политкорректности граждане США, углядевшие в фильме показ своих соотечественников с автоматами отнюдь не в ангельском свете. Дабы никто не прикопался к их однобокому восприятию войны, фильм выставили на соискание премии.

    Но нельзя и сказать, что фильм лишен каких-то плюсов. Они есть.

    Во-первых, это совершенно уникальный японский генерал Курибаяси (вот, я даже имя запомнил!), олицетворение японской стойкости и мудрости. Вообще, актерская игра в фильме нареканий не вызывает. Но Кен Ватанабе разительно отличается от всех остальных. Примерно, как генерал отличается от рядового. Впрочем, у него и была роль генерала.

    Во-вторых, это японский колорит. Ежику понятно — нагнать в окопы побольше японцев — и будет тебе соответствующий колорит. Клинт Иствуд целый остров ими заселил. Японская философичность просто раздирает фильм. Но интереснее от этого он не становится. Как бы я не уважал Японию и самого распоследнего японца. Увы.

    Приятно смотреть (помимо вышеперечисленных двух категорий людей) может быть только убежденному японофилу. Да и то, ему можно посоветовать множество других фильмов. Где тоже есть японцы, есть американцы, есть смерть, есть ненужные жизни простых солдат, есть героизм. Посмотрите (пересмотрите) «Последнего самурая». Там даже патриотичный Кен Ватанабе есть.

    22 ноября 2007 | 15:48

    Невозможно по достоинству оценить всю многогранность и антивоенную философию картины «Письма с Иводзимы», не посмотрев первую «американскую» часть дилогии Клинта Иствуда «Флаги наших отцов». Две абсолютно разные и, в то же время, похожие по идейному содержанию картины, два совершенно разных взгляда противоположных друг другу культур на одно и то же историческое событие, которое во многом перевернуло ход Второй Мировой Войны и отпечаталось как на страницах книг, так и в сердцах людей. Мы видим взятие острова Иводзима и глазами американцев, и японцев, осознавая весь ужас и полное бессмыслие всего происходящего. Клинт Иствуд, пытаясь донести до зрителя очередную антивоенную истину, объединил два фильма в одно целое, и на выходе мы получили крайне глубокомысленный кинопродукт, удивляющий особым оригинальным подходом и своей уникальностью.

    Иводзима, как важный стратегический объект.

    А зачем, собственно, так сильно американцам понадобился этот маленький выжженый остров, за который шли напряженные бои более, чем месяц, и на котором американская сторона похоронила тысячи солдат и тонны техники? Все мы прекрасно помним, как тяжело пришлось авиаторам из «Перл-Харбора», которые вынуждены были взлетать с борта корабля, потому что у США в Тихом Океане не было своих баз для заправки самолетов. И именно остров Иводзима должен был стать основной авиабазой американцев и, собственно, переломным моментом в ходе войны. Злосчастный национальный флаг, установленный на горе Сурибати, который в дальнейшем поломал не одну судьбу в фильме «Флаги наших отцов», послужил своего рода надеждой на победу над Японской империей.

    «Правильнее было бы сразу утопить этот остров на дне океана.»

    Война исполнителей и неизвестных героев.

    На войне сражаются не президенты, не вожди, и не императоры. За Родину погибают молодые ребята, которых дома ждут жены, дети и матери. И совершенно неважно за какую страну ты воюешь, ведь у твоего врага, так же как и у тебя, есть семья, и его мать пишет такие же письма с просьбами вернуться домой целым и невредимым. На войне погибают солдаты-исполнители, выполняющие чужие приказы свыше, даже, если это приказ стоять до последнего и умереть с честью. Война высокостоящих политиков и военачальников — это, в первую очередь, слезы народа, как американского, так и японского, потерявшего своих сыновей. В «Письмах с Иводзимы» мы лицезреем непривычную для Голливуда историю о том, как сражались японские солдаты, отстаивая свою священную землю.

    «Пусть каждый считает вверенную ему позицию своей могилой.»

    Параллели между «Флагами…» и «Письмами…».

    Режиссер не зря наделяет оба фильма одними и теми же кадрами, тем самым гиперболизируя ужас происходящего для обоих народов. Групповое самоубийство японских солдат из первой картины находит свое объяснение во второй. Картины неотъемлемы друг от друга, ведь Клинт Иствуд раскрывает нам мотивацию и отчаяние героев, показывает нам подвиг обоих стран, оголяя как патриотизм, так и жестокость. Мы видим и американских неизвестных героев, и японских. Мы видим, как собираются деньги на войну и в США, и в Японии. И, наконец, в обоих фильмах мы видим слезы, слезы и, еще раз, слезы.
    Здесь нет свойственного для Голливуда ложного пафоса и громких речей. Здесь есть только реальная боль и страдания.

    «Поступай правильно, потому что это правильно. Целую, мама.»

    Конечно, можно найти множество недочетов, если по полочкам раскладывать каждый фильм по отдельности, но в комплексе антивоенный лозунг Иствуда заслуживает только наивысшего балла.

    28 мая 2009 | 22:56

    «Поступайте правильно, потому что это…правильно»

    Последний приказ, поручение или вернее даже просьба офицера, адресованная своим солдатам в последние дни уже проигранного сражения. Лозунг, девиз японских солдат, вынужденных воевать с американцами за клочок безжизненной и бесплодной суши. Заповедь, которую чтят, и объяснение всему, что происходило на острове с японской точки зрения. Чистокровный американец Клинт Иствуд ставит перед собой амбициозную и благородную цель снять кино о войне, где весь смысл не сводится к банальной пропаганде пацифизма. Дилогия о сражениях за Иводзиму не просто антивоенный проект, но и взгляд обычного человека на войну и солдат, попытка исследовать феномен героизма, рассмотреть конфликт фронтовой жизни с мирной, понять всю исключительность военного ремесла, трагедию человека, участвовавшего в вооруженных действиях. В войне нет правых и виноватых. И безусловно это бесполезное и губительное занятие.

    «Флаги наших отцов» и «Письма с Иводзимы» являются составными частями дилогии. Это два разных взгляда на конкретное историческое событие. Оба фильма основаны на реальных фактах и воспоминаниях участников тех злополучных боев. И несмотря на то, что «Письма с Иводзимы» выражают японское отношение и взгляд, Иствуду именно этот фильм удался лучше. Вот такой вот парадокс. Американский режиссер смог без фальши, патетики, пафоса снять настоящую, пронзительную и проникновенную драму о тяжелой доле японских солдат. И даже специфический менталитет японцев, который западному человеку небезосновательно кажется непостижимым и отчасти даже варварским, передан искренне и с полным, чутким пониманием.

    Защитники Иводзимы были обречены с самого начала. И первоначальные надежды вскоре обернулись беспросветным отчаянием. Но даже в такой ситуации он сражались до последнего патрона, до последней капли крови. А если не удавалось ничего сделать во благо страны, то приходилось совершать самоубийство, что наверняка будет одобрено их предками и родными. Во время просмотра «Флагов наших отцов» тяжело было скрыть свое негодование в отношении японцев, которые были изображены жестокими, коварными, вероломными людьми. Но в «Письмах с Иводзимы» те же сцены и события раскрываются с новой стороны, что наглядно свидетельствует о том, что нет плохих и виноватых людей. Что каждый человек страдает, надеется, боится. Что жестокость бывает оправданной. И есть место благородству. И чей-то подвиг оборачивается для кого-то смертью и трагедией.

    «Письма с Иводзимы» сняты в лучших традициях кино о войне. Здесь не акцентируется внимание на баталиях, кровопролитных боях и насилии. Противоборство двух армий и наций не рассматривается с идеологической стороны. Здесь изображена подлинная трагедия человека, которому пришлось стать солдатом и убивать во благо. На войне невозможно уцелеть, ведь у каждого выжившего безвозвратно калечится душа. Поэтому тысячу раз права озвученная мысль, что 

    «солдаты не возвращаются домой…никогда!»

    10 из 10

    15 марта 2012 | 21:53

    Знаете, когда я посмотрел «Письма с Иводзимы» во мне будто что-то перевернулось. Мы привыкли к тому, что каждая страна нахваливает в первую очередь себя, если мы русские, значит Россия всегда и во всем была лучшей, у американцев та же самая логика. Не признавая своих ошибок, каждая сторона сильно льстит себе. Клинт Иствуд сделал смелейший режиссерский шаг, он (между прочим ярый патриот своей страны) показывает события разворачивающиеся на Иводзиме с японской стороны, где не уделено ни малейшего места американцам. По сути «Письма с Иводзимы» — это вторая часть иствудовской дилогии о войне (первая называется «Флаги наших отцов»).

    Фильм рассказывает о сражении за остров Иводзима. Этот остров — стратегически важный пункт. На Иводзиму прибывает генерал Курибаяси, некогда проходивший стажировку в Америке. Он сразу же выбирает оборонную тактику и большое место уделяет общению с собственными солдатами. Его нетрадиционные подходы в тактике и общению с солдатами вызывают негодование командиров. Так же в фильме рассказывается история жизни одного из солдат по имени Сайго, который ненавидит эту войну и хочет по скорее вернуться домой к жене. Все герои картины знают, что обречены на смерть.

    в «Письмах» нет никого кроме японцев, американцы здесь в роли массовки. Фильм представляет собой грустное произведение, где герои за ранее обречены на смерть. «Письма с Иводзимы» плохо показали себя в прокате, это печально, потому что видно такое кино уже никому не нужно, а если и нужно то только самим японцам, которые назвали творение Иствуда — великим фильмом. Никто и никогда не снимал ленту про врагов, про то, что ими движет, что они чувствуют и за что они сражаются. У этого фильма нет аналогов, это новое явление не только в современном кинематографе, но среди классики. Я сомневаюсь, что вы видели нечто подобное, потому что такое снять еще ни у кого не хватало смелости. Как все таки символично, что именно Иствуд стал режиссером, подарившим нам такой фильм. Легенда Голливуда, признанный мастер своего дела и просто личность с большой буквы снимает самый противоречивый американский фильм, где впервые Америка уходит на второй план, а на первом доминируют ее враги.

    Кто-то может скажет, что Клинт Иствуд заигрался с темой войны, я же считаю, режиссер при всей глубине своих фильмов придает им некий шарм, где даже убийства и кровопролитие смотрятся завораживающе. Каждый кадр, как собственное воспоминание режиссера, так тонко он снял эту картину. При всем при том, что «Письма с Иводзимы» — жестокий фильм, я думаю будет не лишним показать его ребенку и привить с самого детства правильное мнение по поводу войны и ее значимости. Для Иствуда было не простительно как бы то ни было оскорбить чужие ценности, для него каждый японец — это самурай, ординарная личность, обладающая честью и стальным характером. Фильм выглядит почти черно-белым, это еще больше придает ему статус современной классики. Режиссер отводит большое место прорисовке образов, мы узнаем очень много даже о второстепенных личностях.

    «Письма с Иводзимы» — это лента, заставляющая заново переосмыслить слово патриот. Это дань уважения врагу, Иствуд снял фильм о противнике и не осквернил его честь, а наоборот возвысил в ранг достойных и даже в чем-то превосходящих американцев, особенно это заметно в сравнении с «Флагами наших отцов». Правдивый и глубокий фильм, доказывающий, что Клинт Иствуд — это человек чести.

    8 из 10

    24 января 2015 | 16:19

    Мною глубокоуважаемый (и как актёр, и как режиссёр) Клинт Иствуд обратился к вечной теме- теме Второй Мировой войны_ и снял… «Флаги наших отцов» и «Письма с Иводзимы». Взгляд на одни и те же исторические события, но только с разных сторон: «Флаги…»- глазами американцев, «Письма…»- глазами японцев.

    Что можно сказать насчёт-по поводу «Писем…». Не скрою, ждал фильм с огромным нетерпением. Не кто-нибудь, а сам маэстро Клинт Иствуд взялся за тему Второй Мировой войны. Я надеялся, получится толково, интересно, смотрительно. Надо признаться, что режиссёрские работы Иствуда особой зрелищностью и не отличались, но был в них некий сюжетный стержень жизненного философского взгляда и здравой рассудительности самого режиссёра, что придавало фильмам («Совершенный мир», «Гряда, где разбиваются сердца», «Новичок», «Абсолютная власть», «Малышка на миллион долларов») глубокий смысл и благодарное уважение.

    Что же касается «Писем с Иводзимы», то, повторюсь, фильм затронул великую тему Второй Мировой войны (конкретно, войны между США и милитаристской Японией), но событием в мировом кино не стал. Более того, фильм представляет собой нудное, тягучее повествование, как размеренная, неторопливая походка самого Клинта Иствуда. Местами фильм просто впадает в «скучную депрессию» (долгие, тянучие монологи героев, заунывная, тоскливая музыка), что, конечно же, не добавляет плюсов.

    В унисон всей этой депрессивной меланхолии и операторская работа Тома Штерна, и игра японской актёрской конторы (Казунари Ниномия, Тсуоши Ихара, Рио Касэ и другие, среди которых выделяется, прежде всего своим именем, Кен Ватанабэ (потрясающе сыграл в самурайском шедевре режиссёра Эдварда Цвика «Последний самурай»)). В «Письмах…» Ватанабэ остался бледным игроком в общей военной киномеланхолии.


    3 из 10

    3 февраля 2009 | 22:13

    Фильм хоть и не документальный, но основанный на реальных событиях, частично биографический, и пересказать его сюжет непросто. Это просто описание обороны Ивадзимы, от прибытия на остров генерала Курибаяси и до его смерти и сдачи острова. Не будучи фанатичным приверженцем политики Сёва, он, однако, делает всё для исполнения своего долга по обороне Иводзимы, однако не без подозрений и сопротивления со стороны подчинённых. И если в первой половине фильма, пока речь идёт о подготовке к американской атаке и создании линии обороны, подчинённые — прежде всего, старшие офицеры — только ворчат по поводу стратегии, предложенной генералом, поскольку она слишком необычна, то во время боевых действий дело доходит до прямого игнорирования его приказов офицерством, в котором идеологическое воспитание преобладает над разумом, и которое поэтому пытается эффектно умереть вместо того, чтоб поддерживать оборону. Параллельно мы наблюдаем за пекарем Сайго, рядовым, эдаким «типичным японским солдатом», не очень-то стремящимся умереть в соответствии с идеалами Ямато, который волей судьбы неоднократно сталкивается с генералом лично.

    Фильм очень атмосферный. Уже с первых кадров, глядя на чёрный песок и изломы скал над ним, проникаешься тоскливым ощущением, что в таком месте и жить-то не стоит, не то что умереть за него. Фильм снят в серых тонах, но это скорее не имитация чёрно-белой хроники, а акцент на вездесущей пыли, пропитавшей одежду и лица героев в первой части, и сером пещерном полумраке его второй половины. Только взрывы вносят в кадр яркие краски. Заметно, что Иствуд осознанно снимал не ура-патриотический фильм, действительно пытаясь взглянуть на историю с позиции японцев; частично это получилось, частично нет. Многие персонажи вызывают симпатию и сочувствие, а стойкость японцев заслуживает восхищения. Но если то, что в японской армии были очень разные люди, Иствуду показать удалось, то… Короче, всё-таки заметно желание создать образ «хороших японцев». Генерал Курибаяси симпатизирует американцам (и несколько эпизодов-воспоминаний, относящихся к его пребыванию в США, никакой иной цели не служат, кроме демонстрации этого), государственный аппарат Сёва — безусловно, зло и далее в том же духе. К сожалению, некоторые сюжетные ходы были не по-хорошему предсказуемы (например, с ушедшим взрывать собой танки офицером), а контрасты порой слишком подчёркнуты, и всё это уменьшает ту самую искренность и ощущение почти документального (а значит, и беспристрастного) повествования).

    8 из 10

    21 апреля 2014 | 21:07

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>