всё о любом фильме:

Исчезающая точка

Vanishing Point
год
страна
слоган«It's the maximum trip... at maximum speed»
режиссерРичард С. Сарафьян
сценарийХ. Кабрера Инфанте, Бэрри Холл, Малкольм Харт
продюсерНорман Спенсер, Майкл Пирсон
операторДжон А. Алонсо
композитор-
художникГлен Дэниелс, Джерри Вундерлих
монтажСтефан Арнстен
жанр боевик, триллер, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
премьера (мир)
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время99 мин. / 01:39
Зарабатывая на жизнь перегоном машин из города в город, Ковальски получает очередное задание — доставить белый «Додж Челленджер» в Сан-Франциско из Денвера. Когда его пытаются остановить полицейские по неясной причине, Ковальски демонстративно отказывается подчиняться властям и упорно уходит от преследования, следя лишь за тем, чтобы никто из гонящихся за ним полицейских не погиб…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
75%
12 + 4 = 16
6.2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • В конце фильма Ковальски на своём «Челленджере» на полной скорости врезается в бульдозеры, перегородившие ему дорогу, отчего машина взрывается. На самом деле вместо «Доджа» взорвался Chevrolet Camaro 1967 года. Это видно также в одном из эпизодов, когда полицейские разбирают обломки машины: на обгоревшем переднем крыле видна перевёрнутая надпись «Camaro».
    Трейлер 02:14

    файл добавилLatterPower1974

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Об этой ленте с восторгом говорили Зои и Ким в «Death Proof» Тарантино. Белый Dodge Challenger 1970 года, который оседлает безумная каскадерша, был сладким сном для многих, олицетворением ускользнувшего времени. Культовая в узких кругах картина Сарафьяна показалась мне достойной пьедестала, на который водружены такие шедевры, как «Полуночный ковбой», «Беспечный ездок» и «Американский друг». Исследуя творческую биографию режиссера, я с удивлением обнаружил, что «Исчезающая точка» чуть ли не единственный приличный фильм в его послужном списке. У каждого временами случаются озарения.

    Сюжет: Ковальски (Барри Ньюмен), бывший коп и первоклассный гонщик, берется перегнать машину из Колорадо в Сан-Франциско за три дня. Закидываясь спидами, выжимая из тачки максимальную скорость, он привлекает внимание полиции. Начинается гонка, в которой у каждой стороны — своя задача: Ковальски необходимо успеть, полиция должна его остановить.

    В том же году на экраны вышли такие знаковые ленты, как «Французский связной», «Заводной апельсин», «Грязный Гарри» и «Последний киносеанс». Но лента Сарафьяна не встала в одном ряду с ними, потому что была нестандартной. Образ главного героя выбивался из череды рыцарей и потерявшихся неудачников; несмотря на скорость гонок, само повествование ползет, словно медитирует. И основное чувство фильма — разочарование. Позади — Вьетнам и дети цветов, наступило время ответственности, все пожирает рутина. И Ковальски становится для людей символом. Его бешеная гонка, беспричинная, сумасшедшая, что-то дает тем, кто следит за ней. Среди них — черный DJ Super Soul. Одна его манера ведения программы вызывает драйв. Он следит за полицейской радиоволной и передает Ковальски по радио инструкции — где его поджидают. В итоге, гонка становится событием, достоянием общественности. И кто-то видит надежду для себя в том, что кто-то посмел бросить вызов. Неважно, кому. Посмел.

    Сам Ковальски — молчаливый, мрачный. О том, что произошло с ним, намекнут несколько флешбэков. Не более того. Глядя в его глаза, ощущаешь, что он смертельно устал и жить может лишь на скорости под 160. Трассы, уходящие за горизонт. Пустынные штаты. Небо, столь высокое, воспетое Вендерсом в «Париж, Техас». Дороги, на которых голосовал Майк Уотерс. Безумные песнопения фанатиков в пустыне. Голая чаровница верхом на мотоцикле. Словно главный герой проходит сквозь чистилище, ему предлагают остановиться, а он торопится в ад.

    Отдельный кайф — саундтрек. Психоделика, спиричуэл, баллады и рифы рока. Среди имен — Big Mama Thornton, Delaney & Bonnie & Friends, Bobby Doyle, Jerry Reed.

    Исчезающая точка — сам Ковальски. Он — дух свободы, которую потеряла страна. Непонятно, почему он взбесился. Сломался ли он? Слившись с машиной, улыбаясь погашено, он выкупает свою жизнь из когтей черноты. Цена свободы — заоблачная. Но если ты по-настоящему желаешь ее, то согласишься с такой ценой. Ведь свобода достается тому, кому нечего терять. Вот почему Ковальски — Герой с большой буквы. И непонятен многим. Потому что летит в другую сторону.

    19 января 2009 | 17:40

    …and with dust in throat I crave
    Only knowledge will I save
    To the game you stay a slave
    Rover wanderer
    Nomad vagabond
    Call me what you will


    В римейке этого фильма с участием Вигго Мортенсена, возможно, к радости некоторых зрителей, появилась-таки мотивация Ковальского. В той версии он ехал к беременной жене.

    Но тут — как у Ломоносова, ежели где чего прибыло, значит, где-то чего-то убыло.

    И вот с появлением этой самой мотивации, кое-что очень важное, неуловимое из фильма пропало. Появилось, конечно, понимание цели, верности, любви, и прочего, но исчезло главное — а, именно, свобода.

    Попытка покинуть этот мир, выжимая педаль газа белого «бросающего вызов» «Доджа», не опасаясь ни тюрьмы, ни смерти, а беспокоясь только о чистоте собственной совести, чтобы эта попытка вырваться никому не навредила — вот она, свобода, и вот она, идея. Это не «такой жестокий мир», не философия эмо и не фатализм. Это не философия хиппи и не протест переходного возраста, это идея не другого уровня, но другой плоскости.

    Осознание того, что человек хочет от жизни, и чем он готов ради этого пожертвовать. Умение прыгнуть в кроличью нору, зная, что дороги назад уже не будет. Вот то, что здесь становится свободой. Это и есть настоящая американская мечта образца семидесятых годов.

    Не ради деньги и не ради власти, не ради мести и не ради острых ощущений. Это просто попытка жить именно так, просто потому что иначе не может.

    Только один человек понял его с самого начала. Попытался предупредить остальных, попросить их не мешать, но слушали не все. А из тех кто послушал, никто не присоединился — лишь отошли с пути Ковальски, подивившись ему, но не желая следовать за ним. Да и к чему Ковальски последовали?

    Он никому ничего не пытался доказать или показать, просто прожил свою жизнь так, как хотел этого.

    Carved upon my stone
    My body lie, but still I roam


    Wherever I May Roam, Metallica, 1991 — The Black Album

    8 января 2010 | 18:12

    В США существует поистине захватывающее место, достойное паломничества настоящих любителей быстрых автомобилей. Это штат Невада, где и снимался фильм. На десятки километров пустые дороги с однообразным видом из окна, огромнейшая соленая пустыня, которая манит любителей рекордов скорости с 20-ых годов; и знаменитая трасса ай50: «Самая пустая дорога в Америке» (The Loneliest Road in America). Именно здесь режиссер фильма смог воплотить задуманное, бросив вызов всем ограничениям скорости, дабы показать всю страсть мускул-каров.

    Взглянув на этот фильм со всевозможных ракурсов, абсолютно точно понимаешь, что рецензия должна быть необычна: совершенно лишенный любых слов главный персонаж, радиоведущий, нашедший что-то интересное среди тишины маленького городка, и только звук двигателя классического Додж Челленджер, да то настигающие, то увядающие сирены полицейских машин.

    Трудно поверить, что режиссер нагромоздил свою работу множеством идей и образов, используя лишь звук двигателя, обрамляя его редкими действиями второстепенных персонажей, коими он подчеркивает социальные проблемы на переломе десятилетий. В ней сосредоточен образ безмятежного поколения хиппи, которое уже исчерпало себя. Эта картина настоящая ода окончания времен. Время ушло, люди остались, и так как их принципы не стыкуются с образом обычного человека, они решаются на необычные поступки, все для того, чтобы чувствовать, что они живы, вне времени, вне поколений.

    На дороге нет ничего того, на чем бы мог остановиться взор: прямой асфальт на сотни километров и пустынная местность со скудной растительностью. И если наблюдатель окажется где-то посредине и начнет искать любые изменения в безмятежной пустыне, то в начале первым бликом на востоке покажется культовый автомобиль, постепенно приближаясь и принимая очертания монстра с 400 сильным двигателем. Он пронесется на скорости 200 км\ч, и с непередаваемым звуком всесильной мощи постепенно превратится в исчезающую точку, уходящую в горизонт, без остановки, как движется солнце.

    Посвящается 5-летию моей оценки фильма на Кинопоиске

    10 из 10

    15 февраля 2015 | 10:58

    Классическая американская музыка, классические американские машины, классический пустынный ландшафт запада США… чего еще не хватает для классического традиционно-американского фильма-погони?

    Разве что атмосферы свободы, раскрепощенности, веры в справедливость и философии кислотных шестидесятых, которыми прямо таки сочится «Исчезающая точка», словно свежая «марка».

    Никогда бы не подумал, что в полтора часа фильма можно вместить основные культурные и социальные аспекты 60-х — начала 70-х годов.

    Сам же Ковальски словно воплощение духа этого периода. Последний непримиримый вздох миролюбивых 60-х, безнадежно разбивающийся о стальную неопределенность 70-х, но гордо исчезающий в пламени перерождения.

    10 из 10

    1 февраля 2013 | 21:38

    Ни в коем случае нельзя так просто обвинять Исчезающую точку в её бессмысленности. По сути это творение заслуживает быть в ряду самых известных лент кинематографа, коих насчитывается ни малое количество, которые оставляют след в сердцах преданных поклонников. Это тоже самое если бы вы назвали автомобиль жигули ранней модели ужасным транспортом (это просто на просто старый автомобиль требующий на много большего ухода, чем современные авто). Картина непосредственно отражает дух свободы американского человека того времени, однако горькая правда кроется под невероятной неудержимостью, которую олицетворяет Ковальски. Она является всего лишь способом убежать от самого себя, закидываясь наркотиками и устремляясь в горизонт на встречу смерти. Как можно считать героем человека, который опустил руки смирившись со своими неудачами, преследовавшие его, всего лишь последние несколько лет. Для меня это кино неоднозначно и не может быть расценено как плохое или хорошее.

    8 ноября 2013 | 04:45

    «Перед законом этот парень чист, как стиральный порошок»

    Сюжет фильма прост, как масленый фильтр, и суть тут точно не в нём. Суть определить достаточно сложно, поскольку фильм многоплановый. Сами погони — пожалуй не самоцель фильма, а всего лишь чёткий образ, в котором воплотились все внутренние бурления, философия и пр.

    Из автотрюков здесь присутствует всего лишь пара, да и то не самых высоких и далёких прыжков с трамплина. Поэтому экшна как такового в фильме нет. Но есть ощущение настоящего азарта! Настоящей погони! Сейчас в кинематографе погони принято делать с помощью короткого монтажа, мелькающих ярких картинок-вспышек, трясущейся кинокамеры и иллюзии суматохи. Как иллюзию я такую погоню принимаю. Но не как настоящую погоню.

    Лично я однажды участвовал в такой (правда, в роли пассажира), знаю об этом не понаслышке, и поэтому могу сказать с уверенностью, что в»… Точке» присутствует настоящая погоня. Здесь если по сценарию машины должны гнать с максимальной скоростью, то уж и гонят не меньше 150 миль в час (220-240 км/ч). И практически ни разу не используется ускорение плёнки, чем, кстати, грешат даже некоторые современные картины.

    Всякие флешбэки и обычная бытовая житуха по сравнению с погонями выглядят ужасающе медленными, статичными, практически замершими. Поэтому такой контраст, особенно вначале между многотонными неповоротливыми вязкими монстрами-бульдозерами и лёгким как пёрышко, но мощным как пружина Челленджером, вызывает небывалую смену настроения и дикий прилив адреналина.

    В дополнение к отличной постановке в фильме присутствуют и соответствующие детали. В первую очередь, конечно же, легендарный Додж Челленджер. Белого цвета! Спросите любого автофаната, и он вам скажет, что это один из самых красивейших автомобилей, которые когда-либо были созданы, если не самый красивый. А уж как поёт её двигатель HEMI на максимальных оборотах, м-м-м…

    Короче, вкупе с замечательной заводной музыкой рубежа 60-70-х, погони, точнее погоня, выглядит отлично и даёт основательных жариков. Теперь так уже не снимают.

    Ну и об обратной стороне медали. Поначалу, когда Ковальски ни с того ни с сего удирает от местной ГИБДД, вся эта веселуха смотрится забористо и местами даже адреналиново. Но самое ОНО начинается только потом, когда в дело вступает ДиДжей со своей радиостанции, когда становится ясно окончательно и бесповоротно, что самого Ковальски менты (или как у них там, пенты? — ведь и них же «полиция») низачто не догонят, но народный герой всё ещё продолжает упорствовать в своей непонятной и довольно противоречивой цели (ведь не из-за дурацкого же спора он начал эту возню). Здесь мы если и не проникаемся внутренним миром Ковальски, то во всяком случае — внешним.

    Рисуется картина довольно сумасшедшего мирка. Доблестные отъевшиеся полисмены, которые основательно злоупотребляют служебным положением. Педики, которые сами себя называют «педиками», размахивают несмазанным кольтом, если к ним относиться уважительно, а когда настучат по рогам, сразу принимаются хныкать. Пастырь, который похож скорее на шизофреника с сектанскими замашками, чем на реального духовного спасителя. Девушка, которая совершенно не стесняясь разгуливает совершенно голая, в чём мать родила. Байкер-хипарь, похожий на собачонку, которая мечтает услужить при любом удобном случае. Прочие массовые народные брожения.

    Если я не ошибаюсь, то именно в те года в США было популярно поколение, которое называло себя «потерянным». Это были бунтари, которые выступали только против. При этом не важно, против чего, главное — против. Им даже не понадобился какой-нибудь царь-диктатор, из-под власти и алчности которого бедные рабы должны восставать. После максимально возможных на планете Земля счастливых и сытых американских 50-х, подобные заскоки по Фрэйду выглядят вполне закономерно.

    И на фоне всего этого безумия спятивший гонщик смотрится очень даже гармонично, и, что уж там — логично. Поэтому для людей, которые стремились вырваться непонятно откуда непонятно куда, которые жаждали непонятно какой, но, скажем, «какой-то» свободы, этот беспечный ездок Ковальски действительно выглядел народным героем. Олицетворял дух поколения. Ведь скорость у всех американцев ассоциируется со свободой (привет «Форсажу»).

    При чём, я не говорил, что спятивший — это плохо. Я бы на его месте тоже с удовольствием спятил. Потому что когда ты видишь, как твой напарник на заднем сиденье твоей патрульной машины пытается изнасиловать несовершеннолетнюю, потому что когда тебя увольняют за то, что ты пытался остановить своего напарника и пошёл против системы, потому что когда твоя девушка-сёрфингистка умирает только потому, что у неё свербёж в одном месте, и потому что так модно… Потому что за всеми этими сумасшествиями стоит неимоверная, небывалая по размаху трагедия. И эта трагедия практически вся целиком поместилась в одном человеке, который до самого последнего момента пытался остаться Человеком. И лично у меня к этому Человеку гораздо больше уважения, чем например, к скорсэзовскому Таксисту, который пошёл мочить всех (ну, почти всех) направо и налево, хотя и это тоже большая трагедия, и это отдельный разговор.

    Стоит ли этих людей осуждать? Но в чём они виноваты? Стоит ли их жалеть? Возможно, даже скорее всего. Но не сами ли они это себе устроили? Так что вопросов много. Сразу на них ответить невозможно. Для начала их надо задать. А вот это как раз и сделали авторы «Исчезающей точки».

    Ну и пара слов о римейке 1997 года с Вигго Мортенсеном в главной роли. Почему-то в российской локализации этот римейк значится как «Неуловимый». Что характерно, ключевые моменты слизаны один-в-один. Тот же Ковальски, тот же Челленджер 1970 белого цвета, те же бескрайние просторы Техаса, тот же ДиДжей на радио. Но по сути, это совсем другой фильм, с другим сюжетом и другим эмоциональным, философским, социальным посылом. Здесь Ковальски не просто раскатывает по Штатам в попытке убежать от себя, но спешит к умирающей жене.

    Римейк, в отличие от оригинала, это скорее драма плюс роад-муви с характерными прибабахами. Но при достаточно поверхностном режиссёрском видении, фильм получился тоже на совесть, и тоже достоин существования. Трагедия этого Ковальски не настолько глубокая, но зато эмоционально сильнее и больнее. В отличие от предыдущего, этому начинаешь сопереживать сразу с самого начала, а не после финальных титров в оригинальной»… Точке». Здесь лучше и чётче, практически сразу видишь, что у «Неуловимого» Ковальски в финале просто не остаётся другого выхода, не остаётся выбора. Собственно, у оригинального выбора тоже не было, но зато трагедию первого Ковальски поймут очень немногие.

    Так что, если будете смотреть «Исчезающие точки» как экшн про гонки, то вы однозначно разочаруетесь. Ну а если смотреть их как фильмы о поколениях и о конкретных живых людях, то мне кажется, вы сможете многое из них почерпнуть. И редкие погони тогда станут приятным дополнением.

    9 ноября 2008 | 04:22

    Начну издалека. Так сказать, с предыстории просмотра. Впервые этот фильм посмотрел недели две назад, причем подтолкнуло меня к этому вот что. Сначала случайно наткнулся в Интернете на статью, автор которой в своих рассуждениях ссылался на этот фильм. Потом еще пару раз видел в разных местах напоминания об этом фильме (цитаты, постеры и т. п.). А последним толчком к просмотру стала статья в майском Топ Гире под названием «Возникающая точка» (про новый Challenger). Ну, думаю, посмотрю.

    Наверняка Вы смотрели «Форсажи», «Рэдлайны» какие-нибудь и прочие подобные фильмы. Снято красиво, не спорю (чего только стоят красивые машины и не менее красивые девушки!), но бестолково. К примеру, идут они борт в борт, тут один втыкает следующую передачу, и погнал! А у второго, конечно, мозгов на переключение не хватает! Поэтому действительно хороших фильмов про машины и гонки (куда ж без этого!) мало: «Угнать за 60 секунд», «Мишель Вальян: Жажда скорости», «Форсаж» (первый) и… «Исчезающая точка».

    Фильм рассказывает о водителе, который доставляет машины по Америке. Однажды в пятницу, пригнав очередной автомобиль, он получает заказ на белый Dodge Challenger R/T 1970 года, который надо доставить в Сан-Франциско к понедельнику (Машина вряд ли выбрана случайно, т. к. Challenger — посылающий вызов, возражающий против чего-л.). Неспавший несколько ночей подряд, держащийся на стимуляторах, он садится за руль и заключает пари, что доставит машину в субботу к 15: 00, хотя путь предстоит неблизкий… Ставки сделаны, руки на руль, педаль в пол — поехали!

    Отказ остановится по требованию полиции, приводит к погоне, в которой участвуют менты трех (3!) штатов. Но и наш герой не одинок, у него есть союзники: белый Challenger, слепой диджей на радио, который становится его проводником, дед — ловец змей, вольный байкер… По мере развития событий мы все больше узнаем о нашем герое. Лично мне этот человек оказался симпатичен: воевал во Вьетнаме (сражался за свою страну), был ранен и зачислен в резерв, служил в полиции и скоро стал лучшим детективом, но по непонятным обстоятельствам уволен из департамента, принимал участие в гонках, потерял любимую девушку… И вот он несется по просторам Америки. Куда? Зачем? Вряд ли он сам знал. Он просто ехал… Даже когда дорогу перегородили бесчувственные ковши бульдозеров.

    Я считаю, этот фильм не только о гонках, машинах, уходах от ментов, как может показаться невнимательному зрителю. И уж точно не о хиппи. И даже не об американском духовном кризисе (есть люди, которые придумывают ну очень глубокие темы). Он о человеке, который не может найти свое место в жизни, старается, но не может. Быть может, он и не перепробовал все варианты, но попробовал все же достаточно. Этот фильм — история одного человека, справедливо дополненная тем самым, ныне затертым до дыр, словом, которое в большинстве современных фильмов принято использовать в огромных количествах, абсолютно не считаясь с его первоначальным значением. И это слово есть «Драйв».

    10 из 10.

    15 июня 2008 | 18:24

    Классика американского кино. Можно отметить в нём наличие традиционных погонь, перестрелок и излишне пафосных сцен. Но они — лишь антураж, живой, сильной идеи, которая заложена в нём.

    Фильм затрагивает такие глубокие вопросы, как свобода, закон, и справедливость. И раскрывает его не только на примере центрального персонажа, но и в эпизодах, наполненных типажными героями, подобных которым в кино, да и в жизни становиться всё меньше.

    Хочется верить, что хоть точка и исчезает, но не исчезнет никогда, и пока есть люди, делающие подобные фильмы, и есть те, кто их смотрит, вериться, что человеческий дух, справедливость и свобода будут жить.

    Если вам не чуждо стремление к свободе, и несправедливость ваш главный враг — этот фильм вдохновит вас, и станет глотком свежего воздуха.

    10 из 10

    9 октября 2011 | 22:43

    Американская культура издавна склонна к мифотворчеству. Символично, что одно из известнейших исследований в области мифологии, «Тысячеликий герой», было написано американцем Джозефом Кэмпбеллом. Именно Америка создала и развила жанр коммерческого героического комикса и подарила миру героев в масках и латексе как отклик на Мировые войны. Откликом на Великую депрессию в свое время стали Бонни и Клайд, преступная деятельность которых обросла романтикой, и эта романтика в конечном итоге затмила аморальность. Появившийся в 90-е «Народ против Ларри Флинта» представил… порнографа в качестве очередного американского героя, борца за свободу.

    Подобных примеров множество, начиная с «Великого Гэтсби». Образ, подсказанный реальной историей эпохи или реальными биографиями, с легкостью раздувается до вселенских масштабов, оставляя в своей основе основную простую и емкую мысль, одно-единственное слово: СВОБОДА. Самое желанное и необходимое, то, о чем человек всегда мечтает и никак не может достичь.

    Секрет «Исчезающей точки» в том, что ее герой даже не стремится к свободе — он сам по себе ее воплощение в глазах окружающих. Super Soul в какой-то момент говорит, что скорость для Ковальски — символ свободы. На самом же деле, нам ведь неизвестно, о чем думает предельно закрытый и молчаливый перегонщик автомобилей. Вряд ли он задумывается о том, как и почему становится «последним американским героем». Он просто бежит, как будет после него бежать Форрест Гамп, бежит, накачивая себя таблетками, чтобы не останавливаться и не спать, не терять драгоценные минуты на… жизнь. На жизнь, в которой отгремела война, где власть насквозь продажна, аморальна и безжалостна, где люди могут быть опаснее гремучих змей. И так он становится легендой, символом надежды и свободы, исчезающей точкой, тающей на горизонте и оставляющей после себя запах бензина и жизни НАСТОЯЩЕЙ. Жизни как безостановочному полету навстречу смерти. С принципом «Не навреди» в сердце, с музыкой в приемнике, с красными от таблеток и дорожной пыли глазами.

    Именно за счет простой и гениальной идеи свободы фильм, грубоватый в плане драматическом, динамически тяжелый (созерцательный и тянучий, подобно своему современнику «Последнему киносеансу», несмотря на сверхъестественную скорость гонок) становится культовым. И образ этого фильма, проникший в виде аллюзий в кино более позднее, куда более притягателен и вдохновляющ, нежели сам фильм. Легенда всегда красивее, чем ее источник. Шлейф эмоций и размышлений, остающийся после просмотра «Исчезающей точки» сам фильм затмевает. Зритель остается наедине сам с собой в прожженой пыльной будто бы непобедимой пустыне под названием Жизнь, все такой же, как и раньше, но… с белым «Доджем», исчезающим на линии, где сходятся небо и земля.

    Нешедевр, ставший легендой.

    7 из 10

    15 июня 2013 | 19:34

    «Исчезающая точка» Сарафьяна — одна из легендарных классических кинолент, получившая большую известность благодаря не себе любимой, а множеству отсылок и упоминаний в нашем, уже современном и зачерствевшем кинематографе, иногда так не хватает запоминающегося, самодостаточного кино.

    Общее впечатление о картине, нужно признать, весьма неоднозначное и смазанное. Виной тому может быть множество факторов — интересная форма повествования, отсутствие «привычной» для фильма завязки/кульминации/развязки, или еще что-нибудь другое.

    Итак, Ковальски — таинственный перегонщик автомобилей из города в город, неустанно проводящий за рулем часы и дни, подкрепляя организм не сном, а свеженькой партией «спидов», купленных у байкеров-раздолбаев. Он берется за очередной заказ — доставку белого Dodge Challenger на западное побережье США в рекордно короткие сроки. С момента, когда перегонщик покидает город и бросает вызов дороге зритель расстается со всеми «подпорками» картины — тем, что не являлось дорогой, мощным ревущим авто и Ковальским с остекленевшими глазами.

    О прошлом таинственного гонщика мы узнаем лишь те крупицы, которые показывают нам немногочисленные, скудные флешбэки. Вот он гонщик, терпящий аварии, вот он полицейский, не одобряющий рукоблудства…. Детали его нескромной биографии всплывают во время общения офицеров полиции, но это — все, что узнает зритель. Когда первая из погонь представителей закона за блестящим масл-каром заканчивается провалом полиции, зрителю «Исчезающей точки» становится понятно — это будет одна большая схватка с дорогой, временем и полицией.

    И вот, весь скромный хронометрах фильма эта схватка продолжается, вновь и вновь демонстрируя мастерство упрямого Ковальски. Слепой ди-джей популярной радиостанции подогревает публику рассказами о «последнем американском герое», стараясь поддержать гонщика с помощью своих многозначных аллегорий и горячительных композиций, которые, кстати, являются приятным дополнением к основному действу фильма.

    А вот странных попутчиков угрюмого водителя можно расценивать по-разному — если дедуля-змеелов предстал довольно интересной фигурой, то те же «молодожены» стали просто насмешкой над всадником стального коня. Но стоит вспомнить, что все эти ходы были сделаны в сторону оригинальности картины, которой ей уж точно не занимать (вспомнить хотя бы подружку байкера, что каталась голышом неподалеку от скромного убежища).

    Так или иначе, развязка фильма прошла, а финал наступил очень внезапно. Конечно же, свое сыграла железная воля и непоколебимая философия Ковальского — «Никто не сможет остановить меня», будто говорит он всем, кого оставляет позади. Браво, маэстро. Вы оставили всех их с носом.

    Если Вы из тех, кто наполняется воодушевлением при реве мощных двигателей золотого американского автопрома, если Ваша страсть — скорость и бесконечная дорога, что тянется за горизонт, этот фильм должен быть в вашей коллекции, как символ двух столь близких сердцу вещей. Остальной же зритель, скорее всего, сочтет «Исчезающую точку» просто скучной лентой.

    Святой Грааль для любителей сочетания мощь/скорость/дорога.

    17 июня 2010 | 06:39

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>